Куда транспортируется Каспийская нефть. Марка каспийской нефти


Тернистый путь каспийской нефти / НГ-Энергия / Независимая газета

Проекты добычи и экспорта отложены до лучших времен

Надежды снабдить Европу каспийскими углеводородами наталкиваются на острую нехватку инвестиций для масштабной разработки новых месторождений из-за падения цены на нефть. Фото Reutres

Падение цен на нефть поставило под вопрос сроки освоения новых нефтяных месторождений в Каспийском регионе, а также перспективы реализации новых проектов экспорта углеводородного сырья на внешние рынки.

В Каспийском регионе основные запасы нефти находятся в Казахстане. Добыча ведется на месторождении «Тенгиз» в Казахстане и комплексе нефтяных месторождений «Азери–Чираг–Гюнешли», расположенных в Азербайджане. На казахстанском месторождении «Кашаган» добыча пока не ведется. Остальные прикаспийские государства располагают на Каспии значительно меньшими запасами.

Последние два десятилетия в Каспийском регионе прошли под флагом ускоренной добычи нефти и увеличения объемов ее экспорта. За 20 лет Казахстан и Азербайджан достигли значительных успехов в увеличении добычи и создании новых экспортных мощностей, что позволило им осуществлять поставки углеводородных ресурсов на внешние рынки.

Стратегия стран Каспийского региона была основана на масштабном привлечении иностранных инвестиций, укреплении стабильности в регионе, экономическом развитии стран за счет топливно-энергетического комплекса. 

Стоит отметить, что еще несколько лет назад Казахстан и Азербайджан столкнулись с серьезной проблемой. Выяснилось, что, несмотря на все предпринимаемые усилия, страны не в состоянии нарастить добычу нефти, которая сначала замерла на одном уровне, а затем и вовсе стала снижаться.Так, если в 2013 году Казахстан добыл 81,8 млн т нефти, то в 2014 году – лишь 80,8 млн т. В Азербайджане добыча нефти в 2013 году составила 43,1 млн т, а в 2014-м – 41,9 млн т. Основной причиной подобной ситуации стало истощение старых нефтяных месторождений. Одновременно с этим прикаспийские страны столкнулись с неудачами при разработке новых, перспективных месторождений. Здесь следует отметить отсутствие современных технологий добычи, неразвитость инфраструктуры, недостаточный объем финансирования, а также сложные геологические условия. Наглядным примером является месторождение «Кашаган», с которым Казахстан связывал огромные надежды на экономическое развитие, достижение социально-политической стабильности и укрепление геополитических позиций в регионе. Несмотря на более чем 10-летние усилия и многомиллиардные затраты, промышленная добыча на этом месторождении так и не началась. Согласно последним расчетам, только замена подводного трубопровода и компрессоров на «Кашагане», из-за которых промышленная добыча была вновь остановлена в конце 2013 года, может составить, по разным оценкам, от 2 до 4 млрд долл.

Резкое снижение цены на нефть вынудило прикаспийские страны, добывающие нефть, пересматривать свои амбициозные планы добычи и экспорта нефти. Снижение цен на нефть поставило под вопрос инвестиции в геологоразведку. Корректировке будут подвергнуты все инвестиционные планы, а также макроэкономические показатели.  

Вопросом будущего являются новые проекты трубопроводов, которые при низких ценах на нефть утратили свою коммерческую привлекательность. Впрочем, и в период высоких цен на углеводородное сырье добыча и реализация трубопроводных проектов продвигались более медленными темпами, чем те, которые были заложены в прогнозах, опубликованных исследовательскими центрами и нефтегазовыми компаниями. По этой причине многочисленные исследования последних лет в отношении будущих объемов добычи и сроков поставок углеводородных ресурсов на внешние рынки из Каспийского региона давали вероятностные сценарии.

Создание новых экспортных маршрутов в Каспийском регионе прошло несколько этапов. Каждый из них развивался под влиянием различных факторов: геополитической ситуации, меняющихся данных о запасах углеводородных ресурсов, уровня спроса на углеводородные ресурсы и цен на нефть на мировых рынках, а также наличия технологических возможностей, способных обеспечить разработку новых труднодоступных месторождений. 

Трубопроводная гонка, в которой страны Каспийского региона приняли самое активное участие, обнажила комплекс проблем, которые стали серьезным препятствием для формирования новых энергетических потоков. Ключевыми факторами стало отсутствие необходимой трубопроводной инфраструктуры и технологий добычи, стремление использовать инвестиции нефтегазовых гигантов в качестве противовеса российской политике. Кроме того, сказалось отсутствие необходимых технологий, способных преодолеть сложные геологические условия, большие глубины залегания нефти, высокое пластовое давление, а также непростые климатические условия, которые существуют в северной части Каспийского моря. 

Политическая задача диверсификации маршрутов экспорта нефти на внешний рынок на время перестает быть приоритетной. Сомнительная задача по поиску новых маршрутов уступила место проблеме сохранения сложившегося уровня добычи на Каспии. Тем более что прикаспийские страны оказались в сложной ситуации. Добыча нефти на перспективных месторождениях не началась, и, по всей видимости, о новых сроках можно будет говорить после роста цен на нефть. Добыча нефти на старых месторождениях постепенно снижается. 

Пока Каспийский регион не оказывает влияния на мировой нефтяной рынок и не рассматривается в качестве альтернативы. Слишком велики затраты на освоение в сложных геологических условиях. Сказывается географическая удаленность региона, которую пока успешно преодолел Пекин, обеспечив выход каспийской нефти в китайском направлении. Темпы добычи значительно отстают от всех сделанных ранее прогнозов. Еще до падения цены на нефть расчеты показывали, что при сложившемся уровне добычи, наличии сложных природных условий и отсутствии технологий, способных обеспечить доступ к углеводородным ресурсам, рост объемов экспорта нефти можно было ожидать не ранее 2025 года. После падения нефтяных цен время выхода на внешний рынок дополнительных объемов каспийских углеводородов еще больше сдвинулось. И тем не менее каспийские месторождения по-прежнему рассматриваются в странах Каспийского региона в качестве источников углеводородных ресурсов, которые способны удовлетворить возрастающие потребности европейских стран и Китая в дополнительных объемах нефти и газа. 

