Сложности и перспективы российской нефтедобычи. Максим барский нефть


Lenta.ru: Барский, Максим

Генеральный директор компании Matra Petroleum

Генеральный директор компании Matra Petroleum с мая 2012 года. До этого с июня 2010 года по ноябрь 2011 года был заместителем главного управляющего директора (председателя правления) ТНК-BP; с мая по декабрь 2009 года был исполнительным вице-президентом ТНК-ВР. В ноябре 2009 года акционерами ТНК-ВР была согласована его кандидатура на пост главы компании, однако назначение так и не состоялось. Бывший генеральный директор ООО "ВСР Инвест" (2008) и управляющий директор шведской компании West Siberian Resources Ltd (2004-2008). С 1998 года по 2000 год работал в инвестиционной компании "Тройка Диалог", упоминался как трейдер по деривативам и вице-президент инвестиционно-банковского департамента компании. В 1990-х годах первым из россиян получил лицензию на открытие брокерской фирмы в США.

Максим Геннадьевич Барский родился 1 марта 1974 года в Ленинграде [34], где в то время учились его родители - отец Геннадий Натанович и мать Алла. Когда сыну было четыре месяца, Геннадий Барский был призван в армию, отслужив, вернулся с семьей на родину в Житомир, где работал главным бухгалтером Житомирского областного управления книжной торговли [24].

Семья Барских переехала в Нефтеюганск в 1989-1990 годах (возможно, в 1985 году) [24]. Известно, что в 1993 году отец Максима возглавил московский филиал КБ "Юганскнефтебанк" (сам банк был открыт в Нефтеюганске в 1990 году [54]) [24], [51], а позже стал одним из руководителей "Гранд Инвест Банка" [34], [32], [33]. Позже Максим рассказывал, что перестал жить с родителями примерно в то же время: "Тяжело, когда в семье уже есть лидер. Но в моем случае мне дали полную свободу. В 15 лет я уехал из дому" [34]. При этом он отмечал, что своими жизненными успехами в первую очередь обязан родителям [34].

По некоторым сведениям, закончив житомирскую среднюю школу, Барский сначала поступил в Ленинградский государственный университет, а затем уехал в США и учился в Калифорнийском университете в Беркли (University of California, Berkeley) [24], [8]. В некоторых биографиях отмечалось, что американский университет он окончил в 1995 году, а российский - лишь в 1997 году [34], [57].

Барский рассказывал, что во время учебы в США он заинтересовался рынком капитала и инвестиционной деятельностью и уже после первого года обучения открыл брокерскую компанию Sinex Securities [34]. Отмечалось, что Барский первым из россиян получил лицензию на открытие брокерской фирмы в США [24], [57]. Американская фирма Sinex Securities LLC [50] называлась дочерней компанией российского ЗАО "Синекс-Брокер", учрежденного в 1994 году в Москве [49]. В 1997 году Sinex Securities LLC стала членом американской Национальной ассоциации дилеров по ценным бумагам (National Association of Securities Dealers) [47].

По некоторым сведениям, в США Барский "пережил первое предательство некогда близкого товарища, который обманул его на очень большую сумму". Тот, в свою очередь, утверждал, будто Максим, будучи неумелым бизнесменом, сам виноват в понесенной потере [24].

Утверждалось, что компания Барского "помогала иностранным инвесторам приобретать российские ADR и евробонды, а российским - инвестировать за рубежом, приобретая во время частных размещений пакеты акций калифорнийских hi-tech компаний". По словам Барского, весной 1997 года ("предвидя, как и многие инвесторы, кризис российского фондового рынка") он оставил брокерский бизнес и вернулся на родину [34]. В октябре 1999 года стало известно, что в отношении Sinex Securities ФБР начало расследование в рамках дела об отмывании российских денег через Bank of New York в 1996-1999 годах [44], [48], [47], [46], [45], [43]. Тогда же выяснилось, что к осени того года у брокерской компании в течение двух лет не было ни одного клиента [44], [45], хотя она продолжала нанимать сотрудников [55].

По утверждению Барского, в 1998 году он попал в Москву, став трейдером по деривативам в инвестиционной компании "Тройка Диалог" [8], [34]. Затем он перешел на работу в инвестиционное банковское подразделение компании и в мае 2000 году уже упоминался в должности вице-президента инвестиционно-банковского департамента [9], [42].

В августе 2000 года Барский покинул компанию "Тройка Диалог" и занялся интернет-бизнесом. После того как в "Тройке" отказались выделить 10 миллионов долларов интернет-провайдеру ЗАО "Ситилайн" на развитие бизнеса в регионах, Барский перешел на работу в эту компанию и занял пост директора управления корпоративного развития. Он сумел привлечь требуемую сумму, приобретя вместе с партнерами долю в "Ситилайне" [9], [30], [31], [34], [53], [8]. Барский ушел с этой должности в мае следующего года [31]. В начале апреля 2001 года стало известно, что "Голден Телеком" приобрела 100 процентов акций "Ситилайна" за 29 миллионов долларов (по другим сведениям, за 27 миллионов долларов [9]) [41], [30]. Известно, что благодаря этой сделке бизнесмен заработал свой первый миллион долларов [30].

В 2001-2003 годах Барский занимал пост управляющего директора инвестиционного фонда Salford Continental Inc., с марта по октябрь 2003 года являлся старшим инвестиционным директором ООО "Финартис" [31], [8], [53]. В 2004 году он был начальником корпоративных финансов ООО "Газпромэнерго" [53], стопроцентной дочерней компании ОАО "Газпром" [10]. Кроме того, упоминалось, что в 2002 году Барский стал партнером компании Biotek Limited [17], в 2004-2007 годах занимал должность главного специалиста ООО "БМГ-Финанс" (помимо этого известно, что с 1997 года он являлся партнером BMG Finance [17]) [31], [19].

В марте 2004 года в качестве представителя компании Alltech Investment Ltd. Барский был избран членом совета директоров шведской нефтяной компании Vostok Oil Ltd., чьим крупнейшим акционером (23,98 процента акций) и была Alltech Investment [40], [39], [37]. Единственным активом Vostok Oil были 80 процентов ОАО "Восточная транснациональная компания" (ВТК) - недропользователя нефтяных месторождений в Томской области [38], [8], [36], [39]. В июне 2004 года Vostok Oil сменила наименование на West Siberian Resources Ltd. (WSR) [39]. После того как Барский предложил сместить двух из пяти прежних членов совета директоров WSR (в том числе председателя), в отставку ушел руководитель компании Фрэнк Хейс (Frank Hayes), выступивший против предложенной агрессивной стратегии развития [40], [39].

В июле 2004 года на внеочередном собрании акционеров WSR Барский был избран управляющим директором компании [37], [31]. Кроме того, Alltech Investment при поддержке фондов, владеющих еще 9,32 процента акций, сместили трех из пяти членов совета директоров WSR [37]. Тогда же сообщалось, что WSR стала собственником всех 100 процентов акций ВТК (вероятная стоимость 20 процентов акций - 2 миллиона долларов [37]) [36]. В 2005 году WSR приобрела ОАО "Печоранефть" [11], после чего Барский вошел в совет директоров компании [53].

В 2007 году испанская нефтяная компания Respol купила 10 процентов WSR за 90 миллионов долларов [35], [11]. В апреле 2008 года произошло слияние WSR и НК "Альянс", ставшей 100-процентным дочерним предприятием WSR, в единую независимую вертикально-интегрированную нефтяную компанию (с июня 2009 года объединенная компания стала именоваться Alliance Oil Company Ltd [59]). При этом акционеры НК "Альянс" получили 60 процентов объединенной компании, а 40 процентов достались акционерам WSR (доля Alltech Investments "размылась" до 7,2 процента, а Respol - до 4 процентов) [29], [28], [11], [26]. В апреле 2008 года Барский стал членом совета директоров ОАО НК "Альянс" [14]. Известно, что в том же году он занимал пост генерального директора управляющей организации ООО "ВСР Инвест" - дочерней компании WSR [27], [25], [58], [8]. В октябре 2008 года Барский оставил пост управляющего директора WSR, оставшись членом совета директоров компании [17], [21]. Отмечалось, что за время работы Барского в компании "капитализация West Siberian Resources Ltd. выросла с 60 миллионов до 3 миллиардов долларов" [8].

В 2009 году Барский был назначен директором российского представительства Alltech Investments Ltd. [8] (по другим данным, занял в 2008 году пост директора инвестиционного департамента российского представительства [14]).

В мае 2009 года Барский вошел в состав топ-менеджмента компании ТНК-ВР в качестве независимого директора. В том же месяце он был назначен исполнительным вице-президентом по стратегии и развитию бизнеса компании [15], [8]. В дальнейшем Барский фигурировал в прессе как один из возможных кандидатов на должность нового главного управляющего директора компании [15], [16]. В декабре 2008 года в заключение длительного конфликта [23], [22] между владевшими ТНК-BP на паритетных началах российскими ("Альфа-Групп" Михаила Фридмана, Германа Хана и Алексея Кузьмичева, Access Industries Леонарда Блаватника и "Ренова" Виктора Вексельберга) и британскими (BP во главе с Тони Хейвордом) акционерами свой пост покинул руководитель ТНК-BP Роберт Дадли [20].

В ноябре 2009 года акционеры ТНК-BP согласовали назначение Барского главным управляющим директором компании. Он должен был занять этот пост 1 января 2011 года [12], однако в конце декабря 2010 года стало известно вступление менеджера в должность было отложено на неопределенный срок "в связи с незавершенными техническими процедурами" [52], [13]. СМИ отмечали, что до января 2011 года временно исполняющим обязанности главного управляющего директора назначили Фридмана (занял должность в мае 2009 года [15], [16]) [12].

В мае 2010 года Барский вернулся со стажировки в BP и в июне того же года занял специально созданную для него в компании должность [7] заместителя главного управляющего директора (председателя правления [7]) ТНК-BP [8].

В компании Барский курировал "сделки по покупке целого ряда иностранных активов", однако главой ее так и не стал. Акционеры BP не вносили его кандидатуру для утверждения председателем правления, а представители российской стороны "события не форсировали". Источники газет "Коммерсантъ" и "Ведомости" указывали на недовольство акционеров ТНК-ВР деятельностью Барского. В начале осени 2011 года он заявил, что если до конца года назначение не состоится, он покинет компанию. Уже 1 ноября 2011 года он официально ушел из ТНК-BP. Исполняющим обязанности руководителя компании остался Фридман [6], [5].

В апреле 2012 года в прессе появились сведения, что Барский увеличивает до 30 процентов свою долю в нефтегазовой компании Matra Petroleum, обладавшей лицензией на добычу в Оренбургской области. Сообщалось, что сумма сделки составила 4,6 миллиона фунтов (7,3 миллиона долларов) [3], [4]. В мае того же года Барский был избран генеральным директором Matra Petroleum [2], [1].

Как и его отец, Максим Барский является гражданином России [24]. По некоторым сведениям, Барские не забывали про украинские корни и помогали школе, где учился Максим, культурно-просветительному училищу, в котором работала его мать, и еврейскому кладбищу, на котором похоронены их предки [24], [56]. В 2009 году писали, что Барский обзавелся фруктовым хозяйством в Крыму [18].

