Путин и Медведев подарили Норвегии шельф в Баренцевом море. Медведев подарил норвежцам море нефти


Медведев подарил норвежцам море нефти

В Норвегии – общенациональная эйфория. На части шельфа Баренцева моря, которую уступил Осло Дмитрий Медведев в 2010 году, нашли углеводородов на 30 млрд евро. Это следует из доклада норвежского нефтяного директората (NPD).

Всего в недрах территории, отошедшей Норвегии, залежи углеводородов оцениваются в 300 млн кубометров — в нефтяном эквиваленте это почти 1,9 млрд баррелей. По прогнозам, ориентировочный объем полезных ископаемых может оказаться даже больше – 565 млн кубометров, из которых на долю нефти приходятся не менее 15%, – говорится в докладе NPD.

Министр нефти и энергетики Норвегии Улу Буртен Муэ уже восторженно прокомментировал «отличную новость». «Представленные результаты геологоразведки доказывают, что юго-восток Баренцева моря — самый интересный из новых районов норвежского континентального шельфа», — цитирует министра Barents Observer.

Энтузиазм Буртена Муэ тем более объясним, что в норвежской части Северного моря добыча нефти ведется с 1960-х годов, и запасы черного золота постепенно иссякают. Поэтому подарок Москвы пришелся очень кстати. Тянуть с освоением новых месторождений норвежцы не собираются. С шельфа Северного моря уже перегоняются буровые платформы, а на берегу спешно создается необходимая инфраструктура.

Нам же остается лишь порадоваться за северных соседей. И – вспомнить слова, которые в 2010 году тогдашний президент Дмитрий Медведев сказал после подписания соответствующих договоров с норвежским премьером Йенсом Столтенбергом. «Это событие должно повлиять на общую ситуацию в регионе, на укрепление международной и региональной безопасности, на углубление взаимодействия арктических государств», — заявил тогдашний глава нашего государства.

Напомним, переговоры о необходимости разграничения спорной территории в Баренцевом море площадью порядка 175 тысяч квадратных километров велись между СССР и Норвегией с 1970-х годов. Но именно господину Медведеву удалось поставить в них очень жирную точку.

Норвегия приветствовала итоги голосования в российской Государственной думе, ратифицировавшего договор о четком разделении Баренцева моря на норвежскую и российскую зоны, что приблизило Норвегию к новым нефтегазоносным пластам в Арктике.

 

«Действия Думы крайне удовлетворительны и стали большим шагом вперед к осуществлению соглашения на практике, — заявил в субботу представитель норвежского Министерства иностранных дел, Кьетил Элсебутанген (Kjetil Elsebutangen) через день после того, как соглашение было ратифицировано нижней палатой парламента России.

Норвежский премьер-министр Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg) заявил, что Норвегия официально начнет исследование оффшорных нефтегазоносных территорий вдоль только что очерченной границы в Баренцевом море.

Одобрение верхней палатой российского парламента (Советом Федерации) рассматривается как формальность, поскольку Совет безотказно ставит штамп на все инициативы, исходящие от президента Дмитрия Медведева; а Дмитрий Медведев способствовал проведению переговоров по договору о Баренцевом море в Осло и завизировал его условия в сентябре прошлого года.

«Мы надеемся, что это не займет слишком много времени», — заявил он, и добавил, что эта сделка «откроет дорогу новым регламентам и новым возможностям по эксплуатации ресурсов». Область, о разделении которой наконец, через сорок лет споров, удалось договориться занимает площадь, равную примерно половине площади Германии.

Исследование морского дна, проведенное бывшим Советским Союзом, вроде бы указывает на значительные залежи нефти и газа. Норвежские компании под руководством компании Statoil заявили, что новые месторождения в этом районе помогут оживить национальное производство, переживающее в последнее десятилетие определенный спад.

В Думе большинство партии «Единая Россия» поддержало договор с Норвегией, а вот коммунистическая партия возражало против него на том основании, что он может нанести ущерб интересам рыболовной промышленности России, сообщает агентство Итар-ТАСС. 

«Соглашение о разделе Баренцева моря иначе как позорным не назовешь», – уверен первый заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам Леонид Калашников (фракция КПРФ).

– Участок шельфа, который отошел Норвегии, еще в советское время исследовали геологи, – говорит Калашников. – Международное право разрешало СССР разведку этой территории, но запрещало добычу ископаемых. Уже тогда было ясно, что в этой части Баренцева моря находятся большие запасы нефти и газа.

Поэтому, когда зашла речь о разграничения спорной территории в Баренцевом море, стало понятно, что можно ставить жирный крест на совместной с норвежцами разработке Штокмановского газового месторождения. Действительно, едва договор Медведева-Столтенберга был подписан, норвежская компания Statoil решила не продлевать акционерное соглашение с «Газпромом» о совместном освоении Штокмана, и вышла из проекта.

Это было вполне логичное решение. Штокмановское месторождение находится в 550 километрах от Мурманска, и глубина в районе добычи превышает 300 метров. А новые месторождения на шельфе Баренцева моря удалены от берега всего на 60-70 километров – стало быть, их разработка обходится намного дешевле.

Когда стало известно о том, что Медведев собирается подписать соглашение о разделе шельфа, я прямо заявил, что это – преступление. Мы, фракция КПРФ, доказывали, опираясь на геологические данные «Морнефти», что Норвегии отходят несколько очень перспективных, с точки зрения добычи углеводородов, участков дна. Я лично писал тогда письма премьеру Путину, проводил круглые столы в Госдуме, но это ничего не изменило.

«СП»: – Чего Россия добивалась, подписывая эти соглашения с Норвегией?

– Это была одна из огромных ошибок Дмитрия Медведева. Во время своего президентства он делал подарки Западу при любом удобном случае. Хотите, господа, поменять режим в Ливии? Пожалуйста. (В 2011 году, когда Совет Безопасности ООН принимал резолюцию по Ливии, Россия воздержалась в ходе голосования, – СП»). Хотите более жестких санкций в отношении Ирана? Никаких проблем. (В июне 2010 года на переговорах между Бараком Обамой и Дмитрием Медведевым стороны договорились об усилении санкций в отношении КНДР и Ирана, – «СП»).

Хотите новый договор об СНВ? Получите без задержки. В этой череде медведевских уступок раздел так называемой «серой зоны» в Баренцевом море был одной из наиболее существенных. Советские дипломаты не были дураками, если десятилетиями не соглашались на этот шаг.

Итоговое решение было принято под нажимом лично Медведева. Накануне его визита в Норвегию он попросил посмотреть, какие несогласованные проблемы есть в загашнике российско-норвежских отношений. И – подходящая проблема нашлась. Вместо того чтобы делить Баренцево море постепенно – что-то приобретая в северной зоне, что-то теряя в южной – Медведев разрубил «гордиев узел» одним махом. В результате, Россия потеряла все.

