Газовые месторождения Израиля. Нефть газ израиль


Газовые месторождения Израиля — Циклопедия

По: А.М. Тюрин[1].

Газовые месторождения Израиля — месторождения природного газа в Израиле.

[править] Общие сведения

В 1961 году на западном побережье Мёртвого моря в известняковой антиклинали юрского возраста на глубине 500—700 м было открыто месторождение Зоар (около 1,9 млрд м3 газоконденсата). Месторождение снабжает газом Арад.

К 2000 году на шельфе недалеко от Ашкелона также были открыты промышленные газовые залежи.

В начале 2010-х годов Израиль осуществил переход из категории стран — импортёров энергоносителей в число стран, собирающихся поставлять свои энергоресурсы на внешний рынок. По сведениям на 2012 год доказанные запасы природного газа на месторождениях Тамар, Мери Б и Ноа составляют около 278 млрд м3. Условные запасы газа на месторождениях Левиафан, Далит и Танин, расположенной в израильской эксклюзивной экономической зоне, приближаются к 522 млрд м3.

В 2012 году было открыто крупное газовое месторождение Пеладжик, расположенное в акватории Средиземного моря в 170 км от берега. Запасы оцениваются в 189 млрд м3. Более глубокие горизонты бурения могут содержать ещё 380 млрд м3 природного газа. Оператором месторождения является американская нефтяная компания Ryder Scott.

В мае 2013 года в Средиземном море было открыто газовое месторождение Кариш. Разведанные запасы газа составляют 45-57 млрд м3. Газоносность связана с отложениями раннего миоцена. Операторы — «Noble Energy», «Delek Drilling» и «Avner Oil Exploration».

В 2014 году в Израиле было добыто более 7,5 миллиардов м3 природного газа.

В 2015 году началось разрабатываться два месторождения Сара и Майра — на которые были выданы лицензии морского поисково-разведочного бурения, расположены к западу от Нетании. Геологические исследования, опубликованные в июне 2011 года, дали оценку вероятных запасов 180 млрд м3 природного газа, и свыше 150 млн баррелей (24 млн м3) сырой нефти. Оператор — фирма «GeoGlobal Resources Inc».

Суммарные разведанные запасы газа оцениваются в 1037 млрд м3. По данным Управления по энергетической информации США, по состоянию на 1 января 2015 года, Израиль имеет доказанные запасы газа в объеме 7 триллионов кубических футов.

В сентябре 2016 года иорданская компания NEPCO и фирма Noble Energy — оператор месторождения «Левиафан», подписали соглашение о поставках газа с месторождения на 10 миллиардов долларов. Поставки должны будут начаться в 2019 году.

Несмотря на громадные запасы, по факту на май 2017 года Израиль так и не стал крупным экспортёром газа из-за чрезмерной бюрократизации, подкупленного конкурентами Багаца[2], фактически торпедировавшего газовые сделки и разработку, желания израильского руководства передать часть месторождений арабам, некомпетентности и популизма израильских политиков, курс на социализм и борьба с монополиями и капитализмом[3] и т. д. Особенно ярко проявилось всевластие Багац, при котором не избранные народом судьи, явно получив взятки, показали, что не только интересы частной собственности, но и решения главы правительства для них ничтожны, при этом Багац основывался не на законах, а на своём личном мнении[4], впрочем это лишь верхушка айсберга юридической диктатуры тоталитарной «демократии». В марте 2016 года Багац заблокировал сделку по разработке шельфовых месторождений «Левиафан» и «Тамар» консорциумом во главе с американской Noble Energy; суд не устроили налоговые условия сделки; отказ от сделки — угроза как освоению газовых запасов Израиля, так и планам страны по экспорту газа в Европу[5]. В результате вредительской деятельности Багаца и оппозиционных партий вроде Мерец, лишь весной 2017 года Израиль приступил к экспорту газа[6], когда цена на него уже сильно упала, а тенденция скорее говорит о дальнейшем падении из-за снятия санкций с Ирана и появления альтернативной добычи сланцевого газа, к тому же в перспективе как развал и хаос в Европе, вызванный переселением туда дикарей и террористов, а также в связи с появлением новых технологий. Ведутся переговоры по экспорту в Европу через Турцию[7], хотя ещё в 2015 году Израиль мог вытеснить Россию с рынка Турции.

В апреле 2017 года Израиль подписал предварительное соглашение с Кипром, Грецией и Италией, по которому природный газ будет поставляться через Средиземное море. Для этого к 2025 году нужно будет построить самый длинный и глубокий подводный трубопровод в мире стоимостью 6 — 7 млрд долларов. Израиль запустил первый этап эксплуатации своего газового месторождения Левиафан стоимостью 3,75 млрд долларов в феврале 2017 года, а Кипр недавно завершил лицензирования морских блоков. Министр экономического развития Италии Карло Календа назвал проект трубопровода «главным приоритетом для страны», министр энергетики Греции Йоргос Статакис назвал Израиль «самым надежным экспортным вариантом»[8]. Очевидно, что благодаря странной внешней и внутренней политике России в последние годы Европа рассматривает израильский газ как альтернативу российскому.

