Рамзана озолотят по-черному. Куда уходит чеченская нефть


Рамзана озолотят по-черному — CompromatWiki

Российские солдаты теперь будут проливать кровь из-за нефти Кадырова

Россия — щедрая душа. На этот раз мы рискуем потерять почти 9 млрд. долларов, или 35 млн. тонн чеченской нефти, лицензию на добычу которой у Путина попросил президент Чечни для местной компании “Грознефтегаз”. Эта нефть была причиной первой чеченской войны.

Асламбек Аслаханов, советник Президента РФ:

“Грознефтегаз” необходимо передать в ведение Чеченской Республики. Такого же мнения придерживался и покойный Ахмат-хаджи Кадыров. В этом случае республика не будет в такой степени зависеть от бюджетного финансирования. Надо сказать, что идею республиканских властей поддержал и президент Путин во время своего визита в Чечню. При этом необходимо внести соответствующее положение в проект договора о разграничении полномочий между Грозным и федеральным центром. Одновременно надо четко разработать механизм отслеживания добычи, транспортировки и переработки нефти. Надо знать, куда уходят деньги.

Идею о том, что чеченской нефтью должны распоряжаться сами чеченцы, высказывал еще Кадыров-старший. Но Москва и не думала отпускать нефтяные вожжи. Чеченскую нефть продавала госкомпания “Роснефть” (“Грознефтегазу” оплачивали только добычу). Деньги возвращались в Грозный. Но через Москву: доходы аккумулировались в специальном внебюджетном фонде, который расходовался на восстановление республики.

Компания “Грознефтегаз” была создана в ноябре 2000 года по распоряжению тогдашнего премьера РФ Михаила Касьянова. 49% акций принадлежит минимущества Чечни, 51% — госкомпании “Роснефть”. В 2004 году объем годовой добычи составил 1,9 млн. тонн. Извлекаемые запасы нефти оцениваются в 35 млн. тонн. Чеченская нефть — одна из самых высококачественных в стране. По цене она не уступает Siberian Light, то есть стоит на несколько долларов дороже, чем Urals — основа российского экспорта.

Почему же сейчас в Кремле опять встал вопрос о хозяине чеченского “черного золота”? В ноябре пройдут парламентские выборы, на которых должна победить именно связка кремлевских ставленников Кадырова—Алханова. А лучшего PR-хода для них, чем “возвращение богатств республики в собственность народу”, и не придумать. В свою очередь, победа именно этого дуэта “докажет правильность политики на Кавказе”.

Зачем это чеченским властям, понятно. На кону очень большие деньги. Как подсчитали эксперты, за добытую в Чечне в прошлом году нефть выручили не меньше 500 млн. долларов. Которые на бумаге предназначены исключительно на восстановление хозяйства республики, а на деле — могут быть потрачены как угодно. Но одно дело — управлять такими деньжищами, пока стоишь у власти. И совсем другое — не только наложить руку на финансовый ручей, но и стать хозяином всего озера. А перевод “Грознефтегаза” в частную собственность после приватизации “Роснефти” становится весьма вероятным.

Если Кремль в угоду сиюминутной политической выгоде пойдет на этот шаг, последствия еще долго будут аукаться по всему Кавказу. Первая чеченская война началась по большому счету из-за нефти. И каждый грозненский баррель обильно полит кровью. А теперь российские солдаты будут продолжать проливать ее из-за нефти Кадырова.

Александр Гришин, Михаил Мошин

Оригинал материала

«Московский комсомолец»

compromatwiki.org

Немного о чеченской нефти...: koly_mygotin

? LiveJournal
  • Find more
    • Communities
    • RSS Reader
  • Shop
  • Help
Login
  • Login
  • CREATE BLOG

koly-mygotin.livejournal.com

Чеченская нефть - изменит ли что-то объявленный конкурс?

