Будет ли война в Нагорном Карабахе при низких ценах на нефть? Нагорный карабах нефть


Будет ли война в Нагорном Карабахе при низких ценах на нефть?

Меняется все. Появляются новые элементы мировой геополитики: старого мирового порядка больше нет. "Доброжелательный гегемон" вытерпел трудности финансового кризиса 2008 года. Федеральная резервная система США чувствует себя более чем уверенно, чтобы поднять процентную ставку до уровня 0,5 процента, что обновило исторический минимум рубля к доллару - 85.3 USD/RUB. Доллар становится сильным.

Как только доллар укрепляется, нефть дешевеет. Наряду с фундаментальными факторами, которые способствуют удешевлению нефти на мировом рынке, усиление экономической уверенности США позволяет Вашингтону через свои новые экономические - нефтяные рычаги и дипломатические продвижения, вроде ядерной программы Ирана, еще сильнее воздействовать на мировую политику и нефтяной рынок.

Вот все и меняется. От Нигерии, Ирана до Китая страны реформируются - у всех своя причина. Но международные аналитические центры ожидают большие изменения от нефтяных - монархических стран. Основная проблема этих стран в чрезмерной зависимости от экспорта сырьевых товаров и отсутствии диверсификации экономики.

Экономика, оставленная без нефтяных прибавок, может оказаться не в силах выдерживать высокие социальные и государственные расходы на социальную стабильность в этих странах.

Мировое аналитическое сообщество не оставляет без внимания и Азербайджан. Какое же воздействие цены на нефть и новые элементы мировой геополитики могут иметь на нагорно-карабахский конфликт?

Имея неоспоримо доминирующую экономику и наиболее ясную и сбалансированную международную политику на Южном Кавказе, начиная с 2000-х годов, Азербайджан был фактором стабильности для региона. А регион этот расположен между Россией, Ираном и Турцией - активными зачинщиками и участниками глобальных изменений.

Таким образом, мировые конъюнктурные изменения и падение цен на нефть не смогли бы остаться незамеченными для экспертов международников в контексте Азербайджана.

Первым стал "Стратфор" - частная глобальная разведывательно-аналитическая компания, расположенная в США: "...Россия, Турция и Иран, а также США и Европейский союз имеют стратегический интерес в Азербайджане. Азербайджан стал важным компонентом противостояния между Россией и Западом ...

Азербайджан также может иметь основания расшевелить его давний конфликт с Арменией из-за Нагорного Карабаха. Набравшийся национализм смог бы отвлечь внимание от состояния экономики страны и, возможно, заставить Россию пересмотреть свои отношения с Арменией...".

За "Файнэншл таймс" и другими изданиями последовала статья Томаса де Ваала, сотрудника Фонда "Карнеги" по Азербайджану, "Идеальный шторм Азербайджана": "...Тут есть две дикие карты. Одна из них - неразрешенный конфликт с Арменией из-за Нагорного Карабаха...

Азербайджан приобрел новый грозный арсенал оружия, и страна нарастила воинственную риторику по отношению к Армении из-за оккупации азербайджанских земель...

Увеличилась опасность, что Азербайджан, находясь в отчаянном положении, может выбрать "игру с карабахской картой" - единственной причиной, которая может действительно собрать всех азербайджанцев вокруг флага, - и начать военную операцию, большую или маленькую, чтобы восстановить потерянную территорию. В этом случае, армяне будут вынуждены нанести ответный удар, и вспыхнет новый, потенциально катастрофический конфликт на Кавказе".

Итак, сложив все эти мнения, можно ясно увидеть, что мировое экспертное сообщество уверенно высказывает свое мнение о начале новой войны за Нагорный Карабах из-за снижения цен на нефть.

Правда, Томас де Ваал еще добавляет, что "... другая дикая карта это - политический ислам... Уровень поддержки политического ислама (в Азербайджане) трудно судить, потому что находится ниже поверхности. Но мы можем быть уверены, что, чем он больше подавляется, тем сильнее становится - как и было в большинстве стран Ближнего Востока".

Как к части мировой политической конъюнктуры, к этой теме мы еще вернемся. В этих предсказаниях критическим упущением являются факты динамики самого конфликта.

Наращивание конфликтного потенциала вокруг Нагорного Карабаха - это провал дипломатических усилий международных посредников. Ознаменовывает это провальная Казанская встреча президентов в 2011 года. Результаты встречи президентов Ильхама Алиева, Сержа Саргсяна и Дмитрия Медведева в Казани были разочаровывающими.

Это был кризис дипломатического урегулирования конфликта, с которого началась дипломатическая стагнация переговорного процесса. То есть внутренняя динамика конфликта и дипломатический крах самого переговорного процесса начались, когда еще цена на нефть была на уровне 110-120 долларов за баррель.

События в самом начале августа 2014 года на линии соприкосновения армянских и азербайджанских ВС в чем-то предзнаменовывали новый этап в урегулировании конфликта. Создание мер доверия между сторонами, как новый субэтап переговорного процесса, не давший войне пока начаться, не очень-то и помогает.

Итак, отвечая на вопрос: "Будет ли война в Нагорном Карабахе при низких ценах на нефть?", надо иметь в виду, что изменяется: (а) мировая политическая конъюнктура; (б) цены на нефть; (в) сама динамика конфликта.

В самотечном развитии конфликта и при высоких ценах на нефть и старой мировой политической конъюнктуре - начало военных операций для Азербайджана было бы рискованным из-за позиций Москвы и Вашингтона - жандармов-миротворцев по этому вопросу. Россия в данный момент нагружена чрезмерно: войны в Украине и Сирии, невысокие доходы от продажи энергоресурсов, санкции Западных стран, отток капитала из страны и другие.

Еще одна точка, требующая дипломатических, финансовых и военных ресурсов, - конфликт на перифериях России - может привести к ее еще большей нагрузке и ослаблению. Москва постаралась бы для скорейшего прекращения огня и разрешения конфликта в пользу сильнейшего.

По этой же причине, Вашингтону было бы на пользу "активно" не вмешиваться. Предполагаем, что для того, чтобы дотянуть Россию к еще большей пропасти, дипломатические и военные круги Вашингтона смогли бы временно пренебречь претензиями армянской диаспоры.

Но есть и другие факторы, вроде (а) сбитого бомбардировщика между Турцией и Россией, (б) стабильности в тылу и другие. В то время как сама динамика конфликта и меняющаяся международная политическая конъюнктура создают все условия для новой войны за Нагорный Карабах, те же самые факторы меняют другие аспекты.

Вдобавок к этим двум факторам, нужно учесть и политизированные религиозные идеи в обществе. Достигнув договоренности по ядерной программе Ирана, США открыл путь Ирано-саудовскому противостоянию в регионе.

Оба государства имеют сильную религиозную составляющую в своей международной политике. Выбор или балансирование между Саудовской Аравией, до сих пор не установившей государственные связи с Арменией и Ираном, с которыми мы имеем глубокие исторические корни, но неустанно помогающая Армении, будет иметь большое значение для Азербайджана.

Анонсированные президентом Ильхамом Алиевым экономические реформы обретают большое значение для погашения очагов социальной нестабильности и ослабления почвы для радикальных религиозных идей.

