Сравнительная характеристика налогообложения инноваций в нефтяной отрасли Россия - Норвегия (стр. 1 из 2). Налогообложение нефти в норвегии


Сравнительная характеристика налогообложения инноваций в нефтяной отрасли Россия

Сравнительная характеристика налогообложения инноваций в нефтяной отрасли: Россия - Норвегия

А.С. Мустафина,

Использование новых технологий, новых видов техники, а также новых методов организации управления и производства обеспечивает, как известно, снижение производственных затрат, ведет к снижению цен, увеличению размера прибыли, к стимулированию новых потребностей, к росту репутации (имиджа) компании и к завоеванию новых рынков сбыта. Учитывая эти возможности, организации нефтегазового комплекса стремятся проводить инновационную политику.

Как свидетельствует статистика, в последние годы крупнейшие нефтяные компании России существенно увеличили финансирование НИОКР (рис. 1). При этом характерной особенностью является то, что основной объем инвестиций приходится теперь не на фундаментальные исследования, как это было в прежние годы (в последнее десятилетие ХХ века), а преимущественно на определенный сегмент производственного процесса, в частности, на разведку и добычу.

Затраты нефтяных компаний на финансирование НИОКР

Рис. 1

Проведя анализ действующей системы налогового стимулирования научной и инновационной деятельности, выявлены следующие основные проблемы:

· отсутствует комплексность, меры налогового стимулирования вводятся фрагментарно и охватывают отдельные сегменты (виды) инновационной деятельности;

· нет стыковки между мерами общего налогового регулирования и льготными режимами, вследствие чего налоговые льготы могут терять свое значение;

· недостаточное число льгот, направленных на стимулирование инновационной деятельности, а также неоднозначность трактовки действующих условий применения налоговых льгот. Это приводит к различной интерпретации возможностей их использования, создает ситуацию нестабильности и усложняет отношения организаций с налоговыми органами;

· имеется целый ряд терминологических пробелов и неясностей, что сужает спектр возможных приложений действующих налоговых льгот и тормозит введение новых налоговых стимулов;

· система налогового администрирования сильно забюрократизирована. Проблема заключается не только в отсутствии каких-либо льгот, а в сложности их использования. Предприятиям проще работать вне льготного режима, чем доказывать налоговым органам право на использование льгот. Соотношение выгод от возможного применения льгот и рисков дополнительных проверок и прохождения через различные бюрократические процедуры пока вынуждает компании к отказу от налоговых льгот;

· практически отсутствует налоговое стимулирование организаций-посредников, то есть таких организаций, которые содействуют установлению связей между организациями науки и предприятиями (финансовые, консалтинговые, экспертные организации, образовательные (тренинговые) центры, в том числе расположенные в технопарках, инновационно-технологических центрах и др.)

Среди негативных факторов особо выделяется непредсказуемость государственной политики, частый пересмотр мер без оценки прошлого опыта. Это не позволяет предприятиям планировать свою работу на долгий срок. Между тем инновационная деятельность и затраты на нее являются долгосрочными вложениями.

Государственная политика Норвегии по стимулированию инновационной деятельности может представлять интерес для России в силу нескольких причин. Во-первых, в обеих странах существует проблема старения ресурсной базы, истощения запасов и вследствие этого необходимость разработки новых месторождений, находящихся в труднодоступных регионах. Во-вторых, с ростом издержек на добычу актуальным вопросом в России и Норвегии является развитие и использование новых технологий. В-третьих, норвежское государство, как и российское, играет немалую роль в нефтедобывающей промышленности.

Норвегия – крупная нефтедобывающая и экспортирующая страна, лидер по ряду направлений научно-технического прогресса в сфере нефтедобычи.

Расходы на НИОКР в Норвегии зафиксированы примерно на одном уровне за последние несколько лет и составляют 1,5% ВВП. Такой же показатель был и в 2005 г. В 2004 г. эта цифра составляла 1,6%, а в 2003 г. - 1,7% (здесь надо учитывать, что ВВП сильно вырос за счет резкого повышения цен на нефть). Если сравнивать с другими скандинавскими государствами, доля расходов на НИОКР в ВВП Норвегии значительно ниже. Объяснение состоит в том, что большую долю ВВП Норвегии составляют низко- и среднетехнологичные отрасли обрабатывающей промышленности, нефтегазовая промышленность (она не считается высокотехнологичной), сфера услуг и рыболовство.

В целях создания благоприятной среды для развития инновационной деятельности норвежское правительство поощряет различные формы сотрудничества компаний, занимающихся инновациями. Наряду со стремлением развивать институциональные основы здоровой инновационной политики и увеличить расходы на НИОКР в приоритетные направления норвежской политики входит поощрение частного акционерного и венчурного капитала, развитие различных форм сотрудничества с национальным и международным бизнесом.

Постоянным приоритетом норвежской политики было создание отечественного научно-технического потенциала. С самого начала становления нефтяной промышленности Норвегия сотрудничала с иностранными компаниями в силу отсутствия собственной базы для развития отрасли. При этом лицензионные соглашения стимулируют передачу технологий от иностранных компаний к норвежским. Предусматривается поощрение и вознаграждение иностранных компаний, которые вносят вклад в создание национального научно-технического потенциала в нефтяной промышленности.

Большое значение в становлении нефтегазовой промышленности Норвегии имеет готовность ключевых игроков к инвестированию в НИОКР. Наряду с компаниями, заинтересованными в разработке и использовании новых технологий, немалую роль в этом процессе играет и государство. Министерство нефтяной промышленности и энергетики инициировало финансируемую государством пятилетнюю программу развития НИОКР в сфере увеличения извлечения нефти, целью которой провозглашены создание научной среды мирового уровня и накопление в Норвегии знаний в области нефтедобычи.

Государство поставило задачу к 2020 г. стать ведущим международным центром нефтяной и газовой отрасли за счет привлечения к инвестированию международных компаний и позиционирования Норвегии как экспортера ценных технологий, которые могут поддержать глобальную деятельность по разведке и добыче.

Для поощрения развития НИОКР в промышленности предусмотрена система налоговых льгот.

Налогообложение нефтяных компаний основывается на стандартном корпоративном налоге (28%) и дополняется специальным налогом (50%) на сверхприбыль от нефтяной деятельности. Компании имеют право на льготы для покрытия расходов на НИОКР, по геологоразведке, операционным расходам и затратам, связанным с выводом из эксплуатации производственных мощностей.

Налоговый режим учитывает финансовые риски компаний, связанные с расходами на разведку. Возмещение расходов может достигать уровня нефтяного налога, если компании не могут открыть ресурсы в своей лицензионной зоне. Такой механизм поощряет вхождение в сектор новых компаний, устраняя риск того, что им придется нести 100% расходов на разведку в случае безуспешного бурения 60.

Другой мерой налоговой политики является компенсация дефицита финансов при завершении производственной деятельности. Было внесено изменение в систему амортизации для краткосрочных активов, касающееся ускоренного списания капитальных затрат для активов со сроком службы менее шести лет. Все эти меры направлены на освоение новых ресурсов, расположенных вблизи существующей инфраструктуры, на разведку неосвоенных территорий и добычу из зрелых месторождений, где требуются незначительные инвестиции в инфраструктуру.

Согласно обзорам недавние налоговые поощрения достигли желаемого результата, поскольку привели к активизации бурения и стимулировали выход малых компаний на шельф. Прогнозируется увеличение уровня добычи из месторождений, которые иначе остались бы неосвоенными. Помимо этого поиску новых инновационных решений способствовало введение одного из самых высоких в Европе налогов на выбросы двуокиси углерода. Это подтолкнуло отрасль к выработке технологических решений, которые сделали Норвегию мировым лидером по улавливанию и хранению углерода.

Столкнувшись с проблемой постепенного снижения уровня добычи нефти, старения месторождений и необходимостью разработки новых месторождений в труднодоступных территориях, норвежское государство постепенно и планомерно взяло курс на создание системы, направленной на развитие технологической базы страны. Была сделана ставка на сотрудничество компаний-операторов, занимающихся разведкой и добычей, крупных международных сервисных компаний, малых поставщиков, сервисных компаний, являющихся пионерами в разработке новых технологий, исследовательских

институтов, соответствующих правительственных структур, что должно способствовать созданию благоприятных условий для развития передовых технологий.

