The Wall Street Journal: 5 людей, контролирующих мировой рынок нефти. Кто контролирует мировую нефть


Кто управляет мировым рынком нефти? — Caspian Barrel

На фоне шумных споров о том, будет нефть расти или падать, ряд аналитиков задаются вопросами относительно самой природы мирового рынка нефти

В частности, экспертов интересует, потеряет ли Саудовская Аравия свои позиции на мировом рынке нефти, если роль стабилизирующего производителя сместится к нефтяным и газовым производителям США.

Если в середине 1970-х гг. Саудовская Аравия имела полную власть над стабилизацией нефтяных цен, то сейчас, спустя 44 года, вырисовывается совершенно иная картина.

Соглашение ОПЕК о сокращении добычи, по результатам которого было решено сократить производство на 1,8 млн баррелей в день, и решение о расширении являются показателями внутренней слабости.

В 2014 г., когда Саудовская Аравия отказалась сокращать производство, чтобы стабилизировать цены, а вместо этого увеличила добычу, чтобы защитить долю на рынке, началась ценовая война.

Однако производство США продолжает расти, экономика Саудовской Аравии страдает от потерянных доходов от нефти. Сланцевики США, по всей видимости, восстановили долю рынка и смогли снизить безубыточные цены за счет технологической революции.

Добро пожаловать в эпоху «Технологии гидроразрыва пласта 2.0», где «человек-компания» в 100 милях от нефтяной вышки может раздавать указания своим работникам через приложение под названием ISteer.

EOG Resources, одна из крупнейших независимых нефтегазодобывающих компаний США, является пятым по величине производителем газа в Техасе и творит чудеса, обходя на поворотах своих конкурентов.

EOG теперь может бурить горизонтальные скважины всего за 20 дней – в 2014 г. на это уходило 38 дней. Компания добывает прежние объемы нефти независимо от падения цен.

И это только один пример.

Себестоимость производства за баррель нефти для американских сланцевиков уже упала.

Ristad Energy отметила, что точка безубыточности для американских сланцевиков теперь находится на уровне $35 за баррель.

Совсем недавно расходы были втрое выше по сравнению с производителями на Ближнем Востоке и другими производителями.

Но теперь уровень восстановления от 5% до 12% может достигать 25% в ближайшие годы. Это вопрос не если, а когда эта технологическая революция распространится на все нефтедобывающие регионы за пределами Ближнего Востока.

Есть убедительные доказательства вышеуказанного роста добычи нефти, кроме того, EIA прогнозирует ежедневную добычу нефти США в этом году на уровне 9,2 млн баррелей.

В 2018 г. ожидается 9,7 млн баррелей. Рост цен на нефть и американское производство прямо пропорциональны. Это одна из причин того, почему после восстановления цен за последние несколько месяцев мы стали свидетелями исторического восстановления сырьевых запасов.

И пока США переживают этот продолжающийся рост, у Саудовской Аравии нет других вариантов, кроме как сократить производство и стабилизировать цены на нефть, учитывая, что более 90% их доходов зависят от экспорта нефти.

В 2015 г. Саудовская Аравия прожигала валютные резервы, что создавало инфляционное давление.

Государственные субсидии и государственные пособия были урезаны, зарплаты и праздники были сокращены.

Заместитель кронпринца Мухаммад бин Салман поставил важную задачу стабилизировать экономику или столкнуться лицом к лицу с народными волнениями.

ИНФОГРАФИКА

Оценка объемов добычи нефти в Саудовской Аравии

Таким образом, королевство, в попытке снизить зависимость от нефтяных доходов, запустило «Видение-2030» и «Национальный план трансформации-2020».

Планируемое IPO Saudi Aramco, национальной нефтяной компании королевства, является частью стратегии восстановления Саудовской Аравии.

Продав 5% акций этой компании, которая, по некоторым оценкам, стоит $1 трлн (достаточно, чтобы купить Google, Apple, Berkshire Hathaway и Microsoft, вместе взятые), королевство собирается основать крупнейший в мире суверенный фонд.

Такой шаг будет способствовать диверсификации экономики и, возможно, устранит величайшую угрозу королевства: социальные беспорядки.

И тогда на фоне сокращения производства королевство сможет чувствовать себя более защищенным. И действительно, по имеющимся данным, экономика Саудовской Аравии начала восстанавливаться.

Сделка ОПЕК, которая истекает после первых шести месяцев 2017 г., скорее всего, будет продлена еще на шесть месяцев.

Учитывая важность цен на нефть для экономики Саудовской Аравии, это может привести либо к выживанию, либо к полному уничтожению.

Еще один позитивный шаг для Саудовской Аравии — снижение налогов для Saudi Aramco с 85% до 50%. Это поможет увеличить стоимость Aramco, которая является основным источником доходов для нефтедобытчиков страны.

Саудовская Аравия, кажется, смирилась с тем, что больше не может контролировать нефтяные рынки, вместо этого она фокусируется на попытке защитить свою экономику.

Рост количества буровых установок, достижения в области сланцевой нефтедобычи и уже существующее перенасыщение поставок – это ряд признаков того, что, несмотря на усилия производителей ОПЕК по стабилизации рынка, основные принципы остаются неизменными и американские производители восстанавливаются.

Если эта тенденция сохранится, стоит ли ждать, что США станут новым мировым производителем?

В мире нефти вполне может быть два стабилизирующих производителя в настоящее время. Один молодой и растущий, и другой, изо всех сил пытающийся идти в ногу со временем.

http://www.vestifinance.ru/articles/84135

Похожие статьи

caspianbarrel.org

Энергетические войны. Как усиливается борьба за влияние в нефтяных регионах | Бизнес

Согласно исследованиям энергетических агентств, к 2040 году нефть и природный газ будут обеспечивать 57% возросшей потребности в энергии. Ввод новых мощностей АЭС окажется непропорционально малым в сравнении с будущими масштабами генерации электричества, и на ядерную энергетику придется только 7% в общем энергобалансе через 20 лет. Зеленая энергетика хоть и будет развиваться ускоренными темпами, но растущие потребности человечества возобновляемые источники энергии (ВИЭ) полностью покрыть не смогут: доля ВИЭ в энергобалансе (с учетом гидроэлектростанций) составит к 2040 году лишь 16%, тем более что основной спрос на энергию будут создавать развивающиеся страны, у которых будет недостаточно средств на широкое внедрение ВИЭ.

