Или Аральское море, или нефть. Узбекистан сделал выбор. Нефть аральское море


Проект по добыче нефти и газа в Аральском море

Проект по добыче нефти и газа в Аральском море

13.03.2012 admin

Разведка залежей нефти и газа в Аральском море началась еще в советские времена, а если быть точнее, то в 70-х годах прошлого столетия. В северо-восточной части Арала, который когда-то был четвертым по величине озером в мире, обнаружили крупный нефтегазовый бассейн. Впоследствии здесь установили и запустили в эксплуатацию с десяток крупных скважин. Для освоения месторождения нефти и газа в узбекской акватории озера в конце 2006 года правительство Узбекистана заключило соглашение с пятью крупными инвесторами. Среди них были такие компании, как НХК «Узбекнефтегаз», ОАО «ЛУКОЙЛ» (Россия), «Petronas» (Малайзия), «CNPC» (Китай) и «KNOC» (Южная Корея).

В то время этот вновь образованный консорциум возлагал большие надежды на свой проект, ведь по оценкам экспертов в узбекской акватории Арала находится примерно третья часть всех запасов нефти и газа Центральной Азии. В этом случае Узбекистан мог бы составить серьезную конкуренцию Казахстану по экспорту нефтегазовой продукции.

Но уже прошло 6 лет с момента образования такого крупного консорциума, а каких-то успехов в его работе пока еще не видно. И это притом, что на этот масштабный проект инвесторы умудрились потратить в общей сложности более 110 млн. долларов США. Именно поэтому эксперты Академии форекс и биржевой торговли Masterforex-V заявляют, что «игра не стоит свеч». Осознавая это, проект покинули малазийцы, продав свои акции россиянам. В последнее время сомнения по поводу продолжения участия в данном проекте высказывают корейцы. А вот россияне и китайцы продолжают наращивать в нем свои доли. Правда, специалисты связывают это не с тем, что данное мероприятие может иметь успех и инвестиционную привлекательность, а с желанием Китая и России укрепить свои позиции на узбекском нефтегазовом рынке. По всей видимости, именно зависимость этих стран от узбекского газа заставляет их осуществлять дальнейшие инвестиции в освоение нефтегазового месторождения в Аральском море.

Вполне вероятно, что в ближайшее время данный проект могут покинуть и представители Южной Кореи, засомневавшиеся в его успешности. Тогда в нем останутся лишь Китай, Россия и, собственно, сам Узбекистан, который больше других заинтересован в том, чтобы работы на этом нефтегазовом месторождении продолжались. В частности президент Узбекистана Ислам Каримов согласился на продолжение работ по геологоразведке акватории Аральского моря. Планируется пробурить еще три поисково-оценочные скважины. На это, кстати, уйдет не менее 17 млн. долларов США. Вместе с тем такие работы могут еще больше навредить итак высыхающему озеру, которое в результате человеческого вмешательства уменьшилось в 3 раза. Как бы там ни было, а нам остается лишь ждать и следить за дальнейшим развитием событий. Удачи!

finnotes.com

Или Аральское море, или нефть. Узбекистан сделал выбор

Если раньше узбекскую часть Арала губил хлопок, то сейчас — нефть

В 80−90-х годах Аральское море сократило акваторию, а чрезмерное содержание соли в нем привело к исчезновению всех рыб, кроме камбалы. Однако ситуацию удалось исправить, было восстановлено 22 вида рыб, вылов рыбы возрос за прошедшие четыре года на 65%, а экспорт увеличился втрое. Сейчас разведение и переработка рыбы становятся значимой отраслью экономики Кзыл-Ординской области Казахстана. Однако такая позитивная статистика имеет отношение только к казахстанской части Аральского моря, в его узбекистанских водах ситуация иная: там все остается так же, как 30 лет назад. О политике двух стран в отношении важного водного ресурса региона рассказывает постоянный автор ИА REGNUM Марат Шибутов.

