В Монголии обнаружена нефть, поставлять ее будут в Китай. Монголия китай нефть


Путин поддержал идею прокладки нефтепровода в Китай через Монголию :: Экономика :: РБК

«Мы в целом поддерживаем, это хорошая идея», — сказал президент в ходе своего визита в Китай. В то же время, подчеркнул Владимир Путин, вопрос требует тщательного технико-экономического обоснования

Фото: Axel Schmidt / Reuters

Президент России Владимир Путин поддержал идею властей Монголии проложить через ее территорию нефте- и газопроводы из России в Китай. Заявление российского лидера прозвучало в ходе трехсторонней встречи с председателем КНР Си Цзиньпином и президентом Монголии Халтмагийн Баттулги в китайском Циндао.

«Монгольские партнеры предложили построить через территорию их страны магистральные нефте- и газопроводы из России в Китай. Мы в целом поддерживаем, это хорошая идея. Но, безусловно, как всегда в таких случаях, нужно тщательно проработать технико-экономическое обоснование», — сказал Путин, слова которого приводит пресс-служба Кремля.

Тимченко рассказал о планах строительства еще одного газопровода в Китай

В России трубопроводами для прокачки нефти и нефтепродуктов владеет госмонополия «Транснефть». Предстатель «Транснефти» Игорь Демин сказал РБК, что для строительства нефтепровода в Китай через Монголию нужно провести тщательные расчеты ресурсной базы. По его словам, некоторые вычисления показывают, что экономическая целесообразность строительства трубы будет при транспортировке нефти от 5 млн т в год.

Демин напомнил, что сейчас нефть в Китай идет из России тремя путями: через порт Козьмино (в основном коммерческие поставки), по трубопроводу через Сковородино (по межправительственному соглашению) и через Казахстан. В первых двух случаях поставки осуществляются по трубопроводной системе Восточная Сибирь — Тихий океан (ВСТО).

Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев отказался от комментариев, заметив, что вопрос прокладки нефтепровода через Монголию требует проработки. Представитель «Газпрома» пока не ответил на запрос РБК.

www.rbc.ru

Монголия ждет российские фирмы / / Независимая газета

Уникальные природные богатства страны и ее географическое положение привлекают инвесторов со всего мира

Альтернативная энергетика добралась до монгольских юрт. Фото с сайта www.un.org

Монголия – наш ближайший старый партнер на евразийском пространстве. Бурные перипетии 90-х годов отодвинули Монголию в российских внешнеполитических концепциях на второй план. Сегодня ситуация изменилась. Интересы России в Монголии приобрели стратегическое значение. Российско-монгольские отношения являются сегодня важной составной частью восточного вектора внешней политики России. Это было подчеркнуто в Концепции внешней политики Российской Федерации, ориентирующей на укрепление политико-экономического развития страны с опорой на возможности и преимущества ее восточных регионов. Об этом же говорилось и во время визита президента России Владимира Путина в Монголию в сентябре 2014 года. Наш корреспондент Наталия СПИВАК получила возможность встретиться с министром энергетики Монголии господином Дашзэвэгийном ЗОРИГТОМ и обсудить с ним насущные проблемы российско-монгольского сотрудничества.

– Как проходит сотрудничество между Россией и Монголией в данное время?

– Начнем с прошлого. Сотрудничество Монголии и России в области энергетики занимает большое значение в экономическом сотрудничестве наших стран. С помощью кредитов СССР были отстроены основные энергетические мощности Монголии. В Улан-Баторе, а также во всех наших крупных городах – Дархане, Эрдэнэте, Чойбалсане – теплоэлектростанции были построены с помощью и при техническом содействии СССР, российских специалистов. Как министр энергетики, я очень благодарен России за помощь и поддержку. Эти мощности до сих пор принимают на себя основную нагрузку по обеспечению энергией, теплом монгольского населения. 

На современном этапе объем сотрудничества значительно сократился. Недавно мы расширили ТЭЦ-4 в Улан-Баторе, установив уральский генератор мощностью 123 мегаватта. Работа была осуществлена российскими компаниями «Ренова», «Союз». Очень успешно, качественно и в срок был выполнен заказ. Мы, в свою очередь, вовремя оплатили услуги. ТЭЦ была пущена в эксплуатацию в марте текущего года. В очень короткий срок, за год, мы ввели новые мощности ТЭЦ в эксплуатацию. Продолжаются подрядные работы. Мы закупаем много запчастей у российских компаний. Они проводят и консалтинговый сервис. В данное время мы работаем над расширением Дарханской ТЭЦ. Для этого мы приобрели калужские турбины и генераторы общей мощностью 35 мегаватт. Мы планируем завершить работы к концу 2015 года.  

– Какие ближайшие нужды Монголии в области энергетики? 

– Мы как министерство заинтересованы в реконструкции и обновлении наших существующих энергетических предприятий совместно с российскими компаниями. У нас единый подход к развитию энергетики, много наших специалистов было обучено в российских вузах, и у нас хорошая история сотрудничества между нашими странами.

– Существующие ТЭЦ в полной мере покрывают спрос на электричество страны? 

– В настоящее время Монголия покупает определенную часть электроэнергии из России по центральному и западному направлению. Мы импортируем до 250 мегаватт в год. 

Ежегодный рост потребности в энергии составляет примерно 6–8% в связи с ростом населения и ростом экономики. 