Принимая во внимание все вышеперечисленные факторы, низкие цены на нефть могут дать импульс новому военному этапу решения конфликта, правда, не по причинам, которые были обозначены в вышеупомянутых статьях международных экспертов и центров.

Но то, что возобновление военного этапа нагорно-карабахского конфликта совпадет с этапом низких цен на нефть, более чем вероятно.

источник

www.gapp.az

Знают ли в Карабахе, что имеют

  • Поиск
  • Архив
  • RSS
  • Погода в Ереване День +7° / Ночь +7
  • USD: 485.94 | EUR: 551.93 | RUB: 7.39
Рус Eng Հայ

Октябрь 26, 2018

Toggle navigation

  • Главная
  • Новостная лента
    • Общество
    • Страна
    • Право
    • Политика
    • Бизнес
    • Арцах
  • Комментарии
  • Интервью
  • Фотогалерея

www.lragir.am

Нам не нужно нефтяного ажиотажа

News

ՀայEngРусTür

Пятница

Октябрь 26

USD

485.94

EUR

551.93

RUB

7.39

  • News
  • Sport
  • Style
  • Medicine
  • Video
  • NEWS.am TV
  • Reviews
  • Photo
Лента

News

ՀայEngРусTür

Пятница

Октябрь 26

ՀայEngРусTür

USD

485.94

EUR

551.93

RUB

7.39

  • Yerevan8°C
  • Home
  • News
  • Sport
  • Style
  • Medicine
  • Video
  • NEWS.am TV
  • Reviews
  • Photo
  • Vera & Football
  • Vacancies
Лента 22:18Ассанж назвал условия, на которых готов сдаться британским властям 22:15Братья Аракела Мовсесяна находятся в Специальной следственной службе Армении: их допрашивают 22:02Итоги визита Болтона: США пытаются перетянуть Армению ценой отношений с Россией и Ираном? 21:57В США задержали мужчину в связи с рассылкой посылок с бомбами 21:37СМИ: прокурор Стамбула запросил у Эр-Рияда выдачу 18 подозреваемых по делу Хашагджи 21:17Трамп заявил, что Twitter мешает появлению новых читателей его аккаунта 21:02И.о. премьер-министра Никол Пашинян призвал инвесторов обогащаться в Армении 20:56Армен Джигарханян не смог посетить премьеру спектакля в своем театре 20:33Макрон призвал ЕС к единому ответу по делу Хашагджи 20:10DM: умер последний корги Елизаветы II 20:02По прогнозу ВБ в ВВП Армении доля госдолга в 2018 году достигнет 56,6% 19:5127-летнюю канадку обвинили в колдовстве 19:41На перевалах Спитака гололед 19:33Президент Армении принял участие в торжествах, посвященных 70-летию со дня рождения принца Чарльза 19:32В 2017 году Китай «производил» двух новых миллиардеров в неделю 19:24Эксперт: Нынешние власти Грузии пользуются лояльным отношением армян 19:22Вице-спикер НС: Расходы на зарплату в тарифном плане электроэнергии составляют 3,4 драма за 1 ват 19:13Компания Volkswagen представила самый маленький кроссовер 18:54Президент Габона госпитализирован в Эр-Рияде 18:35В Турции гражданина ФРГ приговорили к 6 годам тюрьмы 18:25Вооруженные силы Армении примут участие в военных учениях «Нерушимое братство-2018» 18:18Политолог: США будут пристально следить за гуманитарной миссией Армении в Сирии 18:17Микаел Мелкумян: У Армении должны быть условия, способствующие снижению тарифов на российский газ 18:16Wall Street Journal утверждает, что Китай отказался от иранской нефти 18:11Политолог: В заявлении Джона Болтона по карабахскому вопросу были вызывающие беспокойство моменты 17:57

news.am

«Нагорный Карабах – это неотъемлемая часть Азербайджана и исторически, и юридически»

Конфликт в Нагорном Карабахе: расстановка сил, участие РФ и политический вектор Алиева

Ситуация вокруг Нагорного Карабаха в последние дни накалилась до предела. Информация поступает весьма противоречивая. Азербайджанский журналист Гамид Гамидов несколько раз был на этой территории, в том числе на линии фронта. В интервью корреспонденту «Реального времени» он, представляя одну сторону, рассказал о своем видении конфликта.

Что происходит в НКР?

— Для начала расскажите, что из себя представляет Нагорный Карабах?

— Во-первых, Нагорный Карабах – это неотъемлемая часть Азербайджана и исторически, и юридически. Важно знать, что официально ни одна страна в мире, ни одна международная организация, в том числе Армения, не признала Нагорный Карабах как независимое государство. Никто! В принципе, Советский Союз начал распадаться после таких конфликтов, как в Грузии; были события в Прибалтике, и были в Карабахе. В 1988 году, на заре распада Советского Союза, были специально срежиссированные провокации, когда армянское население Нагорного Карабаха решило не подчиняться Баку, потом была резня, затем выгоняли азербайджанское население, дальше конфликт, война. В 1994 году заключили перемирие. И с тех пор мы как бы находимся в состоянии перемирия.

Нужно понимать, что классического перемирия все это время не было. Каждый божий день стороны обменивались выстрелами из разных видов оружия, периодически гибли люди и с той, и с другой стороны. Просто не менялась линия фронта.

Но вот несколько дней назад нас спровоцировали, начался сильный обстрел азербайджанских позиций. Азербайджанские вооруженные силы вынуждены были ответить, потом перешли в наступление и отбросили линию фронта вглубь оккупированных территорий. И буквально со вчерашнего дня обе стороны прекратили обстрел. И сейчас вроде бы относительно тихо, напряжение немного спало на линии фронта.

«Буквально со вчерашнего дня обе стороны прекратили обстрел». Фото ap.org

— Какими-нибудь природными ресурсами обладает эта территория?

— Нагорный Карабах – это уникальный по своей природе уголок. Это красивейшее место, здесь огромное количество растений-эндемиков. Здесь огромные залежи полезных ископаемых — золота и других металлов из таблицы Менделеева. Да, возможно, там нет нефти, ее там никогда не добывали. Но ценных металлов там много. Сам по себе уголок, конечно, райский. Это ценнейшие источники воды, здесь есть различные минеральные воды.

— Гамид, действительно ли на этой территории преобладали армяне?

— Были отдельно взятые города, где количество армян было больше. Это факт, мы этого не отрицаем. Но это то же самое, если азербайджанцы, армяне или татары, которые переезжают в Москву, живут в отдельно взятом районе, и их количество становится чуть выше, чем количество местного населения. Это же не дает им права претендовать на независимость, отделять этот район от Москвы, объявлять независимость и говорить, что это их земля.

В случае с Карабахом было то же самое. Армяне годами стекались туда, там хорошие места, красиво, здорово. В каких-то городах их было больше, были чисто армянские деревни. Но это азербайджанская земля. И с этой проблемой мы живем уже более 20 лет, и нам никак не могут позволить вернуть Нагорный Карабах. Потому что если международные игроки-тяжеловесы оставят нас один на один с Арменией, то мы вернем все это, не пройдет и недели. И армяне это знают. И то, что случилось несколько дней назад, лишний раз это доказало.

— На данный момент что там происходит?