Ответственное отношение к аральской проблеме позволило Казахстану разработать и реализовать проект «Регулирование русла реки Сырдарья и сохранение северной части Аральского моря». Проект включает в себя чистку дельты реки, возведение плотины, рыборазведение. Первый этап проекта осуществлялся в первое десятилетие нулевых, второй начался в 2015 году, стоимость этапов составила $85,79 млн и $126 млн. Несмотря на то, что в течение 2014−2015 гг Узбекистан, не поддерживавший реализацию проекта, вел сложные переговоры, казахстанская сторона проявила готовность закончить работы без участия Узбекистана.

Однако все не так просто. Дело в том, что на территории дельты Амударьи (и на дне Арала), который питает узбекистанскую часть Аральского моря, находятся нефтяные месторождения. Ведущаяся в этом районе разведка и добыча нефти связана с аральской проблемой непосредственно: если узбекская часть моря будет восстановлена, то в дельте реки поднимется уровень грунтовых вод, осушенные ныне части дна будут затоплены, и нефтегазовые работы значительно осложнятся. Это отрицательно повлияет на экономику Узбекистана, сделавшего свой выбор между спасением своей части Аральского моря и развитием нефтегазовой отрасли.

 

https://regnum.ru/news/economy/2299324.html

www.ca-portal.ru

Или Аральское море, или нефть. Узбекистан сделал выбор

Астана, 13 июля 2017, 04:25 — REGNUM  В 80−90-х годах Аральское море сократило акваторию, а чрезмерное содержание соли в нем привело к исчезновению всех рыб, кроме камбалы. Однако ситуацию удалось исправить, было восстановлено 22 вида рыб, вылов рыбы возрос за прошедшие четыре года на 65%, а экспорт увеличился втрое. Сейчас разведение и переработка рыбы становятся значимой отраслью экономики Кзыл-Ординской области Казахстана. Однако такая позитивная статистика имеет отношение только к казахстанской части Аральского моря, в его узбекистанских водах ситуация иная: там все остается так же, как 30 лет назад. О политике двух стран в отношении важного водного ресурса региона рассказывает постоянный автор ИА REGNUM Марат Шибутов.

Ответственное отношение к аральской проблеме позволило Казахстану разработать и реализовать проект «Регулирование русла реки Сырдарья и сохранение северной части Аральского моря». Проект включает в себя чистку дельты реки, возведение плотины, рыборазведение. Первый этап проекта осуществлялся в первое десятилетие нулевых, второй начался в 2015 году, стоимость этапов составила $85,79 млн и $126 млн. Несмотря на то, что в течение 2014−2015 гг Узбекистан, не поддерживавший реализацию проекта, вел сложные переговоры, казахстанская сторона проявила готовность закончить работы без участия Узбекистана.

Однако все не так просто. Дело в том, что на территории дельты Амударьи (и на дне Арала), который питает узбекистанскую часть Аральского моря, находятся нефтяные месторождения. Ведущаяся в этом районе разведка и добыча нефти связана с аральской проблемой непосредственно: если узбекская часть моря будет восстановлена, то в дельте реки поднимется уровень грунтовых вод, осушенные ныне части дна будут затоплены, и нефтегазовые работы значительно осложнятся. Это отрицательно повлияет на экономику Узбекистана, сделавшего свой выбор между спасением своей части Аральского моря и развитием нефтегазовой отрасли.

Подробности узнайте здесь: Почему у Казахстана получилось спасти Арал, а у Узбекистана нет?

Читайте также другие статьи Марата Шибутова по экономике Казахстана.

Читайте развитие сюжета: Coca-Cola выделит Узбекистану $100 тыс. на водоснабжение

regnum.ru

Аральское море как платформа нефтедобычи?

В среду, 26 мая, в Берлине в главном офисе немецкой некоммерческой организации по охране природы NABU с участием представителей Казахстана и Германии состоялась конференция о будущем Аральского моря. Мероприятие проходило под названием «Вода превращается в пустыню — Жизнь с экологической катастрофой».

