Как осуществлялся на практике лозунг " Нефть любой ценой" в 1960-1980 года?Как были использованны нефтедоллары в экономике СССР ? Лозунг нефть любой ценой


Как осуществлялся на практике лозунг " Нефть любой ценой" в...

Крупные месторождения нефти и газа в Западной Сибири были открыты и разведаны в 1950–1960 гг. Еще в 1946 г. Сталин говорил о том, что для коммунизма достаточно добывать 60 млн. т. нефти в год. Но уже во второй половине 1960-х добыча нефти в СССР превысила 100 млн. т.Далее, в 1970-х, темпы росли прежде всего за счет Самотлора и ряда других уникальных месторождений. Были открыты также богатейшие запасы газа – Уренгой, Ямбург.Появилась реальная возможность покрыть потребности в валюте для оплаты импорта продовольствия, а также оборудования и технологий за счет вывоза энергоносителей, произвести структурные изменения в топливно-энергетическом балансе и повысить за счет этого эффективность всей экономики, откладывая реформы.К тому же сложилась исключительно благоприятная конъюнктура на мировых рынках. В 1973 г. произошел первый мировой энергетический кризис, в ходе которого цены на нефть поднялись в 3–5 раз. Решающую роль в этом сыграли решения ОПЕК. Западные страны вынуждены были перестраивать экономику, переходить на энергосберегающие технологии.Второй мировой энергетический кризис в 1979 г. снова привел к скачкообразному росту цен на энергоносители – в 1,7 раза. К этому времени (1980 г.) СССР уже добывал более 600 млн. т нефти, из которых 119 млн. т экспортировал; газа – более 500 млрд. куб. м, из которых экспортировал 53,2 млрд.В 1970–1980 гг. физический объем экспорта нефти вырос на 62%, а стоимость – в 3,7 раза. Максимум был достигнут в 1983 г. – 91,1 млрд. долл.Для справки: наивысшая цена нефти была достигнута в 1982 г. – 248,2 долл. за 1 т, или около 40 долл. за баррель, в 9,2 раза выше цены 1973 г. (24,1 долл. за 1 т). Выручка от экспорта нефти в этот год составила 28,5 млрд. долл. В 1996 г. при цене 135,5 долл. за 1 т (21,5 долл. за баррель) экспорт дал 14,28 млрд. долл. В 1998 г. цена упала до 8 долл. за баррель, в 5 раз меньше цены 1982 г.Мировая цена на газ в 1982 г. была равна 141,15 долл. за 1 куб. м, максимального значения она достигла в 1987 г. – 194,5 долл./куб. м. В эти годы экспорт газа дал 8,3 и 16,4 млрд. долл. соответственно.В развитии нефтегазовой промышленности важную роль играли гигантские компенсационные сделки типа "газ – трубы": западные страны давали кредиты, на которые приобретались трубы, нефтяное и газовое оборудование, а оплата производилась поставками нефти и газа. Правда, ТЭК сам требовал огромных инвестиций, эффективность которых быстро падала. В 1985 г. они вдвое превысили объем 1975 г., а добыча стала снижаться.За 1965–1982 гг. общая валютная выручка СССР от экспорта нефти и газа составила около 170 млрд. долл.Как отмечает Е. Гайдар*, нефтяные деньги были использованы для выведения душевого ВВП и уровня жизни за тот предел, который может устойчиво поддерживаться при социализме. В итоге и неизбежный кризис, когда он наступил, оказался особенно болезненным.* Гайдар Е.Т. Аномалии экономического роста. С. 163.

Когда в 1986 г. конъюнктура изменилась и прежняя политика уже стала невозможна, выяснилось, что эти деньги потрачены неизвестно на что, точнее, на импорт продовольствия, ширпотреб, гонку вооружений (строительство Красноярской РЛС и т.п.).Была возможность вовремя начать структурную перестройку советской экономики, приступить к устранению ее основных деформаций, и тогда к середине 1980-х гг. можно было иметь народное хозяйство, подготовленное к неизбежным переменам, которые вследствие этого были бы намного менее болезненны. Это видно на примере Венгрии, Чехословакии, отчасти Польши, где ко времени рыночных реформ экономика оказалась существенно более сбалансированной и подготовленной.

obrazovalka.ru

Планета взывает о помощи

Специалисты говорят, что приемлемо безопасные АЭС пока еще за горизонтом. И поэтому так опасно для общества желание адептов атомной энергетики поскорее забыть про Чернобыль. В нарушении законов « Об охране окружающей природной среды» Минатом старается открыть Ростовскую АЭС, по существу идет незаконное строительство Костромской АЭС, а в ближайших планах записаны и Дальневосточная, и Карельская, и Калужская АЭС так же, как и десятки подземных АЭС по всей стране. Мучительно больно думать об этом атомном дамокловом мече, который заносим мы над нашим будущим.

Нефть и экология.

Прежний лозунг – «нефть – любой ценой» привел к тяжелым для экологии последствиям. По данным британского журналиста Брайана Мойнихэна, 16% территории России опасны для проживания, а продолжительность жизни россиян снизилась за последние 20 лет на десятилетие, чего в истории развитых стран в мирное время еще не бывало. 70% газо- и нефтепроводов страны представляют потенциальную угрозу. Половина трубопроводов России проложена более 20 лет назад.