Норвегия выбрала путь отраслевого сотрудничества и координации с развитым частно-государственным партнерством.

В ближайшие годы Норвегия намерена наращивать финансирование фундаментальных исследований. В правительстве есть понимание того, что способность промышленности разрабатывать новые методы добычи и пионерские технологии зависит от долгосрочных обязательств в области исследований, взятых на себя государством. В свою очередь, нефтяные компании, кроме финансового участия, должны предоставлять пилотные площадки для испытания новых технологий.

mirznanii.com

Норвегия увеличивает налоги с нефтяной отрасли :: Экономика :: РБК

Норвегия увеличит налоги с нефтяной отрасли на 520 млн долл. ежегодно. Это будет сделано с целью предотвращения перегрева национальной экономики, передает агентство Associated Press.

Фото: Global Look Press

Как пояснил министр финансов Норвегии Сигбьерн Йонсен, "изменения в налоговой системе приведут к более адекватной оценке стоимости нефтяных активов". К 2050г. правительство Норвегии намеревается получить дополнительные 12 млрд долл.

Правительство страны сократит с 30% до 22% специальные четырехлетние скидки на действия компаний с их ценными бумагами. Кроме того, нефтяной налог будет повышен на 1 процентный пункт – до 51%. Одновременно с 28% до 27% будет понижен общий корпоративный налог.

Государственная нефтяная компания Норвегии Statoil ASA уже раскритиковала действия правительства. Норвежская ассоциация производителей нефти и газа в распространенном по электронной почте сообщении заявила, что действия властей "подрывают стабильность и предсказуемость норвежского нефтегазового рынка".

www.rbc.ru

Налоги в Норвегии. Подоходный налог в Норвегии.

Фискальную систему Норвегии можно назвать одной из классических, традиционных для европейских государств. Данное обстоятельство можно оценивать как положительное, поскольку она одинаково понятна и удобна как для местных жителей, так и для иностранных субъектов, которые планируют заниматься той или иной предпринимательской деятельностью на территории государства. Налоги в Норвегии соответствуют всем общепринятым в Западной Европе принципам и требованиям — даже несмотря на тот факт, что Норвегия на текущий момент так и не стала государством-членом Европейского Союза. В то же время эта страна уже много лет входит в ЕЭС — Европейское Экономическое Сообщество, поэтому может вести экономическое и налоговое сотрудничество с членами Евросоюза на равных условиях. При этом в Норвегии в обиходе находится собственная валюта — норвежская крона, однако, очень широко распространены расчеты в евро, поэтому для удобства и суммы налоговых платежей зачастую указывают не только в кронах, но и в евровом эквиваленте. Налоги в Норвегии бывают как прямыми, так и косвенными; могут устанавливаться и на федеральном, и на местном уровнях.

Обложение финансовых результатов

Общая ставка для предприятий и других субъектов предпринимательской деятельности установлена в размере 25% от суммы полученной прибыли. Она начала действовать с 01 января 2017 года, до этого была значительно выше — вплоть до 28% в предыдущие годы. Проектами нормативно-правовых актов в области налогообложения корпораций предусмотрено последующее снижение ставки корпоративного налога до 23% с 2018 года. Однако сниженный налог на прибыль в Норвегии не будет распространяться на организации, занимающиеся коммерческой деятельностью в финансовой сфере, — для них корпоративный сбор останется без изменений — в 25-типроцентном размере. Величина прибыли (чистого дохода) компании рассчитывается путем произведения вычетов по различным производственным расходам и платежам из общей суммы полученного (валового) дохода компании за отчетный период. Как и в других государствах, отчетным считается календарный год. Налог на прибыль в Норвегии относится к числу федеральных сборов, зачисляется в государственный бюджет, его ставка не зависит от решений местных властей. Он установлен как для предприятий-резидентов, так и для нерезидентов. При этом первые уплачивают средства в норвежскую казну со всей своей прибыли, а вторые — только с той части, которая получена непосредственно на территории Норвегии. С целью избежать двойного начисления платежей Норвегия заключила ряд международных соглашений.

Что платят физлица

Основной налог, который взимается с физических лиц в стране — НДФЛ. Подоходный налог в Норвегии обязаны уплачивать все — граждане государства, мигранты, лица без гражданства, которые занимаются какой-либо оплачиваемой деятельностью на территории данного государства. Требование относительно обязательной уплаты распространяется как на трудоустроенных лиц, получающих заработную плату, так и на самозанятых граждан, которые работают самостоятельно (занимаются творческой деятельностью, имеют частную практику и так далее). Подоходный налог в Норвегии изначально был установлен в размере 27%, однако в 2016 и 2017 годах наблюдается постепенное снижение ставок. Так, в 2016 году процент снижен сразу на 2 пп, до 25% от суммы годового дохода. В следующем, 2017 году, налоговая ставка была еще немного снижена, и на текущий момент подоходный налог в Норвегии для физических лиц составляет 24%. Если годовой доход гражданина составляет менее 164,1 тысячи крон, действует нулевая ставка. Для доходов, превышающих минимальный уровень, установлена прогрессивная ставка подоходного налога — чем выше уровень дохода плательщика, тем большая сумма вычета применяется к его доходам. В настоящее время в Норвегии действует четырехступенчатая шкала по начислению дополнительных процентов на ставку подоходного налога. Помимо указанного выше общеобязательного платежа, нужно вносить социальный сбор, ставка которого установлена в размере 8,2 процента. Если годовой доход физлица не превышает 55 тысяч шведских крон, то такое лицо освобождается от уплаты социального сбора. Следует отметить, что действующее норвежское законодательство одновременно с установлением достаточно высоких налоговых ставок для населения, предусмотрело возможность применения определенных льгот (помимо тех, которые были указаны выше). Чтобы воспользоваться ими, необходимо соблюсти все установленные законодательством требования и предоставить соответствующие подтверждения в налоговую службу. Льготы могут быть предоставлены матерям и отцам-одиночкам, родителям с детьми до 12 лет, морякам, людям, содержащим супруга/супругу с низким доходом (или нетрудоспособного), заемщикам и так далее. Кроме того, установлены дополнительные налоговые льготы для молодежи в возрасте до 22 лет.

Заключение

Норвегия относится к числу наиболее высокоразвитых стран мира, обеспечивает достойный уровень жизни и высокую оплату труда для подавляющего большинства населения. Согласно последним статистическим данным, средний уровень заработной платы в данном государстве превышает 4000 евро, поэтому вполне закономерно, что и налоги в Норвегии достаточно высокие. При этом взносы окупаются благодаря хорошо развитой системе социальной защиты населения, обеспечению высокого уровня медицинского обслуживания, качественного образования и так далее. По этой причине Норвегия на протяжении многих десятков лет остается привлекательным государством для иностранных работников и предпринимателей, которые формируют стабильный приток рабочей силы и капитала в данную страну. В отличие от многих европейских стран, в Норвегии при прочих равных условиях обеспечивается одинаковый уровень заработной платы как для местных жителей, так и для работников-мигрантов — но и налоги все также должны платить соответствующие. Одной из особенностей данного государства стало то, что здесь нет официально закрепленного минимума оплаты труда — это согласовывается только непосредственно между работодателем и работником. Получить исчерпывающую информацию о фискальной нагрузке в Норвегии и способах ее легальной оптимизации можно у сотрудников компании «Прифинанс».

prifinance.com

Налогообложение топливно-энергетического комплекса в норвегии

Статья опубликована в журнале «Газовая промышленность», №07/634/2009, Издательство «Газоил пресс».

НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ ТОПЛИВНО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА В НОРВЕГИИ

В данной статье будут рассмотрены основные особенности правового регулирования налогообложения топливно-энергетического комплекса в Норвегии, включая систему источников правового регулирования и отдельные виды налогов, взимаемых с недропользователей.

