Ливийская нефть как карта в борьбе за власть. Ливия нефть карта


Ливия

Ливия или как гласит официальное название Великая Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия является самой восточной страной Магриба, и северным Африканским государством, что расположилось на побережье Средиземного моря. Как независимое государство, Ливия на карте мира появилась в 1951 году. Площадь Ливии составляет 1 759 540 квадратных километров, являясь тем самым четвертой по величине страной Африки. В Ливии 90% всей территории занимают пустыни. 

Столицей Ливии является город Триполи, в котором проживают 1,7 миллиона, всего же в Либерии проживает около 7 миллионов ливийцев.  Страна разделена на три части, западную восточную и южную, или Триполитанию, Киренаику и Феззан.

Ливия, единственная в мире страна, чей флаг абсолютно одноцветен, без единой цветной точки,  представляя из себя сплошное зеленое полотно. Карта Ливии представляет собой неправильный четырехугольник. 

Календарь в Ливии также особый, по исламскому стилю, здесь нет перехода на летнее или зимнее время.

Береговая линия Ливии составляет 1770 километров, являясь тем самым наибольшей среди африканских стран Средиземного моря, а прилегающую к территории Ливии часть Средиземного моря называют иногда Ливийским морем. Береговая линия Ливии в центральной части, глубоко врезается в сушу, и образует таким образом залив Сидра или Большой Сирт, это именно то место где бесплодная пустыня соприкасается с Средиземным морем.

Благодаря тому, что основу территории страны составляет пустыня, климат в Ливии в основном сухой и пустынный, но в прибрежной зоне более мягкий, что вызвано близостью Средиземного моря. Так на востоке страны, в районе Бенгази, климат становится даже влажным. В Ливии достаточно часты естественные для этих мест пыльные бури, что называются гиббли. Именно на территории Ливии, в 1922 году, в Эль-Азизия, была зафиксирована самая высокая температура на Земле в 57,8 градусов, что еще раз подтверждает что климат здесь достаточно жаркий. Среднемесячная температура тут составляет 40 градусов, но в надгорьях нередки ночные заморозки до – 15 градусов.

Ученными на основании археологических раскопок доказано, что еще ещё 8 000 лет до нашей эры на этой территории уже существовали культуры неолита. Здесь также были обнаружены образцы наскальной живописи V—III веков до нашей эры. А вот уже в VII веке до нашей эры, территории нынешней Ливии колонизировали греки, а затем и римляне.

На незначительной части территории, что не отдана под пашню растут леса аллепской сосны, скального дуба и можжевельника. Но вот около 7% из оставшихся 10% не пустынь занимают пастбища.  

Животный мир Ливии не отличается особым разнообразием из-за суровости климатических условий, так лишь в менее жарких северных районах водятся шакалы, лисицы и фенек. А вот из копытных в этих краях обитают газели, а в пустынных районах антилопы. В Ливии для охраны своей природы создан национальный парк Куф и еще несколько природных парков.

В  Ливии очень живо развито поливное земледелие, хотя все земли для возделывания искусственно орошаются. Таким образом здесь круглый год полно разнообразных фруктов, овощей и зерна, что поставляются на рынок прямо с поля, позволяя собирать земледелам несколько урожаев в год. Воду жители получают из подземных озер в Сахаре. Развито в стране также и разведение разнообразного скота, от овец до верблюдов, а также птиц. Ливия в Африке также занимается разработкой месторождений газа и нефти.

Но собственное производство не обеспечивает страну необходимым продовольствием вынуждая импортировать большинство продуктов питания из других стран.   

Население страны представлено почти 6 миллионами арабов, но на юго-западе Ливии, в Триполитании есть и берберы, а в Феццане живет небольшая по численности община туарегов, есть в Ливии также и небольшие европейские общины греков, итальянцев, мальтийцев и турков.