— Азербайджанская армия отбросила армян. Армянская линия фронта изменилась. Армянские вооруженные силы вынуждены были отступить. И те территории, которые азербайджанская армия вернула под свой контроль, сейчас укрепляются. Но напряжение по-прежнему высокое. Если стороны не обстреливают друг друга крупнокалиберными видами вооружений, это не значит, что совсем не происходит каких-то перестрелок. Официально со вчерашнего дня в 12:00 обе стороны согласовали прекращение огня.

«Напряжение по-прежнему высокое. Если стороны не обстреливают друг друга крупнокалиберными видами вооружений, это не значит, что совсем не происходит каких-то перестрелок». Фото ap.org

Хочешь мира – готовься к войне

— Действительно ли Азербайджан готовился к войне, увеличивая военные расходы, наращивая военный потенциал?

— Мы всегда готовились к войне. Но мы заявляли, что готовы решить вопрос мирным путем. При этом не исключаем военное решение конфликта. Потому что за 20 с чем-то лет разрешение мирным путем с места не сдвинулось. Все переговоры Ереван торпедирует. Нужно понимать, что оккупирован не только Нагорный Карабах. Оккупировано 20% территории Азербайджана – это, помимо самого Нагорного Карабаха, семь районов вокруг него. Принадлежность этих районов к Азербайджану не ставит под сомнение даже Ереван. То есть Ереван говорит: «Да, это ваши земли. Мы их оккупировали, но отдадим тогда, когда вы признаете, что Нагорный Карабах – независимая территория. Для нас это буферная зона». Мы отвечаем: «Чуваки, никакой буферной зоны быть не должно. Переговоры хотите? Давайте вести. О том, что такое Нагорный Карабах, должны решить его жители. Сейчас там живут только армяне, азербайджанцев оттуда изгнали. Для того, чтобы решить судьбу Нагорного Карабаха, туда должны вернуться азербайджанцы. Потом должен быть проведен референдум. Но прежде всего верните те семь районов, которые вы оккупировали вокруг Нагорного Карабаха». Вот вокруг чего идет загвоздка. Армяне говорят, чтобы мы согласились на независимость Карабаха, а мы – за референдум, но начать с возвращения этих семи районов.

И Минская группа (Россия, США, Франция) ничего не может сделать, хотя призвана урегулировать. Разрешение конфликта мирным путем за 20 лет не сдвинулось ни на йоту. При этом мы, конечно, наращивали вооружение, закупали. Благо, все последние годы высокая цена на нефть позволяла нам наращивать военный бюджет. И военный бюджет Азербайджана был больше бюджета всей Республики Армения. Это нормальная практика: и мы закупали оружие, и Армения закупала настолько, насколько позволяют их финансовые средства. Наши финансовые возможности были на порядок выше.

Кому интересен конфликт?

— Насколько турецкие структуры влияют на азербайджанскую армию?

— Никак не влияют. У нас самодостаточная армия, не нуждающаяся в чьих-то влияниях. У нас есть свои армейские традиции. Наши военные обучались и в Турции, и на курсах НАТО, и в российских вузах. У нас достаточно квалифицированный армейский корпус. Здесь нет такого, что приехали турецкие командиры и влияют на армию.

— А вообще, насколько высоко влияние Турецкой Республики на Азербайджан?

— Такое же высокое, как и со стороны США или России. Турция – это наш сосед, один из союзников и партнеров, братское государство. Смотря что именно вы хотите сказать.

«Разрешение конфликта мирным путем за 20 лет не сдвинулось ни на йоту». Фото ap.org

— Например, некоторые эксперты говорят, что нынешнее обострение в какой-то мере на руку Турции.

— Я сталкивался с этой точкой зрения, но не понимаю, зачем это Турции. А в войну стенкой на стенку, когда Азербайджан с турками с одной стороны, а армяне с русскими с другой, я не верю. Этого не произойдет. Зачем Турции подогревать войну в Карабахе? Я логики у таких экспертов не вижу.

Вы поймите, что и Азербайджану начинать войну не было никакого смысла. У нас впервые будет проходить этап «Формула 1» в июле. Летом состоится всемирная шахматная олимпиада – приедут сильнейшие шахматисты. В 2017 году пройдет Исламиада – всеисламские игры.

Из-за падения цены на нефть в 2015 году мы пережили две девальвации маната. Мы сейчас не в том состоянии, чтобы бравировать мускулами, провоцировать ситуацию и начинать войну. Мы не начинали войну, когда у нас было все хорошо с деньгами, потому что мы приверженцы мирного разрешения конфликта. Тем более нам незачем это начинать сейчас. Да, это не значит, что если по нам будут стрелять, мы будем прятаться. Коли выстрелили, мы ответили адекватно. Но и заинтересованы в войне сейчас мы были меньше всего. Частичная заинтересованность в войне могла быть у России, чтобы в очередной раз показать себя в роли миротворца. И Армения заинтересована, чтобы выйти из переговоров и сказать: «Вот видите, мы не можем вести переговоры с противником, который по нам стреляет». И она может еще несколько лет торпедировать переговорный процесс. Кому угодно, но только не нам это выгодно.

— Расскажите о роли России в этом конфликте, в том числе в урегулировании.

— Я не знаю, насколько ваше издание позволит это написать. Роль России велика. Несмотря на то, что участниками конфликта являются Азербайджан и Армения, на самом деле, Россию тоже можно назвать полноценным участником этого конфликта, потому что не без ее участия этот конфликт разросся, не без ее участия он вошел в стадию перемирия на тех условиях и в тех границах, в каких остался. Мы знаем, что на ранней стадии конфликта российские вооруженные силы серьезно помогали армянской армии, сражались целые бригады, мотострелковые взводы. И политическое влияние Россия оказывала, поддерживая Армению, в том числе информационно. Россия – полноценный участник конфликта, который и может разрешить его сейчас, если надавит на Ереван.

«Сейчас нет людей, кто откровенно писал бы в «Фейсбуке» или еще где-то, что они недовольны руководством страны». Фото a-r.az

— Какую-нибудь роль сыграл в процессе посол Азербайджана в России Полад Бюльбюль-оглы?

— Роль он никакую играть не может, в урегулировании конфликта играют только главы государства. Но то, что он работает, выполняет посольские функции достаточно хорошо… Его приглашают на телеканалы, он объясняет азербайджанскую позицию для российского населения, делает это достаточно убедительно.

Стулья Ильхама Алиева

— Какую-нибудь роль играет военная база РФ в Гюмри?

— Нападать на Армению мы не собираемся. Мы только хотим вернуть свои земли, оккупированные Арменией. Для Армении это, безусловно, подспорье, это помощь. И насколько я знаю, в Гюмри служит огромное количество армян с российскими паспортами.

— Правда ли, что Ильхам Алиев пытается усидеть на двух стульях, лавируя между Россией и Турцией?

— А как же США? Тогда надо говорить о трех стульях. А как же Евросоюз? Тогда надо говорить о четырех стульях. В последние годы независимости мы на всех международных площадках, на всех встречах говорили, что мы за многовекторную внешнюю политику. Мы поддерживали равноудаленные отношения со всеми партнерами. Никаких кренов в ту или иную сторону мы делать не собираемся. Кто нас пытается перетянуть в свете сложившихся в мировой политике событий? Какие ведутся разговоры, как все происходит? Мы не знаем. Но то, что мы пытаемся сохранить хорошие отношения со всеми, это факт.