Барский занимается йогой, практикует глубоководное ныряние без акваланга [24].

Барский женат на крымчанке Алене, у них есть дочь Ольга и сын Максим [24].

Использованные материалы

[1] Тимофей Дзядко. Максим Барский назначен гендиректором британской Matra Petroleum. — Vedomosti.ru, 21.05.2012

[2] Matra Petroleum announce board changes. — Oil Earth, 21.05.2012

[3] Бывший топ-менеджер ТНК-ВР Барский купит 30% нефтегазовой Matra. — РИА Новости, 12.04.2012

[4] Кирилл Мельников. Максим Барский удовольствовался малым. — Коммерсантъ, 12.04.2012. — № 65 (4850)

[5] Кирилл Мельников. Попрощался и ушел. — Коммерсантъ-Online, 01.11.2011

[6] Оксана Гавшина. Альфа-директор. — Ведомости, 24.10.2011. — №200(2966)

[7] Денис Ребров. Максим Барский возвращается в ТНК-ВР. — Коммерсантъ, 31.05.2010. — № 95/П (4395)

[8] Максим Барский. — ТНК-ВР, 28.05.2010

[9] Михаил Бергер. Максим Барский: "У ТНК-ВР есть все, чтобы стать лидером". — BFM.ru, 13.12.2009

[10] ООО "Газпром энерго". — Официальный сайт ОАО Газпром, 20.11.2009

[11] Кирилл Мельников. Руководитель к действию. — Время новостей, 20.11.2009. — №214

[12] Барский возглавит ТНК-ВР с 1 января 2011 года. — Интерфакс, 19.11.2009

[13] Ирина Малкова, Мария Рожкова. Барский вместо Фридмана. — Ведомости, 12.11.2009. — №214 (2484)

[14] Годовой отчет ОАО НК "Альянс" за 2008 год. — НК "Альянс" (nk-alliance.ru), 14.07.2009

[15] Денис Ребров. Михаил Фридман един в двух лицах. — Коммерсантъ, 28.05.2009. — №94 (4149)

[16] Иван Гордеев. Фридман берется за дело. — Время новостей, 28.05.2009

[17] Maxim Barski, Director and Managing Director. — WSR Annual Report 2008, 30.04.2009

[18] Россия покупает Крым. — Столичные новости (Украина), 07.04.2009

[19] Ежеквартальный отчет ОАО НК "Альянс" за IV квартал 2008 года. — НК "Альянс" (nk-alliance.ru), 27.02.2009

[20] Президент ТНК-ВР Роберт Дадли официально ушел в отставку. — ИТАР-ТАСС, 01.12.2008

[21] Arsen Idrisov appointed new Managing Director for West Siberian Resources Ltd. — Alliance Oil Company (allianceoilco.com), 30.10.2008

[22] Конфликт между акционерами ТНК-ВР исчерпан - Сечин. — РИА Новости, 10.09.2008

[23] Галина Старинская. Конец войне в ТНК-ВР. — РБК Daily, 05.09.2008

[24] Віктор Рибаченко. Селфмейдмени з українським корінням. — Час i Подii, 26.06.2008

[25] Р. М. Хасанов. Сообщение о порядке доступа к информации, содержащейся в ежеквартальном отчете. — ООО "ВСР Инвест" (wsrinvest.ru), 04.06.2008

[26] WSR и "Группа Альянс" подписали окончательное соглашение и получили одобрение ФАС. — НК "Альянс" (nk-alliance.ru), 17.02.2008

[27] М. Г. Барский. Сообщение о порядке доступа к информации, содержащейся в ежеквартальном отчете. — ООО "ВСР Инвест" (wsrinvest.ru), 15.02.2008

[28] Наталья Скорлыгина, Денис Ребров. WSR и "Альянс" сливаются на доверии. — Коммерсантъ, 16.01.2008. — №3 (3820)

[29] НК "Альянс"и West Siberian Resources Ltd. (WSR) сливаются. — МФД-Инфоцентр, 15.01.2008

[30] Наталия Биянова, Ксения Болецкая, Анастасия Герасимова, Юлия Говорун, Алексей Каменский, Александр Кияткин, Михаил Попов, Ирина Русанова, Екатерина Самородова, Татьяна Сейранян, Илья Хренников, Оксана Шевелькова. Поколение NEXT. — SmartMoney, 24.09.2007. — №36 (77)

[31] Ежеквартальный отчет за II квартал 2007 года. — ОАО "Печоранефть" (pechoraneft.ru), 13.08.2007

[32] Геннадий Барский назначен предправления Гранд Инвест Банка. — Banki.ru, 07.12.2006

[33] Новым председателем правления стал Барский Г.Н. — "Гранд Инвест Банк" (gib.ru), 01.12.2006

[34] 33 перца. — Финанс, 26.06.2006. — №24 (161)

[35] Наталья скорлыгина, Анна Волкова. Испанцы заинтересовались нефтяными ресурсами Сибири. — Коммерсантъ, 07.02.2006. — № 21 (3352)

[36] Денис Скоробогатько. "Томская нефть" ищет новых владельцев. — Коммерсантъ, 14.09.2004. — № 170 (3009)

[37] Вчера. — Коммерсантъ, 08.07.2004. — №122 (2961)

[38] Сибирскую нефть делят в Швеции. — Коммерсантъ, 25.06.2004. — № 113 (2952)

[39] Денис Скоробогатько. Сибирскую нефть делят в Швеции. — Коммерсантъ, 25.06.2004. — № 113 (2952)

[40] Resignation - Frank Hayes - CEO, West Siberian Resources Ltd. — NG News (ngnews.se), 21.06.2004

[41] Иван Чеберко. "Альфа-групп" стала крупнейшим интернет-провайдером. — Коммерсантъ, 04.04.2001. — №59 (2189)

[42] Ирина Телицына. Кинобум. — Компания, 16.05.2000

[43] Knut Royce. San Francisco Bank Linked To Laundering Probe At Bank of New York. — The Center for Public Integrity, 09.11.1999

[44] Robert O'Harrow Jr.. Firm Linked to Russian Funds in Business With No Customers. — The Washington Post, 22.10.1999

[45] Robert O'Harrow Jr.. 3 Firms' Links to Russia Probed. — The Washington Post, 21.10.1999

[46] Aperto un fascicolo sulla banca di Nauru. — Corriere della Sera, 16.10.1999

[47] Paul Beckett, Ann Davis. Probe Into Possible Russian Money Laundering Targets Sinex Bank. — SmartMoney, 15.10.1999

[48] Raymond Bonner; Timothy L. O'Brien. Activity at Bank Raises Suspicions of Russian Mob Tie. — The New York Times, 19.08.1999

[49] О компании. — Sinex Broker (sinex.ru; по web.archive.org), 03.07.1998

[50] Перечень услуг, оказываемых фирмой "Sinex-Securities LLC" Российским клиентам. — Sinex Broker (sinex.ru; по web.archive.org), 03.07.1998

[51] Бандит перевоплотился в женщину. — Коммерсантъ, 26.05.1995. — № 96 (814)

[52] ТНК-ВР: вступление Барского в должность главы компании отложено по техническим причинам. — Ведомости (vedomosti.ru), 24.12.0201

[53] Барский Максим. — Rb.ru

[54] Закрытое акционерное общество "Акционерный коммерческий банк "Юганскнефтебанк". — Справочник по фондам отдела по делам архивов департамента по делам администрации города Нефтеюганска

[55] Roman Saven. Roman Saven's Resume. — members.fortunecity.com/romsav. — Версия от 13.04.2012

[56] Еврейское кладбище в г. Житомир. — Jewish Community of Zhitomir (zhitomirchabad.com). — Версия от 12.12.2009

[57] Барский Максим Геннадьевич. — НК Альянс (nk-alliance.ru). — Версия от 28.05.2009

[58] Руководство ОАО "ВТК". — Администрация Каргасокского района Томской области (kargasok.ru)

[59] Структура компании. — НК "Альянс" (nk-alliance.ru). — Версия от 12.07.2012

lenta.ru

«У ТНК-ВР есть все, чтобы стать лидером»

Первое после назначения главным управляющим директором ТНК-ВР интервью Максим Барский дал Михаилу Бергеру. Он рассказал о карьере, которая к 35 годам привела его к руководству одной из крупнейших в мире нефтяных компаний

Михаил Бергер и Максим Барский. Фото: BFM.ru

В середине ноября акционеры ТНК-BP объявили о назначении новым главным управляющим директором компании Максима Барского.

В совместном сообщении британской нефтяной компании BP и российского консорциума «Альфа Групп/Аксесс/РеноваВР» говорилось, что к исполнению обязанностей управляющего директора Максим Барский приступит 1 января 2011 года, а до этого времени будет занимать пост исполнительного вице-президента по стратегии и развитию бизнеса ТНК-ВР.

Впервые после назначения Максим Барский рассказывает о том, как его «экзаменовали» акционеры ТНК-ВР, каким бизнесом он занимался прежде и каких успехов добился, а также о тех задачах, которые планирует реализовать на своем новом месте работы.

«Я буду работать с каждым СЕО в разных точках мира»

— Во-первых, конечно, вы устали от поздравлений, но я позволю себе вас поздравить с таким феерическим, если можно так сказать, назначением. Вопрос простой, вам сколько полных лет?

— 35 лет.

— В 35 лет встать во главе одной из крупнейших в мире компаний — такое случается все-таки не каждый день. Что вы почувствовали в момент назначения или когда все решилось? Это справедливо, так должно было быть или это все-таки что-то невероятное?

— Процесс назначения длился так долго, что никаких чувств и ощущений у меня не возникало. Первые полгода я работал исполнительным вице-президентом по стратегии и развитию бизнеса в ТНК-ВР. Следующий год ожидается непростой, первые полгода я проведу в ВР, вторые полгода буду работать в должности заместителя главного управляющего директора ТНК-ВР и иметь все полномочия главы компании, кроме кадров и аудита. Можно сказать, что будет еще год тренинга.

— Эта такая причудливая конфигурация, как бы приговор суда с отсрочкой исполнения. Да? Назначение с отсрочкой исполнения. Это практика или такая специальная конструкция?

— Это некий переходный период. Когда ВР купила 50% в компании ТНК-ВР в 2003 году, была одна модель управления, но жизнь в России многообразней, и стало ясно, что вопросы российского характера и менеджмента более эффективно решают россияне. После конфликта было переписано акционерное соглашение, был введен институт независимых директоров. Это должно отразиться и на менеджменте компании. Менеджмент должен быть независимым — это первое.

— Возможно ли это?

— Такой подход объясняет и систему отбора. Первые полгода я провел в компании для того, чтобы стороны убедились, что я могу работать в российских условиях, управлять коллективом, решать оперативные и стратегические вопросы, вторая часть — это, собственно, работа в ВР. Составлен очень интересный насыщенный график, я буду работать с каждым СЕО в разных точках мира. Например, две недели с президентом ВР в Лондоне, две недели с главой по Северному морю, например, в Абердине, три недели на Аляске, месяц в Хьюстоне и т. д. Уникальная программа.