Во что превратится пустыня?

Обсуждение экологической и социальной катастрофы Приаралья, казалось, могло стать повторением того, что большей частью уже всем и так известно. Но неожиданный тон мероприятию задал Ральф Певелинг (Ralf Peveling), сотрудник Немецкого общества по техническому содействию GTZ, который руководит проектом «Содействие улучшению экономического и экологического состояния в регионе Аральского моря».

Вода превращается в пустыню, а во что превратится пустыня? Чего мы — политики, экологи, ландшафтные проектировщики — хотим добиться в этом регионе?» — рассуждал на конференции о возможных сценариях развития региона Певелинг.

Представитель GTZ в своем выступлении указал на то, что в результате экологической катастрофы в Приаралье появились не только проигравшие, но также и победители. «Разведывательные работы по поиску нефти и газа — тому подтверждение. На дне высохшей части Аральского моря можно добывать энергоносители. Это намного дешевле и менее рискованно, чем добыча энергоносителей на море», — сообщил Певелинг.

Экологи озадачены

То, что на узбекской территории опустыненного Аральского моря ведутся разведывательные работы, а в некоторых частях и нефтедобыча, в Германии — факт мало известный. Такая информация застала врасплох вице-президента немецкой природоохранной организации NABU Томаса Теннхардта.

«Это малоизвестный факт. Я не знал, что там уже идет добыча нефти, — признался он в интервью Deutsche Welle. — Если это действительно так, то следует помнить, что эта инвестиция краткосрочна. Нефти и газа, если они там действительно есть в достаточных объемах, хватит только на ближайшие 40-60 лет. Потом мы опять окажемся перед разбитым корытом и перед новой катастрофой».

По словам Томаса Теннхардта, в качестве концепции будущего такой сценарий развития немецких экологов, спонсирующих дорогостоящие проекты по восстановлению Арала, явно не устраивает. «Мы должны помнить о том, что природные ресурсы небесконечны, — напомнил вице-президент NABU. — Гораздо важнее было бы развивать в данном регионе возобновляемые источники энергии».

Теннхардт убежден, что Приаралье отлично подходит для использования солнечной энергии. «За этим будущее. Ошибочно делать ставку на устаревшие традиционные углеводородные энергоносители», — заключил он.

Технология против природы?

Опустыненная часть Аральского моря в качестве платформы для нефте- и газодобычи как возможный вариант будущего — насколько увязывается такой сценарий с сохранением и без того ранимой и хрупкой природы региона?

«Там идет действительно изучение. Но это не значит, что там идет добыча, — сообщил в беседе с корреспондентом Deutsche Welle казахский участник конференции, председатель исполнительного комитета Международного фонда спасения Арала (МФСА) Сагит Ибатуллин.

Ибатуллин считает, что при определенных условиях это пойдет на пользу людям. «Вокруг будет инфраструктура. Будет жизнь. Повысятся доходы у населения. Поэтому в целом, если там будет найдена нефть или газ, то при правильной эксплуатации и правильных экологических взвешенных подходах, это будет только на пользу региону и населению. А это лучше, чем очень долго рассуждать о гибели Арала»,- подытожил Ибатуллин свое мнение.

Помимо этого, по оценке экспертов, Приаралье отлично годится для создания в нем солнечных и ветровых электростанций. Но это, по всей вероятности, более дорогостоящие проекты, чем возможность нефте- и газодобычи.

Оксана ЕВДОКИМОВА, Берлин

www.dw-world.de

milli-firka.org

Марат Шибутов - Почему у Казахстана получилось спасти Арал, а у Узбекистана нет?