Что касается развитых стран, то там рост экономики и даже технологический прогресс, улучшающий энергоэффективность, вызывают более высокие темпы роста энергопотребления и на микро- и на макроуровне. В экономической теории тщетность усилий по энергосбережению описывается так называемым «парадоксом Джевонса» и постулатом Хаззума — Брукса.

Согласно оценкам потребности в первичной энергии, в ближайшие 20 лет человеческая цивилизация не сможет обойтись без нефти, потребление которой вырастет на 20% от текущих уровней в основном за счет транспортного сектора, а также природного газа, где рост потребления составит 38%.

Война вместо «мягкой силы»

К сожалению, глобальная экономика и мировая энергетика никуда не денутся от геополитики. Односторонний выход США из ядерной сделки с Ираном, грозящий сокращением предложения нефти на 1 млн баррелей в сутки — лишь один из этапов продолжающегося процесса дестабилизации ситуации на Ближнем Востоке.

О перспективах расширения зоны конфликта в ближайшем будущем можно судить по заявлению министра обороны США Джеймса Мэттиса, который сказал, что Пентагон запрашивает у Конгресса увеличенное финансирование на военные операции в ближневосточном регионе в 2019 году, а сам бюджет Пентагона на 2019 год предусматривает продолжение увеличения закупок предпочтительного и современного вооружения в связи с потребностями текущих действий на Ближнем Востоке.

Экономический подъем Южной и Юго-Восточной Азии, усиление России, изменение тенденций в ближневосточном регионе меняют сложившийся мировой порядок, а глобализация по-американски тормозится и уже не приносит таких дивидендов, как раньше. В декабре прошлого года президент США Дональд Трамп подписал доктринальный документ верхнего уровня «Стратегия национальной безопасности США», который направлен на сохранение доминирования США и восстановление конкурентных преимуществ Америки, в том числе через озвученный принцип «Мир через силу».

Для сохранения своего превосходства в мире Соединенные Штаты вынуждены делать ставку на военную силу, а не на продолжение экономической интеграции различных стран под руководством транснациональных корпораций и привлекательности американской концепции мира. «Мягкая сила» меняется на «жесткую силу», а это чревато конфликтами на экономическом и политическом уровнях, вплоть до региональных войн. Несомненно, применение силы США или их союзниками в том или ином регионе будет вызывать ответную реакцию.

Борьба за сохранение своего положение в мире — это борьба в том числе за энергоресурсы. Кто контролирует мировую энергетику, тот контролирует весь мир: без энергии человечество не сможет существовать. Это также означает, что в ближайшее десятилетие мир ждет борьба ведущих держав за контроль над источниками энергии и месторождениями углеводородного сырья. И в отличие от информационных, валютных и торговых войн в войне за энергию прольется настоящая кровь.

Кого затронут конфликты

Первым регионом, который целиком рискует погрузиться в военный конфликт, будет Ближний Восток. Текущие вооруженные конфликты в Сирии, Ираке и Йемене, а также опасность нового противостояния суннитских государств с Ираном, Ирана с Израилем, Турции с курдами, присутствие в регионе военных США, удары западной коалиции по объектам в Сирии — все это добавляет неопределенность в отношении будущих поставок энергоносителей на мировой рынок.

Цены на нефть, взлетевшие из-за новостей о выходе США из ядерной сделки с Ираном, могут подвигнуть Саудовскую Аравию и ряд нефтяных держав досрочно выйти из соглашения ОПЕК+ о сокращении нефтедобычи. Официальные лица США уже обращаются к своим ближневосточным союзникам с просьбой оценить доступные мощности для компенсации сокращений иранских поставок на мировой рынок из-за новых санкций. Министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих неоднократно публично заявлял о том, что Saudi Aramco готова поддерживать предложение нефти на рынке в необходимых объемах.

В июне представители ОПЕК соберутся в Вене, чтобы оценить перемены на нефтяном рынке и решить, следует ли продлевать соглашение о сокращении добычи. Таким образом, союзники США смогут воспользоваться плодами политики США в отношении Ирана, но это создает военные угрозы и им самим, если Иран начнет действовать решительно сам и поднимет на борьбу шиитское население Аравийского полуострова.

Сокращение поставок нефти угрожает энергобезопасности и экономическому развитию Китая, который в следующем десятилетии вполне может стать первой экономикой мира, обогнав Соединенные Штаты по размеру номинального ВВП. Дефицит нефти на мировом рынке и соответствующий рост нефтяных цен грозят замедлением экономикам стран, лишенных собственных источников нефти и газа, и пострадать от этого могут союзники Америки: Евросоюз, Япония и Южная Корея. В отличие от США они не имеют возможности увеличить добычу за счет сланцевых месторождений.

После вытеснения террористов с территории Сирии и Ирака усиливаются риски дестабилизации ситуации в Центральной Азии и активизации джихадистских групп у границ Таджикистана и Туркменистана. Это также угрожает поставкам природного газа в Китай.

Экономический кризис и социально-политические волнения в Венесуэле, обладающей самыми большими доказанными запасами нефти в мире — 301 млрд баррелей, что на 35 млрд баррелей больше, чем у Саудовской Аравии, также ведет к повышению цен на нефть. И если в Венесуэле разразится масштабный политический кризис, то американцы, следуя доктрине Монро, захотят взять под контроль и этот регион. У них не будет иного выбора, поскольку добыча нефти в США хоть и продолжает расти, но пока сланцевая нефть не способна заместить выпадающие объемы нефти в других регионах мира.

В результате происходящих процессов все ведущие державы так или иначе будут вовлечены в борьбу за влияние в регионах добычи нефти и газа. У российских нефтегазовых компаний есть интересы и в Венесуэле, и в Сирии, и в Ираке, где уже сделаны миллиардные инвестиции. Россия сотрудничает с Ираном, а США поддерживают основных противников Тегерана и Дамаска: Саудовскую Аравию, Израиль и Катар. Европейский нефтяной бизнес также представлен в ближневосточном регионе.

