Д.И. МЕНДЕЛЕЕВ: ЗАБЫТАЯ ДАТА. Менделеев говорил про нефть


Слово о нефти

«Черное золото» — так неофициально называют нефть жители Земли. Нужно сказать, что подобную уникальную ценность нефти – как, впрочем, и реальному золоту – люди присвоили сами. Хотя этот вид горючего известен с незапамятных времен (нефть на территории современного Ирака добывали еще древние вавилоняне за шесть-восемь тысяч лет до нынешнего времени), в качестве основного топлива её стали использовать тогда, когда, благодаря опытам российских исследователей братьев Дубининых, а позднее – экспериментам американского химика Силлимана стало возможно разложить «черное золото» на различные фракции. Ведь в чистом виде, как известно, нефть в качестве горючего не используется. Дубинины и Силлиман в разное время (русские исследователи – в 1823-м году, а американский ученый – в 1855-м) выделили из нефти керосин, который первоначально рассматривался лишь как вещество для освещения – или, как его тогда называли, «осветительное масло». Что и говорить, если, используя керосин в качестве осветительного вещества, остальные фракции, не исключая бензин, еще даже в конце XIX века отправляли в утиль, не находя им применения…

Однако процесс, что называется, пошел. На рубеже двух веков, XIX и ХХ, технический прогресс принял поистине невиданный размах, научные прорывы следовали один за другим и одним из таких прорывов стало изобретение двигателя внутреннего сгорания. Строго говоря, первые разработки в этом направлении велись еще с первых годов XIX века, но настоящий работоспособный двигатель разработал ни кто иной, как Готлиб Даймлер, родоначальник процветающего автомобильного концерна «Даймлер-Бенц» — в соавторстве с не менее знаменитым впоследствии Вильгельмом Майбахом.

Двигатель внутреннего сгорания, работающий на бензине либо дизельном топливе, оказался настолько универсальным и мощным, что очень быстро стал основой основ.

То, что к этому времени нефть добывалась уже путем бурения скважин, а не старинным колодезным способом, окончательно сделало её ключевым элементом энергетики на долгие годы.

Интересно, что Дмитрий Менделеев в это же время настаивал на том, что нефть – в первую очередь источник сырья для производства самых различных предметов (имея в виду, например, пластмассу и полиэтилен). Менделеев пытался обратить внимание общественности на то, что нефть ни в коем случае не должна оставаться только лишь топливом. Знаменитая фраза Дмитрия Ивановича: «Нефть – не топливо, топить можно и ассигнациями»

Что же имел в виду химик Менделеев? Почему в его понимании бумага предпочтительнее в качестве топлива, чем нефть?

А дело в том, что нефть – это так называемое невозобновляемое ископаемое. Её запасы в мире конечны. В начале ХХ века это трудно было представить, но на самом деле новые виды топлив и энергий активнейшим образом ищутся уже сегодня, потому что к началу XXI века дефицит нефти уже очевиден.

Вот некоторые цифры. К 2005-му году известные (на профессиональном языке – «разведанные») запасы «черного золота» составляли 1 200 миллиардов баррелей. Согласно прогнозам экспертов то, что еще не разведано, оценивается по одним данным в триста, а по другим – в полторы тысячи миллиардов баррелей. В 1973-м году в США были опубликованы данные, по которым в мире имелись запасы нефти в 570 миллиардов баррелей. До этого времени (1938-й год – добыто 280 миллионов тонн нефти, 1950-й год – добыто 550 миллионов тонн, 1960-й год – более одного миллиарда тонн, наконец, 1973-й год – в мире добыто 2.8 миллиардов тонн нефти) мировая добыча нефти постоянно и очень ощутимо росла. Однако в 2005-м году в мире добыли только 3.6 миллиардов тонн – если сравнить с серединой ХХ века, это не прирост…

Учтём, что количество автомобилей и других приспособлений, работающих на нефтепродуктах, в мире неимоверно выросло. Сейчас мы потребляем около тридцати миллиардов баррелей нефти ежегодно – в противовес двадцати миллиардам, которые Земля расходовала в середине 70-х годов ХХ века. Эксперты настаивают на том, что, если использовать нефть из известных месторождений сегодняшними темпами, хватит её в лучшем случае на четыре десятка лет. Правда, есть ещё не введённые пока что в мировой оборот так называемые «нефтяные пески» в Канаде и месторождения нефти в Венесуэле. «Нефтяные пески» пока не разработаны, но даже если это сделать в рекордные сроки, это продлит мировое нефтепользование всего лишь на срок в сто десять лет.

Неудивительно, что крупные конфликты на Ближнем Востоке (в 1991-м году – вторжение Ирака в Кувейт и начавшаяся в 2003 году экспансия в Ирак Соединенных Штатов Америки) имеют ярко выраженный нефтяной привкус.

Учитывая, что вся экономика Земли фактически завязана сегодня на использование нефтяного горючего, совершенно естественно, что ученые и специалисты в экономике в один голос прочат миру скорый нефтяной кризис. Многие из них уверены, что исподволь он уже начался и одним из его признаков является неуклонный рост цен в последние годы.

Так ли уж неправ был Дмитрий Иванович Менделеев?…

Метки: нефть

Интересная статья? Поделитесь ей с друзьями:

novostienergetiki.ru

Забытая реальность — Менделеев за НЕ ОРГАНИЧЕСКУЮ нефть.

Как видим в начале Менделев шел как все, но потом что то заставило его ДУМАТЬ в сторону НЕ ОРГАНИКИ нефти.

А Менделеев "вор авторитетный" , окромя него средне статистический папуас никого и не помнит. Что делать ? Запустили в массы  "Менделеев придумал водку !!!".  Все, больше ничего и не нужно, папуасы уже наливают и пьют за гения.

А ведь :

Статья о нефти отсюда :

Полностью (должно быть тыкабельно) :

Источник: bskamalov.livejournal.com

Оценка информации

xn--80aaacvi7aqjpqei0jvae5b.xn--p1ai

«Без светоча науки и с нефтью будут потемки». Д.И. Менделеев

Что ждет российскую экономику?

Думаю, примерно то, что пережила американская экономика в 1929-33 годах – жесточайший кризис, не первый и не последний, но самый мощный и всеобъемлющий, который с ног на голову переворачивает все представления о том, как жили раньше и как надо устраивать жизнь в будущем. Именно на Владимире Путине окончательно завершится «постсоветский период» в истории России.

Россия не стала и не могла стать «великой энергетической державой», продавая нефть и газ. Именно эта концепция терпит крах не в обозримом будущем, а уже во вполне осязаемом настоящем.

Для того чтобы стать великой державой мало обладать ресурсом, нужно уметь им распорядиться. Британская империя стала таковой потому, что обладала мощным энергетическим ресурсом – углем, человеческими мозгами, придумавшими топить углем паровой котел и системой, которая позволила совместить ресурс с технологией в масштабах всей страны. Именно благодаря паровому флоту над Британской империей никогда не заходило Солнце.

США стали тем, чем они до сих пор являются – мировым лидером –  и потеснили на этом пьедестале Британию, поскольку обладали более эффективным, чем уголь ресурсом – нефтью, и мозгами, додумавшимися, что двигатель внутреннего сгорания, работающий на бензине, в стократ эффективнее и  удобнее   парового котла. Ну, и не обошлось, конечно, без благоприятной среды, в которой появился конвейер Форда и в которой жили тысячи энтузиастов, пытавшихся заставить этой новинкой двигаться все, что только могло двигаться – от велосипеда до крыла –  и заработать на этом денег.

Да, за 15 лет Россия научилась продавать нефть так, чтобы хотя бы часть вырученных денег, так или иначе, доходила до населения. Но технологии и система, которые бы позволили максимально эффективно использовать сам ресурс на благо страны, а не предоставлять его в распоряжение, как теперь внезапно выяснилось, врагов, так и не появились. Более того, такая задача даже и не ставилась. Все последние 15 лет официальные лица говорили лишь о том, как больше и «диверсифицировано» продавать нефть и газ и какое великое достижение то, что не все вырученные деньги уходят в карманы немногих «избранных» и за рубеж.

То, что нынешнее падение цен на нефть связано с «заговором против России» - это, конечно, утешительно для самомнения, мол, на что только «враги» не пойдут, чтобы на колени Россию поставить… Хотя, насколько велика страна, благополучие которой можно подорвать таким «простым» трюком? Цена, на какой товар, при каких усилиях и как сильно должна упасть, чтобы плохо стало экономике Германии, Франции, тех же США, ну, или популярного нынче среди ура-патриотов Китая?

Но главное, теория «заговора» позволяет надеяться, что падение цен – это ненадолго. Рынки устроены так, что манипулировать ими на протяжении длительного времени нельзя и «справедливость восторжествует». Именно этим сейчас пытаются успокоить население России уже привыкшее, что нефть – это наше все. Впрочем, «наше» - весьма условно, поскольку российские чудо-менеджеры умудряются продать даже ту нефть, которая еще не то, что еще не добыта, но даже толком не найдена.

А что, если падение цен на нефть вовсе не связано с Россией? Т.е. не то, чтобы совсем не связано, но не является главной движущей силой?

Любой рынок устроен так, что сильные движения на нем начинают те, кто раньше всего получает информацию. При этом, основной фокус для «больших денег» заключается в том, чтобы не дать повод основной массе игроков понять, что у кого-то появилась информация, влияющая на рынок. Еще лучше, когда начать движение можно под шум другой, второстепенной информации, доступной всем. Вот такой второстепенной информацией сегодня вполне может быть история про «наказать Россию». Она очень хорошо понятна толпе и дает основания рассчитывать, что долгой эта игра не будет, цены вернутся к заветным 100 долларам и выше чуть ли не в ближайшие полгода. Т.е. те кто «еще не знает» будут продолжать терять деньги и давать зарабатывать тем, кто «уже знает».

Между тем, если падение нефти связано с фундаментальными изменениями о которых еще не говорят широкой публике, то ситуация будет развиваться совершенно по другому сценарию.