Примерно последние 30 лет в Монголии не было построено ни одной новой электростанции. Поэтому экономика требует строительства новых мощностей, более модернизированных, более крупных, более экологически чистых. На сегодняшний день мы планируем строительство новых электростанций в Улан-Баторе, Баганууре, южной части Монголии. Электростанции средней мощности мы планируем построить в восточных и западных частях. Готовятся технико-экономические обоснования. Решение будет принято на основе конкурса, в котором будут принимать участие несколько иностранных компаний из Франции, Японии, Кореи, Китая. Некоторые из компаний уже подписали концессионные договоры и начинают работать. 

– Какие-либо российские компании уже заявили свое участие?

– Нет, по строительству новых ТЭЦ от российских компаний, к сожалению, заявок не было. 

– Все ТЭЦ Монголии работают на базе угля, но это самый экологически грязный вид энергии. Как насчет чистых источников энергии? 

– Мы планируем строительство гидроэлектростанций. Также Монголия ставит перед собой задачу по расширению таких возобновляемых источников энергии, как солнечная и ветровая. Два года назад была построена первая ветровая электростанция мощностью 50 мегаватт. На очереди строительство следующих электростанций мощностью 100, 50, 10, 5 мегаватт в зависимости от локальной потребности. К 2020 году мы планируем получить 20% энергии от альтернативных источников в равных долях: ветровых, солнечных и гидро. К 2030 году – 30%. 

– Какая компания осуществила строительство первой ветровой станции?

– Были использованы технологии американской компании General Electric, немецкой Siemens. В данное время турецкие, американские, японские, немецкие компании изъявляют желание в строительстве новых как ветровых, так и солнечных электростанций. Монголия обладает обширным потенциалом для данных видов энергии. У нас более 250 солнечных суток в году, да и ветра достаточно. 

– Как развивается сотрудничество Монголии с Китаем? 

– Запасы угля Монголии составляют примерно 170 миллиардов тонн. Для собственных энергетических потребностей мы добываем примерно 7–8 миллионов тонн в год. Мы экспортируем в Китай коксующийся уголь примерно 15–20 миллионов тонн в год. Эти цифры мы планируем увеличить до 50 миллионов тонн в год. Напомню, что за последние пять лет КНР увеличила импорт угля в 10 раз, более трети которого поставляет в страну соседняя Монголия. По данным Международного энергетического агентства, к 2035 году потребности Поднебесной в энергии возрастут еще на 75%.

Поскольку растущая экономика Китая выйдет к 2030 году на первое место в мире по потреблению электроэнергии, у нас есть хорошая возможность по поставке качественной дешевой энергии в Китай. Мы планируем развитие данной отрасли к 2030 году. И здесь у России, Монголии и Китая большой потенциал для сотрудничества. Поэтому с прошлого года на высоком уровне ведутся переговоры по сотрудничеству в области энергетики. Мы планируем строить станции высоких мощностей минимум 4800 и выше киловатт. Такие станции позволяют в данное время снизить себестоимость киловатт-часа. Нашей целью является строительство крупных станций и экспорт энергии на китайский рынок. Мы ведем исследования и расчеты в этом направлении. 

С китайской стороной мы ведем переговоры по подготовке соглашения по покупке-продаже электроэнергии. Создана экспертная группа, которая изучает возможности сотрудничества. У нас есть в данном направлении заинтересованность сотрудничества с Россией. Поскольку уже в течение пяти лет Россия экспортирует по нашим линиям электропередач электроэнергию в Китай. 

В соседних с Монголией городах, таких как Иркутск, Красноярск, в России имеется избыток дешевой электроэнергии, поскольку там построено много гидроэлектростанций, электроэнергия обходится дешево. Россия могла бы экспортировать излишки электроэнергии на китайский рынок через транзитную линию Монголии. Так получится напрямую значительно дешевле. Строительство высоковольтной линии 500 и более киловатт поставки электроэнергии на большие расстояния с минимальными потерями, думаю, будет интересно для всех компаний – и российских, и монгольских, и китайских. 

– Как вы планируете, будет происходить транзит через монгольскую территорию в финансовом плане? 

– На взаимовыгодной основе. Мы могли бы участвовать в строительстве электропередачи или это могла бы быть 100-процентная российская линия, а Монголия могла бы осуществлять транзитный сервис. Мы могли бы избыток своей электроэнергии подключать к данной линии в том числе, могли бы совместно поставлять электроэнергию в Китай. Может быть много разных вариантов сотрудничества. 

– Как происходит финансирование строительства новых ТЭЦ в Монголии?

– Правительство в настоящее время отказывается от финансирования данных проектов. Частное и государственное партнерство, думаю, данный вид сотрудничества – наиболее удачный в условиях Монголии. 

– Будут ли привлекаться монгольские частные инвестиции?

– В основном это иностранные инвесторы. 

Например, строительство Улан-Баторской ТЭЦ-5 мы планируем начать с участием французской GDF и корейской компании POSCO. В строительстве Багануурской ТЭЦ мощностью 700 мегаватт задействована крупная государственная китайская энергетическая компания. Французская AREVA работает в Монголии по геологоразведке урановых месторождений.  

Монголия располагает многочисленными и разнообразными энергоресурсами. Инфографика Михаила Митина

– Планируется ли строительство ядерных станций?

– На рассмотрение парламента поступила программа о развитии энергетики до 2030 года. В ней мы не предусматриваем развитие ядерной энергетики. Мы считаем, что наши потребности пока не такие большие, мы можем полностью себя обеспечить другими видами энергии. 

– Какую роль Министерства энергетики вы видите в будущем?

