Заплати налоги и качай нефть спокойно. Налоговое правило нефть


Заплати налоги и качай нефть спокойно

В Казахстане меняют правила игры на нефтяном рынке

Теперь нефтяники смогут платить так называемый альтернативный налог. То есть если сейчас они должны делать фискальные выплаты в пользу государства только по факту добычи нефти, то теперь у них появляется право платить непосредственно по факту реализации топлива. Как на внутреннем, так и на внешних рынках.

 

Примечательно, что ставка налогообложения при ценах на нефть на международных рынках в $50 за баррель будет вообще равняться нулю. Руководитель специализированного управления Комитета госдоходов министерства финансов Шавкат Кудабаев сообщил, что пять компаний уже заявили о готовности перейти к новой системе налогообложения в нефтяной отрасли. 

ПОМОГУТ НЕ ВСЕМ

 

Правда, необходимо оговориться, что правом альтернативного налога смогут воспользоваться не все нефтяные компании, а лишь те из них, кто является добытчиком нефти на сверхглубоких месторождениях свыше 4,5 км. По словам г-на Кудабаева налог позволяет недропользователям альтернативным способом использовать свои налоговые обязательства. С введением его акцент фискальной нагрузки переносится на момент получения дохода.

 

Сейчас нефтяники платят четыре вида налогов: на добычу полезных ископаемых, по возмещению исторических затрат, налога на сверхприбыль и рентный налог на экспорт нефти. Теперь все четыре можно заменить одним, причем с заметным временным лагом для недропользователей. Шавкат Кудабаев считает, что в Казахстане будет более благоприятный фискальный режим для нефтяников, чем в соседней России, где действует правило так называемого налогового маневра.

 

– Наш режим более привлекателен с точки зрения того, что, во-первых, объект обложения новым налогом примерно идентичен, аналогичен объекту обложения корпоративного подоходного  налога, то есть весь налог будет уплачиваться с того дохода, который будет получен при реализации нефти. При альтернативном налоге картина следующая: чем выше мировая цена, тем выше ставка, чем ниже мировая цена, тем ниже ставка. Альтернативный налог будет напрямую зависеть от финансового результата и соответственно будет выплачиваться с того дохода, который был реально получен. Более того, на период разведки никакие налоги не уплачиваются вообще, я имею в виду специальные платежи. Учитывается, что налогоплательщики тут только вкладывают, соответственно, никаких налоговых обязательств не возникает, все они начинают появляться с момента начала добычи и реализации добытой нефти, – говорит Шавкат Кудебаев.

 

По его словам  есть примеры, когда мировая цена упала ниже себестоимости добычи нефти у некоторых недропользователей в Казахстане и они закрывали налоговые периоды с большим убытком: «Поэтому, чтобы своевременно реагировать на сильную волатильность цен на нефть (этой осенью свыше $80 за баррель, завтра опять же может спуститься на уровень $50–60), чтобы приблизительно подготовить определенные меры для поддержки недропользователей в этой сфере, мы и внедрили этот режим. Условием его применения является то, что он выбирается в начале проекта и не меняется на протяжении  реализации, если недропользователь выбрал этот вид режима, он будет его использовать на протяжении всего проекта».

 

ВРЕМЯ СПАСАТЬ УТОПАЮЩИХ

 

Стоит отметить, в 2016 году государство  серьезно обеспокоилось тем, что на фоне резкого падения цен на энергоресурсы нефтедобывающие компании просто разорятся. Была снижена ставка налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), а также размер экспортно-таможенной пошлины (ЭТП) был привязан к цене на нефть. При этом еще в период  мирового финансового кризиса 2008-2009гг размер  пошлины для экспортеров сырой нефти был определен на уровне 109,91 доллара за тонну при цене тонны в 715 долларов. В 2009 году в условиях кризиса власти пошли на послабления, и была принята нулевая ставка, но уже в 2010 году она была установлена на уровне 20 долларов за тонну, в 2011-м  – 40 долларов, в 2013 году – 60 долларов, а в 2014 году – 80 долларов за тонну, в 2015 году она была снижена до 60 долларов. Смогут ли новые послабления для нефтяников облегчить им жизнь.

 

Об этом газета «Литер» спросила у экспертов отрасли.