Иван Трефилов, Москва: Федеральное Министерство природных ресурсов и правительство Чечни выставляют на открытый конкурс 22 нефтеносных участка, расположенных на территории республики. Ожидается, что до 21 декабря претенденты должны представить свои технико-экономические предложения по разведке и добыче углеводородного сырья. В Москве обещают, что уже на следующий день победители будут публично объявлены. Между тем, есть большие сомнения в том, что власти вместе с правами на разработку конкретных месторождений смогут представить инвесторам безопасные условия для работы. Как говорит бывший премьер советского правительства Николай Рыжков, сейчас нормально работать в Чечне просто невозможно: Николай Рыжков: Это все несерьезно. Идет война, самая натуральная война, боевые действия, убивают людей, взрывают все, о каких, значит, конкурсах?.. Надо навести порядок, а потом уже там браться за что-то... Иван Трефилов: То, что в настоящее время нефть в Чечне добывается в крайне тяжелых условиях, подтверждают и официальные власти. В российском Министерстве энергетики признают, что непрекращающиеся хищения нефти, обстрелы и диверсионные акты никак не позволяют нормально проводить работы даже по ликвидации открытых нефтегазовых фонтанов. Впрочем, в Москве говорят, что сам факт объявления конкурса имеет большое значение. По словам депутата Государственной Думы Алексея Мельникова, это даст хоть некоторую уверенность потенциальным инвесторам: Алексей Мельников: В общем, все равно такого рода вещи делать надо. И объявить конкурс в любом случае нужно и необходимо потому, что на самом деле, конечно же, улучшение ситуации в экономике и создание каких-то возможностей для жизни для людей, которые живут в Чечне - это одна из возможностей для того, чтобы все-таки закончить все, что там происходит, творится. Я считаю, что это - правильный шаг. Конкурс есть конкурс - объявили. Если не будет заявок, то это просто покажет правительству, что ситуация политическая, либо стимулы, которые созданы там, условия конкурса, которые сформулированы для привлечения инвесторов - они недостаточны для того, чтобы что-то поменять. Естественно, конечно же, преимущество будет иметь та компания, которая там сейчас работает и хорошо знает ситуацию, а компании из других регионов - они,.. наверное, все-таки стимулы недостаточны для того, чтобы туда пойти - потерять деньги... Но даже это будет прогрессом. Иван Трефилов: Несмотря на то, что к конкурсу будут допущены все заинтересованные компании, эксперты не считают, что слишком многие из них заинтересуются предложением властей. Естественно, сейчас добывать нефть в Чечне крайне сложно, но, как это ни парадоксально, весь рынок углеводородного сырья в республике уже распределен Поэтому, как утверждает председатель думской комиссии, которая занимается в том числе нефтяными участками, Сергей Иваненко, объявленный конкурс станет во многом пустой формальностью. Сергей Иваненко: Я думаю, что объявление конкурса - это скорее дань закону, потому что по закону конкурс должен быть объявлен, он и объявлен. Не думаю, что будет очень много претендентов, скорее всего речь идет о той компании, которая уже сегодня разрабатывает эти месторождения под контролем, естественно, администрации Чечни и власти в Москве. Поэтому это вещь скорее формальная. Но в то же самое время, конечно, нефть для Чечни имеет ключевое значение, потому что одна из причин того, что началось в 1991-м году и до сих пор продолжается - это тяжелое социально-экономическое положение, отсутствие работы, отсутствие источников дохода у основной массы населения этой республики. Поэтому я думаю, что все заинтересованы в том, чтобы нефть добывалась, чтобы были доходы. Иван Трефилов: Борьба за контроль над чеченской нефтью идет уже давно. В прошлом году "черное золото" в республике добывала компания "Роснефть", однако, федеральные власти сами стимулировали этот рискованный бизнес, давая "Роснефти" дополнительные квоты на экспорт нефти. Потом бывший руководитель Чечни Николай Кошман издал указ о создании нефтяной компании "Грознефть", в связи с чем "Роснефти" пришлось на короткое время из Чечни уйти. Однако, Кошмана сняли, и "Роснефть" пролоббировала создание в республике подконтрольной себе компании "Грознефтегаз". Похоже, что эти действующие лица и есть потенциальные победители объявленного конкурса. В Москве заявляют, что наведение порядка в нефтегазовом комплексе Чечни даст дополнительные средства для общего возрождения республиканской экономики. Однако, по словам депутата Государственной Думы от Чечни Асланбека Аслаханова, пока нефтяные деньги до его избирателей так и не доходят: Асланбек Аслаханов: Сырье для Чечни - это, наверное, один из самых важнейших факторов, потому что рассчитывали, что можно будет продавать нефть, и за счет нефти постепенно восстанавливать экономику и социальную сферу Чечни. Но она Чечне не принадлежит. Деньги за сырую нефть, которую там добывают, продают, куда они уходят - мы не знаем, мы не получаем. По крайней мере, может кто-то и получает, но на нужды этой республики, народа они не идут. А то, что конкурс объявили - это нормально, но нужно все-таки здесь просто предусмотреть, чтобы найденные скважины тут же не были проданы с молотка, как обычно это делается, и чтобы какая-то выгода была для этой республики и для людей, проживающих в этом регионе. Иван Трефилов: Впрочем, в этой ненормальной ситуации депутат от Чечни ничего странного не видит. Как говорит Асланбек Аслаханов, никакого порядка на нефтяном рынке республики навести не удастся, пока на нем работают коррумпированные должностные лица: Асланбек Аслаханов: Сейчас уже республика поставлена в такое положение, что, наверное, те, кто имеет право заключать эти договора - они будут руководствоваться не тем, чтобы был интерес республики, а интересом в свой карман. Это обычно, что сейчас по России делается. Все государственные мужи у нас предпочитают думать, в первую очередь, о себе, о своих процентах, о своих долях, а потом уже все остальное. И чтобы получить это - идут на любые ухищрения и любые ублюдочные, ущербные для региона, для народа, для людей договора. Наверное, то же самое произойдет у нас. Иван Трефилов: Эксперты говорят, что любые попытки легализовать теневой оборот нефти и нефтепродуктов потерпят неудачу, пока от участия в этом бизнесе не будут отстранены российские военные. Как известно, на одном из заседаний Совета Безопасности России Владимир Путин впервые от главы администрации Чечни Ахмада Кадырова услышал реплику о процветающем в республике воровстве нефти. Тогда Кадыров не стал прямо говорить, что этим занимаются непосредственно военные, он лишь поинтересовался: "Как караваны бензовозов беспрепятственно проходят через российские блок-посты"? После этого, предположительно по указанию президента страны, в республике началась операция "Чеченская нефть". Однако, бороться с хищениями поручили тем же самым военным. И поэтому, по признаниям некоторых глав районов, вся эта операция быстро приобрела явно рекламный характер. Вряд ли что изменится в республике и после подведения итогов объявленного конкурса. По всей видимости, добывать чеченскую нефть и впредь будут известные уже компании, а вывода российских войск из Чечни пока не ожидается.