– Государство будет только регулировать тариф, покупку, подсоединение к линии, осуществлять регуляторную функцию. Инвестиции, строительство, эксплуатация – все будет осуществляться частными инвесторами. Наша цель – обеспечить энергетический баланс и рассчитать опережающее развитие энергетической отрасли, чтобы обеспечить экономический рост и качество жизни населения. Поэтому мы должны опережать планирование на 10 лет вперед. 

– В стране до сих пор огромное количество юрт. Как они обогреваются? 

– В Монголии развито кочевое животноводство. Все пастухи в юртах сейчас используют солнечные батареи. До каждой семьи пастухов невозможно провести электролинию. Около 160 тысяч семей используют солнечные батареи. Мы импортируем запчасти из Китая, монтаж и сервис данных солнечных батарей происходит в Монголии. 

– Какой объем потребления энергии в Монголии в год?

– 6,4 миллиарда киловатт – это статистика за 2014 год. 

– Какова структура потребления энергии?

– 60% потребляет промышленность, в основном горнорудная, затем обрабатывающая, пищевая, производство строительных материалов и др. 40% потребляет население. 

– Что касается добычи угля на территории Монголии, какими компаниями она ведется?

– Геологоразведка и добыча угля ведется в основном частными монгольскими компаниями. Есть присутствие иностранных инвесторов. Рынок открыт. Участие иностранного капитала свободно. Много совместных предприятий. Отрасль не принадлежит правительству. 

Энергетический сектор мы хотим также сделать либеральным, рынком свободной конкуренции. В настоящее время существующие станции принадлежат правительству, но мы их хотим постепенно приватизировать. А вновь созданные ТЭЦ будут частными. 

– Какая цель преследуется при этом?

– Мы хотим, чтобы была конкуренция. Чтобы было как можно больше поставщиков, которые между собой конкурировали бы и давали наиболее минимальную стоимость единицы энергии. Чтобы у потребителя был выбор, у кого покупать энергию. Кто может поставлять подешевле, а кто может более надежно. 

– Расскажите про нефтедобывающий сектор.

– У нас имеется около 30 геолого-разведочных блоков. Ведутся первоначальные геолого-разведочные работы. На двух-трех блоках уже нашли нефть, ведется добыча, объем с каждым годом растет, добывается до 10 миллионов баррелей в год. Заинтересованность иностранных инвесторов в этой отрасли высока. Монголия для этого чистое поле. Никто никогда здесь до этого не искал нефть. Только в 50-х годах российская геологическая экспедиция работала на одном из месторождений и нашла там нефть. Но затем были обнаружены большие залежи нефти в Сибири, и монгольское месторождение потеряло привлекательность. Сейчас инвестиции в геологоразведку с каждым годом увеличиваются. В последние два года начинаются геолого-разведочные работы по метану. Мы думаем, что есть хорошие перспективы в данном направлении и поле работы для таких компаний. К сожалению, российских компаний, работающих в данной сфере, в Монголии также нет. 

– «Татнефть» же вела разведку в 2008 году…

– Никакая геолого-разведочная работа российскими компаниями не велась в течение последних 60 лет. В данное время работают в основном китайские, швейцарские средние компании. PetroChina вложила за последние несколько лет 2 миллиарда долларов в разведку и добычу нефти в восточной части Монголии. Вся добываемая нефть идет на экспорт в Китай, так как пока на территории Монголии нет ни одного нефтеперерабатывающего завода. Из Китая мы импортируем готовые нефтепродукты в общем объеме 20%. 80% нефтепродуктов Монголия приобретает у России. Мы импортируем из России в денежном выражении 1,3 миллиарда долларов нефтепродуктов в год, если в тоннах, то это более 1 миллиона тонн в год бензина, дизеля, авиатоплива, мазута. Но я уверен, что Монголия в будущем найдет достаточную нефть и газ, чтобы обеспечить себя в данных потребностях полностью. 

– Какие пожелания в сотрудничестве с Россией?

– Мы бы хотели видеть российские компании в строительстве новых ТЭЦ и всех возобновляемых источников энергии. Мы призываем российских инвесторов, в Монголии есть много возможностей. Мы работаем в данное время над установлением долгосрочных связей с российским Министерством энергетики. Мы хотим возобновить наши отношения и совместно искать возможности взаимовыгодного сотрудничества к 20–30–40-м годам, чтобы смотреть совместно на будущее. Пользуясь случаем, хотел бы пожелать всего наилучшего вашим читателям. 

– Спасибо. Недавнее облегчение визового режима с Россией было первым шагом к упрощению сотрудничества между нашими странами?

– Конечно, это был очень большой шаг, и его надо было давно осуществить. Это, конечно же, поможет облегчению товарооборота и продвижению услуг, и развитию двустороннего бизнеса. Монголия уважает российские товары, так как стандарты и качество очень высокие. Контроль считается качественным.

www.ng.ru

В Монголии обнаружена нефть, поставлять ее будут в Китай — ВСП.RU

В Монголииобнаружена нефть, поставлять еебудут в Китай

КимБОЛДОХОНОВ, собкор "ВСП" вУлан-Баторе

На одной изскважин, пробуренной на территорииМатад сомона в Восточной Монголии,зафонтанировала нефть. С глубины 2421метр в течение 16 часов наповерхность было выброшено около 687баррелей "земляного масла" —так называют монголы нефть. Попутнопроизошел выброс значительногоколичества природного газа. Поутверждению специалистов,первичные анализы нефти показалиее высокое качество.