Разрастание вооруженного конфликта в регионе Персидского залива неминуемо вынудит Китай усилить там свое военно-политическое присутствие. А впереди еще борьба за разработку газовых месторождений Восточного Средиземноморья, и в эту «игру» будут вовлечены помимо сверхдержав еще и государства региона: Египет, Израиль, Ливан, Сирия, Кипр и Турция. Поскольку сейчас постколониальная, а на Западе даже постиндустриальная эпоха, то политическим акторам нужна не территория и не природные и трудовые ресурсы, а контроль над всем этим.

Тактика «полуторной войны»

Весьма вероятно, что США будут следовать тактике ведения так называемой «полуторной войны», которая уже обсуждается американскими военными. Такая стратегия нужна для того, чтобы сдерживать Китай, становящийся основным соперником Америки, отправить дополнительные силы в Центральную и Восточную Европу для противодействия России либо перебрасывать ударные группировки на Ближний Восток. Для сдерживания Китая в Тихом океане разрабатывается стратегия «передовой обороны» от Японии до Филиппин, расширяется сотрудничество с Вьетнамом и устанавливаются системы противоракетной обороны в Южной Корее.

Мир в XXI веке не стал безопаснее, и никуда не делась так называемая энергетическая дилемма США, согласно которой «американский народ хочет изобилия дешевой энергии без собственных жертв и неудобств». Любой кризис в энергетическом секторе или перебои с поставками углеводородного сырья быстро приведут к экономическому кризису и негативно скажутся на национальной безопасности США.

А пока Америка составляет списки своих противников, к которым на законодательном уровне уже отнесены Китай, Россия, Иран, Северная Корея, Сирия и Йемен, который расположен вблизи транспортных маршрутов танкерного флота стран ОПЕК. Поэтому торговые войны и разрушение рынков, кризисы, вооруженные конфликты, санкции и эмбарго останутся на повестке дня в течение долгих лет.

Для России главная задача в этой «холодной» или «горячей» энергетической войне состоит не столько в военно-политическом присутствии в том или ином регионе мира, сколько в скорейшем развитии собственной экономики. До глобальной ядерной войны вряд ли дойдет дело, а санкционному давлению США можно эффективно противостоять, лишь имея полиотраслевую экономику, собственную науку и технологии. Без этого противостояние западным державам будет обречено на поражение.

www.forbes.ru

The Wall Street Journal: 5 людей, контролирующих мировой рынок нефти

21 декабря 2005 / http://www.newsru.com

Американская The Wall Street Journal публикует большую статью о причинах нынешнего состояния мирового нефтяного рынка и, что более интересно, о людях, которые за ним стоят. По убеждению газеты, нынешний рынок контролируют пять человек:

За последние годы нефтяной рынок кардинально изменился. Причина нефтяных встрясок 1970-х и 1980-х годов была проста: значительное и внезапное сокращение поставок. Когда поставки возобновились, цены на нефть упали.

Однако нынешнее энергетическое потрясение, за время которого цены на нефть выросли вдвое с 2003 года, имеет другую природу. Свою роль в нем снова играет нестабильность поставок вследствие ураганов в Мексиканском заливе и американского вторжения в Ирак. Однако главной причиной является кардинальный сдвиг в глобальной энергетической системе, который длится уже 25 лет: мировая потребность в нефти растет быстрее, чем способность отрасли ее удовлетворить. Еще в конце 1990-х годов были излишки. Теперь лишней нефти практически не осталось, пишет WSJ. (Перевод статьи на сайте InoPressa.)

За кризисом стоит сочетание серьезных сил: стремление ОПЕК избежать рыночных потрясений; акцент нефтяных боссов на прибыли, а не на поисках нефти; появившееся у Китая пристрастие к нефти; давнее пристрастие к ней Америки; новая роль инвесторов на энергетическом рынке. Сыграли роль еще и решения отдельных людей в разных странах: аудовского министра, британского нефтяного барона, пекинского профессионала.

Царь ОПЕК

В раннем детстве Али Наими пас овец в Саудовской Аравии. Он вырос и стал самым могущественным человеком в энергетической отрасли благодаря своему умению пасти более сложное стадо – страны ОПЕК, пишет WSJ.

Наими начал карьеру мальчиком на побегушках в гигантской нефтяной компании королевства, где посещал школу для одаренных провинциалов. Потом его отправили в Стэнфорд, где он получил степень магистра геологии, и он быстро вырос, став руководителем компании. К 1995 году, когда он стал нефтяным министром Саудовской Аравии, в отрасли было множество дополнительных мощностей для увеличения добычи в результате энергичной разведки начала 1980-х.

Будучи главой крупнейшего в мире производителя, Наими был фактическим лидером ОПЕК и определял стратегию. Картель должен был вести себя как центральный банк – единый, технократичный, опирающийся в своих действиях на информацию, а не на внутреннюю политику. Поскольку у производителей ОПЕК были бездействующие месторождения, им не надо было осваивать новые. Чтобы не создавать излишков, ОПЕК была вынуждена ограничить приток нефти в закрома потребителей.

В конце 1990-х годов Наими заинтересовался коммерческими запасами нефти американского Среднего Запада, ключевого сегмента крупнейшего мирового рынка. Если запасы станут меньше определенного уровня, считал Наими, цены поднимутся и ОПЕК надо будет открыть вентиль. Если они поднимутся выше потолка, ОПЕК придется его закрыть.

Это была дерзость: иностранный чиновник пытался влиять на ключевой экономический индикатор самой могущественной страны мира. Однако в Вашингтоне ОПЕК никто не противостоял: Наими хотел удержать цены от большого роста, при котором мировой рост и спрос на нефть замедлится, и Штаты это устраивало.

Однако оказалось, что в основанной на цифрах стратегии Наими есть слабое место: неточные данные. К моменту, когда стало ясно, что спрос растет, а не падает, ОПЕК свела на нет прослойку, необходимую для того, чтобы сдержать рвущиеся вверх цены.

Лишь недавно Саудовская Аравия увеличила добычу и начала инвестировать в новые месторождения. Однако эти шаги запоздали, говорит Наими: "Цены продолжают расти. Их влияние на спрос огромно".

Китай: пожиратель бензина

Джейсон Ю вырос в Пекине и каждое утро ездил в школу на велосипеде. В прошлом году 38-летний бухгалтер забросил велосипед, занял 33 тыcячи долларов и купил черный Volkswagen Passat.

