Последствия нефтяного налогового маневра в России для экономики Беларуси. Нефть для беларуси


Эксперт: Для Беларуси план закупать нефть у Ирана нереализуем, экономически нерентабелен и нецелесообразен

Александр Лукашенко заявляет, что уже нашел альтернативу российской нефти для своих нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ). Якобы Иран готов отправлять в Беларусь нефть чуть ли не даром. Необходимость замены российского сырья возникла у Лукашенко после того, как РФ сократила поставки из-за неоплаченного газового долга. Белорусские власти действительно испытывают острую нехватку валюты и ждут новых займов. В следующем году страна должна найти 3,4 млрд долл. для погашения части внешнего долга. К тому же долг Беларуси за российский газ уже достиг 300 млн долл. Однако эксперты считают, что иранский проект Лукашенко нереализуем. Возможно, поэтому президент Беларуси уже намекает на новый торг вокруг оборонной сферы.

Энергетический спор России и Беларуси разрастается, затрагивая не только газовые цены, но и нефтяные закупки. «Мы ведем переговоры с Ираном, который мечется в поисках источника для поставки нефти и который снизит нам цену», – заявил в пятницу президент Беларуси Александр Лукашенко, выступая в парламенте. Альтернативных поставщиков Минск начал искать на фоне газовых разногласий с РФ.

Беларусь считает несправедливой контрактную цену за российский газ и поэтому она прекратила оплачивать поставки из РФ. В начале октября газовый долг Беларуси уже достиг примерно 300 млн долл., о чем сообщил глава Минэнерго РФ Александр Новак. Контрактная цена – 132,77 долл. за 1 тыс. куб. м. Эту стоимость уже можно назвать льготной, близкой к внутренним ценам. Однако Минск хотел бы получить более ощутимую скидку.

Москва на послабление пока не идет, более того, РФ в ответ на газовое разногласие пересмотрела объемы нефтяных поставок в Беларусь. Сначала Москва планировала продавать Беларуси в течение 2016–2024 годов 24 млн т нефти ежегодно. Теперь график пересмотрен: в третьем квартале этого года поставки снижены на 2,25 млн т по сравнению с изначальным планом, передает РИА Новости.

В Минске опасаются, что нефтяной дефицит будет губителен для белорусской нефтеперерабатывающей промышленности. «Третий квартал мы работаем с критическим обеспечением нефти. Это уничтожит наши НПЗ», – предупреждает Лукашенко.

Если ситуация не сдвинется с мертвой точки, Минск может принять и другие меры. Так, Беларусь решила повысить в среднем на 50% тарифы на транзит российской нефти по территории республики. Наконец, Лукашенко намекает, что услуги Беларуси по охране границ обходятся Москве слишком дешево. По его словам, Беларусь, защищая Россию на западном направлении, заплатила около 170 млн долл. за поставленные в республику зенитно-ракетные комплексы С-300. «Так получается, что, защищая вас, я должен прийти к вам (в Россию) и еще автомат купить», – цитируют Лукашенко информагентства. «Сирия важна, но Беларусь – это святое, что не может потерять Россия», – добавил Лукашенко.

Экономика Беларуси загнана в угол. «Стране в следующем году предстоит выплатить 3,4 млрд долл. валютного долга», – напоминают специалисты Центра развития Высшей школы экономики. И это при том, что и в 2016-м, и в 2015-м Беларусь должна была выплатить тоже несколько миллиардов долларов.

Долговое бремя продолжает расти: к середине этого года чистый внешний долг Беларуси достиг 50% ВВП, сообщали ранее специалисты агентства Fitch. Среди кредиторов республики был в том числе антикризисный фонд Евразийского экономического сообщества, сформированный в большей степени за счет России. В 2011 году он выделил Беларуси 10-летний кредит размером 3 млрд долл.

В условиях экономического спада, который в январе–августе 2016-го достиг в годовом выражении 3%, надежды на восстановление финансовой стабильности у страны нет, и взять деньги на погашение уже имеющихся долгов почти неоткуда.

Сейчас Минск рассчитывает на финансовую помощь Международного валютного фонда (МВФ). Речь идет о десятилетнем кредите в 3 млрд долл. под 2,28% годовых. В конце июня миссия МВФ завершила в Беларуси работу и предоставила руководству страны свои выводы. Однако условия МВФ властям Беларуси не понравились. Лукашенко назвал их неподъемными и несправедливыми по отношению к народу. «Цена… перечеркивает всю политику, которую мы проводили до сих пор», – пояснил он на прошлой неделе. По сообщениям прессы, среди требований фонда либерализация белорусской экономики, изменение тарифов ЖКХ.

В итоге очевидно, что власти Беларуси заинтересованы обнулить хоть какую-то свою задолженность, например за российский газ.

Опрошенные «НГ» эксперты скептически отнеслись к угрозам Беларуси. «План закупать нефть у Ирана нереализуем, экономически нерентабелен и нецелесообразен. Во-первых, Беларусь не имеет прямого выхода к морю. Во-вторых, трубопроводами эти два государства не связаны. В-третьих, возможные своповые (обменные) закупки российской нефти в силу политических причин для Беларуси невыгодны. В-четвертых, нефтепровод «Одесса–Броды», проходящий через Украину, не готов принять иранские объемы сырья (хотя переговоры между Тегераном и Киевом ведутся). В-пятых, транспортировка по железной дороге слишком дорогая. В-шестых, белорусские НПЗ «заточены» под российское сырье», – перечисляет член экспертного совета Союза нефтегазопромышленников России Эльдар Касаев.

По его словам, «Лукашенко использует жесткую политическую риторику для давления на Москву с целью получить скидки на газ и нефть». «Напомню, несколько лет назад Беларусь закупала черное золото у Венесуэлы, но это сотрудничество продлилось недолго, поскольку обошлось Минску в копеечку. Сорт венесуэльской нефти назывался «Санта-Барбара». Мы сейчас наблюдаем продолжение одноименной мыльной оперы, только теперь участниками стали Россия и Беларусь, – говорит Касаев. – Если Беларусь не хочет повторить пример Украины, которая с ноября прошлого года напрямую не покупает наш газ и вынуждена платить за это «умершей» экономикой и замерзающим населением, то Минску стоит смягчить риторику и пойти на конструктивный диалог с Россией – давним и надежным партнером».

Эксперт добавляет, что Минск ранее пытался договориться о поставках углеводородов еще с Азербайджаном и Казахстаном. «Не исключаю, что Беларусь захочет получать нефть с Марса, чтобы в очередной раз уколоть Россию. Однако при таком сценарии остается лишь посочувствовать промышленности и гражданам дружественной нам республики», – замечает Касаев.

«Доставка в несколько приемов приведет к удорожанию конечной продукции как минимум на 30%. Кроме того, нефтеперерабатывающие заводы – это сложный цикл производства, настроенный под конкретный сорт нефти. Перенастройка будет стоить немалых денег, – продолжает аналитик компании «Алор брокер» Кирилл Яковенко. – Поэтому, возможно, ставка будет делаться на Новополоцкий нефтеперерабатывающий завод, который можно модернизировать в нужном ключе». Версию про Новополоцкий НПЗ подтвердил и сам Лукашенко. Ранее он поручил правительству «вернуться к проекту нефтепровода из Балтики и немедленно закончить модернизацию Новополоцкого НПЗ».

В то же время у Ирана, как замечает Яковенко, со своей стороны тоже могут возникнуть вопросы: насколько дисциплинированно Беларусь станет платить, будут ли это «живые» деньги или какие-либо схемы?

«План абсолютно нежизнеспособен, поскольку Иран в любом случае ориентируется на рыночные цены», – считает ведущий аналитик компании AMarkets Артем Деев.

«В 2015 году Беларусь закупила у нас почти 23 млн т сырой нефти, оставив для своих нужд только 6 млн т. Все остальное ушло либо в чистом, либо в переработанном виде на реэкспорт, – поясняет директор Института актуальной экономики Никита Исаев. – Бюджет Беларуси получает доход за счет переработки и реэкспорта именно российской нефти, а не какой-то другой».

«НГ»

www.camarade.biz

Нефть для Беларуси: риск или авантюра

Не станет ли «Укртранснафта» в очередной раз разменной монетой в противостоянии Минска и Москвы?

Транзит нефти в ЕС из России через Украину с каждым годом ухудшается. Результаты девяти месяцев 2016-го неутешительны: снижение объемов транзита на 15% ─ с 11,67 млн тонн до 9,97 млн тонн нефти. Ситуацию могла бы улучшить очередная попытка реанимации трубопровода «Одесса-Броды» и налаживание транзита нефти для Беларуси. Сейчас Минск организовывает поставки «черного золота» через морские порты Украины с последующей транспортировкой по железной дороге. Но причиной этого является не желание увеличивать товарооборот с Украиной, а очередной конфликт с Россией.