Как можно понять с национального состава, основная религиозная масса здесь мусульмане-сунниты, которых здесь 97%, но есть также и христианские общины и даже небольшой процент африканский религиозных культов.

Благодаря тому что территория Ливии многие века находилась под покровительством развитых стран, сейчас в стране осталось богатое наследие великих римских, греческих и карфагенянских цивилизаций в виде развалин древней величественной архитектуры. Основной интерес для туристов представляют развалины базилики древнего города Лептис-Магна, эта базилика была построена еще в эпоху правления римского императора Септимия Севера. Интересны так же развалены древнего города Сабрата, что существовал здесь в ІІІ веке до нашей эры. 

www.turspeak.ru

Политика Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

В период с 11 по 12 сентября ливийская армия под командованием генерала Халифы Хафтара взяла под свой контроль основные нефтяные объекты «нефтяного полумесяца» на средиземноморском побережье – в Завии, Рас-Лануфе и Эс-Сидре, а также Зувейтине и Марса-эль-Брега, через которые проходит большая часть добываемой в стране нефти. Захват произошел практически бескровно, погиб всего один человек.

Еще в июле правительство национального согласия, возглавляемое Ф. Сарраджем, договорилось с так называемыми «Хранителями нефтяных месторождений» (фактически самостоятельными вооруженными формированиями), что те будут охранять нефтеналивную инфраструктуру за некоторую плату. В планах правительства было обеспечить безопасность терминалов и пополнить свою тощую казну, перезапустив экспорт нефти. Однако «хранители» недолго подчинялись центральному правительству, будучи недовольными уровнем оплаты их услуг. В результате уровень добычи нефти и ее отгрузки через ливийские порты сильно упал и не достигал более 200-290 тысяч баррелей в день. Напомним, что при правлении М. Каддафи Ливия добывала до 1,65 млн баррелей в день: 300 тысяч из них шли на внутренние нужды, а все остальное (более 1,3 млн баррелей) – на экспорт, что позволяло стране быть одним из крупнейших в мире нефтеэкспортеров, выступая на равных с Кувейтом, Катаром или Мексикой.

И вот теперь вся нефтяная отрасль перешла под контроль ливийских вооруженных сил. Из шести основных терминалов генерал, а ныне маршал Хафтар, теперь контролирует пять, тогда как один в Сирте остается под контролем ДАИШ (террористическая организация, запрещена на территории России). При этом командование ливийской армии гарантировало выполнение всех поставок нефти, на которые подписалась Ливия — как внутренним потребителям, так и на экспорт. Это решение было энергично поддержано парламентом, заседающим в Тобруке и являющимся международно признанным законодательным органом страны. Его спикер Агила Салех, поддерживающий действия генерала Халифы Хафтара, заявил, что «нефтяная корпорация Ливии (NOC) будет соблюдать все имеющиеся обязательства и контракты с местными и иностранными компаниями». Из заявления самой Национальной нефтяной корпорации Ливии следует, что до завершения 2016 года власти на востоке страны планируют повысить добычу черного золота всего за месяц до 950 тыс. баррелей в день.

Конечно, восстановление контроля над нефтяными терминалами всех проблем не решает. Надо еще убедить западные фирмы вернуться в страну. А для этого нужна твердая власть и стабильность. Ведь в условиях фактического безвластия в стране после 2011 года большинство иностранных компаний, добывавших нефть, вынуждены были прекратить добычу или резко сократить объемы. Остались самые стойкие – итальянская ENI и американская ConocoFillips, тогда как французская TOTAL, Royal Dutch Shell и Marathon Oil свернули все или почти все работы и вывезли персонал.

Казалось бы, установление контроля со стороны национальных вооруженных сил над основной промышленной инфраструктурой страны должно приветствоваться всем цивилизованным миром. Но не тут-то было.