 

В СООТВЕТСТВИИ С ПРАВИЛАМИ ЕАЭС

 

Нефтегазовый аналитик компании  IFC Markets Дмитрий Лукашов отметил, что, например, налоговый маневр в России, помимо экономического стимулирования нефтепереработки, призван обнулить экспортные пошлины за счет повышения НДПИ. При этом внутренние цены сравниваются с мировыми, как для российских потребителей, так и для стран ЕАЭС, в частности, для Беларуси.

 

Эксперт заметил, что ранее некоторые государства ЕАЭС, в рамках союзных договоров, имели возможность получать российскую нефть без пошлин, что делало ее цену ниже мировой. Это давало им шансы зарабатывать либо на прямом реэкспорте нефти, устанавливая свою собственную пошлину, либо на экспорте нефтепродуктов из такого беспошлинного российского сырья. Таким образом, налоговый маневр в российской нефтяной отрасли является важным шагом по дальнейшей экономической интеграции стран ЕАЭС, считает он.

 

«Вероятно, Казахстан собирается привести налогообложение своей нефтяной отрасли в соответствии с общими правилами Евразийского экономического союза. Кроме этого, перед всеми нефтедобывающими странами стоит важнейшая задача стимулирования производства углеводородов за счет налоговых и прочих льгот. Я полагаю, что новый механизм налогообложения как раз и нужен для привлечения инвесторов в нефтяную отрасль Казахстана», – прокомментировал спикер.

 

По его словам, в первую очередь требуется стимулировать приток средств в разработку трудно извлекаемых месторождений. Часть добытой там нефти может быть использована для выработки электроэнергии и на другие производственные цели, не связанные с коммерческой реализацией. Соответственно, озвученные инициативы выглядят своевременными и они уже заинтересовали ряд нефтедобывающих компаний.

 

СПОСОБ ПРИВЛЕЧЬ ИНВЕСТОРОВ

 

Ведущий аналитик  компании «Открытие Брокер» Андрей Кочетков заметил, что данная система налогообложения позволяет освободить финансы для непосредственной разведки и разработки месторождений. То есть, если раньше предполагалось уплачивать налоги с любых операций, даже если это тестовый запуск добычи, то новая система предполагает изъятие доходов только по факту продажи конечной продукции, которой для нефтедобывающих компаний является нефть.

 

Одним из важнейших условий является нижняя граница налогообложения. То есть компании смогут более эффективно планировать свои работы по новым месторождениям, исходя из минимальной себестоимости: «Планка в $50 достаточно высокая, но мы знаем, что нефть в Казахстане не относится к легко извлекаемой.

 

Соответственно, данный порог является стимулом для разведки и разработки новых месторождений. В самом деле, если компания еще не выдает свой основной продукт, то каким образом она может уплачивать налоги? Поэтому нефтяные компании сосредотачивали свое внимание лишь на наиболее перспективных месторождениях, которые смогут быстро покрыть текущие расходы и многочисленные налоги». По его словам при новой системе налогообложения есть только один существенный риск, это потери бюджета при длительном и глубоком падении цен на нефть. Впрочем, пока идет речь о применении данной схемы только для новых и весьма дорогих проектов.

 

ПРИХОДИТСЯ ДЕЛАТЬ ВЫБОР

 

Директор ТОО «Oil  Gas Project» Жарас Ахметов акцентировал, что в Казахстане добыча нефти достаточно сильно обложена налогами. Это имеет смысл, когда цены на нефть высокие.

 

Когда же цены на нефть низкие, то такое налогообложение серьезно ухудшает финансовое положение нефтяников, что порой им выгоднее вообще остановить добычу нефти: «Поэтому гибкость в системе налогов, в зависимости от цен на нефть, можно только приветствовать. Если посчитать все расходы: пошлина, транспорт, проценты за кредит, то остающихся средств едва хватает, а для многих компаний уже и не хватает для покрытия текущих расходов. Приходится делать выбор: остановка нефтяных компаний и их подрядчиков, рост безработицы, нагрузка на бюджет по социальным платежам или сокращение налоговых доходов».