Новая машина Ю помогает объяснить одну из главных причин нефтяного кризиса – энергетическую ненасытность Китая. Профессионалы, подобные Ю, который зарабатывает больше 20 тысяч долларов в год, ринулись на автомобильный рынок, способствуя превращению Китая во второго после Америки крупнейшего потребителя бензина.

Когда в 1980-е годы Китай решил реформировать свою экономику, государственные планировщики объявили автомобилестроение двигателем роста. Они пригласили в страну иностранных производителей и предложили банкам облегчить кредитование покупателей. Они субсидировали бензин, установив потолок цен: сегодня он стоит примерно 1 доллар за галлон, тогда как в США больше 2 долларов, а в Англии 6 долларов. Тем временем горожане стали зарабатывать достаточно, чтобы позволить себе автомобиль.

Сегодня по дорогам Китая колесит 27 млн автомобилей, тогда как в 1995 году их было всего 10 млн. По прогнозу правительства, к 2010 году их число удвоится. На долю Китая приходится около 40% увеличения мирового спроса на нефть в последние четыре года. В прошлом году одной из причин стало использование нефти для производства электроэнергии во время отключений электричества, но автомобильное безумие по-прежнему оказывает давление на нефтяные рынки так же, как спрос китайской промышленности.

Когда Китай открылся в конце 1970-х – 1980-х годах, Ю увлекся западными фильмами. "Конечно, нам хотелось иметь то, что мы видели в кино", – сказал он. Он особенно мечтал о машине. В 1997 году он стал клерком Charna Chemicals & Pharmaceuticals, и его босс вручил ему ключи от машины, принадлежавшей компании. В 2002 году Пекин отменил правила, ограничивающие число новых моделей, которые разрешается продавать иностранным производителям. Цены упали, и в мае 2004 года Ю купил свой Passat.

Ю знает о неприятностях, которые причиняет его автомобиль: пробках на пекинских улицах и смоге. Но машина дает ему свободу, говорит он: "Нельзя требовать, чтобы человек отказался от свободы".

Нефтяной барон

В сентябре 1996 года Джон Браун собрал совет директоров British Petroleum в одном из берлинских отелей. Он второй год работал генеральным директором BP и решился на дерзкую просьбу: разрешить ему найти партнера для слияния. Два дня он излагал свой план: BP, в прошлом государственная компания, нуждается в доходах через крупную сделку, которая позволит со временем увеличить прибыли, сократив расходы.

Лорд Браун – английская королева сделала его пожизненным пэром – получил то, чего хотел, и два года спустя BP слилась с Amoco Corp.; цена вопроса составила 52 млрд долларов. Через несколько месяцев он согласился купить Atlantic Richfield Co. После сделки с Amoco началась лихорадка консолидаций: Exxon слилась с Mobil, Chevron – с Texaco, а французская Total поглотила европейских конкурентов.

Эти сделки привели к снижению расходов в западных нефтяных компаниях, которое через 15 лет достигло кульминации, и инвесторы ликовали. Но результатом консолидации и снижения расходов стало резкое падение инвестиций в разведку новых месторождений. Индустрия оказалась неготовой к быстрому освоению нового сырца, когда подскочил спрос.

В былые времена нефтяная отрасль регулярно замещала добытую нефть новыми находками. В последние два года ей это не удается, отмечает консалтинговая фирма Wood Mackenzie. По оценкам этой шотландской компании, для полного замещения расходы отрасли на разведку должны увеличиться более чем вдвое, на 30 миллиардов долларов в год. Доступ отрасли к новым месторождениям и оборудованию ограничен, к тому же она потеряла такое количество инженеров, что "просто не приспособлена к инвестированию на таком уровне", отмечала Wood Mackenzie.

В грубоватом бизнесе лорд Браун выделяется как знаток вин, фотограф и коллекционер произведений искусства. Но его страсть к сокращению расходов неутолима. В третьем квартале 2005 года BP заработала 6,46 млрд долларов при объеме продаж в 97,7 млрд. Лорд Браун утверждает, что доллары, потраченные на поиск нефти, – это неадекватная мера, так как современные технологии дают нефтяным компаниям возможность больше получать с долларов, потраченных на разведку. "Большая нефть", говорит он, это уже не бизнес авантюристов, ищущих нефть любой ценой.

Вашингтонские политики винят нефтяных королей в том, что они спровоцировали нынешний кризис, чрезмерно увлекшись краткосрочной выгодой. Лорд Браун отмечает, что бум вызвал приток инвестиций в BP и другие компании, которые в перспективе увеличат предложение. Он верен своей философии долгосрочных прибылей.

Пророк

Мэттью Симмонс, опытный банкир нефтяной отрасли, побывал на огромных нефтяных месторождениях Саудовской Аравии в 2003 году. Королевству принадлежит почти четверть резервов на планете, и мир рассчитывает на них перед лицом постоянно растущего спроса. Но Симмонс уехал обеспокоенным. В самолете он высказал своим спутникам сакраментальную мысль: а что если эти месторождения не так хороши, как утверждают саудовцы?

Вернувшись в Хьюстон, 62-летний уроженец Юты углубился в научные труды и написал книгу, в которой изложил свои выводы: на саудовских месторождениях скоро может начаться необратимый спад. Он устроил провокационную презентацию "Саудовская нефть. Реальность или мираж?"

На рынках часто есть гуру, помогающий кристаллизовать мнение, что цены могут идти только вверх. Симмонс сыграл именно такую роль в нефтяном буме. Его выводы критикуют руководители западных нефтяных компаний и инженеры-нефтяники. При этом саудовцы говорят, что могут увеличить добычу на 50%, а некоторые эксперты считают, что и больше.

С момента появления нефтяной отрасли в XIX веке люди предсказывают, что добыча вот-вот достигнет пика, за которым начнется спад. Симмонс произвел фурор, так как говорил о конкретных месторождениях Саудовской Аравии. В прошлом году Симмонс "спровоцировал настоящие дебаты среди наших клиентов", говорит Реймонд Карбоун, генеральный директор брокерской фирмы Paramount Options Inc. из Нью-Йорка. "Усомнившись в саудовских резервах, он способствовал игре на повышение".

Его влияние высвечивает новый фактор нефтяного кризиса - это крупные инвесторы и спекулянты. Нью-йоркская торговая биржа ввела нефтяные фьючерсные контракты в 1983 году. С тех пор инвесторы за пределами отрасли могут покупать и продавать нефть, не поставляя ни единого барреля. Вместо этого они торгуют контрактами на будущие поставки, которыми можно торговать, как другими финансовыми инструментами.