Выбор данной юрисдикции для анализа обусловлен тем, что за последние 10 лет добыча нефти и газа в Норвегии существенно выросла, и сегодня Норвегия занимает третье место в мировом рейтинге экспортеров сырой нефти после Саудовской Аравии и России. Более того, нефтяные работы сегодня играют значительную роль в норвежской экономике и приносят государству существенный доход.

Добыча полезных ископаемых в Норвегии осуществляется на норвежском континентальном шельфе трех морей: Северного, Норвежского и Баренцева.

 

Основными законодательными источниками правового регулирования данного вопроса являются следующие законы1:

  1. Закон от 13.06.1975 года №35 «О налогообложении нефти»2;
  2. Закон от 21.12.1990 года №72 «О налоге на выброс СО2 в ходе нефтяных работ на континентальном шельфе»3;
  3. Закон от 29 ноября 1996 года №72 «О нефтяных работах»4;
  4. Закон 1985 года «Об оставлении скважин»5 (касается порядка учета расходов на оставление скважины).
Из общих характеристик системы налогообложения топливно-энергетического комплекса Норвегии следует отметить то, что налогообложение нефтяных работ основывается на обычной системе налога на прибыль организаций с некоторыми особыми изменениями и дополнениями. Как налог на прибыль организаций, так и специальный налог с нефтяных работ (см. infra) базируются на чистой прибыли, которую нефтяные компании получают от соответствующих нефтяных работ.

Также из интересных особенностей налоговой системы следует отметить то, что компании, имеющие домицилий за рубежом и осуществляющие нефтяные работы в Норвегии через свое отделение, представительство и т.п., могут перевести прибыль от такого бизнеса из Норвегии только после того, как соответствующая норвежская акционерная компания (осуществляющая нефтяные работы) выплатит дивиденды.

Налогоплательщики, участвующие в добыче или трубопроводной транспортировке нефти, должны использовать календарный год в качестве налогового года.

Несмотря на то, что норвежская система налогов с добычи нефти действует с относительно высокой маржинальной налоговой ставкой, у нее есть целый ряд благоприятствующих параметров. Одним из таких параметров, например, является то, что при определенных условиях, при покупке/слиянии одной нефтяной компании с другой, Министерство финансов может разрешить перенести налоговые обязательства приобретаемой/поглощаемой компании на компанию, осуществляющую приобретение/поглощение. Помимо этого Министерство финансов Норвегии может при смене организационно-правовой формы товариществом с ограниченной ответственностью, занимающимся нефтяными работами, освободить от налогообложения прирост капитала, возникающий от такой реорганизации, а также одобрить перенос налоговых обязательств на новую структуру.

Прежде всего, необходимо выделить систему налогов, сборов и иных платежей в сфере ТЭК, взимаемых с лиц, осуществляющих разработку и добычу полезных ископаемых, дополнительно к налогам и сборам, уплачиваемым всеми налогоплательщиками на общих основаниях. К таким платежам относятся:
  1. налог на прибыль организаций с изменениями;
  2. специальный налог с нефтяных работ;
  3. налог на выброс СО2;
  4. сбор за территорию6, сбор за добычу полезного ископаемого7;
  5. прямая финансовая доля государства.
Далее следует рассмотреть каждый из этих видов платежей более подробно. I. Налог на прибыль организаций с изменениями

Лица, осуществляющие добычу полезных ископаемых, вместо налога на прибыль организаций, который действует для всех остальных налогоплательщиков Норвегии, уплачивают несколько модифицированный налог на прибыль, а именно «налог на прибыль организаций с изменениями».

Главное отличие налога на прибыль организаций с изменениями, уплачиваемого лицами, осуществляющими нефтяные работы, от обычного налога на прибыль организаций, заключается в определении налоговой базы.

Совокупная прибыль и стоимость нефти определяются на основе нормированной цены8. При этом стоимость операционных активов, которые подлежат амортизации, в целях расчета налоговой базы по налогу на прибыль организаций с изменениями считается равной их стоимости без учета амортизации.

Содержание понятия «нормированная цена» раскрывается в статье 4 Закона «О налогообложении нефти». В налоговых целях нормированную цену на нефть определяет Министерство финансов Норвегии, причем как для всех лиц, осуществляющих добычу нефти на общих основаниях, так и в каждом конкретном случае отдельно. Нормированная цена должна соответствовать цене, по которой нефть могла продаваться между независимыми сторонами на свободном рынке. Под «независимыми сторонами» понимаются продавцы и покупатели, у которых между собой нет общих интересов, которые могли бы повлиять на согласованную цену.

При оценке, среди прочего, должны приниматься во внимание максимальная цена и котировки на нефть того же или схожего вида, с необходимыми поправками на разницу в качестве, издержки на транспортировку и т.д. до районов Северного моря или иных соответствующих рынков, дата поставки, дата платежа, а также иные условия, максимальная цена и котировки на нефтепродукты, с необходимыми поправками на обработку и т.д., а также иные имеющиеся сопоставимые цены или оценки. Должно приниматься во внимание, являются ли такие договоры заключенными между ассоциированными компаниями или иными договорами, в которых особые факторы или другие условия должны были повлиять на определение цены. Нормированная цена может быть определена как единая цена на нефть, добытую в течение определенного периода времени. При этом Министерство финансов может устанавливать более детальные ориентиры для определения нормированной цены, а также может в каждом конкретном случае принять решение, что установленная нормированная цена не должна применяться.

Заинтересованные стороны должны быть уведомлены до непосредственно определения нормированной цены, и им должна быть предоставлена возможность представить свою точку зрения. Если определение цены делегировано подведомственному Министерству финансов органу, то каждая из сторон имеет право потребовать пересмотра Министерством финансов нормированной цены, определенной таким органом. При этом до вынесения министерством своего решения стороны имеют право потребовать в связи с таким пересмотром, чтобы ранее определенная нормированная цена была передана группе экспертов для изложения их мнения относительно того, является ли представленная нормированная цена «очевидно неразумной».

Возвращаясь к особенностям определения налоговой базы по налогу на прибыль организаций с изменениями, необходимо отметить, что расходы на приобретение трубопроводов и производственных мощностей, включая связанные с ними сооружения, подлежат амортизации по максимальной ставке в 162/3 процента в год, при этом первым годом амортизации будет год, в котором эти расходы были осуществлены.

Расходы, возникшие в связи с приобретением операционных активов9, подлежат амортизации по максимальной ставке в 331/3 процента в год. При этом также как и в случае с производственными мощностями первым годом амортизации будет год, в котором эти расходы были осуществлены, но при условии, что такие активы приобретены для целей добычи, транспортировки по трубопроводу нефти, а также для сжижения газа на новых крупных заводах, расположенных в графстве Финмарк10 и в четырех муниципалитетах графства Тромс11. При этом Министерство финансов обладает широкими дискреционными полномочиями по изданию подзаконных нормативно-правовых актов в целях реализации и дополнения рассмотренных выше законодательных положений.

Расходы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, связанные с деятельностью на норвежском континентальном шельфе, могут быть вычтены как из налоговой базы налога на прибыль организаций с изменениями, так и из налоговой базы специального налога с нефтяных работ.

Что касается убытков, то их разрешается переносить вперед без каких либо ограничений по времени. Более того, начиная с 2002 года, убытки в соответствующие налоговые периоды переносятся на будущее с добавлением к их сумме процентов на конец каждого налогового года. Процент рассчитывается отдельно по убыткам по обычному доходу (облагаемому налогом на прибыль организаций с изменениями) и по налоговой базе специального налога с нефтяных работ. Размер процентов устанавливает Министерство финансов в своих подзаконных нормативно-правовых актах. Любопытной особенностью норвежского налогового законодательства является то, что убытки, возникшие из-за продажи бизнеса, либо вследствие его слияния с другой компанией, в полном объеме могут быть переданы приобретающей компании для последующего их списания в соответствии с указанным выше механизмом.