Тимур Рахматуллин

realnoevremya.ru

Нагорный Карабах: транзитная и ресурсная «шкатулка» Закавказья | 1news.az

Состоявшиеся 18-19 июля в Москве прямые переговоры президентов и министров иностранных дел России, Армении и Азербайджана по армяно-азербайджанскому урегулированию и решению проблемы Нагорного Карабаха выявили, похоже, компромиссные нюансы в позициях сторон.

Наконец-то обозначены и предварительные сроки урегулирования этой – самой кровоточащей и первой в СССР публичной межнациональной конфронтации.

Повышающаяся роль России в этом вопросе, да и в Закавказье в целом, связана не только со стратегическим партнерством РФ с Арменией, но и активным развитием в последнее время российско-азербайджанских отношений. А также постепенным возобновлением диалога и сотрудничества между Россией и Грузией, передает a-rbi.ru.

Армянская сторона заявила о невозможности возвращения в регион азербайджанских беженцев до урегулирования этой проблемы. Азербайджанская сторона отметила возможность предоставления самой широкой автономии Нагорному Карабаху. Уже в этих «точках» есть компромиссные акценты. Потому что Ереван прежде вообще отрицал возможность возвращения в регион азербайджанских беженцев, а Азербайджан отказывался повышать автономию Нагорного Карабаха выше прежнего ее уровня – то есть выше статуса автономной области.

Эксперты считают наиболее вероятным вариант урегулирования, схожий с тем, какой имел место в Боснии и Герцеговине в середине 1990-х годов. А именно: азербайджанские и армянские территории региона будут сформированы в автономные районы, соответственно, Азербайджана и Армении. На смешанной основе будет создана единая автономная администрация Нагорного Карабаха, которая, например, будет курировать «общекарабахские» экономические и гуманитарные проекты.

Такой вариант урегулирования позволит, во-первых, построить Южную трансзакавказскую железную дорогу Агдам (Азербайджан)-Ханкенди (Нагорный Карабах) – Кафан (Армения)-Нахчыван (Азербайджан). Эта магистраль соединит друг с другом, причем по кратчайшему пути, Иран и иранские порты в Персидском заливе с Баку и Каспийским морем, а также со стыкующимися с этой артерией железнодорожными коридорами Азербайджан-Россия, Азербайджан-Иран, Азербайджан-Туркмения, Иран-Армения-Грузия-Россия. Кстати, стальную магистраль Ханкенди-Нахчыван планировалось построить в 1950-х, 1960-х и 1970-х годах, но уже в те годы усугублялись разногласия между Ереваном и Баку, что оставляло тот проект в архивах.

Но именно с его помощью Закавказье станет главным транзитным плацдармом в Черноморско-Каспийско-Среднеазиатском регионе. Кроме того, наконец-то заработает азербайджано-иранский пограничный железнодорожный переход Джульфа (в Нахчыванском регионе Азербайджана), имевший стратегическое значение ещё для Российской империи.

А во-вторых, в Южном Закавказье (Нагорный Карабах, Зангезур и Нахчыванская Автономная Республика Азербайджана) будут разблокированы крупные ресурсы железной руды, руд многих цветных металлов, золота, серебра, бокситов, угля, сланцев, минвод и лечебных грязей.

Примечательно, что в последний раз в СССР – весной 1989 г. – этот проект предлагала в Баку, Ереване и Ханкенди в качестве одного из экономических рычагов азербайджано-армянского урегулирования группа ученых (экономистов и транспортников) армянской и азербайджанской национальности во главе с академиком Т.Хачатуровым. Например, Т. Хачатуров в его 82 года денно и нощно доказывал местным властям и специалистам долгосрочные выгоды от столь комплексного проекта. С ним вроде бы соглашались, обещая вскоре дать официальное согласие и известить об этом Кремль. Но Хачатуров умер в сентябре 1989-го, так и не дождавшись упомянутого согласия. А ту группу расформировали уже в ноябре 1989-го – в буквальном смысле – по разные стороны баррикад.

Да, о Нагорно-Карабахском конфликте говорится и пишется постоянно с середины 1980-х годов. Однако не только его транзитная, но и природно-ресурсная составляющие – по-прежнему за кадром. Может, потому, что именно эти факторы – главные причины столь длительного и тяжелейшего по последствиям конфликта?..

В Нагорном Карабахе армянские компании продолжают добывать золото и другие ресурсы. Здесь работает более 30 таких компаний, среди которых Sterlite Gold Ltd, Sirkap Armenian, Base Metals, Manex and Valex, Armeniam Copper Programme, и общие их инвестиции превысили 35 млн долларов. «Одна из золотодобывающих компаний Армении (FDM), начав свою деятельность в том регионе в 2001 году, добыла с тех пор более 16 тонн золота, в т.ч. в 2006 году – более 5 тонн золота. В Нагорном Карабахе находятся 155 разведанных сырьевых месторождений в основном с промышленными запасами, в том числе 5 золоторудных, 6 ртутных, 2 медных, 1 свинцовое, 1 цинковое, 14 – самоцветных камней, 9 гипсовых, 4 мраморно-туфовых, 10 – минеральных вод, 7 – лечебных грязей.

А по данным «Минпрома» сепаратистов (2008 г.), «...еще с давних времен обнаружены залежи и проявки многочисленных видов металлов, в особенности цинка, свинца, меди, золота, серного колчедана, железа. Регион также богат неметаллами: в частности, имеется много залежей мрамора и мраморизированного известняка с разнообразными цветовыми оттенками. Есть также запасы гранита, базальта, туфа, сырья для производства графита».

Но в Нагорном Карабахе возможна и нефть: по мнению начальника отдела подземных энергетических ресурсов Минэнергетики Армении Гарика Бабуряна, «вероятность обнаружения нефтяных месторождений в Нагорном Карабахе намного выше, чем в Армении. В том регионе даже есть места, где проявления нефти выходят на поверхность, хотя это ещё не признак наличия промышленных запасов. Нужно работать, проводить разведку, но иностранные компании пока боятся вкладывать там инвестиции».

Что касается «газового» фактора, отметим: согласно исследованиям армянских и азербайджанских специалистов, именно через Нагорный Карабах достигаются кратчайшее расстояние и минимальные инвестиции при создании и использовании лоббируемого США и Евросоюзом трансконтинентального газопровода «Набукко» (Каспий-Азербайджан-Турция-Восточная и Центральная Европа).

Э.Рустамов

www.1news.az

Карабахская нефть: знают ли в Карабахе, чем обладают? - 12 Июня 2011 - Аналитика

Analitika.at.ua. У коренного жителя Баку, заслуженного геолога Азербайджанской ССР, кандидата геолого-минералогического наук Арсена Аршаковича Цатурова была редкая коллекция художественных тарелок, среди которых были изделия самых известных мастерских Парижа, Севра, Праги, Масена, Ломбардии, Брюсселя, Санкт-Петербурга, а также из китайской, японской и персидской традиций. Данная коллекция перешла к нему по наследству от родного дяди – брата его матери, профессора математики Аркадия Саркисовича Нерсесова. Арсен Аршакович также был племянником полковника Тер-Аветикова, который руководил карабахско-армянскими вооруженные силами в тяжелые годы революции и гражданской войны.