Как показывает история, добыча нефти на Каспии носит волнообразный характер, когда периоды взрывного интереса и значительных успехов в освоении месторождений сменяются периодами охлаждения внимания. Нынешняя ситуация с низкими ценами на нефть может не только перенести сроки освоения нефтяных месторождений, но и уменьшить внимание к энергетическим аспектам Каспийского региона, выдвинув на первый план решение политических и экономических вопросов.

www.ng.ru

Куда транспортируется Каспийская нефть

Совокупный объем добычи нефти в каспийском регионе всеми странами, которые граничат с Каспийским морем, уже составляет порядка 200 миллионов тонн. Но, поскольку это море – внутреннее, со всех стон окруженное сушей, основной проблемой является транспортировка нефти к местам сбыта. Поскольку самый выгодный и дешевый способ ее перевозки – по морю, супертанкерами большого водоизмещения, транспортировка каспийской нефти осуществляется по трубопроводам, проложенным к международным морским магистралям.

Спонсор размещения P&G Статьи по теме "Куда транспортируется Каспийская нефть" Что такое опек Как организовать свой детский дом Как называть жителей Минска С учетом того, что в странах ОПЕК свободные годовые объемы нефти составляют порядка 600 млн тонн в год, основным условием выхода каспийской нефти на мировые рынке является рентабельность ее транспортировки. Она проигрывает в этом плане арабской нефти, но выигрывает у российской и североамериканской. Учитывая это, наиболее привлекательными рынками сбыта каспийской нефти являются Северный Иран и страны Причерноморья.

Нефть, которую добывают в северной части Каспийского моря, а это почти половина всей добычи, транспортируют в ближайший морской порт, которым является Новороссийск. Вторая половина объема нефти, добываемая в южной части региона, транспортируется в другой черноморский порт - Батуми, который принадлежит Грузии.

Страны – экспортеры нефти, добываемой в северной части Каспия, не очень радует зависимость от России, которая, к тому же, является их прямым конкурентом на мировых рынках. Но, тем не менее, в настоящее время строится вторая очередь трубопровода, который принадлежит Каспийскому трубопроводному консорциуму, транспортирующему ее по маршруту Тенгиз – Новороссийск.

На сегодняшний день разработано еще несколько проектов транспортировки каспийской нефти, которые проектировались с учетом разной ценовой конъюнктуры, поэтому окончательного решения о том, какой вариант будет выбран, еще не принято. В планах иностранных инвесторов значится израсходовать до 125-130 млрд долларов для того, чтобы обеспечить к 2015 году совокупный экспорт нефти из этого региона в объеме до 200 млн тонн. Почти треть этой суммы планируется потратить на сооружение трубопроводов и транспортные тарифы.

Однако единого оператора, который смог бы обеспечить транзит нефти от Каспия в Европу и Азию, пока нет. Можно сказать, что в последующие несколько лет каспийская нефть не сможет серьезно конкурировать на мировом рынке энергоресурсов с той же ближневосточной нефтью и, скорее всего, транспортные коридоры в ближайшее время для нее останутся прежними - через морские порты Новороссийск и Батуми.

Как просто

masterotvetov.com

Каспийская нефть

Дипломная работа «Каспийская нефть»

Содержание   "1-3" Введение........................................................................................................... GOTOBUTTON _Toc446729918   _Toc446729918 3 1. История нефтедобычи в Каспийском бассейне.......................................... GOTOBUTTON _Toc446729919   _Toc446729919 7 1.1 Открытие первых месторождений............................................................ GOTOBUTTON _Toc446729920   _Toc446729920 7 1.2 Деятельность Ротшильдов и братьев Нобелей......................................... GOTOBUTTON _Toc446729921   _Toc446729921 8 1.3 Разработка месторождений в соседних регионах.................................. GOTOBUTTON _Toc446729922   _Toc446729922 11 2. «Субъекты» Каспийского региона............................................................ GOTOBUTTON _Toc446729923   _Toc446729923 14 2.1 Советские республики – самостоятельные государства........................ GOTOBUTTON _Toc446729924   _Toc446729924 14 2.2 Реальный потенциал возникших образований....................................... GOTOBUTTON _Toc446729925   _Toc446729925 16 2.3 Россия и государства Каспийского региона после распада СССР....... GOTOBUTTON _Toc446729926   _Toc446729926 21 2.4 Необходимость нового правового статуса Каспийского моря............. GOTOBUTTON _Toc446729927   _Toc446729927 24 2.5 Правовой статус Каспийского региона.................................................. GOTOBUTTON _Toc446729928   _Toc446729928 26 3. Каспийская нефть и политика заинтересованных государств................. GOTOBUTTON _Toc446729929   _Toc446729929 38 3.1 Транзит нефти. Направления и нефтепроводы...................................... GOTOBUTTON _Toc446729930   _Toc446729930 38 3.2 Каспийская нефть и позиция США («Не только нефть»)....................... GOTOBUTTON _Toc446729931   _Toc446729931 47 3.3 Каспийский геополитический «узел» и политика США........................ GOTOBUTTON _Toc446729932   _Toc446729932 59 Заключение.................................................................................................... GOTOBUTTON _Toc446729933   _Toc446729933 70 Список использованной литературы............................................................ GOTOBUTTON _Toc446729934   _Toc446729934 74