Как считает советник президента России по вопросам окружающей среды Алексей Яблоков, ежегодные потери составляют, по крайней мере, 300 миллионов тонн добываемой нефти. Крупные прорывы трубопроводов происходят 3 или 4 раза в год. Но не только утечки нефти вызывают тревогу экологов. 10% атмосферных загрязнений в России приходятся на долю нефтяной промышленности. При этом скажем, в Тюменской области, одном из крупнейших регионов России, лишь около 2% эмиссий улавливает и обезвреживает.

Мировая нефтяная промышленность начала уделять внимание экологии в экологии в 70-х гг., когда каждый год в среднем происходило 25 прорывов. Однако уже в 80-х гг. эта цифра упала до 9. Многие западные компании стали руководствоваться принципом: чем меньше потерь – тем лучше для окружающей среды и бизнеса.

Изобретено немало прогрессивных технологий, уменьшающих загрязнение окружающей среды при добыче нефти.

Многие компании меняют методику поиска нефтяных месторождений, переходя на сейсмическую разведку. Так, в частности, применение подземного радара позволяет выявлять нефтяные и газовые ресурсы без бурения.

Компании уменьшают количество требуемых скважин, применяя технику горизонтального и наклонно-направленного бурения. Даже сами скважины уменьшаются в размерах. Современные узкие буры компании «Шелл» вполовину меньше обычных и, следовательно, требуют намного меньше ресурсов. Тонко линейная скважина глубиной 3 км позволит выбирать 100 вместо 400 тонн породы, и при этом на нее обслуживание потребуется 300 тонн стали, цемента и химреагентов, вместо 2000 тонн для обычных скважин.

При бурении в место с нефтью извлекают воду. Даже современные буровые установки на новых месторождениях извлекают равное количество воды и нефти. Эти воды сильно загрязнены тяжелыми металлами, углеводами и химреагентами, а их очистка обходиться дорого. Оптимальное решение – сокращение количества воды, извлекаемой из месторождения. С этой целью компания «Шелл» испытывает насос, предназначенный для обезвоживания нисходящей скважины. Насос устанавливается у основания буровой скважины и может снизить содержание воды в извлекаемых жидкостях с 90 до 50%. Нефтяные гиганты стремятся избежать потерь нефти в ходе добычи. Традиционные скважины заполняли буровым раствором на нефтяной основе, что облегчало добычу. Сейчас многие компании эксплуатируют закрытые системы с целью предотвращения утечки бурового раствора и его транспортировки на берег для утилизации.

Разрабатывают методы использования отработанной нефти на сельскохозяйственных землях, где микробы разлагают масляной промывочный раствор, смешанный с разбуренной породой, тем самые удобряют землю. В Северном море компания «Шелл» сумела снизить сброс нефти после бурения с 9000 тонн в 1986 до 3000 в 1991 года.

Западная нефтяная промышленность научилась не наносить вред окружающей среде. Российские нефтяные компании стараются не отставать от своих западных коллег. Аналитики поражаются, с какой скоростью они обновляют производственные методы и очищают старые загрязненные участки. В Россию устремились иностранные компании, продающие технологию и оборудование для повышения производительности труда, снижения отходов.

Экологическая эмиграция.

Бурный рост численности населения в развивающихся странах, взрывообразное развитие индустрии в некоторых ранее захолустных районах, резкое возрастание потребности в разнообразном промышленном сырье – все это ложится новой огромной нагрузкой на природу. Приход индустрии означает сокращение сельскохозяйственных угодий. С 1992 года в экономически процветающих странах Азии каждый год на восемь процентов уменьшается площадь под посевами. Продолжающийся нагрев атмосферы способствует расширению пустынь. Во всем мире за последние годы жертвами этого процесса стали 10 миллионов квадратных километров. Больше всего пострадали Азия, Латинская Америка и Европа – северные берега Средиземного моря. Трагичны последствия опустынивание в Африке: леса там уступают место пескам. Доходит до того, что людям даже не на чем готовить пищу – нет дров. (Диаграмма №4)

www.wikidocs.ru

Цена нефти | shafranik.ru

Сегодня в Тюмени состоятся торжества по случаю 45-летия со дня создания Главтюменнефтегаза. Одновременно можно отмечать еще одну дату: 20 лет, как главка не стало.

Гонка на выживание

Та четверть века, что существовал Главтюменнефтегаз, стала определяющей не только для Тюменской области, но и для Советского Союза. Страна Советов, на всех фронтах ввязавшаяся в глобальное соперничество с Америкой — от деревни до космоса, чрезвычайно нуждалась в нефти. И нигде, кроме как в Западной Сибири, взять ее было негде.

Ситуация усугубилась после отставки Никиты Хрущева. Наши правители, забыв уроки Карибского кризиса осени 1962-го, когда весь мир стоял на пороге ядерной войны, вместо только провозглашенной политики мирного сосуществования с Западом взяли жесткий курс на достижение военного паритета, вновь развязав гонку вооружений. Хрущевская оттепель длилась недолго. «Нефть любой ценой!» — столь жесткий лозунг стал определяющим для нефтяников Западной Сибири на десятилетия вперед. Гораздо позднее он трансформировался в гонку за ежесуточную добычу миллиона тонн тюменской нефти и миллиард кубометров газа. Закончилась та гонка распадом СССР.