На днях Одесский порт принял первый танкер с 84 700 т азербайджанской нефти, которая дальше была отправлена железнодорожным транспортом на Мозырский НПЗ. Накануне организации поставок нефти через Украину президент Беларуси Александр Лукашенко выразил оптимизм по поводу использования транзитного потенциала нашего государства: «Сейчас мы ведем переговоры с Ираном, который просто мечется в поисках, куда поставить нефть. И готов нам снижать цену, вплоть до того, что мы им предоставим все возможности на Мозырском или другом заводе: перерабатывайте свою нефть, продавайте, где считаете нужным. Они это воспринимают. Мы договорились, что сегодня загруженный танкер идет в Одессу, и начнем поставлять через Украину на Мозырский нефтеперерабатывающий завод».

Действительно, эта информация свидетельствует о том, что речь идет о договоренности не только транспортировать нефть по железной дороге, но и загрузить нефтепровод «Одесса-Броды». Сейчас объем транзита может составить от 1 до 2 млн т нефти в течение летнего периода с возможным увеличением объема до 4 млн т в год. Речь идет о договоренностях Беларуси по поставкам или сразу азербайджанской нефти, или путем своп-схемы замещения иранской нефти на азербайджанскую.

Ранее президент Украины Петр Порошенко встречался с министром иностранных дел Беларуси Владимиром Макеем, и они обсуждали вопрос транспортировки нефти в таком же контексте.

Белорусско-российский конфликт как окно возможностей для Украины

Однако стоит заметить, что Беларусь и ее президент могут круто изменить политический вектор и отказаться от выполнения достигнутых договоренностей. Поэтому со стороны Украины расценивать попытку Минска второй раз использовать нефтепровод «Одесса-Броды» в качестве жеста доброй воли ─ может оказаться ошибкой.

Собственно, формальной причиной белорусской активности в направлении Украины стал очередной, на этот раз глубокий конфликт с Россией. В нем переплелись нефтяные и газовые интересы. Первопричиной стал спор Минска и Москвы касательно формирования цены на газ и выплаты долга за газ со стороны Беларуси. Для усиления своих позиций Беларусь решила поднять на 50% ставки на транзит российской нефти. Но это только ухудшило переговорный процесс.

Как результат ─ Россия приняла решение в третьем квартале 2016 года на треть ограничить поставки нефти для Беларуси (до 3,5 млн тонн), что уже вылилось в потери для последней объемом 0,3% ВВП (примерно 130 млн долларов).

Со второй декады октября Беларусь и Россия начали постепенно договариваться о путях выхода из нефтегазового конфликта. Сначала Минск отменил решение о повышении тарифов на транзит российской нефти. Россия частично восстановила поставки нефти, но ожидает от Беларуси выплаты задолженности за газ на сумму 280-300 млн долларов. Белорусский министр энергетики Владимир Потупчик говорит о 281 млн долларов, а вице-премьер России Аркадий Дворкович ─ о 300 млн долларов. В то же время по состоянию на конец октября противостояние продолжается, и Беларусь не погашает задолженность.

В пользу Киева играет и общая неопределенность истории взаимоотношений Минска и Москвы в вопросе получения «черного золота». Представители Беларуси прямо заявляют, что изучают возможности замещения российской нефти после завершения в России «налогового маневра»

Между тем белорусские заводы «Нафтан» и Мозырский НПЗ перерабатывали вместе ежемесячно 1,9 млн т нефти. Российские ограничения заставили эти предприятия фактически вдвое сократить переработку ─ до 1 млн т. И даже если конфликт будет исчерпан, то только по итогам 2016 года белорусские НПЗ снизят переработку на 4 млн т.

В рамках двусторонних соглашений в 2016 году Россия должна поставить в Беларусь 24 млн т нефти. Соответственно, бизнес-планы «Нафтана» и Мозырского НПЗ рассчитывают на примерно такой объем сырья. Поэтому закономерным выглядит желание белорусских нефтепереработчиков компенсировать потери и получить в 2016-2017 годах дополнительно если не 4 млн, то хотя бы 2-3 млн нефти через Украину.

В пользу Киева играет и общая неопределенность истории взаимоотношений Минска и Москвы в вопросе получения «черного золота». Представители Беларуси прямо заявляют, что изучают возможности замещения российской нефти после завершения в России «налогового маневра».

«Мы отрабатываем разные режимы, когда завершится налоговый маневр. Остается один год. Пока мы в режиме ожидания», ─ сказал руководитель концерна «Белнефтехим» Игорь Ляшенко. Дополнительным фактором должен также выступить план «заморозки» добычи нефти, к которому присоединилась Россия.Нефтяные грабли «Укртранснафты»При всех «плюсах» единственной большой проблемой для Украины остается то, что Беларусь может использовать сотрудничество с Украиной как метод давления на Россию. А после новых договоренностей Минск снова прекратит транзит нефти по украинской территории.

В то же время, существует достаточно высокий риск того, что «Укртранснафта» снова столкнется с ситуацией, имевшей место 2011-2012 годах. Пять лет назад Беларусь использовала транзит через Украину как один из факторов переговоров с Россией.

«Компания «БНК» (Белорусская нефтяная компания) в 2011-2012 годах должна была поставить не менее 8 млн т нефти (по 4 млн т в год) марки Azeri Light на МНТ «Южный» для дальнейшей прокачки этой нефти на Мозырский НПЗ по маршруту «Южный-Броды-Мозырь» в режиме «качай или плати». Из запланированных 4 млн т в 2011 году поставлено и прокачано было лишь около 900 000 т», ─ подтверждал генеральный директор «Укртранснафты» Николай Гавриленко. Всего через Украину на Мозырский НПЗ тогда поставили 1,4 млн т.

Безусловно, сейчас ситуация совершенно иная. К тому же, даже несмотря на риск невыполнения соглашений со стороны Беларуси, «Укртранснафта» заинтересована в дополнительных транзитных объемах. Это также объясняется тем, что с 2015 года в компании произошли кадровые изменения, в результате которых ее топ-менеджмент стал ближе к окружению президента Петра Порошенко. Поэтому властный админресурс может быть эффективно использован в целях лоббирования решения о возвращении к сотрудничеству с Беларусью, даже несмотря на значительные риски и возможные финансовые потери.

главная причина, почему Украина планирует ввязываться в очередную транзитную авантюру с Беларусью ─ необходимость «спасать» транзит нефти через Украину, который с каждым годом снижается

В подтверждение готовности «Укртранснафты» обеспечить транзит сырья через «Одесса-Броды» было сделано даже соответствующее заявление: «Инфраструктура компании технически готова к организации транспортировки азербайджанской нефти. Магистральный нефтепровод «Одесса-Броды» заполнен технологической нефтью сорта Azeri Light и готов обеспечить поставку нефти до станции Броды».

В то же время, факт непосредственного вреда от последней работы «Одесса-Броды» в 2011-2012 годах констатировал Николай Гавриленко: «При этом был дополнительно подписан договор компенсации качественных потерь, поскольку «БНК» поставляла в «Южный» Azeri Light, а в Мозыре из нефтепровода вытеснялась нефть Urals, которая считается более дешевым сортом нефти. Так вот, на поставленном объеме получилось, что мы должны компенсировать компании «БНК» за потерю качества более 31 млн долларов. При этом общая выручка за транспортировку, которую мы получили, составила всего 8 млн долларов. Таким образом, прямой экономический эффект для «Укртранснафты» от этой операции составил «минус» 23 млн долларов. Да, мы имеем нефть Azeri Light в нефтепроводе «Одесса-Броды», но имеем открытую проблему во взаиморасчетах с «БНК».

Однако, несмотря на все предостережения, заместитель директора по товарно-транспортным операциям «Укртранснафты» Александр Мележик в конце сентября этого года признавал, что «Одесса-Броды» снова будет работать для белорусов: «Сейчас обсуждаются технические вопросы осуществления транзита иранской нефти через нефтепровод «Одесса-Броды» ─ до станции Броды с последующей поставкой сырья как в Европу, так и на белорусские НПЗ. Технически это возможно. Нами уже обработан вопрос замещений технологической нефти (легкой азербайджанской), которая находится в нефтепроводе, на другие сорта».Придется рисковать

Кстати, технологическая нефть и консервант на участке нефтепровода «Дружба» ─ слабое место проекта поставок через «Одесса-Броды». Особенно это касается участка «Мозырь-Броды», которую нужно будет заполнить технологической нефтью. Кто будет это оплачивать ─ Украина или Беларусь?

Мележик также подтвердил, что главная причина, почему Украина планирует ввязываться в очередную транзитную авантюру с Беларусью ─ необходимость «спасать» транзит нефти через Украину, который с каждым годом снижается: «Сегодня мы перекачиваем всего 14% от своей номинальной пропускной мощности. Падение прокачки связано с тем, что Россия проводит интенсивную работу по налаживанию транзита нефти в обход Беларуси, Польши и Украины, используя собственные порты».