Марат Шибутов, 4 июля 2017, 19:33 — REGNUM  

Третий международный слет рыбаков Приаралья состоялся сегодня, 4 июля, в Кзыл-Ординской области Казахстана. На него приехали представители Международного фонда по спасению Арала, гости из Дании, России, Байконура, Актюбинской, Карагандинской, Южно-Казахстанской и Восточно-Казахстанской областей.

В настоящее время вылов рыбы в казахстанской части Арала достиг 8 тысяч тонн в год, аральская рыба экспортируется в Данию, Польшу, Россию, Грузию и Азербайджан.

«Когда-то из-за чрезмерной засоленности воды в Аральском море из рыб выжила только камбала. Датские рыболовы во главе с Куртом Кристенсеном реализовали проект «От Каттегата — к Аральскому морю». Благодаря этой совместной работе, было восстановлено 22 вида рыб, добыча рыбы увеличилась в разы. Автокоридор «Западная Европа — Западный Китай» и образование Евразийского экономического союза позволяют взаимодействовать с соседними государствами и реализовывать инвестиционные проекты. Доказательство тому — построенный совместно с российскими предпринимателями рыбоперерабатывающий завод «Рыбный край Димитровград» в Ульяновской области, сырье на этот завод поставляется в основном с Аральского моря», — сказал глава области Крымбек Кушербаев.

В настоящее время разведение и переработка рыбы вновь превращаются в одну из важных отраслей экономики Кзыл-Ординской области: три из восьми рыбоперерабатывающих заводов имеют еврокоды для экспорта продукции в Европу. Только за последние 4 года объем добычи рыбы в регионе вырос на 65%, а экспорт рыбной продукции — в 3 раза.

Но это происходит в казахстанской части Арала. Что же происходит в той, что относится к Узбекистану?

В Узбекистане недавно Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш облетел на вертолете и осмотрел акваторию терпящего экологическую катастрофу Аральского моря. В пресс-службе президента Узбекистана отметили, что генсек ООН до поездки в Каракалпакию обсудил вопросы смягчения последствий экологической катастрофы Аральского моря с президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым.

Почему такая разница: в одной части вовсю идет коммерческий лов рыбы и проблема решена, в другой части до сих пор все осталось как в 80−90-х годах, когда Арал и сократил свою акваторию?

На этот вопрос есть несколько ответов.

  1. Казахстан специально занимался проблемой Арала — ради этого он привлек два кредита Всемирного банка. Проект назывался «Регулирование русла реки Сырдарья и сохранение северной части Аральского моря». Первая фаза шла с 2001 по 2010 год и стоила 85,79 миллионов долларов США, вторая фаза началась с 2015 года, проект стоит 126 миллионов долларов. При этом с узбекской стороной в 2014—2015 году шли сложные переговоры, так как они не поддерживали реализацию проекта. Однако Казахстан готов заканчивать работы даже в одностороннем порядке — подробней об этом можно почитать на сайте акимата (администрации) Кзыл-Ординской области. В этот проект входит чистка дельты реки Сырдарья, чтобы снизить потери влаги, строительство плотины, позволяющей накапливать воду в Малом Арале, и рыборазведение.
  2. Бассейн реки Сырдарья, проходящий по территории Казахстана и питающий его часть Арала, населен гораздо меньше, чем бассейн реки Амударья, который питает половину Узбекистана и Туркмению через Большой Каракумский канал. Кроме того в Казахстане невелики объемы выращивания таких водоемких культур как рис и хлопок, в отличие от Узбекистана и Туркмении.
  3. Наличие месторождений нефти и газа на территории дельты реки Амударьи и на дне Аральского моря.

На этом вопросе надо остановиться подробнее. В настоящее время в данном районе ведут разведку и добычу 2 российские компании — «Газпром» и «ЛУКОЙЛ».