Представители США, Франции, ФРГ, Италии, Испании и Великобритании 12 сентября в совместной декларации призвали отряды Халифы Хафтара оставить нефтеналивные порты отбитых накануне у охранных подразделений предприятий нефтяной отрасли. «Мы призываем все вооруженные формирования, вторгнувшиеся на территорию нефтяного полумесяца, немедленно отступить без всяких предварительных условий», – заявили они.

Специальный представитель генсека ООН в Ливии Мартин Коблер фактически вторил этим голосам. 13 сентября на заседании Совета Безопасности в Нью-Йорке он выразил тревогу по поводу захвата нефтяных терминалов на севере Ливии: «Я опасался, что это может произойти. Такое развитие событий еще сильнее помешает экспорту нефти, лишив Ливию единственного источника доходов, и усугубит раскол в стране», – сказал Коблер. По его словам, экспорт ливийской нефти должен осуществляться исключительно под контролем правительства национального согласия и Президентского совета, которые являются единственными легитимными органами власти в стране.

Заламывая руки, спецпредставитель генсека ООН говорил, что Ливия – богатая ресурсами страна, но ее «экономика движется к коллапсу». По его словам, на выплату зарплат, социальных пособий и субсидии сейчас уходит практически весь бюджет, дефицит которого составляет 75%.

Что же так взбесило Запад? Все очень просто. Установление генералом Х. Хафтаром контроля над нефтяными терминалами окончательно смещает баланс сил в борьбе за власть в стране в его пользу, особенно с учетом того, что он пользуется поддержкой законно избранного парламента. Тогда как спонсируемое Западом и нацеленное на защиту его интересов правительство Ф. Сарраджа и упомянутый Президентский Совет фактически остаются без средств к существованию.

Тот же М. Коблер явно лукавит, называя эти институты единственно легитимными. Парламент в Тобруке не менее, а более легитимен, чем кабинет Ф. Сарраджа, поскольку он избран народом Ливии, а правительство и Президентский Совет являются продуктом хотя и одобренных международным сообществом, но явно ущербных Схиратских соглашений от 17 декабря 2015 года, т.к. изначально они не были согласованы со всеми влиятельными общественно-политическими силами страны. Тем более что парламент так и не проголосовал за передачу полномочий сформированному под диктовку Запада правительству несмотря на все ухищрения М. Коблера и его жесткое давление на депутатов в августе с.г. До сих пор остается неурегулированным вопрос о руководстве национальными вооруженными силами. По Схиратским договоренностям командование ими должно быть передано Президентскому Совету, но с этим не согласен ни сам Главнокомандующий, ни поддерживающий его парламент.

Теперь события могут пойти по двум следующим сценариям. В соответствии с первым Схиратские соглашения модифицируются и Халифа Хафтар становится либо одобренным всеми Главнокомандующим ВС Ливии или министром обороны, что равнозначно, а Ливия объединяется мирным путем при сохранении правительства Ф. Сарраджа.

В соответствии со вторым сценарием нынешнее правительство будет распущено, Схиратские договоренности выброшены в корзину, а генерал Х. Хафтар, опираясь на уже достигнутые им успехи (контроль над Киренаикой, основными нефтяными полями и терминалами страны), силой распространит свою власть на всю Ливию.

Конечно, первый сценарий, предполагающий политические договоренности между основными игроками, наиболее предпочтителен. Однако его реализация связана со многими ограничениями, поскольку генерал Х. Хафтар и поддерживающий его А. Салех настроены резко против исламистских группировок, заправляющих в Триполи, да и состав правительства, явно продиктованный из-за рубежа, их не устраивает.

Силовой вариант пока не может быть до конца просчитан, поскольку неясно, на чью сторону встанут племена западной части страны. Исламисты из лагеря братьев-мусульман, а тем более ДАИШевцы в Сирте им явно чужды, но и нельзя с уверенностью сказать, что они согласятся с властью восточных племен, представленных Х. Хафтаром и А. Салехом. Да и Запад может посчитать, что генерал Хафтар в борьбе за власть перешел «красную черту» и начать военную интервенцию, о которой уже давно говорят в западных столицах.