Практически десять лет назад, в 2007 году, «Укртрнаснафта» обеспечивала транзит 40 млн тонн нефти. В 2010-м транзит уже составил 20 млн тонн. В 2015 году объем снизился до 15,1 млн тонн. И теперь можно говорить о печальной перспективе дальнейшего сокращения транзита до уровня 10-12 млн т ─ это «минус» -40 млн дохода. И в этой ситуации 4 млн т могут сыграть важную роль. Также надо учитывать, что простой и обслуживание нефтепровода «Одесса-Броды» ежегодно наносит ущерб «Укртранснафте» примерно на 8 млн долларов.

Поэтому, возможно, в нынешних условиях дальнейшего скатывания «Укртранснафты» в транзитный кризис и уменьшения объемов транспортировки нефти единственным выходом являются подобные рискованные операции. Ведь единственная альтернатива сотрудничества с Беларусью в виде НПЗ Чехии, Австрии или Польши остается нереализованной исключительно из-за отсутствия бизнес-предложений со стороны европейских НПЗ.

Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

ex-press.by

Нефтяная альтернатива для Беларуси

Собирается ли белорусская сторона всерьез заниматься проектами по транспортировке альтернативной нефти или всего лишь пытается создать страховочный вариант на случай некоего политического форс-мажора?

Пока только намерения

Возникшие трудности в переговорах с Россией в отношении поставок энергоносителей действительно заставили белорусское руководство активно заняться поиском альтернативных поставок нефти — в Венесуэле, Иране, Азербайджане. Реализация этих проектов потребуют не только огромных финансовых ресурсов, но и времени.

По имеющимся данным, которые белорусская сторона не афиширует, сейчас изучаются возможности доставки нефти из Ирана в Беларусь через порт “Южный” (Украина). На реализацию данного проекта стоимостью более 600 млн. USD, который включает строительство участка магистрального нефтепровода протяженностью около 800 км, строительство 3 нефтеперекачивающих станций и восстановление станции “Костюковичи”, потребуется как минимум 3 года.

В ходе прошлогоднего визита в Минск президента Азербайджана Ильхама Алиева президент Лукашенко предложил ему обсудить поставки нефти в Беларусь и транзит по своей территории, а также участие белорусских компаний в нефтедобыче в Азербайджане. Тогда заявлялось, что белорусская сторона заинтересована в увеличении объемов перекачиваемой через Беларусь нефти, в том числе каспийской в Прибалтику и Польшу.

Интерес Минска к азербайджанским энергоносителям возрос на фоне зримой напряженности в отношениях между Беларусью и Россией. Но азербайджанская нефть для Беларуси по цене на порядок выше российской. И не только по причине более затратного транспортного “плеча”. Ее сложно транспортировать в Беларусь. Технически поставка нефти в страну из Азербайджана возможна в случае строительства нескольких “перемычек” между белорусскими участками нефтепровода “Дружба” и украинским трубопроводом Одесса-Броды.

Планы поставки нефти по украинскому нефтепроводу Одесса-Броды белорусская сторона строит уже несколько лет, правда, не сильно афишируя свои намерения. Однако вряд ли это желание реализуемо в близкой перспективе. Дискуссии о достройке украинского нефтепровода в европейском направлении и заполнении его каспийской нефтью продолжаются не первый год, а пока нет результата, то нет и технической возможности качать нефть по этой трубе в Беларусь.

Между тем, интерес к этому проекту проявляет и Литва. Этот украинско-польский нефтяной проект соединит нефтяные месторождения Каспийского и Черного морей с потребителями в странах региона Балтийского моря.

Для стран Балтии важно гарантировать новые источники поставок нефти. “Регион Каспийского моря - одна из наиболее реальных альтернатив в плане гарантирования нового направления энергетических ресурсов для Литвы. Однако для этого прежде всего нужно создать связки между регионом Каспийского моря и Восточной Европой”, - сказал президент Литвы Валдас Адамкус на состоявшейся в июне в Баку двусторонней встрече с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым. Реализация этого проекта в обход России позволит Литве получать нефть из Казахстана и Азербайджана.

Помощник литовского премьера Саулюс Спечюс по возвращению из Батуми, где этот вопрос в конце августа обсуждался с представителями Украины, Польши, Грузии и Азербайджана, сообщил газете Verslo zinios, что Литва намерена присоединиться к проекту Sarmatia, предусматривающего продвижение маршрута нефтепровода до Плоцка и Гданьска в зависимости от результатов его технико-экономического обоснования.

Ранее литовская сторона уже не единожды высказывала свою заинтересованность в этом проекте и возможность акционерного участия в польско-украинском предприятии Sarmatia, созданного для реализации одноименного проекта. Согласно концепции замысла, одним из активных пропагандистов которого является Вильнюс, завершение строительства нефтепровода позволило бы создать в стратегической перспективе путь поступления в Центральную и Восточную Европу, в том числе и в Балтию, каспийской нефти.

Вот почему в качестве необходимых его участников рассматриваются Азербайджан и Грузия, через территорию которых нефть поступает к черноморскому побережью, откуда она могла бы морем на танкерах доставляться до Одессы, а затем перекачиваться на север. Переговоры на эту тему ведутся и с Казахстаном. Пока же нефтепровод Одесса-Броды работает в реверсном режиме, то есть качает российскую нефть в южном направлении.

Кстати, нынешней весной Литва открыла свое посольство в Баку, а  в Вильнюсе было открыто дипломатическое представительство Азербайджана Тема энергоресурсов была одной из основных на встрече в Крыму президента Литвы Валдаса Адамкуса с украинским президентом Виктором Ющенко и во время визита президента Азербайджана в Литву.

Инвестором проекта по строительству нефтепровода, который соединит регион Каспийского и Черного морей с Балтикой, может стать литовская компания Klaipedos nafta. По словам министра хозяйства Витаса Навицкаса, Литва приглашена принять участие в проекте на уровне государства, поэтому в проект делегирована государственная компания Klaipedos nafta. Она претендует на 1% акций альтернативного проекта поставок нефти Одесса-Броды-Плоцк-Гданьск. А в последствии эта часть может быть увеличена почти до 18%.

Стоит напомнить, что глава министерства иностранных дел Литвы Пятрас Вайтекунас в начале сентября побывал с официальным рабочим визитом в Казахстане. Он провел переговоры с руководством крупнейшей нефтегазовой компании Казахстана KazMunaiGaz. П. Вайтекунас заручился участием основной нефтегазовой компании Казахстана KazMunaiGaz в Вильнюсском энергетическом форуме, который пройдет в Литве 10-11 октября. Присоединится ли к этим инициативам Беларусь, — ольшой вопрос. Ведь это, в любом случае, проблема выбора между Европой и Россией. Не похоже, что Минск созрел для того, чтобы сделать этот выбор.

Давлеют тактические приоритеты

Подтверждением тому, что официальный Минск не станет в ближайшее время открыто присоединяться к европейским энергетическим инициативам, служит следующий пример.

Общей головной болью белорусов и литовцев в последнее время стал новополоцкий нефтепровод “Дружба”, который больше года стоит без работы, лишив Беларусь транзита нефти и оставив без “трубной” нефти Мажекяйский НПЗ.

Еще недавно Беларусь имела репутацию надежной страны-транзитера с самой стабильной тарифной политикой (тарифы на транзит российской нефти в Беларуси не менялись с 1996 г. по 2007 г.). Несмотря на это страна уже с 2003 года стала стремительно терять объемы перекачки нефти через свою территорию.

Раньше по новополоцкому нефтепроводу “Дружба” через Вентспилс шел значительный поток российской нефти в Европу. Однако с 2003 года “Транснефть” прекратила транзит сырья через Латвию, и белорусская труба в направлении Вентспилса уже несколько лет пустует.

Но прекращение Россией поставок нефти через латвийской порт не было для новополоцкой “Дружбы” последним ударом. В результате аварии, случившейся 29 июля 2006 года на российском участке нефтепровода “Дружба”, Новополоцкое предприятие вынуждено было полностью остановить транзит нефти и в направлении Литвы (в 2005 году он составлял 14,7 млн. т).

Эксперты сомневаются, что Россия когда-нибудь возобновит транзит нефти по этому нефтепроводу. Белорусская сторона попыталась найти применение пустой трубе. Год назад в качестве одного из вариантов загрузки северной “Дружбы” белорусы рассматривали возможность реверса нефти с латвийского нефтяного терминала Ventspils Nafta в Новополоцк, а затем по белорусскому нефтепроводу – в направлении Литвы. Но тогда на фоне сложных нефтяных переговоров с Россией официальный Минск не форсировал реализацию данного проекта. Сейчас отношения с Россией выстраиваются иначе, из соображений прежде всего экономической целесообразности.