 

-Если вспомнить историю, то в 2008 году, когда мы принимали предыдущий Налоговый кодекс, акцент как раз делался на увеличении налоговой нагрузки на нефтедобывающий сектор: все прекрасно помнят, что это был пик мировых цен, свыше $100 за баррель и соответственно нагрузка рассчитывалась максимальная. Сейчас мы оказались в такой ситуации, когда мировая цена упала ниже себестоимости добычи нефти у отдельных недропользователей в Казахстане. И некоторые недропользователи закрывали налоговые периоды с большим убытком, – заключил Шавкат Кудабаев.

 

 

liter.kz

Путин подписал законы о завершении налогового маневра в нефтяной отрасли

МОСКВА, 4 авг — РИА Новости. Президент РФ Владимир Путин подписал полный пакет законов о завершении налогового маневра в нефтяной отрасли.

В Белоруссии оценили последствия налогового маневра в российской нефтянкеВ субботу на официальном портале правовой информации был опубликован подписанный президентом закон об изменениях в Налоговый кодекс. Это последний документ в пакете законов о завершении маневра. Накануне, 3 августа, был опубликован закон о постепенном снижении, вплоть до обнуления, экспортных пошлин на нефть в рамках налогового маневра.

В целом маневр предусматривает, что экспортная пошлина на нефть будет снижаться с нынешних 30% до 0% в течение шести лет, начиная с 2019 года, при одновременном повышении НДПИ на нефть в течение трех лет. Для этого вносятся изменения в федеральный закон "О таможенном тарифе" и в Налоговый кодекс.

Чтобы предотвратить рост внутренних цен на нефтепродукты или возникновение их дефицита, маневр предусматривает два механизма: обратный акциз на нефть, поставляемую на переработку, и дополнительный к нему демпфирующий акциз, учитывающий выгодность экспорта нефтепродуктов.

Суть маневра 

По общему правилу, обратный акциз смогут получить российские переработчики нефти, которые производят бензин и дизельное топливо не ниже пятого класса и поставляют на внутренний рынок не менее 10% произведенного объема.

Трамп летит к Путину просить. США очень нужна российская нефтьВ целях поддержки удаленных от основных рынков сбыта НПЗ закон вводит логистический коэффициент к акцизу на нефтяное сырье (от 1 до 1,5), позволяющий увеличить вычет на такое сырье в зависимости от региона нахождения завода. Так, коэффициент 1,05 сможет применять Омский НПЗ, 1,1 — Коченевский и Антипинский НПЗ, 1,3 — Ухтинский НПЗ, 1,4 — Ангарский НПЗ, 1,5 — Ачинский НПЗ.

Также на обратный акциз смогут рассчитывать НПЗ, находящиеся под санкциями США и ЕС, даже если они вовсе не производят топливо для внутреннего рынка.

НПЗ, осуществляющие модернизацию, смогут получить обратный акциз на нефть и отсрочку до 2024 года по обязательствам поставки на внутренний рынок не менее 10% произведенного автобензина пятого класса. Требование об обязательных поставках не будет распространяться на заводы, ранее заключившие четырехсторонние соглашения, не предусматривающие производство такого бензина, при условии их модернизации. НПЗ, которые пока не производят бензин в требуемом объеме, смогут заключить соглашения о модернизации при условии переработки не менее 600 тысяч тонн нефти в 2017 году.

Дополнительный демпфирующий акциз к обратному акцизу на нефть для переработки правительство сможет вводить в зависимости от ценовой конъюнктуры на мировых рынках, чтобы компенсировать нефтяникам недополученное от экспорта топлива и таким образом сдержать внутренние цены.

Демпфирующий акциз может быть как положительным, так и отрицательным. То есть, как поясняли в Минэнерго и Минфине, при росте мировых цен на нефть и, следовательно, на нефтепродукты, бюджет будет компенсировать компаниям 50% разницы (в 2019 году — 60%) между экспортной ценой и условной расчетной внутренней ценой, чтобы компании не повышали цену внутри РФ. При снижении мировых цен на нефть нефтяники будут перечислять в бюджет те же 50%.

Трамп заявил, что ОПЕК должна повысить производство нефтиМаневр предполагает и право правительства в случае форс-мажора, а именно резкого роста цен на топливо на внутреннем рынке, вводить дополнительную пошлину на экспорт нефтепродуктов.

Правительству предоставляется право на повышение с 2019 года экспортных пошлин на светлые нефтепродукты, товарный и прямогонный бензин до 60% от пошлины на нефть в случае увеличения или снижения цены на нефть на мировых рынках более чем на 15%.