Однако путь политических компромиссов с Ф. Сарраджем на данном этапе выглядит более реалистическим, поскольку дает возможность генералу выиграть время и не дать повода западным государствам начать новую интервенцию в стране. Временный паралич Запада, вызванный выборами президента США, дает Х. Хафтару и его союзникам шанс мирным путем навязать нынешнему правительству свой вариант урегулирования.

newsland.com

Ливийская нефть как карта в борьбе за власть — Что происходит в мире.

В период с 11 по 12 сентября ливийская армия под командованием генерала Халифы Хафтара взяла под свой контроль основные нефтяные объекты «нефтяного полумесяца» на средиземноморском побережье – в Завии, Рас-Лануфе и Эс-Сидре, а также Зувейтине и Марса-эль-Брега, через которые проходит большая часть добываемой в стране нефти. Захват произошел практически бескровно, погиб всего один человек.

Еще в июле правительство национального согласия, возглавляемое Ф. Сарраджем, договорилось с так называемыми «Хранителями нефтяных месторождений» (фактически самостоятельными вооруженными формированиями), что те будут охранять нефтеналивную инфраструктуру за некоторую плату. В планах правительства было обеспечить безопасность терминалов и пополнить свою тощую казну, перезапустив экспорт нефти. Однако «хранители» недолго подчинялись центральному правительству, будучи недовольными уровнем оплаты их услуг. В результате уровень добычи нефти и ее отгрузки через ливийские порты сильно упал и не достигал более 200-290 тысяч баррелей в день. Напомним, что при правлении М. Каддафи Ливия добывала до 1,65 млн баррелей в день: 300 тысяч из них шли на внутренние нужды, а все остальное (более 1,3 млн баррелей) – на экспорт, что позволяло стране быть одним из крупнейших в мире нефтеэкспортеров, выступая на равных с Кувейтом, Катаром или Мексикой.

И вот теперь вся нефтяная отрасль перешла под контроль ливийских вооруженных сил. Из шести основных терминалов генерал, а ныне маршал Хафтар, теперь контролирует пять, тогда как один в Сирте остается под контролем ДАИШ (террористическая организация, запрещена на территории России). При этом командование ливийской армии гарантировало выполнение всех поставок нефти, на которые подписалась Ливия — как внутренним потребителям, так и на экспорт. Это решение было энергично поддержано парламентом, заседающим в Тобруке и являющимся международно признанным законодательным органом страны. Его спикер Агила Салех, поддерживающий действия генерала Халифы Хафтара, заявил, что «нефтяная корпорация Ливии (NOC) будет соблюдать все имеющиеся обязательства и контракты с местными и иностранными компаниями». Из заявления самой Национальной нефтяной корпорации Ливии следует, что до завершения 2016 года власти на востоке страны планируют повысить добычу черного золота всего за месяц до 950 тыс. баррелей в день.

Конечно, восстановление контроля над нефтяными терминалами всех проблем не решает. Надо еще убедить западные фирмы вернуться в страну. А для этого нужна твердая власть и стабильность. Ведь в условиях фактического безвластия в стране после 2011 года большинство иностранных компаний, добывавших нефть, вынуждены были прекратить добычу или резко сократить объемы. Остались самые стойкие – итальянская ENI и американская ConocoFillips, тогда как французская TOTAL, Royal Dutch Shell и Marathon Oil свернули все или почти все работы и вывезли персонал.

Казалось бы, установление контроля со стороны национальных вооруженных сил над основной промышленной инфраструктурой страны должно приветствоваться всем цивилизованным миром. Но не тут-то было.

Представители США, Франции, ФРГ, Италии, Испании и Великобритании 12 сентября в совместной декларации призвали отряды Халифы Хафтара оставить нефтеналивные порты отбитых накануне у охранных подразделений предприятий нефтяной отрасли. «Мы призываем все вооруженные формирования, вторгнувшиеся на территорию нефтяного полумесяца, немедленно отступить без всяких предварительных условий», – заявили они.