Даже такие консервативные инвесторы, как пенсионные фонды, видят в энергоносителях альтернативу низкодоходным облигациям и дорогим акциям. Но оценке Goldman Sachs, инвесторы в этом году вложили около 70 млрд долларов в инструменты, привязанные к индексам товарных рынков, тогда как в 2000 году – менее 10 млрд. Джеффри Карри, возглавляющий в Goldman отдел товарной аналитики, говорит, что неотраслевые игроки сегодня занимают 15% финансовых рынков, связанных с мировыми поставками нефти. Когда на нефтяных рынках наступают трудные времена, дополнительный спрос со стороны новых инвесторов может еще поднять цены.

В этом году Симмонс издал новую книгу, "Сумерки в пустыне". Пока продано 90 тыс. экземпляров, но он говорит, что его влияние пока не отразилось на нефтяных ценах. "Если бы люди меня послушали, – говорит он, – цена была бы в три раза выше".

Вашингтонский воитель

В начале 2001 года вице-президент Дик Чейни назначил Эндрю Линдквиста, бывшего профсоюзного босса с богатого нефтью Северного Склона Аляски, главой энергетической рабочей группы. Тогда, как и сегодня, США были крупнейшим в мире потребителем нефти. Спрос рос, а когда-то огромные нефтяные и газовые месторождения страны переживали спад. Президент Буш и Чейни, оба в прошлом нефтепромышленники, обещали что-нибудь предпринять, чтобы выровнять дисбаланс.

Но, как показывает краткая служба Линдквиста, топливо – это сильно политизированная проблема. Его группа не один месяц консультировалась с экспертами и подготовила план, где не было недостатка в предложениях, касающихся бурения новых скважин, в том числе – в Арктическом национальном заповеднике на Аляске.

Планы вызвали бурю. Экологи объявили, что они блокируют процесс и безуспешно судились за доступ к документам рабочей группы. Многие демократы были недовольны тем, что в плане нет мер по энергосбережению. "Они начали не с того", – говорит сенатор-демократ Джефф Бингамэн.

Энергетический закон пролежал под спудом остаток первого срока Буша, даже когда он повысил ставки, вторгшись в Ирак. Чейни и другие предсказывали, что Ирак скоро начнет добывать больше нефти, чем при Саддаме Хусейне. Однако конфликт вызвал один из самых серьезных сбоев в поставках, оставив позади национализацию иранских месторождений в начале 1950-х годов и иранскую революцию 1979 года. Ирак до сих пор добывает меньше нефти, чем до вторжения.

"Это раздражает, – говорит Линдквист. – Необходимо принимать жесткие решения в ситуации, где мало хороших вариантов, а политики просто не хотят принимать такие решения". Бурение на Аляске, подчеркивает он, давало бы миллион баррелей в день, то есть обеспечивало бы 5% американских потребностей.

В этом году президент Буш наконец подписал закон об энергетической политике. Бурение на Аляске в него не попало. Равно как и предлагаемые демократами меры по ограничению потребления. В результате закон практически не способствует устранению дисбаланса между спросом и предложением.

Судьба энергетического закона – лишь один пример того, как американским лидерам, республиканцам и демократам, не удается ослабить зависимость страны от нефти. Нефтяной шок 1970-х годов заставил конгресс выработать стандарты самодостаточности. Но впоследствии низкие цены на энергоносители ослабили политическую волю обеих партий к продолжению усилий, направленных на энергосбережение.

obzor.westsib.ru

Эксперты о том, кто управляет мировой нефтью :: Экономика :: РБК

В последнее время часто приходится слышать о том, что экономический подъем России в последнее десятилетие – не что иное, как следствие высоких цен на нефть на мировом рынке. Большинство экспертов согласны, что именно благоприятные условия цен на нефть позволили России решить многие экономические и политические проблемы. Однако, как пишет известный политолог Кирилл Бенедиктов, какие именно факторы оказали ключевое влияние на благоприятную конъюнктуру на мировом нефтяном рынке, как правило остается за кадром.

Фото: РБК

В своей статье "Кто управляет Большой Нефтью" на американском аналитическом terra-america он приводит весьма убедительные доказательства простого, казалось бы, факта: мировыми ценами на нефть управляет не только и не столько "невидимая рука рынка", но в том числе и некие политические договоренности лидеров стран-членов мирового элитного нефтяного клуба. Причем, начиная с 2004г., России удалось стать полноправной участницей этого "клуба", а значит мировые цены на нефть находятся в прямой зависимости от грамотной и продуманной политики российского руководства.

"По мнению ряда западных экспертов, Россия является членом элитного клуба по крайней мере с 2004г. Очевидно одно: жестко определив свою позицию в отношении нефтедобывающих компаний, Кремль, начиная с 2004г., стал реализовывать свою новую энергетическую политику, направленную на превращение России в энергетическую сверхдержаву", - утверждает автор публикации на портале terra-america.

Заметим, что появление подобной статьи именно на проамериканском портале знаково еще и потому, что Россия и США исторически являются главными "конкурентами" в мире глобальной экономики и политики. Причем, как утверждает Кирилл Бенедиктов, в свое время США смогли выиграть в холодной войне, а после и внести свою лепту в развал СССР именно благодаря тому, что у американцев оказалось достаточно ресурсов, позволивших обрушить мировые цены на нефть в середине 80-х гг. прошлого века. "К началу 80-х гг. СССР уже прочно сидел на нефтяной игле. Поэтому резкое снижение цен на нефть в 1985-1986гг. пошатнуло всю советскую экономическую систему, и от этого удара вторая сверхдержава мира уже не оправилась", - уверен Кирилл Бенедиктов.

О том, что политическое влияние на мировые цены на нефть – оружие, которое сильнее ядерного арсенала, западные эксперты говорят уже ни одно десятилетие. Так, еще в 1994г. американский консервативный политолог Петер Швейцер выпустил книгу "Победа", в которой достаточно подробно рассказывает о том, как США удалось обрушить цены на нефть в середине 80-х гг. благодаря политическим договоренностям с правящим королевским домом Саудовской Аравии.