Ранее Госдумой был принят закон, который позволяет правительству до конца 2018 года повышать экспортные пошлины на такие нефтепродукты до 90% от пошлины на нефть. Сейчас экспортная пошлина на светлые нефтепродукты, товарный бензин составляет 30% от ставки пошлины на нефть, на прямогонный бензин — 55%.

ria.ru

Заплати налоги и качай нефть спокойно

Теперь нефтяники смогут платить так называемый альтернативный налог. То есть если сейчас они должны делать фискальные выплаты в пользу государства только по факту добычи нефти, то теперь у них появляется право платить непосредственно по факту реализации топлива. Как на внутреннем, так и на внешних рынках.

 Примечательно, что ставка налогообложения при ценах на нефть на международных рынках в $50 за баррель будет вообще равняться нулю. Руководитель специализированного управления Комитета госдоходов министерства финансов Шавкат Кудабаев сообщил, что пять компаний уже заявили о готовности перейти к новой системе налогообложения в нефтяной отрасли.

ПОМОГУТ НЕ ВСЕМ

 Правда, необходимо оговориться, что правом альтернативного налога смогут воспользоваться не все нефтяные компании, а лишь те из них, кто является добытчиком нефти на сверхглубоких месторождениях свыше 4,5 км. По словам г-на Кудабаева налог позволяет недропользователям альтернативным способом использовать свои налоговые обязательства. С введением его акцент фискальной нагрузки переносится на момент получения дохода.

 Сейчас нефтяники платят четыре вида налогов: на добычу полезных ископаемых, по возмещению исторических затрат, налога на сверхприбыль и рентный налог на экспорт нефти. Теперь все четыре можно заменить одним, причем с заметным временным лагом для недропользователей. Шавкат Кудабаев считает, что в Казахстане будет более благоприятный фискальный режим для нефтяников, чем в соседней России, где действует правило так называемого налогового маневра.

 – Наш режим более привлекателен с точки зрения того, что, во-первых, объект обложения новым налогом примерно идентичен, аналогичен объекту обложения корпоративного подоходного налога, то есть весь налог будет уплачиваться с того дохода, который будет получен при реализации нефти. При альтернативном налоге картина следующая: чем выше мировая цена, тем выше ставка, чем ниже мировая цена, тем ниже ставка. Альтернативный налог будет напрямую зависеть от финансового результата и соответственно будет выплачиваться с того дохода, который был реально получен. Более того, на период разведки никакие налоги не уплачиваются вообще, я имею в виду специальные платежи. Учитывается, что налогоплательщики тут только вкладывают, соответственно, никаких налоговых обязательств не возникает, все они начинают появляться с момента начала добычи и реализации добытой нефти, – говорит Шавкат Кудебаев.

 По его словам есть примеры, когда мировая цена упала ниже себестоимости добычи нефти у некоторых недропользователей в Казахстане и они закрывали налоговые периоды с большим убытком: «Поэтому, чтобы своевременно реагировать на сильную волатильность цен на нефть (этой осенью свыше $80 за баррель, завтра опять же может спуститься на уровень $50–60), чтобы приблизительно подготовить определенные меры для поддержки недропользователей в этой сфере, мы и внедрили этот режим. Условием его применения является то, что он выбирается в начале проекта и не меняется на протяжении реализации, если недропользователь выбрал этот вид режима, он будет его использовать на протяжении всего проекта».

 ВРЕМЯ СПАСАТЬ УТОПАЮЩИХ

 Стоит отметить, в 2016 году государство серьезно обеспокоилось тем, что на фоне резкого падения цен на энергоресурсы нефтедобывающие компании просто разорятся. Была снижена ставка налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), а также размер экспортно-таможенной пошлины (ЭТП) был привязан к цене на нефть. При этом еще в период мирового финансового кризиса 2008-2009гг размер пошлины для экспортеров сырой нефти был определен на уровне 109,91 доллара за тонну при цене тонны в 715 долларов. В 2009 году в условиях кризиса власти пошли на послабления, и была принята нулевая ставка, но уже в 2010 году она была установлена на уровне 20 долларов за тонну, в 2011-м – 40 долларов, в 2013 году – 60 долларов, а в 2014 году – 80 долларов за тонну, в 2015 году она была снижена до 60 долларов. Смогут ли новые послабления для нефтяников облегчить им жизнь.

