Добыча нефти и газа на Сахалине существенно сократится в 19г--правительство. На сахалине добыча нефти


Реферат - Традиционное природопользование и добыча нефти на северо-востоке Сахалина

Традиционное природопользование и добыча нефти на северо-востоке СахалинаЭмма Уилсон Институт полярных исследований имени Скотта. Университет Кембриджа ВВЕДЕНИЕ

Эксплуатация нефтегазовых месторождений на северо-восточном шельфе Сахалина сильно повлияет на экономическое развитие области. А будет ли это развитие «устойчивым» и сколько выгоды принесет разработка месторождений местным жителям, которые больше всего подвергаются экологическому риску от реализацией проектов?

Сахалинская область богата природными ресурсами (лесные, морские, термальные, минеральные). Много лет уже конфликтуют и взаимодействуют традиционные виды природопользования коренных народностей (лов рыбы; охота; выпас оленя) и те виды внедренные некоренным населением (включая японцев) с конца 19-го столетия (рыболовные артели, коммерческая охота, колхозы, совхозы, нефтедобыча, заготовка и переработка леса, горная промышленность).

Политика коллективизации (1930 гг.) и переселения (1950-60 гг.) разрушила традиционный образ жизни коренных народов, оторвала от исконных земель, и в то же время создала зависимость от новых форм использования ресурсов и социально-бытового устройства (детские сады, школы-интернаты, полу-урбанизация поселений, сооружение социальной инфраструктуры за счет колхозов или доминирующих промышленных предприятий, государственные дотации и льготы). Социально-экономические и психологические последствия этой политики сохранились и сегодня.

Нефтегазодобыча на шельфе несет угрозу морским ресурсам, прибрежным водам, заливам, водноболотным угодьям, оленьим пастбищам и нерестовым рекам, составляющим чувствительную человеческую и природную экосистему прибрежной части северо-востока Сахалина. Само Охотское море обеспечивает половину всей добычи морских продуктов для Российской Федерации и жизненно важно для экономики Сахалинской области. Нефтяной разлив будет катастрофическим как для природной среды, так и для людей, которые от нее зависят.

В этой статье рассматриваются отношения между традиционным природопользованием и нефте-газодобычой в контексте «устойчивого развития» в Ногликском районе, Сахалинской области. Поднимается вопрос о выгоде для местного (коренного и некоренного) населения от разработки шельфа. Внимание акцентировано на проблему участия населения в управлении природными ресурсами и в процессах принятия решения. Сегодня все жители Сахалина в больше или меньше степени болезненно претерпевают переход России к рыночной экономике и «глобализацию» рыночных отношений. Однако развитие шельфовых проектов Сахалина поднимает проблемы, особенно затрагивающие коренные народы (Нивхи, Уйльта и Эвенки) и их историческое отношение к земле.

^ Устойчивое развитие

«Устойчивое развитие» (WCED, 1987 г.) - термин, имеющий разную интерпретацию - в основном лишь на уровне теории и риторики. Я понимаю под «устойчивым развитием» долгосрочную форму развития, которая приносит пользу и местному населению, сохраняя и развивая традиционные виды хозяйствования и социально-культурные системы, и обеспечивая основу для социально-экономического благосостояния будущих поколений.

Проект Сахалин-2 (Корпорация «Сахалин Энерджи Инвестмент» далее «Сахалинская Энергия») финансируется Европейским Банком Реконструкции и Развития (ЕБРР), чье соглашение об учреждении предусматривает, что он должен «способствовать во всей своей деятельности экологически здоровому и устойчивому развитию» (ЕБРР, 1996 г., стр.1). Нефтегазодобыча обычно не содействует «устойчивому развитию». Экономика при добыче нефти и газа обычно не бывает стабильной, испытывает взлеты и падения с высоким экологическим риском. Кроме того, освоение шельфа Сахалина вероятно не поднимет экономику районов Сахалина, а наоборот ускорит упадок местных культур и хозяйств, которые уже находятся на грани исчезновения.