Понадобилось почти два десятилетия, прежде чем в России наконец-то появился лидер, способный ввести нашу страну в этот самый "элитный клуб". "В 2004г. партия дорогой нефти в США развязала войну с Ираком, что сыграло немалую роль в будущем росте цен на "черное золото". Если бы российские власти не оценили выгод и не "сыграли на повышение" с помощью дипломатического маневра, то не сработали бы на экономической подъем в своей стране так результативно. Именно перераспределение прибыли от сырьевого экспорта содействовало развитию российского внутреннего рынка, росту производства и уровня жизни", - констатирует руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов.

Причем, как отмечает портал terra-america, похоже, что готовить почву для вхождения в "элитный клуб" Россия начала сразу же после прихода к власти Владимира Путина. "С большой долей уверенности можно говорить о том, что основные договоренности в сфере негласной нефтяной дипломатии России и США были выработаны гораздо раньше 2004г., вероятно, вскоре после того, как в 2001г. Москва и Вашингтон заговорили о перспективах стратегического партнерства. Как известно, в силу целого ряда причин стратегического партнерства в политической сфере не получилось, однако в сфере энергетической политики были достигнуты куда более впечатляющие успехи", - констатирует в своей публикации Кирилл Бенедиктов.

"Автор статьи справедливо призывает расследовать влияние российского руководства на мировую цену нефти при помощи политических договоренностей, в первую очередь с США, - рассуждает директора Института проблем глобализации Михаил Делягин. – Следы таких договоренностей есть. Так, в 2004г. меня поразила уверенность российских руководителей, ратовавших за расширение экспорта нефти. Сегодня есть понимание: это знание основывалось на консультациях с американцами". Между тем эксперт констатирует, что пока еще Россия по некоторым позициям слабее, чем США, но этот перевес сегодня вполне может быть смикширован грамотной позицией российского руководства. "Так, любое углубление сотрудничества с Китаем вызывает в США панику, а идея о вытеснении доллара из нашей внешней торговли рублем вообще вызвала составление списка "врагов Америки", - напоминает Михаил Делягин.

Сопоставление всех этих, в общем-то, известных фактов, приводит к выводу о том, что высокие цены на нефть на мировом рынке едва ли можно рассматривать исключительно как "везение". "Правильно выстроить бизнес, найти надежных партнеров, выстроить отношения с конкурентами, – вот чем занимался Владимир Путин и его команда в нулевых, которые, благодаря его усилиям, стали называть "тучными". Удача здесь ни при чем", - говорит гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин.

www.rbc.ru

Кто на самом деле контролирует мировой рынок нефти — ANTIRAID

Если цены на нефть опять начнут расти, мир вспомнит об альтернативных источниках энергии, к которым успел порядком охладеть, а количество охотников за черным золотом вырастет.

Это невыгодно ни добытчикам, ни спекулянтам

На мировом нефтяном рынке на саму нефть приходится лишь около 5% сделок. Остальные 95% — это торговля так называемой ‘бумажной нефтью’. Сюда входят обязательства на поставки и вторичный рынок их перепродаж.

Оба эти сегмента живут своей жизнью и подконтрольны разным группам инвесторов. Но если ‘физический’ и ‘бумажный’ рынки слишком уж отдаляются друг от друга, неминуемы ценовые катаклизмы. В такие времена цены начинают сильно ‘прыгать’, и рынок входит в стадию высокой волатильности. К весенне-летнему сезону 2016 г. в мире как раз наметился очередной такой период.

На первый взгляд, причина проста — финансовые и товарные брокеры не могут найти общий язык. Ведь первые привыкли к десятилетию дорогой нефти, а вторые узнали почему она дешевеет.

Кто ‘держит’ мировой нефтерынок

Новые тенденции на товарном рынке нефти задает группа специализированных трейдеров, которые априори раньше всех своих коллег знают, где завтра можно будет купить черное золото подешевле. Пул этих всезнающих брокеров формируют американо-швейцарская корпорация Glencore, швейцарские Vitol и Gunvor, датская Trafigura, японская Mitsui и швейцарская Mercuria.

Годовой оборот самого слабого игрока из этой пятерки превышает $100 млрд.

Тренды на рынке нефтяных деривативов формирует группа ведущих финансовых брокеров инвестиционных банков, которая намного многочисленнее, чем лагерь товарных брокеров.

Крупных брокеров десятки, но ценовую погоду формируют Merril Lynch входящий в структуру Bаnk of America, Morgan Stanley и JP Morgan, которые формально относятся к банковской корпорации Morgan Chase, и Goldman Sachs (группа клиентов банка Citicorp).

Годовые обороты компаний, торгующих нефтяными деривативами выглядят намного скромнее, чем у их коллег, имеющих доступ к ‘живой’ нефти. Но при этом спекулянты распоряжаются огромными средствами ‘домашних банков’: в прошлом году Merril Lynch оперировал $2,7 трлн., Morgan Stanley и JP Morgan — $1,2трлн., а Goldman Sachs — $1.1трлн.

Легенды для публики и реальный расклад

Спекулятивные брокеры всегда ищут наиболее прибыльные способы вложить деньги на сотнях товарных рынков, от кофе до золота и нефти. ‘Бумажные брокеры’ сражаются между собой за массового клиента-вкладчика, и поэтому поясняют всплески и падения мировых цен на нефть общедоступными и понятными для публики аргументами, в частности, политическими или военными событиями.

Одни из самых ходовых легенд, к примеру, — ‘сауды опять делят рынок’, ‘Суэцкий канал снова в опасности’, ‘у арабов война’, ‘в Канаде пожары’, ‘во Франции забастовка’ и пр. Такие посылы заставляют людей покупать или распродавать нефтяные бумаги, в зависимости от стратегии брокера деривативов.

Товарные же брокеры оперируют другими инструментами, потому что борются между собой не за массового клиента-вкладчика, а за уникальных клиентов-продавцов самой дешевой нефти.

Например, за новую компанию, скрывающую от коллег гигантское нефтяное месторождение, за ‘саудовского принца’, ‘российского министра’ или ‘вождя нигерийского плени Йорубо’. В общем, всех тех, кто способен одним росчерком пера остановить терминал с отгрузками в несколько миллионов тонн нефти в год.