  В СООТВЕТСТВИИ С ПРАВИЛАМИ ЕАЭС

 Нефтегазовый аналитик компании IFC Markets Дмитрий Лукашов отметил, что, например, налоговый маневр в России, помимо экономического стимулирования нефтепереработки, призван обнулить экспортные пошлины за счет повышения НДПИ. При этом внутренние цены сравниваются с мировыми, как для российских потребителей, так и для стран ЕАЭС, в частности, для Беларуси.

 Эксперт заметил, что ранее некоторые государства ЕАЭС, в рамках союзных договоров, имели возможность получать российскую нефть без пошлин, что делало ее цену ниже мировой. Это давало им шансы зарабатывать либо на прямом реэкспорте нефти, устанавливая свою собственную пошлину, либо на экспорте нефтепродуктов из такого беспошлинного российского сырья. Таким образом, налоговый маневр в российской нефтяной отрасли является важным шагом по дальнейшей экономической интеграции стран ЕАЭС, считает он.

 «Вероятно, Казахстан собирается привести налогообложение своей нефтяной отрасли в соответствии с общими правилами Евразийского экономического союза. Кроме этого, перед всеми нефтедобывающими странами стоит важнейшая задача стимулирования производства углеводородов за счет налоговых и прочих льгот. Я полагаю, что новый механизм налогообложения как раз и нужен для привлечения инвесторов в нефтяную отрасль Казахстана», – прокомментировал спикер.

 По его словам, в первую очередь требуется стимулировать приток средств в разработку трудно извлекаемых месторождений. Часть добытой там нефти может быть использована для выработки электроэнергии и на другие производственные цели, не связанные с коммерческой реализацией. Соответственно, озвученные инициативы выглядят своевременными и они уже заинтересовали ряд нефтедобывающих компаний.

 СПОСОБ ПРИВЛЕЧЬ ИНВЕСТОРОВ

 Ведущий аналитик компании «Открытие Брокер» Андрей Кочетков заметил, что данная система налогообложения позволяет освободить финансы для непосредственной разведки и разработки месторождений. То есть, если раньше предполагалось уплачивать налоги с любых операций, даже если это тестовый запуск добычи, то новая система предполагает изъятие доходов только по факту продажи конечной продукции, которой для нефтедобывающих компаний является нефть.

 Одним из важнейших условий является нижняя граница налогообложения. То есть компании смогут более эффективно планировать свои работы по новым месторождениям, исходя из минимальной себестоимости: «Планка в $50 достаточно высокая, но мы знаем, что нефть в Казахстане не относится к легко извлекаемой.

 Соответственно, данный порог является стимулом для разведки и разработки новых месторождений. В самом деле, если компания еще не выдает свой основной продукт, то каким образом она может уплачивать налоги? Поэтому нефтяные компании сосредотачивали свое внимание лишь на наиболее перспективных месторождениях, которые смогут быстро покрыть текущие расходы и многочисленные налоги». По его словам при новой системе налогообложения есть только один существенный риск, это потери бюджета при длительном и глубоком падении цен на нефть. Впрочем, пока идет речь о применении данной схемы только для новых и весьма дорогих проектов.

 ПРИХОДИТСЯ ДЕЛАТЬ ВЫБОР

 Директор ТОО «Oil Gas Project» Жарас Ахметов акцентировал, что в Казахстане добыча нефти достаточно сильно обложена налогами. Это имеет смысл, когда цены на нефть высокие.

 Когда же цены на нефть низкие, то такое налогообложение серьезно ухудшает финансовое положение нефтяников, что порой им выгоднее вообще остановить добычу нефти: «Поэтому гибкость в системе налогов, в зависимости от цен на нефть, можно только приветствовать. Если посчитать все расходы: пошлина, транспорт, проценты за кредит, то остающихся средств едва хватает, а для многих компаний уже и не хватает для покрытия текущих расходов. Приходится делать выбор: остановка нефтяных компаний и их подрядчиков, рост безработицы, нагрузка на бюджет по социальным платежам или сокращение налоговых доходов».