Когда нефть стала вымещать уголь в качестве главного энергетического ресурса, уголь не перестал использоваться человечеством, но его ценность стала существенно ниже. История с нефтью может быть прямо противоположной. Как только основным применением нефти перестанет быть переработка в бензин, то крайне актуальным, но далеко небыстро, станет еще одно высказывание Д.И. Менделеева: «Сжигать нефть, все равно, что топить печку ассигнациями».

Те предприятия, которые перерабатывают нефть не для ее сжигания, а для производства товаров, готовы будут платить за нее любую цену, которая будет теряться в конечном продукте также, как теряется стоимость медной проволоки или даже золотого напыления и платиновой нити в высокотехнологичной продукции. Правда, и объем спроса с их стороны не сопоставим с НПЗ.

Переход с нефти на новый ресурс растянется на многие года, но устойчивой тенденцией станет стремительно сокращающийся спрос при гораздо медленнее падающем предложении.  Падение цен на нефть будет длительной и неизменной тенденцией, которая будет убивать одного за другим нефтедобытчиков, пока не останутся те, кто сможет добывать нефть по предельно низкой цене. А  в надежде на лучшее, многие будут до последнего продавать нефть даже в убыток и ниже себестоимости. Поэтому выживут не только те, у кого меньше других себестоимость, но и те, у кого больше запасы «финансового жира» или источников господдержки.

Лишь после этого ситуация на рынке нефти переменится от переизбытка к равновесию и неизбежному дефициту. Тогда и начнется рост ценнейшего для человечества ресурса к уровням, сопоставимым с золотом и платиной, но доживут до этой чудесной поры далеко не все нефтедобытчики. Но у тех, которые выживут, появится уникальная возможность продавать нефть ее потребителям по любой цене – чаша весов переместится на их сторону.

Проблема же путинской концепции «процветания» заключается в том, что была сделана ставка на ресурс и государственную централизацию, а не на науку и свободу предпринимательства. Выстроенная им система до того момента, когда покупатели нефти готовы будут платить за нее любую цену, не доживет, поскольку прибыль от высоких цен на нефть Россия получать научилась, а от низких – нет.

maxpark.com

ЗАБЫТАЯ ДАТА. 2008_ 6 (555)

Д.И. МЕНДЕЛЕЕВ: ЗАБЫТАЯ ДАТА

Посев научный взойдет для жатвы народной!

Д.И. Менделеев

20 января по старому стилю (2-го февраля по новому) — 101-я годовщина со дня смерти гордости русской науки, чьё имя носит 101-й элемент Периодического закона химических элементов — Дмитрия Ивановича Менделеева.

Прошёл год, в начале которого исполнилось 100 лет со дня смерти величайшего гения русской и мировой науки Дмитрия Ивановича Менделеева, но промолчала об этом научная общественность.

О ком только ни говорилось в демократических средствах массовой информации: здесь и современные «учёные», чьи заслуги в науке микроскопичны, среди них люди с огромным количеством титулов, — что уж тут говорить о человеке, который даже не был российским академиком!

Дмитрий Иванович Менделеев (27.01.1834- 20.01.1907) — автор фундаментальных исследований по химии, физике, химической технологии, нефти, взрывчатым веществам, воздухоплаванию, метрологии, метеорологии, экономике, сельскому хозяйству, народному просвещению и других работ, тесно связанных с потребностями развития производительных сил России. Да ещё к тому же "мастер чемоданных дел", уважаемый специалистами Петербурга.

"Дмитрий Менделеев был человек, полный своеобразия характера, поступков. Сам себя считал уже взрослым, когда ему было 18 лет. В поздние годы, будучи в генеральском чине, терпеть не мог, когда его величали "ваше превосходительство". После многодневного труда за письменным столом и в лаборатории он мог спать сутки напролёт. Не любил домашней ванны и шёл в общую баню. Никогда не ездил в вагонах первого класса — неинтересно без попутчиков… Немногие знают, что по инициативе Менделеева в Петербурге появились уличные часы…" (Н. Мезенин).

ЗАСЛУГИ

Различные энциклопедии дают краткие сведения о жизни и деятельности великого русского учёного, но одно перечисление проблем, которыми занимался Д.И. Менделеев, занимает довольно много места.

Вот основные научные интересы его:

Величайшей заслугой было открытие в 1869 году Периодического закона химических элементов, одного из основных законов естествознания, и создание на его основе периодической системы элементов. Современная формулировка периодического закона звучит так: свойства элементов (проявляющиеся в простых веществах и соединениях) находятся в периодической зависимости от заряда ядер их атомов. На основе периодического закона Д.И. Менделеев исправил атомные веса некоторых, уже открытых, элементов и предсказал открытие и свойства ряда новых (галлий, скандий, германий и другие) и даже методы их открытия. Искусственно полученный в 1955 году 101 элемент менделеевской таблицы получил название "менделевий".

"Политехнический словарь" (М., 1980) так оценивает значение сделанного Д.И. Менделеевым открытия: "Закон и система Менделеева принадлежат к числу важнейших обобщений естествознания, лежат в основе современного учения о строении вещества".

Написал классический труд "Основы химии" (1869–1871), где изложил неорганическую химию с точки зрения периодического закона (ещё при жизни автора "Основы химии" издавались восемь раз и были переведены на многие иностранные языки).

Создал первый русский оригинальный учебник "Органическая химия" (1861), за что ему была присуждена Демидовская премия Петербургской Академии Наук. Отметим, что эта премия явилась прообразом будущей премии, основанной Нобелем.

"По богатству и смелости научной мысли, оригинальности освещения материала, влиянию на развитие и преподавание химии этот труд Менделеева не имел равного в мировой химической литературе" ("Самые знаменитые люди России", М., «Вече», 1999).

Разработал в 1887 году химическую, «гидратную», теорию растворов (гидраты — химические соединения веществ с водой), явившуюся одной из основ современной теории растворов.

Изучал зависимость объёмов газов и жидкостей от температуры и давления и вывел в 1874 году общее уравнение состояния газов (Закон Менделеева-Клапейрона), связывающее объем и давление газа с его массой и температурой — основное соотношение термодинамики.

Открыл (в 1860 году) существование критической температуры (критическая температура — наибольшая температура, при которой возможно существование жидкости в состоянии равновесия с паром. Отметим, что имеющее важнейшее промышленное значение сжижение газов осуществимо только при его охлаждении ниже критической температуры).

В области метрологии разработал физическую теорию весов, точнейшие приемы взвешивания, заменил аршин, фунт на метрические единицы, основал Главную палату мер и весов.

В 1876 году указал на важность изучения влияния высокой температуры на нефть, заложив основы такого важнейшего технологического процесса, как крекинг нефти, процесс получения легких моторных топлив из тяжёлых нефтепродуктов. Создал теорию происхождения нефти неорганическим путём.

В 1888 году впервые высказал идею подземной газификации угля.

Неоднократно указывал на необходимость рационального использования природных богатств страны и применения химии в различных отраслях хозяйства. В частности, уделял внимание вопросам применения химических удобрений в сельском хозяйстве.

Разрабатывал проблемы орошения почв в районе нижней Волги, улучшения судоходства на реках России.

Занимался проблемами освоения Арктики.

В 1890-91 годах предложил способ получения нового вида бездымного пороха (пироколлоидного) и организовал его производство.

Д.И. Менделеев — автор более чем 500 научных трудов по химии, физике, метрологии, воздухоплаванию, экономике, народному просвещению, народонаселению и др.

Вл. Орлов в книге об Александре Блоке ("Гамаюн", М., 1980) так характеризует Д.И. Менделеева: "Химия и физика, гидродинамика и технология, разведка нефти и угля, бездымный порох и маслобойное дело, мука, крахмал, вазелин и винокурение, производство стекла и техника земледелия, освоение пути через Северный полюс и полёт в одиночку на воздушном шаре для наблюдения солнечного затмения, таможенный тариф и разоблачение спиритизма, реформа фабрично-заводской промышленности и народного просвещения, великолепное презрение к чинам, званиям и наградам, равное обращение и с министром и с мужиком, мгновенная вспыльчивость и быстрая отходчивость, увлечение русской живописью и бульварными романами с кражами и убийствами, шахматы, неизменная толстейшая папироса собственной закрутки и столь же неизменный крепчайший чай свежей заварки — это всё Менделеев".

В честь Д.И. Менделеева учреждены премии АН СССР (теперь России) за выдающиеся заслуги в области работ по физике и математике, его имя носят учебные заведения, научные общества, в том числе Российское химическое общество, ВНИИ метрологии, Санкт-Петербургский химико-технологический институт, учебный институт в Москве, гигантский, в полторы тысячи километров протяженности, подводный хребет в Северном Ледовитом океане, город на Каме, посёлок под Москвой, улица в Москве, вулкан на Курильских островах, лунный кратер, станция московского метрополитена, научно-исследовательское судно для океанографических исследований, 101-й химический элемент и минерал менделеевит.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ

Русскоязычные «шутники» задают вопрос: "А русский ли Дмитрий Иванович Менделеев, уж больно странная у него фамилия?"

Ответ на этот вопрос чрезвычайно прост: "Все четыре сына Павла Максимовича Соколова, священника села Тихомандрица Вышневолоцкого уезда, учились в Тверской духовной семинарии, но по окончании её только один из них — Тимофей — сохранил фамилию отца.

Остальным трём братьям по обычаям тех лет фамилии придумали учителя. Василий стал Покровским, Александр — Тихомандрицким, а Иван — Менделеевым. "Фамилия Менделеева дана отцу, когда он что-то выменял, как соседний помещик Менделеев менял лошадей и пр.", — вспоминает Дмитрий Иванович" (Г.Сергеев, «Менделеев», М., "Молодая Гвардия", 1974).

Родился Дмитрий Иванович (1834 год) в старинном русском городе Тобольске в семье директора гимназии Ивана Павловича Менделеева и был последним, семнадцатым ребенком. "Детей было всего 17, а живокрещённых 14", — писал в своих биографических заметках Дмитрий Иванович (во времена разгула демократии в России в такое даже трудно поверить!).

Отец Менделеева умер в 1847-м году и все заботы легли на Марию Дмитриевну, урождённую Корнильеву. Обеспечивая семью более чем скромными средствами к существованию, она дала детям прекрасное образование. Младший поражал её необыкновенными способностями, и она всё сделала для развития его природных талантов. Умерла она в 1850 году, и до конца дней своих Дмитрий Иванович хранил благодарную о ней память.