^ Местное население

Процент представителей народов Севера, проживающих в Ногликском районе, относительно небольшой. По данным администрации района, из общей численности населения района 14,700 на долю жителей народов Севера, включая метисов, приходится 1,086 человек, что составляет 7.4% всего населения. Из них, 205 живут в селах [1]. Около 17 пастухов-оленеводов (Уйльта, Эвенки) кочуют со своими оленями зимой в лесу и летом на восточном побережье. Примерно 15 нивхов (и один русский, женившийся на женщине нивхе) живут постоянно на заливах, ловят рыбу (2). Многие нивхи выезжают на заливы во время путины, живут в домиках предков.

Однако интересы народов Севера не пользуются поддержкой местных властей и большинства русскоязычного населения. В основном это объясняется кризисной экономической ситуацией в районе в целом и понятием, что все одинаково бедны. Тем более, большинство аборигенов не говорит на своем языке и живет в таких же домах, как и остальное население. С другой стороны не они же решили переехать в большие поселки, забыть свой язык и традиционный образ жизни. Старое поколение вообще хочет жить, как раньше жили: сушить юколу, не знать, что такое Рыбоохрана. Новые поколения хотят возродить традиционные виды хозяйствования в современной форме. Все боятся потерять свою культуру совсем; все хотят в конце концов просто выжить.

Поддержка прав коренного населения, будучи сильной на национальном уровне, уменьшается по мере удаления от Москвы, по крайней мере в отношении коренных народов Сахалина. Конституция Российской Федерации гарантирует права коренных народов согласно международным нормам и принципам и подтверждает ответственность федеральных и региональных правительств по защите исконных мест проживания и средств к существованию коренных народов. Новый федеральный закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» (1999 г.) укрепляет ряд прав коренных народов, но необходимо его наполнить соответствующим законодательством на региональном и местном уровнях. Устав Сахалинской области (1995 г.) подтверждает наличие представителя народов Севера в Сахалинской областной думе и ответственность региональных и местных властей за отведение территорий традиционного природопользования.

Однако в уставе Ногликского района (1999 г.) нет статьи о народах Севера в отличии от уставов других районов компактного проживания народов Севера. Более того, должность «специалиста по проблемам коренного населения» в администрации Ногликского района была сокращена в 1998 г.

^ Местная экономика

Для администрации Ногликского района главное - навести порядок в местном бюджете. Бюджет района сильно зависит от нефтяной промышленности, особенно после развала государственных предприятий (в частности лесной промышленности) и отмены государственных дотаций. Ногликский район имеет один из самых (относительно) благополучных местных бюджетов на Сахалине благодаря регулярной уплате налогов компанией «Роснефть-Сахалинморнефтегаз».

Сегодня прекращается производство нефти на суше, которое ведется с 1925 г. Первоначально на шельф возлагались большие надежды: ожидались поступления в местный бюджет, создание рабочих мест. В тендерных соглашениях обещали газификацию острова, переработку углеводородов на местах. Теперь же считают, что шельф эксплуатируется в интересах западных кампаний и инвесторов, московских и сахалинских чиновников, и верхних слоев управления компании «Роснефть-Сахалинморнефтегаза».

В связи с тем, что нефтегазовые месторождения расположены в федеральных водах, Ногликский район не имеет права требовать платы за использование ресурсов. Кроме того, проекты использует систему «раздела продукции», взятую из опыта стран третьего мира, и не дающую гарантий адекватных выгод местным поселениям. Согласно Соглашению о разделе продукции (СРП) по проекту Сахалин-2 вся прибыль идет прежде всего Сахалинской Энергии, пока компания не возместит инвестиционные затраты. После того как проект достигнет уровня рентабельности в 17.5 %, Российская сторона будет получать свою долю прибыли, составляющую приблизительно 50 % между Российской Федерацией и Сахалинской областью.

Согласно СРП, сахалинские проекты освобождены от федеральных и областных налогов, кроме роялти (6 %) и налога на прибыль (32 %). Также предусматривается освобождение от местных налогов. Хотя сэкономленные деньги увеличат общую прибыль проектов и, соответственно. сумму налога на прибыль, эти деньги пойдут не в местные бюджеты. Более того, оцениваемые потери области в целом составят 4,160 млн. долларов США для проекта Сахалин-1 и 954 млн. долларов США для проекта Сахалин-2 [3].

