"Газпром" оценивает запасы нефти в Курдистане в восемь миллионов тонн. Курдистан запасы нефти


Курдистан и битва за нефть — Рамблер/новости

Москва, 9 октября — «Вести. Экономика» Жители Курдистана проголосовали на парламентских выборах в прошлое воскресенье — спустя год после неудачного голосования за независимость. Выборы, результаты которых прошли горячее обсуждение, стали последней главой в длительной и мучительной борьбе за контроль над богатым нефтью регионом. Джанин ди Джованни, старший научный сотрудник Института Джексона по глобальным вопросам в Йельском университете, работает более 30 лет в качестве репортера в зонах конфликтов на Балканах, в Африке и на Ближнем Востоке. Отвечая на вопрос The New York Times о том, что делает Курдистан — и курдскую нефть — настолько важными, она ответила: «Курдистан имеет решающее значение из-за его жизненно важного положения — между Ираном, Сирией, Турцией и Ираком. С тех пор как курдов лишили их государства после Первой мировой войны, они сосредоточились на поиске точек самоопределения. Ключевым моментом для курдов является нефть: в Курдистане расположена примерно треть общих запасов нефти в Ираке, большая часть которых залегает под песками недалеко от города Киркук, который когда-то был оплотом исламского государства в Ираке и Сирии».

Также Джованни добавила, что соседи Курдистана обеспокоены тем, что нефть будет поддерживать стремление курдов к независимости от Ирака. Они опасаются, что курдская автономия нарушит и без того неустойчивое равновесие в регионе. Курдская государственность — это последнее, чего хотели бы иранцы, турки и иракцы.

Однако невозможно представить себе историю Курдистана без участия ИГИЛ, на формирование которого ушли годы. К концу июня 2014 года его влияние на Курдистан было огромным. Боевики ИГИЛ находились в 30 милях от Эрбиля, столицы иракского Курдистана. Учитывая, что боевики находились так близко, это напугало нефтяных экспатов, которые отправились в Курдистан и превратили его в золотую жилу с точки зрения нефтедобычи. Стороны завершили свою деятельность, остановилось строительство. Торговые центры и квартиры в многоэтажных домах остались недостроенными, поскольку цены на нефть резко упали.

Экономика Курдистана понесла финансовые и гуманитарные потери в войне против ИГИЛ, столкнувшись с крахом деловой уверенности. Это привело к оттоку международных нефтяных компаний и других ключевых инвесторов. Результатом стал серьезный финансовый кризис, после которого регион еще не восстановился. Цены на нефть показали отскок, однако стало ясно, что запасы нефти Курдистана превышены и что объемов производства в регионе будет недостаточно, для того, чтобы покрыть эксплуатационные расходы.

Более того, референдум о независимости 2017 года оказался катастрофическим для курдской экономики и добычи нефти. После того как 92% курдов проголосовали за выход из Ирака, Багдад и региональные страны выступили с резким ответом, отобрав нефтедобывающий город Киркук и отдав его в руки иракских сил после тяжелой битвы курдов за освобождение от ИГИЛ. Это было политическое самоубийство курдского лидера Масуда Барзани, который ушел в отставку. Но в первую очередь это лишало курдов киркукской нефти. Джованни также отметила, что 2 фактора мешают Курдистану полностью воспользоваться своим нефтедобывающим потенциалом. Первый фактор — это коррупция региона, которая давно внедрена в общество. А также сложная внутренняя политика Курдистана; главным образом между основной Демократической партией Курдистана (ДПК), Патриотическим союзом Курдистана и небольшими группами. Эти две крупные партии идут в разных направлениях за покровительством и поддержкой. ПСК обращается к Тегерану, у ДПК традиционно больше соглашений с Багдадом, США и западными странами. И это соперничество приводит к важным последствиям на рынке нефти.

Например, недавнее соглашение об экспорте нефти 2016 года. Два года назад, когда внутреннее политическое соперничество в Курдистане ухудшилось, его региональное правительство и Багдад согласились экспортировать 150 тыс. баррелей нефти по курдским трубопроводам в турецкий порт Джейхан. Полученный доход должен был быть разделен между правительствами и ознаменовать собой важную новую эру в отношениях между иракскими и курдскими лидерами. Однако соглашение лишь усугубило внутреннюю напряженность. ПСК обвинил ДПК в отсутствии прозрачности. ДПК обвинила ПСК в продаже нефти Киркука в Иран и присвоении полученных денег.

И если говорить относительно будущего Курдистана, который в конечном итоге должен развиваться как нация и крупный производитель нефти, Джованни уверена, что пока рано говорить о каких-либо положительных признаках.