Но вернемся в 1965-й. К тому времени в Западной Сибири действовало производственное объединение «Тюменнефтегаз», которое возглавил Арон Маркович Слепян, экс-начальник крупнейшего в Башкирии управления буровых работ. Непосредственно в районах добычи, а началась она в 1964-м (наши нефтяники тогда отправили баржами на Омский нефтезавод первые 209 тысяч тонн), развернули три конторы бурения и нефтепромысловые управления «Шаимнефть», «Сургутнефть» и «Мегионнефть».

В июне 1965-го председатель Совета Министров СССР Алексей Николаевич Косыгин подписал постановление: «Учитывая большое государственное значение ускорения развития нефтяной и газовой промышленности Западной Сибири, принять предложение об организации Главного Тюменского производственного управления по нефтяной и газовой промышленности (с местонахождением в г.Тюмени) с непосредственным подчинением его Совету народного хозяйства РСФСР и о предоставлении этому Главному управлению прав совета народного хозяйства экономического района»… Вскоре следует постановление Совета Министров РСФСР, обязующее Средне-Уральский Совнархоз передать в ведение Главтюменнефтегаза «производственное управление «Тюменнефтегаз» со всеми подчиненными ему предприятиями и организациями».

И снова фронт!

«И снова фронт! Еду в Тюмень!» — написал в сентябре 1965-го Виктор Иванович Муравленко. Эта фраза в дневнике тогдашнего начальника управления нефтяной промышленности Средне-Волжского совнархоза стала естественной реакцией на назначение начальником Главтюменнефтегаза. Главка, которому предстояло вести наступление на тайгу и болота Западной Сибири. Как позднее признал Лев Дмитриевич Чурилов, последний министр нефтяной и газовой промышленности СССР, Муравленко создал организацию, превышавшую возможности Миннефтепрома.

Изначально взятые темпы действительно поражают: за три с небольшим месяца после формирования главка только количество тракторов, бульдозеров, экскаваторов, автомобилей в ведении тюменских нефтяников увеличилось вдвое, превысив 2400 единиц. Освоение недр Западной Сибири ЦК ВЛКСМ объявил Всесоюзной ударной комсомольской стройкой.

Практически одновременно — осенью 1965-го — арестованы поэты Андрей Синявский и Юлий Даниэль. Их приговорили к семи и пяти годам лагерей соответственно за антисоветскую деятельность. В том же году на Пушкинской площади проходит первая открытая политическая демонстрация под лозунгами «Уважайте советскую Конституцию!» и «Требуем гласности суда!» В Уголовный кодекс вскоре вносят статьи, предусматривающие лишение свободы за «групповые действия, грубо нарушающие общественный порядок» и «распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский строй». Начинается повсеместная борьба с диссидентами.

Уже весной 1966-го XXIII съезд КПСС ставит задачу: за пять лет довести добычу нефти в Тюменской области до 20-25 миллионов тонн. Бакинские нефтяники, например, шли к этому уровню почти столетие. По ходу из Кремля то и дело звучат команды еще больше увеличить добычу. Положение требует. Союз нерушимый активно поддерживает техникой и специалистами дружественный вьетнамский народ в борьбе с американскими агрессорами. Весной 1968-го танками давит восстание в Праге. Резко обостряются отношения с братским Китаем, посмевшим напасть на остров Даманский… Муравленко справляется с планами партии. В 1970-м страна получила 31,4 миллиона тонн тюменской нефти. За эту пятилетку в разработку введены десять месторождений, в том числе легендарный Самотлор, на промыслах пробурено свыше тысячи скважин. Бурение возросло почти в восемь раз — до 1,014 миллиона метров горных пород.

В 1970-м очередной съезд ставит новую цель: 120-125 миллионов тонн нефти к 1975 году. И вновь план выполнен досрочно. Добыча нефти в Западной Сибири возросла до 148 миллионов тонн, из которых 141,4 миллиона тонн давала Тюменская область. А партия уже требует к 1980-му — к Олимпийским играм в Москве — довести ежегодную добычу нефти в Западной Сибири до 310 миллионов тонн. Для этого ввести в разработку 27 новых месторождений и более 8700 скважин, построить 22340 километров трубопроводов.

В июне 1977-го Муравленко не стало. Он умер во время сессии Верховного Совета СССР. Сердце просто не выдержало такой гонки. В тот год Тюменская область дала стране 211 миллионов тонн нефти. А Главтюменнефтегаз возглавил Феликс Григорьевич Аржанов, девять лет проработавший главным инженером, первым заместителем Муравленко.

Сила есть — ума не надо

Феликс Аржанов не проработал начальником Главтюменнефтегаза и трех лет. Существуют разные версии его «ухода». Одни говорят, что Феликс Григорьевич — «очень скромный, застенчивый и обидчивый человек» — заболел, не выдержали нервы. А Лев Дмитриевич Чурилов, который во второй половине 1960-х работал с Аржановым в «Юганскнефти», убежден: виной всему первый секретарь Тюменского обкома КПСС Геннадий Павлович Богомяков. По словам экс-министра, отставка была настолько несправедливой, что даже Борис Евдокимович Щербина, возглавлявший до Богомякова тюменский обком, оценил инициативу своего последователя фразой «Сила есть — ума не надо».