«Газпром», начиная с 2004 года, ведет работы на месторождении Шахпахты в Кунградском районе Узбекистана. В апреле 2004 года было подписано Соглашение о разделе продукции до разработки месторождения (СРП). В качестве инвестора проекта выступил консорциум в составе ЗАО «Зарубежнефтегаз» (ныне ЗАО «Газпром зарубежнефтегаз») и компании Gas Project Development Central Asia AG (Швейцария). СРП действует в течение 15 лет с момента вступления в силу (с 30.07.2004). В соответствии с условиями СРП инвестор получил лицензии на право пользования недрами и на право добычи и реализации газа. Активно идет добыча газа.

Кроме того идет дальнейшая разведка на юго-востоке плато Устюрта. Соглашение об основных принципах проведения геологического изучения недр инвестиционных блоков Устюртского региона между НХК «Узбекнефтегаз» и ОАО «Газпром» (с 17 июля 2015 года — ПАО «Газпром») подписано в январе 2006 года. Оценка суммарных запасов региона по категории С1+С2 составляет около 120 млрд куб. м газа и около 7 млн т конденсата.

В декабре 2006 года «Узбекнефтегаз» выдал «Газпрому» лицензии на право пользования участками недр для проведения геологоразведочных работ на 7 инвестиционных блоках. Общий объем инвестиций в проект проведения ГРР оценивается в 400 млн долл. США. В мае 2009 года на плато Устюрт было открыто месторождение природного газа Джел.

«ЛУКОЙЛ» через свою дочернюю компанию ООО «Арал Си Оперейтинг Компани» начал работу в узбекской части Аральского моря в рамках соглашения о разделе продукции (СРП), подписанного в августе 2006 года. По итогам сейсморазведки открыто месторождение Западный Арал с подтвержденными оценочным бурением запасами нефти и газа. Проект реализует консорциум инвесторов в составе «ЛУКОЙЛ Узбекистан Оперейтинг Компани» (ЛУОК), НХК «Узбекнефтегаз» и CNPC (Китай).

В конце 2015 года завершено строительство поисковой скважины на структуре Мерос. По итогам этого бурения проведена актуализация геологической модели месторождения Западный Арал, ожидается принятие решения о продолжении оценочных работ.

Восстановление узбекской части Арала приведет к поднятию грунтовых вод в дельте, затоплению сейчас осушенных участков дна, что резко осложнит любые производственные работы для нефтегазовой отрасли. А это в свою очередь скажется на экономике Узбекистана в целом. Таким образом, между развитием нефтегазовой отрасли и спасением своей части Арала Узбекистан выбрал первое.

Читайте развитие сюжета: На месте Аральского моря образовалась пустыня площадью 5,5 млн га

regnum.ru

Или Аральское море, или нефть. Узбекистан сделал выбор

Астана, 13 июля 2017, 04:25 — REGNUM  В 80−90-х годах Аральское море сократило акваторию, а чрезмерное содержание соли в нем привело к исчезновению всех рыб, кроме камбалы. Однако ситуацию удалось исправить, было восстановлено 22 вида рыб, вылов рыбы возрос за прошедшие 4 года на 65%, а экспорт увеличился втрое Сейчас разведение и переработка рыбы становятся значимой отраслью экономики Кзыл-Ординской области Казахстана. Однако такая позитивная статистика имеет отношение только к казахстанской части Аральского моря, в его узбекистанских водах ситуация иная: там все остается так же, как 30 лет назад. О политике двух стран в отношении важного водного ресурса региона рассказывает постоянный автор ИА REGNUM Марат Шибутов.

Ответственное отношение к аральской проблеме позволило Казахстану разработать и реализовать проект «Регулирование русла реки Сырдарья и сохранение северной части Аральского моря». Проект включает в себя чистку дельты реки, возведение плотины, рыборазведение. Первый этап проекта осуществлялся в первое десятилетие «нулевых», второй начался в 2015 году, стоимость этапов составила $85,79 млн и $126 млн. Несмотря на то, что в течение 2014−2015 гг Узбекистан, не поддерживавший реализацию проекта, вел сложные переговоры, казахстанская сторона проявила готовность закончить работы без участия Узбекистана.