Впервые наличиенефти на территории Монголии былоразведано советскими имонгольскими геологами в местностиДзун Баян еще в пятидесятые годы.Начатую добычу "земляногомасла" приостановили по двумпричинам. Во-первых, для созданиязавода по его переработке нужныбыли большие финансовые средства,коих просто не имелось. Во-вторых,именно в этот период задействоваликрупнейшие нефтегазоносныепредприятия в Сибири. И поставкиоттуда дешевых нефтепродуктов вМонголию, по расчетам специалистов,были признаны экономическивыгоднее.

Быстрый ростпотребности в горючем итехнических маслах, а также сложнаяэкономическая ситуация в страневыдвинули развитие нефтянойпромышленности в ряд одной изважнейших общенациональных задач.Достаточно сказать, что Монголияльвиную долю валюты расходует наимпорт нефтепродуктов. Поэтому в 1991году принята государственнаяпрограмма "Нефть", нацеленнаяна разведку и добычу "жидкогозолота", развитие нефтянойпромышленности. К ее реализацииподключились богатые западныефирмы, в том числе американскаякомпания "Соко Интернейшнл".Первые сотни баррелей нефти вТамсакбулаге — это и есть успешныйрезультат совместной работыразведчиков недр Монголии и США.

Монголия добытуюнефть будет экспортировать в Китайсогласно заключенномудолгосрочному контракту. Компания"Соко Интернейшнл" изучаетвозможности строительстванефтепровода до китайской границыпротяженностью 300 км.

www.vsp.ru

Монголия: Москва оказывает на Улан-Батор нажим в энергетической сфере

Возникший в Монголии дефицит поставляемых из России нефтепродуктов подчеркивает зависимость страны от своего гигантского соседа. Выступления некоторых экспертов и официальных лиц Улан-Батора, публично заявляющих сегодня о необходимости сократить энергетическую зависимость Монголии от России, до боли напоминают высказывания брюссельских чиновников из ЕС.

Топливный дефицит в Монголии начал наблюдаться в мае, когда Москва, ссылаясь на нехватку топлива внутри страны, подняла экспортные пошлины более чем на 40 процентов. Поскольку свыше 90 процентов всего топлива закупается в России, некоторые заправки были вынуждены ввести нормированный отпуск бензина потребителям. В одночасье цены выросли почти вдвое. Многие обозреватели подозревают, что Кремль затеял игру, которую ведет уже многие годы, а именно использует энергетическую политику и поставку энергоресурсов для получения политико-экономических уступок со стороны сопредельных государств.

В случае Монголии давление со стороны России может быть связано с крупнейшим в мире месторождением коксующегося угля Таван-Толгой. Этим летом Улан-Батор должен объявить победителя тендера. В числе ведущих претендентов – компании из России, Китая и США. "Лучшего времени для России, чтобы приостановить поставки нефтепродуктов и напомнить Монголии о ее зависимости от своего северного соседа, и не придумаешь", – говорится в комментарии на одном из монгольских вебсайтов, mongolianeconomy.mn.

Ограничение поставок пришлось на период весеннего потепления, немедленно сказавшись на добыче ископаемых и сельхозработах. Стоимость проезда в уланбаторских автобусах подскочила на 33 процента, цены на такси поднялись примерно на 20 процентов. "Я лишился больше половины пассажиров, так как люди теперь предпочитают ездить на автобусе", – говорит таксист Намжил Баямбажав (Namjil Byambajav).

К концу июня, проведя в спешном порядке переговоры с соседним Китаем и заключив новые соглашения с Россией, власти заявили, что взяли ситуацию под контроль. Китай согласился поставлять ежемесячно 10 тыс. тонн топлива, а российская "Роснефть" обещала обеспечить еще 50 тысяч тонн нефтепродуктов в месяц.

Однако в том, что кризис миновал, убеждены далеко не все. Цены на топливо вернулись на докризисную отметку, но стоимость проезда на общественном транспорте по-прежнему остается высокой, как бы в ожидании нового скачка цен. Ситуация может стабилизироваться только к сентябрю, когда спрос пойдет на убыль в связи с окончанием полевых и других работ, говорит Гомбо Эрденебаяр (Gombo Erdenebayar), являющийся управляющим небольшой сети автозаправочных станций New Star Energy.

По его мнению, свою роль в тарифной политике Кремля могло сыграть и решение монгольских властей отклонить поступившее в 2008 году предложение крупнейшей российской нефтяной компании "Роснефть" о строительстве 100 автозаправок на территории страны. Он признал, что дефицит на внутрироссийском рынке действительно имел место, но, поскольку потребности его страны в топливе сравнительно невелики, главной причиной повышения тарифов, на его взгляд, явилось стремление России оказать давления на Улан-Батор.

Ситуация в связи с политикой нажима со стороны России и ее господством в нефтяном секторе действительно складывается небезопасная, полагает директор социологического агентства Sant Maral Foundation политолог Лусандендев Сумати (Luvsandendev Sumati). "Россия проводит здесь очень четкую геополитическую политику. Она не скрывает своего интереса к местным энергоресурсам и делает все для сохранения и упрочения своих позиций в Монголии", – сказал он EurasiaNet.org.

Недавно Улан-Батор предпринял шаг, который также вряд ли порадует Москву. Монголия заявила о планах по строительству нефтехранилищ и первого современного нефтеперерабатывающего предприятия, что послужит укреплению энергетической независимости республики. Сырая нефть является одной из пяти главных статей экспорта республики: по официальным данным, в 2010 году страна отправила на экспорт около 2,2 млн. баррелей нефти. Вся добыча осуществлялась китайскими компаниями и была экспортирована в Китай. По некоторых оценкам, промышленные запасы нефти Монголии достигают 6 млрд. баррелей.