Закономерным итогом тотального идиотизма стал тот факт, что в мае 2017 года было сообщено, что в тендере на поиск газа в эксклюзивных территориальных водах Израиля примут участие всего от 3 до 5 компаний, в то время как заявки на участие в аналогичном тендере в Ливане подали 26 компаний, а правительство Кипра подписало контракты с ведущими игроками нефтегазового рынка, включая Total, ENI, Exxon Mobile[9]. Таким образом, из-за коррумпированного Багаца, неадекватных израильских профсоюзов и безответственности израильских оппозиционных политиков Израиль стал рассматриваться хуже чем Ливан в плане ведения бизнеса.

cyclowiki.org

возможности и добыча, интересы и конфликты

Статья впервые опубликована в марте 2012 - в Израиле, Европе и России.

Сегодня мы повторяем публикацию, сопоставив ситуацию с Газпромом, как она выглядела тогда, с тем, что произошло за прошедшие годы. И дополнили ее новыми факторами развития газовой отрасли в Израиле

Вердикт международных исследователей и экспертов 90-х годов прошлого века был беспощаден: нефти и газа в восточной части Средиземноморья, где на них могли бы претендовать «местные» страны - Израиль, Кипр и Ливан, нет. Единственной страной, не согласившейся с этим заключением, был Израиль, где еще в 1957 году был создан Институт нефти и геофизики.

И такая политика оправдала себя - в начале 90-х на шельфе Средиземного моря, в районе Ашкелона и Сектора Газа, было обнаружено крупное месторождение газа Мери, которое – по «соглашению Осло», находилось в полном и исключительном владении Израиля.

Дальнейшая история Мери комична: перед заключением «договора Кемп-Дэвид» Эхуд Барак – тогдашний израильский премьер, сделал «жест доброй воли» - безвозмездно передал палестинцам – в ручки покойного Арафата, права на добычу газа на этом месторождении.

Бизнесмен Арафат – от имени автономии, разумеется, подписал договор с лояльной арабам компании British Gas (из второго десятка рейтинга) на условиях, что добывать газ будут британцы, а палестинцы получат часть прибыли.

Известно, что первоначально Арафат предлагал разработку мировым газовым гигантам Exxon Mobil, Royal Dutch Shell, British Petroleum. Те отказались... По слухам, отказался даже российский Газпром, посчитав эту сделку сомнительной.

С тех пор открытия газовых месторождений в Израиле стало привычным явлением. Они происходят как в исключительной, хотя и не оформленной документально, экономической зоне Израиля, так и на границе зон – с Ливаном и Кипром.

Трудно сказать – почему, но все эти годы наша страна так и не заявила о демаркации морской границы. Более того, Израиль в 1982 году не подписал Конвенцию ООН по морскому праву, а наши соседи подписали. В итоге, в настоящее время эксклюзивная экономическая зона Израиля как таковая отсутствует – нигде официально не зафиксирована. Разве что самим Ливаном в созданной им, ставшей знаменитой, карте.

Но об этом – ниже.

Такое кажущееся безвластие позволило Ливану подать голос – заявить притязания на богатый газом район Восточного Средиземноморья. И даже на часть уже открытых месторождений с доказанными значительными объемами газа.

Обсуждение проблемы с Ливаном не представляется возможным – формально обе страны находятся в состоянии войны, а среди ливанских переговорщиков – «люди Насраллы» в качестве «защитников недр отечества». Улыбнемся – недр, которые им открыл Израиль.

Несколько строк из истории вокруг газа в Восточном Средиземноморье.

В 2007 году Ливан и Кипр подписали наглядный документ – карту, на которой предельно четко видны границы эксклюзивных экономических зон между ними. Клинообразное слияние зон в самой южной точке на карте имеет надпись - Point 1. Все, что южнее и восточнее, а также примыкает к израильским берегам – владения Израиля и Кипра. И карта, как ни странно, устроила Израиль.

Но ливанцев резко одернула Турция – в демаркации не принимал участие Северный (турецкий) Кипр, и ливанский парламент соглашение не ратифицировал. Но тонкое понимание проблемы говорит - это не столь критично: в практике разграничений даже в таком виде документ играет важную роль.

Все последующие годы в этой части моря был штиль. Израиль активно вкладывал средства и обнаружил газовые месторождения Тамар, Далит и Левиафан, имеющие промышленные экспортные запасы газа.