В январе Институт мира США опубликовал доклад, в котором говорится, что Курдистан стоит на грани «экономического краха». Необходимо быстрое решение и, скорее всего, его должно принять центральное правительство в Багдаде, чтобы убедить инвесторов в том, что они необходимы для восстановления Курдистана после ИГИЛ. Единственный способ для этого состоит в том, чтобы была пересмотрена курдская политика в отношении нефти и распределения доходов в рамках национального бюджета Ирака.

С точки зрения независимости Курдистана страна должна развивать основные институты, которые пока не удалось создать. Она нуждается в верховенстве закона и прозрачности, уровень коррупции должен быть снижен. Багдад и Эрбиль занимаются взаимными обвинениями, но в основе недоверия лежит отсутствие прозрачности.

Как известно, в Ираке новый курдский президент Бархэм Салих, который входит в состав нового правительства в Багдаде. Должность президента в основном церемониальна и всегда переходит к курду, согласно неофициальному соглашению после падения Саддама Хусейна. Салих — курд и бывший депутат ПСК, на него есть надежда. После его избрания представитель иракского министра иностранных дел Ахмед Маджуб заявил: «Ирак вступает в новую фазу, новую эру».

Салих — инженер, получивший образование в Великобритании, активный сторонник высшего образования для молодежи, отчаянно стремящийся к тому, чтобы возродить экономику. К нему также сохраняется хорошее отношение в Вашингтоне.

Читайте также

news.rambler.ru

"Газпром" оценивает запасы нефти в Курдистане в восемь миллионов тонн

14:0528.09.2017

(обновлено: 14:20 28.09.2017)

73511

МОСКВА, 28 сен — РИА Новости. "Газпром нефть" на данный момент оценивает извлекаемые запасы нефти на блоке Garmian в Иракском Курдистане в 8 миллионов тонн, однако продолжает работы по дальнейшей оценке. Об этом в интервью журналу "Нефтекомпас" сообщил генеральный директор Gazprom Neft Middle East Сергей Петров.

"Иракский Курдистан — это крепость": много нефти, большая армия и кемпинги"Около 8 миллионов тонн извлекаемых запасов нефти. Сейчас мы бурим вторую скважину, благодаря которой получим новую геологическую информацию и уточним эту цифру", — сказал Петров.

Он уточнил, что делать выводы по данным одной скважины достаточно проблематично, но добавил, что "Газпром нефть" по итогам 2017 года ожидает на месторождении Sarqala среднесуточную добычу на уровне 7,631 тысячи баррелей в сутки.

"В прошлом году добыча на Sarqala-1 составляла 3,863 тысячи баррелей в сутки. В 2017 год мы вошли с добычей около 5,5 тысячи баррелей в сутки. В течение года мы смогли нарастить добычу до 9,6 тысячи баррелей в сутки…. Мы ожидаем, что среднесуточная добыча по итогам 2017 года вырастет до 7,631 тысячи баррелей в сутки. В следующем году добыча может достичь 13,455 тысячи баррелей в сутки", — сказал Петров.

"Газпром нефть" считает перспективной работу в Иракском КурдистанеОн также уточнил, что компания ведет работу и по оцифровке запасов газа на блоке, что необходимо для оценки целесообразности строительства газовой инфраструктуры.

"Газпром нефть" объявила о начале коммерческой добычи нефти на месторождении Sarqala (блок Garmian в Курдистане) в феврале 2015 года. В марте 2016 года Gazprom Neft Middle East B.V. стала оператором месторождения Sarqala. Ранее оператором проекта была канадская WesternZagros Resources Ltd. В мае 2016 года Gazprom Neft Middle East согласовала с правительством Курдского региона Ирака план разработки месторождения Sarqala, согласно которому компания планировала бурение следующей добывающей скважины — Sarqala-2.

ria.ru

Запасы нефти Курдистана являются прекрасным предметом торга [Александр Хуршудов]

России пока не поступали вопросы от правительств других стран по работе в Иракском Курдистане российских нефтяных компаний, сообщил журналистам министр энергетики РФ Александр Новак.  Ранее, 21 октября, министр нефти Ирака Джаббар аль-Луайби заявил, что он ждет разъяснений от “Роснефти” по поводу контрактов, которые она подписала с Иракским Курдистаном, передавало агентство Рейтер.

Наш корреспондент беседует по теме с экспертом Агентства нефтегазовой информации Александром Хуршудовым:

- Александр Григорьевич, Курдистан недавно проголосовал за независимость, у границ еще не закончились военные действия. Не слишком ли высоки там политические риски для российских компаний?