Поэтому тут оперируют не масс-медийными легендами, а малопонятной широкой публике информацией, которая позволяет торговцам сканировать реальные объемы добычи. Эти данные поступают из разных сфер, начиная от кулуаров добывающих корпораций и заканчивая отчетами геологов и геофизиков и анализом капиталовложений в буровые платформы и танкерное судоходство.

Доминируют в этом непростом деле геология и геофизика — именно на них опирается каждый добытчик нефти.

Было две отправных точки, которые еще в 2012-13 гг. обозначили период падения цен. Первая — это сенсационные выводы геофизиков, которые гласили: нефть не является органическим топливом, а мировые запасы углеводородов возобновляются.

Вторая — начавшееся еще в 2000-е годы лавинообразное расширения ареалов добычи нефти за пределами территорий, контролируемых 13 странами-членами ОПЕК и наблюдателями этого картеля, статус которых имеют, в частности, РФ, Ангола, Египет и Оман.

До начала глобального падения цен, рост добычи нефти вне картеля географически распространился вширь — на Бразилию и почти всю Африку. Параллельно шел интенсивный рост добычи в США и Канаде. Причина — новая волна научно-технологической революции в нефтедобыче, известная как ‘сланцевая революция’.

Говоря простым языком, наиболее продвинутые корпорации научились находить области пополнения пластов песчаника и сланца углеводородами, разрыхлять их для концентрации запасов, и извлекать эти новые, ранее не известные науке ресурсы десятками горизонтальных скважин. Зачастую они заводятся в пласты из одной-единственной нефтяной буровой, что дает существенную экономию.

Плюсы и минусы дешевой нефти

После длительного периода ‘сланцевой революции’ (1954-2012 гг.), интенсификация добычи дала масштабный эффект. Некоторые корпорации сумели снизить себестоимости добычи ниже $30-40/баррель.

И это в то время как их менее продвинутые коллеги, по традиции, считали последней надеждой пополнения мировых запасов нефти Арктику, Аляску и глубокий шельф океанов, где себестоимость добычи не опускается ниже $65-90/баррель.

Как ни парадоксально, это звучит, но больше всего от появления новых ареалов и центров мировой добычи нефти выиграл бесспорный лидер ОПЕК — Саудовская Аравия. Она является единственной страной в мире с большими (20% от общемировых) запасами дешевой нефти с себестоимостью добычи всего в $3-7/баррель. Для сравнения: у остальных членов ОПЕК и наблюдателей этот показатель варьируется в пределах $23-30/баррель.

Так что Саудовская Аравия чувствует себя неплохо даже в сезон дешевой нефти. Скончавшийся в начале 2015 г. монарх Аравии Абдаллы бен Абдель Азиз Аль Сауда незадолго до своей смерти раскрыл прессе сенсацию: ‘Продолжавшаяся почти десятилетие эпоха сверхвысоких цен на нефть была искусственно созданной, и не отвечала реалиям’. Но именно сверхвысокие скачки цен в 1973-1985 гг. и 2003-2013 гг. спровоцировали расширение ареалов добычи, моду на энергосбережение и дали мощный толчок научно-технической революции. Точно так же теперь дешевая нефть может остановить все эти процессы.

Стабилизация товарного рынка нефти на среднем уровне последнего века в $20-38/баррель приведет к тому, что вместо 17-19 стран-экспортеров отрасль будут контролировать только несколько самых крепких игроков: Саудовская Аравия, США и Иран.

Что касается игроков ‘бумажного рынка’, то они, наверняка, найдут новую нишу для вложения своих денег. А пока мастера спекуляций обречены и дальше придумывать легенды и озвучивать их доверчивым вкладчикам. Нефть падает, значит Южная Корея настроила слишком много танкеров для хранения, или, опять- таки классическое ‘арабы делят рынок’, значит — бежим в банк сбрасывать ценные бумаги. Нефть дорожает — ‘завтра опять будет война’. И опять время поспешить в банк.

antiraid.com.ua

Кто контролирует цены на нефть

На мировую стоимость нефти влияют многие рыночные факторы, но сегодня цену на сырьё контролируют ОПЕК и Россия.

В последние недели на нефтяных рынках наблюдаются подъёмы и спады. Решение Трампа о выходе США из ядерной сделки с Ираном ожидаемо не привело к повышению цены на нефть, однако в связи с этим период относительной устойчивости цен подошёл к концу.

В день, когда Трамп объявил о решении, стоимость нефти сначала снизилась, затем восстановилась до прежнего уровня, а через несколько дней выросла на 1 доллар за баррель. Реакция на судьбоносное политическое заявление не была бурной, так как решение оказалось предсказуемым и уже успело повлиять на рынок.

Цены на сырьё начали расти - стоимость Brent достигла 80 долларов за баррель, а цена WTI ненадолго превысила отметку в 72 доллара за баррель, но после 24 мая вновь наступил спад. В этот день нефть подешевела приблизительно на 5 процентов на фоне сообщений о том, что Россия и ОПЕК ведут переговоры, по результатам которых квоты на добычу могли быть увеличены на несколько сотен тысяч баррелей в день. Ожидается, что это позволит избежать чрезмерного повышения цен, которое ударило бы по спросу.

Владимир Путин заявил, что Россию устроит стоимость нефти на уровне 60 долларов за баррель, так как повышенная стоимость может вызвать определённые проблемы для потребителей, и это отразится на производителях.

Генеральный секретарь ОПЕК Мохаммед Баркиндо полагает, что переговоры между Россией и ОПЕК были организованы, в том числе, и из-за публикации Трампа в Twitter: "Похоже, ОПЕК вновь принялась за своё. Цены на нефть искусственно завышены!"

Баркиндо узнал о сообщении Трампа во время совещания в городе Джидда, и министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих предложил дать ответ. По словам Баркиндо, ОПЕК всегда считала себя другом Америки.

Как часто случается с новостями об ОПЕК, рынок слишком остро отреагировал на произошедшее 24 мая, а представители ОПЕК и России выступали с неоднозначными заявлениями по поводу увеличения добычи после встречи в июне. Вероятно, министры выждут момент, анализируя отношение стран к изменению цены, и разработают механизм, который позволит быстро среагировать как на увеличение, так и на снижение стоимости.