-Если вспомнить историю, то в 2008 году, когда мы принимали предыдущий Налоговый кодекс, акцент как раз делался на увеличении налоговой нагрузки на нефтедобывающий сектор: все прекрасно помнят, что это был пик мировых цен, свыше $100 за баррель и соответственно нагрузка рассчитывалась максимальная. Сейчас мы оказались в такой ситуации, когда мировая цена упала ниже себестоимости добычи нефти у отдельных недропользователей в Казахстане. И некоторые недропользователи закрывали налоговые периоды с большим убытком, – заключил Шавкат Кудабаев.

Источник liter.kz

wfin.kz

кто выиграл, а кто проиграл? :: Экономика :: РБК

До сих пор российским нефтяникам было выгоднее продавать сырую нефть, чем перерабатывать ее, и государство фактически субсидировало НПЗ. Сейчас есть шанс это исправить. Статья публикуется в цикле «Россия после кризиса»

Зачем понадобился налоговый маневр

В 2014 году российское правительство решило провести большой «налоговый маневр»: существенно снизить экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты и повысить при этом НДПИ, чтобы компенсировать бюджету выпадающие доходы. Одновременно были изменены соотношения между пошлинами на различные нефтепродукты и нефть, скорректированы акцизы для сохранения внутренних цен на бензин и другие нефтепродукты.

Минфин обосновывал маневр в том числе тем, что нужно снизить риски при создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС) России, Белоруссии и Казахстана. До 2015 года из-за беспошлинной продажи нефти и нефтепродуктов в эти страны Россия несла потери в размере около $8 млрд в год (т.н. «плата за дружбу»). После создания ЕАЭС риски, связанные с возможными потерями бюджета при реэкспорте российских углеводородов через эти страны, значительно возрастали из-за прекращения межправительственных соглашений, регулировавших объемы поставок. Для их минимизации пошлину на нефть нужно было снизить примерно вдвое, до уровня казахской.

Были и другие мотивы. В 2015 году пошлина на темные нефтепродукты должна была вырасти до уровня пошлины на сырую нефть. В бюджет были заложены соответствующие дополнительные доходы. Однако, хотя решение об этом было принято еще в 2011 году, отрасль оказалась не готова — на многих НПЗ модернизация не была доведена до конца. В результате простые заводы понесли бы многомиллиардные убытки, многие бы закрылись. Отсрочка введения стопроцентной пошлины на мазут на два года была нужна компаниям для реализации инвестиционных программ.

Поэтому в конце прошлого года о необходимости маневра заговорили и нефтяники, и профильные министерства. Но согласовать его параметры оказалось непросто. В итоге, с одной стороны, для снижения рисков потребителей были уменьшены рублевые ставки ряда акцизов, а с другой, параметры маневра подобраны таким образом, что потенциальные потери нефтяных компаний от введения стопроцентных пошлин на мазут в значительной степени перераспределены на российских потребителей и страны ЕАЭС.

Что случилось после падения цен

Однако цены на нефть в конце прошлого года сильно упали, и это несколько изменило эффекты налогового маневра. По расчетам, в секторе нефтедобычи должна была образоваться небольшая дополнительная прибыль, но из-за особенностей формул экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты возникли незначительные потери по сравнению с 2014 годом; в секторе переработки субсидии существенно уменьшились.

В итоге компании потеряли как от снижения цен на нефть, так и от некоторого ухудшения налоговых условий в новых ценовых реалиях. Доходы же бюджета в долларовом выражении уменьшились, но в рублевом — практически не изменились. Также не уменьшилось субсидирование внутренних потребителей России, Белоруссии и Казахстана; просто цены на моторное топливо в рознице не выросли, как ожидалось, а стабилизировались на прошлогодних уровнях.

По итогам первого квартала 2015 года мы по-прежнему наблюдаем рост добычи нефти, а снижение маржи привело к некоторому снижению объемов переработки на простых НПЗ. Таким образом, достигнут тот эффект, который предполагалось получить еще при введении в 2011 году системы 60-66-90 (экспортная пошлина на нефть была снижена до 60%, пошлины на темные и светлые нефтепродукты составили 66% от пошлины на нефть, пошлины на бензин — 90%). Тогда снижения переработки не произошло, так как цены на нефть стали расти. Это общая проблема проведенных налоговых маневров — высокая чувствительность «точки равновесия» интересов бюджета, потребителей и отрасли к изменениям рыночных цен.