“Вопросы альтернативных источников поставки нефти должны быть решены, как кровь из носа. Без этого невозможно обеспечить не только ритмичную работу, но даже производственную безопасность наших нефтеперерабатывающих предприятий”, — подчеркнул А. Лукашенко 23 января в Новополоцке на энергетическом совещании с правительством.

Первый вице-премьер Владимир Семашко в ходе совещания рассказал, что венесуэльская нефть в Беларусь может перекачиваться через латвийский порт Вентспилс. Речь идет об использовании трубопровода Сургут - Унеча — Полоцк - Вентспилс в реверсивном (обратном) направлении для обеспечения нефтью новополоцкого НПЗ “Нафтан”, которая может поступать с прибалтийских портов.

Предварительные переговоры с представителями швейцарско-английской компании “Витола” по схемам реализации данного проекта проводились. В начале этого года заявлялось, что организация реверсивного движения по “Дружбе” обойдется в 15-30 млн. USD и займет около 2,5 лет. Но после этих заявлений реальных шагов по реализации данного проекта со стороны белорусской стороны не последовало. Если литовская сторона постоянно обостряет вопрос по возобновлению транзита нефти через новополоцкую “Дружбу”, то Минск продолжает молчать.

В условиях снижения транзита российской нефти по территории Беларуси и с учетом реализации российской стороной проекта БТС-2 концерну “Беднефтехим” уже пришлось свернуть некоторые масштабные инвестиционные проекты. В перечень таких проектов попали строительство лупингов первой очереди участка нефтепровода “Унеча-Мозырь”, реконструкция технологической радиосвязи на участке “Мозырь-гр.Польши”, модернизация магистральных нефтепроводов “Унеча-Полоцк”.

Белорусская сторона заняла выжидательную позицию и старается публично не выражать своего недовольства сложившимся положением. “Мы никак не можем повлиять на эту ситуацию. Но в любой в момент готовы возобновить транзит российской нефти в литовском направлении”, — так прокомментировал ситуацию заместитель председателя концерна “Белнефтехим” Владимир Волков.

Белорусские чиновники понимают уязвимость своего положения: ведь по этой трубе российская нефть поступает на “Нафтан”, и сегодня это — единственная схема, которая питает сырьем НПЗ.

Экспериментировать пока невыгодно

Позицию белорусской стороны можно понять. Для Минска главный вопрос сейчас в цене возможных поставок нефти из других стран. Тем более, как ранее заявил А. Лукашенко, главным критерием поиска альтернативных источников нефти должен быть экономический эффект. “Сверхвысокие цены на нефть нам не нужны”, — констатировал он.

Именно эта установка, а также обязательства по выполнению союзного энергетического баланса и не позволит белорусской стороне реализовать даже экспериментальные поставки альтернативной нефти.

До конца этого года Беларусь планировала поставить на свои НПЗ первые пробные партии альтернативной нефти. Представители “Белнефтехима” сообщали, что это будут танкерные партии нефти в объеме около 100 тыс. т за одну поставку. Предполагалось, Беларусь закупит арабскую нефть, которая в процессе переработки будет смешиваться с российской. По оценкам концерна, самая дешевая и подходящая для Беларуси нефть — ливийская. Для экспериментальных партий планировалось нефть из Ливии доставить в Вентспилсский порт, а оттуда по железной дороге — в Беларусь.

Таким образом концерн “Белнефтехим” собирался опробовать логистику и возможности железнодорожного транспорта стран Прибалтики и Беларуси, чтобы обкатать схемы транспортировки стратегического сырья на случай возможного форс-мажора.

До конца года осталось всего лишь три месяца. Однако в концерне не сообщают, когда состоятся пробные поставки альтернативной нефти на отечественные НПЗ.

По имеющимся данным, белорусская сторона уже провела переговоры с ближневосточными нефтяными компаниями и те выразили готовность. “Но мы пока тормозим”, — отметил представитель концерна. По его словам, диверсифицировать закупки нефти Беларусь будет “в случае экономической целесообразности”. Здесь отмечают, что “Белнефтехим” ведет постоянный мониторинг за состоянием мировых рынков, знает маршруты и цены поставок нефти. “Но на сейчас поставки российской нефти обеспечивают полную загрузку наших заводов и в силу объективных причин эти поставки дешевле”, — пояснил ситуацию в конце августа на пресс-конференции в Минске зампредседателя концерна В. Волков.

Что же касается вариантов реверсивной загрузки нефтепровода “Дружба”, то они прорабатываются, дипломатично отмечают в концерне. По оценке специалистов “Белнефтехима”, реверсивную загрузку этого направления можно организовать, но если из Вентспилсского порта перекачивать на “Нафтан” до 1 млн. т альтернативной нефти, то это экономически невыгодно. Кроме того, говорят в концерне, сегодня белорусские НПЗ располагают возможностями по приемке нефти с железной дороги в объемах, значительно превышающих потребности отечественного рынка в нефтепродуктах для обеспечения экономической безопасности страны.

Дело в том, не скрывают в концерне, что при закупке альтернативной нефти Беларусь может столкнуться с определенной проблемой. Беларусь обязана выполнять согласованный с Москвой топливно-энергетический баланс Союзного государства, в котором оговариваются в том числе и поставки нефти в страну.

Балансом этого года, например, предусмотрены поставки в Беларусь 21,5 млн. российской нефти — этого объема достаточно, чтобы обеспечить полную загрузку двух белорусских НПЗ. Белорусская сторона опасается, что если она завезет нефть из-за рубежа, то таким образом “выдавит” российскую, и это в свою очередь даст основание Москве урезать поставки Минску в следующем году.

К тому же очевидно, что в ближайшей перспективе альтернативы российской нефти исходя из ее ценой и качественной характеристики для Беларуси нет. Белорусские НПЗ не приспособлены к переработке “тяжелой” венесуэльской нефти, а ориентированы на российскую нефть марки Urals.

Конечно же, ключевой вопрос: а как дальше будут строиться отношения ближайших союзников в сфере нефти?

Белорусская сторона не скрывает, что для нее главная задача переговоров — не допустить роста цен на нефть до мирового уровня.

В конце января 2007 года Минску удалось договориться с российскими компаниями по новой формуле цены поставок нефти в Беларусь. Новые условия покупки российской нефти гарантируют ее покупку для Беларуси как минимум на 130 USD дешевле, чем она обходится тем же полякам, немцам и потребителям российской нефти в других странах. И это с учетом спецпошлины на нефть, которую Россия установила для Беларуси. В этом году ставка пошлины на нефть для Беларуси рассчитывается с применением коэффициента в размере 0,293 от ставки таможенной пошлины на сырую нефть, вывозимую в дальнее зарубежье, которая устанавливается на два месяца на основании мониторинга цен на нефть на мировом рынке. В 2008 году эта ставка будет устанавливаться с применением коэффициента 0,335, в 2009 году — с коэффициентом 0,356.

В следующем году с учетом подписанного на 3 года соглашения с Россией разница в цене нефти для Беларуси в сравнении с мировой, возможно, составит чуть меньше 130 USD/т в 2009 году — еще меньше.

Тем не менее, в этой ситуации белорусский бюджет по-прежнему хорошо зарабатывает на российской нефти. Оба НПЗ работают в последние месяцы с предельной загрузкой: Мозырский НПЗ перерабатывает 31,5 тыс. т нефти в сутки, “Нафтан” — 29, 5 тыс. т.

Очевидно, что комфортные условия белорусская сторона хотела бы сохранить максимально долго. Поэтому Беларусь рассчитывает договориться с российской стороной об объеме поставок нефти в 2008 году на уровне 21,5-22 млн. т — примерно на 500 тыс. т больше, чем в этом году. Эта цифра уже прописана в согласованном с РФ едином топливно-энергетическим балансе Союзного государства до 2020 года.

Переговорный процесс по вопросу согласования условий импорта российской нефти с Москвой уже начался. И, очевидно, что для таких переговоров Минск хотел бы сохранить максимально комфортный фон.

belaruspartisan.by

Альтернатива российской нефти для Беларуси: чем Киев полезен Минску

Украина готова помочь Беларуси в транспортировке иранской нефти на белорусские НПЗ. По мнению экспертов, диверсификация нефтяных поставок является для Минска актуальной задачей.

Киев может помочь Минску в поставках и транспортировке иранской или азербайджанской нефти. На минувшей неделе министр регионального развития и ЖКХ Украины Геннадий Зубко заявил о готовности поставлять на НПЗ в Беларусь давальческое нефтяное сырье. Возможность прокачки иранской нефти по нефтепроводу "Одесса-Броды" на нефтеперерабатывающий завод в Мозыре обсуждалась среди прочего на IV международной отраслевой конференции, прошедшей в сентябре в белорусской столице. Перспективным назвал белорусско-иранское сотрудничество в нефтяной сфере и посол Ирана в Беларуси Мохаммад Реза Сабури в интервью Белта 12  ноября.