 

В начале декабря 1988 года соседи-азербайджанцы предлагали А.А.Цатурову перенести шесть больших ящиков с данной коллекцией на железнодорожный вокзал, от которого уходили поезда в Ереван. Но пожилой человек, воспользовавшись дружественным расположением соседей, которые знали, насколько дорога для него эта коллекция, перевез в шести ящиках не коллекцию, которая стоила очень и очень дорого, а материалы геолого-изыскательских работ, которые проводились различными геологическими экспедициями на территории Нагорного Карабаха, а также в окружающих его районах – Дашкесанском, Ханларском, Шаумянском, Кубатлинском, Зангеланском, Кельбаджарском и Лачинском.

 

А.А.Цатуров был опытным геологом-рудником, который еще в 30-е годы выполнял специальные задания правительства СССР по изысканию месторождений кобальта, а затем и редкоземельных элементов. В 1945 году специальным приказом правительства были проведены изыскательские работы по обнаружению редкоземельных элементов в Севано-Мровдагском хребте, в результате чего были обнаружены многие проявления драгоценных, цветных и легирующих металлов. Имелись материалы, подтверждающие наличие в Кельбаджарском, Лачинском и Кубатлинском районах до 500 – 550 тонн золота, до 2700 тонн серебра, запасы меди в Кельбаджарском районе составляют, по далеко не полным данным, 875 тысяч тонн, в Кубатлинском – 450 тысяч тонн, в Лачинском – около 300 тысяч тонн.

 

Наиболее ценным представлялось обнаружение в верхнем течении реки Тертер уникального месторождения кобальта с прогнозными запасами до 150 тысяч тонн. Обнаружено, но плохо изучено месторождение хрома – до 2,0 млн. тонн. Имеются многочисленные следы редкоземельных элементов – лития, бериллия и других, необходимых для нужд радиоэлектронной и медицинской промышленности. Обнаружены также месторождения барита, серного колчедана, малоизучены огромные месторождения сырья, содержащего алюминий.

 

Среди данных материалов имелся доклад правительству Азербайджана от мая 1968 года, который в дальнейшем был изъят из геологического фонда Азербайджана и которому был придан гриф – совершенно секретно. Данный доклад, включающий 62 страницы машинописного текста и некоторые схемы и таблицы, содержал информацию об истинных запасах драгоценных и цветных металлов по результатам так называемой Специальной Мровдагской экспедиции. В соответствии с данной информацией, в Кельбаджарском, Лачинском, Кубатлинском и Зангеланском районах имеются следующие запасы металлов по категории А1+ В1: золота – 1250 тонн, серебра – 4550 тонн, меди – 1840 тысяч тонн, свинца – 660 тысяч тонн, цинка – 775 тысяч тонн, кобальта – 150 тысяч тонн, хрома – 2250 тысяч тонн (с учетом флангов – 3500 тысяч тонн). В докладе, также имеются сведения о значительных запасах алюминиевого сырья (до 120 млн. тонн) и железных руд с содержанием железа до 45 – 55%.

 

Помимо данного доклада имелись другие записки о наличии выходов минеральных вод, полудрагоценных и поделочных камней, шпата, природных красящих веществ. Имелись также сведения о месторождениях полезных ископаемых, в том числе драгоценных и цветных металлов в Дашкесанском, Ханланском, Шаумянском и Гетабекском районах. Возможно, данные материалы содержали много неточностей, так как политика Азербайджана была направлена на «замораживание» изыскательских работ, связанных с интересами оборонной промышленности СССР. Эта политика распространялась также на нефть и газ. В результате с начала 70-х годов серьезных работ в этих провинциях не велось. Гейдару Алиеву удалось «заморозить» изучение и разработку крупного и подготовленного к эксплуатации месторождения полиметаллических руд в Белоканском районе. В последние два десятилетия советской власти советское правительство и, тем более, Министерство геологии СССР не имело рычагов воздействия на руководителей союзных республик в отношении организации разработок новых месторождений нефти, газа, руд черных и цветных металлов. Это положение особенно ощущалось в республиках Закавказья и в Узбекистане.

 

Было бы неверным рассматривать исконные армянские земли, расположенные вокруг Нагорного бывшей НКАО, как пустыню. Это богатейшие земли, которые хранят много ценного. В геологическом отношении они пока очень плохо изучены. Можно предположить, что в Кубатлинском и Зангеланском районах имеются весьма крупные месторождения меди и молибдена, сопоставимые по запасам с месторождениями в Капанском и Мегринском районах. Это позволит со временем создать два предприятия средней величины по добыче и обогащению медной руды в Кельбаджарском и Кубатлинском районах, а также предприятий по добыче золота, хрома и кобальта в Кельбаджарском районе. Имеются также малоизученные месторождения меди, цинка и свинца в западной части Гадрутского района (у Безымянной речки).  Имеются перспективы  связи с проявлениями меди, золота и серебра у села Мирзик в Джебраильском районе. Представляет интерес скопление гипса у села Мецшен в Мартакерском районе. Имеются много проявлений золота и серебра по реке Хачен в Мартакертском районе.

 

Опыт работы в Управлении геологии Азербайджанской ССР позволяет утверждать, что имеются хорошие предпосылки для проведения работ по обнаружению нефти в Агдамском, Мартунинском, Физулинском и Джебраильском районах, которые входили в две соответствующие экспедиции – Верхне-Араксинскую и Нафталанскую. Этим экспедициям, которые работали в этих и других районах не менее 20 лет,  не уделялось большого внимания, и результаты их работы не позволяют сделать достоверных выводов. Но можно утверждать, что вся территория Нагорного Карабаха является перспективной на нефть. Например, разведочные работы на двух буровых в Физулинском и Джебраильском районах дали хорошие результаты.

 

В целом, в Карабахской (условной) провинции прогнозные запасы нефти могут составлять до 250 – 300 млн. тонн. Но особое народнохозяйственное значение имеют месторождения золота, серебра, кобальта, хрома, меди и других цветных металлов. Усилия в этом направлении дали отличные результаты в Мартакертском районе. Верхне-Араксинской экспедицией несколько лет руководил опытный геолог Гарри Акопович Осипов. По его свидетельству, на разведывательной скважине №2 (5 км к юго-западу от поселка городского типа Джебраил) обнаружена малосернистая нефть, при высоком давлении и хороших параметрах.

 

Как известно, сразу после распада СССР спецслужбы США и отчасти Великобритания стали предпринимать усилия для выяснения информации о месторождениях различных минеральных ресурсов в бывших союзных республиках. Прежде всего, был проявлен интерес к углеводородам и цветным металлам. Для данных целей широко применялись возможности спутников, а также использовались уже проведенные разработки геолого-разведки в СССР, в разное время. Позже при различных условиях результаты данных исследований, так или иначе, проявлялись в деятельности нефтяных, газовых компаний, а также компаний золотодобычи. Большое внимание уделялось также месторождениям урана.

 

В 2000-х годах в Университете им. Джона Хопкинса были в хождении тексты по теме геологических изысканий на территории карабахской и нахичеванской провинций. Рассмотрение данных текстов, даже в приближенном виде, показывает, что в отношении карабахской провинции американцами были проведены довольно подробные работы и создан весьма ценный материал, который кардинально меняет представления о том, каковы объемы и характер некоторых месторождений металлов и углеводородов в этой зоне. В связи с этим, можно отметить, что в долине Аракса, на достаточно широком участке, залегают три месторождения нефти и газа, с общими запасами не менее 145 – 200 млн. тонн нефти и до 250 млрд. куб. газа.