— А в качестве кого вы будете рядом?

— В ВР есть система, которая называется «экзекьютив-ассистент», то есть, например, когда-то Тони Хэйворд был таким ассистентом Брауна. Другое дело, что в нее извне никого не пускали. Мы не дочернее предприятие ВР.

«Я извне не думал, что это настолько эффективная компания»

— Какие задачи у компании были до определенного периода, какие сейчас — стратегические, тактические. Что-нибудь можно об этом сказать?

— Я возглавлял Управление стратегии и развития бизнеса, то есть в мою компетенцию входило управление портфелем активов, стратегия развития и деятельность в сфере слияний и поглощений. В отношении стратегии мы сделали огромную, я считаю, работу. Мы начали с того, что построили финансовую модель целиком компании, чего до нас никто не делал. То есть создали единую финансовую модель ТНК-ВР, которая объединяет апстрим, даунстрим, маркетинг, газ, украинский бизнес. Мы протестировали ее на ряде сценариев: какие могут быть налоговые изменения в России, какая может быть цена в России и т. д. Эти сценарии показали следующее: если цена на нефть ниже 60 долларов, то компания в принципе должна работать на максимальный рост потока наличности, чем собственно, компания занималась все шесть лет существования. Если цена на нефть больше 60 долларов, 70-80, то в принципе есть смысл работать на капитализацию.

— На этапе входа вы работали над этим?

— В том числе. Я работал над сделками, а также над этой стратегией. А дальше выбор акционеров, что они выберут. Эта стратегия будет рассматриваться, она не принята, она не является официальной. Но таков анализ.

— Вы говорили, что пять лет в индустрии. Но вы не самая публичная фигура, вас широкие слои бизнеса и общественности знают не очень хорошо. Скажите несколько слов, откуда вы, чем занимались?

— В Москву я попал в 1998 году в качестве трейдера по деривативам в «Тройке диалог». Когда начался кризис, меня взяли в инвестиционное банковское подразделение. В «Тройке» я дорос до вице-президента, а потом ушел в свой частный проект. Это был первый опыт в качестве операционного менеджера. Я приобрел долю в интернет-компании «Сити Лайн» вместе с партнерами. И реализовал программу развития «Сити Лайна». Мы привлекли 10 млн долларов. Через 10 месяцев продали компанию за 27 млн в «Голден Телеком». Стали интернет-провайдером номер 1 в России. Мы сделали национальную сеть, единый бренд. Так заработал первые деньги. Потом занимался управлением фондами. Есть такой фонд «Селфорд». Был ряд интересных инвестиций там. Потом занимался собственными инвестициями, в том числе в нефтяном секторе.

— Нефтяной сектор... Даже 10 млн по-житейски это хорошо, но...

— К тому времени у нас появились партнеры.

— Уже под вас стали собираться деньги?

— Да. После успеха «Сити Лайна» можно было брать партнеров. В 2004 году одним из таких проектов была компания «Восток ойл», как она тогда называлась. Вместе с моим партнером Дмитрием Босовым мы приняли решение войти в этот проект, хотя он казался очень рискованным. Собственно поэтому нам его и предложили. Была масса долгов. При этом были запасы нефти в Томске, хотя и небольшие, в районе 40 млн баррелей, а также небольшая добыча 1,5 тысяч баррелей в сутки. Кроме этого, у компании был листинг на стокгольмской бирже.

За пять лет у нас добыча стала 50 тысяч баррелей в сутки, запасы 500 млн баррелей, и когда я уходил, капитализация была 3 млрд долларов.

— То есть вы больше чем удесятерили компанию?

— Да. И приятно, что она до сих пор существует, сейчас у нее другое название, но это одна из немногих оставшихся независимых нефтяных компаний. West Siberian Resources (WSR) стала называться «Альянс ойл», и она очень успешно существует. Опыт был уникальный. Когда я уходил, в WSR было 40 тысяч акционеров, она являлась настоящей публичной компанией в Швеции.В российских регионах знают наши местные подразделения — в Самаре знают нашу компанию «Санеко», в Томске знали, «Печору-нефть», ВТК.

— А как вообще-то удалось получить нефтяные активы, за ними присматривают, из рук никто не выпускает?

— Когда я работал в «Тройке», то говорил своим коллегам, что надо заниматься нефтью. Они надо мной подсмеивались, по-доброму, конечно. Постепенно я разобрался, что делать в индустрии. Консолидация в отрасли, конечно, основная прошла. Добыча в West Siberian составляла порядка 3 млн тонн, когда я уходил. Треть добычи у нас была с месторождений, которые мы выиграли на аукционе, потом разрабатывали и добывали нефть. И сейчас проходит много аукционов. Все зависит от двух вещей — команда и капитал, то есть наличие ресурсов и финансирования.

— Наверное, когда к вам присматривались, вас тестировали, вы проходили эту диспансеризацию, ходили к одним акционерам, к другим, все время возникал вопрос — уважаемый, у вас была хорошая компания, но маленькая, а сейчас вы переходите в разряд гигантов, и не страшно ли... Размер имеет значение, ведь правда?

— Собственно, меня масштаб и привлек.

— Понятно. Что такое ТНК-ВР сегодня? Это, наверное, тысяч 100 служащих, работников?

— 60 тысяч сотрудников, вы будете удивлены.

— На сколько миллионов?

— Почти на 78 млн тонн добычи. Для сравнения, у ЛУКОЙЛа порядка 140 тысяч сотрудников.

— При 90 или 120?

— Ну, около 100 миллионов тонн, да.

— Можно говорить, что компания достаточно эффективна...

— ТНК-ВР крайне эффективна, что, кстати, мало кто знает. Я извне не думал, что это настолько эффективная компания.

— Но компания еще не стала публичной, я думаю, что это одна из задач, которая перед вами стоит.

— Нет, передо мной не ставят такую задачу. Это отдельная тема. IPO — инструмент привлечения денег. С точки зрения компании, сейчас происходят тектонические изменения. После принятия последних налоговых преференций начинает разрабатываться огромная нефтяная провинция на полуострове Ямал и севере Красноярского края. Это Русское месторождение, Роспан, Тагульское, Сузунское и еще ряд других. Нужно будет строить нефтепроводы, обширную инфраструктуру. Деньги на освоение потребуются огромные. Вторая стратегическая задача — это увеличение перерабатывающих мощностей.

— Это то, что вы в состоянии переработать для себя?

— Да, увеличение нефтепереработки по отношению к объему добываемой нами нефти. ЛУКОЙЛ, «Газпромнефть» перерабатывают свыше 70%, средний показатель по России — 52%. Поэтому я считаю, что стратегически важно достичь, по крайней мере, среднероссийского показателя. Все это требует значительных инвестиций, и если в какой-то момент наши потребности превысят возможности компании, то, безусловно, будет рассматриваться IPO, именно с точки зрения привлечения денег на эти проекты.

«Вывод был следующий — должно быть независимое руководство»

— Видимо, в этом смысл — сохранение баланса или нет?

— Тема, кто главный, неактуальна. Это было причиной конфликта — кто главный в доме. Вывод был следующий — должно быть независимое руководство.

— То есть, такой тяжелый опыт показал, что должен быть...

— Сначала в состав Совета директоров вошли три независимых директора. Следующий этап — это независимый менеджмент. Независимый менеджмент начинается с независимого СЕО.

— Несмотря на то, что вы россиянин, и вас будут подозревать, что, может быть, вы на российской стороне будете?

— Я встретился с российскими акционерами на интервью, то есть когда меня нанимали.

— То есть вы не были чьим-то человеком?

— Я не был ранее знаком с российскими акционерами компании.

— Но вас же не в капусте нашли, наверное, кто-то, что-то сказал или...

— Хедхантеры привели.

— На таком уровне хедхантеры работают?

— Да, на мировом, есть такой талантливый менеджер Сергей Воробьев.

— Я знаю прекрасно компанию Word Howell, она очень известна, и с Воробьевым знаком шапочно, но просто мне казалось, что на таком уровне не ищут.

— Насколько я понимаю, задача стояла найти молодого, энергичного, амбициозного руководителя.

— И знакомого с этой отраслью?

— Желательно, знакомого с отраслью и имеющего опыт работы в публичной компании, с международными аудиториями. В West Siberian у нас был стратегический партнер, крупная международная компания, поэтому у нас такое понимание сформировалось.

— Вы знаете их устремления, страхи?

— Конечно. Список требований, конечно, был длинный, но на рынке нефтяной индустрии так принято, она достаточно закрытая, здесь в большинстве своем ближе к 50-ти специалисты.

— Так что, до 40 — это не часто встречается?

— Да.

«Все довольны результатами, никто не хочет это никоим образом разрушать»

— Мы мельком коснулись вопроса напряжения внутренних отношений, ведь все-таки там не столько вопрос, кто главный; он возник на совершенно конфликтной платформе, на платформе идеологии развития: в России развиваемся или мы идем в другую страну? По крайней мере, комментировалась ситуация таким образом, что сама ВР не хотела конкурента. Или это версии все?

— Вы повторяете версию, которую все читали в газетах, и я в том числе. Я не вижу признаков этой дискуссии.

— Сейчас такой дискуссии нет?

— Это абсолютно очевидно. Существуют страны, где есть конкурентное преимущество, например, проект в Венесуэле. В России создан Национальный нефтяной консорциум, членом которого является ТНК-ВР, и государство оказывает консорциуму политическую поддержку. Существуют страны СНГ, где есть интересные возможности для развития бизнеса и понятные конкурентные преимущества. На Украине у компании крупный завод, мы будем развивать там маркетинговую сеть, рассматриваем и добычные проекты. Мы активно анализируем возможности в Казахстане, Туркмении, Азербайджане.

— А в России ТНК-ВР входит в пятерку или в тройку крупнейших?

— Третья. «Роснефть», ЛУКОЙЛ и мы. Нашей стратегической целью, с моей точки зрения, должно быть намерение быть на первом месте по стоимости среди частных российских компаний.

— Если говорить в целом о нефти, на ваш взгляд, будет ли снова дешевая нефть? Или невозможно предсказать?

— Я не строю прогнозов о будущей цене на нефть и, если честно, даже не задумываюсь на этот счет. Лучше иметь модели и тестировать.

— То есть готовиться к разным сценариям?

— Во-первых, готовиться к разным сценариям. Во-вторых, учитывать влияние налоговой системы и колебания курса рубля.

— В принципе, гендиректор — это стандартное, универсальное понятие, то есть вы реально будете отвечать за всю текущую операционную деятельность? Или здесь есть какие-то особенности?

— Есть особенности в структуре управления. Во-первых, у нас есть главный операционный директор — это Билл Шрейдер, он работал в ВР, очень опытный управленец.

— Технологически-операционные?

— Биллу Шрейдеру напрямую подчиняется блок добычи, блок переработки, блок маркетинга. Виктор Феликсович Вексельберг сегодня руководит развитием нашего газового бизнеса. Таким образом, СЕО осуществляет больше стратегическое, нежели операционное управление. Он взаимодействует с внешним миром, акционерами, властными структурами, определяет стратегию и цели, решает кадровые вопросы, руководит финансовой политикой.