"В 1949-1969 гг. в Монголии имелись небольшие нефтеперерабатывающие предприятия. На протяжении 20 лет мы могли самостоятельно покрывать до 30 процентов потребностей страны. У нас есть нефть, так почему бы не заняться этим сейчас?", – говорит замдиректора по топливной политике министерства природных ресурсов и энергетики Нанзад Болдхуу (Nanzad Boldkhuu).

Несмотря на международный интерес, процесс восстановления собственных перерабатывающих мощностей практически не движется. "За прошедшие годы лицензии на строительство НПЗ были выданы 17 различным компаниям, но пока остается много нерешенных вопросов, в частности, в отношении экологических экспертиз. … Парламент пока не пришел ни к какому окончательному решению", – признает чиновник.

В октябре 2010 года японская фирма Marubeni подписала договор с местной компанией о пуске к 2014 году НПЗ в Дархане, что в 200 км. к северу от Улан-Батора. Однако о ходе реализации этого проекта стоимостью 600 млн. долларов практически ничего не известно. Неоднократные просьбы о комментариях японская фирма отклонила.

Учитывая тот факт, что на реализацию проектов по созданию нефтеперерабатывающих мощностей требуется время, единственным выходом на сегодняшний момент для Улан-Батора является продолжение переговоров с Москвой. "Китай вступится только в том случае, если это будет нужно для обеспечения их инвестиций. Им самим едва хватает нефти. Чтобы заправлять наши машины, нам по-прежнему будет нужна Россия", – говорит управляющий New Star Energy Гомбо Эрденебаяр.

russian.eurasianet.org

Транснефть изучает возможность увеличения поставок нефти из РФ в Китай через Монголию // Транспортировка и Хранение // Новости

Транснефть предлагает изучить возможность увеличения поставок нефти из России на НПЗ в западной части Китая через Монголию.

 

Транснефть не участвовала в переговорах о дополнительных поставках нефти из РФ в Китай и только сейчас приступила к изучению подписанных документов, чтобы определить логистику.

 

Рассматриваются разные варианты, один из которых - железнодорожные поставки сырья на запад Китая через Монголию. Этот вариант уже использовался прежде - нефть с Самотлора шла до станции Мегет, а оттуда по железной дороге в КНР: из 7 млн тонн на Дацин отправлялось 2 млн тонн  через погранпереход Забайкальск, а 5 млн тонн транспортировалась через Монголию.

 

Экономически схема через Мегет сопоставима с транзитом через Казахстан, и ее реализация позволяет избежать замыкания поставок на нефтепроводе Атасу-Алашанькоу, мощности которого в настоящее время недозагружены, однако через несколько лет после выхода Казахстана на запланированные объемы добычи для российского сырья там может не оказаться места.

 

 Транснефть считает экономически нерентабельным предложение о транзите российской нефти, в частности нефти Роснефти, в Китай через казахстанскую МНП Атасу-Алашанькоу.

 

«Мы не поддерживаем эту инициативу, потому что транзит нефти через Казахстан в Китай сопряжен с серьезными издержками для Транснефти. Мы теряем выручку. Это 1,5 млрд убытков за транзит. Деньги выпадают из бюджета», – заявлял глава Транснефти Н. Токарев, ожесточенно добавляя, «Что такое пойти через Казахстан? Труба на 20 млн тонн, идущая из Казахстана в Китай, загружена на 50%. Китайские покупатели пытаются заинтересовать производителей нефти низкой ценой. Плюс тариф по Казахстану довольно низкий. Но это как тришкин кафтан: если мы забираем 5-7 млн тонн для прокачки через Казахстан в Китай, значит, их откуда-то надо снять. С наших заводов не снимешь – получается, придется снимать с экспорта».

 

По его словам, транзит нефти в этом направлении может быть осуществлен в случае компенсации бюджету выпадающих средств.

«Как решится вопрос компенсаций, так и будет решен этот вопрос», — отметил Н. Токарев.

 

Он подчеркнул, что пока Роснефть не обращалась в Транснефть с просьбой провести прокачку нефти в этом направлении. «Мы знаем, что есть такие планы, но к нам с такой темой не обращались», — сказал глава Транснефти.

Напомним, что Россия, возможно, в 2014 г начнет поставки своей нефти в Китай по магистральному нефтепроводу Атасу-Алашанькоу.

Об этом заявил министр нефти и газа Казахстана С. Мынбаев.

 

В настоящее время ведутся переговоры.

«У нас с РФ есть возможности осуществлять своп-операции. Возможно, Россия, полученную по своп-операциям нефть  попросит поставить на Алашанькоу», - пояснил С. Мынбаев.

«Какой объем - я не знаю, но мы ведем переговоры по самим своп-операциям в объеме 7 млн т/год», – уточнил он.

 

Предполагается, что Роснефть будет поставлять 7 млн тонн нефти на Павлодарский НПЗ в Казахстане, а Казмунайгаз по свопу отправит столько же нефти в Китай по МНП Атасу—Алашанькоу.

 

Все необходимые мероприятия по модернизации Мегета уже проведены: станция готова к работе на 7 млн тонн.

 

Обсудить на Форуме

neftegaz.ru

Российская нефть пойдет в Китай через Монголию

Российская нефть пойдет в Китай через Монголию

Поставки нефти компании «Роснефть» в КНР в будущем увеличатся до 31 миллиона тонн, при этом собственные транспортные возможности компании ограничены, поэтому «Транснефть», которая владеет более разветвленной сетью трубопроводов, предлагает «Роснефти» прокачивать сырье в Китай через Монголию, поведал пресс-секретарь транспортной компании Игорь Демин.