ВведениеАктуальность темы настоящей работы определяется несколькими геополитическими факторами, значимыми для данного региона. Прежде всего, все прикаспийские и близкие к Каспию государства (Азербайджан, Грузия, Армения, Казахстан, Туркменистан и Узбекистан) благодаря своим нефтяным и газовым богатствам имеют потенциальную возможность для интенсивного экономического развития подобно некоторым странам Ближнего Востока (Саудовская Аравия, Кувейт, Оман, Бахрейн). Реализация такой возможности, пока еще весьма вялая, уже, тем не менее, ведет к их отрыву от экономических связей с Россией. А как оборотная сторона этого процесса, они постепенно интегрируются в сеть экономических структур, созданных южными странами (частично и Китаем), а также западными государствами, в первую очередь США. В результате на юге для России складывается весьма сложная мозаика международных отношений, напоминающая ближневосточный вариант для США периода 50-х годов. Второй фактор связан с тем, что возрастающая роль и самостоятельность прикаспийских и околокаспийских государств (бывших советских республик) уменьшает стратегическую значимость России на юге для всех западных и южных государств, включая КНР. В лучшем случае она станет лишь одним из многих субъектов международных отношений в данном регионе, в худшем – вообще будет сброшена со счетов, если не сумеет обеспечить там свое видимое присутствие. Третий геополитический фактор может возникнуть в случае продвижения НАТО (через Турцию) к берегам Каспийского моря путем вовлечения прикаспийских государств в структуры ради этого блока. Указанные обстоятельства определяют специфику рассмотрения и анализа указанной темы. При этом необходимо четко отличать понятие стратегического узла мировой экономической политики от центров мировой политики. В последнем случае имеются в виду такие центры экономического могущества, взаимоотношения между которыми строятся на основе экономического и политического сотрудничества в интересах всех участников. И хотя проблема безопасности, в особенности ее экономические аспекты, сохраняет свою актуальность, она как бы остается на втором плане. Главное – это отсутствие антагонистических противоречий между участниками. Такой тип отношений характерен для треугольника США-Западная Европа-Япония. Стратегический узел мировой политики появляется там, где сталкиваются противоречивые долгосрочные интересы государств, реализация которых и создает очаг международной напряженности. Хотя последствия разрешения противоречий такого типа трудно предсказать заранее для каждого из участников, легко предсказать другое: выгоды одной стороны оборачиваются проигрышем для остальных. На региональном уровне такими стратегическими узлами являются Корейский полуостров. Тайваньская проблема. Ближний Восток, на мировом уровне – отношения между США и Китаем, США и Россией. Исходя из сказанного, можно считать, что Каспийский нефтедобывающий регион в 90-е годы начал приобретать статус нового стратегического узла мировой политики, в который втянуто около 30 государств, среди них страны глобального масштаба: США, Япония, КНР, Россия. Таким образом, решение проблем на этом участке мировой политики будет оказывать влияние на всю систему международных отношений. Как это часто происходит в мировой практике, своему чрезвычайному статусу Каспийский регион обязан нефти. Так, не только ближневосточный узел, но и война во Вьетнаме, нынешние споры вокруг островов Сэнкаку (между Японией и КНР), Токто (Япония-Корея), Спратли, Парасельских островов (Китай-АСЕАН) – все они «пахнут» нефтью. В случае Каспия надо добавить еще и запасы природного газа, по которым Туркменистан, согласно оценкам Агентства энергетики США, занимает третье место в мире. При всей важности других богатств региона (рыба, минеральные ресурсы и т.д.) именно нефть и газ превращают его в зону повышенной экономической, политической и военно-стратегической активности. В настоящей работе, таким образом, проблема определяется прежде всего как имеющая геополитические аспекты, преимущественно перед проблемами технического оснащения, экологии и т.д. Место России в политическом процессе, происходящем в данном регионе, определяется следующими обстоятельствами. Все прикаспийские государства (бывшие республики СССР) находятся в состоянии глубокого экономического кризиса. Поскольку положение России практически ничуть не лучше, они видят выход из тяжелой ситуации в налаживании экономического сотрудничества с Западом, странами Ближнего и Среднего Востока, а также Китаем. Эта стратегическая линия идеологически обосновывается необходимостью освободиться от имперской политики России, о чем не устают говорить их руководители. Все вкупе должно обернуться повышением геостратегической значимости каждого из этих государств в глазах возможных спонсоров. Лидеры Прикаспия делают упор на привлечение иностранного капитала в добычу нефти и ее транспортировку. Это не означает, что они уже сейчас готовы оборвать связи с Россией. Для этого, с одной стороны, еще не пришло время, с другой – на данной стадии они нуждаются в России, поскольку освоение месторождений жидкого топлива и транспортировка ранней нефти так или иначе связаны с Россией, ее территорией, ее специалистами и благожелательным отношением Москвы. Кроме того, они заинтересованы в сотрудничестве с нефтяными компаниями России, готовыми соперничать с иностранцами, что позволяет хозяевам вести более успешные торги с теми же зарубежными компаниями. Россия, таким образом, будет нужна им до тех пор, пока не начнется массированная эксплуатация наиболее крупных нефтяных и газовых месторождений. Сообразно с указанными обстоятельствами, в настоящей работе предпринята попытка ответить на некоторые важные для России вопросы, связанные с расстановкой политико-экономических сил в регионе.