Специальный представитель генсека ООН в Ливии Мартин Коблер фактически вторил этим голосам. 13 сентября на заседании Совета Безопасности в Нью-Йорке он выразил тревогу по поводу захвата нефтяных терминалов на севере Ливии: «Я опасался, что это может произойти. Такое развитие событий еще сильнее помешает экспорту нефти, лишив Ливию единственного источника доходов, и усугубит раскол в стране», – сказал Коблер. По его словам, экспорт ливийской нефти должен осуществляться исключительно под контролем правительства национального согласия и Президентского совета, которые являются единственными легитимными органами власти в стране.

Заламывая руки, спецпредставитель генсека ООН говорил, что Ливия – богатая ресурсами страна, но ее «экономика движется к коллапсу». По его словам, на выплату зарплат, социальных пособий и субсидии сейчас уходит практически весь бюджет, дефицит которого составляет 75%.

Что же так взбесило Запад? Все очень просто. Установление генералом Х. Хафтаром контроля над нефтяными терминалами окончательно смещает баланс сил в борьбе за власть в стране в его пользу, особенно с учетом того, что он пользуется поддержкой законно избранного парламента. Тогда как спонсируемое Западом и нацеленное на защиту его интересов правительство Ф. Сарраджа и упомянутый Президентский Совет фактически остаются без средств к существованию.

Тот же М. Коблер явно лукавит, называя эти институты единственно легитимными. Парламент в Тобруке не менее, а более легитимен, чем кабинет Ф. Сарраджа, поскольку он избран народом Ливии, а правительство и Президентский Совет являются продуктом хотя и одобренных международным сообществом, но явно ущербных Схиратских соглашений от 17 декабря 2015 года, т.к. изначально они не были согласованы со всеми влиятельными общественно-политическими силами страны. Тем более что парламент так и не проголосовал за передачу полномочий сформированному под диктовку Запада правительству несмотря на все ухищрения М. Коблера и его жесткое давление на депутатов в августе с.г. До сих пор остается неурегулированным вопрос о руководстве национальными вооруженными силами. По Схиратским договоренностям командование ими должно быть передано Президентскому Совету, но с этим не согласен ни сам Главнокомандующий, ни поддерживающий его парламент.

Теперь события могут пойти по двум следующим сценариям. В соответствии с первым Схиратские соглашения модифицируются и Халифа Хафтар становится либо одобренным всеми Главнокомандующим ВС Ливии или министром обороны, что равнозначно, а Ливия объединяется мирным путем при сохранении правительства Ф. Сарраджа.

В соответствии со вторым сценарием нынешнее правительство будет распущено, Схиратские договоренности выброшены в корзину, а генерал Х. Хафтар, опираясь на уже достигнутые им успехи (контроль над Киренаикой, основными нефтяными полями и терминалами страны), силой распространит свою власть на всю Ливию.

Конечно, первый сценарий, предполагающий политические договоренности между основными игроками, наиболее предпочтителен. Однако его реализация связана со многими ограничениями, поскольку генерал Х. Хафтар и поддерживающий его А. Салех настроены резко против исламистских группировок, заправляющих в Триполи, да и состав правительства, явно продиктованный из-за рубежа, их не устраивает.

Силовой вариант пока не может быть до конца просчитан, поскольку неясно, на чью сторону встанут племена западной части страны. Исламисты из лагеря братьев-мусульман, а тем более ДАИШевцы в Сирте им явно чужды, но и нельзя с уверенностью сказать, что они согласятся с властью восточных племен, представленных Х. Хафтаром и А. Салехом. Да и Запад может посчитать, что генерал Хафтар в борьбе за власть перешел «красную черту» и начать военную интервенцию, о которой уже давно говорят в западных столицах.