Сложно оценить, кто прав, а кто виноват. Советский Союз, введя войска в Афганистан, все жестче закручивал гайки. Тюменские нефтяники тем временем явно начинали выдыхаться. Они с трудом выполняли «планы партии — планы народа». В 1980-м годовая добыча с трудом превысила планку в 310 миллионов тонн. Западная Сибирь дала лишь 312,6 миллиона. На ее долю приходилось более половины общесоюзной добычи.

Планы XI пятилетки — 630 миллионов тонн нефти к 1985 году! Страна Советов уже прочно сидела на нефтяной игле, помогая строить коммунизм едва ли не по всей планете. Наши специалисты выполняли интернациональный долг в государствах третьего мира. Лозунги той поры как раз и требовали от тюменцев не менее миллиона тонн нефти в сутки. На главный главк страны бросили Героя Социалистического Труда Ришада Тимиргалиевича Булгакова, генерального директора «Татнефти». Но главк, обеспечивающий львиную долю союзной добычи, проваливал задания партии — одно за другим. Уже в 1983-м не справившегося Героя меняют на генерального директора «Юганскнефтегаза» Романа Ивановича Кузоваткина. Причем для усиления роли и значения начальника Главтюменнефтегаза повышают до заместителя министра нефтяной промышленности СССР. Не помогло. По итогам пятилетки недобор нефти в Западной Сибири достиг 31 миллиона тонн. За неполные восемь лет после эпохи Муравленко в главке поменяли трех начальников.

Последний командарм

Весной 1985-го в Тюмень направили Валерия Исааковича Грайфера, некогда главного инженера «Татнефти», возглавлявшего в то время планово-экономическое управление Миннефтепрома СССР. Он стал последним командармом Главтюменнефтегаза. Ценой неимоверных усилий всей страны в 1986-м ежесуточная добыча в Западной Сибири превысила миллион тонн нефти, достигнув 389,7 миллиона тонн. В 1988-м тюменские нефтяники добыли уже 408,6 миллиона тонн. Немногим меньше, чем добывает сегодня вся Россия.

В 1990-м Главтюменнефтегаза не стало. Вскоре развалилось Министерство, да и все государство. Частички главка составили основу современных компаний — «Роснефти», «ЛУКОЙЛа», «ТНК-ВР», «Сургутнефтегаза», «Газпром нефти»… Но это уже совершенно иная история.

409 миллионов тонн нефти добыли тюменские нефтяники за 1988 год.

Спор оптимистов и пессимистов

комментарий

Валерий Грайфер

председатель совета директоров «ЛУКОЙЛа», последний начальник Главтюменнефтегаза:

— Западную Сибирь изначально ориентировали на добычу дешевым фонтанным способом. Добудем, мол, нефть и уйдем из Сибири. Чего нам там нос морозить? А оказалось все совсем иначе. Надо было несколько миллионов человек размещать в Сибири. Виктору Муравленко приходилось несладко. Всех людей делили на оптимистов и пессимистов. Пессимисты предлагали вдумчиво подходить к оценке ситуации. Оптимисты же шумели: мы в Сибири еще одну Сибирь найдем, по миллиарду тонн нефти и триллиону кубов газа будем добывать ежегодно. Вела эти речи власть предержащая. Спорить с ней было опасно. А Виктору Ивановичу предстояло руководить главком. И перспективу видеть, и стратегию держать. Попади он в число пессимистов, его бы ни в один кабинет не пустили. В этом, мне кажется, заключалась драма великого человека.

Что касается ликвидации главка… Это была трагическая ошибка. Впрочем. кто-то из умных политиков сказал: «Только мерзавец не жалеет о распаде Советского Союза. Но только неумный человек желает его возродить». Такие чувства я испытываю всякий раз, когда речь заходит о Главтюменнефтегазе. Парадокса здесь нет. Да, это была мощная территориальная структура, обеспечивавшая управление топливно-энергетическим комплексом Западной Сибири. Главку отданы часть моей жизни, труд и старания моих товарищей. С другой стороны, говорить о возрождении Главтюменнефтегаза бессмысленно: на его месте в 1990-е образовались нефтяные компании. Сегодня это компании мирового уровня. Они не нуждаются ни в Главтюменнефтегазе, ни в какой-либо подобной структуре. Время другое.

И это всё о нём

Главтюменнефтегаз — та же армия

Юрий Шафраник, председатель Совета Союза нефтегазопромышленников России, председатель правления МГНК «СоюзНефтеГаз», в прошлом — генеральный директор Лангепаснефтегаза, министр топлива и энергетики России:

— Главтюменнефтегаз — это армия, мощнейшая мобилизация. Так тогда и рисовали на картах: десанты, плацдармы, наступления. До сих пор просыпаюсь в холодном поту… То была костоломная машина: чуть-чуть не выдержал, сдали нервишки — и привет. Конечно, мне повезло. Будучи солдатиком, сержантиком, офицериком, а потом и генералом Главтюменнефтегаза, я набирался опыта у таких легендарных полководцев, как Виктор Муравленко, Роман Кузоваткин, Валерий Грайфер. Кстати, Кузоваткин, прозванный Самотлором Ивановичем, принимал меня, выпускника Тюменского «индуса», слесарем-ремонтником в НГДУ «Нижневартовскнефть». А в 28 лет меня, как водилось в ту пору, бросили на освоение нового нефтяного района. Начав в 1980-м с нуля, мы построили среди болот и тайги города Лангепас и Покачи, выйдя к 1990-му на добычу 31 миллиона тонн нефти в год. По сей день Россия живет благодаря этому комплексу. И будет жить еще как минимум четверть века, получая более половины нефти и газа. Реализовать подобный проект при управлении из Москвы было невозможно. На высшем уровне приняли тогда единственно верное решение: максимально приблизить к месту боевых действий главки союзного значения — строительный, геологический, нефтяной, газовый. Здесь разрабатывали и воплощали в жизнь сложнейшие организационные, технические и технологические решения. Богатейший опыт, когда в фантастически короткие сроки достигали столь высоких результатов, в один кулак собирая все силы и ресурсы!

Герои своего времени

Генадий Шмаль, президент Союза нефтегазо-промышленников России, с 1966-го по 1971 год — первый секретарь Тюменского обкома ВЛКСМ, позднее — первый заместитель министра строительства нефтяной и газовой промышленности СССР:

— Я хорошо знал Виктора Муравленко и его преемников. Феликс Аржанов — хороший организатор, прекрасный инженер, человек колоссальной энергии — не сумел одного: построить правильные отношения с партийными органами. Там, где можно было промолчать, — не молчал, там, где можно было согласиться, — гнул свою линию. В то время обком партии начал критиковать нефтяников за сдерживание темпов, появился даже обидный термин: «предельщики». К чему привело насилие над недрами и руководителями главка, хорошо видно на примере уникального Самотлора: выйдя на 157 миллионов тонн в год и выдержав этот уровень два года, он стал резко терять добычу и опустился до 20 миллионов, хотя в его недрах еще более миллиарда тонн извлекаемых запасов. Аржанова сменил Булгаков, прошедший блестящую школу в Татарии. Он был слишком мягок и интеллигентен для сложных условий Западной Сибири. Роман Кузоваткин — легенда Тюменского Севера, любимец сибирских нефтяников — плохо знал, как открываются двери кремлевских, госплановских и госснабовских кабинетов. Да еще нелепая автомобильная авария вывела его из строя. Лишь Валерий Грайфер практически ни в чем не уступал Муравленко. В другое время за тот объем добычи, который тюменцы обеспечили в XII пятилетке, многие получили бы звание Героя. Но начинались новые времена. Огонь по штабам, то есть по министерствам и главкам, провозглашенный архитекторами перестройки, привел к развалу экономики, а в конечном итоге — и страны.

Русское чудо

Сергей Великопольский, президент фонда имени Виктора Муравленко, в прошлом — первый секретарь Нижневартовского горкома КПСС:

— Теперь уже можно утверждать: собственная история Главтюменнефтегаза состоялась. Она стала не только тюменской, но и общегосударственной. Биография такого гиганта внутри нефтяной отрасли страны, конечно же, складывалась из судеб людей, которые в нем работали, создавая сибирское богатство. В подразделениях Главка трудились почти 400 тысяч человек, их средний возраст составлял 29 лет. Только комсомольско-молодежных коллективов насчитывалось 538. Эти люди создали русское чудо! Они шли в стужу через болота, где не ступала нога человека. Они забывали об отдыхе и комфорте. Жить приходилось где попало, но работа, несмотря на трудности, продвигалась, и довольно успешно. Конечный результат — не имеющий аналогов в мире Тюменский нефтегазовый комплекс!

Без натиска мы завязли бы в болотах и хлябях

Геннадий Богомяков, с 1973-го по 1990 годы — первый секретарь Тюменского обкома КПСС:

— Каждый сегодня мнит себя стратегом, видя бой со стороны. Но не будь Протозанова, Щербины, Богомякова, нашлись бы другие, кто выполнял бы те же самые задачи. Надо было торопиться, и рвать гужи было из-за чего. Альтернативы ускоренному развитию к моменту начала освоения Тюменского Севера уже не существовало. Старые нефтяные районы страны давно работали с предельным напряжением, все труднее давались даже мизерные приросты добычи нефти в Татарии и Башкирии. Напряженная ситуация складывалась с газом. Осваивать Тюменский Север черепашьими темпами было невозможно: мы бы завязли в наших болотах и хлябях, а Север не стал бы местом притяжения ни для тех, кто приезжал сюда заработать, ни для тех романтиков и энтузиастов, которые стремились сюда «за туманом и за запахом тайги». И как выглядела бы сегодня страна, если бы не успели к труднейшим для нее годам дойти до Уренгоя, Ямбурга, Когалыма, Лангепаса, Ноябрьска?

Андрей Фатеев

shafranik.ru

Как осуществлялся на практике лозунг " Нефть любой ценой" в...