Если после прекращения нефтяных работ возникают убытки, то налогоплательщик может получить от государства налоговую стоимость таких убытков. Налоговая стоимость определяется путем умножения оставшихся убытков по обычному доходу (облагаемому налогом на прибыль организаций с изменениями) и по налоговой базе специального налога с нефтяных работ на действующие на момент прекращения нефтяных работ ставки соответствующих налогов. Сумма налоговой стоимости убытков определяется налоговыми органами при проведении оценки налоговой обязанности за год, в котором нефтяные работы были прекращены.12

Налогоплательщики могут получить от государства также и налоговую стоимость прямых и косвенных расходов (кроме финансовых расходов), возникших в ходе разведки запасов нефти, но только в тех пределах, в которых размер этой налоговой стоимости не превышает сумму годовых убытков по обычному доходу (облагаемому налогом на прибыль организаций с изменениями) и по налоговой базе специального налога с нефтяных работ.

Чистые финансовые издержки, понесенные в связи с займом под проценты, подлежат вычету из налоговой базы по налогу на прибыль организаций с изменениями. Однако размер таких финансовых издержек определяется по формуле, и норвежское законодательство устанавливает предельную величину таких чистых финансовых издержек, подлежащих вычету.

Норвежское налоговое законодательство не разрешает вычитать из налоговой базы по налогу на прибыль организаций с изменениями комиссию за продажу, скидки или издержки при передаче нефти между хозяйствующими субъектами, «постоянно связанными друг с другом». При этом хозяйствующие субъекты считаются «постоянно связанными друг с другом», если:

(а) хозяйствующий субъект прямо или косвенно участвует в управлении, контроле или капитале другого хозяйствующего субъекта;

(б) одно и то же лицо прямо или косвенно участвует в управлении, контроле или капитале обоих хозяйствующих субъектов.

Прибыли и убытки от реализации операционных активов, приобретенных для использования при добыче и транспортировке по трубопроводу нефти, считаются в целях налогообложения доходом или убытком от нефтяных работ.

Отстранение операционного актива от нефтяных работ приравнивается к его реализации. То же самое применяется, если операционный актив по иным причинам более не подпадает под амортизацию операционных активов по максимальной ставке 331/3 процента в год. При этом прибылью или убытком будет считаться сумма, которая включалась бы в налогооблагаемый доход при осуществлении сделки по рыночной стоимости.

Остаточная стоимость операционного актива, который потерял свою ценность из-за прекращения добычи из месторождения нефти, может быть вычтена из налоговой базы по налогу на прибыль организаций с изменениями, причем в год прекращения работ.

Интересной особенностью норвежского налогового законодательства, применяющегося к лицам, осуществляющим добычу нефти, является то, что ни при каких обстоятельствах ни по одному из налогов, уплачиваемых этими лицами, не разрешается вычет из налоговой базы резервов на оплату будущих расходов по ликвидации сооружений, использовавшихся при добыче, обработке или транспортировке по трубопроводу. Более того, даже фактически понесенные расходы на сворачивание нефтяных работ не подлежат налоговому вычету. Однако по факту проведения ликвидационных работ государство оплачивает часть фактически понесенных расходов. Государственная доля в таких расходах равняется средней налоговой ставке, действовавшей для компании на протяжении срока эксплуатации месторождения. Однако сейчас в Норвегии рассматривается возможность внесения изменений в законодательство с тем, чтобы вместо оплаты государством части расходов разрешить вычет фактического размера ликвидационных расходов из налоговой базы по налогу на прибыль организаций с изменениями. II. Специальный налог с нефтяных работ

Налогоплательщики, участвующие в добыче, обработке и транспортировке нефти по трубопроводу, уплачивают с дохода от такой деятельности специальный налог в пользу государства.

Объект налогообложения по данному налогу идентичен объекту налогообложения по налогу на прибыль организаций. Однако есть целый ряд отличий при определении налоговой базы.

Основное отличие заключается в том, что налоговая база снижается на определенную величину(особый вычет13), составляющую 7,5 процентов от стоимости операционных активов. При этом операционные активы учитываются только в течение 4 лет с первого года их амортизации.

В случае реализации операционных активов, основа для особого вычета из налоговой базы по специальному налогу с нефтяных работ считается равной выручке от такой реализации минус историческая стоимость этих операционных активов, умноженная на корректирующий коэффициент. При этом корректирующий коэффициент считается равным отношению между оставшейся частью от 4-х летнего периода учета операционных активов и полным сроком учета операционных активов (4-мя годами). Сам размер особого вычета будет составлять 7,5 процентов от расчетной основы и будет вычитаться из налоговой базы по специальному налогу с нефтяных работ в течение 4-х лет с года реализации операционных активов. Если расчетная основа будет составлять отрицательную величину, то сумма особого вычета будет уменьшать размер подлежащего уплате специального налога с нефтяных работ.

Отстранение операционного актива от нефтяных работ приравнивается в целях специального налога с нефтяных работ к его реализации. То же правило действует, если операционный актив больше не подпадает под амортизацию операционных активов по максимальной ставке в размере 331/3 процента в год. При этом в обоих случаях выручка от реализации на дату отстранения или прекращения амортизации считается равной рыночной стоимости актива.

Если размер особого вычета превышает прибыль, то сумма превышения подлежит вычету из налоговой базы в течение последующих лет при оценке обязательств по специальному налогу с нефтяных работ.

Если при прекращении работ, доход от которых облагается специальным налогом с нефтяных работ, остается излишняя сумма особого вычета, то налогоплательщик может получить от государства налоговую стоимость такого оставшегося особого вычета. При этом налоговая стоимость определяется путем умножения излишней суммы особого вычета на ставку специального налога с нефтяных работ, действующую на дату прекращения работ. Налоговая стоимость определяется только налоговыми органами при проведении оценки налоговых обязательств за год, когда были прекращены работы, доход от которых облагается специальным налогом с нефтяных работ.

Также не разрешается вычитать из налоговой базы по специальному налогу с нефтяных работ убытки от любого другого вида деятельности, кроме добычи и трубопроводной транспортировки нефти.

Ставка специального налога с нефтяных работ ежегодно устанавливается Парламентом Норвегии. На 2006 год ставка специального налога с нефтяных работ составляла 50%.

Специальный налог с нефтяных работ не снижает налоговую базу по иным налогам на доход.

Министерство финансов уполномочено принимать подзаконные нормативно-правовые акты в целях применения и дополнения законодательных положений о специальном налоге с нефтяных работ.

III. Налог на выброс СО2

Обязанность по уплате налога на выброс СО2 лежит солидарно на всех владельцах лицензии, в соответствии с лицензией на добычу или с разрешением на разработку и управление сооружениями для транспортировки и утилизации нефти, и относится к сооружению, где сжигается нефть или выпускается в атмосферу природный газ. Прямая обязанность по расчету, отчетности и уплате совокупной суммы налога в норвежский Директорат по нефти лежит на операторе, который выполняет ее от имени всех владельцев лицензии.

Налог на выброс СО2 взимается с сожженной нефти, с природного газа, выпущенного в атмосферу, а также с СО2, выделенного из нефти и выпущенного в атмосферу на сооружениях, используемых в связи с производством или транспортировкой нефти. Данный налог распространяется преимущественно на сжигание и выпуск в атмосферу нефти, дизельного топлива и природного газа в связи с производством электроэнергии и отжигом на сооружениях (например, отжиг попутного газа в местах добычи нефти).

По состоянию на 1 января 2006 года ставка налога составляла 0,79 норвежских крон за кубический метр газа или за один литр нефти.

Уплата налога на выброс СО2 производится с использованием двух отчетных периодов. Налог за период с 1 января по 30 июня соответствующего налогового года уплачивается до 1 октября, а за период с 1 июля по 31 декабря – до 1 апреля налогового года, следующего за отчетным. Документация для измерения объема нефти и расчета налога должна быть передана в норвежский Директорат по нефти не позднее месяца после истечения соответствующего отчетного периода. В случае неуплаты налога в отведенный срок, на подлежащую уплате сумму налога начисляется пеня.

Когда намеренно или по небрежности представляется неправильная или неполная документация, либо совершаются иные нарушения положений Закона «О налоге на выброс СО2 в ходе нефтяных работ на континентальном шельфе» или принятых в соответствии с ним подзаконных нормативно-правовых актов, то в качестве санкции норвежское законодательство предусматривает штраф, либо тюремное заключение сроком до трех месяцев.