Теоретически это все должно компенсироваться выплатой «бонусов» (общая сумма 45 млн. долларов США) и поступлениями в Фонд Развития Сахалина (100 млн. долларов США). Платежи распределяются областными администрацией и думой. Единственные денежные поступления от «бонуса» в Ногликский район были направлены на строительство газотурбинной электростанции. Она будет доставлять газ на юг и рабочая сила берется в основном из за пределов района. Станция построена в непосредственной близости от дачных участков, что вызвал протест у местных активистов. Недавно был взрыв в старом трубопроводе, который пользуется для поставки газа в станцию и не выдержал повышенное давление.

Доходы от шельфовых проектов можно было бы обеспечить за счет приезжих рабочих, посещающих местные магазины, использующих местные сферы обслуживания и т.д. Однако Эксон и «Сахалинская Энергия» по причинам безопасности построили собственный лагерь за пределами Ноглик, доступ к которому ограничен. Лагерь имеет свой собственный магазин и другие сферы услуг. Более того, нефтяные компании зарегистрированы в Южно-Сахалинске, и поэтому Ногликский район не имеет от лагеря никаких налоговых выплат.

Если говорить непосредственно о коренном населении, то нефтедобывающая промышленность не дает больших возможностей для работы. Местный филиал «Сахалинморнефтегаза» нанимает 1,350 чел. в Ногликском районе, из которых только 6-7 представителей народностей Севера (учет не ведется). Мужчины работают инженерами-механиками; женщины обычно работают уборщицами [4]. Многие коренные жители не имеют специальностей, требуемых для работы в нефтяной промышленности потому, что техническая работа требует специального обучения, а работа в конторах - хорошего знания английского языка.

^ Земля и природопользование

На фоне общей ситуации в районе в целом, проблемы коренного населения являются лишними для большинства местных чиновников, тем более, если речь идет о льготах, лимитах на рыбу или праве на землю. Однако, при рассмотрении требования коренных жителей, надо иметь в виду недавнюю историю этих народностей.

В 1930-е годы, живущих в стойбищах коренных жителей собрали в колхозы. В 1950-60 г.г. эти люди были вынуждены переехать в большие поселки. Таким образом, их связи с исконными землями были нарушены. Многие с большим трудом преодолели травму переезда и адаптации. Система школ-интернатов раскалывала семьи, вынуждала детей не говорить на родном языке и обеспечивала всем, от питания до чистого белья. Люди стали зависимыми от государства, отвыкли от семейной жизни и обязанностей.

Коренные жители сами утверждают, что плохо приспособлены к новым условиям жизни. Это, прежде всего, касается мужчин, так как женщины более стойки и менее склонны к алкоголизму. Алкоголизм (широко распространенный теперь и среди молодого поколения) является и причиной и следствием серьезных проблем в социально-экономическом положении.

Рыболовство - традиционный вид хозяйствования Нивхов и сегодня является также одним из основных занятий остального населения. В то время как лов рыбы мало приносит местному бюджету, некоторые жители района заняты в рыболовецких предприятиях, а многие возвращаются к ловле рыбы для пропитания и выживания.

В Ногликском районе много нерестовых рек. Лов рыбы ведется в реках, в устьях, вдоль побережья, в заливах и в море. Все эти места сильно пострадают в случае нефтяного разлива в зоне шельфа. Также повлияет ежедневная работа нефтяного промысла. С тех пор, как началась сейсмическая разведка в том районе, где стоит платформа «Моликпак» (Сахалин-2), местные жители сообщают об увеличении количества отравленной рыбы, выброшенной на берега моря и заливов. Пойманная рыба иногда пахнет нефтью или фенолами, но в силу необходимости до сих пор употребляется в пищу. В 1999 г. огромное количество мертвой сельди было выброшено на берег Пильтунского залива, недалеко от «Моликпака». Пастухи-оленеводы также рассказывают об изменении в природной среде.

Естественно. не все отрицательные явления являются последствиями работ «Моликпака». Беда в том, что никто точно не знает размеры ущерба, вызванного до сих пор сейсмическими испытаниями, разведочным бурением, установкой платформы «Моликпак» и производством нефти. Не имеется никаких независимых программ по мониторингу. Контроль за состоянием окружающей среды по шельфовым проектам осуществляется не местными регулирующими органами, которым не разрешают даже подняться на платформу «Моликпак», а областными органами, в частности Сахалинским областным комитетом по экологии. Местные жители не могут позволить себе привлекать специалистов на проведение независимых научных исследований.