Нынешняя линия раздела Баренцева моря всецело лежит на совести Медведева. Я предлагаю так ее и называть – линией Медведева – по аналогии с линией Шеварднадзе-Бейкера 1991 года (соглашение между СССР и США о разграничении экономических зон и континентального шельфа в Чукотском и Беринговом морях; фактически, Шеварднадзе отдал американцам 34 тысячи квадратных миль нефтеносного района единоличным решением, а потом провел его через Политбюро, – «СП»). Иначе как позорными такие соглашения не назовешь.

«СП»: – В подписанном в 2010 году договоре с Норвегией отдельно оговаривается момент по добыче углеводородов. Так, если месторождение пересекает госграницу и располагается на территориях обоих государств, оно может разрабатываться только совместно. «Перетекает» ли норвежская нефть под Баренцевым морем на российскую территорию, пока неясно. Можем мы теперь провести детальную геологоразведку, поставить в сопредельных районах российские буровые платформы, и частично исправить ситуацию?

– Мы сегодня не можем вести полноценную геологическую разведку – на это нет ресурсов. Достаточно сказать, что нефть и газ, которые Россия качает и продает, были разведаны еще в советское время. Почему вы думаете, что сейчас – вдруг – правительство выделит средства на такое затратное мероприятие, как арктическая геологоразведка? Мало того, что участок шельфа надо разведать – нужно доказать, что это одно и то же месторождение, а для этого – нужно судиться с Норвегией.

Все это очень долгая история, с очень неважными для нас перспективами. Вспомните для примера подачу Россией заявки в ООН по установлению внешней границы нашего континентального шельфа. (В 2001 года МИД России, выполняя постановление правительства Виктора Черномырдина и проявив неоправданную поспешность, направил генсеку ООН заявку по установлению внешней границы шельфа России. Этот шаг полностью исключал процесс всестороннего обсуждения границы, что вело к нарушению национальных интересов России в Арктике, Охотском, Беринговом, Баренцевом морях. Но даже такая царская уступка показалось недостаточной западному сообществу.

Комиссия ООН под давлением США отклонила заявку, посчитав, что Россия не представила убедительных доказательств принадлежности к компонентам материковой окраины, так называемых поднятий Менделеева и Ломоносова, – «СП»). Норвежцы не дураки – они, напротив, хорошие переговорщики. 40 лет тамошние дипломаты выдавливали Россию из Баренцева моря – и, наконец, нашли слабое звено для успешной реализации задачи.

Я считаю, Медведев намеренно вел беззубую политику – политику уступок – в расчете, что Запад поддержит его на президентских выборах -2012. Чем это закончилось, все мы теперь знаем.

«СП»: – Норвежцы сейчас могут нам что-то уступить – в благодарность за новые месторождения?

– Ничего они не уступят – хотя бы для того, чтобы не создавать прецедента. Да и с какого перепугу уступать, если мы сами им все отдали?! Не зря, когда Медведев подписал соглашение, норвежцы аплодировали, не зря потом стортинг – парламент Норвегии – быстро документ ратифицировал. Ну, а наша Госдума одобрила ратификацию соглашения 311 голосами против 57 – «спасибо» за это надо сказать «Единой России». Партия власти, я считаю, одобрит продажу чего угодно, поскольку ей наплевать на национальные интересы…

«Такие скандалы ведут к делегитимации власти», – убежден лидер партии «Новая сила», профессор Валерий Соловей.

– Нынешнюю ситуацию, на мой взгляд, замечательно описывают слова русского политика начала XX века, кадета Павла Милюкова, который в тогдашней Государственной Думе вопрошал: «Что это – глупость или измена?» Конечно, решение о разделе шельфа было политическим. Но за кадром остается вопрос: какие лоббистские группы влияли на его принятие. Думаю, истинные мотивы медведевского решения – в теории – могли бы иметь значение для следственных органов РФ. Но в реальной жизни вряд ли кто-то захочет их выяснять.

Сейчас, я считаю, можно сделать только одно – договориться с норвежской стороной, чтобы «Газпром» или «Роснефть» были допущены к участию в разработке нового месторождения. Только так Россия сможет претендовать на небольшой кусочек этого пирога.

«СП»: – Ситуация складывается скандальная. Как она отразится на рейтинге руководителей страны?

– Никак не отразится. Прежде всего потому, что эта новость не станет широко известной. Вряд ли о странном решении господина Медведева расскажут по всем каналам ТВ, не правда ли? Если информация и появится – то исключительно для того, чтобы одна элитная группировка смогла уколоть противоборствующую.

Кроме того, наши сограждане уже на многое насмотрелись. Что, скажите, может их удивить после скандала вокруг Минобороны? Нефть и газ, подаренные Медведевым Норвегии, находятся где-то далеко, под водой. А скандал с Сердюковым разворачивался на глазах изумленной публики – и потрясений во власти, тем не менее, не случилось.

Но в сумме недовольство накапливается, и приводит к делегитимации власти. Скорее рано, чем поздно, количество этого недовольства непременно перейдет в качество. А значит, политические перемены не за горами…

maxpark.com

Путин и Медведев подарили Норвегии шельф в Баренцевом море

Совет Федерации одобрил документ «О ратификации Договора между Российской Федерацией и Королевством Норвегия о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане». Что интересно, ратификация прошла, можно сказать, под грифом «секретно». Впервые за последние годы об этом не сообщили центральные СМИ.

Сегодня 60% ВСЕГО российского улова в Баренцевом море добывается в районах, которые новый договор отдает под юрисдикцию Норвегии.

Но и это не все. Ратификация Россией нынешнего договора означает отказ от правовой позиции, которую наша страна отстаивала несколько десятков лет. Это наша очередная территориальная уступка вслед за передачей США части шельфа Берингова моря, а Китаю — спорных островов на Амуре. Про «подарочек» Китаю, думаю, все помнят было это совсем недавно. А вот не грех напомнить про уступку США, когда Россия подарила американцам 46 тыс. квадратных километров российского шельфа. А вместе с ними — нефтяные скважины, территориальные воды, дававшие 200 тыс. тонн минтая в год , при этом российская экономическая зона сократилась до 150 миль (при этом американская разрослась до 250 миль).

Эксперты предрекают, что ратификация договора спровоцирует активизацию держав, которые имеют территориальные претензии к нашей стране.

Но и на этом уступки не кончились! При заключении нового договора Россия отступила на восток от границ своих полярных владений России, которые нанесены практически на все иностранные географические и навигационные карты.

И еще. Ратификация этого договора означает отказ от прав, которые Россия имеет, как участник Парижского договора по Шпицбергену. Речь идёт об акватории площадью около 240 тысяч квадратных километров, что в четыре раза больше площади наших потерь в спорном районе.