Беларусь вынуждена искать альтернативные источники для загрузки своих НПЗ. Россия во втором полугодии урезала Минску поставки нефти по трубопроводам почти на треть - на 5 млн тонн - в ответ на неуплату долга за потребленный газ. Двусторонние нефтегазовые переговоры идут уже несколько месяцев. Эксперты в интервью DW оценили ситуацию в белорусской нефтеперерабатывающей промышленности. По их мнению, диверсификация поставщиков является актуальной и перспективной задачей в условиях неопределенности отношений с Москвой в энергетической сфере.

По старой схеме

"В технологическом плане маршрут транспортировки нефти от Одесского порта и далее по нефтепроводу "Одесса-Броды" в направлении НПЗ в Мозыре вполне осуществим - украинская трубопроводная система находится в рабочем состоянии", - считает Карел Фирман, эксперт по вопросам энергетики из Стратегической группы советников правительства по поддержке реформ на Украине (SAGSUR). В беседе с DW он пояснил, что на нефтяном рынке можно найти сорта, которые по качеству и цене будут соответствовать российской Urals.  

"Такая схема доставки по трубе из украинского порта "Южный" в Мозырь уже действовала в 2011 году для прокачки венесуэльской и азербайджанской нефти из украинского порта "Южный", когда Минск так же столкнулся с проблемой импорта из России", - напомнил DW директор киевской "Консалтинговой группы А-95" Сергей Куюн. Он убежден, что от диверсификации закупок на переработку давальческой нефти Беларуси не стоит отказываться и сегодня.

"Нефть не хлеб, ее просто так в магазине не купишь - надо заранее найти  поставщика, продумать логистику, поэтому стоит своевременно определиться и застолбить маршрут", - говорит эксперт. По его словам, речь идет об объеме в 3 млн тонн нефти в год для Мозырского НПЗ - а это 25 процентов всей его годовой переработки. "Для Беларуси же это 15 процентов в общей корзине поставок", - подчеркнул Куюн.

Он видит в украинско-белорусском сотрудничестве взаимный интерес: белорусы получат гарантии бесперебойной работы своих НПЗ, если Москве в очередной раз вздумается ограничить нефтяные поставки. А украинской стороне будет гарантировано снабжение белорусскими нефтепродуктами в договорных объемах.

НПЗ в критической ситуации 

Тем временем Александр Лукашенко назвал в начале октября критическим положение с обеспечением белорусских НПЗ российской нефтью в третьем квартале: "Это уничтожение наших нефтеперерабатывающих заводов, так как это предприятия непрерывного цикла, которые надо загружать под завязку". Президент Беларуси сообщил о возврате "к проектам строительства нефтетрубы с Балтики, чтобы не зависеть от одного источника нефти", и о переговорах с Ираном, "который просто мечется в поисках рынка и готов снижать цену".

"Пока ничего не изменилось и в четвертом квартале", - констатирует в интервью DW минский эксперт по энергетическим вопросам Татьяна Маненок. По ее словам, оба белорусских НПЗ - "Нафтан" и Мозырский - до сих пор загружены наполовину своих возможностей и вместо 2 млн тонн нефти в месяц перерабатывают только по тонне, несмотря на поставки из Азербайджана. По информации СМИ, из порта Одессы на Мозырский НПЗ в конце октября пришел состав с партией давальческой нефти объемом 84,7 тысяч тонн, предоставленной на переработку азербайджанской госкомпанией SOCAR.

Однако, во-первых, указывает Маненок, с учетом того, что в Мозыре можно перерабатывать до 30,5 тысячи тонн в сутки, этой нефти хватит только на 3 рабочих дня. Во-вторых, давальческая переработка не особо выгодна Минску, так как белорусская сторона не может распоряжаться полученными нефтепродуктами и лишается экспортных пошлин от их продажи, которые по договоренности с Россией могут оставаться в бюджете Беларуси.

Альтенатива на будущее 

В то же время эксперт убеждена, что для Минска очень важны предложения Украины и поиск альтернативы российской нефти. Даже если сейчас это не принесет высокой маржи. Комментируя ситуацию вокруг возобновления работы нефтепровода "Одесса-Броды", Маненок отмечает, что украинцы еще в 2015 году разрабатывали этот маршрут для прокачки нефти на НПЗ в Польше: "Белорусская сторона могла бы поучаствовать в украинском проекте и как транзитер, чтобы получить дивиденды от прокачки нефти от Мозыря в польском направлении, задействовав одну из ниток нефтепровода "Дружба".

Татьяна Маненок назвала еще одну причину, по которой Минск должен будет вскоре активно заниматься диверсикацией нефтяных поставок. Дело в том, объясняет эксперт, что в РФ начал действовать налоговый маневр в нефтяной отрасли. Она не исключает, что "в 2018 году россияне откажутся от экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты и поднимут налог на добычу полезных ископаемых".

В связи с этим цена на нефть на внутреннем рынке РФ вырастет и приблизится к мировой. Беларусь же лишится прежних российских нефтяных преференций и будет вынуждена искать на рынке поставщиков более дешевого сырья.

Но "это дело далекое, экономику любых поставок надо просчитывать, а белорусские переработчики считать умеют", заверила Татьяна Маненок. Пока же она убеждена: если идущие с начала года переговоры Минска и Москвы по газовому вопросу закончатся к удовлетворению обеих сторон, то выбор Беларуси на ближайшее время будет сделан в пользу российской нефти из-за дешевой логистики.

"Понятно, что у России свой интерес, и она ревностно относится к альтернативным поставкам нефти в Беларусь, но Киев свое дело сделал - предложил помощь, теперь все зависит от  Минска", - резюмировал Сергей Куюн.

thinktanks.by

Последствия нефтяного налогового маневра в России для экономики Беларуси

Беларусь нельзя причислить к числу стран с обширными запасами нефти, однако развитию соответствующей индустрии страны это не мешает. Белорусские нефтяники работают не только на родине, но и на объектах в Венесуэле, Эквадоре и России. По соглашению с Москвой в Минск ежегодно беспошлинно поставляются около 24 млн т нефти, причем пошлина от экспорта полученных в результате ее переработки нефтепродуктов остается в белорусской казне. Однако налоговый маневр в нефтяной отрасли, принятый РФ, через шесть лет полностью обнулит экспортные пошлины на российскую нефть, в результате чего цена нефти для Беларуси перестанет быть преференциальной. О том, каковы могут быть последствия российского нефтяного налогового маневра для Беларуси, будет ли она транспортировать нефтепродукты по РЖД взамен Прибалтики и почему не форсируется нефтедобыча на арктическом шельфе, «Евразия.Эксперт» рассказал руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник.

- Александр Михайлович, Россия предлагает 50% скидки для белорусских грузоперевозок нефтепродуктов по линии РЖД. Беларусь это не совсем устраивает. Как заинтересовывать Беларусь, чтобы она отдала предпочтение российским портам, а не литовским?

- Задача стоит в концептуальном смысле. Россия должна развивать свою припортовую инфраструктуру и порты. Поэтому надо выправить логистику, в том числе с привлечением разных бонусов для наших партнеров из Беларуси, в частности, с использованием субсидирования железнодорожных тарифов, льготных вставок. Чтобы логистика была по крайней мере не хуже, а может быть, даже имела какую-то преференциальность для Минска. Понятно, что не совсем это удается. В любом случае выбор уже сделан, Россия идет по пути расширения взаимодействия с Беларусью. Возможны новые модели конфигурации, но они находятся в процессе обсуждения.

- Как продвигается нефте- и газодобыча на Арктическом шельфе? Беларусь как-то может поучаствовать в ней?

- Нефть не стоит сейчас выше $100 по маркерам, поэтому и форсировать нефтедобычу на шельфе нет нужды, пока есть возможность «столбить гринфилды».

Как известно, страны Арктического совета распределяют или пытаются зафиксировать свои юридические права. Есть там интересанты и не из арктического пула – например, Китай. Шельф – стратегический кладезь, и его масштабное освоение – это более отдаленный горизонт. Об активном освоении нефтяных промыслов в Арктике на сегодняшний день разговор не идет. По газу, если посмотреть, заметен прогресс. Заполярная добыча газа впечатляет, учитывая Ямал, где добывается большая часть российского газа. Но речь, конечно, не только об арктическом шельфе, но и о заполярных месторождениях в целом.

Тормозится работа альянсов из-за антироссийских санкций. К примеру, американская корпорация Exxon приостановила работы в Карском море c НК «Роснефть». У российской госнефтекомпании теперь появились проблемы и на Черноморье. Крупнейшая итальянская нефтегазовая компания Eni заморозила проект Вал Шатского, пока на неопределенный срок. Он имел перспективы, если бы были получены дебеты, а теперь итальянцам нужно в юридическом поле изучать санкции, затормозив отраслевую кооперацию. Официальная позиция «Роснефти» состоит в том, что это влияние санкционного давления.