ПЕРИОДИЧЕСКИЙ ЗАКОН

Уже в 1869 году, когда ему было 35 лет, Д.И. Менделеев знакомит многих химиков со статьей "Опыт системы элементов, основанной на их атомном весе и химическом сходстве" и докладывает эту работу на заседании только что созданного Русского химического общества. После дальнейшей доработки в 1871 году появилась его знаменитая статья "Периодический закон для химических элементов" — в ней Д.И. Менделеев даёт периодическую систему, по существу, в её современной форме и предсказывает открытие новых элементов… Для них он оставляет в таблице "пустые места".

Мало того, уяснение периодической зависимости позволило Менделееву исправить атомные веса 11 элементов и изменить в исходной системе местоположение 20 элементов. Он не только предсказал существование 11 ещё не открытых элементов, но и дал подробнейшее описание свойств трёх из них, которые, как он считал, будут открыты раньше других.

Сам Д.И. Менделеев так оценивал сделанное открытие: "Это лучший свод моих взглядов и соображений о периодичности элементов и оригинал, по которому писалось потом так много про эту систему".

Д.И. Менделеев шутил, что идея Периодического закона пришла ему во сне, но каждый учёный знает, что решение проблемы, над которой постоянно думаешь, может прийти в самый неожиданный момент только тому, кто упорно над ней работает.

Иногда приходится слышать, что Периодический закон был открыт ещё до Д.И. Менделеева, и при этом чаще всего упоминается имя Лотара Мейера.

Но у того были только "некоторые зародыши периодического закона", которые не идут ни в какое сравнение со стройной (и современной) системой Д.И. Менделеева. Менделеев отмечал, что "г. Лотар Мейер раньше меня не имел в виду Периодического закона, а после меня нового ничего к нему не прибавил".

Сам же Лотар Мейер писал: "Я открыто сознаюсь, что у меня не хватило смелости для таких дальновидных предположений, какие с уверенностью высказал Менделеев".

После открытия Периодического закона Дмитрий Иванович Менделеев расширяет сферы своих научных интересов. Его волнуют проблемы, не только связанные с химией, но и касающиеся общих аспектов развития производительных сил и научной мысли России. Здесь в полной мере проявились огромная эрудиция Д.И. Менделеева, энциклопедичность ума, гражданственность позиции.

"Разносторонность интересов, умение везде оставить печать своего таланта, какая-то удивительная способность внешне легко достигать подлинных высот в познании предмета, несомненно, роднят его с Леонардо да Винчи, Михаилом Васильевичем Ломоносовым… Сам же Дмитрий Иванович говорил об этом просто: "Сам удивляюсь, чего только я ни делывал на своей научной жизни"" (академик Ю.А. Овчинников).

Д.И. Менделеев много ездил по России, видел необходимость превращения сельскохозяйственной страны в индустриальную державу, пробуждал патриотические настроения и силы русского общества.

В 1876 году Д.И. Менделеев стараниями А.М. Бутлерова и Н.Н. Зинина был избран членом-корреспондентом Российской Академии Наук по отделению физики, но в действительные члены в 1880 г. был избран не Д.И. Менделеев, а Ф.Ф. Бейльштейн — автор справочника по органической химии. Такой выбор возмутил общественность.

А.М. Бутлеров, представляя кандидата в академики, сказал: "Профессор Менделеев первенствует в русской химии, и мы смеем думать, разделяя мнение русских химиков, что ему принадлежит по праву место в первенствующем учёном сословии Российской империи…" (цитируется по книге В. Чумакова "Гимн, Юбилей-50, Лицемерие. Рассказы и эссе", М., «Грантъ», 2001).

По предположениям А.М. Бутлерова против избрания Д.И. Менделеева академиком голосовали Литке (два голоса), Веселовский, Гельмерсен, Шренк, Максимович, Штраух, Шмидт, Вильд, Гадолин. За него голосовали Буняковский, Кокшаров, Бутлеров, Фаминцын, Овсянников, Чебышев, Алексеев, Струве, Савич.

Выходило, что Д.И. Менделеев не был избран потому, что был русским. Сам же Ф.Ф. Бейльштейн не раз говорил: "У нас в России больше нет талантов таких могучих, как Менделеев", — что не мешало ему занимать место Д.И. Менделеева в Академии Наук.

Этот факт отразил не только состояние дел в Академии Наук того периода, но и организационную слабость русских научных кругов и печати, которые не могли противостоять проникновению в Академию учёных, отнюдь не являющихся гордостью русской науки.

Менделеев отлично понимал настроения противоборствующих сторон: "Тяжесть облегчилась по добром размышлении, когда пришла верная догадка (ведь я лишь повод, подходящий случай, чтобы выразилась на мне охота ветхое заменить чем-то новеньким, да своим. Просветлело на душе, и я к Вашим услугам, готов хоть сам себе кадить, чтобы чёрта выкурить, иначе сказать, чтобы старые основы Академии преобразовать во что-нибудь новое, русское, своё, годное для всех вообще и в частности для научного движения в России".

К сожалению, аналогичные проблемы существуют и в современной российской действительности, в частности, и в Российской Академии Наук.

В 1883 году Д.И. Менделеев приступает к всестороннему исследованию водных растворов, используя для этого двадцатилетний опыт научной работы, новейшие измерительные методы, приборы и математические приёмы.

Дмитрий Иванович Менделеев продолжает и далее заниматься прикладными проблемами науки — прилагает немалые усилия для организации в Донецком бассейне крупного промышленного центра, публикует целый ряд работ, посвящённых исследованию растворов и газов.

Подводя своеобразный итог научной деятельности, Дмитрий Иванович отмечал: "Всего более четыре предмета составили моё имя: периодический закон, исследование упругости газов, понимание растворов как ассоциаций и "Основы химии". Тут всё моё богатство".

В предисловии к седьмому изданию книги "Основы химии" (С.-Петербург, 1903) Д.И. Менделеев писал: "То для меня неожиданно — быстрый, успех, с которым распространились в нашей науке понятия периодической зависимости элементов от их атомного веса, а быть может и та усидчивость, с которою я собирал в этом сочинении по новому плану важнейшие сведения об элементах и их взаимных отношениях, объясняют причины того, что прошлые издания моего сочинения были переведены на английский… и немецкий… языки".

Д.И. Менделеев занимается не только проблемами измерения температуры верхних слоев атмосферы, но и проектирует башню астрономической обсерватории в Петербурге.

В 1890 году Д.И. Менделеев уходит из Петербургского университета из-за конфликта с министром просвещения, проработав в университете 27 лет, но его научная деятельность отнюдь не кончается, он создаёт отечественный бездымный порох ("пироколлоидный"), превосходящий по своим характеристикам пироксилиновый порох французского производства, его лаборатория изготавливает необходимое количество пороха для широких военно-морских испытаний.

Во время пребывания Витте на посту министра финансов ни одно важное дело, касающееся той или иной отрасли торговли и промышленности, не решалось без заключения Менделеева. Ему несли бумаги на подпись даже за пять дней до кончины.

"НЕФТЯНОЕ ДЕЛО" И НОБЕЛЕВСКАЯ ПРЕМИЯ

В наше демократическое время, когда основным направлением государственного развития является создание "Сырьевой Державы" из бывшего индустриального гиганта, каким был Советский Союз, следует вернуться к истории развития "нефтяного дела" в России.

В 1876 году, когда единственным ценившимся нефтепродуктом был керосин, используемый только для освещения, Д.И. Менделеев писал: "Мне рисуется в будущем нефтяной двигатель, размерами и чуть-чуть не ценою немного превышающий керосиновую лампу, он родит движение, когда нужно…", — писал о выгодности и удобстве двигателя, под поршнем которого взрывается смесь воздуха и летучих частей нефти, то есть бензина.

Пристальное внимание его, как учёного, сосредотачивается на нефти, и ещё в 1863 году Д.И. Менделеев начинает исследования бакинской нефти, даёт ценные рекомендации как по её переработке, так и транспортировке — по мнению Менделеева перекачка нефти и керосина по трубопроводам и перевозка по воде в наливных судах должны были резко сократить транспортные расходы.

Менделеев стоял у истоков создания трубопроводного транспорта, считавший, что строительство трубопроводов обеспечит надёжную основу развития нефтяной промышленности и выведет российскую нефть на мировой рынок.

Менделеев считал, что "необходимо, и даже крайне, проложить трубы и по ним вести сырую нефть до морских судов или до заводов, расположенных на море".

При этом Менделеев писал, что нормальному развитию нефтяной промышленности мешает монополизм некоторых предпринимателей, сосредоточивших в своих руках все стадии производства керосина.

Существовавшая в то время в России система "откупного содержания", когда нефтяные участки отдавались на откуп на четыре года, приводила к варварскому использованию месторождений без установок дорогостоящего оборудования и внедрения технических новинок.

Как эта ситуация напоминает нынешнюю, когда временщики различных видов, буквально даром получившие сырьевые богатства страны, стремятся получить личную прибыль, не заботясь о технической модернизации производств!

Когда в 1866 году Д.И. Менделеев читал публичную лекцию по нефтяному делу, он настаивал на двух мерах — на строительстве нефтеперерабатывающих заводов в центральной части России и на отмене системы откупов.

В 1876 году он выезжает в США для знакомства с нефтяным делом, результатом этой поездки стала книга "Нефтяная промышленность в Северо-Американском штате Пенсильвания и на Кавказе" (1877 год).

Под давлением Русского технического общества, которое поддержало все выводы Д.И. Менделеева по итогам американской поездки, система откупов была отменена, а к 1891 году, при организации перевозок нефти в соответствии с рекомендациями

Д.И. Менделеева, стоимость перевозок упала почти в три раза.

В 1880 году Д.И. Менделеев командируется на Кавказ, к этому времени у него складывается своя гипотеза образования нефти, которая была опубликована в материалах Венского геологического института.

Его отчёт "Бакинское нефтяное дело" стал, по сути дела, последним его крупным исследованием по нефти, которой он интересовался и так много занимался в течение десяти лет.