Не менее важно и то, что Израиль и Кипр все эти годы вели между собой переговоры, наметили партнерство в области разведки, добычи и транспортировки углеводородов в Европу, а в конце 2010 года подписали и спустя полтора месяца ратифицировали договор, который полностью базировался на ливано-кипрских договоренностях - учитывал пресловутую Point 1. Она – самая северная в суверенной израильской экономической зоне.

В августе 2010 года, несмотря на подписанное с Кипром соглашение и, не смущаясь мнения мирового сообщества, Ливан перенес южную точку разграничения эксклюзивных экономических зон между Ливаном и Кипром на несколько километров южнее – до точки Point 23. И залез на территорию Израиля.

Ливан тогда же передал документ в ООН, заявив, что США его поддержали. Смешно и... неправда.

Но в активную фазу демаркационный конфликт между Ливаном и Израилем вошел недавно – после того как свой проект разделения зон представил Израиль.

Газ – в отличие от нефти, не уходящая натура, а перспективная. Это - мощный энергетический и, что не менее важно, политический ресурс, и Ливан решил, что может получить с «этого» дивиденды.

Формально – он выбрал верную модель претензий, но с методом ошибся – не надо было «брать в руки Хизбаллу». И, забегая вперед, можно с уверенностью сказать – «на Хизбалле» он многое потеряет. И окажется она не защитником недр, а дырой в упущенной выгоде, которую можно окрестить как «поправка на Хизболлу».

Хизбалла, вопреки желанию мирового сообщества иметь газ, особенно – европейцев, требует не проводить геологическую разведку на шельфе в том районе, который Ливан считает своим. Это – привычно, и я стараюсь банальные высказывания не приводить. Но на этот раз отступил от правила ради «юридического факта»: руководство Ливана заявило - Израиль присвоил себе 3% ливанских экономических вод.

Всего-то? И из-за этого сыр-бор? Я на карте на экране компьютера отодвинул границу на эти проценты, и... ничего там не нашел! И Тамар, и Левиафан – далеко. Правда, на часть примыкающих к границе территорий израильское правительство уже выдало лицензии на поиск нефти и газа.

Ливан понимает проблему как конфликт между странами, а не создание газового комплекса, способного как обогреть страну, так и обеспечить ей безопасность. И «защитник недр Хизбалла» решила, что самый раз выступить с угрозой «газовой атаки» в адрес Израиля.

За игру слов выставил террористам «удовлетворительно», а за международный бизнес-промах – «кол».

Что будет? Несомненно одно - Израилю придется потесниться: ООН не признает правильной (в масштабе 1:1) ни ливанскую, ни израильскую демаркационные линии и назначит, вероятней всего, собственную комиссию, которая будет сближать эти границы до столь модного с некоторых пор консенсуса.

Возможен ли он? Не столько возможен, сколько обязателен, ибо консенсус будет выдан за решение ООН. Если же кто-то не согласится – его вычеркнут из расписания согласования, и нечто среднее выдадут за решение экспертной группы ООН.

И будут правы – никому еще из известных мировых пар спорщиков не удавалось достичь согласия. А существует ли оно? Консенсус – всегда в пользу слабого, часто – ничего не делающего, чтобы добиться успеха. В нашем случае, консенсус – выкручивание рук Израилю.

Примеров углеводородных конфликтов подобного рода – пруд пруди, я же сообщу вам о двух.

Пять спорщиков за углеводородным столом Каспия не могут поделить его запасы нефти и газа. И вряд ли поделят в обозримом будущем. Но они, судя по всему, не особенно переживают – достают со дна моря миллиарды долларов и богатеют. А вот тот, кто не достает – требует справедливости. Это - Иран и Туркмения. Последняя, успешно добывая газ, не особенно преуспевает в нефти.

Кяпаз или Сердар? Ответа на этот вопрос не могут найти уже около 15 лет: спорное месторождение на Каспии Азербайджан и Туркмения называют по-своему, но Баку - совместно с ЛукОйлом и Роснефтью – благополучно разрабатывает его все эти годы. Туркмения много раз выражала решительный протест, с ней соглашались все, в том числе, Москва, но... Растолстевший Васька продолжает снимать сливки...

Тогда Туркмения попыталась начать освоение Сердара вместе с Ираном, у которого собственной нефти на Каспии нет. Но Баку нахмурил брови, Москва промолчала, и Ашхабад, приняв, видимо, молчание за несогласие, отступил и затаился.

Формально эти 2 страны не воюют, но сегодняшнее состояние проблемы определил когда-то покойный Туркменбаши: над Каспием - запах крови. Причина - произвольно начертанные туркменами карты... Похоже, не правда ли – на ливанскую картографию?