Однако все не так просто. Дело в том, что на территории дельты Амударьи (и на дне Арала), который питает узбекистанскую часть Аральского моря, находятся нефтяные месторождения. Ведущаяся в этом районе разведка и добыча нефти связана с аральской проблемой непосредственно: если узбекская часть моря будет восстановлена, то в дельте реки поднимется уровень грунтовых вод, осушенные ныне части дна будут затоплены, и нефтегазовые работы значительно осложнятся. Это отрицательно повлияет на экономику Узбекистана, сделавшего свой выбор между спасением своей части Аральского моря и развитием нефтегазовой отрасли.

Подробности узнайте здесь: Почему у Казахстана получилось спасти Арал, а у Узбекистана нет?

Читайте также другие статьи Марата Шибутова по экономике Казахстана.

news.ivest.kz

Наука в Сибири | Изменчивый Арал

Большой полноводный Арал — экологический стандарт середины ХХ века — до сих порождает ностальгический психологический феномен, побуждающий вернуть море в его «исходное состояние». Но что является нормой, а что — критическим состоянием для озера, неоднократно и кардинальным образом менявшего границы своих берегов?

 

Ведущий научный сотрудник Института геологии и минералогии им. В.С. Соболева СО РАН доктор геолого-минералогических наук Сергей Константинович Кривоногов занимается исследованиями Аральского моря уже 13 лет: за это время он принял участие в двух больших международных проектах, позволивших по-новому взглянуть на развитие как самого озера, так и окружающих его территорий. Результаты, полученные учеными, были опубликованы недавно в журнале Gondwana Research. О самых интересных фактах истории Арала С. Кривоногов рассказал «Науке в Сибири».

 

«Главная задача проекта – реконструировать историю Аральского моря, показать, как менялись уровень и соленость воды, экосистема со времени его образования до наших дней – была осуществлена», — рассказывает Сергей Кривоногов. Ученые получили данные о возрасте Арала на основе абсолютного датирования с помощью радиоуглеродного метода и установили, что Аральское море появилось 20–24 тысячи лет назад.

 

Историю озера ученые трактуют по-разному. Кто-то начинает его с неогена (геологический период, 23–2,5 млн лет назад), в начале 1990-х советские ученые склонялись к тому, что возраст водоема — всего около 10 000 лет.

 

 

В рамках проекта состоялись две большие буровые экспедиции: исследователи пробурили осадки Аральского моря от поверхности до самого низа, то есть вошли в подстилающие отложения, чего прежде еще не делали. Полученные образцы углеродсодержащего вещества (раковины моллюсков, створки мелких ракообразных) тщательно продатировали на ускорительном масс-спектрометре (AMS). И получили точные данные об изменениях Аральского моря. (Этому способствовали высококачественные материалы — как по технологии получения, так и по методу датирования.)

 

Приаралье — район древней цивилизации. Антропогенные изменения природы здесь идут очень давно, в первую очередь это касается использования пресной воды для орошения. Сельское хозяйство, исторически развитое в среднеазиатских государствах, сильно влияет на окружающую природу региона : культура создания ирригационных систем, прокладки каналов, поворота рек туда, куда надо человеку, существует уже 2000 лет. Что, конечно же, оказывало влияние на водный баланс Арала: были этапы, когда активная ирригация отнимала большое количество ресурсов, и периоды войн, цивилизационных катаклизмов, в течение которых влияние человека ослабевало. И время высокой ирригационной активности как раз совпадает с регрессиями Аральского моря. Климатические изменения и деятельность человека усиливали друг друга: если было очень жарко и сухо, требовалось больше воды для орошения земель, люди копали больше каналов и таким образом усугубляли действие природного фактора, а Арал еще быстрее мелел.