В 1880 году имела место публичное (отраженное в печати) столкновение Д.И. Менделеева с Людвигом Нобелем — владельцем механического завода в Петербурге и главой нефтяного "Товарищества Бр. Нобель" (братом изобретателя динамита Альфреда Нобеля, который также был пайщиком "Товарищества") — крупнейшего производителя керосина. В этом производстве бензин и тяжелые остатки считались бесполезными отходами и уничтожались.

И вот эти-то бросовые остатки Д.И. Менделеев предлагал превращать в масла, которые в три-четыре раза были дороже, чем керосин. Это могло нанести удар по нефтяной империи Нобелей, так как его российские конкуренты могли бы тогда успешно с ним соперничать при гораздо меньших затратах.

Полемика с Нобелем проходила в то время, когда Людвиг Нобель играл не последнюю роль в назначении бакинских градоначальников.

Во время этой полемики Д.И. Менделеева поддержал русский промышленник В.И. Рогозин, который в соответствии с рекомендациями учёного начал на построенном на Волге заводе полностью перерабатывать нефть, получая из неё кроме керосина смазочные масла хорошего качества.

В 1881 году Д.И. Менделеев сконструировал нефтеперегонный куб непрерывного действия ёмкостью 100 пудов, испытания которого прошли на заводе В. Рогозина вблизи Ярославля, затем в 1982-м году аппарат был установлен под Москвой на нефтеперегонном заводе Губонина.

Это был первый куб непрерывного действия в нефтеперегонной промышленности. Когда в 1883 году Нобель установил на своём заводе в Баку кубовую батарею для непрерывного процесса перегонки нефти, фирма сообщила, что ей удалось применить "неизвестную дотоле ни в Америке, ни в Европе систему непрерывной перегонки нефти в последовательно сообщающихся кубах".

Аппарат был широко разрекламирован под названием "нобелевская батарея", в действительности же её сконструировал известный русский инженер В.Г. Шухов на основе принципа аппарата непрерывного действия Д.И. Менделеева.

Вот так закладывался капитал будущей Нобелевской премии, денежное содержание которой оплачено было в своё время русской нефтью и трудом русских рабочих, инженеров, учёных.

Доктор геологических наук А.М. Блох в статье ""Нобелиана" Дмитрия Менделеева" ("Природа", № 2, 2002) пишет, что Дмитрий Иванович трижды (1905, 1906, 1907 гг.) выставлялся на Нобелевскую премию, но под тем предлогом, что сделанное им открытие имеет давний характер, премия ему не была присуждена.

Открытие Всеобщего Периодического закона способствовало появлению Нобелевских лауреатов за исследования, носившие ограниченный, частный характер, поэтому случай с Менделеевым, а также целый ряд других историй не прибавляли авторитета Нобелевскому комитету.

Парадокс же состоит ещё и в том, что только в редчайших случаях лауреатами Нобелевской премии становились русские за бесспорные заслуги в какой-либо области, чаще присуждение этой премии русским (или "россиянам") носило чисто политический, антирусский или антисоветский характер, а за примерами далеко ходить не надо.

Выше упоминалось, что прообразом Нобелевской премии была Демидовская премия для учёных, учреждённая в 1831 году уральским промышленником П.Н.Демидовым и существовавшая до 1866 года. За эти годы были выделены 55 полных и 220 половинных премий, что свидетельствует не только о том, что русская наука интенсивно развивалась, но и о заинтересованности промышленных кругов в её развитии.

В связи с изложенным выше возникает вопрос: а не пора ли потрясти нефтяных, газовых и прочих сырьевых олигархов на предмет создания крупной национальной премии имени Дмитрия Ивановича Менделеева в дополнение к существующей академической премии?

ПАТРИОТ И ГОСУДАРСТВЕННИК

В 1905 году вышла из печати книга Д.И. Менделеева "Заветные мысли", которая в полном виде не издавалась до 1995 года. Эта книга, как и книга "К познанию России", экономические статьи Д.И. Менделеева ныне, в период разрушения экономического, человеческого и духовного потенциала России, приобретает особое значение и актуальность как программа её возрождения, как программа деятельности любого правительства страны, озабоченного её судьбой, правительства, для которого Россия является "нашей страной", а не "этой".

Книга "Заветные мысли" состоит из предисловия, вступления и содержит следующие разделы: «Народонаселение», "Внешняя торговля", "Фабрики и заводы", "По поводу японской войны", "Об образовании, преимущественно высшем", "О подготовке учителей и профессоров", «Промышленность», "Желательное для блага России устройство правительства", послесловие, приложение и заключительный раздел под названием "Мировоззрение".

Очень многие мысли, изложенные Д.И. Менделеевым, выглядят абсолютно современно. Вот только несколько примеров:

"Признавая, что свобода в её основах много приобрела от революций, утверждаю, что только развитие просвещения и промышленности её развило, развивает и развивать будет, от тирании предохранит, незыблемой поставит и права с обязанностями уравновесит".

"Для народов, подобных русскому, сложившихся и окрепших ещё сравнительно недавно и ещё занятых своим устройством, то есть ещё молодых, дикость учения о вреде патриотизма до того очевидна, что не следовало бы об нём даже упоминать, и если я делаю это, то имею в виду лишь тех ещё не переводящихся соотечественников, про которых написано: "Что книжка последняя скажет, то сверху и ляжет"".

"Прочно и плодотворно только приобретённое своим трудом. Ему одному честь, поле действия и всё будущее".

"Дело развития и роста народного просвещения немыслимо без широкого развития науки вообще, а оно требует больших средств, так как учёные сами люди, которым нужны средства не только для необходимых научных пособий (библиотек, лабораторий, обсерваторий и т. п.), но и для собственной жизни, надо, чтобы они жили в достатке".

"Пётр Великий, учреждая Академию Наук, желал не менее Ломоносова снабдить свою страну Невтонами и Платонами не меньше, чем организованным войском и флотом, промышленностью, торговлею и путями сообщения".

"Прямо из чисел видно, что от развития промышленности первее всего зависит общее "благо народное", так как главный выигрыш от неё достаётся рабочим в виде возрастания их годовых заработков; и на капитал, по моему крайнему разумению, должно смотреть как на единственное вернейшее средство увеличить общий средний достаток людей".

"Если с промышленностью русский народ начнёт богатеть… то он не перестанет плодиться и ещё умножит прирост".

Менделеев говорит о роли правительства: "Роль весьма важна и должна состоять в разумном содействии, в предвидении и в прямом материальном участии при добыче капиталов, для промышленности совершенно необходимых… Администрация вообще и в частности администраторы, действующие законно, не могут страшиться суда".

Труды Д.И. Менделеева по экономике, организации сельскохозяйственного производства говорят о его вере в будущее России, в будущее русского народа, в будущее, которое не уничтожить ни «перестройкой», ни современными демократическими "реформами".

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Сам Д.И. Менделеев писал, что он имел три службы родине:

Первая служба — "в научной известности, составляющей гордость не одну мою личную, но и общерусскую, так как все главнейшие научные академии, начиная с Лондонской, Римской, Парижской, Берлинской, Бостонской, избрали меня своим сочленом, как и многие учёные общества России, Западной Европы и Америки, всего более 50 обществ и учреждений".

Следует добавить, что к концу жизни Д.И.Менделеев получил свыше 130 дипломов и почётных званий от русских и зарубежных академий, университетов, научных обществ и организаций.

Вторая служба — «преподавательство», которое взяло "лучшее время жизни и главную её силу".

Третья служба — советовать — это был его «своеобразный» способ вмешиваться в государственные дела, в хозяйственную жизнь страны.

Академик Ю.А. Овчинников (вице-президент АН СССР) в заключение своего доклада о жизни и деятельности Д.И. Менделеева на юбилейном Менделеевском съезде (1984 год, Государственный академический Большой театр Союза ССР) сказал:

"Имя Д.И. Менделеева бессмертно. Личность его легендарна, а подвиг научный благодарное человечество не забудет никогда. Жизнь великого человека всегда достойна подражания… И пусть будет для нас примером, пусть вдохновляет нас во всех делах на благо родины и народа, во имя прогресса и мира на земле величественная фигура гениального учёного, творца главного закона современной химии, славного сына и гражданина земли русской, нашего соотечественника Дмитрия Ивановича Менделеева".

Закончить же можно словами Дмитрия Ивановича Менделеева, сказанными им о самом себе: "Ни капиталу, ни грубой силе, ни своему достатку я ни на йоту… не служил, а только старался… дать плодотворное промышленно-реальное дело своей стране в уверенности, что политика, устройство, образование и даже оборона страны ныне без развития промышленности немыслимы…"

В.И. БОЯРИНЦЕВ,

доктор физико-математических наук, профессор

А.Д. СТЫРКАС,

кандидат химических наук

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

public.wikireading.ru

Менделеев – Нефтяник с большой буквы

Накануне Дня российской науки и в связи со 180-летием со дня рождения Дмитрия Менделеева (1834 –1907) в Музее истории, науки и техники Зауралья Тюменского нефтегазового университета развернута тематическая выставка, созданная по материалам личной коллекции Виктора Копылова, профессора, доктора технических наук, одного из первых ректоров этого вуза.

Наш земляк, учёный-энциклопедист, общественный деятель, химик, физикохимик, физик, метролог, экономист, технолог, геолог, метеоролог, педагог, воздухоплаватель, приборостроитель… Перечислить все ипостаси Менделеева невозможно.

Однако его, профессора Санкт-Петербургского университета, члена-корреспондента Санкт-Петербургской Императорской академии наук, знают главным образом по его наиболее известному открытию – Периодическому закону химических элементов, одному из фундаментальных законов мироздания, неотъемлемому для всего естествознания.

Нынешняя экспозиция наряду с информацией о жизни и деятельности великого русского ученого в различных сферах науки и общества содержит также подробный рассказ о его вкладе в развитие нефтяной промышленности России в последней трети XIX века.