— У вас есть команда, вы как-то ее набираете или пока еще рано об этом говорить?

— У нас была очень сильная команда в West Siberian Resources, но в ТНК-ВР я пришел один. Это была тоже одна из задач, выстоять одному, и работать с уже существующим коллективом. Безусловно, я рассчитываю, что привлеку специалистов из своей команды.

— Вы в них уверены, они проверены?

— Это вопрос того, вписывается функционально человек или нет в структуру бизнеса. В ТНК-ВР очень сильная команда — и финансовый блок, и добычной, и переработки, и подразделения, которые их обслуживают. Сходу сказать, где были бы конкурентоспособны люди из моей команды, сложно. Нужно сначала поработать.

— Какие экзаменаторы были жестче? Вы говорили с российской частью и с британской. Вы имели дело только с акционерами или был кто-то еще?

— Это не вопрос экзаменаторов. Экзаменатором была сама жизнь, работа, потому что интервью — это форма, при которой очень трудно понять, что человек может на самом деле. Может он управлять коллективом, решать вопросы и т.д. Шесть месяцев у нас было много очень активной работы. Во-первых, сделки, которые я инициировал, и сделки, которые мне достались. Во-вторых, работа по выработке стратегии, о которой я уже говорил.

Во время решения этих задач, мне приходится работать со всеми основными подразделениями в структуре компании. Еженедельно я принимал участие в работе правления, где рассматривались вопросы всей компании в целом. Поэтому тут тестирование уже шло на уровне понимания вопросов, умения убеждать, умения управлять людьми, вникать в вопросы, ставить вопросы, решать проблемы.

— Я так понимаю, вы в компанию верите. Верите, что она будет лидером, и займет еще более существенные позиции, чем сейчас.

— У нее есть все для этого. Я просто не знаю другой такой компании в России. Компания развивается динамично, добыча выросла на 2,5% в непростых условиях последних месяцев. Все довольны результатами, никто не хочет это никоим образом разрушать.

Максим Барский. Фото: BFM.ru

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

www.bfm.ru

Барский Максим Геннадьевич | Персона РФ

Генеральный директор компании Matra Petroleum, бывший заместитель председателя правления ТНК-BP

 

 

 

 

«Компании»

ТНК-ВР

 

«Новости»

 

Фридман: Максим Барский возвращается в ТНК-BP

Подавший в отставку 28 мая главный управляющий ТНК-ВР Михаил Фридман в интервью «Коммерсанту» рассказал о своем видении сути конфликта совладельцев компании и подтвердил, что в ТНК-BP вернется бывший зампред правления Максим Барский (который должен был возглавить компанию и так и не дождался контракта) — но на неисполнительную должность.Читайте далее: http://www.vedomosti.ru/companies/news/1802488/fridman

Акционеры ТНК-ВР разочаровались в Максиме Барском

Будущее зампредседателя правления ТНК-ВР Максима Барского, претендующего на пост главного исполнительного директора, оказалось под вопросом после того, как BP и ее партнеры пришли к выводу, что он не готов занять эту должность, пишет The Wall Street Journal со ссылкой на осведомленные источники.Читайте далее: http://www.vedomosti.ru/library/news/1375269/akcionery

ТНК-ВР может обмануть ожидания Максима Барского

Почти двухлетнее ожидание Максимом Барским должности предправления ТНК-BP может оказаться напрасным. Как стало известно «Ведомостям», совет директоров компании в четверг может объявить о начале поиска нового кандидатаЧитайте далее: http://www.vedomosti.ru/companies/news/1368876/ne_barskogo_delo#ixzz1YNdN3ojk

Максим Барский станет директором ТНК-ВР с 2011г.

Российско-британская ТНК-ВР утвердила М. Барского главой компании с января 2011г, говорится в совместном заявлении акционеров — британской BP и российского консорциума Alfa Access Renova.«Совет директоров ТНК-ВР единогласно решил назначить Максима Барского, нынешнего исполнительного вице-президента по стратегии и развитию бизнеса ТНК-BP, следующим генеральным директором группы, начиная с 1 января 2011 года», — говорится в заявлении. До этого обязанности гендиректора будет исполнять Михаил Фридман, совмещая эту функцию с должностью председателя совета директоров ТНК-ВР.http://dkvartal.ru/news/23086578

Бизнесмен присоединился к «друзьям Путина» Ротенбергу и Ковальчуку в борьбе с «кланами» Сечина и Зубкова за одно из крупнейших газовых месторождений

Российские акционеры ТНК-ВР, в том числе и Вексельберг, покинут менеджмент компании с января 2011 года, когда пост президента компании займет Максим Барский, чья кандидатура уже согласована с британской ВР. Перед уходом Вексельбергу осталось лишь пристроить Ковыкту, после чего бизнесмен сможет с головой уйти в новый проект — строительство Кремниевой долины в Подмосковье. ссылка: http://www.compromat.ru/page_29064.htm

Будущий глава ТНК-ВР Максим Барский раскрывает карты

Югру с рабочим визитом посетил заместитель Председателя Правления ТНК-ВР Максим Барский. С 1 января 2011 года он займет пост Председателя Правления Компании. Сейчас он знакомится с деятельностью дочерних предприятий холдинга, встречается с коллективами, интересуется рабочими процессами и существующими технологиями.ссылка: http://aar.ru/ru/press/articles/item/294.html

ТНК-ВР: Максим Барский или Павел Скитович

Основные акционеры ТНК-ВР, Альфа-Access/Renova и ВР, объявили о достижении соглашения, согласно которому два независимых менеджера – Павел Скитович, бывший глава «Полюс Золото», и Максим Барский, ранее управляющий директор West Siberian Resources – займут высокие руководящие должности в компании с перспективой назначения на пост главного управляющего директора ТНК-ВР до конца года. Пока же бразды правления отданы в руки председателя совета директоров ТНК-ВР Михаила Фридмана.ссылка: http://www.finansmag.ru/news/18634Самые успешные мужчины в возрасте до 33 лет

По словам Максима, своими успехами он в первую очередь обязан родителям. «Моя мама — преподаватель музыки и дирижирования, — рассказывает он. — Отец в 1993 году открыл филиал Юганскнефтебанка в Москве, а сейчас работает заместителем управляющего в Грандинвестбанке. Тяжело, когда в семье уже есть лидер. Но в моем случае мне дали полную свободу. В 15 лет я уехал из дому, вернулся в 25». «Во время обучения за рубежом меня заинтересовал рынок капитала и инвестиционная деятельность, — продолжает Максим Барский. — Я сразу стал серьезно заниматься своим делом. В США после года обучения сразу открыл брокерскую компанию, которая называлась Sinex Securities». Эта веха его биографии совпала с бумом на рынке российских ценных бумаг. Sinex Securities помогала иностранным инвесторам приобретать российские ADR и евробонды, а российским — инвестировать за рубежом, приобретая во время частных размещений пакеты акций калифорнийских hi-tech компаний. Во время активной инвестиционной деятельности к Максиму пришло глубокое понимание рынка ценных бумаг. Весной 1997 года, предвидя, как и многие инвесторы, кризис российского фондового рынка, он свернул брокерский бизнес и вернулся в Россию. Затем работал в ИК «Тройка Диалог», сначала трейдером, а впоследствии — инвестбанкиром. В 2000 году, покинув «Тройку», занялся интернет-бизнесом — купил пакет акций интернет-провайдера «Ситилайн». В 2004 году Максим Барский приобрел пакет акций WSR в надежде на их дальнейший рост. 8 июля 2004 года ему пришлось возглавить компанию. «Чтобы не потерять деньги, пришлось становиться активным менеджером. Я горжусь тем, что получилось в итоге, — говорит Максим Барский. — Если бы мне, когда я начинал работу два года назад, сказали, что эта компания будет стоить $1 млрд, я не поверил бы». ссылка: http://www.pintalab.ru/neizvestnoe/21

Максим Барский: «У ТНК-ВР есть все, чтобы стать лидером»

Первое после назначения главным управляющим директором ТНК-ВР интервью Максим Барский дал Михаилу Бергеру. Он рассказал о карьере, которая к 35 годам привела его к руководству одной из крупнейших в мире нефтяных компаний ссылка: http://www.bfm.ru/articles/2009/12/13/maksim-barskij-u-tnk-vr-est-vse-chtoby-stat-liderom.html#text

Генеральным директором ТНК-BP назначен Максим Барский

Акционеры холдинга ТНК-BP утвердили топ-менеджера компании Максима Барского на пост генерального директора группы с 1 января 2011 года. До этого момента обязанности главы компании будет по-прежнему исполнять председатель совета директоров, основатель «Альфа-групп» Михаил Фридман. Напомним, кандидатуру Барского на высший руководящий пост в компании предлагала российская сторона. Британские акционеры настаивали на бывшем генеральном директоре компании «Полюс золото» Павле Скитовиче.ссылка: http://www.kommersant.ru/doc/1277387

whoiswhopersona.info

Максим Барский – вместо ТНК-ВР в Matra Petroleum

Минувшая рабочая неделя 21-25 мая 2012 г. наконец дала ответ на вопрос о дальнейшей карьере Максима Барского: новости нефтегазовой отрасли сообщили о его назначении гендиректором нефтекомпании Matra Petroleum. Нужно отметить, что российские эксперты делали много предположений о дальнейшей судьбе знаменитого топ-менеджера после его ухода из ТНК-ВР. Напомним, что Барский после ухода Роберта Дадли считался реальным кандидатом на пост главы этой компании, но так и не стал гендиректором ТНК-ВР, а, напротив, ушел. В апреле нынешнего 2012-го г. СМИ сообщили, что Барский выкупил 29,8% акционерного капитала Matra Petroleum, компании, зарегистрированной в Великобритании, основным интересом которой является геологоразведочная деятельность на российских просторах. Тогда же стало известно, что Максим Барский вошел в состав её Совета директоров. Сейчас Matra Petroleum занимается разработкой перспективного, по словам представителей компании, месторождения «Соколовское» (Архангеловский нефтяной блок) в Оренбуржье и есть информация о будущем ориентировании Matr’ы на работу за рубежом (предварительно называются месторождения в Мексике и Колумбии, возможна и разработка африканского направления).

Matra Petroleum Plc. (2006 г.) зарегистрирована в Англии и Уэльсе. Акции Matra Petroleum торгуются на лондонской площадке AIM.

Максим Барский – уроженец Санкт-Петербурга (тогда – Ленинграда), он родился в городе на Неве 01.03.1974 г. Высшее образование Барский получил в ЛГУ (Ленинградском государственном университете) и Калифорнийском университете Беркли. Карьеру начал в качестве специалиста по инвестиционному банкингу и трейдингу в рамках ИК «Тройка Диалог» — работа здесь Максима Барского пришлась на конец 90-х г.г. ХХ в. Затем с 2000-го по 2004-й г.г. он возглавлял направление корпоративного развития ООО «Ситилайн», был управляющим директором в инвестиционном фонде Salford Continental Inc., а также выполнял обязанности старшего инвестдиректора в ООО «Финартис».