1. История нефтедобычи в Каспийском бассейне

Первые открытия нефти на территории бывшего СССР известны с древних времен. И прежде всего, район Баку на берегу Каспийского моря издавна знаменит по всему Востоку своими вечно горящими факелами газа. С помощью шурфов здесь было добыто несколько миллионов тонн нефти еще до начала бурения первых скважин в 1870 г. Благодаря Каспийским месторождениям, в период с 1898 по 1902 г. Россия стояла на первом месте по добыче нефти среди всех нефтедобывающих стран мира, опережая США. В 1901 г. главным образом на месторождениях района Баку она добыла 1,5 млн. т. нефти, что составляло более половины мировой добычи. После падения до 3,5 млн. т в 1920 г. добыча нефти стала постепенно расти и в 1938 г. достигла 37 млн. т. потом снова снизилась до 20 млн. т. к. концу второй мировой войны, а затем начала быстро возрастать, превысив 100 млн. т в 1958 г., 200 млн. в 1963 г., 400 млн. в 1973 г. и составив 615 млн. т в 1984 г. – самый высокий объем добычи в мире. Однако среднегодовой темп прироста добычи нефти, который доходил до 17% в период 1955–1960 гг., упал до 5% в 1975–1980 гг. и составлял менее 1% с 1980 г. В 1901 г. на Апшеронском полуострове – последнем отрезке Большого Кавказа до его погружения в Каспийское море – было добыто 11 млн. т нефти, что составило 95% всей нефти, добытой в России, и половину мировой добычи. Такой объем добычи обеспечивался 1900 скважинами, пробуренными на пяти месторождениях общей площадью 115 кв. км. Основная доля добытой нефти приходилась на месторождение Биби-Эйбат – одно из первых гигантских месторождений нефти на земном шаре.[1] Бурение первой скважины в этом районе относится к 1871 г., однако добычу нефти здесь вели задолго до этого с помощью вырытых вручную шурфов. Признаки нефтеносности в районе Баку известны по крайней мере с VI в. до н.э. Путешественники, следовавшие через этот район в 1737 г., насчитали 52 шурфа, а фон Гумбольдт в 1829 г. встретил их уже 82. Для улучшения качества нефтепродуктов в этом районе в 1723 г. был построен небольшой нефтеперегонный завод – вероятно, самый старый в мире. Поверхностные признаки нефтегазоносности здесь часто связаны с грязевыми вулканами, многие из которых представляют собой довольно высокие холмы. Так, вулканические конусы Турагай. Кинжи-Даг и Калмес на побережье Каспийского моря возвышаются на 400 м над его уровнем. Серьезные поисково-разведочные работы на Апшеронском полуострове начали проводить с 1870 г. В 1871 г. здесь был смонтирован и пущен в работу первый буровой станок для ударно-шташового (не канатного) бурения. Через два года был получен первый фонтан нефти. В 1872 г. была введена в действие новая система предоставления концессий, по которой вместо небольших участков. выделяемых для ведения разведочных работ на срок 4 года (порядок, существовавший с 1821 г. и вызвавший беспорядочную разработку месторождений), предусматривалось выделять участки площадью 4 га с обязательной оплатой их аренды владельцам в виде процентных отчислений (роялти) от добытой нефти[2]. С приходом в этот район в 1875 г. братьев Нобелей, Роберта и Людвига, эта только что зародившаяся промышленность получила более значительное развитие. Свою деятельность они начали с выкупа большого месторождения Балахапы и строительства нефтеперерабатывающего завода. Постепенно они стали владельцами и других месторождений, провели модернизацию оборудования, построили новые нефтеперерабатывающие заводы и первый трубопровод, а в 1877 г. пустили в плавание первый нефтеналивной танкер. Братья Нобели возглавляли также и коммерческую деятельность. Их торговые суда снабжали различными грузами порты Каспийского моря и поднимались вверх по Волге вглубь территории России. За четверть века их компания пробурила более 500 скважин. При этом глубина скважин постепенно увеличивалась от 60 м в 1873 г. до 500 м в 1896 г. В целом компания братьев Нобелей добыла более 20 млн. т нефти при численности рабочих и служащих, достигавшей 12000 человек. Однако многие скважины оказывались сухими, даже тe, которые закладывались и бурились на своде антиклиналей. Причиной, по-видимому, было то, что стволы скважин попадали в жерла грязевых вулканов. Скважины выбрасывали тонны песка в смеси с жидкостями, 410 вызвало обрушение стенок и завалы скважин. В 1892 г. Ротшильды создали Каспийско-Черноморское общество и объединились с фирмой братьев Нобелей. Занимаясь сначала торговой деятельностью, Ротшильды вскоре стали производителями нефти и нефтепродуктов. Они финансировали строительство железной дороги, затем в 1905 г. – строительство нефтепровода от Баку до Батума. Из Батума их суда снабжали нефтепродуктами всю Европу. В 1911 г. Нидерландская компания Royal Dutch присоединилась к компании Ротшильдов и стала вторым нефтепроизводителем в районе Баку. В то время на Апшеронском полуострове действовало 35 мелких и крупных нефтяных компаний. Добыча нефти в России, проводившаяся в то время исключительно в районе Баку, возросла от 30000 т в 1872 г. до 5 млн. т в 1891 г. и достигла рекордного объема 12 млн. i в 1901 г. Почти 90»/о добываемой нефти давали два месторождения-гиганта: Биби-Эйбат и Балаханы-Сабунчи-Раманы, начальные запасы которых оценивались соответственно в 280 и 300–400 млн. г. На месторождении Сураханы (к югу от месторождения Раманы) добывали столь чистую нефть светло-желтого цвета, что ее можно было непосредственно использовать в медицине. Месторождения приурочены к узким, извилистым антиклиналям, часто прорванным ядрами диапиров (глинами), с которыми связаны знаменитые грязевые вулканы[3]. Продуктивными пластами-коллекторами являются плейстоценовые песчаники. Обилие поверхностных источников нефти, обычно связанных с грязевыми вулканами, которых в то время насчитывалось около 160 на этом небольшом полуострове, считалось доказательством связи между нефтью и глубинным вулканизмом, который в этом районе был относительно «спокойным». В течение некоторого времени происхождение нефти, которая здесь часто возгоралась спонтанно, связывали с деятельностью этого «источника огня в недрах Земли» – глубокими вулканическими очагами[4]. Но определенная часть геологов, среди которых надо упомянуть знаменитого Абиха, заметила, что грязевые вулканы обычно встречаются в осевых зонах антиклиналей, и в конце XIX в. сложилась четко обоснованная теория о том, что в данном районе скопление нефти происходит главным образом в антиклинальных складках. Нефтяная компания братьев Нобелей эффективно использовала эту концепцию, а также геологические данные при проведении поисково-разведочного бурения, и успешные открытия, сделанные ею в этом регионе, во многом обязаны геологии как научной дисциплине. И тем более досадно видеть, что отсутствует Нобелевская премия за достижения в области геологии. После деловой поездки великого химика Менделеева в США Нобели взяли на вооружение также американскую технологию бурения скважин и эксплуатации месторождений. На восточном берегу Каспийского моря почти напротив Баку находится остров Челекен (сегодня – полуостров), издавна привлекавший внимание нефтеразведчиков. На его территории насчитывается 3500 поверхностных источников нефти, которую в давние времена использовали для освещения вместо животного жира. В 1876 г. здесь был получен первый фонтан нефти из скважины с глубины 37 м. За период с 1900 по 1920 г. около миллиона тонн нефти было добыто на этом месторождении, общие запасы которого по последним оценкам составляют 100 млн. т. С 1823 г. нефть начали добывать также в районе Грозного на месторождении, находящемся примерно в 500 км к северо-западу от Баку. В 1875 г. здесь с помощью колодцев было добыто более 3 млн. т нефти. Затем добыча снизилась до 40000 т в 1890 г. и позднее возросла до 1,25 млн. т в 1910 г. Бурение первой скважины, осуществленное англичанами в 1893 г., завершилось открытым фонтаном нефти. Месторождение располагается в зоне, где геологи в 1900 г. обнаружили поверхностную антиклинальную структуру. Первыми же систематическими геологическими съемками здесь выявили несколько антиклиналей, часто нарушенных сбросами. Геологический отчет о проведенных исследованиях, дополненный разрезами, построенными по данным бурения 27 скважин, явился по сути одним из первых документов, описывающих строение поверхности и недр[5].

coolreferat.com

Схемы борьбы за каспийские нефть и газ против России

Астана: центр геополитической борьбы за новый мировой порядок. Часть 3

Одним из основных узлов, вокруг которого строилась и строится политика США в центрально-азиатском регионе, является каспийская нефть. В свое время бассейн Каспийского моря считался четвертым регионом по величине нефтяных запасов в мире. Три из четырех крупнейших нефтяных месторождений в Каспийском бассейне расположены в Казахстане, четвертое - в Азербайджане. Регион также является четвертым в мире по величине запасов природного газа, в основном в Туркменистане. Казахстан, Азербайджан и Туркменистан не имеют выходов к другим морям, поэтому очень нуждаются в трубопроводах.