У Ирана есть своя проблема, но в Персидском заливе: ее месторождение Южный Парс она делит с Катаром. Спор заложен в самом названии – кроме Южной части есть еще и Северная, принадлежащая арабам. Сколько из 28 трлн кубометров, составляющих запасы крупнейшего в мире месторождения, принадлежит персам, а сколько арабам, вы не узнаете никогда – нет демаркационной линии. Хотя сами иранцы ее нашли - тектонический разлом. Не комментирую, чтобы вы не надорвали животы от смеха...

Мир негласно исповедует правило: вы разрабатываете месторождение? И разрабатывайте дальше!

ООН предпочитает не видеть эти и другие конфликты. В нашем случае они также могут остаться с повязками на глазах и не вынуть пробки из ушей. Или, все же, нет – отступят от правила, и - в очередной раз – будут выкручивать Израилю руки?

Мое мнение – не станут. Не имеет смысла – это не территориальная экспансия, которую нам, обычно, приписывают, а разработка дефицитных мировых ресурсов.

Есть нюанс: Ливан без помощи других государств разрабатывать шельф неспособен. Израиль значительно опережает своего соседа: обладает передовыми в этой сфере технологиями, способен быстро устранить дефицит с кадрами, и, главное - намного богаче – в смысле свободных финансов, и мобильнее.

Ливан – не Саудовская Аравия. И дело не только в том, что у него отсутствует консолидированный операционный капитал – как у саудовской королевской семьи, но нет и политического тоже – начиная от межконфессиональных проблем, и кончая Хизбаллой.

Вы вправе спросить – а, действительно, не станет ли Хизболла воевать с Израилем, по их выражению – защищая «свои недра до последнего бойца»? Если ООН вынесет вердикт, то Насралле придется воевать не с Израилем, а с ООН. А это – совсем другая международная пьеса.

Могут ли Израилю запретить разработку месторождений? Нет – не могут.

Что будет делать Кипр – промолчит или что-то скажет? Промолчать в этой ситуации – потерять несколько миллиардов долларов. И пара спорщиков - Израиль-Ливан - несомненно, расширится до тройки. Чью сторону примет Кипр? Думаю – свою.

У него в реальной жизни - проблемы с турками, как своими, так и с турецкой метрополией. И, вероятней всего, киприоты согласятся на такую границу, которая как можно ближе к Point 1. Это позволит Израилю выторговать у Ливана большую территорию: отодвинуть границу чуть северней – на отрезке между двумя указанными ливанцами точками – 1 и 23.

Кипр впоследствии может получить от Израиля: (1) концессию с разделением добытого газа, (2) выгодный контракт для одной из своих фирм, (3) контракт – и даже эксклюзив - на перевозку газа и других товаров. Или, наконец, Израиль протянет трубу до острова Кипр.

Важно и то, кто будет вести переговоры от имени Кипра: Республика Кипр, контролирующая 60% острова, к которому, собственно, и примыкает газоносный шельф, или Турецкая Республика Северного Кипра, занимающая северную треть острова Кипр, никем, кроме Турции, не признанная?

Кипр без турок - совсем иной переговорщик с Израилем. И у Турции – это единственное прикосновение к израильскому газовому пирогу. И вовсе не случайно турки затеяли исторические переговоры с Республикой Кипр о судьбе острова.

Если киприоты и островные турки договорятся о «мире и спокойствии», во что верится с трудом, то Израиль, вероятней всего, ожидает потеря – граница с Ливаном пройдет южнее, чем нам хотелось бы. И тогда ООН сможет закрыть глаза на Хизбаллу, посчитав, что удалось сближение в другой проблеме, более важной для этого светоча всемирного миролюбия.

И совсем свежий ветер с острова Кипр: на состоявшемся 2-м туре президентских выборов победил Никос Анастасиадис - кандидат от правых сил. Предположить, что вновь избранный президент допустит невыгодное Кипру решение газовой проблемы в пользу Турции или Ливана - невозможно.

Есть еще один вопрос, ответ на который интересует мировое сообщество – когда и как на ситуацию с израильским газом отреагирует спрут-Китай? Именно он в последние годы «скупает» проблемные ситуации, предполагая решить их – если не умением, так «числом» долларов и правом вето в ООН. Пример – нефтеносный Южный Судан, заблаговременно купленный китайцами.

С решением проблемы демаркации политический расклад в восточном Средиземноморье явно изменится. В чью пользу? Попробую сказать витиевато – в пользу здравого смысла: если Израиль войдет в уважаемую группу мировых поставщиков газа, его политический статус поднимется до уровня страны, для которой – в том или ином конфликте, «требуется объективное решение». То, о чем в последние годы мы могли только мечтать.