Нельзя забывать и о том, что заключение этого договора – еще один шаг в расширении НАТО. Военные эксперты считают, что расширение закрепленных за Норвегией морских пространств может серьезно увеличить возможности НАТО по слежению за подводными лодками нашего Северного флота.

www.gumilev-center.ru

Медведев подарил Норвегии будущее России

Спор о проведении морской границы между Россией и Норвегией появился и "натирал мозоль" как нам, так и норвежцам с момента ввода двухсотмильных экономических зон государствами в начале 1970-х годов. В 1978 году для урегулирования вопросов рыболовства в "серой зоне" была создана совместная российско-норвежская комиссия. Урегулирование спора осложнялось тем, что согласно Шпицбергенскому трактату от 1920 года архипелаг Шпицберген хоть и принадлежит Норвегии, но находится при этом под международным контролем. Этот трактат не только не давал Норвегии прав на морские пространства вокруг Шпицбергена, но и позволял другим странам участникам договора (кроме Норвегии и России) притязать на акваторию Баренцева моря.

Международный суд ООН в своём решении по Северному морю от 1969 года указывал, что морская граница должна проводиться не по срединной линии и не по выступающим далеко вперёд мелким островам, а по принципу «необходимого баланса» между береговыми линиями сторон, вот цитата:

"…фактор, который должен приниматься во внимание, – элемент приемлемой пропорциональности, которую делимитация… должна создать между площадями морских пространств, принадлежащих заинтересованным государствам, и длинами их соответствующих побережий, которые измеряются в соответствии с их общим направлением, для того, чтобы установить необходимый баланс между государствами с прямыми и государствами с заметно вогнутыми или выпуклыми берегами, или для того, чтобы привести очень беспорядочные береговые линии к более правильным пропорциям… "

Таким образом, позиции России и Норвегии представлялись одинаково слабыми. Спор обострился, когда в Баренцевом море в дополнение к богатым рыбным ресурсам были обнаружены значительные запасы углеводородов. В апреле 2010 года Россия и Норвегия решили разделить спорную территорию в 175 тысяч километров на две равные части.

«С подписанием договора мы наконец-то получаем возможность разморозить нефтяные и газовые месторождения, доступ к которым сегодня был заморожен» , – заявил газете ВЗГЛЯД депутат Госдумы Михаил Гришанков. Так он прокомментировал ратификацию договора о разграничении морских пространств между Россией и Норвегией.

Подписание соглашения вызывало шквал критики со стороны оппозиции: по логике критикующих. Эту позицию можно понять, так как Россия (равно как и Норвегия) имела значительный запас юридических аргументов в пользу своего вариантов разграничения. В целом договор можно считать компромиссным.

По их мнению, Россия должна была полностью проигнорировать аргументы норвежцев и продолжать настаивать на своём варианте границы, но это было бы больше похоже на переговоры Израиля и Палестины о перимирии - "слов много, а результата ноль".

Однако очень важно отметить, что стратегической целью России является получение прав на огромную область в 1 миллион квадратных километров вокруг хребта Ломоносова в Арктике, где уже установлен российский флаг, что вызвала бурное негодование всех и вся на Западе, в особенности США, Англии и Канады. В добавок, если бы Норвегия имела неурегулированные территориальные споры с Россией, она могла бы помешать нам в этом вопросе. Следствием данной политики в результате прецедента стало и присвоение водного анклава в Охотском море. Существование такого анклава давало повод иностранным судам доставлять массу неприятностей пограничной и рыбохране. Обрывать отношения со всем миром - нанести непоправимый ущерб интересам и экономике России. А тут и международные законы соблюдены, и выигрыш очевиден. Российское правительство играет на пять ходов вперед. А вы нет.

otvet.mail.ru

Медведев подарил норвежцам море нефти. Уступка по разделу арктического шельфа обошлась России в 30 млрд евро

Калашников Леонид Иванович

Всего в недрах территории, отошедшей Норвегии, залежи углеводородов оцениваются в 300 млн кубометров - в нефтяном эквиваленте это почти 1,9 млрд баррелей. По прогнозам, ориентировочный объем полезных ископаемых может оказаться даже больше – 565 млн кубометров, из которых на долю нефти приходятся не менее 15%, – говорится в докладе NPD.

Министр нефти и энергетики Норвегии Улу Буртен Муэ уже восторженно прокомментировал «отличную новость». «Представленные результаты геологоразведки доказывают, что юго-восток Баренцева моря - самый интересный из новых районов норвежского континентального шельфа», - цитирует министра Barents Observer.

Энтузиазм Буртена Муэ тем более объясним, что в норвежской части Северного моря добыча нефти ведется с 1960-х годов, и запасы черного золота постепенно иссякают. Поэтому подарок Москвы пришелся очень кстати. Тянуть с освоением новых месторождений норвежцы не собираются. С шельфа Северного моря уже перегоняются буровые платформы, а на берегу спешно создается необходимая инфраструктура.

Нам же остается лишь порадоваться за северных соседей. И – вспомнить слова, которые в 2010 году тогдашний президент Дмитрий Медведев сказал после подписания соответствующих договоров с норвежским премьером Йенсом Столтенбергом. «Это событие должно повлиять на общую ситуацию в регионе, на укрепление международной и региональной безопасности, на углубление взаимодействия арктических государств», - заявил тогдашний глава нашего государства.

Напомним, переговоры о необходимости разграничения спорной территории в Баренцевом море площадью порядка 175 тысяч квадратных километров велись между СССР и Норвегией с 1970-х годов. Но именно господину Медведеву удалось поставить в них очень жирную точку.

«Соглашение о разделе Баренцева моря иначе как позорным не назовешь», – уверен первый заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам Л.И. Калашников (фракция КПРФ).

– Участок шельфа, который отошел Норвегии, еще в советское время исследовали геологи, – говорит Калашников. – Международное право разрешало СССР разведку этой территории, но запрещало добычу ископаемых. Уже тогда было ясно, что в этой части Баренцева моря находятся большие запасы нефти и газа.

Поэтому, когда зашла речь о разграничения спорной территории в Баренцевом море, стало понятно, что можно ставить жирный крест на совместной с норвежцами разработке Штокмановского газового месторождения. Действительно, едва договор Медведева-Столтенберга был подписан, норвежская компания Statoil решила не продлевать акционерное соглашение с «Газпромом» о совместном освоении Штокмана, и вышла из проекта.

Это было вполне логичное решение. Штокмановское месторождение находится в 550 километрах от Мурманска, и глубина в районе добычи превышает 300 метров. А новые месторождения на шельфе Баренцева моря удалены от берега всего на 60-70 километров – стало быть, их разработка обходится намного дешевле.

Когда стало известно о том, что Медведев собирается подписать соглашение о разделе шельфа, я прямо заявил, что это – преступление. Мы, фракция КПРФ, доказывали, опираясь на геологические данные «Морнефти», что Норвегии отходят несколько очень перспективных, с точки зрения добычи углеводородов, участков дна. Я лично писал тогда письма премьеру Путину, проводил круглые столы в Госдуме, но это ничего не изменило.