Маршрут будет проходить по нефтепроводу «Транснефти» до поселка Мегет в Иркутской области, а далее – по железной дороге через Монголию на Нефтеперерабатывающие заводы Китая. Мощность перевалки составит 7 миллионов тонн. До ввода в действие ВСТО компании России поставляли нефть в Китай именно этим путем.

22 марта между Россией и КНР был подписан ряд документов, в том числе и контракт на дополнительные поставки сырья между CNPC и «Роснефтью». «Транснефть» в переговорах участия не принимала, и сейчас изучает подписанные документы.

В настоящее время «Роснефть» поставляет в КНР 15 миллионов тонн нефти в год по ответвлению от ВСТО — Сковородино – Мохэ. Действие контракта продлится до 2030 года.

В 2013 году объем поставок возрастет на 0,8 миллионов тонн. По новому соглашению, поставки будут увеличиваться в соответствии с возможностями инфраструктуры на пике до 31 миллиона тонн по трем направлениям, сказал глава «Роснефти» Игорь Сечин. График поставок будет составлен исходя из технических возможностей России, возможно трубопровод будет дополнен новыми линиями.

В начале 2013 года прошла информация о том, что «Роснефть» может поставлять сырье в Китай по трубопроводу Атасу – Алашанькоу. Однако «Транснефть» выступила против этого маршрута, поскольку прибыль от транспортировки в размере 1,5 миллиарда долларов досталась бы Казахстану.

Представитель «Транснефти» сказал, что прокачка нефти через Монголию пойдет на пользу российской промышленности, а не китайской или казахской. Мало того, при таком маршруте будет гарантирована поставка нефти. В настоящее время Казахстан согласен предоставить скидку на использование трубопровода Атасу – Алашанькоу, но в будущем может вообще «выгнать» российское сырье из трубы, и будет прокачивать по ней свою нефть, сказал эксперт.

Аналитик «Уралсиб Кэпитал» Алексей Кокин высказал мнение, что маршрут, пролегающий через Монголию, будет временным решением, потому что мощность железной дороги ограничена, да и тарифы на перевозку слишком высоки.

Дополнительные объемы сырья можно будет транспортировать по трубам ВСТО, мощность которых увеличится до 50 миллион тонн. Идея об увеличении мощности ветки от Сковородино до Китая до 30 миллионов тонн уже озвучивалась ранее, возможно сейчас власти вновь вспомнят о ней. В «Роснефти» никаких комментариев пока не дают.

Если вы хотите шпиц померанский купить, тогда Питомник «Olda Star» то, что вам нужно. Более детально узнать об этих замечательных животных можно на www.happyspitz.ru.

Опубликовано: Апрель 3, 2013 в рубрике: В России

www.newsvm.com

Монголия ждет российские фирмы / НГ-Энергия / Независимая газета

Уникальные природные богатства страны и ее географическое положение привлекают инвесторов со всего мира

Альтернативная энергетика добралась до монгольских юрт. Фото с сайта www.un.org

Монголия – наш ближайший старый партнер на евразийском пространстве. Бурные перипетии 90-х годов отодвинули Монголию в российских внешнеполитических концепциях на второй план. Сегодня ситуация изменилась. Интересы России в Монголии приобрели стратегическое значение. Российско-монгольские отношения являются сегодня важной составной частью восточного вектора внешней политики России. Это было подчеркнуто в Концепции внешней политики Российской Федерации, ориентирующей на укрепление политико-экономического развития страны с опорой на возможности и преимущества ее восточных регионов. Об этом же говорилось и во время визита президента России Владимира Путина в Монголию в сентябре 2014 года. Наш корреспондент Наталия СПИВАК получила возможность встретиться с министром энергетики Монголии господином Дашзэвэгийном ЗОРИГТОМ и обсудить с ним насущные проблемы российско-монгольского сотрудничества.

– Как проходит сотрудничество между Россией и Монголией в данное время?

– Начнем с прошлого. Сотрудничество Монголии и России в области энергетики занимает большое значение в экономическом сотрудничестве наших стран. С помощью кредитов СССР были отстроены основные энергетические мощности Монголии. В Улан-Баторе, а также во всех наших крупных городах – Дархане, Эрдэнэте, Чойбалсане – теплоэлектростанции были построены с помощью и при техническом содействии СССР, российских специалистов. Как министр энергетики, я очень благодарен России за помощь и поддержку. Эти мощности до сих пор принимают на себя основную нагрузку по обеспечению энергией, теплом монгольского населения. 

На современном этапе объем сотрудничества значительно сократился. Недавно мы расширили ТЭЦ-4 в Улан-Баторе, установив уральский генератор мощностью 123 мегаватта. Работа была осуществлена российскими компаниями «Ренова», «Союз». Очень успешно, качественно и в срок был выполнен заказ. Мы, в свою очередь, вовремя оплатили услуги. ТЭЦ была пущена в эксплуатацию в марте текущего года. В очень короткий срок, за год, мы ввели новые мощности ТЭЦ в эксплуатацию. Продолжаются подрядные работы. Мы закупаем много запчастей у российских компаний. Они проводят и консалтинговый сервис. В данное время мы работаем над расширением Дарханской ТЭЦ. Для этого мы приобрели калужские турбины и генераторы общей мощностью 35 мегаватт. Мы планируем завершить работы к концу 2015 года.  

– Какие ближайшие нужды Монголии в области энергетики? 