Если говорить о Минске, то Белорусские нефтяные компании пытались идти за рубеж. У республики есть взаимодействие с Венесуэлой по добыче тяжелой нефти. И белорусская добыча стабильна, около 1,65 млн тонн добывалось в Беларуси в 2015-2016 гг. Думаю, и в 2018 г. будут похожие цифры, тут белорусы уже уперлись, что называется, в потолок.

По большому счету, у Беларуси собственного [нефтяного] потенциала нет. Если развиваться, то где-то за рубежом, за счет нефтесервисного опыта.

В России у белорусских нефтяников могут быть новые подряды. Не секрет, что «Белоруснефть» с 2013 г. работает в Ямало-Ненецком автономном округе.

- А как обстоят дела на Северном Каспии у Казахстана?

- На Кашагане работают казахи в консорциуме с пулом иностранных мейджоров. У всех доли по 16% с небольшим. Долгое время сроки освоения Кашагана сдвигались. Когда наконец-то приступили, там были довольно слабые технологии. Сейчас уже в наличии и другие возможности, нефтесервис продвинулся в инновационном смысле, технический прогресс налицо. Добыча началась в 2016 г, 2017-2018 гг. вышли сложными, и теперь возможны корректировки.

Условия на Каспии иногда совпадают с теми, которые бывают в Заполярье. Поэтому России важно изучать этот опыт. Там тоже бывают суровые холода, льды и т.д. и это надо учитывать, чтобы не получить похожие проблемы при освоении национального арктического шельфа.

- Какие тенденции вы наблюдаете в энергетической сфере?

- Мы следим за тенденциями в энергетической сфере в России и глобальными рынками углеводородов. Анализ позволяет упреждать потенциальные риски, связанные с нефтегазовым экспортом, выявлять приоритеты в части сбыта энергоресурсов. Экспертами накоплен и создан массив информации и аналитики по всему энергетическому спектру, но наибольшая концентрация внимания – на нефтегазовом секторе, топливно-энергетическом комплексе (ТЭК). Электроэнергетика и атомная индустрия – скорее прилагательные направления нашей работы.

Что касается тенденций на текущий год, то Россия продолжит добывать нефть примерно в тех же объемах, что и в прошедшие несколько лет. Будем приближаться                        к 550-560 млн т нефти. Все зависит от соглашения ОПЕК+ по сокращению добычи нефти – сейчас здесь взят курс на смягчение по квотам.

Мы приходим к тому, что надо разделять нефтяные рынки с саудовцами. Необходимо учитывать, что американские сланцевые добытчики ими тоже активно интересуются. Хотя нет прямого подключения к сделке ОПЕК+, но формат консультаций показывает заинтересованность производителей США в «стабильной» стоимости нефти.

По поводу нефтепереработки в России, отмечу, что ставка делается не на развитие новых мощностей. Есть задача поднимать глубину переработки, благодаря чему составляющая внутренней переработки по сырью будет оставаться примерно на том же уровне. За счет глубины переработки может несколько снизиться внутреннее потребление нефти.

Акцент делается на усиление российского экспорта. Но в большей степени будет он ориентирован на азиатские рынки, потому что в них мы видим потенциал, большую емкость и динамику, чем на традиционных европейских.

Модель развития такова, что раньше у России практически не было экспорта на Восток, в Азию, прежде всего в Китай. В перспективе крупнейшие игроки – Индия, Индонезия, Япония и Корея. Россия становится сейчас таким же драйвером, как Китай пять лет назад. Не исключено, что в пропорциях, вероятно, произойдет отвлечение экспортных объемов с европейского направления, если будет определенное сдерживание в сегменте добычи.

- Придет ли «черный лебедь» на энергетический рынок и откуда его ждать?

- «Черный лебедь» – это какой-то беспрецедентный случай. Возможно, он придет, и нефть только прирастет. На 2018 г. рисков я, по крайней мере, не вижу. 2019 г. будет продолжением предыдущего с некоторыми отклонениями.

- Белорусские НПЗ завязаны на российскую нефть, и каждый год Беларусь поднимает вопрос о цене. Как это отразится на развитии белорусско-российских отношений в будущем?

- Российская нефть в приоритете, потому что всю собственную нефть Беларусь отправляет на экспорт. Здесь все строится на моделях перспективной равнодоходности. На 2025 г. запланирован выход на равнодоходность энергетических рынков не только нефти, но и электроэнергетики, рассматривается и газовый рынок. Это ориентировочная позиция Москвы, возможны сдвиги, переговоры, то есть здесь нет жестких рамок.

Ценовые параметры на нефть и газ тоже очень важны. Понятно, что все хотят прийти к ценовому компромиссу. Поэтому Россия и Беларусь каждый год договариваются. Есть долгосрочная четкая линия, и в этом фарватере мы двигаемся с небольшими отклонениями. Диалог бывает сложный, но он конструктивный. В конечном счете, Москва и Минск всегда мы находили совместное, приемлемое для двух сторон решение.

- Каковы могут быть последствия для Беларуси от нефтяного налогового маневра в России?

- Налоговый маневр в российской нефтяной отрасли – важный момент.

Минэнерго России не видит проблем для Беларуси в связи с завершением нефтяного налогового маневра и не намерено менять объем поставок нефти по межправительственному соглашению.

Как заявил глава российского Минэнерго Александр Новак, поставки будут обеспечиваться в соответствии с межправсоглашением.

Россия по этому соглашению беспошлинно поставляет в Беларусь около 24 млн т нефти в год, при этом Минск оставляет в своем бюджете пошлины от экспорта полученных в результате ее переработки нефтепродуктов. Кроме того, начиная с 2017 г. белорусское государство получило право на реэкспорт 6 млн т российской нефти с зачислением пошлин также в свой бюджет.

При этом уже прошел два чтения в российской Госдуме законопроект о завершении налогового маневра в нефтяной отрасли, согласно которому экспортная пошлина на нефть будет снижаться с нынешних 30% на 5 процентных пунктов в год в течение 6 лет начиная с 2019 г., то есть обнулится в 2024 году.

После отмены Россией экспортной пошлины стоимость ее нефти для Беларуси фактически будет равна мировым котировкам.

Поэтому Минск считает чувствительным для своей страны фактор последствий нефтяного налогового маневра в России. Для нивелирования негативного эффекта Беларуси есть смысл сделать упор на форсирование модернизации НПЗ. И время есть – пошлины будут обнулятся постепенно, только к 2024 г. ставки будут обнулены.

Беседовала Диана Шибковская

Евразия.Эксперт. 30.07.2018

mirperemen.net

Альтернатива российской нефти для Беларуси: чем Киев полезен Минску | Беларусь и белорусы: новости и аналитика | DW

Киев может помочь Минску в поставках и транспортировке иранской или азербайджанской нефти. На минувшей неделе министр регионального развития и ЖКХ Украины Геннадий Зубко заявил о готовности поставлять на НПЗ в Беларусь давальческое нефтяное сырье. Возможность прокачки иранской нефти по нефтепроводу "Одесса-Броды" на нефтеперерабатывающий завод в Мозыре обсуждалась среди прочего на IV международной отраслевой конференции, прошедшей в сентябре в белорусской столице. Перспективным назвал белорусско-иранское сотрудничество в нефтяной сфере и посол Ирана в Беларуси Мохаммад Реза Сабури в интервью Белта 12  ноября.

Беларусь вынуждена искать альтернативные источники для загрузки своих НПЗ. Россия во втором полугодии урезала Минску поставки нефти по трубопроводам почти на треть - на 5 млн тонн - в ответ на неуплату долга за потребленный газ. Двусторонние нефтегазовые переговоры идут уже несколько месяцев. Эксперты в интервью DW оценили ситуацию в белорусской нефтеперерабатывающей промышленности. По их мнению, диверсификация поставщиков является актуальной и перспективной задачей в условиях неопределенности отношений с Москвой в энергетической сфере.

По старой схеме

"В технологическом плане маршрут транспортировки нефти от Одесского порта и далее по нефтепроводу "Одесса-Броды" в направлении НПЗ в Мозыре вполне осуществим - украинская трубопроводная система находится в рабочем состоянии", - считает Карел Фирман, эксперт по вопросам энергетики из Стратегической группы советников правительства по поддержке реформ на Украине (SAGSUR). В беседе с DW он пояснил, что на нефтяном рынке можно найти сорта, которые по качеству и цене будут соответствовать российской Urals.  

Сергей Куюн

"Такая схема доставки по трубе из украинского порта "Южный" в Мозырь уже действовала в 2011 году для прокачки венесуэльской и азербайджанской нефти из украинского порта "Южный", когда Минск так же столкнулся с проблемой импорта из России", - напомнил DW директор киевской "Консалтинговой группы А-95" Сергей Куюн. Он убежден, что от диверсификации закупок на переработку давальческой нефти Беларуси не стоит отказываться и сегодня.