«СП»: – Чего Россия добивалась, подписывая эти соглашения с Норвегией?

– Это была одна из огромных ошибок Дмитрия Медведева. Во время своего президентства он делал подарки Западу при любом удобном случае. Хотите, господа, поменять режим в Ливии? Пожалуйста. (В 2011 году, когда Совет Безопасности ООН принимал резолюцию по Ливии, Россия воздержалась в ходе голосования, – СП»). Хотите более жестких санкций в отношении Ирана? Никаких проблем. (В июне 2010 года на переговорах между Бараком Обамой и Дмитрием Медведевым стороны договорились об усилении санкций в отношении КНДР и Ирана, – «СП»). Хотите новый договор об СНВ? Получите без задержки. В этой череде медведевских уступок раздел так называемой «серой зоны» в Баренцевом море был одной из наиболее существенных. Советские дипломаты не были дураками, если десятилетиями не соглашались на этот шаг.

Итоговое решение было принято под нажимом лично Медведева. Накануне его визита в Норвегию он попросил посмотреть, какие несогласованные проблемы есть в загашнике российско-норвежских отношений. И – подходящая проблема нашлась. Вместо того, чтобы делить Баренцево море постепенно – что-то приобретая в северной зоне, что-то теряя в южной – Медведев разрубил «гордиев узел» одним махом. В результате, Россия потеряла все.

Нынешняя линия раздела Баренцева моря всецело лежит на совести Медведева. Я предлагаю так ее и называть – линией Медведева – по аналогии с линией Шеварднадзе-Бейкера 1991 года (соглашение между СССР и США о разграничении экономических зон и континентального шельфа в Чукотском и Беринговом морях; фактически, Шеварднадзе отдал американцам 34 тысячи квадратных миль нефтеносного района единоличным решением, а потом провел его через Политбюро, – «СП»). Иначе как позорными такие соглашения не назовешь.

«СП»: – В подписанном в 2010 году договоре с Норвегией отдельно оговаривается момент по добыче углеводородов. Так, если месторождение пересекает госграницу и располагается на территориях обоих государств, оно может разрабатываться только совместно. «Перетекает» ли норвежская нефть под Баренцевым морем на российскую территорию, пока неясно. Можем мы теперь провести детальную геологоразведку, поставить в сопредельных районах российские буровые платформы, и частично исправить ситуацию?

– Мы сегодня не можем вести полноценную геологическую разведку – на это нет ресурсов. Достаточно сказать, что нефть и газ, которые Россия качает и продает, были разведаны еще в советское время. Почему вы думаете, что сейчас – вдруг – правительство выделит средства на такое затратное мероприятие, как арктическая геологоразведка? Мало того, что участок шельфа надо разведать – нужно доказать, что это одно и то же месторождение, а для этого – нужно судиться с Норвегией.

Все это очень долгая история, с очень неважными для нас перспективами. Вспомните для примера подачу Россией заявки в ООН по установлению внешней границы нашего континентального шельфа. (В 2001 года МИД России, выполняя постановление правительства Виктора Черномырдина и проявив неоправданную поспешность, направил генсеку ООН заявку по установлению внешней границы шельфа России. Этот шаг полностью исключал процесс всестороннего обсуждения границы, что вело к нарушению национальных интересов России в Арктике, Охотском, Беринговом, Баренцевом морях. Но даже такая царская уступка показалось недостаточной западному сообществу. Комиссия ООН под давлением США отклонила заявку, посчитав, что Россия не представила убедительных доказательств принадлежности к компонентам материковой окраины, так называемых поднятий Менделеева и Ломоносова, – «СП»). Норвежцы не дураки – они, напротив, хорошие переговорщики. 40 лет тамошние дипломаты выдавливали Россию из Баренцева моря – и, наконец, нашли слабое звено для успешной реализации задачи.

Я считаю, Медведев намеренно вел беззубую политику – политику уступок – в расчете, что Запад поддержит его на президентских выборах -2012. Чем это закончилось, все мы теперь знаем.

«СП»: – Норвежцы сейчас могут нам что-то уступить – в благодарность за новые месторождения?

– Ничего они не уступят – хотя бы для того, чтобы не создавать прецедента. Да и с какого перепугу уступать, если мы сами им все отдали?! Не зря, когда Медведев подписал соглашение, норвежцы аплодировали, не зря потом стортинг – парламент Норвегии – быстро документ ратифицировал. Ну, а наша Госдума одобрила ратификацию соглашения 311 голосами против 57 – «спасибо» за это надо сказать «Единой России». Партия власти, я считаю, одобрит продажу чего угодно, поскольку ей наплевать на национальные интересы

kprf.ru

Медведев подарил норвежцам море нефти. : irwi99

Уступка по разделу арктического шельфаобошлась России в 30 млрд евро.

Медведев подарил норвежцам море нефти. Уступка по разделу арктического шельфа обошлась России в 30 млрд евро

В Норвегии – общенациональная эйфория. На части шельфа Баренцева моря, которую уступил Осло Дмитрий Медведев в 2010 году, нашли углеводородов на 30 млрд евро. Это следует из доклада норвежского нефтяного директората (NPD). По материалам ИА «Свободная пресса» Всего в недрах территории, отошедшей Норвегии, залежи углеводородов оцениваются в 300 млн кубометров - в нефтяном эквиваленте это почти 1,9 млрд баррелей. По прогнозам, ориентировочный объем полезных ископаемых может оказаться даже больше – 565 млн кубометров, из которых на долю нефти приходятся не менее 15%, – говорится в докладе NPD.

Министр нефти и энергетики Норвегии Улу Буртен Муэ уже восторженно прокомментировал «отличную новость». «Представленные результаты геологоразведки доказывают, что юго-восток Баренцева моря - самый интересный из новых районов норвежского континентального шельфа», - цитирует министра BarentsObserver.

Энтузиазм Буртена Муэ тем более объясним, что в норвежской части Северного моря добыча нефти ведется с 1960-х годов, и запасы черного золота постепенно иссякают. Поэтому подарок Москвы пришелся очень кстати. Тянуть с освоением новых месторождений норвежцы не собираются. С шельфа Северного моря уже перегоняются буровые платформы, а на берегу спешно создается необходимая инфраструктура.

Нам же остается лишь порадоваться за северных соседей. И – вспомнить слова, которые в 2010 году тогдашний президент Дмитрий Медведев сказал после подписания соответствующих договоров с норвежским премьером Йенсом Столтенбергом. «Это событие должно повлиять на общую ситуацию в регионе, на укрепление международной и региональной безопасности, на углубление взаимодействия арктических государств», - заявил тогдашний глава нашего государства.

Напомним, переговоры о необходимости разграничения спорной территории в Баренцевом море площадью порядка 175 тысяч квадратных километров велись между СССР и Норвегией с 1970-х годов. Но именно господину Медведеву удалось поставить в них очень жирную точку.