- Риски действительно велики. Недавно Газпром нефть даже отказалась от одного из трех своих курдских проектов; они небольшие, не связаны с инфраструктурой, но на перспективном месторождении стоят минные поля, и не ясно, когда начнется разминирование…

- Может быть и не стоит нашим нефтяникам работать в этом районе? На планете хватает других, более спокойных мест…

- Я бы там работать точно не стал. Но я эксперт, не бизнесмен. А в бизнесе риск - неотъемлемая часть профессии. К тому же не так много в мире нефтяных провинций с доказанными запасами нефти 6 млрд т. Так что работать надо и в этом, и в других регионах, хотя и с оглядкой.

- Роснефть недавно объявила о создании совместной компании с курдским оператором по эксплуатации экспортного нефтепровода в Турцию. Почему она начинает с такого не совсем обычного предприятия?

- Роснефть прорабатывает в Курдистане и другие проекты, в частности, освоения новых месторождений, строительства экспортного газопровода. Самый больной вопрос для Курдистана состоит в расширении экспортных возможностей. Нефтепроводы в западном направлении находились в зоне боевых действий, там широко распространено воровство нефти. В первую очередь курдам важно наладить дистанционный контроль за трубой и ее охрану. Для этого Россия располагает спутниковыми системами, а Роснефть - опытом борьбы с хищениями.

- Однако у этого проекта уже появилось много противников… Кому выгодно убрать с рынка нефть Курдистана, может быть, тем, кто играет на повышение нефтяных цен?

- Нет. Добыча нефти в Курдистане не так велика (0,5-0,6 млн барр./сут), и ее изменение на ценах почти не скажется. Но американцы прорабатывали план разделения Ирака на три части еще до начала его оккупации. И сейчас они поддерживают курдов не из благотворительности, а ради контроля за нефтяными потоками. Уверен, их абсолютно не устраивает присутствие здесь России, и они еще не раз попытаются ему помешать. Вряд ли случайно после заявлений иракского правительства последовало сообщение Chevron,  самой лояльной по отношению к американским властям нефтяной компании США, о временной приостановке деятельности в Курдистане.

- Может быть, соседний Иран заинтересован в том, чтобы Курдистан экспортировал нефть через южные, шиитские районы Ирака?

- Это не исключено. Иран тесно сотрудничает с Багдадом и был бы не прочь, чтобы все нефтяные маршруты ушли через Басру в южном направлении. Но быстро это сделать не удастся, нужно строить новые трубы, расширять терминалы. Южные маршруты ведут в Индию и Китай, западные через Сирию и Турцию – в Европу, они короче, экономика за них. А противостоять экономической целесообразности – неблагодарное занятие. Думаю, это скоро поймут и в Иране, и в Ираке.

- Иракские власти, вероятно, опасаются, что надежный канал для экспорта нефти приблизит для курдов желанную независимость?

- Думаю, эти опасения напрасны. Роснефть работает строго в рамках законов и не станет действовать в обход центральной власти страны. Если законодательство Ирака предусматривает согласования с центром, они будут выполнены.

- В чем же тогда состоит суть всей этой борьбы вокруг курдской нефти?

- Суть в том, что запасы нефти Курдистана являются прекрасным предметом торга. Они не могут быть освоены без участия властей Ирака и содействия стран-соседей. Рано или поздно это заставит все стороны сесть за стол переговоров и выработать такие решения, которые устроят всех.

Я уважаю желание курдов создать свое государство, но путь к нему коротким не будет. Он пройдет через восстановление разрушенного войной, ликвидацию ненависти народов, расширение культурных связей и создание автономий. Россия в меру сил будет способствовать процессу нормализации жизни в регионе, стараясь поддерживать доброжелательные отношения со всеми участниками.

russianpulse.ru

Референдум курдов: битва за нефть и независимость

Ирак лишится миллиардов баррелей нефти, если курды объявят независимость.

Иракский Курдистан, контролирующий большие запасы нефти, планирует 25 сентября провести референдум о независимости. Голосование определит, останется ли регион частью Ирака или отделится, чтобы впоследствии сформировать новое независимое государство. Это событие может изменить расстановку сил на Ближнем Востоке, поскольку в таком случае Ирак потеряет больше половины своих ресурсов углеводородов.

Шестой в мире

Ирак является вторым по величине производителем нефти в ОПЕК и, по словам министра нефти Джаббара Аль-Луайби, ежедневно добывает порядка 4,32 млн баррелей черного золота. Принято считать, что курдистанская нефть составляет 60% всей добываемой нефти в стране, однако проверить эти данные непросто.