Крупные месторождения нефти и газа в Западной Сибири были открыты и разведаны в 1950–1960 гг. Еще в 1946 г. Сталин говорил о том, что для коммунизма достаточно добывать 60 млн. т. нефти в год. Но уже во второй половине 1960-х добыча нефти в СССР превысила 100 млн. т.Далее, в 1970-х, темпы росли прежде всего за счет Самотлора и ряда других уникальных месторождений. Были открыты также богатейшие запасы газа – Уренгой, Ямбург.Появилась реальная возможность покрыть потребности в валюте для оплаты импорта продовольствия, а также оборудования и технологий за счет вывоза энергоносителей, произвести структурные изменения в топливно-энергетическом балансе и повысить за счет этого эффективность всей экономики, откладывая реформы.К тому же сложилась исключительно благоприятная конъюнктура на мировых рынках. В 1973 г. произошел первый мировой энергетический кризис, в ходе которого цены на нефть поднялись в 3–5 раз. Решающую роль в этом сыграли решения ОПЕК. Западные страны вынуждены были перестраивать экономику, переходить на энергосберегающие технологии.Второй мировой энергетический кризис в 1979 г. снова привел к скачкообразному росту цен на энергоносители – в 1,7 раза. К этому времени (1980 г.) СССР уже добывал более 600 млн. т нефти, из которых 119 млн. т экспортировал; газа – более 500 млрд. куб. м, из которых экспортировал 53,2 млрд.В 1970–1980 гг. физический объем экспорта нефти вырос на 62\%, а стоимость – в 3,7 раза. Максимум был достигнут в 1983 г. – 91,1 млрд. долл.Для справки: наивысшая цена нефти была достигнута в 1982 г. – 248,2 долл. за 1 т, или около 40 долл. за баррель, в 9,2 раза выше цены 1973 г. (24,1 долл. за 1 т). Выручка от экспорта нефти в этот год составила 28,5 млрд. долл. В 1996 г. при цене 135,5 долл. за 1 т (21,5 долл. за баррель) экспорт дал 14,28 млрд. долл. В 1998 г. цена упала до 8 долл. за баррель, в 5 раз меньше цены 1982 г.Мировая цена на газ в 1982 г. была равна 141,15 долл. за 1 куб. м, максимального значения она достигла в 1987 г. – 194,5 долл./куб. м. В эти годы экспорт газа дал 8,3 и 16,4 млрд. долл. соответственно.В развитии нефтегазовой промышленности важную роль играли гигантские компенсационные сделки типа "газ – трубы": западные страны давали кредиты, на которые приобретались трубы, нефтяное и газовое оборудование, а оплата производилась поставками нефти и газа. Правда, ТЭК сам требовал огромных инвестиций, эффективность которых быстро падала. В 1985 г. они вдвое превысили объем 1975 г., а добыча стала снижаться.За 1965–1982 гг. общая валютная выручка СССР от экспорта нефти и газа составила около 170 млрд. долл.Как отмечает Е. Гайдар*, нефтяные деньги были использованы для выведения душевого ВВП и уровня жизни за тот предел, который может устойчиво поддерживаться при социализме. В итоге и неизбежный кризис, когда он наступил, оказался особенно болезненным.* Гайдар Е.Т. Аномалии экономического роста. С. 163.

Когда в 1986 г. конъюнктура изменилась и прежняя политика уже стала невозможна, выяснилось, что эти деньги потрачены неизвестно на что, точнее, на импорт продовольствия, ширпотреб, гонку вооружений (строительство Красноярской РЛС и т.п.).Была возможность вовремя начать структурную перестройку советской экономики, приступить к устранению ее основных деформаций, и тогда к середине 1980-х гг. можно было иметь народное хозяйство, подготовленное к неизбежным переменам, которые вследствие этого были бы намного менее болезненны. Это видно на примере Венгрии, Чехословакии, отчасти Польши, где ко времени рыночных реформ экономика оказалась существенно более сбалансированной и подготовленной.

Оценить ответ

pomogajka.com

Задание Как осуществлялся на практике лозунг " Нефть любой ценой" в... -

Крупные месторождения нефти и газа в Западной Сибири были открыты и разведаны в 1950–1960 гг. Еще в 1946 г. Сталин говорил о том, что для коммунизма достаточно добывать 60 млн. т. нефти в год. Но уже во второй половине 1960-х добыча нефти в СССР превысила 100 млн. т.Далее, в 1970-х, темпы росли прежде всего за счет Самотлора и ряда других уникальных месторождений. Были открыты также богатейшие запасы газа – Уренгой, Ямбург.Появилась реальная возможность покрыть потребности в валюте для оплаты импорта продовольствия, а также оборудования и технологий за счет вывоза энергоносителей, произвести структурные изменения в топливно-энергетическом балансе и повысить за счет этого эффективность всей экономики, откладывая реформы.К тому же сложилась исключительно благоприятная конъюнктура на мировых рынках. В 1973 г. произошел первый мировой энергетический кризис, в ходе которого цены на нефть поднялись в 3–5 раз. Решающую роль в этом сыграли решения ОПЕК. Западные страны вынуждены были перестраивать экономику, переходить на энергосберегающие технологии.Второй мировой энергетический кризис в 1979 г. снова привел к скачкообразному росту цен на энергоносители – в 1,7 раза. К этому времени (1980 г.) СССР уже добывал более 600 млн. т нефти, из которых 119 млн. т экспортировал; газа – более 500 млрд. куб. м, из которых экспортировал 53,2 млрд.В 1970–1980 гг. физический объем экспорта нефти вырос на 62%, а стоимость – в 3,7 раза. Максимум был достигнут в 1983 г. – 91,1 млрд. долл.Для справки: наивысшая цена нефти была достигнута в 1982 г. – 248,2 долл. за 1 т, или около 40 долл. за баррель, в 9,2 раза выше цены 1973 г. (24,1 долл. за 1 т). Выручка от экспорта нефти в этот год составила 28,5 млрд. долл. В 1996 г. при цене 135,5 долл. за 1 т (21,5 долл. за баррель) экспорт дал 14,28 млрд. долл. В 1998 г. цена упала до 8 долл. за баррель, в 5 раз меньше цены 1982 г.Мировая цена на газ в 1982 г. была равна 141,15 долл. за 1 куб. м, максимального значения она достигла в 1987 г. – 194,5 долл./куб. м. В эти годы экспорт газа дал 8,3 и 16,4 млрд. долл. соответственно.В развитии нефтегазовой промышленности важную роль играли гигантские компенсационные сделки типа "газ – трубы": западные страны давали кредиты, на которые приобретались трубы, нефтяное и газовое оборудование, а оплата производилась поставками нефти и газа. Правда, ТЭК сам требовал огромных инвестиций, эффективность которых быстро падала. В 1985 г. они вдвое превысили объем 1975 г., а добыча стала снижаться.За 1965–1982 гг. общая валютная выручка СССР от экспорта нефти и газа составила около 170 млрд. долл.Как отмечает Е. Гайдар*, нефтяные деньги были использованы для выведения душевого ВВП и уровня жизни за тот предел, который может устойчиво поддерживаться при социализме. В итоге и неизбежный кризис, когда он наступил, оказался особенно болезненным.* Гайдар Е.Т. Аномалии экономического роста. С. 163.