"Нефть не хлеб, ее просто так в магазине не купишь - надо заранее найти  поставщика, продумать логистику, поэтому стоит своевременно определиться и застолбить маршрут", - говорит эксперт. По его словам, речь идет об объеме в 3 млн тонн нефти в год для Мозырского НПЗ - а это 25 процентов всей его годовой переработки. "Для Беларуси же это 15 процентов в общей корзине поставок", - подчеркнул Куюн.

Он видит в украинско-белорусском сотрудничестве взаимный интерес: белорусы получат гарантии бесперебойной работы своих НПЗ, если Москве в очередной раз вздумается ограничить нефтяные поставки. А украинской стороне будет гарантировано снабжение белорусскими нефтепродуктами в договорных объемах.

НПЗ в критической ситуации 

Тем временем Александр Лукашенко назвал в начале октября критическим положение с обеспечением белорусских НПЗ российской нефтью в третьем квартале: "Это уничтожение наших нефтеперерабатывающих заводов, так как это предприятия непрерывного цикла, которые надо загружать под завязку". Президент Беларуси сообщил о возврате "к проектам строительства нефтетрубы с Балтики, чтобы не зависеть от одного источника нефти", и о переговорах с Ираном, "который просто мечется в поисках рынка и готов снижать цену".

Нефтеперерабатывающий завод в Мозыре

"Пока ничего не изменилось и в четвертом квартале", - констатирует в интервью DW минский эксперт по энергетическим вопросам Татьяна Маненок. По ее словам, оба белорусских НПЗ - "Нафтан" и Мозырский - до сих пор загружены наполовину своих возможностей и вместо 2 млн тонн нефти в месяц перерабатывают только по тонне, несмотря на поставки из Азербайджана. По информации СМИ, из порта Одессы на Мозырский НПЗ в конце октября пришел состав с партией давальческой нефти объемом 84,7 тысяч тонн, предоставленной на переработку азербайджанской госкомпанией SOCAR.

Однако, во-первых, указывает Маненок, с учетом того, что в Мозыре можно перерабатывать до 30,5 тысячи тонн в сутки, этой нефти хватит только на 3 рабочих дня. Во-вторых, давальческая переработка не особо выгодна Минску, так как белорусская сторона не может распоряжаться полученными нефтепродуктами и лишается экспортных пошлин от их продажи, которые по договоренности с Россией могут оставаться в бюджете Беларуси.

Альтенатива на будущее 

В то же время эксперт убеждена, что для Минска очень важны предложения Украины и поиск альтернативы российской нефти. Даже если сейчас это не принесет высокой маржи. Комментируя ситуацию вокруг возобновления работы нефтепровода "Одесса-Броды", Маненок отмечает, что украинцы еще в 2015 году разрабатывали этот маршрут для прокачки нефти на НПЗ в Польше: "Белорусская сторона могла бы поучаствовать в украинском проекте и как транзитер, чтобы получить дивиденды от прокачки нефти от Мозыря в польском направлении, задействовав одну из ниток нефтепровода "Дружба".

Татьяна Маненок назвала еще одну причину, по которой Минск должен будет вскоре активно заниматься диверсикацией нефтяных поставок. Дело в том, объясняет эксперт, что в РФ начал действовать налоговый маневр в нефтяной отрасли. Она не исключает, что "в 2018 году россияне откажутся от экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты и поднимут налог на добычу полезных ископаемых".

В связи с этим цена на нефть на внутреннем рынке РФ вырастет и приблизится к мировой. Беларусь же лишится прежних российских нефтяных преференций и будет вынуждена искать на рынке поставщиков более дешевого сырья.

Но "это дело далекое, экономику любых поставок надо просчитывать, а белорусские переработчики считать умеют", заверила Татьяна Маненок. Пока же она убеждена: если идущие с начала года переговоры Минска и Москвы по газовому вопросу закончатся к удовлетворению обеих сторон, то выбор Беларуси на ближайшее время будет сделан в пользу российской нефти из-за дешевой логистики.

"Понятно, что у России свой интерес, и она ревностно относится к альтернативным поставкам нефти в Беларусь, но Киев свое дело сделал - предложил помощь, теперь все зависит от  Минска", - резюмировал Сергей Куюн.

Смотрите также:   

  • Фотогалерея: Москва и Минск глазами немецких фотографов

    Из Москвы - в Минск

    Серия фотографий "Москва-Минск" - долгосрочный проект фотохудожников Сандры Ратковиц (Sandra Ratkovic) и Андре Фишера (André Fischer). Главная задача немецких фотографов - правильно понять и задокументировать культуру на постсоветском пространстве.

  • Фотогалерея: Москва и Минск глазами немецких фотографов

    Время назад

    Интерес к России и Беларуси у Сандры Ратковиц и Андре Фишера возник три года назад: тогда молодые фотографы снимали памятники советской архитектуры в Берлине. "Во многих местах время будто остановилось", - поделилась своими впечатлениями в интервью DW Ратковиц. Спустя несколько лет фотографы решились на новое путешествие. В объектив камеры попали памятники архитектуры Москвы и Минска.

  • Фотогалерея: Москва и Минск глазами немецких фотографов

    Милитаризм в деталях

    Во время двухнедельной поездки фотографов больше всего поразил милитаризм, который проник во все сферы жизни россиян и белорусов. На фото - сувенирная лавка в Москве.

  • Фотогалерея: Москва и Минск глазами немецких фотографов

    Две недели в столице

    "Выбрать Москву в качестве первого этапа путешествия было правильным решением. После посещения столицы сразу появляется желание посмотреть другие российские города. Кроме того, в Москве находятся важные для нас памятники архитектуры и Центральный музей Великой Отечественной войны", - пояснил Андре Фишер.

  • Фотогалерея: Москва и Минск глазами немецких фотографов

    Летняя прогулка

    Посетительницы одной из самых больших прогулочных зон столицы - Измайловского парка в Москве.

  • Фотогалерея: Москва и Минск глазами немецких фотографов

    Оружие в цветочек

    "Было очень интересно понаблюдать за военной и повседневной культурой в Москве и Минске. В Германии редко встретишь жениха и невесту, которые фотографируются на фоне Вечного огня", - рассказала Сандра Ратковиц. На фото - пушки в стиле гжель и хохлома.

  • Фотогалерея: Москва и Минск глазами немецких фотографов

    Эффектные сооружения

    Фотографы описывают Москву как удивительный город: "Он привлекает многочисленными историческими местами и впечатляющей архитектурой: старые церкви, здания в стиле соцреализма, московский метрополитен".

  • Фотогалерея: Москва и Минск глазами немецких фотографов

    Следующая остановка - Минск

    Андре Фишер оказался в белорусской столице неслучайно: "После языковых курсов в лингвистическом университете у меня появилась возможность провести в Минске целый месяц, чтобы окунуться в местную культуру и повседневную жизнь. Многое в этом городе напоминает Москву, только в уменьшенном формате".

  • Фотогалерея: Москва и Минск глазами немецких фотографов

    День танкиста

    Во время пребывания в Минске Андре Фишер попал на необычное представление. День танкиста - профессиональный праздник, который с 1946 года ежегодно отмечается в Беларуси во второе воскресенье сентября.

    Автор: Ксения Сафронова

www.dw.com

Нефть для Беларуси: риск или авантюра

Транзит нефти в ЕС из России через Украину с каждым годом ухудшается. Результаты девяти месяцев 2016-го неутешительны: снижение объемов транзита на 15% ─ с 11,67 млн тонн до 9,97 млн тонн нефти. Ситуацию могла бы улучшить очередная попытка реанимации трубопровода «Одесса-Броды» и налаживание транзита нефти для Беларуси. Сейчас Минск организовывает поставки «черного золота» через морские порты Украины с последующей транспортировкой по железной дороге. Но причиной этого является не желание увеличивать товарооборот с Украиной, а очередной конфликт с Россией.

На днях Одесский порт принял первый танкер с 84 700 т азербайджанской нефти, которая дальше была отправлена железнодорожным транспортом на Мозырский НПЗ. Накануне организации поставок нефти через Украину президент Беларуси Александр Лукашенко выразил оптимизм по поводу использования транзитного потенциала нашего государства: «Сейчас мы ведем переговоры с Ираном, который просто мечется в поисках, куда поставить нефть. И готов нам снижать цену, вплоть до того, что мы им предоставим все возможности на Мозырском или другом заводе: перерабатывайте свою нефть, продавайте, где считаете нужным. Они это воспринимают. Мы договорились, что сегодня загруженный танкер идет в Одессу, и начнем поставлять через Украину на Мозырский нефтеперерабатывающий завод».