Известно, что именно он выдвинул минералогическую теорию происхождения нефти, чему, кстати, нашел подтверждение в Америке во время своей поездки в Пенсильванию. Первые посетители выставки узнали также, что именно Д. И. Менделеев ещё в 1860-е годы предложил строительство нефтепроводов, с успехом внедрённых с 1880-х братьями Нобелями, которые тем не менее крайне отрицательно отнеслись к его же предложению доставки таким и другими способами сырой нефти в Центральную Россию, поскольку, хорошо сознавая выгоду в этом для государства в целом, видели в том и ущерб собственному монополизму. Нефти (изучению состава и свойств, перегонке и другим вопросам, к этой теме относящимся) ученый в целом посвятил около 150 работ. Кстати, у него был некоторый конфликт с Нобелями, которые, пользуясь кризисом нефтяной промышленности и стремясь к монополии на бакинское сырье, на его добычу и перегонку, с этой целью спекулировали «дышащими интригою слухами» о её истощении. Менделеев доказал необоснованность мнения об оскудении каспийских источников и по этому поводу писал: «Возбуждение слухов о наступлении истощения основано частью на полном незнакомстве с явлениями нефтяного истощения..., а частью – на игре интриги, распускающей слухи для своих целей». Ученый знал, о чем говорил. Еще в 1877 году в России вышла в свет его книга “Нефтяная промышленность в Североамериканском штате Пенсильвания и на Кавказе”, в основу которой был положен опыт практического исследования обоих месторождений. «Мне неизвестно ни одного признака начала истощения нефти в эксплуатируемых окрестностях Баку и мне известны давние, дышащие интригою страхи близкого наступления истощения этих мест... Бакинской нефти достанет на весь свет», – писал Менделеев. Позже он будет горячо доказывать, что Россия, и помимо Баку, располагает богатейшими нефтяными месторождениями. Тогда уже было известно о залежах нефти в Поволжье и Средней Азии, в районе Перми, на Кубани, в Ухте и других местах, но до разработок было ещё далеко. Почему? Кроме консервативности и неповоротливости властей, причиной тому было мощное лобби иностранных конкурентов. Менделеев не только протестовал против такого рода идей, но и обосновывал свою позицию. В книге «К познанию России» он писал: «Необходимо покровительствовать всеми способами возникновению нефтяной промышленности не только во многих местностях Кавказа, где есть нефть, но и в других местностях России, где она, несомненно, имеется в большом изобилии». Прозорливость Дмитрия Ивановича – качество, свойственное подлинным светочам науки.

А что касается так называемого «истощения» нефтепромыслов, то в те времена действительно существовали преграды, тормозившие добычу и переработку отечественной нефти. Например, система откупов. Ученый организовал и возглавил общественное мнение против этих заслонов, и в 1872 году правительство было вынуждено отменить их в нефтедобыче. Отрасль тут же совершила заметный рывок: если за все 40 “откупных” лет в Бакинском районе было добыто лишь 7,4 миллиона пудов нефти, то за следующие 13 лет – уже 458,7 миллиона пудов. Начала совершенствоваться и техника. Вместо колодцев стали бурить нефтяные скважины. Тем не менее бурение велось вслепую, без геологических данных, превращаясь в своего рода лотерею. Менделеев указывал властям и предпринимателям, что разработка должна вестись на основе научных данных. «Без светоча науки и с нефтью будут потемки» – это его выражение актуально и сегодня. Первыми услышали доводы ученого нефтедобытчики. Именно в России, на предприятии братьев Нобелей, была введена совершенно новая должность геолога-нефтяника.

Менделеев не прекращал борьбу и с закоснелой российской налоговой системой. Так, он настаивал, что с отменой откупа не следует вводить акциз на керосин. Дело в том, что при огромных нефтяных богатствах керосин в стране был тогда очень дорог. Недальновидное правительство не прислушалось к этим трезвым доводам. Акциз на керосин был все-таки введен. По закону 1872 года он напрямую зависел от... величины емкости нефтеперегонных кубов. Почему правительство пошло столь абсурдным путем? Ведь, казалось бы, рациональнее облагать налогом объем сырой нефти, отправленной на перегонку. Оказывается, взимать «керосиновый налог» именно с кубов для самого правительства было технически проще. Ведь у властей уже имелся девятилетний опыт сбора подобного налога с производства... водки.

Пребывая на каспийских месторождениях, Дмитрий Иванович дает промысловикам весьма ценные советы – с тем, чтобы они «работали с барышом». Например, устроить особые трубы для проведения нефти как на завод, так и на морские суда, в которые керосин и нефть должны поступать наливом, то есть в особые резервуары кораблей. А также учредить перевозку нефти по Каспийскому морю до Волжского перевала на шхунах с особыми резервуарами, а от Волжского перевала до Нижнего в баржах, где нефть должна помещаться наливом. И обязательно построить около Нижнего большой завод для переработки сырой нефти на разные продукты... затем что в Центральной России можно найти хороший сбыт не только керосину, но и всяким другим нефтяным продуктам. Кроме того, для увеличения производительности Менделеев рекомендовал ввести процесс непрерывной перегонки нефти. Действительно, результат получился весьма эффективным. Издержки производства резко сократились, завод стал работать более прибыльно. Но главное, уже тогда ученый определил на научной основе комплексную модель нефтеперерабатывающего завода со всей его инфраструктурой, которая, кстати, остается неизменной и по сей день. Попутно ученый изобрел из сопутствующего сырья особую замазку – ее применение значительно сократило потери сырья при транспортировке. Единственная баночка с «той самой Менделеевской замазкой» также выставлена в экспозиции – она чудом сохранилась на складе Челябинского универхима.

Известно, что в те времена нефть использовалась почти исключительно для производства «осветительного масла», то есть керосина, а отходы – около 68 процентов добываемой нефти – сливали в отстойники или попросту сжигали. Правда, позже мазут стали применять в качестве топлива для пароходов, паровозов и в металлургии, но и это нельзя было считать рациональным использованием ресурсов. Менделеев в этой связи заметил как-то: «...Я против того учения, что нефть наша есть истинный и выгодный заменитель каменного угля. Можно топить и ассигнациями...».

К этому критическому замечанию вполне возможно привела ученого его командировка в США. Утверждают, что поездка дала Менделееву пищу для размышлений и новых идей. Она расширила сферу его научных интересов, познакомила с новейшими достижениями инженерной мысли в нефтедобыче и стимулировала дальнейшие плодотворные исследования. Ознакомление с постановкой нефтяного дела в Америке позволило Менделееву укрепиться в правоте своих научных гипотез, обосновать теорию минералогического происхождения нефти и внести целый ряд практических рекомендаций. А практические результаты поездки в CШA в том, что он убедился, – Россия вполне может соревноваться в развитии нефтяного дела с американцами – даже несмотря на то что тогда Америка добывала нефти в 14 раз больше, чем Россия. Правда, в высших сферах Петербурга оптимизму Дмитрия Ивановича не придали серьезного значения. В частности, министр финансов М.X. Рейтерн высказал такое мнение: «Да что вы, батенька! Да где же это нам тягаться с американцами-то! Мечтания это все, профессорские мечтания!». Но это не охладило Менделеева. Он настаивал на запрещении вывоза за границу сырой нефти и считал совершенно необходимым как можно полнее использовать вторичные продукты, получаемые при ее очистке и переработке. По его рекомендации состоялась отмена налогов на нефтяные скважины. Эти и некоторые другие практические рекомендации Менделеева оказали важное влияние на развитие нефтяного дела в России.

Кстати, экспозиция в «нефтегазе» отводит отдельный стенд 150-летию бурения первой коммерческой нефтяной скважины в России, осуществленного А.Н. Новосельцевым на Кубани в 1864 году.

tyum-pravda.ru

XIX. СПОР С НОБЕЛЕМ. Дмитрий Иванович Менделеев

XIX. СПОР С НОБЕЛЕМ

В 1876 году Д. И. Менделеев был избран членом-корреспондентом Российской императорской Академии наук. Он ответил на извещение об его избрании иронической благодарностью «за высокую честь, какая не соответствует моей скромной деятельности на поприще наук».

Оснований для иронического отношения к званию, которым обычно удостоивались молодые ученые, было больше чем достаточно. В составе действительных членов Академии наук числились такие корифеи мировой науки, как Зинин, Бутлеров, математик Чебышев, ботаник Фаминцын. Но там не было выдающихся биологов Мечникова, Сеченова, Ценковского, историка литературы Пыпина, избрание которого в академию было опротестовано и отменено графом Д. А. Толстым.

А он отослал «благодарность» – и забыл. Впору ли обращать внимание на мелкие уколы самолюбия, когда жизнь казалась вдохновенной песней и труд как бы излучал новый свет! В примечаниях к своим работам Менделеев сопроводил книгу «О сопротивлении жидкостей и воздухоплавании», оконченную в 1878 году, пометкой: «Книга вышла полна разного интереса (тогда я уже любил Анну Ивановну)». Какая гармония чувств скрывается за этими сдержанными словами! Страсть и творчество, сплетенные в едином могучем порыве духа.

Книга «О сопротивлении жидкостей и воздухоплавании» закономерно и естественно связана с работами Менделеева по изучению газов. В его собственных высказываниях по этому поводу мы найдем, вместе с тем, указания на судьбу его воздухоплавательных начинаний, с которыми мы уже успели познакомиться.

«Исследования, произведенные мною в 70-х годах, над законами, управляющими разреженными газами, – писал Менделеев в обращении к читателям своего труда, – заставили меня интересоваться верхними слоями атмосферы, где воздух естественным образом находится в том состоянии малой плотности, которое определяется малым давлением. Этот интерес привел меня в область метеорологии верхних слоев воздуха. А отсюда прямой переход к изучению воздухоплавания, дающего единственную возможность познать эти неизведанные края океана, омывающего сушу и воду. Мною овладело желание проверить на особо приспособленном аэростате тот закон перемены температуры с давлением разных слоев атмосферы, который я вывел… из совокупности имеющихся до сих пор наблюдений, произведенных при высоких аэростатических поднятиях, начатых в России Захаровым и выполненных потом французами и англичанами, соперничающими друг перед другом в опытном изучении верхних слоев атмосферы. И мне за облаками хотелось померяться с ними сноровкой и догадкой. Выполнение этого желания, – в приличных делу размерах, необходимых для дальнейшего успеха изучения, требовало, однако, столь больших средств, что я ими не мог располагать. Чтобы их приобрести, я издал две книги: перевод отличного сочинения Мона «Метеорология» – не было еще нигде, ни одной столь полной и современной книги – и «Материалы для суждения о спиритизме», которым тогда много занимались. Конечно, я рассчитывал на спрос этих и еще двух, прибавленных, более специальных – моих сочинений («Об упругости газов» и «О барометрическом нивелировании и высотомере») и назначил могущую оказаться выручку (от 1876 до 1880 г.) на первые расходы для осуществления моего желания. Те книги не пошли, до сих пор еще не окупились, лежат у меня. Но эта неудача не охладила моего интереса к воздухоплаванию, которое теперь привлекло меня само по себе, когда я ближе стал с ним знакомиться».