Как государство субсидировало нефтяников

После того как большой налоговый маневр будет завершен в 2017 году и у государства будет возможность в полной мере оценить его последствия, встанет вопрос, что делать дальше с пошлинами на нефть и нефтепродукты. Изначально экспортные пошлины в России вводились, во-первых, как фискальный инструмент, чтобы изымать ценовую ренту, а во-вторых, для защиты отечественных потребителей нефтепродуктов — экономика и потребители фактически получают дополнительные субсидии от нефтянки в виде более низких цен.

К сожалению, экспортные пошлины в России менялись не системно. В 2003 году пошлины для всех нефтепродуктов были установлены на уровне 90% от пошлин на нефть, чтобы учесть отсталую конфигурацию российской нефтепереработки и удаленность НПЗ от экспортных рынков сбыта. В 2005 году пошлины на нефтепродукты существенно снизили и сделали разными — по темным нефтепродуктам пошлины были более выгодными для производителей, что стимулировало рост первичной переработки. За 10 неполных лет она выросла на 40%, на 80 млн т. Но более глубокая переработка стала происходить лишь в последние годы, и то благодаря масштабной программе модернизации, главным стимулом для которой послужило обещание введения 100-процентной пошлины на мазут.

Увеличение первичной переработки в России зачастую неэффективно с общеэкономической точки зрения. Положительный эффект для компаний создается за счет того, что пошлины на нефтепродукты ниже нефтяных, и фактически это субсидирование переработки. Если бы не разница в пошлинах, то компаниям выгоднее было бы увеличивать экспорт нефти, а не направлять нефть на переработку. Потери бюджета при этом превышают положительный эффект для компаний, и в сумме мы имеем разрушение экономической стоимости. В целом с 2005 по 2014 год недополученная выгода государства из-за субсидирования нефтепереработки, по нашим оценкам, превысила $145 млрд.

Еще одно искусственное искажение экономики нефтепереработки, вызванное таможенной политикой, — установление в 2011 году относительно более высоких пошлин на бензин по сравнению с дизельным топливом. Правительство таким образом пыталось исключить сезонный дефицит бензина: более высокие пошлины, по мнению чиновников, должны были остановить экспорт автобензина из России.

Но введение по сути запретительной пошлины на экспорт бензина привело к тому, что российские НПЗ стали инвестировать в производство высококачественного дизельного топлива, а не в производство автобензина: экономическая эффективность этих проектов была существенно выше. В долгосрочной перспективе это может негативно сказаться на балансе бензина на внутреннем рынке.

Что не так с налоговой системой

Что реально показал большой налоговый маневр? В очередной раз он обнажил сложность всей российской налоговой системы. Использование скользящей шкалы НДПИ и пошлин с привязкой к нефти приводит к системной проблеме: нужно все время «угадывать» будущую цену нефти, чтобы задавать адекватные стимулы и для добычи, и для переработки, и невозможно нормально откалибровать систему, когда реальная цена на нефть сильно отклоняется от прогноза.

Даже после налогового маневра из-за разницы пошлин на нефть и нефтепродукты сохраняется достаточно высокая субсидия нефтепереработке. Она сильно зависит от цен на нефть, причем при высоких ценах по-прежнему стимулируется более простая переработка. При цене $100 за баррель средняя субсидия для НПЗ составляет $15 на баррель, а при $50 за баррель — $5–6 на баррель. Это огромная величина для российской нефтепереработки: для сравнения, маржа комплексных заводов в Европе в среднем находится на уровне $4–5/барр., а маржа простой переработки отрицательна.

После 2017 года маневр следует продолжить. Сохранение высокого уровня субсидий приведет к дальнейшему росту экспортно ориентированных мощностей комплексных НПЗ, а рост экспорта нефтепродуктов вместо экспорта нефти приведет к увеличению потерь бюджета. Но резкое снижение субсидий также нежелательно: это может привести к дефициту некоторых нефтепродуктов (прежде всего автомобильного бензина) и помешает модернизации нефтепереработки.

Правительству предстоит определить размер необходимой субсидии и общую конфигурацию экспортных пошлин в долгосрочной перспективе. Чтобы исключить высокую зависимость субсидии от цен на нефть, можно зафиксировать ее в абсолютном выражении. И есть надежда, что после завершения маневра понимание этой конфигурации будет найдено.

www.rbc.ru