«Соглашение о разделе Баренцева моря иначе как позорным не назовешь»,– Участок шельфа, который отошел Норвегии, еще в советское время исследовали геологи, – говорит Калашников. – Международное право разрешало СССР разведку этой территории, но запрещало добычу ископаемых. Уже тогда было ясно, что в этой части Баренцева моря находятся большие запасы нефти и газа.

Поэтому, когда зашла речь о разграничения спорной территории в Баренцевом море, стало понятно, что можно ставить жирный крест на совместной с норвежцами разработке Штокмановского газового месторождения. Действительно, едва договор Медведева-Столтенберга был подписан, норвежская компания Statoil решила не продлевать акционерное соглашение с «Газпромом» о совместном освоении Штокмана, и вышла из проекта.

Это было вполне логичное решение. Штокмановское месторождение находится в 550 километрах от Мурманска, и глубина в районе добычи превышает 300 метров. А новые месторождения на шельфе Баренцева моря удалены от берега всего на 60-70 километров – стало быть, их разработка обходится намного дешевле.

Когда стало известно о том, что Медведев собирается подписать соглашение о разделе шельфа, что это – преступление.

«СП»: – Чего Россия добивалась, подписывая эти соглашения с Норвегией?

– Это была одна из огромных ошибок Дмитрия Медведева. Во время своего президентства он делал подарки Западу при любом удобном случае. Хотите, господа, поменять режим в Ливии? Пожалуйста. (В 2011 году, когда Совет Безопасности ООН принимал резолюцию по Ливии, Россия воздержалась в ходе голосования, – СП»). Хотите более жестких санкций в отношении Ирана? Никаких проблем. (В июне 2010 года на переговорах между Бараком Обамой и Дмитрием Медведевым стороны договорились об усилении санкций в отношении КНДР и Ирана, – «СП»). Хотите новый договор об СНВ? Получите без задержки. В этой череде медведевских уступок раздел так называемой «серой зоны» в Баренцевом море был одной из наиболее существенных. Советские дипломаты не были дураками, если десятилетиями не соглашались на этот шаг.

Итоговое решение было принято под нажимом лично Медведева. Накануне его визита в Норвегию он попросил посмотреть, какие несогласованные проблемы есть в загашнике российско-норвежских отношений. И – подходящая проблема нашлась. Вместо того, чтобы делить Баренцево море постепенно – что-то приобретая в северной зоне, что-то теряя в южной – Медведев разрубил «гордиев узел» одним махом. В результате, Россия потеряла все.

Нынешняя линия раздела Баренцева моря всецело лежит на совести Медведева. Я предлагаю так ее и называть – линией Медведева – по аналогии с линией Шеварднадзе-Бейкера 1991 года (соглашение между СССР и США о разграничении экономических зон и континентального шельфа в Чукотском и Беринговом морях; фактически, Шеварднадзе отдал американцам 34 тысячи квадратных миль нефтеносного района единоличным решением, а потом провел его через Политбюро, – «СП»). Иначе как позорными такие соглашения не назовешь.

«СП»: – В подписанном в 2010 году договоре с Норвегией отдельно оговаривается момент по добыче углеводородов. Так, если месторождение пересекает госграницу и располагается на территориях обоих государств, оно может разрабатываться только совместно. «Перетекает» ли норвежская нефть под Баренцевым морем на российскую территорию, пока неясно. Можем мы теперь провести детальную геологоразведку, поставить в сопредельных районах российские буровые платформы, и частично исправить ситуацию?

– Мы сегодня не можем вести полноценную геологическую разведку – на это нет ресурсов. Достаточно сказать, что нефть и газ, которые Россия качает и продает, были разведаны еще в советское время. Почему вы думаете, что сейчас – вдруг – правительство выделит средства на такое затратное мероприятие, как арктическая геологоразведка? Мало того, что участок шельфа надо разведать – нужно доказать, что это одно и то же месторождение, а для этого – нужно судиться с Норвегией.

Все это очень долгая история, с очень неважными для нас перспективами. Вспомните для примера подачу Россией заявки в ООН по установлению внешней границы нашего континентального шельфа. (В 2001 года МИД России, выполняя постановление правительства Виктора Черномырдина и проявив неоправданную поспешность, направил генсеку ООН заявку по установлению внешней границы шельфа России. Этот шаг полностью исключал процесс всестороннего обсуждения границы, что вело к нарушению национальных интересов России в Арктике, Охотском, Беринговом, Баренцевом морях. Но даже такая царская уступка показалось недостаточной западному сообществу. Комиссия ООН под давлением США отклонила заявку, посчитав, что Россия не представила убедительных доказательств принадлежности к компонентам материковой окраины, так называемых поднятий Менделеева и Ломоносова, – «СП»). Норвежцы не дураки – они, напротив, хорошие переговорщики. 40 лет тамошние дипломаты выдавливали Россию из Баренцева моря – и, наконец, нашли слабое звено для успешной реализации задачи.

Я считаю, Медведев намеренно вел беззубую политику – политику уступок – в расчете, что Запад поддержит его на президентских выборах -2012. Чем это закончилось, все мы теперь знаем.

«СП»: – Норвежцы сейчас могут нам что-то уступить – в благодарность за новые месторождения?

– Ничего они не уступят – хотя бы для того, чтобы не создавать прецедента. Да и с какого перепугу уступать, если мы сами им все отдали?! Не зря, когда Медведев подписал соглашение, норвежцы аплодировали, не зря потом стортинг – парламент Норвегии – быстро документ ратифицировал. Ну, а наша Госдума одобрила ратификацию соглашения 311 голосами против 57 – «спасибо» за это надо сказать «Единой России». Партия власти, я считаю, одобрит продажу чего угодно, поскольку ей наплевать на национальные интересы.

irwi99.livejournal.com

Медведев подарил норвежцам море нефти

В Норвегии - общенациональная эйфория. На части шельфа Баренцева моря, которую уступил Осло Дмитрий Медведев в 2010 году, нашли углеводородов на 30 млрд евро. Это следует из доклада норвежского нефтяного директората (NPD).

Всего в недрах территории, отошедшей Норвегии, залежи углеводородов оцениваются в 300 млн кубометров — в нефтяном эквиваленте это почти 1,9 млрд баррелей. По прогнозам, ориентировочный объем полезных ископаемых может оказаться даже больше - 565 млн кубометров, из которых на долю нефти приходятся не менее 15%, - говорится в докладе NPD.

Министр нефти и энергетики Норвегии Улу Буртен Муэ уже восторженно прокомментировал "отличную новость". "Представленные результаты геологоразведки доказывают, что юго-восток Баренцева моря — самый интересный из новых районов норвежского континентального шельфа", — цитирует министра Barents Observer.

Энтузиазм Буртена Муэ тем более объясним, что в норвежской части Северного моря добыча нефти ведется с 1960-х годов, и запасы черного золота постепенно иссякают. Поэтому подарок Москвы пришелся очень кстати. Тянуть с освоением новых месторождений норвежцы не собираются. С шельфа Северного моря уже перегоняются буровые платформы, а на берегу спешно создается необходимая инфраструктура.