Дальше Менделеев говорил о том, что близки успехи в попытках «произвольного перемещения в воздухе в желаемом направлении, то есть управления полетом».

Он вновь и вновь подчеркивал, что «Россия приличнее для этого всех других стран. У других много берегов водяного океана. У России их мало, сравнительно с ее пространством, но зато она владеет обширнейшим, против всех других образованных стран, берегом еще свободного воздушного океана. Русским поэтому и сподручнее овладеть сим последним… с устройством доступного для всех и уютного двигательного снаряда… начнется новейшая эра в истории образованности».

Нас не поражает уверенность, с которой Менделеев говорил о наступлении воздухоплавательной эры в 1878 году, когда на попутных струях ветра не вздымались еще даже бамбуковые корзинки первых планеров. Еще не поднимался в воздух А. Ф. Можайский – русский творец самолета, опередивший на двадцать лет братьев Райт. Деятель передовой науки постоянно живет будущим. Предвидение рождается из знания. Тому, кто удивляется проницательности научного предсказания, ученый представляется либо кудесником, либо безудержным мечтателем. А между тем с научной мечты начинается проектирование. Мечтать в науке – это значит додумывать до конца все выводы, вытекающие из современного развития знания. Менделеев обладал необходимыми для этого мужеством, настойчивостью, воображением, а, главное, чувством ответственности перед своей страной и народом в большей мере, чем кто-либо из ученых в его время.

Вместе с тем он отлично сознавал, насколько велики трудности, преодоления которых потребует осуществление мечты о гордом парении механической птицы или воздушного корабля в поднебесье. Представитель высокой, крылатой науки, он не стал заниматься разработкой полуфантастических частностей взволновавшей его проблемы, как это сделал бы ученый-дилетант.

Блистательный новатор и строгий исследователь, Менделеев подавал пример скромности бойца «переднего края» науки, для которого нет в науке непочетных дел, заслуживает приложения усилий все, что двигает науку вперед. Каждая атака за пределы границы известного должна быть подготовлена кропотливым, упорным, повседневным, будничным трудом. Менделеев снова принимал его на свои могучие плечи. Заложенные им основы новых областей исследования окончательно сформировали в России Николай Егорович Жуковский и Алексей Николаевич Крылов – крупнейшие представители двух родственных отраслей знания: аэродинамики и мореплавания. Менделеев ждал их появления, он сознавал, что своей работой он прокладывает путь для других.

«Идя на войну, – писал Менделеев в предисловии к своей работе, – надо предварительно узнать и приготовить многое, чтобы успех был возможен, потому что одного порыва, доброй воли и храбрости для успеха мало, хотя без них вся внешняя подготовка может быть напрасною, так и в каждом научном завоевании: успех возможен только при надлежащей подготовке, соединенной с твердою уверенностью в необходимости, пользе и благе от предпринимаемой борьбы с природными силами слабыми внешними средствами, сильными лишь этой уверенностью. Главную подготовку для овладения воздушным океаном, первое орудие борьбы, – составляет знание сопротивления среды, или изучение той силы, против которой придется бороться, побеждая ее соответствующими средствами, в том же сопротивлении жидкостей берущими свое начало. Вот почему, вникнув в существо задач воздухоплавания, я обратился прежде всего к вопросам сопротивления среды».

Ход рассуждений Менделеева был таков:

Очевидно, что при движении любого тела в воздухе ему приходится преодолевать сопротивление воздуха. На это и затрачивается работа, необходимая для приведения тела в движение. Движущую же силу можно получить только в том случае, если в самом воздухе будет найден упор, подобно тому, как тело, передвигающееся в воде при помощи весел, колес или винтов, находит упор в самой воде. Этой «опорой» для отталкивания при движении в воздухе является то же самое сопротивление воздушной среды, против которой приходится бороться. Законы сопротивления среды позволяют до известных границ объединить изучение сопротивления жидкостей и газов. Изучением различных видов движения жидкостей: в широких и в узких потоках, спокойного течения и разделенного на вихри, изучением вязкости, трения в жидкостях и т. п. занимались со времен Ньютона очень широко. Менделеев ожидал, что ему понадобится лишь перенести найденные при изучении жидкостей закономерности на газы. Но он был разочарован, обнаружив полный разброд во взглядах исследователей по самым элементарным вопросам сопротивления жидкостей.

То, что для различных задач науки о движении жидкостей – гидродинамики- не удавалось находить общих решений, объяснялось их трудностью и своеобразием. Уже после смерти Менделеева, рассказывая на первом Менделеевском съезде по общей и прикладной химии в 1907 году о его гидродинамических исследованиях, крупнейший русский гидродинамик Н. Е. Жуковский подчеркивал, что даже в то время исследователь все еще не мог «без опыта сделать выбора между различными теоретически возможными течениями, которые могут образовываться около рассматриваемого тела». Эти течения могут привести к застою жидкости перед носом и кормой, могут дать струи, сходящие с тела, могут образовать вихревые кольца и т. д.

«Только прямой и твердый опыт укажет теоретику, с какой задачей гидродинамики он имел дело и в каком смысле должен он рассматривать явление».

Разочарование в несовершенствах гидродинамики Менделеев высказывал в своей книге весьма непосредственно: «Надобно было думать, что в применении к кораблестроению и кораблевождению вопрос разработан с полнотою. Оказалось, что корабли строят и до сих пор ощупью, пользуясь многоразличною практикой, а не расчетом, основанным на теории или на опытах сопротивления. В таком деле, как плавание по воде, это и возможно. Опыт веков уже велик, а ощупью, догадкою и наблюдательностью можно улучшить то, что давно существует. Не таково воздухоплавание. Опыты полета, за исключением аэростата, который до сих пор не властелин, а раб ветров, поныне были, как известно, еще мало успешны. А между тем птицы летают, аэростатом уже сумели бороться противу слабого ветра, а потому есть уверенность и в том, что когда-либо достигнут и полной победы над воздухом, станут управлять полетом. Только для этого, очевидно, необходимо точно знать сопротивление воздуха, хотя бы настолько, чтобы им воспользоваться для первых, пока грубых, попыток борьбы с атмосферою… Недостаточность опытных данных о сопротивлении среды для полного решения задачи воздухоплавания, однако, столь очевидна, что я считал невозможным умолчать о неизбежной необходимости новых точных опытов, о их цели, о необходимых приемах и средствах, для выполнения их нужных».

Кстати сказать, ряд «новых точных опытов» Менделеев поставил сам и доложил о них в декабре 1879 года в общем собрании Русского физико-химического общества. И здесь он оставался верен себе. Главная цель его выступления заключалась отнюдь не в том только, чтобы доложить результаты интересного эксперимента, одного из многих в длинном ряду исследований падения тел в жидкостях. Он, заставляя крупные шары и бисер опускаться в спирте, воде и нефти, сделал из своих наблюдений множество ценных выводов. Но вывод, которым он больше всего дорожил, – ото вывод о громадном значении и широчайшей приложимости затронутой им области знания. От кораблестроения и воздухоплавания – до физиологии, изучающей движение соков в сосудах. И здесь Менделеев выступал как пламенный инициатор и вдохновитель новых работ. «Вообще недостаток опытных исследований явлений сопротивления составляет, по мнению Менделеева, – говорит сухая протокольная запись заседания физико-химического общества, – причину недостатка теоретических сведений об этом предмете, почему он не излагался в обычных курсах механики и физики, даже в обширных, а этот недостаток препятствует успехам мореплавания и воздухоплавания, которые, равно как многие теоретические области, выиграют от решения задач сопротивления. Поэтому г. Менделеев обращает внимание физиков и химиков на опыты и измерения, касающиеся сопротивления, так как многие из них легко доступны каждому».

Что касается его книги «О сопротивлении жидкостей и воздухоплавании», то это подлинная энциклопедия метода исследований в этой труднейшей области. Именно поэтому книга эта сохраняет

неувядаемую свежесть вплоть до наших дней. Сейчас уже о ней нельзя сказать, как говорил еще Жуковский, что она «может служить основным руководством для лиц, занимающихся кораблестроением, воздухоплаванием или баллистикой». Наука двигается в наши дни гигантскими шагами. Но до сих пор продолжают жить и развиваться методы исследования, отобранные, критически проанализированные и усовершенствованные Менделеевым в его монографии.

Менделеев внес, например, ряд новшеств в «способ круговращения», то есть метод измерения вязкости жидкостей по скорости раскручивания подвешенного на нити диска. Мы встречаемся ныне с этим методом повсюду – и в лабораториях и на производстве – при измерении вязкости и масел и расплавленных металлов и проч.

«Способ тяги», который Менделеев разработал со всей полнотой, нашел практическое приложение при создании в Петербурге Морского опытового бассейна, построенного по идее Менделеева, на что ссылался в своих воспоминаниях академик А. Н. Крылов. Этот бассейн был устроен так, что над ним двигалась тележка, к которой прикреплялась испытываемая модель судна. В этом опытовом бассейне академик А. Н. Крылов вместе с адмиралом С. О. Макаровым изучали условия непотопляемости судов. Эти опыты составили эпоху в мировом кораблестроении.

Менделеев предложил в своей работе применить для изучения сопротивления воздуха «весовой способ», который до тех пор применялся только для определения скорости течения рек. Этот способ состоит в подвешивании испытываемой модели в потоке газа и жидкости к пружинным весам. «До сих пор прием этот еще мало разработан, и если я упоминаю о нем, то имею в виду главным образом обратить внимание последующих наблюдателей на этот способ», – писал Менделеев. Достаточно взглянуть на гигантские «воздушные весы», с помощью которых в научно-исследовательских институтах определяется сопротивление отдельных частей самолетов и даже целых самолетов в аэродинамических трубах, чтобы с уверенностью сказать, что «последующие наблюдатели» полностью посчитались с менделеевскими указаниями.