– Мы как министерство заинтересованы в реконструкции и обновлении наших существующих энергетических предприятий совместно с российскими компаниями. У нас единый подход к развитию энергетики, много наших специалистов было обучено в российских вузах, и у нас хорошая история сотрудничества между нашими странами.

– Существующие ТЭЦ в полной мере покрывают спрос на электричество страны? 

– В настоящее время Монголия покупает определенную часть электроэнергии из России по центральному и западному направлению. Мы импортируем до 250 мегаватт в год. 

Ежегодный рост потребности в энергии составляет примерно 6–8% в связи с ростом населения и ростом экономики. 

Примерно последние 30 лет в Монголии не было построено ни одной новой электростанции. Поэтому экономика требует строительства новых мощностей, более модернизированных, более крупных, более экологически чистых. На сегодняшний день мы планируем строительство новых электростанций в Улан-Баторе, Баганууре, южной части Монголии. Электростанции средней мощности мы планируем построить в восточных и западных частях. Готовятся технико-экономические обоснования. Решение будет принято на основе конкурса, в котором будут принимать участие несколько иностранных компаний из Франции, Японии, Кореи, Китая. Некоторые из компаний уже подписали концессионные договоры и начинают работать. 

– Какие-либо российские компании уже заявили свое участие?

– Нет, по строительству новых ТЭЦ от российских компаний, к сожалению, заявок не было. 

– Все ТЭЦ Монголии работают на базе угля, но это самый экологически грязный вид энергии. Как насчет чистых источников энергии? 

– Мы планируем строительство гидроэлектростанций. Также Монголия ставит перед собой задачу по расширению таких возобновляемых источников энергии, как солнечная и ветровая. Два года назад была построена первая ветровая электростанция мощностью 50 мегаватт. На очереди строительство следующих электростанций мощностью 100, 50, 10, 5 мегаватт в зависимости от локальной потребности. К 2020 году мы планируем получить 20% энергии от альтернативных источников в равных долях: ветровых, солнечных и гидро. К 2030 году – 30%. 

– Какая компания осуществила строительство первой ветровой станции?

– Были использованы технологии американской компании General Electric, немецкой Siemens. В данное время турецкие, американские, японские, немецкие компании изъявляют желание в строительстве новых как ветровых, так и солнечных электростанций. Монголия обладает обширным потенциалом для данных видов энергии. У нас более 250 солнечных суток в году, да и ветра достаточно. 

– Как развивается сотрудничество Монголии с Китаем? 

– Запасы угля Монголии составляют примерно 170 миллиардов тонн. Для собственных энергетических потребностей мы добываем примерно 7–8 миллионов тонн в год. Мы экспортируем в Китай коксующийся уголь примерно 15–20 миллионов тонн в год. Эти цифры мы планируем увеличить до 50 миллионов тонн в год. Напомню, что за последние пять лет КНР увеличила импорт угля в 10 раз, более трети которого поставляет в страну соседняя Монголия. По данным Международного энергетического агентства, к 2035 году потребности Поднебесной в энергии возрастут еще на 75%.

Поскольку растущая экономика Китая выйдет к 2030 году на первое место в мире по потреблению электроэнергии, у нас есть хорошая возможность по поставке качественной дешевой энергии в Китай. Мы планируем развитие данной отрасли к 2030 году. И здесь у России, Монголии и Китая большой потенциал для сотрудничества. Поэтому с прошлого года на высоком уровне ведутся переговоры по сотрудничеству в области энергетики. Мы планируем строить станции высоких мощностей минимум 4800 и выше киловатт. Такие станции позволяют в данное время снизить себестоимость киловатт-часа. Нашей целью является строительство крупных станций и экспорт энергии на китайский рынок. Мы ведем исследования и расчеты в этом направлении. 

С китайской стороной мы ведем переговоры по подготовке соглашения по покупке-продаже электроэнергии. Создана экспертная группа, которая изучает возможности сотрудничества. У нас есть в данном направлении заинтересованность сотрудничества с Россией. Поскольку уже в течение пяти лет Россия экспортирует по нашим линиям электропередач электроэнергию в Китай. 

В соседних с Монголией городах, таких как Иркутск, Красноярск, в России имеется избыток дешевой электроэнергии, поскольку там построено много гидроэлектростанций, электроэнергия обходится дешево. Россия могла бы экспортировать излишки электроэнергии на китайский рынок через транзитную линию Монголии. Так получится напрямую значительно дешевле. Строительство высоковольтной линии 500 и более киловатт поставки электроэнергии на большие расстояния с минимальными потерями, думаю, будет интересно для всех компаний – и российских, и монгольских, и китайских. 

– Как вы планируете, будет происходить транзит через монгольскую территорию в финансовом плане? 

– На взаимовыгодной основе. Мы могли бы участвовать в строительстве электропередачи или это могла бы быть 100-процентная российская линия, а Монголия могла бы осуществлять транзитный сервис. Мы могли бы избыток своей электроэнергии подключать к данной линии в том числе, могли бы совместно поставлять электроэнергию в Китай. Может быть много разных вариантов сотрудничества. 

– Как происходит финансирование строительства новых ТЭЦ в Монголии?

– Правительство в настоящее время отказывается от финансирования данных проектов. Частное и государственное партнерство, думаю, данный вид сотрудничества – наиболее удачный в условиях Монголии. 

– Будут ли привлекаться монгольские частные инвестиции?

– В основном это иностранные инвесторы. 