Весной 2004-го г. Максим Барский вошел в Совет директоров West Siberian Resources Ltd., будучи спустя некоторое время назначенным здесь управляющим директором. Эту должность Барский занимал до осени 2008-го г., совмещая до конца года пост управляющего директора с постом гендиректора компании ООО «ВСР Инвест». Позднее в 2009-м году Максим Барский стал директором по инвестициям в российском представительстве «Аллтек Инвестменс Лимитед», а затем вплоть до недавнего времени был вице-президентом ТНК-ВР, руководя направлением стратегии и развития бизнеса.

Метки: 2012 г., Matra Petroleum, геологоразведка, добыча нефти, Максим Барский, нефть, новости нефтегазовой отрасли, новости энергетики 2012, ТНК-ВР

Интересная статья? Поделитесь ей с друзьями:

novostienergetiki.ru

Максим Барский купил долю в нефтяной Matra Petroleum

Бывший топ-менеджер ТНК-BP Максим Барский стал совладельцем небольшой британской компании Matra Petroleum, владеющей активами в Оренбуржье. За почти 30-процентный пакет акций он заплатил более 7 млн долл. Через Matra бизнесмен намерен покупать другие активы в России и за рубежом. В будущем компания, скорее всего, будет продана крупному игроку на рынке, считают эксперты.Matra Petroleum разместит в пользу Максима Барского допэмиссию в размере 575 млн акций за 4,6 млн фунтов (7,3 млн долл.), говорится в опубликованном вчера сообщении компании. Его доля в увеличенном уставном капитале Matra составит 29,8%. Сделка еще требует одобрения акционеров компании. Бывший топ-менеджер ТНК-BP войдет в совет директоров компании в качестве неисполнительного директора.

Максим Барский также получит варранты (опцион в рамках допэмиссии) на приобретение новых акций Matra по цене 1,3 пенса (0,013 фунта) в объеме 5%. Но купить их сможет в случае, если в течение года найдет для компании актив для приобретения или поглощения.

Средства, полученные от допэмиссии, будут использованы для разработки Соколовского нефтяного месторождения в Оренбургской области и дальнейшей экспансии Matra в России, говорится в сообщении. Кроме того, в среднесрочной перспективе компания сможет выйти и на международный рынок.

«Была возможность приобрести небольшую долю и стать самым крупным акционером в небольшой компании, и я ею воспользовался, — объяснил РБК daily причину покупки пакета в Matra Максим Барский. — Точно так же когда-то начинала свою деятельность West Siberian Resources». По его словам, он будет помогать менеджменту компании находить новые возможности для роста бизнеса.В сферу интересов Matra попадают российские регионы с льготным режимом налогообложения — это Тимано-Печора, Восточная Сибирь и Ямал. «Будем смотреть активы в волжском регионе, а также на рынок газовых месторождений. Планы за рубежом — это Латинская Америка, Африка», — пояснил Максим Барский. Он исключает конкуренцию в регионе с крупными нефтяными компаниями — «нельзя сравнивать моську и слона».

С 2004 по 2009 год Максим Барский возглавлял West Siberian Resources, которая позже вошла в состав Alliance Oil. Работу он продолжил в российско-британской ТНК-ВР — осенью 2009 года его кандидатура была одобрена на пост главы компании, занять который он должен был только в январе 2011 года. За это время он успел пройти полугодовое обучение в различных подразделениях ВР, а затем в должности зампреда правления курировал вопросы деятельности компании, за исключением кадровых и вопросов, отнесенных к компетенции совета директоров TNK-BP Ltd. и правления ОАО «ТНК-ВР Менеджмент». Но решение о повышении его до главы компании постоянно откладывалось. В итоге 1 ноября 2011 года он покинул ТНК‑ВР.

В настоящее время г-н Барский занимается развитием компаний «Печора СПГ» и East Siberian Resources, являясь их акционером. Новый его проект — хедж-фонд Avega Capital — специализируется на статистическом арбитраже, рассказал он РБК daily.

Максим Барский — инвестиционный банкир, он успешен и имеет связи, говорит аналитик «Уралсиб Кэпитал» Алексей Кокин. Его сила — в структурировании разных сделок, поэтому Matra может быть поглощена крупной российской нефтегазовой компанией, после того как наберет вес. Подобная схема использовалась при продаже оренбургских предприятий «Университет-недра» и «Ключи» компании ТНК-ВР, а также при приобретении «Газпром нефтью» у шведской Malka Oil ее томской нефтяной «дочки» «СТС-Сервис».Компания Matra Petroleum была создана в 2006 году и зарегистрирована в Англии и Уэльсе. Акции компании торгуются на лондонской площадке AIM. По состоянию на 30 ноября 2011 года основными акционерами компании выступали израильская Delek Group (29,26%) и британский брокер TD Waterhouse (11,08%). В настоящее время Matra принадлежит 100% в ООО «Архангеловское», которое владеет лицензией на разработку участка в Оренбургской области. В 2007 году на нем было открыто Соколовское месторождение с извлекаемыми ресурсами в 15,1 млн барр. Капитализация Matra на LSE во вторник составила 15,45 млн фунтов.http://www.rbcdaily.ru/2012/04/12/tek/562949983540404

matrapetroleum.com

iv-g.livejournal.com

Сложности и перспективы российской нефтедобычи

McKinsey: Какие важнейшие задачи стоят сегодня перед нефтяными компаниями?

Максим Барский: Собственно, основная задача — сохранить место России в глобальном энергетическом мире. Сейчас Россия добывает 10 млн баррелей в сутки. Этот показатель важен для страны политически и экономически, поскольку российский бюджет сверстан под очень высокие цены на нефть. Другой вопрос, сможет ли Россия этот уровень удержать. Тут надо в двух словах сказать о том, как мы пришли к таким объемам добычи.

Во время приватизации сами компании оптимизировали свое производство. Сначала они стали эффективнее экономически, а затем постепенно начали внедрять современные методы добычи. В этот период новых месторождений не вводилось. Но на уже существующие стали привлекать зарубежные сервисные компании вроде Schlumberger, Halliburton, которые применяют вторичные методы ускорения добычи, такие как гидроразрыв пласта и зарезка боковых стволов.

Постепенно стали осваивать мировые достижения в области моделирования, в частности гидродинамическое моделирование. То есть мы начали пользоваться инструментарием, с которым весь мир работает уже десятки лет.

McKinsey: С какими трудностями вы столкнулись на этом этапе?

Максим Барский: Естественно, все происходило не сразу. Нужно было обучить персонал, должна была образоваться некая критическая масса сервисных предприятий, потому что все эти методы недешевы. Конечно, первыми начали применять их передовые компании — тогда это были «Сибнефть», ТНК, ЮКОС, — и объемы добычи стали расти очень быстро.

К сожалению, на сегодня потенциал подобных вторичных методов мы исчерпали. Эти способы поддержания добычи дают большой, но, увы, краткосрочный эффект в первые год-два, а потом базовая добыча падает еще сильнее. При этом возможности увеличения добычи ограничиваются существующим фондом скважин.

Пять лет назад стало понятно, что уже в трех-пятилетней перспективе этими способами добычу не нарастить. Сделать это в будущем можно только за счет новых месторождений. Нужно бурить. Но бурить — дороже и менее эффективно.

С запуском проекта Восточного трубопровода (ВСТО) началось осваивание новых месторождений. Было принято решение о налоговом стимулировании новых нефтяных провинций, что абсолютно логично. Ведь у нас есть несколько очень богатых ресурсами провинций. Это прежде всего Восточная Сибирь, Якутия, Ямал и Тимано-Печора, и каждая потенциально сулит очень большую добычу.

Для ТНК-ВР этот период ознаменовался введением трех месторождений: Каменного, Уват и Верхнечонского. Сейчас они обеспечивают нам уже 10% добычи. У «Роснефти» это Ванкорское месторождение, в 2010 году благодаря ему добыча компании значительно выросла. У «ЛУКОЙЛа» есть Тимано-Печора. В принципе компании воспользовались льготами и начали наращивать проекты освоения новых месторождений. Для всех нас это была новая веха, потому что приходилось строить инфраструктуру с нуля. А это и новые риски, и новые бюджеты, и новые регионы, и новые люди.

О компании:

ТНК-ВР — одна из ведущих нефтяных компаний России — входит в десятку крупнейших частных нефтяных компаний в мире по объемам добычи нефти. Компания была образована в 2003 г. в результате слияния нефтяных и газовых активов компании BP и нефтегазовых активов консорциума «Альфа», «Аксесс/Ренова» (ААР). ВР и ААР владеют компанией ТНК-ВР на паритетной основе. Акционерам ТНК-ВР также принадлежит около 50% акций компании «Славнефть». ТНК-ВР — вертикально интегрированная нефтяная компания, в портфеле которой ряд добывающих, перерабатывающих и сбытовых предприятий в России и Украине. Добывающие активы компании расположены преимущественно в Западной Сибири (Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа, Тюменская область), в Восточной Сибири (Иркутская область) и Волго-Уральском регионе (Оренбургская область). В 2010 г. добыча компании (без учета доли в «Славнефти») составила 1,74 млн барр. н.э. в сутки.

Источник: ОАО «ТНК-BP»

В такой ситуации перед компанией стоят две задачи. Первая — удержать уровень базовой добычи, вторая — найти точки роста.

Базовая добыча уменьшается примерно на 30—40% в год. Чтобы сдержать столь большое падение, необходимо инвестировать либо во вторичные методы интенсификации добычи, либо в новое уплотняющее бурение, либо в бурение краевых зон для получения доступа к остаточным запасам. Но в нынешних налоговых условиях подобные мероприятия по большей части экономически невыгодны, а с повышением НДПИ, намеченным на 2012—2013 годы, будут совсем нерентабельными.

Тут два слова надо сказать об экономике Западной Сибири. У нас через налоговые отчисления и платежи монополиям — для нас это «Транснефть» — в 2010 году ушло 80% стоимости. И нам, грубо говоря, остается 8—9 долларов на баррель. Из такого расчета мы и должны работать. Но при такой марже капиталоемкие мероприятия не окупаются. Чтобы сдержать падение базовой добычи, нужна кропотливая оптимизация разработки — это один из самых эффективных и наименее капиталоемких методов. Что получается у нас на Самотлоре? Мы воду качаем — воду добываем. А нужно, чтобы эта вода вытал кивала нефть. Поэтому важно не просто все знать про коллектор. Необходима очень подробная геологическая и гидродинамическая модель. А получить надежные данные для таких моделей можно только на «интеллектуальном месторождении».

McKinsey: Что это такое — «интеллектуальное месторождение»?

Максим Барский: «Интеллектуальное» — это такое месторождение, где везде стоят датчики: на устье, на забойной зоне, в районе коллектора. Можно постоянно отслеживать геофизические параметры — давление, состояние перетока и т.д. Необходимы свои специалисты, чтобы они постоянно мониторили модель и видели, где надо воду закачивать, где ограничить закачку. На основании этих данных модель показывает, сколько скважина может производить теоретически. И ты смотришь, сколько она производит фактически. Так работает весь мир: компании отталкиваются не от плана прошлого года, а от потенциала скважины. А потом оценивают, сколько процентов от этого максимума они производят. Это и есть операционная эффектив ность. У нас же вообще такого подхода нигде нет. Это абсолютно иной принцип работы.