Когда в 1986 г. конъюнктура изменилась и прежняя политика уже стала невозможна, выяснилось, что эти деньги потрачены неизвестно на что, точнее, на импорт продовольствия, ширпотреб, гонку вооружений (строительство Красноярской РЛС и т.п.).Была возможность вовремя начать структурную перестройку советской экономики, приступить к устранению ее основных деформаций, и тогда к середине 1980-х гг. можно было иметь народное хозяйство, подготовленное к неизбежным переменам, которые вследствие этого были бы намного менее болезненны. Это видно на примере Венгрии, Чехословакии, отчасти Польши, где ко времени рыночных реформ экономика оказалась существенно более сбалансированной и подготовленной.

Оцени ответ

eurasia96.ru

Как осуществлялся на практике лозунг " Нефть любой ценой" в 1960-1980 года?Как были исп?

Как осуществлялся на практике лозунг " Нефть любой ценой" в 1960-1980 года?Как были исп??льзованны нефтедоллары в экономике СССР ?

Ответы:

Крупные месторождения нефти и газа в Западной Сибири были открыты и разведаны в 1950–1960 гг. Еще в 1946 г. Сталин говорил о том, что для коммунизма достаточно добывать 60 млн. т. нефти в год. Но уже во второй половине 1960-х добыча нефти в СССР превысила 100 млн. т. Далее, в 1970-х, темпы росли прежде всего за счет Самотлора и ряда других уникальных месторождений. Были открыты также богатейшие запасы газа – Уренгой, Ямбург. Появилась реальная возможность покрыть потребности в валюте для оплаты импорта продовольствия, а также оборудования и технологий за счет вывоза энергоносителей, произвести структурные изменения в топливно-энергетическом балансе и повысить за счет этого эффективность всей экономики, откладывая реформы. К тому же сложилась исключительно благоприятная конъюнктура на мировых рынках. В 1973 г. произошел первый мировой энергетический кризис, в ходе которого цены на нефть поднялись в 3–5 раз. Решающую роль в этом сыграли решения ОПЕК. Западные страны вынуждены были перестраивать экономику, переходить на энергосберегающие технологии. Второй мировой энергетический кризис в 1979 г. снова привел к скачкообразному росту цен на энергоносители – в 1,7 раза. К этому времени (1980 г.) СССР уже добывал более 600 млн. т нефти, из которых 119 млн. т экспортировал; газа – более 500 млрд. куб. м, из которых экспортировал 53,2 млрд. В 1970–1980 гг. физический объем экспорта нефти вырос на 62%, а стоимость – в 3,7 раза. Максимум был достигнут в 1983 г. – 91,1 млрд. долл. Для справки: наивысшая цена нефти была достигнута в 1982 г. – 248,2 долл. за 1 т, или около 40 долл. за баррель, в 9,2 раза выше цены 1973 г. (24,1 долл. за 1 т). Выручка от экспорта нефти в этот год составила 28,5 млрд. долл. В 1996 г. при цене 135,5 долл. за 1 т (21,5 долл. за баррель) экспорт дал 14,28 млрд. долл. В 1998 г. цена упала до 8 долл. за баррель, в 5 раз меньше цены 1982 г. Мировая цена на газ в 1982 г. была равна 141,15 долл. за 1 куб. м, максимального значения она достигла в 1987 г. – 194,5 долл./куб. м. В эти годы экспорт газа дал 8,3 и 16,4 млрд. долл. соответственно. В развитии нефтегазовой промышленности важную роль играли гигантские компенсационные сделки типа "газ – трубы": западные страны давали кредиты, на которые приобретались трубы, нефтяное и газовое оборудование, а оплата производилась поставками нефти и газа. Правда, ТЭК сам требовал огромных инвестиций, эффективность которых быстро падала. В 1985 г. они вдвое превысили объем 1975 г., а добыча стала снижаться. За 1965–1982 гг. общая валютная выручка СССР от экспорта нефти и газа составила около 170 млрд. долл. Как отмечает Е. Гайдар*, нефтяные деньги были использованы для выведения душевого ВВП и уровня жизни за тот предел, который может устойчиво поддерживаться при социализме. В итоге и неизбежный кризис, когда он наступил, оказался особенно болезненным. * Гайдар Е.Т. Аномалии экономического роста. С. 163. Когда в 1986 г. конъюнктура изменилась и прежняя политика уже стала невозможна, выяснилось, что эти деньги потрачены неизвестно на что, точнее, на импорт продовольствия, ширпотреб, гонку вооружений (строительство Красноярской РЛС и т.п.). Была возможность вовремя начать структурную перестройку советской экономики, приступить к устранению ее основных деформаций, и тогда к середине 1980-х гг. можно было иметь народное хозяйство, подготовленное к неизбежным переменам, которые вследствие этого были бы намного менее болезненны. Это видно на примере Венгрии, Чехословакии, отчасти Польши, где ко времени рыночных реформ экономика оказалась существенно более сбалансированной и подготовленной.