Сегодня рабочие места в Коллективном рыболовецком хозяйстве «Восток», раньше имевшие статус «национального предприятия», чаще всего занимаются некоренными жителями. В начале 1990-х многие Нивхи создали национальные рыболовецкие предприятия – «родовые хозяйства». В 1999 г. им пришлось перерегистрироваться в другую форму собственности, которая не пользуется налоговыми льготами. В 1999 г. остро поднялся вопрос о лимитах на личное употребление рыбы для коренных жителей. Местная администрация и Рыбная инспекция запретили народам Севера ловить рыбу в традиционных тонях Ныйвского залива. После протеста со стороны Ассоциации Коренных Малочисленных Народов Севера Сахалина (АКМНС), власти отменили это решение.

Компенсация за ущерб, нанесенный морским биоресурсам в связи с реализацией проекта Сахалин-2, был оценен в размере 1,680,000 долларов США (ТЭО по проекту Сахалин-2). В настоящее время «Сахалинская Энергия» добилась сокращения ущерба до 200 тыс. долларов США. Эти деньги пойдут на развитие двух рыборазводных заводов (не в Ногликском районе). Не планируются компенсации ни колхозу «Восток», ни национальным хозяйствам, ни простым жителям-рыболовам.

В Ногликском районе 5 семей (Уйльта и Эвенки) пасут оленей. При отсутствии официальных данных, по оценке общее количество оленей составляет от 120 - 200 голов. По данным специалистов, за последние 70 лет 90% летних пастбищ было потеряно из-за пожаров и вторжений промышленности (Роон, 1999 г.).

На сегодняшний день, оленеводство считается убыточным занятием. Молодые предприниматели (коренные и некоренные жители) стараются восстановить оленеводство, развивая другой более выгодный вид деятельности - туризм, охоту или рыбный промысел - часть прибыли от которых пойдет на развитие оленеводства. Приоритетно будут наниматься оленеводы и другие представителей народностей Севера. Такие комплексные планы природопользования могут служить моделями устойчивого развития и до какой-то степени решать проблему занятости коренного населения.

В 1999 г. провели инвентаризацию территории совхоза «Оленевода» (Александровский район) и большая территория Ногликского района попала под это хозяйство, только летние пастбища района туда не входят. Сами оленеводы ногликского района относятся не к совхозу, а к Малому Государственному Предприятию (МГП) «Вал», которое стало отделением совхоза с 1958 г., соответствующая документация сейчас потеряна и статус МГП «Вал» неясен. МГП «Вал» не в состоянии содержать своих пастухов-оленеводов и они занимаются оленеводством сами, реализуя мясо, организуя транспорт и обеспечение продуктами и т.п.

Большая часть летних пастбищ Ногликского района входит в заказник «Оленьий», срок существования которого истек в 1999 г., (чиновники обещают, что он будет продлен). Заказник был создан в 1989 г. «в целях сохранения среды обитания и традиционных мест отела дикого северного оленя» [5]. Несмотря на это, областным Комитетом по земельным ресурсам разработана трасса для трубопровода проекта Сахалин-2 через этот заказник, как единственный возможный вариант с технической точки зрения. Если прокладывают именно там, пастухи-оленеводы не будут иметь право на получение компенсации, поскольку не являются ни владельцами, ни официальными пользователями этой земли.

Как правило, в таких ситуациях компенсация перечисляется на счет местной администрации. Согласно постановлению Совета Министров РСФСР № 86 от 15.03.89 г. АО «Сахалинморнефтегаз» возмещало ущерб оленеводству. Деньги должны были отправляться на восстановление и улучшение пастбищ, а были использованы не по назначению. Сейчас в таких ситуациях власти отвечают: «Когда учителя и доктора не получают зарплату, какая речь может идти об оленьих пастбищах?» [6].

Одним способом закрепления традиционных земель является создание территорий традиционного природопользования, таких как в бассейне реки Бикин в Приморском крае (Бочарников и др., 1997 г.) и этно-экологический рефугиум «Тхсаном» в Корякском автономном округе (Живая Арктика, Номер 1-2, 1999 г.).