www.svoboda.org

Золото республики. Почему чеченская нефть стоит дешево | Oil.Эксперт

Начало 90-х годов, после распада СССР и возникновения на его обломках независимой России, характеризовалось отчаянным переделом собственности. Автономные республики, имея больше прав, чем остальные регионы, захватывали контроль над активами, находившимися на их территориях. Но в Чечне все было иначе

Президент России Владимир Путин распорядился передать Чечне все акции компании «Чеченнефтехимпром», выполнив просьбу главы региона Рамзана Кадырова трехлетней давности. Указ о передаче нефтяной компании подписан 18 сентября и опубликован на официальном интернет-портале правовой информации. Правительство должно передать акции в течение двух месяцев.

Начало 90-х годов, после распада СССР и возникновения на его обломках независимой России, стало эпохой отчаянного передела собственности. Автономные республики, имея больше прав, чем остальные регионы, (памятуя слова Ельцина: «берите суверенитета, сколько хотите») захватывали контроль над активами, находившимися на их территориях. В массе своей старые советские заводы не представляли большого интереса, но некоторым республикам повезло: в недрах Татарстана и Башкирии залегала нефть. Поэтому оба первых лица — Минтемир Шаймиев и Муртаза Рахимов — приложили все свои усилия, чтобы взять под контроль нефтедобывающий и нефтеперерабатывающий комплексы республик, гарантируя себе стабильный доход. В итоге на руководящих постах оказались их сыновья — отчасти в обход законодательства и без одобрения руководства в Москве, вынужденного до поры до времени мириться с таким самоуправством. Начало 2000-х характеризовалось обратным процессом, по крайней мере в Башкирии, где в итоге «Башнефть» ушла из-под контроля республиканских властей и теперь входит в состав «Роснефти».