Несмотря на колебание цены в последние недели, стоимость нефти, скорее всего, продолжит увеличиваться. Американская и мировая экономика устойчивы, поэтому в 2018 году спрос продолжит расти. Американская промышленность каждый месяц ставит рекорды, и ежемесячная прибыль обеспечивает увеличение глобального спроса. В связи с повторным введением санкций США против Ирана ряд компаний объявил о прекращении сотрудничества с Тегераном, что ударит по иранскому экспорту в ближайшие месяцы.

В обозримом будущем стоимость нефти останется неустойчивой, если только ОПЕК и Россия не увеличат поставки на рынок. В целом, цена на нефть продолжит расти.

Сегодняшнее положение дел говорит о том, что соглашение между ОПЕК, Россией и другими не входящими в ОПЕК странами в течение 17 месяцев эффективно влияло на восстановление стоимости нефти. Если все страны, как и раньше, будут соблюдать ограничения на добычу, то сотрудничество продолжит приносить плоды.

www.dal.by

Кто управляет мировым рынком нефти?: sell_off

17.04.2017 14:48

Москва, 17 апреля - "Вести.Экономика" На фоне шумных споров о том, будет ли нефть расти или падать, ряд аналитиков задается вопросами относительно самой природы мирового рынка нефти.

В частности, экспертов интересует, потеряет ли Саудовская Аравия свои позиции на мировом рынке нефти, если роль стабилизирующего производителя сместится к нефтяным и газовым производителям США.

Если в середине 1970-х годов Саудовская Аравия имела полную власть над стабилизацией нефтяных цен, то сейчас, спустя 44 года, вырисовывается совершенно иная картина.

Соглашение ОПЕК о сокращении добычи, по результатам которого было решено сократить производство на 1,8 млн баррелей в день и решение о расширении является показателем внутренней слабости.

В 2014 году, когда Саудовская Аравия отказалась сокращать производство, чтобы стабилизировать цены, а вместо этого увеличила добычу, чтобы защитить долю на рынке, началась ценовая война.

Однако производство США продолжает расти, экономика Саудовской Аравии страдает от потерянных доходов от нефти. Сланцевики США, по всей видимости, восстановили долю рынка и смогли снизить безубыточные цены за счет технологической революции.

Добро пожаловать в эпоху «Технологии гидроразрыва пласта 2.0», где «человек-компания» в 100 милях от нефтяной вышки может раздавать указания своим работникам через приложение под названием ISteer.

EOG Resources, одна из крупнейших независимых нефтегазодобывающих компаний США, является пятым по величине производителем газа в Техасе и творит чудеса, обходя на поворотах своих конкурентов.

EOG теперь может бурить горизонтальные скважины всего за 20 дней – в 2014 году на это уходило 38 дней. Компания добывает прежние объемы нефти независимо от падения цен.

И это только один пример.

Себестоимость производства за баррель нефти для американских сланцевиков уже упала.

Ristad Energy отметил, что точка безубыточности для американских сланцевиков теперь находится на уровне $35 за баррель.

Совсем недавно расходы были втрое выше по сравнению с производителями на Ближнем Востоке и другими производителями.

Но теперь уровень восстановления, от 5% до 12%, может достигать 25% в ближайшие годы. Это вопрос не «если», а «когда» эта технологическая революция распространится на все нефтедобывающие регионы за пределами Ближнего Востока.

Есть убедительные доказательства вышеуказанного роста добычи нефти, кроме того, EIA прогнозирует ежедневную добычу нефти США в этом году на уровне 9,2 млн баррелей.

В 2018 году ожидается 9,7 млн баррелей. Рост цен на нефть и американское производство прямо пропорциональны. Это одна из причин того, почему после восстановления цен за последние несколько месяцев мы стали свидетелями исторического восстановления сырьевых запасов.

И пока США переживают этот продолжающийся рост, у Саудовской Аравии нет других вариантов, кроме как сократить производство и стабилизировать цены на нефть, учитывая, что более 90% их доходов зависят от экспорта нефти.

В 2015 году Саудовская Аравия прожигала валютные резервы, что создавало инфляционное давление.

Государственные субсидии и государственные пособия были урезаны, зарплаты и праздники были сокращены.

Заместитель кронпринца Мухаммад бин Салман поставил важную задачу: стабилизировать экономику или столкнуться лицом к лицу с народными волнениями.

ИНФОГРАФИКА

Оценка объемов добычи нефти в Саудовской Аравии

Таким образом, Королевство, в попытке снизить зависимость от нефтяных доходов, запустило «Видение-2030» и «Национальный план трансформации-2020».

Планируемое IPO Saudi Aramco, национальной нефтяной компании Королевства, является частью стратегии восстановления Саудовской Аравии.

Продав 5% акций этой компании, которая, по некоторым оценкам, стоит $1 трлн (достаточно, чтобы купить Google, Apple, Berkshire Hathaway и Microsoft вместе взятые), Королевство собирается основать крупнейший в мире суверенный фонд.

Такой шаг будет способствовать диверсификации экономики и, возможно, устранит величайшую угрозу Королевства: социальные беспорядки.

И тогда на фоне сокращения производства, Королевство сможет чувствовать себя более защищенным. И действительно, по имеющимся данным, экономика Саудовской Аравии начала восстанавливаться.

Сделка ОПЕК, которая истекает после первых шести месяцев 2017 года, скорее всего, будет продлена еще на шесть месяцев.

Учитывая важность цен на нефть для экономики Саудовской Аравии, это может привести либо к выживанию, либо к полному уничтожению.

Еще один позитивный шаг для Саудовской Аравии - снижение налогов для Saudi Aramco с 85% до 50%. Это поможет увеличить стоимость Aramco, которая является основным источником доходов для нефтедобытчиков страны.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Саудовская Аравия, кажется, смирилась с тем, что больше не может контролировать нефтяные рынки, вместо этого она фокусируется на попытке защитить свою экономику.

Рост количества буровых установок, достижения в области сланцевой нефтедобычи и уже существующее перенасыщение поставок – это ряд признаков того, что, несмотря на усилия производителей ОПЕК по стабилизации рынка, основные принципы остаются неизменными и американские производители восстанавливаются.

Если эта тенденция сохранится, стоит ли ждать, что США станут новыми мировыми производителями?

В мире нефти вполне может быть два стабилизирующих производителя в настоящее время. Один - молодой и растущий, и другой, изо всех сил пытающийся идти в ногу со временем.Подробнее: http://www.vestifinance.ru/articles/84135

sell-off.livejournal.com