На базе Президентских указов «О неотложных мерах к улучшению экологического здоровье нации» (27.11.89 г.) и «О неотложных мерах по защите мест проживания и хозяйственной деятельности малочисленных народов Севера» (22.04.99 г.) были приняты Положение «О территориях традиционного природопользования малочисленных народов Севера Ногликского района» (15.03.91 г.) и Решение Ногликского районного совета народных депутатов «О границах территорий традиционного природопользования малочисленных народов Севера Ногликского района» (05.07.91 г.). По ошибке или по инертности весь Ногликский район был объявлен территорией традиционного природопользования. Эти решения 8 лет остались невыполненными, и в конце концов были отменены на сессии районного законодательного собрания в июне 1999, «…ввиду отсутствия законодательной основы для их принятия органами местного самоуправления и применения на территории Ногликского района». Коренные жители воспринимают это решение как еще один пример ущемления их права.

За это время было принято еще два важных законодательных акта по этому вопросу: Постановление Сахалинской областной Думы «О временном положении о территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера Сахалинской области» (1996 г.) и Федеральный закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» (1999 г.). Народы Севера Сахалина теперь требуют усовершенствования законодательной базы для укрепления территорий (или земель) традиционного природопользования, ждут принятия Федерального закона «О землях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации».

^ Участие населения в процессах принятия решений

Коллективным действиям и активному участию в процессах принятия решений мешает пассивность и терпимость людей, и зависть и недоверие в отношении друг к другу. Имеется и более глубокое чувство отчаяния. Если для того, чтобы объединиться для решения проблемы «людям надо не только иметь чувство обиды, но и быть уверенными в том, что общими силами можно решить эту проблему» (McAdam et al, 1996 г.) то отсутствие уверенности может объяснить низкий уровень коллективного действия. Большинство людей уже «опустило руки», и часто прибегают к употреблению алкоголя. Люди не знают, к кому обратиться за помощью, нуждаются в готовых решениях проблем. Это касается и коренных и некоренных людей: Советская система обеспечила определенные каналы для жалоб. Механизмы, доступные сегодня требуют, большей инициативы со стороны самих людей.

Распределение финансов от «бонусов» и Фонда Развития Сахалина зависит от влияния администрации и депутатов района на областном уровне. Учитывая недостаток симпатии местных чиновников к коренным жителям, важно чтобы коренные и некоренные группы объединились и оказали давление на своих лидеров, чтобы решать вопросы в пользу местного населения. Таким же образом «международные» экологические стандарты не будут соблюдены компаниями, если общественность не окажет на них давление с единой позицией и требованиями, объединяясь с международными общественными группами.

Привлечение юристов-экологов и защитников прав человека (в частности московской юридической неправительственной организации «Экоюрис») на Сахалин усиливает экологическое движение и открывает возможности местным жителям участвовать в процессах принятия решения.

Согласно федеральному закону «Об охране окружающей среды» (19.12.91 г.) каждый проект должен получить положительное заключение государственной экологической экспертизы. Местные жители должны иметь доступ к адекватной информации относительно предлагаемых проектов. Однако процесс распространения информации часто минует тех людей, которые в ней нуждаются. Нефтяные компания должны учитывать этот факт и более активно привлекать общественности к участию в проектах, устраивая встречи, например, с пастухами и рыбаками, а не только с главами предприятий и официальными представителями местных организаций.

Проблема может также быть адресована через местные инициативы. Неофициальные информационные каналы работают хорошо. Друзья и родственники регулярно посещают пастухов, рыбаков и семьи, живущие на заливах. Информация может быть переведена в соответствующую форму для процессов принятия решений (например, официальное письменное обращение с подписями).

Сами администраторы и политики должны играть роль в привлечении населения к принятию решения. Согласно статьи 28 «Земельного Кодекса», например, строительство индустриальных объектов (типа трубопровода) на землях компактного проживания коренных народностей должно быть обсуждено заранее с местными жителями, и местные власти обязаны провести референдум. Пока никакой референдум не был проведен по вопросам землепользования в Сахалинской области.