cwetochki.ru

Как осуществлялся на практике лозунг " Нефть любой ценой" в 1960-1980 года?Как были использованны нефтедоллары в экономике СССР ?

Крупные месторождения нефти и газа в Западной Сибири были открыты и разведаны в 1950–1960 гг. Еще в 1946 г. Сталин говорил о том, что для коммунизма достаточно добывать 60 млн. т. нефти в год. Но уже во второй половине 1960-х добыча нефти в СССР превысила 100 млн. т. Далее, в 1970-х, темпы росли прежде всего за счет Самотлора и ряда других уникальных месторождений. Были открыты также богатейшие запасы газа – Уренгой, Ямбург. Появилась реальная возможность покрыть потребности в валюте для оплаты импорта продовольствия, а также оборудования и технологий за счет вывоза энергоносителей, произвести структурные изменения в топливно-энергетическом балансе и повысить за счет этого эффективность всей экономики, откладывая реформы. К тому же сложилась исключительно благоприятная конъюнктура на мировых рынках. В 1973 г. произошел первый мировой энергетический кризис, в ходе которого цены на нефть поднялись в 3–5 раз. Решающую роль в этом сыграли решения ОПЕК. Западные страны вынуждены были перестраивать экономику, переходить на энергосберегающие технологии. Второй мировой энергетический кризис в 1979 г. снова привел к скачкообразному росту цен на энергоносители – в 1,7 раза. К этому времени (1980 г.) СССР уже добывал более 600 млн. т нефти, из которых 119 млн. т экспортировал; газа – более 500 млрд. куб. м, из которых экспортировал 53,2 млрд. В 1970–1980 гг. физический объем экспорта нефти вырос на 62%, а стоимость – в 3,7 раза. Максимум был достигнут в 1983 г. – 91,1 млрд. долл. Для справки: наивысшая цена нефти была достигнута в 1982 г. – 248,2 долл. за 1 т, или около 40 долл. за баррель, в 9,2 раза выше цены 1973 г. (24,1 долл. за 1 т). Выручка от экспорта нефти в этот год составила 28,5 млрд. долл. В 1996 г. при цене 135,5 долл. за 1 т (21,5 долл. за баррель) экспорт дал 14,28 млрд. долл. В 1998 г. цена упала до 8 долл. за баррель, в 5 раз меньше цены 1982 г. Мировая цена на газ в 1982 г. была равна 141,15 долл. за 1 куб. м, максимального значения она достигла в 1987 г. – 194,5 долл./куб. м. В эти годы экспорт газа дал 8,3 и 16,4 млрд. долл. соответственно. В развитии нефтегазовой промышленности важную роль играли гигантские компенсационные сделки типа "газ – трубы": западные страны давали кредиты, на которые приобретались трубы, нефтяное и газовое оборудование, а оплата производилась поставками нефти и газа. Правда, ТЭК сам требовал огромных инвестиций, эффективность которых быстро падала. В 1985 г. они вдвое превысили объем 1975 г., а добыча стала снижаться. За 1965–1982 гг. общая валютная выручка СССР от экспорта нефти и газа составила около 170 млрд. долл. Как отмечает Е. Гайдар*, нефтяные деньги были использованы для выведения душевого ВВП и уровня жизни за тот предел, который может устойчиво поддерживаться при социализме. В итоге и неизбежный кризис, когда он наступил, оказался особенно болезненным. * Гайдар Е.Т. Аномалии экономического роста. С. 163. Когда в 1986 г. конъюнктура изменилась и прежняя политика уже стала невозможна, выяснилось, что эти деньги потрачены неизвестно на что, точнее, на импорт продовольствия, ширпотреб, гонку вооружений (строительство Красноярской РЛС и т.п.). Была возможность вовремя начать структурную перестройку советской экономики, приступить к устранению ее основных деформаций, и тогда к середине 1980-х гг. можно было иметь народное хозяйство, подготовленное к неизбежным переменам, которые вследствие этого были бы намного менее болезненны. Это видно на примере Венгрии, Чехословакии, отчасти Польши, где ко времени рыночных реформ экономика оказалась существенно более сбалансированной и подготовленной.

gramotey.com