Однако путь политических компромиссов с Ф. Сарраджем на данном этапе выглядит более реалистическим, поскольку дает возможность генералу выиграть время и не дать повода западным государствам начать новую интервенцию в стране. Временный паралич Запада, вызванный выборами президента США, дает Х. Хафтару и его союзникам шанс мирным путем навязать нынешнему правительству свой вариант урегулирования.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

dialogn.ru

Ирак, Ливия: суверенитет и нефть

Ирак, Ливия: суверенитет и нефть Перекройка политической карты Ближнего Востока, начатая Соединёнными Штатами, предполагает ликвидацию территориальной целостности Ирака, Ливии, Сирии. Не в последнюю очередь это обусловлено стремлением к установлению контроля над нефтегазовыми ресурсами этих стран, а также маршрутами транспортировки нефти и газа, как действующими, так и запроектированными.В рамках этого сценария Иракский Курдистан уже не первый год наращивает «самостоятельный» нефтеэкспорт в Турцию и далее. В том числе это поставки нефти в США. Правда, на севере Ирака (в Иракском Курдистане) работают и российские нефтегазовые компании, но они работают в основном через Багдад. В отличие от них действующие там западные и турецкие компании (их более десятка) предпочитают договариваться с Эрбилем. Об этом заявил автору Чрезвычайный и Полномочный посол Ирака в Российской Федерации Хайдар Мансур Хади. «Правительство Ирака, – отметил посол, – в конце сентября с. г. решило направить войска в североиракский регион для укрепления суверенитета и целостности нашей страны. Известен растущий интерес инофирм к нефтегазовым ресурсам и трубопроводной сети Северного Ирака, но центральное правительство призывает мировое сообщество развивать связи с этим регионом только через Багдад. Именно таким принципом руководствуются российские компании».Что касается Турции, то она официально выступает против отделения северного Ирака, но наибольший объём нефтеэкспорта оттуда поступает в Турцию по трубопроводам, частично проходящим через Сирию, и, как правило, без согласования с иракским правительством. Общий объём экспорта нефти в Турцию из Иракского Курдистана доходит до 900 тыс. баррелей в сутки.Багдад пытается изменить ситуацию. Как уточнил Х.М. Хади, «в ходе недавней встречи правительственных делегаций Ирака и Турции иракская сторона призвала Турцию отказаться от ввоза и транзита североиракской нефти без согласования с иракскими властями». Однако будет ли Турция следовать этой договорённости, пока не ясно.Экспорт нефти из северного Ирака – в основном в обход иракского правительства – осуществляется почти 10 лет. Курдский сепаратизм в Ираке подпитывается растущим интересом ряда стран и компаний к нефтегазовым ресурсам и к экспортной инфраструктуре региона. С учётом этих факторов, говорит посол Хади, «17%-ю долю отчислений Курдской автономии из её нефтеэкспортных доходов в бюджет Ирака правительство Ирака считает недостаточной». В то же время, по словам посла, «российские «Газпром нефть», «Роснефть» и другие, работающие или планирующие работать здесь, учитывают позицию иракского руководства в отношении северного региона нашей страны и позицию России, выступающей за территориальную целостность Ирака. Иракское правительство не против иностранного участия в освоении нефтегазовых недр Курдской автономии: главное, чтобы эти проекты не нарушали суверенитета и целостности Ирака».Нефть северного Ирака обеспечивает примерно 15% внутреннего нефтепотребления Турции. Причем Анкара и Эрбиль в начале 2013 года согласовали (на неограниченный срок!) «самостоятельный» экспорт североиракской нефти в Турцию в объёме минимум 400 тыс. баррелей в сутки. И уже в том же 2013 году Иракский Курдистан получил от этих поставок почти 3 млрд. долл. Так что экспортные нефтепроводы из Иракского Курдистана, проложенные западными компаниями во второй половине 1940-х годов и позже не к средиземноморским терминалам Турции, Сирии и Ливана, пригодились.