В соответствии с законом «О государственной экологической экспертизе» (1991 г.), общественные слушания - необходимая часть процесса одобрения проектов. «Сахалинская Энергия» провела дважды общественные слушания (весной и осенью 1997 г.). По мнению экологов, они были неадекватные: было отведено только тридцать минут из трех с половиной часов для вопросов местных жителей. Строительство трубопроводов получило предварительное одобрение (без консультации с пастухами) и теперь переходит к стадии ОВОС, которая предусматривает обязательные общественные слушания. Однако пастухи-оленеводы слишком заняты своими оленями, чтобы посещать слушания и семинары. И, более важно, они не верят, что это им что-то принесет.

Неправительственные организации также имеют право проводить общественную экологическую экспертизу. Областная общественная организация «Экологическая вахта Сахалина» (Южно-Сахалинск) имеет такой опыт. Однако, это требует финансирования, которого местные жители как правило не имеют. «Экологическая вахта Сахалина» финансируется за счет грантов, получаемых от зарубежных благотворительных фондов. Написание заявок на гранты все еще чуждо для большинства местных жителей, частично из-за бюрократии предоставления заявки и нежелания «просить» помощь.

«Сахалинская Энергия» ведет свою программу поддержки общественности, через которую они поддерживают молодежные инициативы и культурные программы, в том числе и народов Севера. Эта помощь оценивается местными жителями. Однако, суммы денег маленькие, и цель «Сахалинской Энергии» заключается в рекламе, а не в развитии местного населения. Представитель народов Севера в Сахалинской областной Думе Антонина Начеткина, считает, что компания лучше вкладывала бы в производство, чтобы народы Севера могли стать на ноги и поддерживать собственные культурные программы. В плане занятия коренного населения, есть возможности нанять коренных жителей в программах мониторинга нефтяных проектов. Председатель Ассоциации Коренных Малочисленных Народов Севера Сахалина (АКМНС). Алексей Лиманзо также предлагает создание Фонда для народов Севера с регулярными поступлениями от нефтяных проектов.

АКМНС - одна из редких неправительственных групп, действующих в районе. Эта группа была возрождена недавно и уже получила национальное и международное признание, начинает обсуждать проблемы с нефтяными компаниями на серьезном уровне. Однако АКМНС не в силах представить интересы всех коренных жителей, что вызывает некоторое негодование среди тех, кто не имеет доступа к ней. Важно также то, каким образом представлены интересы народа. Участники семинара «Коренные народы и окружающая среда Российского Дальнего Востока» (Южно-Сахалинск, 27-28 июня 1999 г.) были обеспокоены тем, что соглашение, подписанное Сахалинским Губернатором и президентом Сахалинского АКМНС, не было сделано им доступным. Также жители сел северо-западного побережья Сахалина, где тоже планируется разведочная работа на шельфе, обеспокоены тем, что консультация по проекту проводилась на частных встречах, в то время как на сельском сходе выразили категорический протест и собрали более тысячи подписей. Нельзя позволить «партнерствам» и «соглашениям» подорвать другие более демократичные формы участия общественности в проектах.

Сахалинские неправительственные организации (НПО) теперь входят в сеть международных НПО и это дает местным жителям возможность оказать влияние на международном уровне. Интернет дает большие возможности для развития глобальных информационных сетей. Как правило, жители Ногликского района не имеют прямого доступа к этим сетям, но тем не менее они начинают сотрудничать с Сахалинскими и международными НПО. Сообщения о незаконных действиях промышленности, загрязнении, нарушении прав человека можно отправить вплоть до Конгресса США или банков финансирующих проекты. Благодаря письму, отправленное в 1997 г. международными НПО в EБРР, банк приостановил финансирование проекта Сахалин-2 до получения положительного заключения государственной экологической экспертизы.

Понятно, почему власти обижаются на вмешательство международных НПО в региональную экономику. С другой стороны, сами НПО считают, что формирование международных сетей НПО является необходимым балансом к действиям транснациональных фирм в тех же самых местностях. И то, и другое - неизбежные результаты процессов глобализации.

Заключение

Нефтегазодобыча на шельфе Сахалина угрожает землям и водам, используемым для традиционных промыслов. Более того, они вряд ли принесут существенные финансовые выгоды населению, живущему непосредственно в зоне экологического риска. Если не изменится тенденция развития районов северного Сахалина, то произойдет ассимиляция коренных народностей и забытие их культуры, в то время как в целом поселения северного Сахалина скатятся к нищенскому существованию. Те, кто смогут, уедут (скорее всего, не коренные жители, которые не имеют родственников на материке). Уже были планы организовать работу на севере Сахалина по вахтовому методу.