Налог на выброс СО2 снижает налоговую базу по налогу на прибыль организаций с изменениями и по специальному налогу с нефтяных работ. IV. Сбор за территорию и сбор за добычу полезного ископаемого После истечения первого срока лицензии (до 10 лет) владелец лицензии обязан уплачивать сбор за лицензию на добычу полезного ископаемого. Сумма сбора рассчитывается исходя из количества квадратных километров территории, на которую распространяется лицензия на добычу. Этот сбор называется сбором за территорию. Размер сбора за территорию за первый год составляет 7 тыс. норвежских крон за один квадратный километр. Затем его размер каждый год возрастает на 7 тыс. норвежских крон за один квадратный километр до тех пор, пока он не достигнет 70 тыс. норвежских крон за один квадратный километр. После этого размер сбора за территорию остается неизменным на весь срок действия лицензии. Однако в Баренцевом море размер сбора за территорию составляет 7 тыс. норвежских крон за один квадратный километр в течение всего срока, когда этот сбор подлежит уплате.

Помимо сбора за территорию владелец лицензии должен также уплачивать сбор, рассчитанный на основе количества и объема нефти, накопленной в месте отгрузки в районе добычи. Данный сбор называется сбором за добычу полезного ископаемого.

Особо следует отметить, что Министерство нефти и энергетики Норвегии может, уведомив владельца лицензии не менее чем за шесть месяцев, принять решение, что сбор за добычу полезного ископаемого будет уплачиваться целиком или частично в натуральной форме, добытой нефтью вместо денежных средств. В таких случаях Министерство нефти и энергетики может потребовать, чтобы владелец лицензии обеспечил транспортировку, обработку, хранение, а также соблюдение иных условий, которые будут не менее благоприятными, чем условия, действующие в отношении собственной нефти владельца лицензии, добытой из того же района добычи. Министерство нефти и энергетики Норвегии может при соблюдении того же условия об уведомлении владельца лицензии, принять решение о том, что сбор за добычу полезного ископаемого опять должен уплачиваться денежными средствами.

Нефть, которую государство имеет право получить в виде сбора за добычу полезного ископаемого, а также право государства на ее транспортировку, обработку и хранение могут быть переданы другим лицам, причем такая передача освобождает государство от будущих обязательств.

По общему правилу король Норвегии может принять подзаконные акты, регулирующие размер всех указанных выше сборов, а также методы их расчета, измерения объемов нефти и вид информации, которую владелец лицензии должен предоставить в отношении добычи полезных ископаемых. Более того, король может принять решение о том, что указанные выше сборы не должны уплачиваться целиком или частично, а также об отсрочке уплаты указанных сборов.

V. Прямая финансовая доля государства

Государство имеет прямую долю собственности в ряде нефтяных и газовых месторождений на континентальном шельфе. Это означает, что Норвегия оплачивает часть от всех расходов на разведку, инвестирование и от операционных издержек, которая эквивалентна государственной доле в собственности. Также как и иные владельцы лицензии, государство получает соответствующую долю дохода от добычи нефти и газа на отдельном месторождении.

Для компаний прямая финансовая доля государства означает только снижение свободной доли собственности в лицензиях. При этом от государства компаниям не передается никаких издержек или рисков, то есть государство выступает как абсолютно равноправный инвестор. Размер прямой финансовой доли государства варьируется в зависимости от лицензии.

В целом же для управления всеми долями государства в лицензиях на добычу полезных ископаемых было создано специальное государственное агентство Petoro.

Исходя из проведенного выше анализа, можно сделать вывод, что Норвегия фактически полностью перешла на налогообложение именно дохода от добычи нефти и газа, при этом соблюдая интересы национальных налогоплательщиков. Место, занимаемое Норвегией в мировой добыче нефти, и уровень жизни населения этого государства подтверждают эффективность выбранного направления развития законодательства в области налогообложения топливно-энергетического комплекса. Некоторые наиболее удачные механизмы законодательного регулирования, как ТЭК, так и в целом системы налогов, используемые в Норвегии, потенциально могли бы быть применены и в России после соответствующей адаптации. Автор:

Илья Арнольдович Гончаренко, кандидат юридических наук, доцент кафедры административного и финансового права МП факультета Московского Государственного Института Международных Отношений (Университета).

mognovse.ru

Научная работа - Сравнительная характеристика налогообложения инноваций в нефтяной отрасли Россия - Норвегия

Сравнительная характеристика налогообложения инноваций в нефтяной отрасли: Россия — НорвегияА.С. Мустафина,Использование новых технологий, новых видов техники, а также новых методов организации управления и производства обеспечивает, как известно, снижение производственных затрат, ведет к снижению цен, увеличению размера прибыли, к стимулированию новых потребностей, к росту репутации (имиджа) компании и к завоеванию новых рынков сбыта. Учитывая эти возможности, организации нефтегазового комплекса стремятся проводить инновационную политику. Как свидетельствует статистика, в последние годы крупнейшие нефтяные компании России существенно увеличили финансирование НИОКР (рис. 1). При этом характерной особенностью является то, что основной объем инвестиций приходится теперь не на фундаментальные исследования, как это было в прежние годы (в последнее десятилетие ХХ века), а преимущественно на определенный сегмент производственного процесса, в частности, на разведку и добычу. Затраты нефтяных компаний на финансирование НИОКР

/>

Рис. 1

Проведя анализ действующей системы налогового стимулирования научной и инновационной деятельности, выявлены следующие основные проблемы:

отсутствует комплексность, меры налогового стимулирования вводятся фрагментарно и охватывают отдельные сегменты (виды) инновационной деятельности;

нет стыковки между мерами общего налогового регулирования и льготными режимами, вследствие чего налоговые льготы могут терять свое значение;

недостаточное число льгот, направленных на стимулирование инновационной деятельности, а также неоднозначность трактовки действующих условий применения налоговых льгот. Это приводит к различной интерпретации возможностей их использования, создает ситуацию нестабильности и усложняет отношения организаций с налоговыми органами;

имеется целый ряд терминологических пробелов и неясностей, что сужает спектр возможных приложений действующих налоговых льгот и тормозит введение новых налоговых стимулов;

система налогового администрирования сильно забюрократизирована. Проблема заключается не только в отсутствии каких-либо льгот, а в сложности их использования. Предприятиям проще работать вне льготного режима, чем доказывать налоговым органам право на использование льгот. Соотношение выгод от возможного применения льгот и рисков дополнительных проверок и прохождения через различные бюрократические процедуры пока вынуждает компании к отказу от налоговых льгот;

практически отсутствует налоговое стимулирование организаций-посредников, то есть таких организаций, которые содействуют установлению связей между организациями науки и предприятиями (финансовые, консалтинговые, экспертные организации, образовательные (тренинговые) центры, в том числе расположенные в технопарках, инновационно-технологических центрах и др.)

Среди негативных факторов особо выделяется непредсказуемость государственной политики, частый пересмотр мер без оценки прошлого опыта. Это не позволяет предприятиям планировать свою работу на долгий срок. Между тем инновационная деятельность и затраты на нее являются долгосрочными вложениями.

Государственная политика Норвегии по стимулированию инновационной деятельности может представлять интерес для России в силу нескольких причин. Во-первых, в обеих странах существует проблема старения ресурсной базы, истощения запасов и вследствие этого необходимость разработки новых месторождений, находящихся в труднодоступных регионах. Во-вторых, с ростом издержек на добычу актуальным вопросом в России и Норвегии является развитие и использование новых технологий. В-третьих, норвежское государство, как и российское, играет немалую роль в нефтедобывающей промышленности.

Норвегия – крупная нефтедобывающая и экспортирующая страна, лидер по ряду направлений научно-технического прогресса в сфере нефтедобычи.