Например, строительство Улан-Баторской ТЭЦ-5 мы планируем начать с участием французской GDF и корейской компании POSCO. В строительстве Багануурской ТЭЦ мощностью 700 мегаватт задействована крупная государственная китайская энергетическая компания. Французская AREVA работает в Монголии по геологоразведке урановых месторождений.  

Монголия располагает многочисленными и разнообразными энергоресурсами. Инфографика Михаила Митина

– Планируется ли строительство ядерных станций?

– На рассмотрение парламента поступила программа о развитии энергетики до 2030 года. В ней мы не предусматриваем развитие ядерной энергетики. Мы считаем, что наши потребности пока не такие большие, мы можем полностью себя обеспечить другими видами энергии. 

– Какую роль Министерства энергетики вы видите в будущем?

– Государство будет только регулировать тариф, покупку, подсоединение к линии, осуществлять регуляторную функцию. Инвестиции, строительство, эксплуатация – все будет осуществляться частными инвесторами. Наша цель – обеспечить энергетический баланс и рассчитать опережающее развитие энергетической отрасли, чтобы обеспечить экономический рост и качество жизни населения. Поэтому мы должны опережать планирование на 10 лет вперед. 

– В стране до сих пор огромное количество юрт. Как они обогреваются? 

– В Монголии развито кочевое животноводство. Все пастухи в юртах сейчас используют солнечные батареи. До каждой семьи пастухов невозможно провести электролинию. Около 160 тысяч семей используют солнечные батареи. Мы импортируем запчасти из Китая, монтаж и сервис данных солнечных батарей происходит в Монголии. 

– Какой объем потребления энергии в Монголии в год?

– 6,4 миллиарда киловатт – это статистика за 2014 год. 

– Какова структура потребления энергии?

– 60% потребляет промышленность, в основном горнорудная, затем обрабатывающая, пищевая, производство строительных материалов и др. 40% потребляет население. 

– Что касается добычи угля на территории Монголии, какими компаниями она ведется?

– Геологоразведка и добыча угля ведется в основном частными монгольскими компаниями. Есть присутствие иностранных инвесторов. Рынок открыт. Участие иностранного капитала свободно. Много совместных предприятий. Отрасль не принадлежит правительству. 

Энергетический сектор мы хотим также сделать либеральным, рынком свободной конкуренции. В настоящее время существующие станции принадлежат правительству, но мы их хотим постепенно приватизировать. А вновь созданные ТЭЦ будут частными. 

– Какая цель преследуется при этом?

– Мы хотим, чтобы была конкуренция. Чтобы было как можно больше поставщиков, которые между собой конкурировали бы и давали наиболее минимальную стоимость единицы энергии. Чтобы у потребителя был выбор, у кого покупать энергию. Кто может поставлять подешевле, а кто может более надежно. 

– Расскажите про нефтедобывающий сектор.

– У нас имеется около 30 геолого-разведочных блоков. Ведутся первоначальные геолого-разведочные работы. На двух-трех блоках уже нашли нефть, ведется добыча, объем с каждым годом растет, добывается до 10 миллионов баррелей в год. Заинтересованность иностранных инвесторов в этой отрасли высока. Монголия для этого чистое поле. Никто никогда здесь до этого не искал нефть. Только в 50-х годах российская геологическая экспедиция работала на одном из месторождений и нашла там нефть. Но затем были обнаружены большие залежи нефти в Сибири, и монгольское месторождение потеряло привлекательность. Сейчас инвестиции в геологоразведку с каждым годом увеличиваются. В последние два года начинаются геолого-разведочные работы по метану. Мы думаем, что есть хорошие перспективы в данном направлении и поле работы для таких компаний. К сожалению, российских компаний, работающих в данной сфере, в Монголии также нет. 

– «Татнефть» же вела разведку в 2008 году…

– Никакая геолого-разведочная работа российскими компаниями не велась в течение последних 60 лет. В данное время работают в основном китайские, швейцарские средние компании. PetroChina вложила за последние несколько лет 2 миллиарда долларов в разведку и добычу нефти в восточной части Монголии. Вся добываемая нефть идет на экспорт в Китай, так как пока на территории Монголии нет ни одного нефтеперерабатывающего завода. Из Китая мы импортируем готовые нефтепродукты в общем объеме 20%. 80% нефтепродуктов Монголия приобретает у России. Мы импортируем из России в денежном выражении 1,3 миллиарда долларов нефтепродуктов в год, если в тоннах, то это более 1 миллиона тонн в год бензина, дизеля, авиатоплива, мазута. Но я уверен, что Монголия в будущем найдет достаточную нефть и газ, чтобы обеспечить себя в данных потребностях полностью. 

– Какие пожелания в сотрудничестве с Россией?

– Мы бы хотели видеть российские компании в строительстве новых ТЭЦ и всех возобновляемых источников энергии. Мы призываем российских инвесторов, в Монголии есть много возможностей. Мы работаем в данное время над установлением долгосрочных связей с российским Министерством энергетики. Мы хотим возобновить наши отношения и совместно искать возможности взаимовыгодного сотрудничества к 20–30–40-м годам, чтобы смотреть совместно на будущее. Пользуясь случаем, хотел бы пожелать всего наилучшего вашим читателям. 

– Спасибо. Недавнее облегчение визового режима с Россией было первым шагом к упрощению сотрудничества между нашими странами?

– Конечно, это был очень большой шаг, и его надо было давно осуществить. Это, конечно же, поможет облегчению товарооборота и продвижению услуг, и развитию двустороннего бизнеса. Монголия уважает российские товары, так как стандарты и качество очень высокие. Контроль считается качественным.

www.ng.ru