Местным жителям приходится более активно участвовать в процессах принятия решений, привлекать инвестиции на местное производство и социальное развитие, и усилить местный контроль над ресурсами. Эти процессы пока еще чужды большинству населения, привыкшему к более пассивному участию в процессах принятия решений. Кризисная социально-экономическая обстановка также мешает любой форме активности.

Во всем мире нефтегазовые проекты приносят огромную прибыль инвесторам, наносят огромный ущерб на окружающую среду, но приносят мало выгод местному населению. Так почему говорить об «устойчивом развитии» вообще? Не пора ли поместить риторику в практику, или же нам просто «опустить руки» и позволить развиваться как обычно?

ЛИТЕРАТУРА:

Госкомстат Российской Федерации Сахалинской областной комитет государственной статистики (1999 г.) Численность наличного и постоянного населения по административно-территориальными единицам, на 01.01.99 г., иск. № 1308, Южно-Сахалинск.

Госкомстат Российской Федератсий Сахалинской областной комитет государственной статистики (1997 г.) Экономическоe и социaльноe рaзвитиe кoрeнных мaлoчислeнных нaрoдov Сeвeрa, иск. 249, Южно-Сахалинск.

«Местные жители»

Сахалинская областная налоговая инспекция

Из интервью с начальником местного филиала СМНГ.

Положение о заказнике «Олений» (1989 г.)

«Нивский активист»

____________________________________________

Библиография (русский язык)

Бoчaрникoв, и др.(1997) Бикин: опыт комплексной оценки природных условий, биoразнообразия и ресурсoв Владивосток: «Дальнаука».

^ ЕБРР Экологические процедуры EБРР, Лондон. – 1996.

Мурашко, и др. (1998 г.) «Этноэкологический рефугиум - один из путей сохранения традиционных природных ресурсов и территорий природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока" // Живая Арктика. – 1998. - № 1-2. С. 8-12.

Роон, T.П. (1999 г.) «Промышленное освоениe и правовыe проблемы коренных народов Сахaлинa (1990-е годы)» // Oбычноe прaво и прaвoвoй плюрализм. Moсква: Институт антропологии и этнографии, - 1999. – С. 131.

Библиография (английский язык)

McAdam et al (eds) (1996) Comparative Perspectives on Social Movements, Cambridge University Press, Cambridge.

World Commission on Environment and Development (WCED) (1987) Our Common Future, Oxford University Press, Oxford.

www.ronl.ru

Добыча нефти и газа на Сахалине существенно сократится в 19г--правительство

20.09.2018 11:52 200

(Рейтер) на 11,5 процента в годовом сравнении, а производство газа упадет на 9 процентов, прогнозирует правительство Сахалинской области.

В правительстве не пояснили причины падения производства углеводородов.

Крупнейшими производителями на Сахалине являются проекты, разрабатываемые на условиях соглашений о разделе продукции (СРП): Сахалин-1, оператором которого является американская ExxonMobil, и Сахалин-2, контролируемый Газпромом . На эти два СРП приходится примерно 85 процентов добычи углеводородов в регионе, по данным правительства Сахалинской области.

В ответах на вопросы Рейтер, присланных по электронной почте представителем правительства Сахалинской области, говорится, что по итогам текущего года на Сахалине будет добыто 17,4 миллиона тонн нефти и 32,2 миллиарда кубометров газа.

В 2019 году производство нефти снизится сразу на 2 миллиона тонн до 15,4 миллиона тонн, газа - почти на 3 миллиарда кубометров до 29,3 миллиарда кубометров. Прогноз добычи нефти на 2020 год - 15,5 миллиона тонн, на 2021 год - 15,2 миллиона тонн. Добыча газа в 2020 году составит 29,8 миллиарда кубометров, в 2021 году - 30 миллиардов кубометров, ждет правительство Сахалина.

Обновленная технологическая схема разработки месторождений проекта Сахалин-1 предполагает общее снижение добычи нефти, что вызывает вопросы у Минэнерго, говорил в апреле бывший замглавы ведомства Кирилл Молодцов, ушедший после этого в администрацию президента.