Курдские войска с лета 2014 года полностью контролируют нефтеносную провинцию Киркук, а также другие спорные районы государства, официальная армия которого серьезно ослабла в ходе многолетней борьбы с «Исламским государством» (ИГ, организация запрещена в РФ). И хотя отряды курдской свободной армии «пешмерга» активно участвовали в борьбе с террористами и освобождении Мосула, в своем регионе курдам удалось создать относительную безопасность и стабильность. Это позволило столице Иракского Курдистана, Эрбилю, подписывать инвестиционные контракты с иностранными компаниями.

Путем прямых соглашений с курдским правительством в регион пришли иностранные нефтедобывающие компании.

Американские ExxonMobil и Chevron ведут разведку в регионе с 2012 года, когда подписали соглашение с полуавтономным правительством. В Иракском Курдистане работает турецкая Genel Energy, норвежская DNO, региональный игрок Gulf Keystone Petroleum.

Данных о том, сколько нефти поставляется из Курдистана, у иракского правительства нет. Аналитики и эксперты также затрудняются назвать точные цифры.

Само правительство Иракского Курдистана оценивает запасы региона в 45 млрд баррелей нефти (более 6 млрд тонн), и это легкая нефть с низкой себестоимостью добычи — около $2 за баррель, как в Саудовской Аравии и Кувейте. По величине запасы Иракского Курдистана считаются шестыми в мире.

Русские в Кудистане

В настоящее время в Иракском Курдистане ведет разработку российская «Газпром-нефть». В начале года руководство компании заявляло о планах нарастить добычу нефти в регионе в этом году на 17,3% до 220 тыс. тонн.

В Курдистане она разрабатывает три проекта: Shakal и Halabj, в каждом из которых дочерней структуре компании — Gazprom Neft Middle East — принадлежит 80%, а остальные 20% — региональному правительству Курдистана, а также блок Garmian — совместный проект с канадской WetsernZagros, в котором компаниям принадлежит по 40%, а 20% — курдскому правительству.

«Курдистан остается одним из немногих регионов в мире, где все еще возможны крупные открытия месторождений», — говорится в сообщении на сайте «Газпром нефти».

Незадолго до объявления о референдуме, на Санкт-Петербургском экономическом форуме ряд юридически обязывающих соглашений с курдским правительством подписала «Роснефть».

В частности, стороны заключили инвестиционное соглашение, в рамках которого взяли на себя обязательства развивать сотрудничество в области разведки и добычи, договорились о монетизации проекта по эксплуатации экспортного нефтепровода на территории Иракского Курдистана, а также заключили ряд соглашений о разделе продукции.

«Подписанные документы фиксируют основные условия проекта, который предполагает создание совместного предприятия для реализации долгосрочного контракта в отношении инфраструктурного проекта в Иракском Курдистане.

«Роснефть» получает доступ к управлению крупной региональной транспортной системой мощностью 700 тысяч баррелей в сутки с планируемым расширением до уровня более 1 млн баррелей до конца 2017 года»,— отмечала тогда российская компания. В «Роснефти» Курдистан называли одним из наиболее многообещающих развивающихся энергетических рынков с огромными резервами нефти и газа.

«Роснефть» заявила, что ведет переговоры с региональным правительством Иракского Курдистана о реализации проекта по строительству газопроводносистемы в ускоренном режиме. Проект предполагает запуск в эксплуатацию трубопровода и первые поставки газа внутренним потребителям в 2019 году, а с 2020 года начало экспортных поставок газа.

По расчетам, пропускная способность трубопровода обеспечит экспорт газа в объеме 30 млрд куб. м/год в дополнение к поставкам основным внутренним потребителям.

Нефтяные качели

Расширение сотрудничества Курдистана с иностранными компаниями, в том числе российскими, еще летом вызвало волну критики со стороны некоторых иракских политиков. Официально Москва выступает за целостность Ирака и мирное решение противостояния официального Багдада и непокорного Эрбиля.

«Мы привержены суверенитету и территориальной целостности Ирака, и мы хотим, чтобы любые проблемы, которые возникают внутри вашей страны, были решены путем диалога, национального согласия, компромисса и чтобы были найдены взаимоприемлемые решения», — заверил глава МИД РФ Сергей Лавров иракского коллегу Ибрахима Джаафари 22 сентября на встрече в Нью-Йорке.

Ранее премьер-министр Ирака Хейдар аль-Абади не исключил военного вмешательства, если запланированный референдум приведет к эскалации насилия, однако заверил, что от переговоров с курдами не откажется.

Турецкий премьер Бинали Йылдырым заявил, что в случае референдума Анкара может ввести санкции против Курдистана, а секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани пригрозил закрыть погранпереходы с Иракским Курдистаном.

В настоящее время нефть из Иракского Курдистана экспортируется через Турцию, а значит, санкции Анкары для непокорного региона чреваты серьезными экономическими потерями.