McKinsey: И вы развертываете такой процесс на всех новых скважинах?

Максим Барский: На Самотлоре у нас идет пилотный проект, и потом мы будем так же работать на других скважинах.

McKinsey: Удержит ли страна нынешние объемы добычи нефти? Насколько в ближайшие годы для российского баланса будет важна добыча в офшоре?

Максим Барский: Ни насколько. Базовая добыча падает на 30%. У нас в 2009-м — на 33%, в 2010-м — на 30%. Это очень хороший результат. Добиться 20% невозможно. Но каждый процент — это десятки миллионов «отыгранных» долларов. Все новые методы, безусловно, стоят денег. Мы знаем точно одно: в 2012 году поднимается НДПИ, что убивает экономику Западной Сибири, поскольку делает добычу нерентабельной. И если не будут приняты изменения в целом по индустрии, то компании будут закрывать месторождения. Сейчас, когда мы бурим каждую скважину, мы смотрим на такой показатель, как индекс прибыльности (PI): соотношение чистой приведенной стоимости (NPV) к затратам. Сейчас для нас допустимый минимум PI — 1,2. Я знаю компании, которые готовы бурить с коэффициентом 1, то есть для них очень важен рост добычи. Ведь акционеры требуют от менеджмента, чтобы добыча была только эффективная. Это значит, что при ухудшении экономики мест для нового бурения оказывается в разы меньше.

Теперь что касается существующего фонда. У нас, например, есть система, благодаря которой мы можем оценить эффективность каждой скважины, например с обводненностью 90% или 95%. Сейчас на скважине с обводненностью 95% еще выгодно проводить работы, а с увеличением НДПИ — уже нет. Соответственно, мы ежемесячно анализируем эти показатели. И, к сожалению, вынуждены закрывать отдельные скважины. У нас простаивает примерно полторы тысячи скважин, потому что на них невыгодно работать. Из-за роста издержек выбывает примерно 100 скважин в год. Увеличиваются энерготарифы, тарифы «Транснефти» — и принимается решение скважину закрыть. И когда произойдет рост НДПИ, мы закроем очень много скважин. И о росте никто говорить уже не будет. Я думаю, что это произойдет в большинстве компаний — там, где считают деньги, а не тонны.

McKinsey: Ускорит ли эта ситуация выход в новые регионы, или это параллельный процесс?

Максим Барский: Это два разных процесса. Это серьезная задача для любой компании, в том числе и для ТНК-ВР, одной из самых эффективных, а по инвестициям — самой эффективной в отрасли. Выход в три региона — месторождения Каменное, Уват и Верхнечонское — серьезный шаг, и мы добились успеха за четыре года: 10% добычи мы ведем в этих новых регионах. Это быстро сделать невозможно.

McKinsey: Как вы посчитали, что ТНК-ВР — самая эффективная в отрасли по инвестициям?

Максим Барский: Очень просто. Считается показатель капиталовложений на баррель добытой нефти (CAPEX) плюс затраты на разведку и разработку месторождения (F&D costs). По этим показателям наша компания — номер один.

Если не изменятся правила игры в отрасли, то добыча в Западной Сибири — а сегодня, я думаю, это 70% нашей добычи — станет нерентабельной. Какой будет реакция компаний? Каждая поступит по-своему.

Теперь что касается новых регионов. Безусловно, ключом к новым регионам стала, во-первых, налоговая реформа, а во-вторых, доступ к инфраструктуре. Государство это понимает. Решение по трубопроводу Заполярное — Пурпе, конечно, открывает целую новую провинцию. Только у нас там запасов порядка миллиарда тонн. Мы считаем, что можем добывать там от 20 миллионов тонн и больше. Когда мы начнем добывать, мы будем знать точнее — наша геологоразведка показывает, что перспективы намного шире. Но если говорить о сроках, то работы там начнутся не раньше 2015 года.

McKinsey: Скоро...

Максим Барский: Скоро, да. Хотя мы только что говорили о том, что будет происходить в эти три года. Дай бог удержаться на достигнутом уровне. Полтора процента — это очень нестабильная ситуация.

Дальше, конечно, и Ямал, и Западная, и Восточная Сибирь. У месторождений этих регионов очень высокий газовый фактор, и очень многие из них не разрабатываются, потому что нет трубы «Газпрома». Без нее развитие будет тормозиться. Если же трубопровод «Газпрома» появится (все равно, в каком направлении — на Китай, на Восток, на Запад), то это подтолкнет разработки. Иначе многие месторождения эксплуатировать невозможно.

В России при нормальном налоговом регулировании, при нормальных правилах игры — равноправном доступе к трубе, — отсутствии особых геологических рисков и при наличии инфраструктуры в оншоре мы, конечно, как минимум добычу сможем удерживать на нынешнем уровне, а вероятно, и расти. А если таких условий не будет, то, как я уже говорил, Западная Сибирь просто «провалится», и никакие новые месторождения не смогут восполнить это падение.

Проект нового налогообложения — это, собственно, налогообложение сверхприбыли. Все нефтяники надеются на то, что летом этого года он пройдет в Думу, будет принят и со следующего года новое законода тельство уже заработает.

McKinsey: У нас много говорят о партнерстве, Черном море, Карском море, BP, «Роснефти»... Это все касается будущих десятилетий — и тогда почему столько шуму сейчас — или все-таки ближайшего времени?

Максим Барский: Конечно, речь не идет о ближайших годах. Очередь на буровые платформы — лет на пять. Что будет твориться в Арктике, не знает еще никто, потому что в таких условиях — во льдах, при сильнейших ветрах — еще нигде нефть не добывают. Хотя работают в очень тяжелых условиях, например на плавучей платформе в Абердине.

А шум подняли сильный — как вокруг Бразилии. Открывается новая провинция! Кто первый получит к ней доступ? Возьмем Petrobras. У нее добыча гораздо меньше, чем у «Роснефти», а стоит она в три раза больше. Вот новая провинция и государственная политика. Конечно, все ожидают того же и на арктическом шельфе. Что это будет новая провинция, где обязательно будет борьба за доступ к ресурсам. Но все это станет актуально лет через двадцать, даже не десять. Потому что надо построить инфраструктуру, надо понять, куда девать газ, потому что там не только нефть будет, но и газ. Как в этих условиях работать? У нас проект Штокмановского месторождения куда более разработанный, но он пока стоит на месте, хотя там есть и зарубежные компании, и особое налоговое обложение. Еще ведь большой вопрос со спросом: например, что делать с его газом?

McKinsey: Учитывая такую неопределенность, трудности с инфраструктурой и платформами, значит ли это, что российские компании пока не будут серьезно заниматься этими проектами, поскольку для столь отдаленного времени невозможно что-либо прогнозировать?

Максим Барский: Нет, ну почему. Например, в Каспийском море работать будут. В Черном море будут. Там, где есть условия, где существуют технологии, безусловно, будут. Вот «ЛУКОЙЛ» разворачивается на Каспии, в Гане. У них будет шесть платформ или восемь. В общем, будет такая большая офшорная провинция, где «ЛУКОЙЛ» будет бурить самостоятельно. Для компаний, которые у нас в России ограничивают в доступе к ресурсам, это, безусловно, выход.

McKinsey: Хорошо, давайте коснемся вопросов управления и приоритетов в этой сфере. Если сравнивать западную управленческую среду в нефтянке с российскими реалиями?

Максим Барский: Мы привлекаем людей из BP, которые приходят сюда работать как носители культуры, новых технических знаний, а они очень быстро «адаптируются», забывают, что они — носители...

Но если серьезно, то, конечно, даже такая передовая компания, как ТНК-ВР, безусловно, сильно отличается от западной. Разница видна, и мне очень помогает то, что я увидел, как они говорят, what the good looks like.

Я не беру технологическую часть, потому что то, что делает ВР с офшором, — это просто фантастика. Прежде всего, бросается в глаза, как работают с менеджментом, с людьми. Как работают над эффективностью процессов, над эффективностью именно организационной, как работают над раскрытием потенциала сотрудников. Сколько времени уходит у топ-менеджмента на эту работу плюс на коммуникацию, на обратную связь — это несравнимо с тем, что происходит здесь. Первое невыгодное сравнение — это количество времени, которое, скажем, даже я, когда в ТНК-ВР возглавлял блок стратегии, проводил на совещании, и то количество времени, которое проводят на совещаниях люди в западных компаниях. Это несоизмеримо, когда ты 70% времени тратишь на совещания, а в оставшиеся 30% ты должен собственно заниматься своей работой. Понятно, что эффективность использования твоего человеко-часа очень низкая. Поэтому, когда я вернулся в Россию, то прежде всего начал с установления приоритетов. У нас три приоритета: люди, эффективность и технологии.

Под технологиями я подразумеваю инновации. Если наш менеджмент не начнет сам генерировать инновации, мы не справимся с теми задачами, которые перед нами стоят. А чтобы менеджмент генери ровал инновации, ему должно быть, во-первых, комфортно работать в этой компании, во-вторых, они должны получать признание за свои инновации. Они должны видеть, что благодаря этому признанию у них происходит карьерный рост; соответственно, нужна программа ротаций, программа карьерного роста — и тогда инновации приве дут к эффективности. Все эти три вещи взаимосвязаны. Люди должны хотеть учить и учиться, хотеть обладать какими-то новыми компетенциями, быть полезными компании, гордиться своей работой и т.д. Это долгосрочные задачи.

Когда я вернулся в Россию, мне хотелось измерить пульс компании, понять, чем живет компания, какие у нее ценности и что нас отличает от других. Компания Ward Howell провела очень интересное исследование ценностей, присущих только культуре ТНК-ВР.

Две очень интересные ценности — это результативность и безопасность. Когда «бипишники» только приехали и призывали сотрудников пристеги ваться в машинах, не пить кофе на лестнице и т.д., это вызывало смех. Но постепенно это действительно стало частью культуры.

Что касается результативности, то, понятно, это шло от акционеров. Конечно, задавали темп и настрой на результат российские акционеры, которые участвовали в менеджменте. И это тоже получалось.

Поэтому мы приняли четыре базовые ценности. Для нас это лидерство, безопасность, добросовестность и результативность. Заодно мы стали рассматривать процессы, насколько ясно прописаны процедуры, насколько они понятны людям. И тут стало очевидно, что наш топ-менеджмент и менеджмент вообще неэффективно использует время. Встал вопрос, как высвободить время. И мы обнаружили, конечно, огромное количество отчетности. Ежедневных, еженедельных, ежемесячных, квартальных и разных других видов отчетов в апстриме было порядка двух тысяч, в даунстриме — тысяча семьсот. Пришел какой-то начальник, сказал: «Я хочу такой-то отчет». Потом пришел следующий и сказал: «А я такой хочу». И выпускаются огромные талмуды, потому что никто ведь не дал команды остановиться. И множество сотрудников занимаются тем, что плодят отчеты.