Нам же остается лишь порадоваться за северных соседей. И - вспомнить слова, которые в 2010 году тогдашний президент Дмитрий Медведев сказал после подписания соответствующих договоров с норвежским премьером Йенсом Столтенбергом. "Это событие должно повлиять на общую ситуацию в регионе, на укрепление международной и региональной безопасности, на углубление взаимодействия арктических государств", — заявил тогдашний глава нашего государства.

Напомним, переговоры о необходимости разграничения спорной территории в Баренцевом море площадью порядка 175 тысяч квадратных километров велись между СССР и Норвегией с 1970-х годов. Но именно господину Медведеву удалось поставить в них очень жирную точку.

Норвегия приветствовала итоги голосования в российской Государственной думе, ратифицировавшего договор о четком разделении Баренцева моря на норвежскую и российскую зоны, что приблизило Норвегию к новым нефтегазоносным пластам в Арктике.

"Действия Думы крайне удовлетворительны и стали большим шагом вперед к осуществлению соглашения на практике, — заявил в субботу представитель норвежского Министерства иностранных дел, Кьетил Элсебутанген (Kjetil Elsebutangen) через день после того, как соглашение было ратифицировано нижней палатой парламента России.

Норвежский премьер-министр Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg) заявил, что Норвегия официально начнет исследование оффшорных нефтегазоносных территорий вдоль только что очерченной границы в Баренцевом море.

Одобрение верхней палатой российского парламента (Советом Федерации) рассматривается как формальность, поскольку Совет безотказно ставит штамп на все инициативы, исходящие от президента Дмитрия Медведева; а Дмитрий Медведев способствовал проведению переговоров по договору о Баренцевом море в Осло и завизировал его условия в сентябре прошлого года.

"Мы надеемся, что это не займет слишком много времени", — заявил он, и добавил, что эта сделка "откроет дорогу новым регламентам и новым возможностям по эксплуатации ресурсов". Область, о разделении которой наконец, через сорок лет споров, удалось договориться занимает площадь, равную примерно половине площади Германии.

Исследование морского дна, проведенное бывшим Советским Союзом, вроде бы указывает на значительные залежи нефти и газа. Норвежские компании под руководством компании Statoil заявили, что новые месторождения в этом районе помогут оживить национальное производство, переживающее в последнее десятилетие определенный спад.

В Думе большинство партии "Единая Россия" поддержало договор с Норвегией, а вот коммунистическая партия возражало против него на том основании, что он может нанести ущерб интересам рыболовной промышленности России, сообщает агентство Итар-ТАСС."Норвегия приветствует"

"Соглашение о разделе Баренцева моря иначе как позорным не назовешь", - уверен первый заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам Леонид Калашников (фракция КПРФ).

- Участок шельфа, который отошел Норвегии, еще в советское время исследовали геологи, - говорит Калашников. - Международное право разрешало СССР разведку этой территории, но запрещало добычу ископаемых. Уже тогда было ясно, что в этой части Баренцева моря находятся большие запасы нефти и газа.

Поэтому, когда зашла речь о разграничения спорной территории в Баренцевом море, стало понятно, что можно ставить жирный крест на совместной с норвежцами разработке Штокмановского газового месторождения.Действительно, едва договор Медведева-Столтенберга был подписан, норвежская компания Statoil решила не продлевать акционерное соглашение с "Газпромом" о совместном освоении Штокмана, и вышла из проекта.

Это было вполне логичное решение. Штокмановское месторождение находится в 550 километрах от Мурманска, и глубина в районе добычи превышает 300 метров. А новые месторождения на шельфе Баренцева моря удалены от берега всего на 60-70 километров - стало быть, их разработка обходится намного дешевле.

Когда стало известно о том, что Медведев собирается подписать соглашение о разделе шельфа, я прямо заявил, что это - преступление. Мы, фракция КПРФ, доказывали, опираясь на геологические данные "Морнефти", что Норвегии отходят несколько очень перспективных, с точки зрения добычи углеводородов, участков дна. Я лично писал тогда письма премьеру Путину, проводил круглые столы в Госдуме, но это ничего не изменило."СП": - Чего Россия добивалась, подписывая эти соглашения с Норвегией?

- Это была одна из огромных ошибок Дмитрия Медведева. Во время своего президентства он делал подарки Западу при любом удобном случае. Хотите, господа, поменять режим в Ливии? Пожалуйста. (В 2011 году, когда Совет Безопасности ООН принимал резолюцию по Ливии, Россия воздержалась в ходе голосования, - СП"). Хотите более жестких санкций в отношении Ирана? Никаких проблем. (В июне 2010 года на переговорах между Бараком Обамой и Дмитрием Медведевым стороны договорились об усилении санкций в отношении КНДР и Ирана, - "СП").

Хотите новый договор об СНВ? Получите без задержки. В этой череде медведевских уступок раздел так называемой "серой зоны" в Баренцевом море был одной из наиболее существенных. Советские дипломаты не были дураками, если десятилетиями не соглашались на этот шаг.

Итоговое решение было принято под нажимом лично Медведева. Накануне его визита в Норвегию он попросил посмотреть, какие несогласованные проблемы есть в загашнике российско-норвежских отношений. И - подходящая проблема нашлась. Вместо того чтобы делить Баренцево море постепенно - что-то приобретая в северной зоне, что-то теряя в южной - Медведев разрубил "гордиев узел" одним махом. В результате, Россия потеряла все.

Нынешняя линия раздела Баренцева моря всецело лежит на совести Медведева. Я предлагаю так ее и называть - линией Медведева - по аналогии с линией Шеварднадзе-Бейкера 1991 года (соглашение между СССР и США о разграничении экономических зон и континентального шельфа в Чукотском и Беринговом морях; фактически, Шеварднадзе отдал американцам 34 тысячи квадратных миль нефтеносного района единоличным решением, а потом провел его через Политбюро, - "СП"). Иначе как позорными такие соглашения не назовешь.

"СП": - В подписанном в 2010 году договоре с Норвегией отдельно оговаривается момент по добыче углеводородов. Так, если месторождение пересекает госграницу и располагается на территориях обоих государств, оно может разрабатываться только совместно. "Перетекает" ли норвежская нефть под Баренцевым морем на российскую территорию, пока неясно. Можем мы теперь провести детальную геологоразведку, поставить в сопредельных районах российские буровые платформы, и частично исправить ситуацию?

- Мы сегодня не можем вести полноценную геологическую разведку - на это нет ресурсов. Достаточно сказать, что нефть и газ, которые Россия качает и продает, были разведаны еще в советское время. Почему вы думаете, что сейчас - вдруг - правительство выделит средства на такое затратное мероприятие, как арктическая геологоразведка? Мало того, что участок шельфа надо разведать - нужно доказать, что это одно и то же месторождение, а для этого - нужно судиться с Норвегией.