Вполне возможно, что в соседней комнате с переговорщиками ООН будут заседать мировые гранды углеводородного бизнеса, и эксперты будут бегать туда-сюда, согласовывая свой план разделения.

Год назад нижеследующий абзац звучал следующим образом.

Нетрудно догадаться, что гранды поставят на Израиль, а не на Хизбаллу. И одним из сильных голосов, на который Израиль может рассчитывать, будет голос Газпрома. При условии, конечно, что этому богатому и опытному международному игроку с налаженной европейской сетью покупателей газа будет отдана существенная часть добычи и инфраструктуры. Именно Газпром способен принести в наш регион политическую тишину.

Но теперь, год спустя, известно - спор за 30-процентную долю израильского месторождения Левиафан, запасы которого оцениваются до 500 млрд кубических метров, получил не Газпром, который по всем параметрам был наиболее оптимальным партнером, а австралийская компания Woodside.

Рассчитывать на политическую помощь России «через Газпром» теперь не приходится.

Коммерческий потенциал спора определяется прогнозом запасов углеводородов в Восточном Средиземноморье - по мнению авторитетной Noble Energy, зона Израиля на шельфе Восточного Средиземноморья содержит не менее 3.4 трлн кубометров газа. Это соизмеримо с другими районами – Персидским заливом, Каспием, Африкой, Уренгоем. Но имеет преимущество перед многими – удобную логистику. Недостаток – арабо-израильский конфликт, вылившийся после 2006 года в противостояние с Хизбаллой.

Однако, по моему мнению, мировое сообщество столь заинтересовано в газе, что способно сделать «поправку на Хизбаллу» - отодвинуть границу месторождений севернее, чем ее провел Ливан и даже чем того требует объективность, чтобы, в случае агрессивных действий со стороны Насраллы, иметь средства для его «успокоения» международными силами.

Nabucco. А теперь – о главном интересе европейцев в связи с израильским газом. Это – трубопровод Nabucco, предназначенный для поставки в страны Европы газа из региона Каспия и Персидского залива - из Ирана и Ирака. В настоящее время Nabucco анемичный – ни Иран, ни Ирак не способны гарантировать поставки.

Каспий в Nabucco твердо представлен пока лишь Азербайджаном. Надежда на туркменский газ слабая – Ашхабаду выгодно по имеющейся трубе поставлять его в Китай, а строительство Транскаспийского трубопровода – из Туркмении в Баку – тонет в тине их разногласий по спорному месторождению, описанному выше.

У Ашхабада есть еще один минус – он во многом зависим от Тегерана, а тот рассматривает Nabucco как элемент своей политики в отношении Европы. А Европа, как известно, наложила на Иран санкции.

Что касается Ирака, то его Европа даже не рассматривает – настолько он нестабилен.

Не заинтересована в Nabucco и Россия – главный поставщик газа в Европу – на ее долю приходится, по разным оценкам, от 27 до 35% общего объема, а с введением в эксплуатацию уже проложенного по дну Балтики «Северного потока» север Европы окажется в полной зависимости от России.

То же самое можно будет вскоре сказать о юге, где на пути «Южного потока», хотя и возникают препятствия, часто – искусственные, основанные на боязни российского газового плена, но, на мой взгляд, несостоятельные - Европе позарез нужен газ.

Снять «европейское напряжение» способна реконструкция потоков: к уже имеющемуся азербайджанскому объему, в турецкий Эрзерум, где сходятся все направления, в 2015-2017 году, пока - теоретически, поступит газ с израильских месторождений.

Сегодня, несмотря на имеющиеся трения, за это выступает Турция. Она готова финансировать прокладку по дну моря газопровода протяженностью 960 км.

Но, на мой взгляд, более выгодно - в политическом смысле, причем - и для Израиля, и для России, прокладка трубопровода от израильских месторождений - через Кипр - в Грецию, в порт Астакос, где российская труба «Южного потока» ныряет в море в сторону Италии.

Два примечания.

Россия, если напряжение будет снято, способна, дополнив инфраструктуру, доставлять свой газ из России в Эрзерум, полностью или частично, заменив Nabucco. Даже несмотря на наличие «Южного потока», эта ветка Россию заинтересует - ей не придется делать ответвление от «Южного потока», о котором просят страны Балканского полуострова и юга Восточной Европы.

Второе касается египетского газа: если газовая свадьба Израиля с Европой состоится, то Египет получит возможность поставлять свой газ в Европу через Израиль. Последний заработает еще и на транзите.

Эпилог.

Газ – есть, и Израиль будет его добывать совместно с мировыми грандами бизнеса. Это – 100%.