Что же касается позиции российского бизнеса в отношении Северного Ирака, она соответствует позиции российского государства. Так, «реализация проектов на территории Иракского Курдистана перспективна и для «Газпром нефти», об этом в начале октября заявил гендиректор её дочерней компании Gazprom Neft Middle East Сергей Петров. «Газпром нефть» – пока единственная компания РФ, добывающая нефть на севере Ирака (с 2015 года). Добыча осуществляется на блоке Гармиан из скважины Саркала-1. В конце февраля 2016 г. года «Газпром нефть» приняла операторство этим блоком от своего партнёра – канадской Western Zagros. Что касается перспектив «Роснефти» в Ираке, то её правление в конце сентября с. г. сообщило, что компания «может профинансировать строительство в ближайшие годы газопровода – до 30 млрд. кубометров в год – из Иракского Курдистана через Турцию в Европу.Схожий сценарий Запад осуществляет и в отношении Ливии. О планах конца 1940-х годов разделить её по «нефтегазовому» принципу (план предусматривал протекторат Великобритании в Киренаике, США в Триполитании и Франции в Феццане) рассказал автору бригадный генерал Ливийской национальной армии (ЛНА) Ахмад аль-Мисмари. По его словам, «Исламское государство» (ИГ) и его союзники в Ливии получают оружие из ряда стран НАТО. В Ливии присутствуют спецподразделения этих натовских стран, но они не препятствуют доступу сепаратистов и ИГ к ливийской нефти, экспортным нефтепроводам и нефтетерминалам. Всё это создаёт в Ливии экономический хаос.«В Ливии, – говорит генерал аль-Мисмари, – усиливается борьба за колоссальные нефтегазовые ресурсы страны. Районы залегания, добычи и экспорта этих ресурсов – арена борьбы между различными группировками, пользующимися внешней поддержкой, особенно со стороны Италии, Катара, Турции, соседних Судана и Чада».ЛНА, по словам аль-Мисмари, контролирует месторождения и нефтегазовые терминалы в восточной и частично в центральной Ливии. Однако нефтегазовую продукцию «многие страны или их компании зачастую покупают у сепаратистских или террористических групп». При этом генерал подчёркивает: «Политика России, в отличие от многих стран, исходила и исходит из принципа государственного суверенитета и территориальной целостности Ливии. Поэтому мы выступаем за более широкое привлечение России к решению вопросов сохранения единства нашей страны и её экономического восстановления».На сегодняшний день ситуация в Ливии и перспективы её развития не внушают оптимизма. Так, по оценке директора Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Василия Кузнецова, «выстроить государство в Ливии после 2011 года не получилось и до сих пор не получается». Эксперт поясняет: «Ныне в Ливии несколько центров силы. Один – международно признанное правительство национального согласия во главе с премьером Фаизом Сараджем в Триполи. Другой – избранная в 2014 году ливийцами Палата представителей, т. е. парламент в Тобруке (восточноливийская Киренаика. – Ред.). С парламентом связана Ливийская национальная армия во главе с маршалом Халифой Хафтаром. И есть город Мисурата, связанный отчасти с Триполи». Кроме этого, имеется «ещё огромное количество племён, этноменьшинства. И много оружия. А власти нет». Потому неудивительно, что в таких условиях «происходит уничтожение любых государственных институтов, а насилие становится основным фактором политической жизни».Ливия, как и Ирак, остаётся одним из центров осуществляемого Западом передела мира. Россия в этих условиях – едва ли не единственная среди крупных держав, поддерживающих государственный суверенитет и территориальную целостность стран, разрываемых Западом на части. И не только на Арабском Востоке.Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Оцени новость:

Также смотрите: 
  • ВКС России в Сирии сокращаются… и остаются до победного конца
  • Президент Сирии выразил готовность к конституционной реформе
  • energynews.su