 

Важно, что исторический период можно охарактеризовать не только на основе геологических, но и археологических и письменных свидетельств (хроник, летописей, географических трудов — в основном, арабского происхождения), то есть более обоснованно и достоверно, чем предыдущие эпохи, воссоздание которых опирается только на геологические данные, осадки. Именно поэтому на первом этапе ученые решили опубликовать результаты комплексного исследования последних 2000 лет.

 

 

В статье, вышедшей в Gondwana Research, обоснованы изменения уровня Аральского моря за последние две тысячи лет, в соответствии с данными геоморфологии, седиментологии (строение отложений), палеонтологии, археологии, историографии и ряда других показателей — например, использовался геохимический анализ некоторых изотопов, проведенный предшествующими исследователями. Дополняют этот комплекс новые исследования по изучению изменения направления течения рек, на 95 % питающих озеро: Амударьи, приносящей примерно 80% от объема, и Сырдарьи (20%). Если первая активно разбирается на орошение, то до Арала практически ничего не доходит, как это происходит сейчас. Мультидисциплинарный подход к вопросу и позволил максимально полно восстановить историю Аральского моря за последние две тысячи лет.

 

За изученный период в истории Арала уже случались обмеления, подобные нынешнему. Ученые установили, что было две больших, длительных регрессии, при которых уровень воды существенно падал, обнажая морское дно, две значительно более кратковременные трансгрессии  плюс современная антропогенная регрессия.

 

Сложно оценить в точных цифрах, сколько времени после регрессий у Арала уходило на то, чтобы вернуться к прежнему уровню воды, т.к. процесс восстановления мог проходить ступенчато. Например, палеонтологические данные указывают, что регрессия иногда разбивалась на два этапа с незначительной трансгрессией между ними. Если говорить о макрособытиях, то вырисовывается следующая картина: в течение последних двух тысяч лет Аральское море чаще было очень маленьким, практически исчезало или находилось в состоянии, сравнимом с современным, чем пребывало полноводным, как 50 лет назад. Последняя трансгрессия происходила с конца XVI века, когда в озеро вернулась Амударья. И во времена Петра I, и даже при Иване Грозном Аральское море описывается как крупное. Соответственно, в течение 300 лет оно было большим и в памяти ныне живущих людей запечатлено как полноводное, синее, богатое рыбой. Но геология показывает, что это — результат благополучного стечения обстоятельств, и такое состояние как раз для него нетипично. Изучая более давнюю историю, можно утверждать: гораздо чаще Аральское море было очень мелким или не существовало вообще.

 

 

У истоков изучения Аральского моря стояли академик Лев Семёнович Берг и историограф Василий Васильевич Бартольд. Последний исследовал изменения географии озера по летописным источникам и нашел запись в одной из хроник XV века о том, что Аральского моря в тот период не существовало (Хафизи-Абру, 1417). Л. Берг в своей книге «Аральское море: опыт физико-географической монографии» это свидетельство посчитал преувеличением. Поскольку авторитет академика был велик, в течение всего XX века вопрос о регрессии, о которой писал Бартольд в начале столетия (1902 г.), просто не рассматривался. Когда же нашли археологические памятники XIV века Кердери-I и Кердери-II, построенные на дне Аральского моря на глубине 20 метров относительно уровня ХХ века, стало очевидно, что там действительно жили люди, и Бартольд был прав. Хивинский хан Абулгази летописно засвидетельствовал, что поворот вод Амударьи в сторону Аральского моря произошел в 1573 году. В тех местах люди всегда движутся за пресной водой: как только Аральское море ушло и по осушившемуся дну стала течь река, люди сразу заняли и освоили новую территорию.