В Чечне, осколке советской Чечено-Ингушетии, все пошло не так. К 1991 году регион был крупным центром нефтяной промышленности. В республике и добывали нефть, и перерабатывали ее. В Грозном работали три нефте- и один газоперерабатывающий заводы, имелось несколько нефтяных НИИ и специализированный вуз. Неслучайно последним «нефтяным» министром СССР стал выходец из Чечни Саламбек Хаджиев. При этом месторождения истощались, добыча в масштабах СССР составляла ничтожный процент, и нефть для переработки в республику приходилось ввозить. В принципе Чечня могла эволюционировать так же, как и Татария, и Башкирия, и регионы с истощающимися запасами: дети местного начальства стали бы владельцами-совладельцами заводов и добывающих предприятий, а затем бы их вытеснили олигархические гиганты из Москвы.

Но власть захватили сепаратисты во главе с Джохаром Дудаевым, и развитие республики пошло по другому курсу. Чечня выпала из «нормального» пути приватизации нефтяных активов, в регионе воцарился бандитский хаос, нефть, бензин гнали из нее по черным схемам. А вскоре и вовсе наступил конец нефтяной истории: в ходе первой и второй чеченских войн нефтезаводы перестали существовать, добыча прекратилась. Вместо процветающего Кувейта, который обещали националисты жителям, чеченцы получили развалины Сталинграда. Так что война вопреки теориям заговора началась вовсе не из-за «черного золота».

После того как законность была восстановлена и республика начала приходить в себя, вопрос о ее нефтяном наследии не мог не подняться вновь. На кону стоит вовсе не лакомый кусок: добыча колеблется на уровне 1,5 млн т в год. Для сравнения, Россия в целом добывает приблизительно 555 млн т нефти ежегодно, то есть чеченская доля составляет 0,002% от общероссийской. Все перерабатывающие заводы — три нефтяных и один газовый — уничтожены.

Поэтому передача «Чеченнефтехимпрома» в собственность республики указом президента России Владимира Путина — это нечто вроде дележа шкуры неубитого медведя. А точнее, шкуры давно убитого, а потому — непригодной к обработке. Теперь никто восстанавливать нефтепереработку в ней не будет из-за дороговизны этого предприятия, и потому, что нишу грозненских заводов на топливном рынке Северного Кавказа заняли уже другие предприятия, и в силу того, что Россия находится в перманентном экономическом кризисе. Кроме того, мало кто верит, что спокойствие в Чечне — всерьез и надолго. Уйдет президент России Владимир Путин или глава Чечни Рамзан Кадыров, кто гарантирует сохранение и безопасность активов? Неслучайно «Роснефть» тянет с выполнением обещания построить нефтеперерабатывающий завод в республике, чем и вызывает недовольство Кадырова и игру с передачей акций «Чеченнефтехимпрома».

Реально «Чеченнефтехимпром» никакой работы не ведет, а сдает в аренду свои активы той же «Роснефти» через ее дочку «Грознефтегаз». Поэтому на месте мало что поменяется. Может быть, какие-то платежи, шедшие прежде в федеральный бюджет, теперь будут поступать в местный. Может быть, теперь начнется история с постройкой в Чечне собственного нефтезавода — по образцу Татарии, где таковой был запущен в 2011 году. Но в Казани, столице богатой республики, средств хватало, и рынок сбыта имеется. В Чечне же таких денег нет, и профинансировать проект придется правительству в Москве.

Так что передача пакета акций из федеральной собственности в региональную — это история, скорее, не экономическая, а политическая. Кадыров может объявить о своей аппаратной победе, он получает подтверждение своего влияния, которое при случае может предъявить. Федеральный центр не теряет ничего, «Роснефти» также мало что угрожает. По факту и ранее для работы в республике нефтяной госкомпании прежде всего приходилось договариваться с местными властями вне зависимости от формальной принадлежности акций.

www.forbes.ru

 

Читайте прогноз ценовых колебаний с 17 по 21 сентября 2018.