Таков был корень, от которого шли столь многие побеги.

А вошедшие в книгу результаты прямых менделеевских опытов измерения трения жидкости о равномерно движущиеся цилиндрические поверхности! Предшественниками скольких проектов форсунок, разбрызгивающих нефть в топках котлов, скоростных турбин и газопроводов стали они! Между тем эти работы упоминаются в списке творений Менделеева самым мелким шрифтом, как выполненные «между делом». В действительности они относились к одному из главных дел его жизни, которое он видел в том, чтобы будить творческую активность русских исследователей во всех областях науки и техники, с которыми только ему удавалось соприкоснуться. Он отводил себе в медленном процессе роста науки и промышленности роль фермента – погонщика, ускорителя, регулятора[49].

На этой почве произошло знаменательное столкновение его с главой крупнейшей нефтяной компании, владетельным нефтяным бароном, родным братом динамитчика мировой известности – Людвигом Эммануиловичем Нобелем.

Прошло совсем немного времени с того дня, когда младший член династии, Роберт Нобель, с благословения Людвига Нобеля, начал развертывать свои первые нефтедобывающие и нефтеперерабатывающие предприятия в Баку. Однако за какие-нибудь пять лет «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель» успело выдвинуться в ряды крупнейших нефтяных объединений. Братьям Нобель можно было отказать во многих достоинствах, но только не в чуткости слуха. У нефтяных колодцев – Менделеев был прав – действительно оказалось золотое дно. Менделеев был прав, повидимому, и во всем остальном, чему он учил промышленников. Передовая фирма не скрывала, что к хорошим советам она всегда охотно прислушивается.

В 1909 году а Петербурге на веленевой бумаге, с рисунками известных художников был издан литературный памятник тридцатилетию фирмы – роскошный том, посвященный восхвалению деятельности товарищества и жизнеописанию его основателей. Хорошо оплаченный анонимный обозреватель достижений фирмы, не очень заботясь о том, чтобы связать все концы и начала, сообщал, что «каждое новое изобретение или даже просто удачно поданная мысль в русской или иностранной литературе, касавшаяся обработки или применения нефтяных продуктов, немедленно подвергалась проверочным опытам» в лабораториях фирмы и что в результате «здесь получили свое начало многие самостоятельные идеи, осуществленные затем в заводском производстве».

Среди этих «заимствованно-самостоятельных» идей с нагловатой развязностью упоминается идея использования нефтепровода, нефтеналивного флота, подхваченная, как мог заметить читатель, из первых же выступлений Менделеева «по нефтяным делам». Курьезны и другие сопоставления. В протоколах заседания отдела химии Русского физико-химического общества 3 марта 1883 года, под пунктом шестым, значится, что «Д. Менделеев, указав недостатки обыкновенной дефлегмации [50] при дробной перегонке смесей, подобных бакинской нефти, и признав их зависящими от перегревания паров, описал употребляемый им способ дробной перегонки для извлечения легких частей бакинской нефти». Способ этот давал возможность «выделять такие вещества, которые обычной перегонкой уединять было до сих пор невозможно».

Дальше следовало подробнейшее описание метода, в котором, по свидетельству одного из крупнейших знатоков этого дела, академика С. С. Наметкина, «нельзя не видеть идеи непрерывной перегонки, давшей столь плодотворные результаты». Фирма братьев Нобель безоговорочно присвоила себе и эту идею.

Впрочем, не все идеи, которыми руководствовалась в своей деятельности фирма, были украдены. Ей принадлежало несомненное первенство в изобретении системы бытового закабаления рабочих, служившей для облегчения борьбы с влиянием на массу бесправных тружеников профессиональных и политических организаций рабочего класса. Нобель не уступал ни Генри Форду, ни чехословацкому обувному королю Бате и в учреждении тайной заводской полиции, тесно связанной с охранкой, и в широком использовании всех методов провокации для расправы с вожаками рабочего движения.

Со страниц тома, посвященного тридцатилетию фирмы, из окружения тщательно подстриженных бород подставного чиновного «правления» на вас в упор глядят из-под нависших белесых бровей седые, холодные, решительные глаза конкистадора[51]. Людвиг Нобель изображен здесь в своем деловом кабинете у стола, на котором расставлены образцы его товаров. Высокий, худощавый, затянутый в строгий, пасторского покроя, черный сюртук до колен, он держит в руке свиток, напоминающий карту, с которой по живописной традиции обычно изображали мореплавателей. Капитан «корабля индустрии»… Корабля, плавающего под пиратским флагом.

В сущности говоря, это был именно тот тип предпринимателя, к которому Менделеев обращался в своих писаниях. Холодно-расчетливый и энергичный, ни перед чем не останавливающийся в достижении главной цели – своего обогащения – и в то же время двигающий вперед развитие промышленности, сильный и опасный хищник, впрочем, на первый взгляд готовый сократить свои аппетиты во имя «общих интересов», о которых умел говорить ласково и велеречиво. Чего еще надо?!

Менделееву, с его пошатнувшейся уже, но еще далеко не разбитой верой в добрую волю капитализма, надо было еще, чтобы служение «общим интересам» не звучало пустой фразой. Он хотел, чтобы Нобель всерьез посчитался в своей промышленной и торговой деятельности с интересами страны, ее трудового населения, быть может, даже несколько в ущерб интересам своей собственной мошны. Можно себе представить, насколько искренним было удивление Нобеля, когда Менделеев именно этого у него публично потребовал!

А вышло это так.

Под давлением Русского технического общества, которое полностью поддержало все практические выводы, сделанные Менделеевым из его американской поездки, нелепый акциз на нефть был в 1877 году отменен. Нефтяная промышленность сразу вздохнула свободно.

В мае 1880 года Менделеев снова побывал в Баку. Он поспешил рассказать о виденном через газету «Голос».

Значительность происшедших перемен его поразила. В начале 1876 года в Баку действовало не больше 30-40 буровых колодцев. За три года после снятия акциза на нефть число их достигло 350.

Вместо того чтобы возить нефтепродукты в бочках, для этого уже использовался нефтеналивной флот (первый нефтеналивной пароход «Зороастра» был изготовлен в Стокгольме по заказу фирмы Нобель). Нефть перевозилась уже не на арбах и не в бурдюках, а в цистернах, и перекачивалась по трубам. И этот совет Менделеева впервые восприняли нобелевские предприятия. Нефтяные остатки перерабатывались по рецептам, разработанным Менделеевым в бытность его на Константиновском заводе Рагозина. Кстати, сам Рагозин экспортировал свои первоклассные – менделеевские- масла за границу. Правда, в целом, переработка нефти еще отставала от добычи. Целые нефтяные озера ждали своего потребителя. «Масса нефти есть, – писал Менделеев. – Надо теперь эту массу суметь применить к делу…» Как же это лучше всего осуществить?

Менделеев протестовал против того, чтобы отождествлять нефтяное дело с керосиновым производством. Нефть – драгоценное сырье, которое нуждается в полной, разносторонней, комплексной переработке. В то время как фирма Нобель хвалилась достигнутыми ею успехами в «распространении нефтяного отопления», Менделеев писал, что с народнохозяйственной точки зрения это непроизводительнейшая растрата природных богатств, что использовать «под паровиками надо каменный уголь… а не сбиваться в сторону нефти. Есть, однако, негодные отбросы и низкие сорта нефти, дающие очень мало керосина и масел – их довольно для топки на заводах и под паровиками пароходов и локомотивов… Не противу этих экономически выгодных и неизбежных применений нефти, как топлива, говорю я, а против того учения, – что нефть наша есть истинный и выгодный заместитель каменного угля. Можно топить и ассигнациями».

Не это волновало Нобеля. Он отлично понимал то, что никак не мог взять в толк сам Менделеев, а именно: что предпринимателю принадлежала роль крыловского кота Васьки, а ученому-неблагодарная роль повара-усовещивателя. Васька слушал, да ел.

Но когда Менделеев начинал совсем некстати для фирмы объяснять, какие жертвы несет фирма Нобель, завозившая готовые бочки в Баку, чтобы оттуда отправлять во все концы России дорогой керосин, когда он на счетах, простыми арифметическими выкладками доказывал, насколько целесообразнее перевозить нефть наливом, а заводы для переработки нефти строить в местах потребления нефтепродуктов, в частности по Волге, – тут уже Нобель не мог не встрепенуться. Нобель знал, что и здесь Менделеев прав. Нобель действительно нес большие накладные расходы на перевозке готовых осветительных масел, но он их возмещал за счет потребителя. Превосходный нобелевский керосин ценился высоко. В отличной нобелевской упаковке он достигал самых отдаленных уголков страны.

С каждым днем Нобель все плотнее и плотнее прибирал к рукам и оптовую и розничную торговлю керосином, вытесняя из нее всех конкурентов. Им трудно было перехватить у него инициативу, соперничать с образцовой централизованной организацией сбыта нефтепродуктов, которую он наладил. В этой системе было одно уязвимое место, то самое, которое нащупал Менделеев Если бы действительно свободный капитал конкурентов, не скованный, как у Нобеля, крупными вложениями в бакинские нефтеперерабатывающие заводы, обратился к перевозке нефти наливом и, в противовес Нобелю, образовал ее переработку на местах, керосин сразу подешевел бы и стал бы широко доступным товаром даже для деревни. Нобелевский привозной керосин уже не смог бы конкурировать с дешевым керосином, производимым на месте. Зная эту подоплеку, можно понять ярость Нобеля, с которой тот читал такие, например, прокламаций Менделеева:

«Господа московские и всякие иные русские капиталисты, – продолжал Менделеев свою настойчивую пропаганду нефтяного дела. – Пустите ли вы французов, немцев, шведов, англичан и американцев эксплоатировать и это русское богатство и нажить на нем хорошие барыши или сами догадаетесь взять его, когда вновь вам указывает на большое наживное дело тот, кто давно следит за судьбой русской нефтяной промышленности и ничего больше не хочет, как того, чтобы она развивалась до тех размеров, какие соответствуют природным запасам страны… Покажите миру хоть в этом деле, что можете сами справиться со своим… Вам, господа русские капиталисты, предстоит осветить и смазать и Россию и Европу, разделив свою службу и честь с Америкой, по пути превратив четырехкопеечный продукт в пятирублевый, отчего пристанет кое-что и к вашим рукам и к рукам тысяч рабочих, которые потребуются для того, чтобы поворотить эти миллионы пудов, втуне лежащие под землей».