Кроме потребностей самого Израиля, газ будет направлен на экспорт: по трубопроводу – либо через Кипр, либо через Турцию - на северо-запад – в Европу, и на восток – через трубу Ашкелон-Эйлат, где он будет перерабатываться и танкерами перевозиться в Китай, Индию, Японию.

И Израиль, в этом случае, может рассчитывать на безопасность.

stop-news.com

Ливан и Израиль никак не поделят нефть и газ. На Ближнем Востоке созрел новый конфликт :: Флот

Опрос

Праздники России

Русский вопрос

Еженедельная авторская телепрограмма К. Затулина

Читайте также

Реклама

Видеооко

Включай и смотри

Партнёры



Ливан и Израиль никак не поделят нефть и газ. На Ближнем Востоке созрел новый конфликт

2018-02-24 07:52 События

 Не исключено, что в конфликт окажутся втянутыми как страны региона, так и влиятельные внешние игроки, а сам он перейдет в плоскость борьбы против Ирана и "Хезболлы". Россия в этих условиях может сыграть роль миротворца.

История конфликта уходит корнями в 2010 год, когда у берегов Израиля были обнаружены месторождения нефти и газа, получившие названия Тамар и Левиафан. На первом, резервы которого оцениваются в 240 млрд куб. м газа, добыча началась еще в 2013-м. Резервы второго составляют около 535 млрд куб. м и 34 млн баррелей конденсата. На южно-ливанском шельфе, граничащем с Израилем, тоже обнаружили газ – 710 млрд куб. м. Казалось бы, хватит всем – и еврейскому государству, и ливанцам, причем надолго. Но то, что для других могло сразу же стать благом, для стран Ближнего Востока грозит превратиться в долгую и даже кровавую тяжбу.

Тель-Авив настаивает на том, что морская граница должна проходить чуть севернее, Бейрут – южнее. Площадь оспариваемого участка морского дна в виде узкой полоски треугольной формы составляет не более 850 кв. км. Казалось бы, и делить-то нечего. Но все дело в том, что именно здесь, на шельфовом участке ("блоке") под номером 9, по мнению геологов, могут быть крупные запасы газа, сравнимые с месторождением Тамар.

До поры стороны вели себя довольно осторожно и воздерживались от выдачи лицензий на проведение разведки на спорных участках. Но все-таки не устояли: возможно, из-за того, что стали проявлять активность соседи. Кипр, например, заявил, что вот-вот соберет заявки от потенциальных участников тендера на разработку трех своих морских участков к югу от острова, где тоже нашли газ.

В марте 2017 года правительство Ливана объявило тендер на разведку и разработку шельфовых месторождений. В ответ Израиль разморозил ранее приостановленную лицензию на разведку газа рядом с морской границей Ливана. Ну а дальше как по накатанному: на каждый шаг одной стороны сразу же следовал ответ другой.

Недавно Ливан выдал лицензию на разведку в "блоке" 9 консорциуму французских, итальянских и российских компаний. Министр обороны Израиля Авигдор Либерман объявил этот шаг "очень провокационным", поскольку "блок" 9, на его взгляд, вообще принадлежит еврейскому государству, а также пригрозил Ливану войной. Выступление Либермана только раззадорило лидера "Хезболлы" шейха Насраллу. Он сразу заявил, что Ливан достаточно силен, чтобы противостоять давлению США и Израиля, и в состоянии вывести из строя израильские буровые установки. Его поддержал даже Самир Джааджаа, лидер "Ливанских сил" – блока, объединяющего часть партий христиан-маронитов, традиционных врагов "Хезболлы", не говоря уже о Набихе Берри, спикере ливанского парламента, заодно возглавляющем "Амаль", более умеренную организацию шиитов.

Отреагировали и в Вашингтоне. В регион прилетел и уже приступил к челночным операциям между Бейрутом и Иерусалимом исполняющий обязанности помощника госсекретаря США Дэвид Сатерфилд. Его предложение заключается в том, чтобы поделить "злополучный треугольник", отдав две трети ливанцам, а оставшуюся часть  израильтянам. Бейрут такой вариант не устраивает. Там 9-й "блок" представляют единым и неделимым и, конечно, ливанским. К тому же ливанцы не очень хотят американского посредничества. Признанием Иерусалима столицей Израиля и переносом туда посольства США Трамп испортил жизнь своим дипломатам.

Развести Ливан и Израиль по углам боксерского ринга еще до начала боя могла бы Россия. Москва имеет неплохие отношения с обоими государствами и могла бы попытаться убедить слишком горячие головы с обеих сторон умерить пыл. Тем более что на днях в ряде СМИ, правда, в основном арабоязычных, промелькнули сообщения о подготовке к заключению договоренностей о военном сотрудничестве между РФ и Ливаном. Они предусматривают чуть ли не проведение общих военных учений и совместное использование баз в Ливане. Возможно, кто-то пытается выдать желаемое за действительное, но, может быть, для таких сообщений есть основания.