Поделиться в соц.сетях

www.oilexp.ru

факты и история » ИА Чеченинфо

4-05-2014Просмотров: 3 276

ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ:

 Основой экономики Чечни традиционно является нефтяная индустрия. Грозненский район, наряду с Баку - один из самых старых нефтедобывающих регионов бывшего СССР. Начало промышленной добычи  нефти  республики было положено еще в 1893 году, когда в Старогрозненском районе забил первый фонтан  нефти . За вековую  историю  отрасли из недр было извлечено 420 млн. тонн  нефти .

 

Первые 60 лет поисково-разведочные работы здесь велись исключительно на залежи нефти  и  газа в миоценовых отложениях. Перед началом II Мировой войны в республике добывалось около 4 млн. тонн нефти в год. За годы войны нефтедобывающая промышленность Грозного была практически полностью разрушена. Новый этап развития отрасли начался в конце 1950-х годов, когда были выявлены и введены в разработку высокопродуктивные залежи в глубокозалегающих отложениях верхнемелового возраста. В течение 1960-х годов добыча нефти прогрессивно растет вплоть до 1971 года, когда она достигла пикового уровня 21,3 млн. тонн и составляла более 7% общероссийской. В 1970-е годы, по мере естественного снижения производительности этих объектов, годовой уровень добычи сократился в три раза. В 1980-х - начале 1990-х годов, за счет открытий новых, но менее продуктивных залежей, добыча более-менее стабилизировалась на уровне 5-4 млн. тонн. В последние годы добычи нефти стремительно падала.

 

В республике 23 месторождения, содержащие 44 нефтяные и одну нефтегазоконденсатную залежь. Большинство залежей находится на стадии естественного истощения и нарастающей обводненности. Степень выработанности месторождений, составляющая почти 80% - самая высокая в России. Наиболее значительные месторождения - Старогрозненское, Брагунское, Октябрьское, Эльдаровское, Правобережное и Горячеисточненское, на которых добывается около 70% суммарной добычи республики. Степень выработанности первых четырех из них составляет почти 95%, а двух остальных, с которых поступает 30% добычи, превышает 60%.

 

Общий фонд скважин составляет 1456 единиц, причем, только 9 из них новые. Средняя продуктивность скважины не превышает 4 тыс. тонн в год. Однако объем поисково-разведочного бурения сократился с 118-160 тыс. метров в 1960-х годах до 60 тыс. метров в 1990 году. Степень обеспеченности добычи запасами снизилась с 29 крат в 1960 году до 14 в 1990 году. Текущий уровень извлекаемых запасов оценивается в 50 млн. тонн.

 

Степень разведанности начальных ресурсов республики составляет почти 80%. Считается, что крупные структуры практически выявлены, однако перспективы открытий залежей с меньшими запасами на более глубоких горизонтах достаточно высоки. Потенциальные ресурсы  нефти   Чеченской  республики оцениваются примерно в 100 млн. тонн.

 

Помимо открытий новых залежей, резервом увеличения добычи может явиться доразработка истощенных месторождений, повторный ввод в эксплуатацию обводненных залежей, остаточные запасы по которым, по данным Министерства  нефти  Чечни, оценены в 150 млн. тонн. С этой целью на месторождении Гойт-Корт с 1978 года отрабатывалась технология увеличения нефтеотдачи пласта с закачкой углеводородного газа. До начала чрезвычайных событий в республике планировалось совместно с СевкавНИПИнефть подготовить ТЭО первоочередных объектов доразработки.

 

Значительное место в экономике республики занимает нефтеперерабатывающая промышленность. Республика производила до 6% общероссийского объема бензина  и  более 90% авиационных масел.

 

С конца 1950-х годов в республике интенсивно развивается газовая промышленность. На пяти месторождениях свободного газа ежегодно добывалось менее 0,1 млрд. кубометров. Утилизация нефтяного газа на месторождениях Грозного имеет давнюю  историю , первые попытки начались еще в 1909 году. В 1930 году впервые в СССР в Грозном был получен в промышленном масштабе бензин из нефтяного газа.

www.checheninfo.ru