Кроме того, у нас было огромное количество всяких рабочих групп, комитетов. Их взаимодействие, заседания съедали рабочее время. Например, встретились семь человек на заседании, у каждого по три подчиненных — значит, огромная часть компании втянута в это заседание. Мы проанализировали — в плане численности и эффективности, — сколько уровней от гендиректора до работника. Оказалось — больше двенадцати. И в апстриме, и в даунстриме мы планируем сократить их до семи-восьми.

Сначала эту задачу мы решили в апстриме, в даунстриме начали уменьшать уровни в прошлом году, будем продолжать и в этом. Проанализировали мы и такой показатель, как количество непосредственных подчиненных. У нас оказалось много руководителей, у которых по одному подчиненному. Даже не два, а именно один.

Поэтому в апстриме мы разработали стандарт оргструктуры. У нас теперь все дочки. У них одинаковая, всем понятная оргструктура, прописаны все линии подчинения. А в даунстриме мы этим займемся в нынешнем году. Тоже введем стандартную оргструктуру на всех предприятиях. Это, безусловно, должно открыть огромный организационный потенциал.

McKinsey: А что касается совещаний, вы сказали, что в BP было по-другому, или они были другие?

Максим Барский: У топ-менеджмента ВР больше времени уходит на коммуникации. Не на совещания, а, скажем, на встречи с коллек тивом, на поездки, деловые встречи. Приведу один пример. У нас правление заседает еженедельно, а в ВР — раз в месяц. И больше не надо. Раз в квартал происходит квартальный отчет. На квар таль ном отчете гендиректор узнает о том, как идут дела, — и ему этого достаточно. Почему? Потому что он делегирует полномочия своим заместителям и ему нет необходимости постоянно держать руку на пульсе. А ведь ВР — компания гораздо больше нашей, с более сложным бизнесом.

McKinsey: Вы тоже будете здесь двигаться по пути делегирования?

Максим Барский: Конечно, но как именно — зависит от бизнес-модели, от конкретного процесса.

Какие-то решения, ну, например, по бурению, должны быть в одних руках. Нужно ли отдавать решения по бурению на уровень дочки? Сомневаюсь, потому что некоторых специалистов не всегда удается найти для каждой дочки. Они могут находиться только в одном «пункте». Но, с другой стороны, они должны быть на местах, именно с этой точки зрения мы сейчас анализируем все процессы и выстраиваем функциональную модель, думаем, где они должны находиться.

Еще большая проблема в том, что слишком много было дублирования. По любому поводу надо пять согласований. У каждого ответственного право вето. В таких условиях принять решение практически невоз можно. Сейчас мы это пересматриваем, чтобы было ясно, кто и что согласовывает, чье решение считать окончательным.

McKinsey: Вы сказали, что одна из ценностей вашей компании — результативность и корни ее в том числе в присутствии российских акционеров в менеджменте. Постепенно акционеры уходят из менеджмента. Как это влияет на компанию или как это скажется на результативности?

Максим Барский: Надеюсь, никак. Действительно происходит смена поколений. Чтобы акционеры вышли из менеджмента, они должны доверять тем, кто займет их место, знать, что с их уходом ничего не изменится. Поэтому они не уйдут, пока не увидят, что менеджмент делает все как надо.

www.vestnikmckinsey.ru

Барский, Максим - это... Что такое Барский, Максим?

Генеральный директор компании Matra Petroleum

Генеральный директор компании Matra Petroleum с мая 2012 года. До этого с июня 2010 года по ноябрь 2011 года был заместителем главного управляющего директора (председателя правления) ТНК-BP; с мая по декабрь 2009 года был исполнительным вице-президентом ТНК-ВР. В ноябре 2009 года акционерами ТНК-ВР была согласована его кандидатура на пост главы компании, однако назначение так и не состоялось. Бывший генеральный директор ООО "ВСР Инвест" (2008) и управляющий директор шведской компании West Siberian Resources Ltd (2004-2008). С 1998 года по 2000 год работал в инвестиционной компании "Тройка Диалог", упоминался как трейдер по деривативам и вице-президент инвестиционно-банковского департамента компании. В 1990-х годах первым из россиян получил лицензию на открытие брокерской фирмы в США.

Максим Геннадьевич Барский родился 1 марта 1974 года в Ленинграде [34], где в то время учились его родители - отец Геннадий Натанович и мать Алла. Когда сыну было четыре месяца, Геннадий Барский был призван в армию, отслужив, вернулся с семьей на родину в Житомир, где работал главным бухгалтером Житомирского областного управления книжной торговли [24].

Семья Барских переехала в Нефтеюганск в 1989-1990 годах (возможно, в 1985 году) [24]. Известно, что в 1993 году отец Максима возглавил московский филиал КБ "Юганскнефтебанк" (сам банк был открыт в Нефтеюганске в 1990 году [54]) [24], [51], а позже стал одним из руководителей "Гранд Инвест Банка" [34], [32], [33]. Позже Максим рассказывал, что перестал жить с родителями примерно в то же время: "Тяжело, когда в семье уже есть лидер. Но в моем случае мне дали полную свободу. В 15 лет я уехал из дому" [34]. При этом он отмечал, что своими жизненными успехами в первую очередь обязан родителям [34].

По некоторым сведениям, закончив житомирскую среднюю школу, Барский сначала поступил в Ленинградский государственный университет, а затем уехал в США и учился в Калифорнийском университете в Беркли (University of California, Berkeley) [24], [8]. В некоторых биографиях отмечалось, что американский университет он окончил в 1995 году, а российский - лишь в 1997 году [34], [57].

Барский рассказывал, что во время учебы в США он заинтересовался рынком капитала и инвестиционной деятельностью и уже после первого года обучения открыл брокерскую компанию Sinex Securities [34]. Отмечалось, что Барский первым из россиян получил лицензию на открытие брокерской фирмы в США [24], [57]. Американская фирма Sinex Securities LLC [50] называлась дочерней компанией российского ЗАО "Синекс-Брокер", учрежденного в 1994 году в Москве [49]. В 1997 году Sinex Securities LLC стала членом американской Национальной ассоциации дилеров по ценным бумагам (National Association of Securities Dealers) [47].

По некоторым сведениям, в США Барский "пережил первое предательство некогда близкого товарища, который обманул его на очень большую сумму". Тот, в свою очередь, утверждал, будто Максим, будучи неумелым бизнесменом, сам виноват в понесенной потере [24].

Утверждалось, что компания Барского "помогала иностранным инвесторам приобретать российские ADR и евробонды, а российским - инвестировать за рубежом, приобретая во время частных размещений пакеты акций калифорнийских hi-tech компаний". По словам Барского, весной 1997 года ("предвидя, как и многие инвесторы, кризис российского фондового рынка") он оставил брокерский бизнес и вернулся на родину [34]. В октябре 1999 года стало известно, что в отношении Sinex Securities ФБР начало расследование в рамках дела об отмывании российских денег через Bank of New York в 1996-1999 годах [44], [48], [47], [46], [45], [43]. Тогда же выяснилось, что к осени того года у брокерской компании в течение двух лет не было ни одного клиента [44], [45], хотя она продолжала нанимать сотрудников [55].

По утверждению Барского, в 1998 году он попал в Москву, став трейдером по деривативам в инвестиционной компании "Тройка Диалог" [8], [34]. Затем он перешел на работу в инвестиционное банковское подразделение компании и в мае 2000 году уже упоминался в должности вице-президента инвестиционно-банковского департамента [9], [42].

В августе 2000 года Барский покинул компанию "Тройка Диалог" и занялся интернет-бизнесом. После того как в "Тройке" отказались выделить 10 миллионов долларов интернет-провайдеру ЗАО "Ситилайн" на развитие бизнеса в регионах, Барский перешел на работу в эту компанию и занял пост директора управления корпоративного развития. Он сумел привлечь требуемую сумму, приобретя вместе с партнерами долю в "Ситилайне" [9], [30], [31], [34], [53], [8]. Барский ушел с этой должности в мае следующего года [31]. В начале апреля 2001 года стало известно, что "Голден Телеком" приобрела 100 процентов акций "Ситилайна" за 29 миллионов долларов (по другим сведениям, за 27 миллионов долларов [9]) [41], [30]. Известно, что благодаря этой сделке бизнесмен заработал свой первый миллион долларов [30].

В 2001-2003 годах Барский занимал пост управляющего директора инвестиционного фонда Salford Continental Inc., с марта по октябрь 2003 года являлся старшим инвестиционным директором ООО "Финартис" [31], [8], [53]. В 2004 году он был начальником корпоративных финансов ООО "Газпромэнерго" [53], стопроцентной дочерней компании ОАО "Газпром" [10]. Кроме того, упоминалось, что в 2002 году Барский стал партнером компании Biotek Limited [17], в 2004-2007 годах занимал должность главного специалиста ООО "БМГ-Финанс" (помимо этого известно, что с 1997 года он являлся партнером BMG Finance [17]) [31], [19].

В марте 2004 года в качестве представителя компании Alltech Investment Ltd. Барский был избран членом совета директоров шведской нефтяной компании Vostok Oil Ltd., чьим крупнейшим акционером (23,98 процента акций) и была Alltech Investment [40], [39], [37]. Единственным активом Vostok Oil были 80 процентов ОАО "Восточная транснациональная компания" (ВТК) - недропользователя нефтяных месторождений в Томской области [38], [8], [36], [39]. В июне 2004 года Vostok Oil сменила наименование на West Siberian Resources Ltd. (WSR) [39]. После того как Барский предложил сместить двух из пяти прежних членов совета директоров WSR (в том числе председателя), в отставку ушел руководитель компании Фрэнк Хейс (Frank Hayes), выступивший против предложенной агрессивной стратегии развития [40], [39].

В июле 2004 года на внеочередном собрании акционеров WSR Барский был избран управляющим директором компании [37], [31]. Кроме того, Alltech Investment при поддержке фондов, владеющих еще 9,32 процента акций, сместили трех из пяти членов совета директоров WSR [37]. Тогда же сообщалось, что WSR стала собственником всех 100 процентов акций ВТК (вероятная стоимость 20 процентов акций - 2 миллиона долларов [37]) [36]. В 2005 году WSR приобрела ОАО "Печоранефть" [11], после чего Барский вошел в совет директоров компании [53].

В 2007 году испанская нефтяная компания Respol купила 10 процентов WSR за 90 миллионов долларов [35], [11]. В апреле 2008 года произошло слияние WSR и НК "Альянс", ставшей 100-процентным дочерним предприятием WSR, в единую независимую вертикально-интегрированную нефтяную компанию (с июня 2009 года объединенная компания стала именоваться Alliance Oil Company Ltd [59]). При этом акционеры НК "Альянс" получили 60 процентов объединенной компании, а 40 процентов достались акционерам WSR (доля Alltech Investments "размылась" до 7,2 процента, а Respol - до 4 процентов) [29], [28], [11], [26]. В апреле 2008 года Барский стал членом совета директоров ОАО НК "Альянс" [14]. Известно, что в том же году он занимал пост генерального директора управляющей организации ООО "ВСР Инвест" - дочерней компании WSR [27], [25], [58], [8]. В октябре 2008 года Барский оставил пост управляющего директора WSR, оставшись членом совета директоров компании [17], [21]. Отмечалось, что за время работы Барского в компании "капитализация West Siberian Resources Ltd. выросла с 60 миллионов до 3 миллиардов долларов" [8].