 

Для преодоления аральской катастрофы в 1993 году был создан международный фонд спасения Арала — межгосударственная организация, разрабатывающая и финансирующая экологические и научно-практические проекты улучшения обстановки в Аральском регионе. В августе 2003 г. была утверждена «Программа бассейна Аральского моря-2», состоящая из полусотни региональных программ. Планы по ликвидации последствий кризиса в северной (Казахстан) и южной (Узбекистан) частях Аральского бассейна значительно различаются. Казахстан возрождает Малый Арал — северную часть озера, отделенную от основной. Между устьем Сырдарьи и островом Кокарал построили плотину, и речная вода стала накапливаться в этом месте. Этот проект дал великолепные результаты: мелкая соленая лужа стала наполняться водой и опресняться, туда вернулась из реки рыба, и экологическая ситуация понемногу улучшается.

 

Вторая часть озера умирает, потому что Узбекистан и другие страны, расположенные выше по Амударье, предпочитают использовать воду для нужд сельского хозяйства. В регионе используется технология промывки земель: ежегодно на зиму поля заливаются речной водой, в которой растворяются соли, а затем уже совершенно непригодная, загрязненная пестицидами вода спускается в Южный (Большой) Арал.

 

На международном конгрессе INQUA (Нагоя, Япония), посвященном изучению четвертичного периода, этим летом С. Кривоногов делал доклад, касающийся прогноза — может ли Аральское море вернуться. По мнению ученого, некоторые шансы есть. Но чтобы это произошло, необходимо дать дополнительную воду: испаряемость с поверхности озера в его высокой стадии составляла примерно 56 кубических километров в год, значит, чтобы оно стало таким, как прежде, нужно, поступление такого же количества воды. Но начинать можно с меньшего: достаточно ежегодно давать около 20 км3, и озеро начнет расти. Вопрос в том — кто выделит такие объемы? В этом регионе напряженность из-за нехватки воды лишь увеличивается с годами.

 

 

На уровень могут повлиять, помимо человеческого, климатический и тектонический факторы, например, поступление подземных вод: ученые полагают, что порядка 10% водного бюджета Арала может быть связано с источниками, приходящими с больших глубин. Но посчитать, оценить или спрогнозировать практически невозможно: для подобных изменений нужно, чтобы произошли глобальные тектонические процессы, связанные с деятельностью глубин Земли, которые вообще трудно предвидеть. Если когда-нибудь возникнет стечение обстоятельств, суммирующее все благоприятные условия, приток воды может увеличиться. Если же этого не произойдет, то каждый отдельно взятый фактор, даже если он начнет действовать, ситуацию не переломит.

 

«Самое главное, что должны понять политики (надеемся, эту мысль удастся со временем до них донести) – высокий уровень Аральского моря — исключительная ситуация, связанная с климатическими изменениями, с цивилизационными катаклизмами. В иных условиях, как с природной, так и с человеческой стороны, оказывается, что озеро вовсе и не должно быть высоким, пресным и полным рыбы. Стремление к идеалу может оказаться борьбой против естественного хода событий. Потому что море бόльшую часть своей истории было существенно ниже того уровня, к которому мы привыкли за долгие годы последней его трансгрессии. Пока мы не знаем всех причин колебаний уровня воды в прошлом, но совершенно ясно, что Арал исчезал и возвращался, не спрашивая человека. Поэтому наиболее разумной позицией в управлении ресурсами этого региона представляется приспособление к создавшимся условиям и постепенное исправление негативных последствий экономических и политических решений прошлых лет», — говорит С. Кривоногов.

 

Не надо забывать также, что в настоящее время значительную часть экономики Аральского региона составляет добыча нефти и газа. Казахстан разрабатывает нефтяные месторождения на полуострове Куланды, а Узбекистан ведет газодобычу на дне Аральского моря в его южной части, в районе поселка Муйнак. Создается новая инфраструктура, и интересы этой отрасли могут возобладать над проблемой рационального использования водных ресурсов. Возможна ситуация, что возвращение Арала окажется экономически нежелательным, и человеку придется бороться с морем, а не спасать его.

 

Елена Трухина

 

Фото: (1) — Екатерины Пустоляковой, остальные предоставлены Сергеем Кривоноговым

 

Поделись с друзьями: 

www.sbras.info