Расходы на НИОКР в Норвегии зафиксированы примерно на одном уровне за последние несколько лет и составляют 1,5% ВВП. Такой же показатель был и в 2005 г. В 2004 г. эта цифра составляла 1,6%, а в 2003 г. — 1,7% (здесь надо учитывать, что ВВП сильно вырос за счет резкого повышения цен на нефть). Если сравнивать с другими скандинавскими государствами, доля расходов на НИОКР в ВВП Норвегии значительно ниже. Объяснение состоит в том, что большую долю ВВП Норвегии составляют низко- и среднетехнологичные отрасли обрабатывающей промышленности, нефтегазовая промышленность (она не считается высокотехнологичной), сфера услуг и рыболовство.

В целях создания благоприятной среды для развития инновационной деятельности норвежское правительство поощряет различные формы сотрудничества компаний, занимающихся инновациями. Наряду со стремлением развивать институциональные основы здоровой инновационной политики и увеличить расходы на НИОКР в приоритетные направления норвежской политики входит поощрение частного акционерного и венчурного капитала, развитие различных форм сотрудничества с национальным и международным бизнесом.

Постоянным приоритетом норвежской политики было создание отечественного научно-технического потенциала. С самого начала становления нефтяной промышленности Норвегия сотрудничала с иностранными компаниями в силу отсутствия собственной базы для развития отрасли. При этом лицензионные соглашения стимулируют передачу технологий от иностранных компаний к норвежским. Предусматривается поощрение и вознаграждение иностранных компаний, которые вносят вклад в создание национального научно-технического потенциала в нефтяной промышленности.

Большое значение в становлении нефтегазовой промышленности Норвегии имеет готовность ключевых игроков к инвестированию в НИОКР. Наряду с компаниями, заинтересованными в разработке и использовании новых технологий, немалую роль в этом процессе играет и государство. Министерство нефтяной промышленности и энергетики инициировало финансируемую государством пятилетнюю программу развития НИОКР в сфере увеличения извлечения нефти, целью которой провозглашены создание научной среды мирового уровня и накопление в Норвегии знаний в области нефтедобычи.

Государство поставило задачу к 2020 г. стать ведущим международным центром нефтяной и газовой отрасли за счет привлечения к инвестированию международных компаний и позиционирования Норвегии как экспортера ценных технологий, которые могут поддержать глобальную деятельность по разведке и добыче.

Для поощрения развития НИОКР в промышленности предусмотрена система налоговых льгот.

Налогообложение нефтяных компаний основывается на стандартном корпоративном налоге (28%) и дополняется специальным налогом (50%) на сверхприбыль от нефтяной деятельности. Компании имеют право на льготы для покрытия расходов на НИОКР, по геологоразведке, операционным расходам и затратам, связанным с выводом из эксплуатации производственных мощностей.

Налоговый режим учитывает финансовые риски компаний, связанные с расходами на разведку. Возмещение расходов может достигать уровня нефтяного налога, если компании не могут открыть ресурсы в своей лицензионной зоне. Такой механизм поощряет вхождение в сектор новых компаний, устраняя риск того, что им придется нести 100% расходов на разведку в случае безуспешного бурения 60.

Другой мерой налоговой политики является компенсация дефицита финансов при завершении производственной деятельности. Было внесено изменение в систему амортизации для краткосрочных активов, касающееся ускоренного списания капитальных затрат для активов со сроком службы менее шести лет. Все эти меры направлены на освоение новых ресурсов, расположенных вблизи существующей инфраструктуры, на разведку неосвоенных территорий и добычу из зрелых месторождений, где требуются незначительные инвестиции в инфраструктуру.

Согласно обзорам недавние налоговые поощрения достигли желаемого результата, поскольку привели к активизации бурения и стимулировали выход малых компаний на шельф. Прогнозируется увеличение уровня добычи из месторождений, которые иначе остались бы неосвоенными. Помимо этого поиску новых инновационных решений способствовало введение одного из самых высоких в Европе налогов на выбросы двуокиси углерода. Это подтолкнуло отрасль к выработке технологических решений, которые сделали Норвегию мировым лидером по улавливанию и хранению углерода.

Столкнувшись с проблемой постепенного снижения уровня добычи нефти, старения месторождений и необходимостью разработки новых месторождений в труднодоступных территориях, норвежское государство постепенно и планомерно взяло курс на создание системы, направленной на развитие технологической базы страны. Была сделана ставка на сотрудничество компаний-операторов, занимающихся разведкой и добычей, крупных международных сервисных компаний, малых поставщиков, сервисных компаний, являющихся пионерами в разработке новых технологий, исследовательских

институтов, соответствующих правительственных структур, что должно способствовать созданию благоприятных условий для развития передовых технологий.

Норвегия выбрала путь отраслевого сотрудничества и координации с развитым частно-государственным партнерством.

В ближайшие годы Норвегия намерена наращивать финансирование фундаментальных исследований. В правительстве есть понимание того, что способность промышленности разрабатывать новые методы добычи и пионерские технологии зависит от долгосрочных обязательств в области исследований, взятых на себя государством. В свою очередь, нефтяные компании, кроме финансового участия, должны предоставлять пилотные площадки для испытания новых технологий.

Таким образом, опыт Норвегии свидетельствует о том, что участие государства может способствовать эффективному развитию нефтедобывающей отрасли. Помимо координирующей роли и финансового участия, существенной функцией является создание соответствующих условий для работы всех участников сектора нефтедобычи.

www.ronl.ru

Налогообложение ТЭК в Норвегии — доклад

НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ ТОПЛИВНО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА  В НОРВЕГИИ

За последние 10 лет добыча нефти и газа в Норвегии существенно выросла, и сегодня Норвегия занимает третье место в мировом рейтинге экспортеров сырой нефти после Саудовской Аравии и России. Более того, нефтяные работы сегодня играют значительную роль в норвежской экономике и приносят государству существенный доход.

Добыча полезных ископаемых в Норвегии осуществляется на норвежском континентальном  шельфе трех морей: Северного, Норвежского  и Баренцева.

Основными законодательными источниками  правового регулирования данного  вопроса являются следующие законы:

  1. Закон от 13.06.1975 года №35 «О налогообложении нефти»;
  2. Закон от 21.12.1990 года №72 «О налоге на выброс СО2 в ходе нефтяных работ на континентальном шельфе»;
  3. Закон от 29 ноября 1996 года №72 «О нефтяных работах»;
  4. Закон 1985 года «Об оставлении скважин» (касается порядка учета расходов на оставление скважины).

Из общих характеристик системы  налогообложения топливно-энергетического  комплекса Норвегии следует отметить то, что налогообложение нефтяных работ основывается на обычной системе налога на прибыль организаций с некоторыми особыми изменениями и дополнениями. Как налог на прибыль организаций, так и специальный налог с нефтяных работ базируются на чистой прибыли, которую нефтяные компании получают от соответствующих нефтяных работ.

Также из интересных особенностей налоговой  системы следует отметить то, что  компании, имеющие домицилий за рубежом  и осуществляющие нефтяные работы в  Норвегии через свое отделение, представительство и т.п., могут перевести прибыль от такого бизнеса из Норвегии только после того, как соответствующая норвежская акционерная компания (осуществляющая нефтяные работы) выплатит дивиденды.

Налогоплательщики, участвующие в  добыче или трубопроводной транспортировке нефти, должны использовать календарный год в качестве налогового года.

Несмотря на то, что норвежская система налогов с добычи нефти  действует с относительно высокой  маржинальной налоговой ставкой, у  нее есть целый ряд благоприятствующих параметров. Одним из таких параметров, например, является то, что при определенных условиях, при покупке/слиянии одной нефтяной компании с другой, Министерство финансов может разрешить перенести налоговые обязательства приобретаемой/поглощаемой компании на компанию, осуществляющую приобретение/поглощение. Помимо этого Министерство финансов Норвегии может при смене организационно-правовой формы товариществом с ограниченной ответственностью, занимающимся нефтяными работами, освободить от налогообложения прирост капитала, возникающий от такой реорганизации, а также одобрить перенос налоговых обязательств на новую структуру.