 

Это, конечно же, только прогнозные оценки, но достаточно достоверные. Отмечается, что на более глубоких отметках имеются более крупные запасы. Часть нефтеносных полей распространяются на территорию Ирана, но на левобережье Аракса, помимо значительных месторождений, имеются и так называемые нефтяные и газовые ловушки, где сосредоточены до 2 – 5 млн. тонн нефти и до 10 – 20 млрд. куб. газа. Таких небольших скоплений нефти и газа предполагается от 7 до 18.

 

В Южной части Карабахского хребта находятся значительные месторождения меди и других месторождений цветных металлов. Запасы меди здесь могут составить до 2,5 – 4,0 млн. тонн, цинка и свинца – до 1,0 и 1,6 млн. тонн. Это довольно значительные месторождения, и они могли бы стать базой для промышленных разработок. Наряду с этим, указывается на проявления редкоземельных элементов, к чему привлечено большое внимание в данных текстах. В этой зоне также имеются крупные залежи кварцевого песка, качественной глины и гипса.

 

Таким образом, Южная часть Карабаха могла бы стать зоной значительных разработок ценных полезных ископаемых. В гораздо меньшей мере выявлены месторождения различных цветных металлов и материалов в зоне нижнего течения реки Воротан. По оценкам, приводимым в данных американских текстах, данная зона нижнего течения Воротана просто уникальна по нахождению месторождений цветных и редких металлов. Указываются также объемы средств, необходимых для детального обследования Южной части Карабаха, которые достигают 200 – 300 млн. долл.

 

Необходимо уделить внимание созданию геологической службы в Нагорном Карабахе, что может очень скоро оправдать затраты. В Российской федерации, в Туркменистане, Узбекистане и Армении имеется ряд специалистов, хорошо знакомых с условиями в карабахской провинции. Почему бы ни привлечь к данным исследованиям зарубежный капитал? Игорь Мурадян, lragir.am

analitika.at.ua

Нагорный Карабах: На краю пропасти?

Группа GEurasia, специализирующаяся на изучении процессов, происходящих в странах Европы и Евразии, опубликовала на своем сайте новую работу каталонского политолога Абеля Риу о Карабахском конфликте, перевод которой мы представляем вашему вниманию без купюр.

Ключевые данные:

Нагорно-карабахский конфликт переходит в наиболее ожесточенную и неопределенную фазу с момента окончания войны 1991-1994 годов.

Доверие между Баку и Ереваном находится на историческом минимуме. Российской дипломатии не удалось продвинуться к решению на основе переговоров.

Присутствие наблюдателей ОБСЕ формальное и не способствует снижению напряженности на линии соприкосновения.

Необходимо более активное участие и международная координация для придания нового импульса переговорам.

В апреле 2017 года исполнился год так называемой Четырехдневной войне в Нагорном Карабахе. Эти боевые действия, наиболее серьезные с момента соглашения о прекращения огня в Бишкеке, положившего конец войне между армянами и азербайджанцами 1991-1994 гг., оставили после себя от 200 до 250 погибших и впервые за более чем два десятка лет распахнули двери к открытому возврату войны за контроль над данной территорией.

Столкновения 2016 года стали пиком максимальной враждебности после двух лет роста напряженности, превысив число потерь 2014-го (около 50 погибших) и 2015 (около 100) гг. Эскалация насилия на одной из трех самых милитаризованных границ планеты (наряду с границей Кашмира и той, что разделяет две Кореи), которая продолжает сохраняться и в 2017 году, с десятками смертей с обеих сторон вследствие спорадических военных столкновений на линии соприкосновения, вызывает большую тревогу.

Истоки конфликта

Из всех вооруженных столкновений, возникших после распада Советского Союза, Нагорно-Карабахский конфликт (см. примечания), по всей вероятности, имеет самый высокий уровень сложности и риска возобновления военных действий.

Война 1991-1994 гг. между армянами и азербайджанцами за контроль над данной территорией завершилась окончательной победой армянской стороны, позволив приобрести контроль над 90% территории Нагорного Карабаха, а также семью соседними районами (указанными на карте 1 оранжевым цветом) в качестве буферной зоны, или «зоны безопасности». Эта война завершилась, оставив после себя от 30 до 40 тыс. погибших военных и гражданских лиц и более одного миллиона перемещенных, а также наследие в виде неразрешенного конфликта.

Спорная территория, эквивалентная 13% от де-юре площади Азербайджана, стала де-факто независимой (не признана ни одним государством в мире) под названием Нагорно-Карабахской Республики или Арцаха. Это название, которое она имела, будучи провинцией Армянского царства. В настоящее время на ней проживают около 140 тыс. человек, подавляющее большинство из них — армяне.

Ситуация с переговорами

Как Армения и власти Нагорного Карабаха, так и Азербайджан имеют причины быть неудовлетворенными статус-кво после 1994 года. Армянская сторона, в первую очередь, страдает от последствий географической и политической изоляции, а также от отсутствия международного признания и гарантий безопасности своей территории[1], особенно что касается населения, проживающего вблизи линии соприкосновения, непосредственно страдающего от частых эскалаций конфликта.

В свою очередь, Баку является более пострадавшим от нынешнего статус-кво с точки зрения контроля над спорными территориями, рассчитывая, в первую очередь, на возвращение семи районов, прилегающих к Карабаху и находящихся под армянским контролем с момента окончания войны.

Даже правительство Армении не признает независимость Нагорного Карабаха, поскольку это означало бы очевидное одностороннее нарушение базовых принципов урегулирования конфликта, зафиксированных так называемой Минской группой ОБСЕ. На практике уже существуют многочисленные связи и сферы сотрудничества между Арменией и Карабахом в областях, для которых практическая польза такого шага было бы крайне ограниченной, в то время как в дипломатической плоскости это было бы совершенно контрпродуктивно.

Тем не менее, Ереван оставляет за собой право на признание для оказания давления на Баку в случае необходимости, как это было в апреле 2016 года для остановки азербайджанского военного наступления. В случае возобновления широкомасштабной войны, как в 1991-1994 гг., Армения, скорее всего, в конце концов, признает независимость Нагорного Карабаха.

С дипломатической точки зрения Россия, Франция и США ведут переговоры о мире в качестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ, сформированной в 1994 году и включающей в себя также Беларусь, Германию, Италию, Швецию, Финляндию, Турцию, Армению и Азербайджан.

Документ, известный как «Мадридские принципы», разработанный сопредседателями Минской группы в 2007 году, устанавливает контуры переговорного процесса, выводящего к разрешению конфликта. Он предусматривает следующие фазы:

Возвращение под азербайджанский контроль территорий вокруг Карабаха, в настоящее время находящихся в руках армян;

Временный режим самоуправления и безопасности для Карабаха, окончательный правовой статус которого будет установлен посредством юридически обязывающего волеизъявления его населения;

Физическое сохранение коридора между территориями Нагорного Карабаха и Армении через город Лачин;

Право перемещенных лиц и беженцев на возвращение в места их прежнего проживания;

Развертывание международной миротворческой миссии.