Нынешние трубопроводы из Каспия до недавнего времени проходили исключительно через Россию. Альтернативный трубопровод планировался на юг к Индийскому океану через Иран. Нынешнее положение никак не устраивает американские и саудовские нефтяные компании. Россия же по понятным причинам не желает, чтобы неконтролируемые ею нефть и газ в интересах иностранных компаний, да еще и конкурентные ей, доставлялись по ее же трубопроводам вопреки ее интересам. Единственными вариантами для нефтяных компаний США и Саудовской Аравии, были контроль над Афганистаном и трубопроводом BTC через Турцию, где основным бенефициаром являлся Израиль.

Россия была заинтересована в стабильной ситуации в регионе и поддерживала силы, сохраняющие status quo, что не позволяло американским и саудовским интересам и партнерам контролировать в полном объеме каспийские нефть и газ. В то же время США и саудиты инвестировали в свои прокси войска в Дагестане, Чечне и Азербайджане – террористические формирования, с целью противостояния российским интересам. Яркий пример этой борьбы – конфликт в Чечне.

В регионе существует еще несколько факторов, влияющих на ситуацию не в меньшей степени, чем нефть и газ. Это – опиум, героин, логистические маршруты их транспортировки, и самое скрываемое – золото. Задолго до того, как каспийская нефть из-за распада СССР стала доступна для западных компаний, главнейшим направлением в регионе была торговля золотом и героином. Контролировал эти активы Израиль через свою могущественную диаспору в республиках региона. Эта группировка называлась на Западе российско-израильской мафией. Один только Казахстан, согласно многочисленным сведениям, владеет 20% мировых запасов золота. Каспийский бассейн контролировался  российско-израильской мафией, и появление на их территории западных нефтяных компаний оказалось для них критичным. Вся инфраструктура региона стала перестраиваться под интересы энергетических гигантов, больно ударяя по прежнему израильскому бизнесу. Пути разрешения этого конфликта интересов находились исключительно в снижении количества игроков и заключении между оставшимися соглашения, дававшего возможности взаимопроникновения в бизнес сторон.

Американские и саудовские нефтяные компании агрессивно «покупали» доступ к каспийской нефти и газу, чем вытесняли из региона остальные западные компании. Двум компаниям удалось сблизиться с «мафией» и заключить соглашение. Со стороны «мафии» это была компания Barrick Gold, в которой Джордж Буш-старший стал членом правления. Благодаря этому Barrick Gold закрепил за собой значительные позиции в Казахстане и стал самой крупной «прачечной» по отмыванию золота. Под защитой ЦРУ компания отмыла тысячи тонн золота, украденного из различных сокровищниц, в том числе из бывшего Советского Союза. Представительства Barrick Gold и его партнера Nelson Gold в Казахстане управлялись зятем Назарбаева. Через эти компании также происходило отмывание денег от незаконных сделок с нефтью.

***

В Азербайджане в подобных сделках участвовали лица, засветившиеся в скандале «Иран – Контрас», через частные разведывательные агентства Буша и Чейни Farwest, Diligence и компанию Halliburton:

- Дик Чейни, исполнительный директор Halliburton, лоббист Азербайджанской международной операционной компании, член Американо-азербайджанской торгово-промышленной палаты;

- Аднан Хашогги, саудовский бизнесмен и банкир, финансирующий проекты, которые «сыграли большую роль в формировании террористических организаций и лагерей, а также в открытии лабораторий для разработки химического и бактериологического оружия в Нагорном Карабахе».

- Ричард Секорд, бывший генерал ВВС США, помогал формировать и обучать азербайджанскую армию, а также региональные спецслужбы;

- Ричард Армитидж, консультант Halliburton и Unocal, президент Американо-азербайджанской торгово-промышленной палаты;

- Фархад Азима, торговец оружием со связями в Иране, член Американо-азербайджанской торгово-промышленной палаты, помогал Ричарду Секорду в наборе и обучении наемников моджахедов и террористов, совладелец Азербайджанских авиалиний, имеет двадцатилетние отношения с семейным предприятием Буша;

- Халид бен Махфуз, совладелец совместно с семьей бен Ладена и членами саудовской королевской семьи саудовских компаний Delta Oil и Nimir Oil. Обе эти компании являются партнерами Unocal в Азербайджане.

- Дэвид Кимче, израильский агент МОССАД, по просьбе Секорда внедрил в Азербайджан множество израильских агентов, работал с региональными представительствами других западных спецслужб.

Суть азербайджанской политики заключалась в поддержке этими людьми правительства Азербайджана в военном противостоянии против поддерживаемой Россией Армении. При этом реальная цель заключалась в  защите интересов нефтяных компаний США и Саудовской нефти и их доступе к бассейну Каспийского моря и одному из четырех крупнейших нефтяных месторождений в регионе. Они осуществляли это, незаконно вербуя наемников афганских моджахедов для борьбы за Азербайджан против поддерживаемых Россией армян, используя Mega Oil в качестве финансиста этих операций.

Этот опыт Ричард Секорд применил также в Казахстане и Узбекистане, внедрив в эти страны множество агентов МОССАД. Понятно, что Азербайджан являлся лишь полигоном и базой для более широкой операции в Центральной Азии, инициированной Бушем-старшим в 1991 году.

Ключевым игроком в операции по контролю над азербайджанской политикой стал Секорд и Mega Oil. Секорд имеет многолетние отношения с компаниями Буша-старшего. Широко известен скандал с инсайдерской торговлей Секорда с компанией Буша Harken Energy, а также с UBS и группой инвесторов из Саудовской Аравии BCCI.