Действительно, эта информация свидетельствует о том, что речь идет о договоренности не только транспортировать нефть по железной дороге, но и загрузить нефтепровод «Одесса-Броды». Сейчас объем транзита может составить от 1 до 2 млн т нефти в течение летнего периода с возможным увеличением объема до 4 млн т в год. Речь идет о договоренностях Беларуси по поставкам или сразу азербайджанской нефти, или путем своп-схемы замещения иранской нефти на азербайджанскую.

Ранее президент Украины Петр Порошенко встречался с министром иностранных дел Беларуси Владимиром Макеевым, и они обсуждали вопрос транспортировки нефти в таком же контексте.

Белорусско-российский конфликт как окно возможностей для Украины

Однако стоит заметить, что Беларусь и ее президент могут круто изменить политический вектор и отказаться от выполнения достигнутых договоренностей. Поэтому со стороны Украины расценивать попытку Минска второй раз использовать нефтепровод «Одесса-Броды» в качестве жеста доброй воли — может оказаться ошибкой.

Собственно, формальной причиной белорусской активности в направлении Украины стал очередной, на этот раз глубокий конфликт с Россией. В нем переплелись нефтяные и газовые интересы. Первопричиной стал спор Минска и Москвы касательно формирования цены на газ и выплаты долга за газ со стороны Беларуси. Для усиления своих позиций Беларусь решила поднять на 50% ставки на транзит российской нефти. Но это только ухудшило переговорный процесс.

Как результат ─ Россия приняла решение в третьем квартале 2016 года на треть ограничить поставки нефти для Беларуси (до 3,5 млн тонн), что уже вылилось в потери для последней объемом 0,3% ВВП (примерно $130 млн).

Со второй декады октября Беларусь и Россия начали постепенно договариваться о путях выхода из нефтегазового конфликта. Сначала Минск отменил решение о повышении тарифов на транзит российской нефти. Россия частично восстановила поставки нефти, но ожидает от Беларуси выплаты задолженности за газ на сумму $280-300 млн. Белорусский министр энергетики Владимир Потупчик говорит о $281 млн, а вице-премьер России Аркадий Дворкович ─ о $300 млн. В то же время по состоянию на конец октября противостояние продолжается, и Беларусь не погашает задолженность.

Между тем белорусские заводы «Нафтан» и Мозырский НПЗ перерабатывали вместе ежемесячно 1,9 млн т нефти. Российские ограничения заставили эти предприятия фактически вдвое сократить переработку ─ до 1 млн т. И даже если конфликт будет исчерпан, то только по итогам 2016 года белорусские НПЗ снизят переработку на 4 млн т.

В рамках двусторонних соглашений в 2016 году Россия должна поставить в Беларусь 24 млн т нефти. Соответственно, бизнес-планы «Нафтана» и Мозырского НПЗ рассчитывают на примерно такой объем сырья. Поэтому закономерным выглядит желание белорусских нефтепереработчиков компенсировать потери и получить в 2016-2017 годах дополнительно если не 4 млн, то хотя бы 2-3 млн нефти через Украину.

В пользу Киева играет и общая неопределенность истории взаимоотношений Минска и Москвы в вопросе получения «черного золота». Представители Беларуси прямо заявляют, что изучают возможности замещения российской нефти после завершения в России «налогового маневра».

«Мы отрабатываем разные режимы, когда завершится налоговый маневр. Остается один год. Пока мы в режиме ожидания», ─ сказал руководитель концерна «Белнефтехим» Игорь Ляшенко. Дополнительным фактором должен также выступить план «заморозки» добычи нефти, к которому присоединилась Россия.

Нефтяные грабли «Укртранснафты»

При всех «плюсах» единственной большой проблемой для Украины остается то, что Беларусь может использовать сотрудничество с Украиной как метод давления на Россию. А после новых договоренностей Минск снова прекратит транзит нефти по украинской территории.

В то же время, существует достаточно высокий риск того, что «Укртранснафта» снова столкнется с ситуацией, имевшей место 2011-2012 года. Пять лет назад Беларусь использовала транзит через Украину как один из факторов переговоров с Россией.

«Компания «БНК» (Белорусская нефтяная компания) в 2011-2012 годах должна была поставить не менее 8 млн т нефти (по 4 млн т в год) марки Azeri Light на МНТ «Южный» для дальнейшей прокачки этой нефти на Мозырский НПЗ по маршруту «Южный-Броды-Мозырь» в режиме «качай или плати». Из запланированных 4 млн т в 2011 году поставлено и прокачано было лишь около 900 000 т», ─ подтверждал генеральный директор «Укртранснафты» Николай Гавриленко. Всего через Украину на Мозырский НПЗ тогда поставили 1,4 млн т.

Безусловно, сейчас ситуация совершенно иная. К тому же, даже несмотря на риск невыполнения соглашений со стороны Беларуси, «Укртранснафта» заинтересована в дополнительных транзитных объемах. Это также объясняется тем, что с 2015 года в компании произошли кадровые изменения, в результате которых ее топ-менеджмент стал ближе к окружению президента Петра Порошенко. Поэтому властный админресурс может быть эффективно использован в целях лоббирования решения о возвращении к сотрудничеству с Беларусью, даже несмотря на значительные риски и возможные финансовые потери.

В подтверждение готовности «Укртранснафты» обеспечить транзит сырья через «Одесса-Броды» было сделано даже соответствующее заявление: «Инфраструктура компании технически готова к организации транспортировки азербайджанской нефти. Магистральный нефтепровод «Одесса-Броды» заполнен технологической нефтью сорта Azeri Light и готов обеспечить поставку нефти до станции Броды».

В то же время, факт непосредственного вреда от последней работы «Одесса-Броды» в 2011-2012 годах констатировал Николай Гавриленко: «При этом был дополнительно подписан договор компенсации качественных потерь, поскольку «БНК» поставляла в «Южный» Azeri Light, а в Мозыре из нефтепровода вытеснялась нефть Urals, которая считается более дешевым сортом нефти. Так вот, на поставленном объеме получилось, что мы должны компенсировать компании «БНК» за потерю качества более $31 млн. При этом общая выручка за транспортировку, которую мы получили, составила всего $8 млн. Таким образом, прямой экономический эффект для «Укртранснафты» от этой операции составил «минус» $23 млн. Да, мы имеем нефть Azeri Light в нефтепроводе «Одесса-Броды», но имеем открытую проблему во взаиморасчетах с «БНК».

Однако, несмотря на все предостережения, заместитель директора по товарно-транспортным операциям «Укртранснафты» Александр Мележик в конце сентября этого года признавал, что «Одесса-Броды» снова будет работать для белорусов: «Сейчас обсуждаются технические вопросы осуществления транзита иранской нефти через нефтепровод «Одесса-Броды» ─ до станции Броды с последующей поставкой сырья как в Европу, так и на белорусские НПЗ. Технически это возможно. Нами уже обработан вопрос замещений технологической нефти (легкой азербайджанской), которая находится в нефтепроводе, на другие сорта».

Придется рисковать

Кстати, технологическая нефть и консервант на участке нефтепровода «Дружба» ─ слабое место проекта поставок через «Одесса-Броды». Особенно это касается участка «Мозырь-Броды», которую нужно будет заполнить технологической нефтью. Кто будет это оплачивать — Украина или Беларусь?

Мележик также подтвердил, что главная причина, почему Украина планирует ввязываться в очередную транзитную авантюру с Беларусью — необходимость «спасать» транзит нефти через Украину, который с каждым годом снижается: «Сегодня мы перекачиваем всего 14% от своей номинальной пропускной мощности. Падение прокачки связано с тем, что Россия проводит интенсивную работу по налаживанию транзита нефти в обход Беларуси, Польши и Украины, используя собственные порты».

Практически десять лет назад, в 2007 году, «Укртрнаснафта» обеспечивала транзит 40 млн тонн нефти. В 2010-м транзит уже составил 20 млн тонн. В 2015 году объем снизился до 15,1 млн тонн. И теперь можно говорить о печальной перспективе дальнейшего сокращения транзита до уровня 10-12 млн т ─ это «минус» $30-40 млн дохода. И в этой ситуации 4 млн т могут сыграть важную роль. Также надо учитывать, что простой и обслуживания нефтепровода «Одесса-Броды» ежегодно наносит ущерб «Укртранснафте» примерно на $8 млн.

Поэтому, возможно, в нынешних условиях дальнейшего скатывания «Укртранснафты» в транзитный кризис и уменьшения объемов транспортировки нефти единственным выходом являются подобные рискованные операции. Ведь единственная альтернатива сотрудничества с Беларусью в виде НПЗ Чехии, Австрии или Польши остается нереализованной исключительно из-за отсутствия бизнес-предложений со стороны европейских НПЗ.

Юрий Корольчук

Источник: finance.ua

zarubezhom.info