Между тем израильтяне ясно дают понять, что они полны решимости защищать то, что считают своей собственностью. На стапелях в Германии по заказу Израиля на днях были заложены четыре корвета. Корабли, оборудованные вертолетными площадками и ракетными установками, будут переданы в состав его ВМС в 2020–2022 годах.   

 

 

Об авторе: Равиль Зиннатуллович Мустафин – журналист-международник

Просмотреть все комментарии к новости
Добавить коментарий
    Последние публикации
Флот: события и факты Информационный обзор. Новости Черноморского флота, российского кораблестроения, судоремонта, научная, общественная и культурная жизнь морского сооб >>> ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ: дела и люди. Турслёт - на пять баллов!Флагман черноморского судоремонта 13-й СРЗ ЧФ продолжает оставаться единственным предприятием в Севастополе, где усилиями администрации, профкома и >>>
Полторак уволился с воинской службы, но остался министром обороны Украины Президент Украины Петр Порошенко заявил, что министр обороны Степан Полторак подал рапорт об увольнении с воинской службы, президент его >>> Старейшее в ВМФ спасательное судно Черноморского флота «Коммуна» готовят к выходу в море после завершения докового ремонтаЭкипаж старейшего в ВМФ спасательного судна «Коммуна», завершивший в плановый доковый ремонт, сдал курсовую задачу по организации корабел >>>
Подразделения, принимавшие участие в учении на полигоне Опук в Крыму, возвратились в пункты постоянной дислокацииБолее 3 тыс. военнослужащих морской пехоты и армейского корпуса Черноморского флота (ЧФ), принимавших участие в двустороннем бригадном тактическом у >>> По всей видимости, пришел конец крымской мобилизации. Граждане перестают надеяться на государство. В КГИ считают, что россияне готовы к переменам. В сознании российских граждан впервые за несколько лет зафиксирована высокая готовность к переменам, а надежды на сильную власть и по >>>
Путин обсудил с Совбезом ситуацию с автокефалией на Украине‍ Президент России Владимир Путин в пятницу встретился с постоянными членами Совета безопасности России и обсудил  положение Русск >>> ПУБЛИКУЕМ БЕЗ КУПЮР: ОППОНЕНТА НАДО ЗНАТЬ.Технологии XXI века, «верные» и дефицит девушек: будни одесского института ВМС ОБ ЭТОМ НАДО ЗНАТЬ. Одесский портал "Думская" опубликовал репортаж о подготовке украинских морских офицеров в Одессе. Публикуем его без ку >>>
Порошенко поручил определить морскую границу с Россией Президент Украины Петр Порошенко поручил правительству в течение месяца внести в Раду законопроекты о статусе различных акваторий, а >>> Украинский министр призвал соотечественников "вернуть Кубань и Москву" Министр инфраструктуры Украины Владимир Омелян в интервью каналу "Громадьске ТВ" предложил украинцам вооружиться и "возвратить >>>
20 октября - В этот день в 1916 году в Севастопольской бухте погиб линкор Императрица Мария. День памяти 20 октября 1916 года на корабле произошёл взрыв порохового погреба , корабль затонул. 225 погибших, 85 тяжелораненых. Комиссии по расследованию событий не удалось выяснить причины взрыва. Комиссией рассматривались 3 версии: 1- самовозгорание пороха, 2- небрежность в обращении с огнём, 3 - диверсия или злой умысел.

Отражение (новый выпуск!)

В микрорайоне улицы Генерала Жидилова в минувшую субботу было празднично: православные севастопольцы чтили память священноисповедника Романа, в честь которого усилиями патриотов города и настоящих подвижников здесь воздвигнут храм.

Православные праздники

Сегодня церковный праздник: Покров Пресвятой Богородицы. Апостола от 70-ти Анании (I). Преподобного Романа Сладкопевца. Преподобного Саввы Вишерского, Новгородского...Завтра праздник: Священномученика Киприана и мученицы Иустины. Блаженного Андрея, Христа ради юродивого. Благоверной княгини Анны Кашинской. Преподобного Кассиана Угличскаго...Ожидаются праздники:16.10.2018 - Священномученика Дионисия Ареопагита, епископа Афинского... 17.10.2018 - Священномученика Иерофея, епископа Афинского. Священномученика Петра Капетолийского. Святителей Гурия, архиепископа Казанского, и Варсонофия, епископа Тверского... 18.10.2018 - Мученицы Харитины. Святителей Московских Петра, Алексия, Ионы, Филиппа и Ермогена. Преподобных Дамиана пресвитера, Целебника, Иеремии и Матфея прозорливых, в Ближних пещерах почивающих... 19.10.2018 - Апостола Фомы... 20.10.2018 - Мучеников Сергия и Вакха. Преподобного Сергия Обнорского, Нуромского, Вологодского. Преподобного Мартиниана Белоезерского...