Все операции Mega Oil в Азербайджане осуществлялась аналогичным образом: с незаконным отмыванием денег через партнеров Barrick Gold - BCCI Saudis и Аднана Хашогги, включая незаконную торговлю оружием. Как и в случае со скандалом Гиффена-Уильямса в Казахстане, эта операция началась при спонсорстве Белого дома и лично Джорджа Буша-старшего. Ведь именно Гиффен отвечал за организацию встречи между Назарбаевым и Джорджем Бушем-старшим в мае 1992 года. Помимо тайного спонсорства Белого дома, значительная лоббистская помощь этим проектам была оказана Торговой палатой Соединенных Штатов Америки (USACC).

Именно USACC являлась организатором переговоров, планирования и структуры в регионе. Многие из ее членов стали членами Консультативного совета, вошли в администрацию Джорджа Буша-младшего и стали разработчиками и лоббистами в Конгрессе Стратегии Шелкового пути 1996-1998 годов, Каспийской Инициативы, Проектов черноморских трубопроводов и Договора о разделении Каспийского моря. Консультативный совет USACC состоял именно из этих людей: Генри Киссинджера, Джеймса Бейкер III, Ллойда Бентсена, Зибигнева Бжезинского, Дика Чейни, Брента Скаукрофта, Джоана Сунуну, Джеймса Бейкера IV, Дона Стейси (Amoco) и Ричарда Армитиджа.

С точки зрения этой группы, одна из целей стратегии Грандера «Шелковый путь» заключалась в захвате Каспийской нефти. Буш попытался оттеснить и обойти Иран и не позволить нефтепроводам проходить через Иран из Северного Каспия, России, Каспийского моря, Туркменистана и Казахстана в Персидский залив и Пакистан. Буш, неразрывно связанный с западными нефтяными интересами, хотел запустить трубопроводы через Афганистан в Пакистан в качестве противовеса на Востоке. Трубопроводы через Ирак и Сирию должны были быть противовесом на Западе. Россия была заинтересована в черноморских маршрутах, что и осуществила, Китай – в маршрутах вдоль Шелкового пути, Буш хотел все маршруты развернуть на юг, под контроль Саудовской Аравии и Катара.

***

Крупнейшим месторождением на Каспийском побережье Казахстана и одним из десяти крупнейших нефтяных месторождений в мире является Тенгизское месторождение. В 1993 году оно целиком, вместе с крупнейшим в мире газоперерабатывающим заводом и развитой нефтяной и газовой инфраструктурой, построенными еще Советским союзом, перешло под контроль совместного предприятия под руководством Chevron, которому принадлежит 50% консорциума. 25% акций принадлежит Mobil, 20% - правительству Казахстана, 5% - нефтяной компании Лукойл с американским присутствием.

Контроль американскими нефтяными компаниями Тенгизского нефтяного и газового месторождения (75%) произошло благодаря деятельности Джеймса Гиффена и Брайана Уильямса из Mobil Oil, а также Дика Чейни из Halliburton. Член совета директоров Chevron Кондолиза Райс была главным экспертом по Казахстану.

Сейчас известно, что процесс приобретения прав на это нефтяное и газовое месторождение был явно незаконен, а Гиффен и Уильямс выиграли эти контракты с помощью коррупционных схем. Дик Чейни, как генеральный директор Halliburton, весьма вероятно также участвовал в незаконной деятельности в Казахстане. Прокуроры правительства США в период расследования Казахгейта попытались замалчивать участие Джорджа Буша-старшего в расследовании деятельности Гиффена / Уильямса, ограничив его период активности в обвинительном заключении. Этому в крайне сильной степени поспособствовал теракт 9/11, уничтоживший в Северной башне ВТЦ множество документов.

Отношения Гиффена с президентом Бушем были отнюдь не случайные. MEGA Oil благодаря связям с семьей Бушей и саудитами проводила аналогичные тайные и незаконные операции и на противоположной стороне Каспия - в Азербайджане. В 1992 году Джеймс Гиффен и Брайан Уильямс из Mobil Oil под руководством Джорджа Буша-старшего совершили незаконные денежные выплаты официальным лицам Казахстана, в том числе и президенту Назарбаеву, от имени Mobil oil.

В Banque Pictet и других швейцарских центрах были конфискованы миллионы долларов, предназначавшие для выплат казахстанским чиновникам тремя крупными нефтяными компаниями США: Mobil, BP Amoco и Phillips Petroleum. Предполагаемая роль Гиффена заключалась в роли посредника, который тайно передавал огромные взятки от нефтяных корпораций США по обходным международным маршрутам отмывания денег президенту Казахстана и его близким помощникам.

В 2003 году Гиффен и Уильямс были признаны виновными в отмывании денег.

Дик Чейни активно участвовал, по крайней мере, в двух из четырех эпизодах казахстанского расследования: с Каспийским трубопроводным консорциумом и Тенгизским нефтяным месторождением. Он являлся  генеральным директором компании Halliburton, которая была прямым бенефициаром строительства трубопровода. Являясь членом Консультативного совета по нефти в Казахстане вместе с Гиффеном он помог осуществить сделку Chevron Oil с получением прав на Тенгизское нефтяное месторождение.

Интересно, что эти «бизнесмены» действовали строго в духе западных правил ведения бизнеса. Гиффен и Уильямс обманули своего партнера Фархата Табба, Чейни, говоря по-русски, «кинул» своего партнера Скотта Ван Дайка из нефтяной компании Anglo Dutch Tenge. Одновременно во время сделки по получению прав Chevron на Тенгизское месторождение Чейни нарушил соглашение о конфиденциальности, за которое компания Halliburton позже была признана виновной и заплатила штраф в размере 70 миллионов долларов.

ФБР, не смотря на потерю ключевых документов во время теракта 9/11, удалось привлечь к ответственности лишь двух американских бизнесменов, но только за нарушение Закона об обмене нефти между Ираном и Казахстаном. Роль Дика Чейни в этом конкретном наборе преступлений, а также его попытки нивелировать роль Назарбаева и освободить его от судебного преследования в США, остались абсолютно не освещенными в мировых СМИ.

Существует еще один ряд мероприятий, в которых Чейни, скорее всего, был замешан. Это -  незарегистрированные нефтяные свопы между Казахстаном и Анголой, со значительной поставкой российского оружия. Подобные схемы Halliburton с выплатой в виде взяток $180 млн для получения контрактов на строительство установки по производству природного газа в Нигерии в конце 1990-х годов были доказаны в расследовании министерства юстиции США. Аналогичные схемы применялись Гриффеном и в Казахстане.