Прежде всего, необходимо выделить систему налогов, сборов и иных платежей в сфере ТЭК, взимаемых с лиц, осуществляющих разработку и добычу полезных ископаемых, дополнительно к налогам и сборам, уплачиваемым всеми налогоплательщиками на общих основаниях. К таким платежам относятся:

  1. налог на прибыль организаций с изменениями;
  2. специальный налог с нефтяных работ;
  3. налог на выброс СО2;
  4. сбор за территорию, сбор за добычу полезного ископаемого;
  5. прямая финансовая доля государства.

I. Налог на прибыль организаций с изменениями

Лица, осуществляющие добычу полезных ископаемых, вместо налога на прибыль  организаций, который действует  для всех остальных налогоплательщиков Норвегии, уплачивают несколько модифицированный налог на прибыль, а именно «налог на прибыль организаций с изменениями».

Главное отличие налога на прибыль  организаций с изменениями, уплачиваемого  лицами, осуществляющими нефтяные работы, от обычного налога на прибыль организаций, заключается в определении налоговой базы.

Совокупная прибыль и стоимость  нефти определяются на основе нормированной  цены. При этом стоимость операционных активов, которые подлежат амортизации, в целях расчета налоговой базы по налогу на прибыль организаций с изменениями считается равной их стоимости без учета амортизации.

 В налоговых целях нормированную  цену на нефть определяет Министерство  финансов. Нормированная цена должна соответствовать цене, по которой нефть могла продаваться между независимыми сторонами на свободном рынке. Под «независимыми сторонами» понимаются продавцы и покупатели, у которых между собой нет общих интересов, которые могли бы повлиять на согласованную цену.

При оценке, среди прочего, должны приниматься во внимание максимальная цена и котировки на нефть того же или схожего вида, с необходимыми поправками на разницу в качестве, издержки на транспортировку и т.д. до районов Северного моря или иных соответствующих рынков, дата поставки, дата платежа, а также иные условия, максимальная цена и котировки на нефтепродукты, с необходимыми поправками на обработку и т.д., а также иные имеющиеся сопоставимые цены или оценки. Должно приниматься во внимание, являются ли такие договоры заключенными между ассоциированными компаниями или иными договорами, в которых особые факторы или другие условия должны были повлиять на определение цены. Нормированная цена может быть определена как единая цена на нефть, добытую в течение определенного периода времени.

Заинтересованные стороны должны быть уведомлены до непосредственно  определения нормированной цены, и им должна быть предоставлена возможность  представить свою точку зрения. Если определение цены делегировано подведомственному  Министерству финансов органу, то каждая из сторон имеет право потребовать пересмотра Министерством финансов нормированной цены, определенной таким органом. При этом до вынесения министерством своего решения стороны имеют право потребовать в связи с таким пересмотром, чтобы ранее определенная нормированная цена была передана группе экспертов для изложения их мнения относительно того, является ли представленная нормированная цена «очевидно неразумной».

Возвращаясь к особенностям определения  налоговой базы по налогу на прибыль организаций с изменениями, необходимо отметить, что расходы на приобретение трубопроводов и производственных мощностей, включая связанные с ними сооружения, подлежат амортизации по максимальной ставке в 162/3 процента в год, при этом первым годом амортизации будет год, в котором эти расходы были осуществлены.

Расходы, возникшие в связи с  приобретением операционных активов, подлежат амортизации по максимальной ставке в 331/3 процента в год. При этом также как и в случае с производственными мощностями первым годом амортизации будет год, в котором эти расходы были осуществлены, но при условии, что такие активы приобретены для целей добычи, транспортировки по трубопроводу нефти, а также для сжижения газа на новых крупных заводах, расположенных в графстве Финмарк и в четырех муниципалитетах графства Тромс. При этом Министерство финансов обладает широкими дискреционными полномочиями по изданию подзаконных нормативно-правовых актов в целях реализации и дополнения рассмотренных выше законодательных положений.

Что касается убытков, то их разрешается переносить вперед без каких либо ограничений по времени. Более того, начиная с 2002 года, убытки в соответствующие налоговые периоды переносятся на будущее с добавлением к их сумме процентов на конец каждого налогового года. Процент рассчитывается отдельно по убыткам по обычному доходу (облагаемому налогом на прибыль организаций с изменениями) и по налоговой базе специального налога с нефтяных работ. Размер процентов устанавливает Министерство финансов в своих подзаконных нормативно-правовых актах. Любопытной особенностью норвежского налогового законодательства является то, что убытки, возникшие из-за продажи бизнеса, либо вследствие его слияния с другой компанией, в полном объеме могут быть переданы приобретающей компании для последующего их списания в соответствии с указанным выше механизмом.

Если после прекращения нефтяных работ возникают убытки, то налогоплательщик может получить от государства налоговую  стоимость таких убытков. Налоговая  стоимость определяется путем  умножения оставшихся  убытков по обычному доходу (облагаемому налогом на прибыль организаций с изменениями) и по налоговой базе специального налога с нефтяных работ на действующие на момент прекращения нефтяных работ ставки соответствующих налогов. Сумма налоговой стоимости убытков определяется налоговыми органами при проведении оценки налоговой обязанности за год, в котором нефтяные работы были прекращены.

Налогоплательщики могут получить от государства также  и налоговую стоимость прямых и косвенных расходов (кроме финансовых расходов), возникших в ходе разведки запасов нефти, но только в тех пределах, в которых размер этой налоговой стоимости не превышает сумму годовых убытков по обычному доходу (облагаемому налогом на прибыль организаций с изменениями) и по налоговой базе специального налога с нефтяных работ.

Чистые  финансовые издержки, понесенные в  связи с займом под проценты, подлежат вычету из налоговой базы по налогу на прибыль организаций с изменениями. Однако размер таких финансовых издержек определяется по формуле, и норвежское законодательство устанавливает предельную величину таких чистых финансовых издержек, подлежащих вычету.

Норвежское  налоговое законодательство не разрешает  вычитать из налоговой базы по налогу на прибыль организаций с изменениями комиссию за продажу, скидки или издержки при передаче нефти между хозяйствующими субъектами, «постоянно связанными друг с другом». При этом хозяйствующие субъекты считаются «постоянно связанными друг с другом», если:

(а)  хозяйствующий субъект прямо  или косвенно участвует в управлении, контроле или капитале другого хозяйствующего субъекта;

(б)  одно и то же лицо прямо  или косвенно участвует в управлении, контроле или капитале обоих  хозяйствующих субъектов.

Прибыли и убытки от реализации операционных активов, приобретенных для использования при добыче и транспортировке по трубопроводу нефти, считаются в целях налогообложения доходом или убытком от нефтяных работ.

Отстранение операционного актива от нефтяных работ  приравнивается к его реализации. То же самое применяется, если операционный актив по иным причинам более не подпадает под амортизацию операционных активов по максимальной ставке 331/3 процента в год. При этом прибылью или убытком будет считаться сумма, которая включалась бы в налогооблагаемый доход при осуществлении сделки по рыночной стоимости.

Остаточная стоимость операционного  актива, который потерял свою ценность из-за прекращения добычи из месторождения  нефти, может быть вычтена из налоговой  базы по налогу на прибыль организаций  с изменениями, причем в год прекращения  работ.

Интересной особенностью норвежского налогового законодательства, применяющегося к лицам, осуществляющим добычу нефти, является то, что ни при каких обстоятельствах ни по одному из налогов, уплачиваемых этими лицами, не разрешается вычет из налоговой базы резервов на оплату будущих расходов по ликвидации сооружений, использовавшихся при добыче, обработке или транспортировке по трубопроводу. Более того, даже фактически понесенные расходы на сворачивание нефтяных работ не подлежат налоговому вычету. Однако по факту проведения ликвидационных работ государство оплачивает часть фактически понесенных расходов. Государственная доля в таких расходах равняется средней налоговой ставке, действовавшей для компании на протяжении срока эксплуатации месторождения. Однако сейчас в Норвегии рассматривается возможность внесения изменений в законодательство с тем, чтобы вместо оплаты государством части расходов разрешить вычет фактического размера ликвидационных расходов из налоговой базы по налогу на прибыль организаций с изменениями.