Все это очень долгая история, с очень неважными для нас перспективами. Вспомните для примера подачу Россией заявки в ООН по установлению внешней границы нашего континентального шельфа. (В 2001 года МИД России, выполняя постановление правительства Виктора Черномырдина и проявив неоправданную поспешность, направил генсеку ООН заявку по установлению внешней границы шельфа России. Этот шаг полностью исключал процесс всестороннего обсуждения границы, что вело к нарушению национальных интересов России в Арктике, Охотском, Беринговом, Баренцевом морях. Но даже такая царская уступка показалось недостаточной западному сообществу.

Комиссия ООН под давлением США отклонила заявку, посчитав, что Россия не представила убедительных доказательств принадлежности к компонентам материковой окраины, так называемых поднятий Менделеева и Ломоносова, - "СП"). Норвежцы не дураки - они, напротив, хорошие переговорщики. 40 лет тамошние дипломаты выдавливали Россию из Баренцева моря - и, наконец, нашли слабое звено для успешной реализации задачи.

Я считаю, Медведев намеренно вел беззубую политику - политику уступок - в расчете, что Запад поддержит его на президентских выборах -2012. Чем это закончилось, все мы теперь знаем.

"СП": - Норвежцы сейчас могут нам что-то уступить - в благодарность за новые месторождения?

- Ничего они не уступят - хотя бы для того, чтобы не создавать прецедента. Да и с какого перепугу уступать, если мы сами им все отдали?! Не зря, когда Медведев подписал соглашение, норвежцы аплодировали, не зря потом стортинг - парламент Норвегии - быстро документ ратифицировал. Ну, а наша Госдума одобрила ратификацию соглашения 311 голосами против 57 - "спасибо" за это надо сказать "Единой России". Партия власти, я считаю, одобрит продажу чего угодно, поскольку ей наплевать на национальные интересы...

"Такие скандалы ведут к делегитимации власти", - убежден лидер партии "Новая сила", профессор Валерий Соловей.

- Нынешнюю ситуацию, на мой взгляд, замечательно описывают слова русского политика начала XX века, кадета Павла Милюкова, который в тогдашней Государственной Думе вопрошал: "Что это - глупость или измена?" Конечно, решение о разделе шельфа было политическим. Но за кадром остается вопрос: какие лоббистские группы влияли на его принятие. Думаю, истинные мотивы медведевского решения - в теории - могли бы иметь значение для следственных органов РФ. Но в реальной жизни вряд ли кто-то захочет их выяснять.

Сейчас, я считаю, можно сделать только одно - договориться с норвежской стороной, чтобы "Газпром" или "Роснефть" были допущены к участию в разработке нового месторождения. Только так Россия сможет претендовать на небольшой кусочек этого пирога.

"СП": - Ситуация складывается скандальная. Как она отразится на рейтинге руководителей страны?

- Никак не отразится. Прежде всего потому, что эта новость не станет широко известной. Вряд ли о странном решении господина Медведева расскажут по всем каналам ТВ, не правда ли? Если информация и появится - то исключительно для того, чтобы одна элитная группировка смогла уколоть противоборствующую.

Кроме того, наши сограждане уже на многое насмотрелись. Что, скажите, может их удивить после скандала вокруг Минобороны? Нефть и газ, подаренные Медведевым Норвегии, находятся где-то далеко, под водой. А скандал с Сердюковым разворачивался на глазах изумленной публики - и потрясений во власти, тем не менее, не случилось.

Но в сумме недовольство накапливается, и приводит к делегитимации власти. Скорее рано, чем поздно, количество этого недовольства непременно перейдет в качество. А значит, политические перемены не за горами...

www.dal.by

Медведев подарил норвежцам море нефти

Уступка по разделу арктического шельфа обошлась России в 30 млрд евро

В Норвегии – общенациональная эйфория. На части шельфа Баренцева моря, которую уступил Осло Дмитрий Медведев в 2010 году, нашли углеводородов на 30 млрд евро. Это следует из доклада норвежского нефтяного директората (NPD).

Всего в недрах территории, отошедшей Норвегии, залежи углеводородов оцениваются в 300 млн кубометров - в нефтяном эквиваленте это почти 1,9 млрд баррелей. По прогнозам, ориентировочный объем полезных ископаемых может оказаться даже больше – 565 млн кубометров, из которых на долю нефти приходятся не менее 15%, – говорится в докладе NPD.

Министр нефти и энергетики Норвегии Улу Буртен Муэ уже восторженно прокомментировал «отличную новость». «Представленные результаты геологоразведки доказывают, что юго-восток Баренцева моря - самый интересный из новых районов норвежского континентального шельфа», - цитирует министра Barents Observer.

Энтузиазм Буртена Муэ тем более объясним, что в норвежской части Северного моря добыча нефти ведется с 1960-х годов, и запасы черного золота постепенно иссякают. Поэтому подарок Москвы пришелся очень кстати. Тянуть с освоением новых месторождений норвежцы не собираются. С шельфа Северного моря уже перегоняются буровые платформы, а на берегу спешно создается необходимая инфраструктура.

Нам же остается лишь порадоваться за северных соседей. И – вспомнить слова, которые в 2010 году тогдашний президент Дмитрий Медведев сказал после подписания соответствующих договоров с норвежским премьером Йенсом Столтенбергом. «Это событие должно повлиять на общую ситуацию в регионе, на укрепление международной и региональной безопасности, на углубление взаимодействия арктических государств», - заявил тогдашний глава нашего государства.

Напомним, переговоры о необходимости разграничения спорной территории в Баренцевом море площадью порядка 175 тысяч квадратных километров велись между СССР и Норвегией с 1970-х годов. Но именно господину Медведеву удалось поставить в них очень жирную точку.

 

«Соглашение о разделе Баренцева моря иначе как позорным не назовешь», – уверен первый заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам Леонид Калашников (фракция КПРФ).

 

– Участок шельфа, который отошел Норвегии, еще в советское время исследовали геологи, – говорит Калашников. – Международное право разрешало СССР разведку этой территории, но запрещало добычу ископаемых. Уже тогда было ясно, что в этой части Баренцева моря находятся большие запасы нефти и газа.

Поэтому, когда зашла речь о разграничения спорной территории в Баренцевом море, стало понятно, что можно ставить жирный крест на совместной с норвежцами разработке Штокмановского газового месторождения. Действительно, едва договор Медведева-Столтенберга был подписан, норвежская компания Statoil решила не продлевать акционерное соглашение с «Газпромом» о совместном освоении Штокмана, и вышла из проекта.

Это было вполне логичное решение. Штокмановское месторождение находится в 550 километрах от Мурманска, и глубина в районе добычи превышает 300 метров. А новые месторождения на шельфе Баренцева моря удалены от берега всего на 60-70 километров – стало быть, их разработка обходится намного дешевле.