***

Американские нефтяные компании остро нуждались в транспортировке нефти из Казахстана, но Россия не разрешала транзит через свою территорию, а законодательство США запрещало ее транспортировку через Иран. Проведение свопов с Ираном было незаконно, поэтому была использована схема проведения свопов между Россией и Анголой. Подобно Ирану, у Анголы был свой собственный морской доступ, поэтому обмен между Казахстаном и Анголой фактически был тем же, что и обмен между Ираном и Казахстаном. Только ангольский обмен не нарушал закон.

Схему стала осуществлять компания Марка Рича Glencore, представителя израильско-российской «мафии». Схема была аналогичной компании отмывания с легализацией денежных средств через Deutsche Bank, в которой также участвовал Марк Рич. В 1998-1999 годах Департамент министерства юстиции США проводил расследования этой схемы в рамках дела по отмыванию российских денег через Bank of New York.

По данным австралийских источников, деньги были переведены из Bank of New York в тихоокеанскую островную страну Науру. Однако в то же время Bank of New York должен был прекратить отношения с Науру, так как в отношении этой страны уже велось расследование об аналогичных незаконных проводках Deutsche Bank и Banker’s Trust. Одновременное с Bank of New York прекращение отношений этих банков с Науру предполагает, что эти банки являются частью одного и того же расследования отмывания денег, а каналы в обоих случаях были аналогичны и использовались Марком Ричем в Анголагейте от имени израильско-российской «мафии».

Схема по незаконной поставке оружия в Анголу заключалась в следующем. Финансирование U.S. Export-Import Bank было использовано для покупки оружия в обход санкций в Анголу, деньги от которого поступали в Банк «Российский», в то время третий по величине в России. Директором банка был Аркадий Гайдамак. Он возглавлял Конгресс еврейских религиозных организаций и объединений в России, основного спонсора Федерации еврейских общин России (ФЕОР), объединяющих общины ортодоксального иудаизма Хабад-Любавич. В марте 2005 года Гайдамак открыто заявлял: «Я также являюсь служащим Министерства иностранных дел Анголы и занимаю должность советника и имею звание советника в посольстве Республики Ангола в Москве».

Банк «Российский» проводил такие значительные объемы незаконных денег от продаж в Анголу оружия, что в дальнейшем, чтобы замести все следы, им пожертвовали. Сначала Банк был перерегистрирован как часть банковской сети Riggs-Valmet под управлением Джонатана Буша, брата Джорджа Буша-старшего.  Предназначавшиеся на взятки российским и ангольским чиновникам и в качестве дохода деньги были обеспечены ценными бумагами, которые в дальнейшем оказались пустышками, и Банк «Российский» почти обанкротился.

Связь между Казахстаном и Анголой доказывается фактом того, что в обеих аналогичных схемах участвовали одни и те же банки: Bank of New York, Bankers Trust, Deutschebank и Credit Agricole Indosuez. Credit Agricole Indosuez был банком-корреспондентом Bankers Trust в Нью-Йорке и управлялся с использованием активов закрытого банка BCCI. В результате, Россия получила от Казахстана нефть якобы в счет суверенного долга Анголы в $5 млрд, Ангола получила оружие, деньги от продажи которого оседали в банке Гайдамака, фактически долг Анголы перед Россией был оплачен бюджетом США в виде необеспеченных кредитов, использованных для закупки оружия, которые проходили по тем же отмывочным схемам с участием тех же банков через банк Гайдамака «Российский». Было выяснено местонахождение около полумиллиона долларов, а остальные 1,4 миллиарда долларов просто исчезли. Казахстан получил множество комплиментов от Дика Чейни и Halliburton, все действующие лица – денежные бонусы и все остались довольны. И только сам Гайдамак в 2009 году был осужден французским правосудием, как фигурант дела «Анголагейт» за махинации с суверенным долгом Анголы России, что не помешало ему скрыться в Израиле, купить футбольный клуб Бейтар и стать одним из главных спонсоров нынешнего премьера Израиля Беньямина Нетаньяху и его партии Ликуд.

Александр Никишин, «Колокол России»

Окончание следует

Часть 1

Часть 2

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

polit-mir.ru

Транспортировка каспийской нефти в условиях мирового кризиса » Deyerler AIN

ВРЕМЯ НАМАЗОВ

САМОЕ ЧИТАЕМОЕ

Календарь

17 ноября 2008

Увеличить шрифт Уменьшить шрифт

 

 

Мировой финансовый кризис в последнее время заставляет пересматривать планы работ в различных сферах национальной экономики. В частности, такая необходимость встала перед созданным Государственной нефтяной компанией Азербайджана нефтяным трейдером SOCAR Trading. По словам заместителя генерального менеджера SOCAR Trading S.A. Арзу Азимова, как полностью принадлежащая крупному производителю, SOCAR Trading подвержен низким рискам, но, с другой стороны, он должен наблюдать за потенциальными контрагентами (Fineko/abc.az). "Для нас проблемой является риск контрагентов: если банки обанкротятся, что можно будет сделать? Мы проводим ежедневный анализ своих контрагентов, и наш кредитный департамент производит мониторинг любых изменений. В то же время SOCAR Trading пока не требовал ни от одного из контрагентов производить предоплату до отгрузки нефти", - сказал А.Азимов. Компания начала торговлю в 2008 году, после того, как производство низкосернистой нефти возросло с 4 до 20 млн. баррелей в месяц. В то же время с августа производство ее основного экспортного ресурса нефти Azeri Light сталкивается с проблемами, и в данный момент производство все еще на 300 тыс. баррелей в день ниже ранее достигнутого в 2008 году уровня в 890 тыс. баррелей в день. "BP обещала, что скоро сообщит о последних изменениях вокруг добычи. Наши собственные инженеры считают, что проблема может быть решена в течение месяца, но надо принимать в расчет вопросы безопасности и охраны здоровья сотрудников", - сказал А.Азимов.