Газета ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ

Свежий выпуск

blackseafleet-21.com

Израиль обладает крупнейшими запасами нефти и газа

Новый Ближний Восток: Израиль обладает крупнейшими запасами нефти и газа

14.04.2012

Всемирный энергетический совет выдал оценку, согласно которой израильские сланцевые месторождения, расположенные примерно в 30 милях к юго-западу от Иерусалима, могут в конечном счете насчитывать до 250 миллиардов баррелей нефти. Для сравнения, разведанные запасы Саудовской Аравии составляют 260 миллиардов баррелей. Соединенные Штаты потребляют примерно семь миллиардов баррелей в год. В США, по расчетам, имеется около 1,5 триллиона баррелей сланцевой нефти, тогда как в Китае ее порядка 355 миллиардов баррелей. Израиль идет на третьем месте, обгоняя Россию.

Буровые работы на месторождении Тамар были начаты в 2008 году. Месторождение удалено от береговой линии на 92 км. Толща воды составляет примерно 2 000 м. Глубина залегания газа (чистый метан) — около 5000 м ниже уровня моря, при этом мощность газоносного слоя — примерно 140 м. Площадь месторождения — 250 квадратных километров. В настоящее время точно установлены размеры месторождения Тамар – 300 млрд. кубометров природного газа.

В марте 2009-го года в 54 километрах от израильского берега было открыто газовое месторождение Далит. Глубина моря в этом месте достигает 1285 метров, газонесущий слой обнаружен на глубине порядка 4000 метров. Оценка запасов газа составляет 20 млрд м³.

Месторождение Левиафан располагается в 135 км к западу от Хайфы, в 47 км на юго-запад от месторождения Тамар. Глубина моря здесь составляет 1634 м.. Площадь месторождения — около 325 квадратных километров. Американская нефтяная компания Noble Energy оценила суммарные ресурсы структуры Левиафан в 453 млрд м³. Одновременно в более глубоких слоях с вероятностью в 50% находятся еще около 112 миллиардов кубометров природного газа.

Левиафан признан самым крупным газовым месторождением, открытом в 2000-х годах. Совокупная стоимость газа, который может быть добыт в Лефиафане, находится в районе 100 миллиардов $.

Запасы газа в месторождении Дельфин, расположенном в экономических водах Израиля на расстоянии 110 километров от побережья Хайфы, оцениваются в 15 миллиардов кубометров газа с вероятностью в 73%. Этого достаточно, чтобы полностью обеспечить потребности Израиля в природном газе на протяжении трех лет.

Прочие месторождения на шельфе оцениваются на данном этапе примерно в 550 млрд. кубометров.

Не случайно, Израиль стал целью одного из первых визитов вновь избранного президента Путина. Газпром хочет получить долю в израильских месторождениях газа и нефти. Та же причина привела к визиту делегации руководства China National Offshore Oil Corporation – одной из трех крупнейших китайских государственных энергетических корпораций. Как сообщает "Калькалист", цель визита – переговоры о покупке доли в консорциуме, имеющем права на разработку крупнейшего из найденных за последние годы в израильских экономических водах месторождения природного газа Левиатан.Привлечение CNOOC к разработке Левиатана и других месторождений стало инициативой руководства компании "Делек Энергия", входящей в холдинг "Делек" Ицхака Тшувы. Подобный шаг позволит консорциуму не только снизить расходы на разработку месторождения, оцениваемые в 6 миллиардов долларов, но и получить возможность экспорта газа на Дальний Восток.

Так что пора начинать понимать, что Израиль, в дополнение к качественному изменению своего экономического и научного потенциала, произошедшему в результате мощной волны репатриации из бывшего Советского Союза, стоит перед новым качественным скачком, который в корне меняет стратегическое положение еврейского государства, благодаря обнаружению энергетических ресурсов, ставящих Израиль на уровень Норвегии и Саудовской Аравии.

Учитывая вполне возможный развал Сирии, Ирака и некоторых других стран Ближнего Востока на их этнические и религиозные составляющие, Европе, и не только ей, придется менять свои взгляды на соотношение и значение сил на Ближнем Востоке.

Вот уж действительно Новый Ближний Восток...

← Назад к списку

Последние новости

12.10.2018 Израиль приближается к финансовому кризису

Экономические СМИ Израиля с тревогой сообщают о резком росте дефицита бюджета на фоне нестабильности мировых финансовых рынков. Впервые за последние годы налоговые поступления не превышают заложенных в бюджет прогнозов Читать далее

israelbusinessguide.com