 

II. Специальный налог с нефтяных работ

Налогоплательщики, участвующие в  добыче, обработке и транспортировке  нефти по трубопроводу, уплачивают с дохода от такой деятельности специальный  налог в пользу государства.

Объект налогообложения по данному  налогу идентичен объекту налогообложения по налогу на прибыль организаций. Однако есть целый ряд отличий при определении налоговой базы.

Основное отличие заключается  в том, что налоговая база снижается  на определенную величину(особый вычет), составляющую 7,5 процентов от стоимости операционных активов. При этом операционные активы учитываются только в течение 4 лет с первого года их амортизации.

В случае реализации операционных активов, основа для особого вычета из налоговой  базы по специальному налогу с нефтяных работ считается равной выручке от такой реализации минус историческая стоимость этих операционных активов, умноженная на корректирующий коэффициент. При этом корректирующий коэффициент считается равным отношению между оставшейся частью от 4-х летнего периода учета операционных активов и полным сроком учета операционных активов (4-мя годами). Сам размер особого вычета будет составлять 7,5 процентов от расчетной основы и будет вычитаться из налоговой базы по специальному налогу с нефтяных работ в течение 4-х лет с года реализации операционных активов. Если расчетная основа будет составлять отрицательную величину, то сумма особого вычета будет уменьшать размер подлежащего уплате специального налога с нефтяных работ.

Отстранение операционного актива от нефтяных работ приравнивается в целях специального налога с нефтяных работ к его реализации. То же правило действует, если операционный актив больше не подпадает под амортизацию операционных активов по максимальной ставке в размере 331/3 процента в год. При этом в обоих случаях выручка от реализации на дату отстранения или прекращения амортизации считается равной рыночной стоимости актива.

Если размер особого вычета превышает  прибыль, то сумма превышения подлежит вычету из налоговой базы в течение  последующих лет при оценке обязательств по специальному налогу с нефтяных работ.

Если при прекращении работ, доход от которых облагается специальным  налогом с нефтяных работ, остается излишняя сумма особого вычета, то налогоплательщик может получить от государства налоговую стоимость такого оставшегося особого вычета. При этом налоговая стоимость определяется путем умножения излишней суммы особого вычета на ставку специального налога с нефтяных работ, действующую на дату прекращения работ. Налоговая стоимость определяется только налоговыми органами при проведении оценки налоговых обязательств за год, когда были прекращены работы, доход от которых облагается специальным налогом с нефтяных работ.

yaneuch.ru

Экономика и бизнес Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

Вопрос налогообложения, особенно в нефтедобывающей промышленности – это прежде всего проблема целесообразности. Другими словами, она сводится к решению определенных задач, которые государство, собирающее налоги, ставит перед собой.

В одних государствах налоги решают долгосрочные задачи, в других – это главным образом проблема краткосрочного выживания. С особенной отчетливостью подобное разделение проявилось на недавно прошедшем семинаре, организованном Форумом «Нефтегазовый диалог» ИМЭМО РАН по теме «Налогообложение нефтяных компаний: норвежский опыт для России». Конечно, важным в этом семинаре было то, что норвежцы в лице Лоне Семмингсен, заместителя главы департамента налогообложения Минфина Норвегии, сами изложили свой подход к этой проблеме. У Норвегии и России с точки зрения нефти много общего. Достаточно упомянуть, что доля в экспорте нефтегазовой промышленности у Норвегии достигает 46%. У России, как известно, доля нефтегазового сектора, по данным ЦБ РФ, International Trade Centre, составляет около 50%. А в ВВП доля нефтегазовой промышленности примерно равна и составляет 22% у Норвегии и 21%, по данным Всемирного банка, у России. Нефтегазовая промышленность Норвегии дает, по данным, приведенным в докладе Лоне Семмингсен, 28% госдоходов. По оценкам Совета Федерации в России доля нефтегазовых доходов в общем объеме доходов федерального бюджета должна будет снизиться с 50,0% в 2008 году до 36,1% в 2011 году. Именно подобная (на сегодня почти двукратная) разница во многом и объясняет скорее всего различный подход к налогообложению нефтегазовой сферы в России и в Норвегии.

Россия практически живет за счет доходов от экспорта нефти и газа, и любое снижение этих доходов неминуемо отразится на госрасходах, прежде всего социальных. Это ясно дал понять в своем выступлении на семинаре заместитель директора департамента Минэнерго. По его словам, во всех дискуссиях с Минфином по вопросу изменения налогообложения отрасли финансисты указывают на необходимость достижения бездефицитного бюджета в условиях постоянного роста госрасходов. И Минэнерго, предлагая те или иные реформы, вынуждено искать баланс интересов, чтобы не снижать доходы государства. Правда, речь идет о моментальных доходах, которые скорее лежат в чисто бухгалтерской, нежели в стратегической сфере. Ведь, по словам представителя министерства, рассчитать косвенные доходы от новых капиталоемких проектов, оценить их и, более того, доказать их наличие чрезвычайно трудно. И этим объясняется многое.

Понимать же надо исходя из специфических российских условий сегодняшнего дня следующее. Сегодня нынешние представители власти могут удержаться в Кремле только при условии сохранения существенных социальных льгот для подавляющего большинства населения. В то время как в Норвегии особой роли не играет, кто приходит к власти – консерваторы, либералы или социал-демократы, поскольку население в условиях парламентской демократии всегда может выбрать другую партию, которая обеспечит ему более или менее сносное существование. В России, с одной стороны, фактически нет других партий с альтернативными программами, приемлемыми для большинства избирателей, которые способны сохранить имеющиеся более или менее сносные условия существования для подавляющего большинства населения. А с другой – любая радикальная смена власти в Кремле чревата существенными потрясениями для страны, не говоря уже о потере для властей предержащих доступа к привычным для них условиям существования. Именно неразвитость демократической системы в России, отсутствие партийной системы западного образца препятствуют, по сути дела, осуществлению такой налоговой политики, которая стимулировала бы инновации в сырьевых отраслях, включая и нефтегазовую.

Но ведь нужно также понимать и Минфину, что когда нефтедобыча начнет существенно падать, бюджетные доходы резко сократятся, и восстанавливать их будет крайне трудно, поскольку инвестиционный цикл в такой отрасли, как нефтегазодобыча, чрезвычайно длителен. Другими словами, можно не успеть и оказаться в ситуации СССР 80-х годов со всеми вытекающими последствиями – и экономическими, и политическими.

Сейчас действующая в России налоговая система себя очевидно исчерпала. Хотя нет оснований утверждать, что ее введение в свое время в 90-е годы не способствовало предотвращению грабежа природных ресурсов и уходу от налогообложения частных нефтяных компаний. Пока же, как отмечали выступавшие на семинаре, доверенности и прозрачности в отношениях между российским государством и российскими нефтяными компаниями, которая способствовало бы переходу на иную налоговую систему, нет.

Другой вопрос, какая система налогообложения представляется более перспективной с точки зрения развития отрасли и, следовательно, сохранения будущих высоких доходов госбюджета на длительный период. В Норвегии налогообложение основано на прибыльности. Более того, как подчеркнула Лоне Семмингсен, инвестиция, прибыльная до налогообложения, должна оставаться прибыльной и после налогообложения. Обстоятельный сравнительный анализ существующих систем налогообложения отрасли в Норвегии и в России, который дала Юлия Копцева, старший менеджер по налогообложению консалтинговой компании Pricewaterhouse Coopers, отметила, что условия налогообложения в России существенно хуже для «зрелых» месторождений, что снижает более полное извлечение из них нефти. А ведь именно на эти месторождения приходится основная доля извлекаемой сейчас нефти. Норвежские налоги на финансовый результат не являются «налоговым тормозом» для современных технологий, а российские налоги от объема добычи/экспорта – это «налоговые убийцы» современных технологий. Общий вывод эксперта состоит в том, что ситуация в России катастрофически хуже с точки зрения условий для внедрения современных технологий и других методов повышения степени извлечения запасов. Причем налоговый режим в России существенно хуже, чем в Норвегии, не из-за тяжести налогового бремени, а вследствие его крайне неэффективной структуры в самых чувствительных областях.

newsland.com