Пресс-служба Сахалин-1 сообщила, что продолжает поддерживать добычу в соответствии с обязательствами оператора и рациональными методами разработки месторождений, но не стала комментировать конкретные объемы ожидаемого падения производства углеводородов в регионе в 2019 году. Пресс-служба Сахалин-2 не ответила на запрос Рейтер.

Добыча нефти на Сахалине в 2017 году составила 17,8 миллиона тонн, снизившись на 2 процента год к году. Производство газа выросло на 3 процента до 30,1 миллиарда кубометров. (Олеся Астахова)

fomag.ru

Добыча нефти на Сахалине вырастет на 8%

В 2016 г. на Сахалине может быть добыто 18,1 млн т нефти и 28,9 млрд куб. м газа, следует из презентации председателя правительства Сахалинской области Веры Щербиной. В прошлом году в регионе добыто 16,7 млн т нефти и конденсата и 28,4 млрд куб. м газа, рассказала Щербина. Всего в 2015 г. в России добыто 534 млн т нефти и конденсата, в этом году ожидается 545–547 млн т.

Годовой прирост добычи нефти и конденсата в Сахалинской области в 2015 г. составил более 15%. В основном его обеспечили месторождения на шельфе Охотского моря. В 2015 г. введено в эксплуатацию месторождение Аркутун-Даги в рамках проекта «Сахалин-1» компании Exxon Neftegas (оператор проекта c долей участия 30%, «Роснефти» принадлежит 20%, японскому Sodeco - 30%, ONGC -20%). Насколько именно увеличилась добыча на месторождении, Щербина не уточнила. Перспективное направление - вторая стадия освоения месторождения Чайво, которое может дать дополнительно около 8 млрд куб. м газа в год. Проект «Сахалин-1» включает освоение морских месторождений Чайво, Одопту и Аркутун-Даги на северо-восточном шельфе Сахалина. Сейчас суммарная добыча нефти по проекту составляет около 13 000 т в сутки, сказал генеральный директор «РН-Шельф-Арктик» Вадим Руданец.

Нефть месторождения Чайво поставляется в страны АТР, попутный нефтяной газ - на внутренний рынок потребителям Дальнего Востока. Ввод второго этапа Чайво позволит увеличить добычу газа на 8 млрд куб. м в год, сказала Щербина. Газовая программа «Сахалин-1» (разработка северной оконечности Чайво) будет реализоваться в начале 2020-х гг., сообщил Руданец.

Ресурсы «Сахалина-1» могут использоваться для производства сжиженного природного газа (СПГ) на будущей третьей технологической линии проекта «Сахалин-2». Это единственный действующий завод СПГ в России, производит около 4% мирового СПГ (оператор – Sakhalin Energy, «Газпрому» принадлежит 50% плюс 1 акция, Shell – 27,5% минус 1 акция, Mitsui – 12,5%, Mitsubishi – 10%). 

Подготовка FEED по проекту третьей технологической линии «Сахалин-2» идет хорошими темпами, сказал председатель концерна Shell в России Оливье Лазар. «Вместе с консорциумом "Сахалин-1" обсуждаем вопрос о поставках газа, помимо газа "Сахалин-3", который будет поставлять "Газпром"», - добавил он. Недавно «Газпром» открыл новое месторождение на Южно-Лунской структуре Киринского лицензионного участка проекта «Сахалин-3».

«В планах Sakhalin Energy полностью реализовать проект [строительства третьей технологической линии "Сахалин-2"] к концу 2021 г.», - сказала Щербина. На 2021 г. намечено начало добычи на Южно-Киринском месторождении, добавила председатель правительства региона, пишут Ведомости.

У экспорта сахалинского газа в страны Азиатско-Тихоокеанского региона хорошие перспективы, считает Лазар. АТР остается основным двигателем роста мировой экономики, а рост экономики означает увеличение энергопотребления. Спрос на энергоносители в АТР через 15 лет вырастет почти в два раза, привел оценку Лазар. Цены на нефть и газ могут оставаться на низком уровне довольно долго, отметил он. «Да, мы сталкиваемся с серьезным вызовом, но в предстоящее десятилетие спрос на нефть и газ будет стабильным», - полагает Лазар.

rcc.ru