Когда стало известно о том, что Медведев собирается подписать соглашение о разделе шельфа, я прямо заявил, что это – преступление. Мы, фракция КПРФ, доказывали, опираясь на геологические данные «Морнефти», что Норвегии отходят несколько очень перспективных, с точки зрения добычи углеводородов, участков дна. Я лично писал тогда письма премьеру Путину, проводил круглые столы в Госдуме, но это ничего не изменило.

«СП»: – Чего Россия добивалась, подписывая эти соглашения с Норвегией?

– Это была одна из огромных ошибок Дмитрия Медведева. Во время своего президентства он делал подарки Западу при любом удобном случае. Хотите, господа, поменять режим в Ливии? Пожалуйста. (В 2011 году, когда Совет Безопасности ООН принимал резолюцию по Ливии, Россия воздержалась в ходе голосования, – СП»). Хотите более жестких санкций в отношении Ирана? Никаких проблем. (В июне 2010 года на переговорах между Бараком Обамой и Дмитрием Медведевым стороны договорились об усилении санкций в отношении КНДР и Ирана, – «СП»). Хотите новый договор об СНВ? Получите без задержки. В этой череде медведевских уступок раздел так называемой «серой зоны» в Баренцевом море был одной из наиболее существенных. Советские дипломаты не были дураками, если десятилетиями не соглашались на этот шаг.

Итоговое решение было принято под нажимом лично Медведева. Накануне его визита в Норвегию он попросил посмотреть, какие несогласованные проблемы есть в загашнике российско-норвежских отношений. И – подходящая проблема нашлась. Вместо того чтобы делить Баренцево море постепенно – что-то приобретая в северной зоне, что-то теряя в южной – Медведев разрубил «гордиев узел» одним махом. В результате, Россия потеряла все.

Нынешняя линия раздела Баренцева моря всецело лежит на совести Медведева. Я предлагаю так ее и называть – линией Медведева – по аналогии с линией Шеварднадзе-Бейкера 1991 года (соглашение между СССР и США о разграничении экономических зон и континентального шельфа в Чукотском и Беринговом морях; фактически, Шеварднадзе отдал американцам 34 тысячи квадратных миль нефтеносного района единоличным решением, а потом провел его через Политбюро, – «СП»). Иначе как позорными такие соглашения не назовешь.

«СП»: – В подписанном в 2010 году договоре с Норвегией отдельно оговаривается момент по добыче углеводородов. Так, если месторождение пересекает госграницу и располагается на территориях обоих государств, оно может разрабатываться только совместно. «Перетекает» ли норвежская нефть под Баренцевым морем на российскую территорию, пока неясно. Можем мы теперь провести детальную геологоразведку, поставить в сопредельных районах российские буровые платформы, и частично исправить ситуацию?

– Мы сегодня не можем вести полноценную геологическую разведку – на это нет ресурсов. Достаточно сказать, что нефть и газ, которые Россия качает и продает, были разведаны еще в советское время. Почему вы думаете, что сейчас – вдруг – правительство выделит средства на такое затратное мероприятие, как арктическая геологоразведка? Мало того, что участок шельфа надо разведать – нужно доказать, что это одно и то же месторождение, а для этого – нужно судиться с Норвегией.

Все это очень долгая история, с очень неважными для нас перспективами. Вспомните для примера подачу Россией заявки в ООН по установлению внешней границы нашего континентального шельфа. (В 2001 года МИД России, выполняя постановление правительства Виктора Черномырдина и проявив неоправданную поспешность, направил генсеку ООН заявку по установлению внешней границы шельфа России. Этот шаг полностью исключал процесс всестороннего обсуждения границы, что вело к нарушению национальных интересов России в Арктике, Охотском, Беринговом, Баренцевом морях. Но даже такая царская уступка показалось недостаточной западному сообществу. Комиссия ООН под давлением США отклонила заявку, посчитав, что Россия не представила убедительных доказательств принадлежности к компонентам материковой окраины, так называемых поднятий Менделеева и Ломоносова, – «СП»). Норвежцы не дураки – они, напротив, хорошие переговорщики. 40 лет тамошние дипломаты выдавливали Россию из Баренцева моря – и, наконец, нашли слабое звено для успешной реализации задачи.

Я считаю, Медведев намеренно вел беззубую политику – политику уступок – в расчете, что Запад поддержит его на президентских выборах -2012. Чем это закончилось, все мы теперь знаем.

«СП»: – Норвежцы сейчас могут нам что-то уступить – в благодарность за новые месторождения?

– Ничего они не уступят – хотя бы для того, чтобы не создавать прецедента. Да и с какого перепугу уступать, если мы сами им все отдали?! Не зря, когда Медведев подписал соглашение, норвежцы аплодировали, не зря потом стортинг – парламент Норвегии – быстро документ ратифицировал. Ну, а наша Госдума одобрила ратификацию соглашения 311 голосами против 57 – «спасибо» за это надо сказать «Единой России». Партия власти, я считаю, одобрит продажу чего угодно, поскольку ей наплевать на национальные интересы…

 

«Такие скандалы ведут к делегитимации власти», – убежден лидер партии «Новая сила», профессор Валерий Соловей.

 

– Нынешнюю ситуацию, на мой взгляд, замечательно описывают слова русского политика начала XX века, кадета Павла Милюкова, который в тогдашней Государственной Думе вопрошал: «Что это – глупость или измена?» Конечно, решение о разделе шельфа было политическим. Но за кадром остается вопрос: какие лоббистские группы влияли на его принятие. Думаю, истинные мотивы медведевского решения – в теории – могли бы иметь значение для следственных органов РФ. Но в реальной жизни вряд ли кто-то захочет их выяснять.

Сейчас, я считаю, можно сделать только одно – договориться с норвежской стороной, чтобы «Газпром» или «Роснефть» были допущены к участию в разработке нового месторождения. Только так Россия сможет претендовать на небольшой кусочек этого пирога.

«СП»: – Ситуация складывается скандальная. Как она отразится на рейтинге руководителей страны?

– Никак не отразится. Прежде всего потому, что эта новость не станет широко известной. Вряд ли о странном решении господина Медведева расскажут по всем каналам ТВ, не правда ли? Если информация и появится – то исключительно для того, чтобы одна элитная группировка смогла уколоть противоборствующую.

Кроме того, наши сограждане уже на многое насмотрелись. Что, скажите, может их удивить после скандала вокруг Минобороны? Нефть и газ, подаренные Медведевым Норвегии, находятся где-то далеко, под водой. А скандал с Сердюковым разворачивался на глазах изумленной публики – и потрясений во власти, тем не менее, не случилось.

Но в сумме недовольство накапливается, и приводит к делегитимации власти. Скорее рано, чем поздно, количество этого недовольства непременно перейдет в качество. А значит, политические перемены не за горами…

 

п.с. Как Вы думаете, почему Россия сделала такой дорогой подарок Норвегии?

maxpark.com