До настоящего времени ни Ереван, ни Баку не приняли Мадридские принципы. Армения отказывается уступить контроль над Карабахом и прилегающими к нему районами без конкретного срока проведения референдума, и настаивает на одновременном осуществлении всех мер[2], следуя условию: «Ничего не согласовано, пока всё не согласовано».

В свою очередь, Азербайджан требует вывода армянских сил с контролируемых ими территорий, откладывая на возможно больший срок проведение референдума, который, с полной уверенностью, обернется потерей региона навсегда, предлагая вместо окончательного статуса широкую автономию. Вопрос о возвращении семи прилегающих районов является существенно важным элементом, однако армянская сторона понимает, что их возвращение без каких-либо последующих гарантий осложнило бы защиту Карабаха в случае нападения, грозя возвращением в окружение враждебных сил, как в 1991 году.

Эти взаимоисключающие позиции привели к тому, что вв реальности в течение двух последних десятилетий прогресс на дипломатической арене был практически ничтожным. Хотя президенты Армении и Азербайджана, во многом благодаря российскому посредничеству, с определенной частотой и продолжают встречаться, однако ни одна из сторон не готова идти на значительные уступки.

Азербайджанские власти, разочарованные отсутствием прогресса в переговорах последних двух десятилетий, в течение последних трех лет взялись за осуществление на практике политики постепенного «перегрева» конфликта. Посредством данной стратегии произошла эскалация сдерживавшейся и контролировавшейся напряженности, что имело под собой главную цель — надавить на Армению и власти Карабаха и привлечь внимание международного сообщества. При этом увеличились людские и территориальные потери армянской стороны из-за нападений, повлекших за собой жертвы среди военных и гражданских лиц, а также незначительные потери контролируемых территорий, как это произошло в апреле 2016 года.

Структурная первопричина этого изменения в стратегии кроется в буме, вызванном доходами от экспорта нефти, который Азербайджан переживает с 2005 года, благодаря строительству и вводу в эксплуатацию нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Данная инфраструктура транспортирует азербайджанскую нефть, предназначаемую в основном для ЕС и Израиля, от Каспийского до Средиземного моря, пересекая азербайджанскую, грузинскую и турецкую территории. Новые поступления валюты, по данным Всемирного банка, повлекли за собой 500%-ный рост азербайджанского ВВП за последнее десятилетие. Согласно данным Международного института исследования проблем мира в Стокгольме (SIPRI), большая часть этих доходов была направлена на увеличение национального военного бюджета, (конкретно — на 444% в период с 2006 по 2015 гг.).

Именно в снижении доходов с 2014 года из-за падения цен на нефть кроется большая часть конъюнктурных причин роста напряженности в Карабахе. В 2015 году азербайджанская экономика выросла всего на 1,1%, в 2016 году сократилась на 3,8%, а в 2017 году ожидается сокращение на 1,1%. Эти цифры очень далеки от показателей 2002-2009 гг., когда они колебались от 9 до 32 % годового роста. Уровень жизни в стране ухудшается, и уже имело место множество протестных выступлений на улицах основных городов. Поэтому президент Азербайджана Ильхам Алиев использует конфликт в Нагорном Карабахе и в качестве элемента социального отвлечения для укрепления стабильности своего режима.

Что касается Армении, то частичное поражение в Апрельской войне обострило чувство неудовлетворенности ее жителей, возросшее за последние пять лет из-за высокого уровня коррупции, произвола олигархии, роста безработицы и повышения цен на некоторые основные услуги. В июле 2016 года группа ветеранов Карабаха, называемая «Сасна црер», насильственно захватила полицейский участок в одном из районов Еревана, требуя отставки президента Сержа Саргсяна и отказа от территориальных уступок в рамках дипломатических переговоров. Нападение повлекло за собой гибель полицейских и захват заложников. Это продлилось несколько недель, одновременно породив манифестации, в которых поддержка этих требований перемешалась с другими требованиями социально-экономического и антикоррупционного характера. Ответом Республиканской партии Саргсяна стало существенное обновление ее состава, которое привело к появлению множества новых лиц в правительстве, в том числе премьер-министра Карена Карапетяна, чье выдвижение было одобрено на парламентских выборах, прошедших в феврале 2017 года.

По этой причине армянские власти располагают крайне ограниченным полем для маневра на переговорах относительно статус-кво Карабаха, поскольку подавляющее большинство населения выступает против значительных уступок.

Разница между стратегиями, преследуемыми, соответственно, Арменией и Азербайджаном (замораживание и нагнетание конфликта), находит свое отражение и в вопросе международных наблюдателей. Нынешняя миссия ОБСЕ в зоне конфликта состоит лишь из шести членов, которые даже не присутствуют на территории на постоянной основе. Эта цифра контрастирует с 700 наблюдателями ОБСЕ в Донбассе, а также 200 наблюдателями ЕС в Абхазии и Южной Осетии[3]. В то время как Ереван и Степанакерт выступают сторонниками расширения присутствия наблюдателей и международного мониторинга в целях повышения безопасности на местах, Баку категорически против какого-либо компромисса, подразумевающего совершенствование гарантий безопасности в зоне конфликта, поскольку понимает, что это послужило бы укреплению (и замораживанию) нынешнего статус-кво. Для Азербайджана возможность соглашения о расширении миссии наблюдения связана с прогрессом в вопросе возвращения территорий.

Эскалация насилия в апреле 2016 года показала, что конфликт действительно не разрешен, и что он находится в ситуации, близкой к войне, а не к миру. В течение месяцев, последовавших непосредственно за Апрельской войной, Минская группа организовала две встречи президентов Армении и Азербайджана: 16 мая в Вене и 20 июня в Санкт-Петербурге. Усилия направлены на согласование мер по укреплению доверия и безопасности (Confidence- and Security-Building Measures, CSBM), сфокусированных на двух основных компонентах: расширение и усиление миссии по мониторингу, а также внедрение механизма расследования инцидентов в зоне конфликта. Тем не менее, отсутствие взаимного доверия и азербайджанские опасения укрепления нынешнего статус-кво привели к провалу переговоров. Будучи принятыми обеими сторонами, эти меры позволили бы значительно снизить вероятность новой эскалации насилия.

Роль международных акторов

Несмотря на динамику и инерцию, особенно на местах, Нагорно-карабахский конфликт — это конфликт серьезного международного масштаба, в котором заметную роль играют некоторые региональные державы.

Это, прежде всего, Россия (до этого СССР), с самого начала противостояния в конце восьмидесятых годов имевшая значительное присутствие и в качестве двигателя мирных переговоров, и в качестве де-факто гаранта безопасности Армении (где Москва имеет две военные базы и около 5000 солдат), или же в качестве основного поставщика вооружений как Баку, так и Еревану — в случае последнего по ценам внутреннего российского рынка.

Как Россия, так и Армения входят в Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), и между двумя странами существует соглашение о совместной обороне. Российское военное присутствие в Армении после Четырехдневной войны было усилено формированием совместных российско-армянских оборонительных военных подразделений и созданием совместной системы противовоздушной обороны двух стран. В течение последних месяцев Ереван также приобрел ракетные комплексы «Искандер-М» российского производства, способные атаковать любую точку на азербайджанской территории, что, согласно армянским властям, является сдерживающим фактором агрессивной стратегии Баку.