В 2009 году Барский был назначен директором российского представительства Alltech Investments Ltd. [8] (по другим данным, занял в 2008 году пост директора инвестиционного департамента российского представительства [14]).

В мае 2009 года Барский вошел в состав топ-менеджмента компании ТНК-ВР в качестве независимого директора. В том же месяце он был назначен исполнительным вице-президентом по стратегии и развитию бизнеса компании [15], [8]. В дальнейшем Барский фигурировал в прессе как один из возможных кандидатов на должность нового главного управляющего директора компании [15], [16]. В декабре 2008 года в заключение длительного конфликта [23], [22] между владевшими ТНК-BP на паритетных началах российскими ("Альфа-Групп" Михаила Фридмана, Германа Хана и Алексея Кузьмичева, Access Industries Леонарда Блаватника и "Ренова" Виктора Вексельберга) и британскими (BP во главе с Тони Хейвордом) акционерами свой пост покинул руководитель ТНК-BP Роберт Дадли [20].

В ноябре 2009 года акционеры ТНК-BP согласовали назначение Барского главным управляющим директором компании. Он должен был занять этот пост 1 января 2011 года [12], однако в конце декабря 2010 года стало известно вступление менеджера в должность было отложено на неопределенный срок "в связи с незавершенными техническими процедурами" [52], [13]. СМИ отмечали, что до января 2011 года временно исполняющим обязанности главного управляющего директора назначили Фридмана (занял должность в мае 2009 года [15], [16]) [12].

В мае 2010 года Барский вернулся со стажировки в BP и в июне того же года занял специально созданную для него в компании должность [7] заместителя главного управляющего директора (председателя правления [7]) ТНК-BP [8].

В компании Барский курировал "сделки по покупке целого ряда иностранных активов", однако главой ее так и не стал. Акционеры BP не вносили его кандидатуру для утверждения председателем правления, а представители российской стороны "события не форсировали". Источники газет "Коммерсантъ" и "Ведомости" указывали на недовольство акционеров ТНК-ВР деятельностью Барского. В начале осени 2011 года он заявил, что если до конца года назначение не состоится, он покинет компанию. Уже 1 ноября 2011 года он официально ушел из ТНК-BP. Исполняющим обязанности руководителя компании остался Фридман [6], [5].

В апреле 2012 года в прессе появились сведения, что Барский увеличивает до 30 процентов свою долю в нефтегазовой компании Matra Petroleum, обладавшей лицензией на добычу в Оренбургской области. Сообщалось, что сумма сделки составила 4,6 миллиона фунтов (7,3 миллиона долларов) [3], [4]. В мае того же года Барский был избран генеральным директором Matra Petroleum [2], [1].

Как и его отец, Максим Барский является гражданином России [24]. По некоторым сведениям, Барские не забывали про украинские корни и помогали школе, где учился Максим, культурно-просветительному училищу, в котором работала его мать, и еврейскому кладбищу, на котором похоронены их предки [24], [56]. В 2009 году писали, что Барский обзавелся фруктовым хозяйством в Крыму [18].

Барский занимается йогой, практикует глубоководное ныряние без акваланга [24].

Барский женат на крымчанке Алене, у них есть дочь Ольга и сын Максим [24].

Использованные материалы

[1] Тимофей Дзядко. Максим Барский назначен гендиректором британской Matra Petroleum. — Vedomosti.ru, 21.05.2012

[2] Matra Petroleum announce board changes. — Oil Earth, 21.05.2012

[3] Бывший топ-менеджер ТНК-ВР Барский купит 30% нефтегазовой Matra. — РИА Новости, 12.04.2012

[4] Кирилл Мельников. Максим Барский удовольствовался малым. — Коммерсантъ, 12.04.2012. — № 65 (4850)

[5] Кирилл Мельников. Попрощался и ушел. — Коммерсантъ-Online, 01.11.2011

[6] Оксана Гавшина. Альфа-директор. — Ведомости, 24.10.2011. — №200(2966)

[7] Денис Ребров. Максим Барский возвращается в ТНК-ВР. — Коммерсантъ, 31.05.2010. — № 95/П (4395)

[8] Максим Барский. — ТНК-ВР, 28.05.2010

[9] Михаил Бергер. Максим Барский: "У ТНК-ВР есть все, чтобы стать лидером". — BFM.ru, 13.12.2009

[10] ООО "Газпром энерго". — Официальный сайт ОАО Газпром, 20.11.2009

[11] Кирилл Мельников. Руководитель к действию. — Время новостей, 20.11.2009. — №214

[12] Барский возглавит ТНК-ВР с 1 января 2011 года. — Интерфакс, 19.11.2009

[13] Ирина Малкова, Мария Рожкова. Барский вместо Фридмана. — Ведомости, 12.11.2009. — №214 (2484)

[14] Годовой отчет ОАО НК "Альянс" за 2008 год. — НК "Альянс" (nk-alliance.ru), 14.07.2009

[15] Денис Ребров. Михаил Фридман един в двух лицах. — Коммерсантъ, 28.05.2009. — №94 (4149)

[16] Иван Гордеев. Фридман берется за дело. — Время новостей, 28.05.2009

[17] Maxim Barski, Director and Managing Director. — WSR Annual Report 2008, 30.04.2009

[18] Россия покупает Крым. — Столичные новости (Украина), 07.04.2009

[19] Ежеквартальный отчет ОАО НК "Альянс" за IV квартал 2008 года. — НК "Альянс" (nk-alliance.ru), 27.02.2009

[20] Президент ТНК-ВР Роберт Дадли официально ушел в отставку. — ИТАР-ТАСС, 01.12.2008

[21] Arsen Idrisov appointed new Managing Director for West Siberian Resources Ltd. — Alliance Oil Company (allianceoilco.com), 30.10.2008

[22] Конфликт между акционерами ТНК-ВР исчерпан - Сечин. — РИА Новости, 10.09.2008

[23] Галина Старинская. Конец войне в ТНК-ВР. — РБК Daily, 05.09.2008

[24] Віктор Рибаченко. Селфмейдмени з українським корінням. — Час i Подii, 26.06.2008

[25] Р. М. Хасанов. Сообщение о порядке доступа к информации, содержащейся в ежеквартальном отчете. — ООО "ВСР Инвест" (wsrinvest.ru), 04.06.2008

[26] WSR и "Группа Альянс" подписали окончательное соглашение и получили одобрение ФАС. — НК "Альянс" (nk-alliance.ru), 17.02.2008

[27] М. Г. Барский. Сообщение о порядке доступа к информации, содержащейся в ежеквартальном отчете. — ООО "ВСР Инвест" (wsrinvest.ru), 15.02.2008

[28] Наталья Скорлыгина, Денис Ребров. WSR и "Альянс" сливаются на доверии. — Коммерсантъ, 16.01.2008. — №3 (3820)

[29] НК "Альянс"и West Siberian Resources Ltd. (WSR) сливаются. — МФД-Инфоцентр, 15.01.2008

[30] Наталия Биянова, Ксения Болецкая, Анастасия Герасимова, Юлия Говорун, Алексей Каменский, Александр Кияткин, Михаил Попов, Ирина Русанова, Екатерина Самородова, Татьяна Сейранян, Илья Хренников, Оксана Шевелькова. Поколение NEXT. — SmartMoney, 24.09.2007. — №36 (77)

[31] Ежеквартальный отчет за II квартал 2007 года. — ОАО "Печоранефть" (pechoraneft.ru), 13.08.2007

[32] Геннадий Барский назначен предправления Гранд Инвест Банка. — Banki.ru, 07.12.2006

[33] Новым председателем правления стал Барский Г.Н. — "Гранд Инвест Банк" (gib.ru), 01.12.2006

[34] 33 перца. — Финанс, 26.06.2006. — №24 (161)

[35] Наталья скорлыгина, Анна Волкова. Испанцы заинтересовались нефтяными ресурсами Сибири. — Коммерсантъ, 07.02.2006. — № 21 (3352)

[36] Денис Скоробогатько. "Томская нефть" ищет новых владельцев. — Коммерсантъ, 14.09.2004. — № 170 (3009)

[37] Вчера. — Коммерсантъ, 08.07.2004. — №122 (2961)

[38] Сибирскую нефть делят в Швеции. — Коммерсантъ, 25.06.2004. — № 113 (2952)

[39] Денис Скоробогатько. Сибирскую нефть делят в Швеции. — Коммерсантъ, 25.06.2004. — № 113 (2952)

[40] Resignation - Frank Hayes - CEO, West Siberian Resources Ltd. — NG News (ngnews.se), 21.06.2004

[41] Иван Чеберко. "Альфа-групп" стала крупнейшим интернет-провайдером. — Коммерсантъ, 04.04.2001. — №59 (2189)

[42] Ирина Телицына. Кинобум. — Компания, 16.05.2000

[43] Knut Royce. San Francisco Bank Linked To Laundering Probe At Bank of New York. — The Center for Public Integrity, 09.11.1999

[44] Robert O'Harrow Jr.. Firm Linked to Russian Funds in Business With No Customers. — The Washington Post, 22.10.1999

[45] Robert O'Harrow Jr.. 3 Firms' Links to Russia Probed. — The Washington Post, 21.10.1999

[46] Aperto un fascicolo sulla banca di Nauru. — Corriere della Sera, 16.10.1999

[47] Paul Beckett, Ann Davis. Probe Into Possible Russian Money Laundering Targets Sinex Bank. — SmartMoney, 15.10.1999

[48] Raymond Bonner; Timothy L. O'Brien. Activity at Bank Raises Suspicions of Russian Mob Tie. — The New York Times, 19.08.1999

[49] О компании. — Sinex Broker (sinex.ru; по web.archive.org), 03.07.1998

[50] Перечень услуг, оказываемых фирмой "Sinex-Securities LLC" Российским клиентам. — Sinex Broker (sinex.ru; по web.archive.org), 03.07.1998

[51] Бандит перевоплотился в женщину. — Коммерсантъ, 26.05.1995. — № 96 (814)

[52] ТНК-ВР: вступление Барского в должность главы компании отложено по техническим причинам. — Ведомости (vedomosti.ru), 24.12.0201

[53] Барский Максим. — Rb.ru

[54] Закрытое акционерное общество "Акционерный коммерческий банк "Юганскнефтебанк". — Справочник по фондам отдела по делам архивов департамента по делам администрации города Нефтеюганска

[55] Roman Saven. Roman Saven's Resume. — members.fortunecity.com/romsav. — Версия от 13.04.2012

[56] Еврейское кладбище в г. Житомир. — Jewish Community of Zhitomir (zhitomirchabad.com). — Версия от 12.12.2009

[57] Барский Максим Геннадьевич. — НК Альянс (nk-alliance.ru). — Версия от 28.05.2009

[58] Руководство ОАО "ВТК". — Администрация Каргасокского района Томской области (kargasok.ru)

[59] Структура компании. — НК "Альянс" (nk-alliance.ru). — Версия от 12.07.2012

Энциклопедия ньюсмейкеров. 2012.

news_enc.academic.ru