У иракского правительства были планы направить часть добываемой в регионе нефти на НПЗ Ирана, однако руководство нефтяной провинции Киркук отвергло их.

План иракского правительства по отправке нефти Киркука в Иран призван «помешать референдуму в Курдистане, в который в конечном итоге будет включен и Киркук», заявил в интервью «Bloomberg» Дильшад Шаабан, член парламента Иракского Курдистана.

Между автономией и федеральным центром несколько лет действовало соглашение, по которому Иракский Курдистан передавал не менее 250 тысяч баррелей нефти в день в Багдад, получая взамен 17% от федерального бюджета. Однако затем стороны обвинили друг друга в срыве договоренностей и перестали соблюдать соглашение.

Решение о проведении голосования является потенциальной пороховой бочкой для уже давнего спора между Багдадом и Эрбилем над курдским экспортом нефти и распределением доходов, отмечает CNBC.

Политологи считают, что референдум состоится в любом случае. Но по его итогам курдское руководство не станет провозглашать независимость, однако будет использовать его результаты как рычаг давления на Багдад и Анкару.

«Отношения между Багдадом и Эрбилем — самая большая проблема для нефти, а курды используют этот предстоящий референдум в качестве козыря», — сказал в интервью CNBC Рэнда Мансура, эксперт по Ираку в лондонском аналитическом центре Chatham House.

«Независимый экспорт курдской нефти по-прежнему далек от возможностей большого государственного сектора. В нынешних условиях цен на нефть экономические основы независимости кажутся шаткими», — сказал CNBC Торбьорн Солтведт, главный аналитик по Ближнему Востоку и Северной Африке консалтинговой фирмы Verisk Maplecroft.

Источник: finance.rambler.ru

daily-finance.ru

Что значит независимый Курдистан для рынка нефти? — Рамблер/финансы

Москва, 25 августа — «Вести. Экономика» Приближающийся референдум о независимости Иракского Курдистана вынудил активизироваться всех регионах лидеров, поскольку этот вопрос может существенно изменить расстановку сил на Ближнем Востоке.

Референдум о независимости Курдистана от Ирака пройдет 25 сентября этого года. Референдум определит, останется регион частью Ирака или отделится, чтобы впоследствии сформировать новое независимое государство. До сих пор официальная международная поддержка референдума была минимальной. ЕС 19 июня опубликовал заявление, обескуражившее курдское автономное правительство, в котором говорилось, что Великобритания, США, Турция и Ирак официально выступают против голосования. Однако курдских лидеров это не остановило: они заявляют, что голосование состоится в любом случае. Независимость Курдистана — одна из самых сложных проблем на Ближнем Востоке, чреватая распрями и конфликтами, потенциально способная разжечь напряженность в регионе и породить сепаратистские настроения среди курдского меньшинства в Сирии, Турции и Иране. Причем нефть является ключевым фактором в курдской проблеме. Кто заинтересован в независимом Курдистане? Региональная и национальная политика, нестабильность и возможные конфликты могут иметь один положительный результат — будущее нефтегазовой отрасли Ирака будет мрачным. Повторное появление Ирака в качестве крупного производителя нефти и газа поставило под угрозу усилия ОПЕК, возглавляемой Саудовской Аравией и поддержанной Россией, стабилизировать рынок нефти. Любое возможное препятствие, мешающее увеличению объема производства нефти в Ираке, заслуживает внимания. Нестабильный Ирак не получит столь необходимого инвестиционного притока, чтобы нарастить влияние в качестве второго крупнейшего производителя ОПЕК. Независимый Курдистан может иметь пагубные последствия не только потому, что Ирак потеряет часть своих запасов нефти и газа, но также будет полагаться в основном на экспорт нефти через реку Шатт-эль-Араб, что станет узким местом для будущих экспансий. Политическая или даже вооруженная нестабильность в Ираке вернет страну в положение 2013-2014 гг. — страну, изобилующую конфликтами, сектантской или религиозной борьбой, в условиях вакуума власти. В то же время Иран и Турция почувствуют результаты дестабилизации в своих нестабильных регионах, где расположены несколько основных нефтегазовых артерий. В краткосрочной перспективе реальными победителями могут стать члены арабской коалиции, так как их нефтегазовым операциям не будет угрожать напрямую. Борьба за власть в сирийских районах Ирака также могла бы устранить эффект от «вмешательства» Ирана в восточную провинцию Саудовской Аравии. Все «фигуры» в настоящее время находятся на шахматной доске, и можно ожидать начала финальной игры. Риски и успехи всех сторон обязательно будут чрезвычайно высокими. Будущее Ирака решается, на этот раз на арену вышли три новых и сражающихся в битве игроков. Пешки находятся в руках Ирана, Турции или Саудовского альянса. Будущее Ирака будет иметь прямое региональное и глобальное влияние, поскольку глобальным рынкам нефти и газа придется с осторожностью следить за референдумом. Как курдская независимость повлияет на иракскую нефть? Доказанные запасы Курдистана составляют 45 млн баррелей, а объем экспорта колеблется в пределах 600 тыс. баррелей в сутки. Большая часть нефти поступает из страны по трубопроводу из Киркука в турецкий город Джейхан, а оттуда на экспортные рынки в Россию и Европу. И если Ирак понес широкомасштабные потери в нефтяной промышленности во время вторжения США в 2003 г. и последующей гражданской войны, то Курдистан остался относительно невредимым, так как его автономное правительство установило контроль над северными регионами, где находится 40% запасов нефти Ирака. Курдское региональное правительство (КРГ) заключило сделки с международными нефтяными компаниями на разработку месторождений в пределах автономной зоны, без каких-либо вмешательств со стороны Багдада. Крупные сделки были заключены с американскими компаниями и Турцией, которые являются главными клиентами курдской нефти и ее основным транзитным маршрутом. Согласно иракской федеральной конституции нефть продается через государственную организацию, а доходы распределяются с Курдистаном, который получает 17%. Независимость от Багдада и ввод в эксплуатацию нефтепровода КРГ-Турция дала курдам главный выход для экспорта нефти. Нефть является ключевым вопросом при проведении референдума о независимости. Нынешнее правительство КРГ во главе с Демократической партией Курдистана и президентом Масудом Барзани настаивает на референдуме, чтобы оказать давление на иракское правительство, которое оспаривает курдское право претендовать на некоторые нефтедобывающие районы.

finance.rambler.ru

Запасы нефти Курдистана являются прекрасным предметом торга

России пока не поступали вопросы от правительств других стран по работе в Иракском Курдистане российских нефтяных компаний, сообщил журналистам министр энергетики РФ Александр Новак.  Ранее, 21 октября, министр нефти Ирака Джаббар аль-Луайби заявил, что он ждет разъяснений от "Роснефти" по поводу контрактов, которые она подписала с Иракским Курдистаном, передавало агентство Рейтер.

Наш корреспондент беседует по теме с экспертом Агентства нефтегазовой информации Александром Хуршудовым:

- Александр Григорьевич, Курдистан недавно проголосовал за независимость, у границ еще не закончились военные действия. Не слишком ли высоки там политические риски для российских компаний?

- Риски действительно велики. Недавно Газпром нефть даже отказалась от одного из трех своих курдских проектов; они небольшие, не связаны с инфраструктурой, но на перспективном месторождении стоят минные поля, и не ясно, когда начнется разминирование…

- Может быть и не стоит нашим нефтяникам работать в этом районе? На планете хватает других, более спокойных мест…

- Я бы там работать точно не стал. Но я эксперт, не бизнесмен. А в бизнесе риск - неотъемлемая часть профессии. К тому же не так много в мире нефтяных провинций с доказанными запасами нефти 6 млрд т. Так что работать надо и в этом, и в других регионах, хотя и с оглядкой.

- Роснефть недавно объявила о создании совместной компании с курдским оператором по эксплуатации экспортного нефтепровода в Турцию. Почему она начинает с такого не совсем обычного предприятия?

- Роснефть прорабатывает в Курдистане и другие проекты, в частности, освоения новых месторождений, строительства экспортного газопровода. Самый больной вопрос для Курдистана состоит в расширении экспортных возможностей. Нефтепроводы в западном направлении находились в зоне боевых действий, там широко распространено воровство нефти. В первую очередь курдам важно наладить дистанционный контроль за трубой и ее охрану. Для этого Россия располагает спутниковыми системами, а Роснефть - опытом борьбы с хищениями.

- Однако у этого проекта уже появилось много противников… Кому выгодно убрать с рынка нефть Курдистана, может быть, тем, кто играет на повышение нефтяных цен?

- Нет. Добыча нефти в Курдистане не так велика (0,5-0,6 млн барр./сут), и ее изменение на ценах почти не скажется. Но американцы прорабатывали план разделения Ирака на три части еще до начала его оккупации. И сейчас они поддерживают курдов не из благотворительности, а ради контроля за нефтяными потоками. Уверен, их абсолютно не устраивает присутствие здесь России, и они еще не раз попытаются ему помешать. Вряд ли случайно после заявлений иракского правительства последовало сообщение Chevron,  самой лояльной по отношению к американским властям нефтяной компании США, о временной приостановке деятельности в Курдистане.

- Может быть, соседний Иран заинтересован в том, чтобы Курдистан экспортировал нефть через южные, шиитские районы Ирака?

- Это не исключено. Иран тесно сотрудничает с Багдадом и был бы не прочь, чтобы все нефтяные маршруты ушли через Басру в южном направлении. Но быстро это сделать не удастся, нужно строить новые трубы, расширять терминалы. Южные маршруты ведут в Индию и Китай, западные через Сирию и Турцию – в Европу, они короче, экономика за них. А противостоять экономической целесообразности – неблагодарное занятие. Думаю, это скоро поймут и в Иране, и в Ираке.

- Иракские власти, вероятно, опасаются, что надежный канал для экспорта нефти приблизит для курдов желанную независимость?

- Думаю, эти опасения напрасны. Роснефть работает строго в рамках законов и не станет действовать в обход центральной власти страны. Если законодательство Ирака предусматривает согласования с центром, они будут выполнены.

- В чем же тогда состоит суть всей этой борьбы вокруг курдской нефти?

- Суть в том, что запасы нефти Курдистана являются прекрасным предметом торга. Они не могут быть освоены без участия властей Ирака и содействия стран-соседей. Рано или поздно это заставит все стороны сесть за стол переговоров и выработать такие решения, которые устроят всех.

Я уважаю желание курдов создать свое государство, но путь к нему коротким не будет. Он пройдет через восстановление разрушенного войной, ликвидацию ненависти народов, расширение культурных связей и создание автономий. Россия в меру сил будет способствовать процессу нормализации жизни в регионе, стараясь поддерживать доброжелательные отношения со всеми участниками.

m-diplomat.ru

Независимый Курдистан: что будет с нефтью? — Рамблер/новости

Москва, 21 июня — «Вести. Экономика» Курдистан, автономная область на севере Ирака, богатая нефтяными ресурсами и доказавшая эффективную силу против распространения "Исламского государства" (террористическая организация, запрещенная в России), объявил о проведении референдума о независимости 25 сентября этого года. Референдум определит, останется ли регион частью Ирака или отделится, чтобы впоследствии сформировать новое независимое государство. До сих пор официальная международная поддержка референдума была минимальной. ЕС 19 июня опубликовал заявление, обескуражившее курдское автономное правительство, в котором говорилось, что Великобритания, США, Турция и Ирак официально выступают против голосования. Однако курдских лидеров это не остановило, они заявляют, что голосование состоится в любом случае. Независимость Курдистана, одна из самых сложных проблем на Ближнем Востоке, чреватая распрями и конфликтами, потенциально способная разжечь напряженность в регионе и породить сепаратистские настроения среди курдского меньшинства в Сирии, Турции и Иране.

Но как курдская независимость повлияет на иракскую нефть? Доказанные запасы Курдистана составляют 45 млн баррелей, а объем экспорта колеблется в пределах 600 тыс. баррелей в сутки. Большая часть нефти поступает из страны по трубопроводу из Киркука в турецкий город Джейхан, а оттуда на экспортные рынки в Россию и Европу. И если Ирак понес широкомасштабные потери в нефтяной промышленности во время вторжения США в 2003 году и последующей гражданской войны, то Курдистан остался относительно невредимым, так как его автономное правительство установило контроль над северными регионами, где находится 40% запасов нефти Ирака. Курдское региональное правительство (КРГ) заключило сделки с международными нефтяными компаниями на разработку месторождений в пределах автономной зоны, без каких-либо вмешательств со стороны Багдада. Крупные сделки были заключены с американскими компаниями и Турцией, которые являются главными клиентами курдской нефти и ее основным транзитным маршрутом. Согласно иракской федеральной конституции, нефть продается через государственную организацию, а доходы распределяются с Курдистаном, который получает 17%. Независимость от Багдада и ввод в эксплуатацию нефтепровода КРГ-Турция дала курдам главный выход для экспорта нефти.

В 2014 годе выросли споры между Ираком и курдами в отношении того, может ли КРГ предложить курдскую нефть компаниям, не прекращая отношения в Багдаде, а сделка, заключенная между Эрбилем и ExxonMobil, стала почти подстрекательством к насилию. В течение некоторого времени, распределение доходов c Багдадом было отменено, и КРГ изо всех сил пыталось сбалансировать свой бюджет, который зависит от доходов от продажи нефти. Процесс был приостановлен, когда возникло исламское государство как серьезная угроза для внутренней стабильности Ирака, захватившее город Мосул и огромный кусок территории прямо на границе КРГ. Курдские военные силы сыграли решающую роль в смещении исламского государства, став наиболее эффективной военной силой в игре против боевиков. Тем не менее, споры за нефть не прекратились, и она остается камнем преткновения между Эрбилем и Багдадом, один из которых может осложнить референдум о независимости. Курдистан не стал вступать в сделку ОПЕК по сокращению производства в ноябре 2016 года, а также не вступил в расширение соглашения в мае. КРГ планирует расширять производство и объемы экспорта нефти, подписав контракт на 20 лет с российской компанией Роснефть в начале июня. Российская компания инвестирует $3 млрд в КРГ, экспортируя курдскую нефть на нефтеперерабатывающие заводы в Германии. Эта сделка была заключена после соглашения, подписанного в феврале 2017 года, что дало «Роснефти» доступ к транспортировке 700 тыс. баррелей в день. Нефть является ключевым вопросом при проведении референдума о независимости. Нынешнее правительство КРГ, во главе с Демократической партией Курдистана и президентом Масудом Барзани настаивает на референдуме, чтобы оказать давление на иракское правительство, которое оспаривает курдское право претендовать на некоторые нефтедобывающие районы. В начале войны против исламского государства силы Демократической партии Курдистана захватили контроль над нефтяными месторождениями к западу от Киркука, которые лежат в основном за пределами большей части курдского региона.

Соперник Демпартии Патриотический союз Курдистана постарался заблокировать контроль Демократической партии Курдистана над нефтяными месторождениями. Между каждой из сторон постоянно сохраняется конкуренция по поводу будущего нефтедобывающих регионов. Это также является фактором в более широкой иракской политике. Ирак проведет выборы в следующем году, и центральное правительство надеется на курдское участие. Некоторые курды предполагают, что референдум о независимости на самом деле просто уловка, используемая Барзани, чтобы получить более выгодные условия от центрального правительства Ирака, с которым он сотрудничал в прошлом. ДПК борется с проблемой падения популярности, поскольку курды разочаровались обещаниями партии экономического процветания, страдают от тягот продолжающейся войны на севере Ирака и застойных цен на нефть. Референдум, даже если он не ставит себе цель привести к формальной независимости, является эффективным средством для отвлечения от внутренних политических проблем. Остается вопрос самого Киркука, который не является окончательно курдским и может провести свой собственный референдум, чтобы определить, присоединяется ли он к КРГ или остается частью Ирака. Некоторые жители Киркука считают, что фактическая курдская оккупация с 2014 года и продажа нефти из Киркука курдскими властями является «разграблением» и могут противостоять попыткам включить Киркук в состав большого курдского государства. Несмотря на это, Барзани указал, что Киркук будет участвовать в общем референдуме в сентябре, объявив, что он больше не является «спорной территорией». Есть сомнения, что курдский референдум может привести к независимости без признания на международной арене. Де-факто независимое государство, КРГ не представлено на международном уровне, что является решающим предварительным условием для полной государственности. До сих пор противостояние курдской независимости было сильным. Турция и Иран не хотят независимого курдского государства, так как это может стимулировать сепаратизм среди курдских меньшинств. Позиция Турции имеет больше нюансов, так как ее экономика и государственные финансы могли бы получить выгоду из большее обширного экспорта курдской нефти.

Ссылки по теме

Как катарский кризис изменит будущее региона?

Курдская нефть: две ключевые угрозы

"Роснефть" расширит проекты в Иракском Курдистане

США выразили свое несогласие с голосованием, но в настоящее время являются наиболее важным стратегическим партнером КРГ и сотрудничают с курдами в Ираке и Сирии, опираясь на них, чтобы проводить борьбу против исламского государства. Россия возникла как потенциальный союзник для курдов, о чем говорит сделка с «Роснефтью». Она могла бы использовать обещание энергетических контрактов, чтобы вытолкнуть курдов с американской орбиты, в то время, когда напряженность в отношениях между Россией и США в Сирии находится на рекордно высоких уровнях. Все это означает, что курдский референдум, когда он состоится в сентябре, может оказать существенное влияние на состояние северной иракской нефти. При росте свободной добычи курды могли бы игнорировать попытки Ирака и ОПЕК по сокращению производства. Курдское производство может присоединиться к растущей добыче из Ливии и США. С другой стороны, если разгорится основной конфликт, иракская добыча может пошатнуть внутреннюю стабильность в стране. В последнее время наблюдается снижение взаимосвязи между ближневосточной нестабильностью и ценами на нефть, но это может измениться. Ситуация вокруг будущего курдской независимости и курдской нефти тесно связана с тем, что война против исламского государства медленно подходит к концу, международная напряженность в соседней Сирии растет, а рынок нефти продолжает бороться с низкими ценами.

Читайте также

news.rambler.ru