В то же время Москва сохраняет привилегированные отношения с Азербайджаном, являясь его основным поставщиком вооружений. Стратегическое значение Азербайджана из-за его географического положения и запасов углеводородов делает отношения России с этим государством важнее ее обязательств в отношении Армении. Эта политика раздражает многих армян, и в последнее время она вызвала растущее «неприятие» России со стороны некоторых слоев армянского общества.

Нагорно-карабахский конфликт позволяет Москве продолжать полагаться на Армению в качестве рубежа и военного форпоста на Южном Кавказе, Азербайджан же, в свою очередь, превратился в одного из главных покупателей российского вооружения, приобретя его на сумму более 2 млрд. долларов за последнее десять лет. И все же, несмотря на явные преимущества и стимулы, препятствующие разрешению конфликта для России касательно двусторонних отношений как с Арменией, так и с Азербайджаном, также верно, что это представляет собой серьезное препятствие для обеспечения ее проектов экономической интеграции и безопасности на постсоветском пространстве. Так, в рамках ОДКБ недавно возникли противоречия между Арменией с одной стороны, и парой Беларусь - Казахстан, близкой с Баку, с другой. Кроме того, гипотетическое (и желаемое для Москвы) вхождение Азербайджана в Евразийский экономический союз, в котором уже состоит Армения, априори полностью исключено, пока остается неразрешенным конфликт из-за Карабаха.

Что касается Турции, то ее участие незначительно, во многом благодаря стратегии России. Анкара полностью солидарна с позицией Азербайджана — государства, воспринимаемого в Турции в качестве «младшего брата» в тюркской семье, и соперничает с Москвой за влияние на него. На азербайджанской территории присутствуют турецкие военные советники, и часто проводятся совместные военные учения. Данная ситуация подчеркивает историческую вражду между Арменией и Турцией по вопросу Геноцида армян 1915-1923 гг., не признаваемого Анкарой.

В свою очередь, роль, исполняемая до сих пор Европейским союзом, остается весьма второстепенной. В отличии от других де-факто независимых территорий, таких как Южная Осетия или Абхазия, в Нагорном Карабахе присутствие ЕС нулевое. Его внешняя политика в регионе подчинена исключительно геостратегическим интересам и стремлению к снижению своей зависимости от импорта российской нефти и газа.

Перспективы развития

На данный момент Нагорно-карабахский конфликт является жертвой своей собственной внутренней динамики, в которой соображения безопасности Южного Кавказа в целом имеют крайне малый вес. Несмотря на свое военное, политическое и экономическое значение в регионе, возможности влияния России на стороны конфликта в случае возобновления полномасштабной войны могут быть весьма ограниченными.

Дистанция между азербайджанским и армянским обществами будет увеличиваться и из-за отсутствия контакта между ними. Азербайджанский милитаристский соблазн изменить статус-кво силой и готовность армянской стороны оперативно обратиться к контрмерам в случае любого нападения увеличивают возможность новых эскалаций насилия. Сценарий, который, учитывая большую и лучшую подготовку обеих сторон по сравнению с апрелем 2016 года, вероятнее всего, повлечет за собой превышение уровня насилия, отмечавшегося тогда. Этот возможный возврат к военным действиям привел бы к сотням новых жертв среди военных и гражданских лиц, не исключая возврата к ситуации полномасштабной войны с катастрофическими последствиями для всего региона.

С другой стороны, такие внешние факторы, как кризис на Украине, оказывают негативное влияние на перспективы разрешения конфликта. События, произошедшие в этой стране с 2014 года, усилили характерную для постсоветского пространства тенденцию действовать в одностороннем порядке и без учета международных норм (следуя в русле войны между Россией и Грузией 2008 года) посредством политики свершившихся фактов. Эта динамика вызвала больший хаос в зоне конфликта, побуждая как армян, так и азербайджанцев занять еще более крайние и максималистские позиции в своих требованиях, как и сделать ставку на собственные способы их защиты перед международной системой, правовая основа которой раз за разом внушает им все меньше доверия[4].

Возможность сценария новых эскалаций требует более активного вовлечения международной, а не только российской дипломатии. Прежде всего, необходимо реактивировать и усилить роль двух других сопредседателей Минской группы — Франции и США. Три эти страны должны отбросить свои разногласия для применения на самом высоком уровне скоординированного дипломатического давления на две противоборствующие стороны с целью разблокирования нынешней тупиковой ситуации, восстановления постоянных каналов связи между Баку и Ереваном и согласования мер по укреплению доверия и безопасности в зоне конфликта, что позволит снизить риски появления новых волн насилия.

Со своей стороны, ЕС должен воспользоваться этой возможностью для занятия более активной позиции в регионе Южного Кавказа. Необходимо выйти за пределы геостратегических интересов в регионе, используя свой потенциал экономического влияния и текущие переговоры с Арменией и Азербайджаном в рамках новых двусторонних соглашений для оказания давления, которое способствует пониманию и снижению напряженности между двумя странами. Спустя некоторое время сделать это может оказаться слишком поздно.

Абель Риу, Центр по изучению мировых проблем «Делас»

Перевод с испанского — © Пандухт

На заставке карта 1: Нагорно-Карабахский конфликт: зоны, контролируемые каждой из сторон

Примечания

В период СССР данная территория входила в состав Азербайджанской Советской Социалистической Республики под названием Нагорно-Карабахская автономная область. Согласно RAE, на кастельяно одинаково правильны названия «Nagorno Karabaj» и «Alto Karabaj».

Библиография

[1]. Grono, Magdalena (2017), “Looming Dangers One Year after Nagorno-Karabakh Escalation”, International Crisis Group, 31 de marzo.

[2]. Ruiz González, Francisco J. (2014), “El conflicto de Nagorno-Karabaj: ¿camino de una solución negociada?”, Documento de Opinión 04/2014, Madrid: Instituto Español de Estudios Estratégicos, Ministerio de Defensa.

[3]. Kucera, Joshua (2016), “Nagorno-Karabakh: Trying to Separate Fact from Fiction”, EurasiaNet.org, 8 de abril.

[4]. International Crisis Group (2017), Nagorno-Karabakh’s Gathering War Clouds, Europe Report nº 244, Bruselas: International Crisis Group.

Оригинал публикации — http://geurasia.eu/wp-content/uploads/AG-2017-04-Nagorno-Karabaj.pdf

Об авторе 

Абель Риу — политолог, специализирующийся на постсоветском пространстве и сотрудник Центра изучения мировых проблем «Делас». Обладает степенью магистра в области политики и международных исследований Университета Уппсалы (Швеция) по специальности «Евразийские исследования», лиценциат политологии Университета Барселоны. В настоящее время является консультантом и руководителем проектов по сотрудничеству в целях развития, а также сотрудником Центра изучения мировых проблем «Делас» в Барселоне. Работал в консульстве Испании в Гуанчжоу (Китай) и в Международном институте демократии и содействия выборам в Стокгольме. Опубликовал множество статей и дал интервью в различных СМИ о конфликтах в Нагорном Карабахе, Приднестровье и Донбассе. Является автором блога Eurasiacat. В качестве наблюдателя участвовал в Конституционном референдуме в Арцахе в феврале 2017 г.

pandukht.livejournal.com