Ливия — главная опасность для мирового рынка нефти. Ливия поставляет нефть


Россия может за Ливию поставлять нефть в Европу

По словам главы представительства компании E.On Ruhrgas AG в России Райнера Хартмана, Россия зарекомендовала себя как надежный экспортер нефти и газа в европейские страны

Россия может восполнить поставки нефти в Европу в случае сокращения их объема со стороны стран Ближнего Востока, сообщил глава представительства компании E.On Ruhrgas AG в России Райнер Хартман.

По его словам, Россия обладает необходимым для этого потенциалом, отмечает «Прайм-ТАСС» со ссылкой на ИТАР-ТАСС. Хартман также подчеркнул, что в связи с политическим кризисом, который поразил страны Ближнего Востока, страны Евросоюза должны быть крайне заинтересованы в сотрудничестве с РФ.

По его словам, в настоящее время Россия зарекомендовала себя как надежный экспортер нефти и газа в европейские страны. Глава российского подразделения E.On Ruhrgas затруднился оценить влияние ближневосточного кризиса на энергобезопасность европейских стран.

«Никто не может предположить, каковы будут последствия этого кризиса, но лично я не очень оптимистичен», — сказал Хартман.

Ливия, в которой в настоящее время оппозиция борется с режимом Каддафи, является одной из важных стран-импортеров нефти. Она единственная в ОПЕК добывает высококачественную нефть.

В связи с беспорядками добыча нефти в Ливии почти прекратилась. Страна снизила нефтедобычу на 1,2 млн баррелей в день, в то время как обычный объем добычи составлял 1,6 млн баррелей в день. Иностранные компании были вынуждены заморозить добычу. Работу свернули Wintershall, Repsol, BASF, Total, ENI.

На снижение нефтедобычи в Ливии мгновенно отреагировала Саудовская Аравия, которая в одностороннем порядке увеличила производство нефти на 700 тысяч баррелей в день до 9 млн баррелей.

Также пострадала добыча газа. Первой на себе это почувствовала Италия. В частности, был перекрыт Greenstream, по которому ливийский газ доставляется в Италию. В связи с этим «Газпром» нарастил поставки газа в Европу в 2,5 раза.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

www.bfm.ru

Ливия поставила под угрозу планы ОПЕК

Ливия увеличила производство нефти более чем втрое за последние 6 месяцев, что может стать помехой для роста цен на нефть, которого рассчитывают добиться нефтедобывающие страны, сокращая производство, сообщает газета The Wall Street Journal.

30 ноября 2016 года по итогам встречи в Вене страны ОПЕК договорились о сокращении своей добычи на 1,2 млн баррелей в сутки до 32,5 млн баррелей. 10 декабря не входящие в ОПЕК страны согласовали сокращение своей добычи суммарно на 558 тыс. баррелей в сутки, в том числе Россия — на 300 тыс. баррелей. Обязательства по сокращению добычи нефти из стран вне ОПЕК взяли на себя 11 стран — Россия, Азербайджан, Бахрейн, Бруней, Казахстан, Малайзия, Мексика, Оман, Экваториальная Гвинея, Судан и Южный Судан. Сокращение начнется с января. Соглашение заключено на I полугодие с возможностью пролонгации.

Между тем, Ливия, раздираемая внутренними конфликтами и существенно сократившая производство нефти с 2011 года, была освобождена от снижения добычи в рамках соглашения ОПЕК. Однако за последнее время ливийская государственная нефтекомпания National Oil Corp. (NOC) смогла договориться с повстанцами, блокировавшими ключевые объекты нефтяной инфраструктуры, что позволило возобновить добычу на ряде крупных месторождений, отмечает «Интерфакс».

В результате, добыча нефти в Ливии на этой неделе достигла 708 тыс. баррелей в сутки — максимального уровня за 3 года. Ранее в этом году объем добычи нефти в стране опускался ниже 200 тыс. баррелей. В прошлом Ливия, которая обладает крупнейшими резервами нефти среди государств Африки, добывала порядка 1,6 млн баррелей.

В NOC полагают, что в этом году Ливия может увеличить добычу нефти до 900 тыс. баррелей в сутки. Для сравнения: в ноябре, когда государства ОПЕК заключали соглашение о сокращении производства, Ливия добывала порядка 575 тыс. баррелей в сутки. Такое увеличение, как предупреждает издание, нивелирует обещанное Россией снижение добычи нефти, а также может вынудить Саудовскую Аравию повысить объемы сокращения производства, чтобы добиться целевых показателей, согласованных ОПЕК.

www.rosbalt.ru

Ливия, увеличив добычу нефти, поставила под угрозу планы ОПЕК

В этом году Ливия может увеличить добычу нефти до 900 тыс. баррелей в сутки, что нивелирует обещанное Россией снижение добычи нефти

Ливия увеличила производство нефти более чем в три раза за последние шесть месяцев, что может стать помехой для роста цен на нефть, которого рассчитывают добиться нефтедобывающие страны, сокращая производство. Об этом передает «Интерфакс», ссылаясь на публикацию The Wall Street Journal.

30 ноября 2016 года государства ОПЕК договорились снизить добычу нефти на 1,2 млн баррелей в сутки (б/с) — до 33,6 млн б/с. С этого момента цена нефти Brent подскочила на 19%, превысив $55 за баррель.

Ливия, раздираемая внутренними конфликтами и существенно сократившая производство нефти с 2011 года, была освобождена от снижения добычи в рамках соглашения ОПЕК. Однако за последнее время ливийская государственная нефтекомпания National Oil Corp. (NOC) смогла договориться с повстанцами, блокировавшими ключевые объекты нефтяной инфраструктуры, что позволило возобновить добычу на ряде крупных месторождений.

В результате, добыча нефти в Ливии на этой неделе достигла 708 тыс. баррелей в сутки (б/с) — максимального уровня за три года. Ранее в этом году объем добычи нефти в стране опускался ниже 200 тыс. б/с. В прошлом Ливия, которая обладает крупнейшими резервами нефти среди государств Африки, добывала порядка 1,6 млн б/с.

В NOC полагают, что в этом году Ливия может увеличить добычу нефти до 900 тыс. б/с. Для сравнения: в ноябре, когда государства ОПЕК заключали соглашение о сокращении производства, Ливия добывала порядка 575 тыс. б/с. Такое увеличение нивелирует обещанное Россией снижение добычи нефти, а также может вынудить Саудовскую Аравию повысить объемы сокращения производства, чтобы добиться целевых показателей, согласованных ОПЕК, пишет газета.

Россия обязалась сократить добычу на 300 тыс. баррелей в сутки в первом полугодии 2017 года. Глава отдела стратегии на товарно-сырьевом рынке Saxo Bank Оле Хансен отмечает, что наращивание добычи Ливией является «существенной угрозой» для подъема цены нефти до $60 за баррель, учитывая, что хедж-фонды ждут «медвежьих» сигналов.

Другие страны также несут в себе угрозу для соглашения ОПЕК, пишет WSJ. Так, Нигерия, тоже освобожденная от необходимости сокращения добычи, увеличила производство нефти в декабре на 200 тыс. б/с.

Помимо этого, некоторые эксперты ставят под сомнение готовность Ирака снижать добычу. Ранее WSJ сообщила, что Ирак планирует увеличить экспорт нефти в январе. Тем не менее, эксперты считают именно наращивание добычи нефти Ливией наибольшей угрозой для планов ОПЕК. При этом они отмечают, что политическая нестабильность в стране может прервать тенденцию к увеличению добычи.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

www.bfm.ru

Ливийская нефть и ее будущее. Часть 1

Ливийская нефть всегда была в центре интересов не только национальных, но и иностранных нефтяных компаний, а также различных государств, пытающихся использовать в выгодном для себя плане политическую борьбу и даже революционные настроения в этой стране. Находясь после революционных событий в сложном экономическом положении, Ливия, привлекая крупные иностранные компании, стремится повысить уровень нефтедобычи. Кто же из зарубежных игроков играет роль первой скрипки на ливийском нефтяном поле? Каковы шансы российского бизнеса вернуться на рынок этого североафриканского государства и помочь ливийцам достичь желаемого? 

Объем добычи нефти в Ливии, лидирующей среди африканских государств по запасам этого сырья, не превышает 1,4 млн баррелей в сутки. По заявлению ливийского руководства, до конца текущего года страна планирует увеличить суточный показатель до 1,7 млн баррелей. Однако добиться этого будет непросто даже при помощи ряда ино​странных компаний, которые возобновили деятельность на территории государства. Среди них – Eni, Wintershall, Total, OMV, Occidental. Почему?

Во-первых, частые кровопролитные столкновения в восточной части страны, где расположены основные месторождения, снижают производство «черного золота». Противостояние различных племен время от времени затрудняет эффективную работу нефтяной отрасли. Например, в прошлом году были выведены из строя несколько крупных нефтехранилищ. В результате в течение двух месяцев экспортеры не досчитались 60 — 70 тыс. баррелей в сутки. Из-за атак на нефтяные объекты со стороны протестующих в январе этого года производство сырья составило лишь 1,34 млн баррелей в сутки, что на 60 тыс. баррелей ниже декабрьского показателя.

Во-вторых, для начала надлежащего уровня нефтедобычи и масштабного экспорта сырья ливийской стороне необходимы солидные финансовые ресурсы, чтобы восстановить производственную инфраструктуру, серьезно пострадавшую в ходе военных действий. Получение нужного объема средств от европейских инвесторов затруднительно вследствие кризиса, который остро ощущают на себе экономики Старого Света. Что касается США, то у них тоже нет свободных финансовых ресурсов для рискованных внешних вложений. Львиная доля инвестиций уходит на развитие собственной углеводородной промышленности, особенно добычи газа и нефти из горючих сланцев.

В-третьих, инвестиционная привлекательность государства понизилась в силу возросшего уровня возможных политических, экономических и правовых рисков. Это не лучшим образом может сказаться на полном возвращении туда зарубежных концернов, без технологической помощи которых ливийским властям не удастся достичь озвученных планов. Более того, ливийцы не планируют компенсировать иностранным нефтяным и нефтесервисным компаниям убытки, связанные с повреждением оборудования и другой собственности. И хотя многие фирмы на свой страх и риск уже активно приступили к нефтедобыче и достигли 70-80% прежнего показателя, однако этого недостаточно.

В-четвертых, восстановление объемов добычи будет отличаться на различных участках. Например, Сирт — основной бассейн, на который приходится около двух третей производства, весьма сложный и работы там потребуют большего периода времени. В этой связи уместно напомнить, что, судя по заявлениям ливийского руководства, государство планировало выйти на довоенные показатели еще к концу 2011 года, а затем – к середине минувшего года. Как видно, уложиться в обозначенные сроки не удалось. И, пытаясь выйти из сложившейся ситуации, Триполи настоятельно зазывает международных игроков активизировать добычу и отгрузку нефти на экспорт.

Основные игроки

В минувшем году Ливия поставила на внешние рынки 379,5 млн баррелей нефти. Основными потребителями стали Италия — 139,8 млн баррелей (36,8% от общего экспорта), Китай — 48,2 млн баррелей (12%) и Франция — 46,8 млн баррелей (11%). Покупателями сырья выступили итальянские компании Eni и Saras, швейцарская Glencore, испанская Repsol, а также китайская Unipec.

Интерес американских ConnocoPhillips, Hess и Marathon, работающих в Ливии, не столь высок. Ведь поставки из этой североафриканской страны даже до начала военных действий насчитывали менее 1% общего нефтяного импорта США. В то время как европейский рынок погашал около 10% своих нужд за счет Джамахирии, экспортировавшей туда более двух третей добываемого на ее территории топлива.

Тем не менее, американский бизнес не исключает возможной кооперации с европейскими концернами для увеличения производства на ливийском нефтяном поле.

Примечательно, что власть Ливии, хоть и нуждается в иностранных инвестициях и новейших технологиях для восстановления нефтяного хозяйства, но вовсе не намерена идти на поводу у Запада. Доказательством служит процесс проверок на коррупционность сделок, заключенных прежним ливийским режимом с крупными нефтяными концернами.

Относительно результатов этой процессуальной кампании можно сделать несколько предположений. В частности, подобные расследования могут стать серьезным препятствием для иностранцев на пути к расширению бизнеса в Ливии. На эту страну приходится около 14% совокупной добычи Eni, причем в ближайшие 10 лет компания планирует удвоить этот показатель, инвестировав в ливийскую экономику 30-35 млрд долларов.

Кроме того, проверка европейских гигантов способна сыграть на руку США и повысить конкурентоспособность американских нефтедобытчиков, которые вполне могут переориентироваться на Ливию в случае возникновения сложностей на других рынках.

В целом работа ливийцев по привлечению западных фирм ведется успешно. Так, осенью 2012 г. в Триполи прошло крупное профильное мероприятие под названием «Нефть, газ и устойчивое развитие». Среди участников значились высокопоставленные политики и представители бизнес-структур. В своем выступлении Абдуррахим бен Язза, бывший министр нефти Ливии, отметил, что возвращение высокого уровня производства в течение короткого периода стало возможным благодаря недюжинным усилиям. Однако страна не собирается останавливаться на достигнутом, а, напротив, будет стремиться увеличивать имеющиеся показатели до 2 млн баррелей в сутки к 2015 г.

В докладе Нури Берруйена, главы «Национальной нефтяной корпорации» Ливии, подчеркивалось, что страна обладает огромными запасами углеводородов и останется экспортером нефти в течение многих десятилетий. Кроме того, по его словам, государство планирует сотрудничать с международными компаниями на таком же высоком уровне прозрачности, как сегодня.

Тем не менее, заявленная публичность не была положительно оценена внешними партнерами. Ливийская сторона назвала покупателей нефти в 2012 г., опубликовав официальную статистику об объемах и стоимости поставок, но позднее было принято решение не афишировать соответствующие данные текущего года. Справедливости ради стоит отметить, что такого рода закрытость вообще характерна для стран, которые находятся в тяжелом экономическом положении и пытаются выйти из него. Например, Ирак долгое время после свержения режима Саддама Хусейна не предоставлял официальную статистику по нефти. Иран, обложенный многочисленными санкциями, несколько лет назад перестал выкладывать в открытом доступе данные об операциях с «черным золотом».

Эльдар Касаев, специалист по инвестициям в энергетику стран Ближнего Востока и Северной Африки, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

ru.journal-neo.org

Ливия — главная опасность для мирового рынка нефти

В долгосрочной перспективе аналитики строят, скорее, медвежьи, чем бычьи прогнозы. И одной из причин этого выступает вероятность роста добычи в трех регионах: Ливия, Нигерия и Иран.

Все три страны освобождены от необходимости проводить сокращение добычи по разным причинам.

Иран согласился сохранить свой уровень производства ниже 4 млн баррелей в сутки. Это позволяет ему нарастить около 90 000 баррелей в день до необходимого уровня производства.

Нигерия значительно сократила производство за последний год, в основном из-за терактов боевиков в дельте реки Нигер.

Ливия переживала гражданскую войну и страдала от борьбы между правительством, признанным международным сообществом, и сепаратистами в восточных регионах, где расположены богатые нефтяные месторождения страны и нефтеперерабатывающие заводы.

Сокращение добычи на 1,5 млн баррелей в день, проводимое членами ОПЕК, наряду с сокращением на 600 000 баррелей в день, проводимым странами, не входящими в ОПЕК, уже спровоцировало рост цен выше $50 за баррель. Однако, в течение следующего года ситуация в этих трех странах продолжит оказывать понижательное давление на цены.

Ливия может сохранить прежний уровень добычи и добиться успеха в наращивании былой мощи нефтяной промышленности.

Несмотря на хорошие перспективы для резкого восстановления ливийского производства, политическая ситуация в стране непростая, возобновление боевых действий между враждующими группировками может лишь усилить нестабильность.

В период с сентября 2016 года по январь 2017 года добыча нефти в стране выросла с 300 000 баррелей в сутки до 700 000 баррелей в сутки. Такой рост стал возможен после того, как военным силам удалось отвоевать ключевые объекты на востоке страны, где сохраняются сильнейшие сепаратистские настроения.

Правительство объявило о планах по увеличению производства на 1 млн баррелей в сутки к концу года.

Эти планы были отложены на этой неделе из-за сбоя в электропитании на нефтяном месторождении Сарир, что привело сокращению производства на 60 000 баррелей в день. Скорее всего, это будет лишь краткосрочный перерыв.

Лишь за несколько дней до этого представитель Правительства национального согласия Ливии заявлял, что добыча нефти в стране превысила 750 000 баррелей в сутки.

Уже сейчас производство в стране увеличилось на 23% с ноября. Представитель Ливии отметил, что страна поставила цель – уровень добычи 1,25 млн баррелей в сутки к концу года.

В 2011 году, до того было свергнуто правительство Муаммара Каддафи, Ливия производила 1,6 млн баррелей в сутки. Для того, чтобы выйти на этот уровень стране необходимы инвестиции от $100 млрд до $120 млрд, чтобы восстановить поврежденную инфраструктуру и провести разведки новых месторождений.

Насколько быстро производство может достигнуть ожидаемого уровня в 1 млн баррелей в сутки, зависит от условий внутри страны. Здесь может усилиться напряженность и снизиться и без того слабый контроль Правительства национального согласия над нефтяными месторождениями и экспортными мощностями.

Благодаря американским авиаударам, в Ливии были значительно ослаблены местные силы, лояльные к ИГИЛ. Однако, ближайшее будущее в отношении политической стабильности Ливии пока остается неопределенным.

Генерал Хафтар, который пытался захватить власть в 2014 году, потерпел неудачу и находится в изгнании в США. Теперь он намерен снова попытаться захватить власть, пользуясь сильной поддержкой со стороны президента России Владимира Путина.

Генерала недавно принимали на борту российского авианосца, возвращающегося из Сирии. Аналитики сейчас называют Ливию ареной, на которой Москва сможет оказывать свое влияние на Ближнем Востоке. Хафтар, ранее поддерживаемый США, сейчас считается марионеткой России, намеренной захватить контроль над Ливией.

Попытки таких стран как Италия – бывший колонизатор Ливии с сильными стратегическими и экономическими интересами в этой стране – стабилизировать Правительство национального согласия имели лишь ограниченный эффект. Правительство оказалось слишком слабым, чтобы оказать большое влияние на другие конкурирующие фракции.

Если Хафтар, или силы, верные ему, попытаются выступить против правительства в Триполи, это может привести к большей нестабильности в Ливии.

На фоне восстанавливающегося производства и неустойчивого мира между Триполи и Хафтаром, шансы переворота в Ливии кажутся весьма отдаленными. Но изменение в политической ситуации может вновь нарушить восстановление нефтяной промышленности Ливии.

ktovkurse.com

Уроки Ливии для российских нефтегазовых компаний

Первое объяснение, которое может прийти в голову: события в Ливии, безусловно, спровоцированы нефтяным фактором, и основные участники этого конфликта — государства НАТО, и прежде всего Италия, Франция и США — конечно, рассчитывают на то, что им удастся получить гораздо более лояльное руководство и, соответственно, контролировать ливийскую нефть и увеличить ее поставки на мировой рынок.

Но бывшего ливийского диктатора нельзя назвать врагом европейцев. Более того, европейцы пошли на сделку с Каддафи, когда отказались «лепить» из него террориста и закрыли глаза на теракт в небе над Шотландией. Муамара Каддафи с удовольствием принимали в европейских столицах, а он открыто издевался над хозяевами (как было, к примеру, во время визита Каддафи во Францию, когда его издевательства над Саркози были отмечены французскими газетами). Это не мешало ЕС получать нефть от Ливии.

Конечно, сейчас можно сказать, что с новым руководством в Ливии будет проще общаться. Но повторю еще раз: нефть от Каддафи у европейцев была и так, и они во многом проекты на территории Ливии контролировали. Муамар Каддафи — это в делах не Уго Чавес: тот вообще выгнал все иностранные компании из Венесуэлы. И если сперва в Венесуэлу российские компании заходили через самого Чавеса, то, например, в Ливию попадали через иностранные компании. Так, «Газпром нефть» получила долю в проекте Elefant через Eni, а вовсе не через Каддафи. Теперь Ливия превращается в хаос. Страна будет неуправляемой, возможно, в течение нескольких лет. Не исключен даже раздел этого государства, если учесть, что там имеет место быть племенная структура.

Кстати, России хаос в Ливии только выгоден. Как ни крути, все-таки Ливия России конкурент на мировом рынке нефти и потенциально сильный конкурент на европейском рынке газа. Напомню, что Ливия в прошлом году произвела 77,5 млн тонн нефти, и почти все было поставлено на экспорт. Это довольно серьезные объемы. По газу ситуация более благоприятная: Ливия поставляла в 2010 году чуть менее 10 млрд кубометров газа в Италию и символический объем СПГ в Испанию, но это потенциально был крупный производитель. Италия при помощи ливийского фактора в том числе добилась уступок по контрактам у «Газпрома». Таким образом, убирая Ливию на несколько лет с энергетической карты мира, мы получим определенные бонусы.

На основании чего мы предполагаем, что в течение нескольких лет Ливия не сможет оставаться даже на уровне 2010 года? Очень просто. Давайте посмотрим на ситуацию в Ираке. Очень похожая история: диктатора меняли при помощи западных войск. К чему это привело? Сравнив показатели 2001 года и 2003 года, в начале которого началась военная операция, мы увидим, что добыча нефти в Ираке упала в два раза — практически на 60 млн тонн. Прошло восемь лет, и только сейчас Ирак выходит на объем добычи, который был в 2000–2001 годах. Таким образом, восемь лет оказались потеряны для нефтяной индустрии Ирака, и только сейчас отрасль начинает оживать. Не исключено, что то же самое будет с Ливией. И для России это хорошо.

Второй вопрос заключается в том, послужат ли события в Ливии уроком нашим нефтяным компаниям, которые мечтали в рамках странной стратегии глобализации залезть везде, в том числе в Ливию. Хотелось бы, чтобы ливийская история имела отрезвляющие последствия. Мне кажется, опасно и непродуманно было бы бежать к новому руководству Ливии со словами: «Мы санкции-то поддерживали, мы душой за вас были! Можно нам вернуть контрактики, и мы будем в вас вкладывать денежки?» Я вообще противник этой странной игры в глобализацию, когда российские нефтяные компании бегают по миру, и вместо того чтобы инвестировать в Восточную Сибирь, в российский шельф, о котором столько разговоров, вкладывают деньги в Ливию, в Венесуэлу, в черную Африку и прочие весьма экзотические и политически неустойчивые регионы. Кстати, снова вспомним пример Ирака: еще в 1997 году «ЛУКойл» получил лицензию на добычу в рамках крупного проекта Западная Курна-2. Сейчас «ЛУКойл» вернулся в этот проект в рамках международного консорциума. Можно, конечно, сказать, что, несмотря на имевшиеся риски, «ЛУКойл» по-прежнему в добыче. Но тут есть несколько очень любопытных нюансов: во-первых, лицензию у российской компании отобрало еще правительство Саддама Хусейна в декабре 2002 года по той причине, что вместо того чтобы начать добычу, «ЛУКойл» пошел к американцам и стал вести переговоры о подключении американской компании к проекту. А в Ливию мы, получается, вошли буквально накануне свержения режима Каддафи. Поэтому тут просто физически будет меньше шансов получить лицензии. Можно только потерять и время, и деньги.

Второй момент еще более важен. Допустим, вернемся мы в Elefant и в другие ливийские проекты, но эффективна ли эта стратегия вложения в ту же самую Курну? Вот «ЛУКойл» ближайшие четыре-пять лет должен инвестировать в проект порядка 5 млрд долларов, при том что условия работы там далеко не шоколадные. Там установлен предельный уровень добычи, на который компании нужно выйти, — 120 тыс. баррелей в сутки, и только после превышения этого предела консорциум будет получать премию в размере 1,15 доллара за баррель. Цифры не такие уж фантастические, а объем инвестиций достаточно приличный. Так вот, если мы будем такие суммы по 4–5 млрд вкладывать в проекты в Ираке, в Ливии, в Венесуэле, потом, наверное, не придется удивляться, что у нас недоинвестирована Восточная Сибирь и российский шельф, а мы все принимаем какие-то программы, нацеленные на рост добычи в государстве.

Может быть, мы все-таки определенные позитивные уроки из ливийской истории извлечем и больше не будем бегать по миру в поисках мифической глобальности.http://expert.ru/2011/08/22/livijskaya-istoriya-prepodnosit-nam-horoshij-urok/

iv-g.livejournal.com

Ливия прекращает поставлять нефть в Швейцарию | Oil.Эксперт

Ливийская национальная компания морского транспорта объявила о прекращении в ближайшее время поставок нефти Швейцарии в качестве ответной меры на недавнее задержание в Женеве сына лидера Муамара Каддафи и его жены.Возможное прекращение поставок ливийской нефти не нанесет удара по Швейцарии, поскольку в стране достаточно накопленных запасов нефтепродуктов, заявил 24 июля глава Нефтяного союза Швейцарии Рольф Гартль в ответ на угрозы Триполи «предпринять жесткие меры» в отношении Берна, в том числе в сфере экспорта углеводородов.«С экономической точки зрения это не имеет никакого смысла, — прокомментировал Гартль возможную остановку экспорта. — Ливия сама себя накажет».Ливия является крупнейшим поставщиком нефти в Швейцарию и обеспечивает треть ее потребностей. Однако глава НСШ уверен, что конфедерация в случае необходимости может переориентироваться на другие страны. «Чтобы приспособиться к новым условиям, нам потребуется всего несколько дней», — сказал Гартль.В ответ на задержание сына ливийского лидера Муаммара Каддафи в Женеве 15 июля, официальный Триполи пригрозил «предпринять жесткие меры». По словам одного из представителей ливийского правительства, среди прочего речь может идти и о прекращении поставок нефти. Помимо этого в Ливии были закрыты представительства ряда швейцарских компаний, из Берна отозваны сотрудники ливийской дипслужбы, передает NEWSru.com.Ганнибал Каддафи и его супруга, находящаяся на девятом месяце беременности и приехавшая рожать в одной из швейцарских клиник, были задержаны 15 июля в женевском фешенебельном «Президент-отеле Уилсон». Прокуратура выдвинула против супружеской пары обвинения в том, что они избивали прислугу отеля.Каддафи провел две ночи под арестом в одиночной камере Дворца правосудия в Женеве, а его жена — под надзором в одной из женевских больниц. После этого они были отпущены под залог — Каддафи в 200 тысяч франков, а его супруга — в 300 тысяч, поскольку в отношении нее выдвинуты более серьезные обвинения. Чета Каддафи уже покинула Швейцарию.«Глаз за глаз, зуб за зуб», — выкрикнула Айша Каддафи после освобождения брата Ганнибала и ее невестки под залог. Угроза была приведена в исполнение: двое швейцарцев были арестованы в Триполи, филиалы Nestle’ и ABB закрыты. Ливийцы приостановили выдачу виз и пригрозили бойкотировать поставки нефти в Швейцарию, рассказывает швейцарская Le Temps (полностью на сайте Inopressa.ru).Министр иностранных дел Мишлин Кальми-Рей прервала свой отпуск и направила делегацию в Триполи. Ливийцы заявляют о жестоком обращении и утверждают, что Ганнибал, сын диктатора Муаммара Каддафи, пользовался дипломатической неприкосновенностью.Лоран Мутино, директор женевского управления юстиции и полиции, отрицает факт каких-либо нарушений и заявляет о законности вмешательства: Швейцария, страна прав человека, не может терпеть, когда люди обращаются со своими домочадцами так, как Ганнибал Каддафи. В Берне надеются, что ситуацию удастся разрешить до того, как зайдет речь о кризисе в двусторонних отношениях.Нефтепродукты на eOil.ru

Поделиться в соц.сетях

www.oilexp.ru