Сегодня проблемы связаны с остановкой с 17 сентября основной добывающей платформы на блоке месторождений "Азери-Чираг-Гюнешли" в азербайджанском секторе Каспия - "Центральный Азери". SOCAR Trading также пересматривает практику в связи со снижением мировых цен на нефть. "Наша стратегия заключается в том, чтобы поставлять как можно больше нефти за пределы Средиземноморья, чтобы реализовывать нефть по оптимальной для нас цене", - отметил А.Азимов. Компания расширяет поставки в США и Канаду, и как минимум 2 млн. баррелей в месяц поставляет в Азию. Тем временем ГНКАР объявила тендер на продажу 13-й в 2008 году партии прибыльной нефти марки Azeri Light, добываемой в рамках разработки месторождений "Азери-Чираг-Гюнешли", сообщили агентству "Интерфакс-Азербайджан" в ГНКАР. Объем партии составляет 1 млн. баррелей. Ее отгрузка планируется 7-9 декабря из терминала Джейхан. Всего в текущем году ГНКАР на тендерной основе реализовала 12 партий прибыльной нефти. В настоящее время ГНКАР реализует прибыльную нефть марки Azeri Light как на тендерной основе, так и по контрактам на прямые поставки нефти, в частности, в Италию, Израиль, Индию, Таиланд, США. Прямые поставки нефти ГНКАР осуществляются из терминала Джейхан судами компании Palmali на основе контракта, подписанного 2 мая 2007 года. В основном продажа нефти осуществляется по прямым контрактам.

Нефть марки Azeri Light добывается в рамках контракта по разработке месторождений "Азери-Чираг-Гюнешли", в котором доля ГНКАР составляет 10%. Прибыльная нефть распределяется среди акционеров проекта в зависимости от их долевого участия в контракте. Помимо ГНКАР участниками проекта "Азери-Чираг-Гюнешли" в настоящее время являются британская BP (34,1367% - оператор), американские Chevron (10,2814%), ExxonMobil (8,0006%), Devon Energy (5,6262%) и Amerada Hess (2,7%), японские Inpex Corp. (10%) и ITOCHU Oil (3,9205%), норвежская Statoil (8,5633%), турецкая TPAO (6,75%). Отметим, что правительство Азербайджана прогнозирует увеличение объемов экспорта азербайджанской нефти по трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) к 2013 году на 13,7% по сравнению с планами на 2008 год - до 43 млн. тонн, сообщили агентству "Интерфакс-Азербайджан" в правительстве. Согласно прогнозам, рост экспорта азербайджанской нефти по БТД прогнозируется в период 2009-2011 годов. "В 2009 году по БТД будет транспортировано 47,3 млн. тонн нефти, в 2010 году - 47,6 млн. тонн, в 2011 году - 47,2 млн. тонн. Начиная с 2012 года объем транспортировки нефти по БТД будет снижаться и по итогам данного года составит 43 млн. тонн", - отметили в правительстве. В 2008 году объем транспортировки нефти по БТД прогнозируется на уровне 37,8 млн. тонн, что на 31,7% больше показателя 2007 года. Стоит отметить, что трубопровод БТД стал главной артерией по поставкам каспийской нефти на мировые рынки. И неудивительно, что этот трубопровод столь привлекателен для производителей нефти из Казахстана. Соглашение об основных принципах реализации Транскаспийского проекта подписано в пятницу в Баку, передал корреспондент агентства "Интерфакс-Азербайджан" с церемонии подписания. Документ подписан между Госнефтекомпанией Азербайджана (ГНКАР) и казахстанской нацкомпанией "КазМунайГаз". Соглашение определяет основные условия и принципы совместной реализации проекта, создание ГНКАР и "КазМунайГазом" совместной проектной компании, финансирования, тарифообразования, условий доступа к создаваемым мощностям и поэтапного развития Транскаспийской системы.

"Мы возлагаем большие надежды на Транскаспийский проект с учетом ежегодного роста добычи нефти в Казахстане, который по итогам 2008 года прогнозируется в 70 млн. тонн, из которых 63 млн. тонн будет экспортировано. А в 2015 году в стране будет добываться 100 млн. тонн нефти. Сегодняшнее соглашение - это первый практический шаг, предполагающий создание конкретной системы с определением условий поставок, тарифов и так далее", - сказал на церемонии подписания министр энергетики Казахстана Сауат Мынбаев. В свою очередь глава ГНКАР Ровнаг Абдуллаев отметил, что реализация проекта принесет выгоду обеим сторонам. "Таким образом мы объединяем наши возможности для транспортировки казахстанской нефти на мировые рынки", - сказал он. Глава "КазМунайГаза" Каиргельды Кабылдин, отвечая на вопрос корреспондента агентства "Интерфакс-Азербайджан", отметил, что соглашение предполагает создание совместного СП для подготовки ТЭО проекта, строительства и эксплуатации. "Первоначальная оценка стоимости проекта составляет порядка 3 млрд. долларов. Он будет состоять из нескольких сегментов: создание инфраструктуры в Казахстане, транскаспийский сегмент, который будет финансироваться совместно с Азербайджаном, и создание инфраструктуры в Азербайджане. Для финансирования казахстанские грузоотправители предоставят гарантированные объемы нефти, под которые мы будем привлекать заемные средства", - сказал К.Кабылдин. Успешная реализация Транскаспийского проекта позволит создать надежную систему долгосрочной танкерной транспортировки через нефтяные терминалы в Казахстане и Азербайджане и ее последующего экспорта с использованием трубопровода БТД и другой нефтетранспортной инфраструктуры. Эта система обеспечит на начальном этапе возможность транспортировки нефти в объеме 500 тыс. баррелей в сутки (23 млн. тонн в год) с последующим увеличением до 0,75-1,2 млн. баррелей в сутки (35-56 млн. тонн в год). В рамках реализации проекта на казахстанском побережье Каспийского моря предусматривается создание новой нефтетранспортной инфраструктуры, в частности, предполагается строительство нефтепровода Ескене - Курык, расширение морского порта Курык, закупка танкеров дедвейтом более 60 тыс. тонн, на которых нефть будет транспортироваться по Каспийскому морю в систему БТД на территории Азербайджана. Ресурсной базой для Казахстана станут месторождения "Кашаган" на шельфе Каспия, которое разрабатывает консорциум иностранных инвесторов Agip KCO, и "Тенгиз", разрабатываемое СП "Тенгизшевройл" (ТШО).

А.ФУАД"Зеркало"

Все права защищены. При использовании материалов веб-сайта ссылка на "Deyerler" AIN (www.deyerler.org) обязательна

Информация Посетители, находящиеся в группе Qonaq, не могут оставлять комментарии в данной новости.

deyerler.org