К «господам капиталистам» обращался голос всеми признанного авторитета. Возникала реальная угроза, что они его послушаются. Ведь он так убедительно заявлял, что здесь «нужны новые русские силы». Эти силы действительно могли появиться, и вместо акций товарищества братьев Нобель распространение могли и впрямь получить акции возможных заводов-конкурентов, хотя бы тех же волжан, за успех которых Менделеев с такой решительностью ручался. Все знали, что это была порука стороннего свидетеля, знающего, бывалого человека. Надо было во что бы то ни стало отвратить нависшую опасность.

Разумеется, первая идея, которая пришла в голову Людвигу Эммануиловичу Нобелю, идея вполне самостоятельная, хотя и не очень оригинальная, – купить молчание Менделеева. Менделеев получил блестящие предложения «консультировать» фирму. Он с гордостью отказался от этого. Тогда в суворинском «Новом времени» (№ 1663 от 14 октября 1880 года) против Менделеева выступил сторонник Нобеля, профессор горного института К. И. Лисенко, незаурядный ученый, специалист по технической химии, также занимавшийся нефтью. Лисенко распространялся о «громадном самомнении» Менделеева, огульно охаивал его «странные, чтобы не сказать более, проекты».

Менделеев выступил с ответом Лисенко. На отповедь он никогда не скупился. «Самомнение предполагает ложь, – писал он, – а это правда». Он крепко стоял на своей позиции независимого общественного деятеля. «Не лица отдельные, не частное зло, не интересы минуты побуждали меня, а я, по крайнему своему разумению, говорил и буду говорить о деле общем. Частности для меня лишь пример». Менделеев настаивал на том, что нефтяное производство тяготеет к центрам потребления. Его децентрализация таит в себе огромные преимущества и для производителя и для потребителя.

Тогда, не на шутку встревоженный, Нобель обратился в газету «Голос», где были помещены столь опасные для него корреспонденции Менделеева, с «открытым письмом профессору Менделееву», в котором содержался подлый выпад:

«Вы, Дмитрий Иванович, стоите на высоте науки. Вся русская печать удостоверяет вас в вашей европейской известности; следовательно, мы должны вам верить…» Дальше он объяснял, почему Менделееву верить не следовало. Он доказывал неправильность менделеевских расчетов выгодности районирования переработки нефти, демагогически оперируя ценами переделки нефти на существовавших в то время немногочисленных полукустарных волжских заводиках.

Менделеев с сердцем восклицал в своем ответе Нобелю: «Да дело не в цене переделки! – А в выгодности заводов, в выгодности сбыта, в учреждении большого народного дела, в развитии дела добычи, в удешевлении продуктов, в улучшении их качества…»

Сам по себе поднятый Менделеевым вопрос был настолько ясен, что редакция газеты «Голос»

решила на этом прекратить полемику. Нобель, однако, нисколько не был этим обескуражен. Последнее слово все равно должно было остаться за капиталом. Редактор «Голоса» А. А. Краевский мог с этим не согласиться, – издатель «Голоса» А. А. Краевский не мог против этого протестовать. Нобель мог бы купить «Голос» целиком, но для данного случая это было бы слишком широким жестом. Он ограничился тем, что откупил страницу объявлений в номере от 14 ноября 1880 года и во весь лист напечатал в игривой рамке следующее:

«Господину редактору газеты «Голос».

Милостивый государь!

Вы изволили найти невозможным напечатать мое письмо г. профессору Менделееву касательно его проекта переноса заводов для перегонки нефти из Баку на Волгу… Заявляю, что желающие познакомиться с расчетами, приведенными мною в последнем моем ненапечатанном письме, могут видеть таковые в агентстве товарищества братьев Нобель у г.г. Смит, Геслин и К0, Литейная улица, № 60, или в моей конторе на заводе».

Весь этот спор, со всеми опубликованными и не опубликованными в газетах документами, Менделеев перенес в изданную им в 1881 году в качестве приложения к «Журналу Русского физико-химического общества» брошюру «Где строить нефтяные заводы».

Эта брошюра, как и все другие выступления Менделеева на эту тему, разумеется, повисла в воздухе. Плеть не могла перешибить обуха. История перенесла разрешение спора в послереволюционную эпоху, когда единый народнохозяйственный план воспринял менделеевскую идею как нечто, само собою разумеющееся. Принцип районированной переработки нефти был положен в основу развития советской нефтепромышленности. К нашему времени оказались обращенными и те строки из брошюры «Где строить нефтяные заводы», которые представляют собою размышления вслух о необходимости приближения химического образования к производству.

«Сколько народа учится у нас химии, – писал Менделеев. – А химическая промышленность, а живое дело химической практики – глядите, в чьих руках. Странна в этом отношении судьба нашей страны… Наша помощь хозяйству и предприятиям уходит из рук образованных людей. Химические заводы учреждаются, размножаются и растут в руках мало знающих, но много понимающих производство людей. Если наша интеллигенция хочет занять подобающее место в среде деятельных русских сил – она обязана встать во главе предстоящих многих дел, касающихся промышленности, разработки природных богатств России… должна сделать их почетными, а не презренными… Время не терпит. Пора показать, что мы годимся для того, чтобы указывать пути к дальнейшему развитию народного благосостояния. Можно во многом начинать с малого… Пора, пора думать, указывать, возбуждать новые предприятия, основанные на эксплоатации природных богатств родной страны, пора жителям ее видеть не один пахотный слой своей земли, а из глубин ее извлекать новые, простолюдину прямо не видные богатства, пора уже показать, что наука не только юношей питает да отраду старцам подает, а дает силу и сокровища – без нее неведомые. Без этого применения к нуждам и запасам страны ни одна страна не достигает ни внутренней силы, ни свободы, ни определяемого ими благосостояния и условий для дальнейшего развития».

В этих словах содержалась программа его собственной деятельности на предстоящее десятилетие. Но как же мало было у него единомышленников, с которыми он мог бы разговаривать на том языке, на котором думал, не переводя свои горячие мечтания о расцвете родной страны на гнусный язык «чистогана»!

Столкновения с логикой этого самого «чистогана» не проходили для него бесследно. Кое-какие иллюзии у него рассеивались. В своей брошюре «Где строить нефтяные заводы» он писал: «Мне не раз внушали убеждение в том, что г. Нобелем, отвергающим мое мнение, руководит узкая боязнь соперничества новых заводов с его обширными учреждениями». Правда, он тут же добавлял: «Но я всегда и теперь отрицаю это толкование возражений г. Нобеля и продолжаю думать, что наши разноречия зависят только от того, что я недостаточно полно и убедительно излагаю доводы своих мыслей, и что Нобель не вникнул в фактические данные».

Однако вряд ли уж настолько был прост Менделеев, чтобы эти его слова можно было принять за чистую монету. Это, конечно, был полемический прием, который правильно воспринимала и оценивала русская интеллигентная публика.

Воспринимала, оценивала и… оставалась безучастной.

Менделеев оставался в одиночестве потому, что он хотел примирить непримиримое: высокие идеалы борьбы за народное благосостояние и служение «Господину Купону».

Наследие шестидесятых годов, которым он жил: вера во всеобщее процветание, которое должно якобы наступить с ликвидацией остатков крепостного права, горячая преданность просвещению, всестороннему развитию производительных сил страны, – все это вступало в жестокое и все более и более углублявшееся противоречие с действительностью. Реальностью же была крепостническая политика, проводимая Победоносцевым «с тупоумной прямолинейностью во всех областях общественной и государственной жизни»[52], с одной стороны, и примитивное хищничество набиравшего силу российского капитализма-с другой. Нобель был немногим лучше других сатрапов промышленности и торговли, вроде подрядчика Овсяникова, который имел, по его собственному выражению, «возле каждой пуговицы по ордену», хотя кормил армию мукой с примесью спорыньи и песку, а в своих публичных выступлениях с завидной откровенностью заявлял, что «подобно тому, как честь полководца заключается в том, чтобы иметь больше выгод над неприятелем, так и честь купца состоит в том, чтобы иметь побольше барышей».

К чему же сводились призывы Менделеева, обращенные к тем же русским химикам? К тому, чтобы разделить с Нобелем и Овсяниковым, которые вполне друг друга стоили, сомнительную «честь» беззаветного служения «Господину Купону»? К тому, чтобы вместе с ним пытаться предписывать промышленникам нормы поведения, убеждая их в том, что они плохо понимают свое назначение? Продолжать сражение с ветряными мельницами?..

Извлекая, в отличие от Рыцаря Печального Образа, некоторые уроки из своих неудачных увлечений, Менделеев поднимался уже к пониманию необходимости организованной борьбы с капиталистическими противоречиями, которые он улавливал, впрочем, лишь в ограниченной сфере развития производительных сил. Как он ни звал капитал воспользоваться наукой, эти призывы имели силу только до тех пор, пока это было выгодно капиталу. А как только широко понимаемая ученым общественная целесообразность вступала в конфликт с неудержимым стремлением к наживе, капитал поднимал оскаленную морду и рычал: «прочь с дороги!». Этого дикого зверя нельзя было приручить.

Почуяв добычу, он лез напролом, сминая все на своем пути. Но, может быть, его можно было заключить в клетку? Менделеев задумывался уже над тем, чтобы найти материал для такой клетки и способы загнать в него зверя. По его мнению, капитализм могло бы обуздать государство, если бы, конечно, оно захотело это сделать… Здесь уже проявлялся мотив из другой крыловской басни, в которой охрана овечьей отары была доверена волкам…

Неугомонный мечтатель шел к новым разочарованиям.

Между тем научная деятельность Менделеева превращалась в знамя борьбы за русскую науку с наступающей на нее реакцией. В этой борьбе его имя было поднято на щит А. М. Бутлеровым.

Друзьям предстояло еще раз встретиться на общественной арене.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru