Сирия - это драка за газ в Европе между Россией и Катаром. Нефть газ катар


Катар и перспективы газового рынка » Военное обозрение

Многие эксперты начинают все больше говорить о начале третьей мировой войны, которая в нынешних условиях называется газовой. При этом они ссылаются на провал трехсторонних переговоров Киев-Москва-Брюссель, перевод Украины на систему предоплаты поставок газа, взаимные иски в международный суд и на весьма тревожную судьбу газового транзита в Европу. И таким образом, энергетическая война России и Европы началась. Объявив о поставках газа на Украину только по предоплате, Москва фактически анонсировала прекращение поставок туда «голубого топлива». Старый Свет в легкой панике: украинские газохранилища полупусты и если их не наполнить, то нехватка газа в ЕС станет заметна при первом же осеннем похолодании.

Вполне понятно, что в этих условиях страны Европы, желая снизить энергетическую зависимость от России, хотят прибегнуть к следующим источникам ресурсов: к сжиженному газу Катара и таких стран, как Норвегия, Египет и Соединенные Штаты Америки. Например, венгерский президент Янош Адер заявил, что страны «Вышеградской четверки» (Польша, Венгрия, Чехия и Словакия) намерены импортировать сжиженный газ из Катара, чтобы снизить зависимость от поставок «голубого топлива» из России, от которых Центральная Европа зависит в среднем на 80%.

В этих условиях все больше внимания на мировом рынке уделяют положению дел в газовой промышленности Катара и его способности нарастить поставки «голубого топлива» в Европу, где до последнего времени «Газпром» занимает господствующие позиции. По удивительному стечению геологических обстоятельств маленькое государство Катар на берегу Персидского залива располагает третьими в мире запасами природного газа, сконцентрированного вдобавок в традиционных месторождениях. Катару, как известно, добыча нефти и особенно газа дают более 50 % ВВП, 85 % стоимости экспорта и 70 % доходной части государственного бюджета. Нефть и газ (арабы считают это даром Аллаха) сделали этот небольшой эмират первой страной в мире по ВВП на душу населения, превысив 100 тысяч долларов.

К этому можно добавить, что ежегодный прирост населения, который демонстрирует страна, в перспективе до 2015 года позволит ему сохранять лидирующие позиции по этому показателю не только среди стран Персидского залива, но и во всём мире, такой прогноз содержится в опубликованном докладе Фонда ООН (UNFPA). Согласно расчётам экспертов, ближайшие два года население Катара в среднем будет увеличиваться на 5,9 процентов.

Катарский эмир неоднократно заявлял, что Катар способен компенсировать потери Европы в случае отказа от покупки российского газа. Неудивительно, что большинство мировых СМИ комментировали эти заявления под сенсационным заголовком – «Катар уже сегодня готов заменить Россию на газовом рынке Европы», указав на значительную зависимость Европы от российских энергоресурсов. Действительно, например, только одна Германия в настоящее время импортирует из России 20% угля, 34% нефти и 31% природного газа, за что каждый год платит 33 миллиарда евро. Зависимость других европейских стран не столь значительна, но и эти страны широко пользуются российскими энергоресурсами.

Следует отметить, что перед Катаром и Россией стоят одни и те же проблемы, связанные с добычей сланцевого газа в Соединённых Штатов. Однако, как говорят сами катарцы, эмират не собирается снижать объёмы поставок природного газа в Европу и Азию, несмотря на прогнозы появления на этих рынках дешёвого американского сланцевого газа, но делает полезные выводы. Тем не менее, энергетическая стратегия Катара претерпела на удивление мало изменений, и это, в частности, есть одно из свидетельств того, что перемены, которых ожидают от «сланцевой революции», могут оказаться не столь масштабными.

Особенностью Катара является то, что он, не имея в настоящее время газопроводов, полностью сконцентрировался на производстве сжиженного природного газа (СПГ). В настоящее время страна экспортирует официально около 80 млн тонн СПГ, имея для этого самый крупный в мире флот из специальных судов, флагманами которого являются газоперевозчики типа Q-max (270 тысяч тонн СПГ) и Q-flex. Благодаря этому эмират не зависит от стран-транзитеров, будучи в состоянии доставить газ в любую точку мира. Отсюда обширная география поставок – США, Южная Америка (Аргентина, Бразилия), Европа, Азия (Китай, Индия, Пакистан, Япония, Южная Корея, Малайзия). Катар строит терминалы или участвует в их строительстве по приемке своего СПГ по всему миру – от Адриатики до Бельгии, от американского побережья мексиканского Залива до Великобритании.

В связи с этим, эмират в последнее время заключил ряд долгосрочных весьма выгодных контрактов по экспорту сжиженного природного газа (СПГ). Так, например, только что японская энергетическая компания Tohoku Electric подписала соглашение о поставке сжиженного природного газа с катарского проекта Qatargas 3 в течение 15 лет, начиная с 2016 года, сообщило агентство Platts. В рамках контракта Tohoku Electric будет импортировать 60-90 тысяч тонн СПГ в год в период 2016-2018 годов и 180 тысяч тонн — в период 2019-2030 годов. Помимо этого с 1999 года Tohoku Electric покупает около 520 тысяч тонн СПГ с другого катарского проекта, срок поставок – 22 года.

Следует сказать, что проект Qatargas 3 включает работающий с ноября 2010 года завод по сжижению природного газа мощностью 7,8 миллиона тонн в год. СПГ транспортируется на другие рынки с помощью десяти судов объемом 210-266 тысяч тонн каждый. Участниками проекта являются Qatar Petroleum (68,5%), Conoco Phillips (30%) и Mitsui & Co. Ltd (1,5%).

Помимо этого, Катар близок к подписанию соглашения с Пакистаном о ежегодной поставке приблизительно 3,5 миллиона тонн сжиженного природного газа. Поставки на сумму до 2,5 миллиарда долларов в год должны начаться с 2015 года. В настоящее время спрос Пакистана на «голубое топливо» составляет 226,5 миллиона кубометров в день, что в два раза больше объема добываемого в стране газа.

В связи с этим Катар вот уже несколько лет является основным конкурентом российского «Газпрома», зачастую поставляя СПГ на традиционные российские рынки в ЕС (например в Италию). Именно он главный конкурент «Газпрома» и в Азии, создавая конкуренцию российскому СПГ с Сахалина и Дальнего Востока. При этом Доха может сильно демпинговать, чрезвычайно осложняя «Газпрому» сохранение высоких цен на газ на нынешнем уровне. Например, ряд европейских компаний требуют пересмотра цен на российский газ в сторону снижения, спекулируя именно катарским СПГ.

Совместно с катарцами Европа начинает робкие попытки наладить систему получения СПГ, что однако не так просто. Как сообщил венгерский президент Я.Адер, катарский сжиженный газ будет импортироваться в Европу благодаря новой инфраструктуре, которая находится на стадии реализации. Голубое топливо будут транспортировать из Персидского залива в Италию.

Другой опорой в плане реализации плана президента Венгрии должно стать использование регазификатора Хорватии, строящегося на острове Крк. Согласно проекту ЕС, оттуда сжиженный газ будет транспортироваться в Венгрию, Чехию, Словакию и Польшу по коридору «Север — Юг». В то же время в Свиноуйсьце строится первый в Польше терминал по приему сжиженного газа. Хорватский президент Иво Йосипович заявил, что благодаря политической стабильности Хорватия может играть важную роль в деле обеспечения энергетической безопасности в Европе, предоставив возможность диверсифицировать поставки газа. Другая возможность для диверсификации снабжения газом стран Центральной Европы связана со строительством регазификатора в Клайпеде, в Литве. Литовское правительство намерено импортировать сжиженный газ не только из Катара, но и из Норвегии, Египта и США.

Но не все так просто, и задача заменить российские энергоресурсы, например, катарскими является весьма сложной и требует значительного времени и огромных финансовых ресурсов. Прежде всего, требуется в Европе не планировать, а иметь уже современные терминалы по приему СПГ. А это удовольствие не дешевое, и в современных условиях, когда европейская экономика находиться не в лучшем состоянии, стоит вопрос: кто же возьмет на себя все эти расходы? Одному Катару, как бы богат он не был, это не под силу. Кроме того, эти терминалы будут находиться на европейской территории, и если Европа по каким бы то причинам откажется от импорта катарского СПГ, то эмират понесет огромные убытки.

Специалисты при этом отмечают, что ни один поставщик из третьей страны быстро заменить «Газпром» на европейском рынке не сможет. Хельге Лунд, глава норвежской компании Statoil, честно признал, что его компания не сможет «заместить поставки из России», хотя, разумеется, в краткосрочной перспективе, если потребуется, можно на небольшой срок слегка нарастить поставки в ЕС (напомним, Норвегия не является членом Евросоюза). Не сумеет этого сделать и Катар, поскольку имеющиеся в Евросоюзе мощности по приему сжиженного газа и так вполне загружены, а на создание новых требуется время — речь идет о годах, а не о неделях. Аналогична ситуация и с обещаниями США помочь европейским союзникам сжиженным сланцевым газом. В теории это возможно, но на практике просто нет технической возможности его «сгрузить» в Европе.

Вполне вероятно, что заявления катарского шейха поторопит руководителей России, и прежде всего «Газпрома», наладить с Катаром объединённую «газовую политику» на мировой арене. К тому же для этого есть и соответствующий орган – Форум стран-экспортёров газа (ФСЭГ), штаб-квартира которого расположена в Дохе, а ее Генеральным секретарем является представитель России Леонид Бохановский. Эта международная организация объединяет владельцев 73 процентов мировых запасов газа, обеспечивающих 42 процента его мировой добычи. И если проводить весьма взвешенную политику, то можно не конфликтовать и не прибегать к снижению цен, а, используя ФСЭГ, создать справедливый механизм распределения между собой мировых рынков газа.

И к этому есть все благоприятные условия. После успешного наступления террористической организации «Исламское государство Ирака и Леванта» в Ираке цена на «черное золото» поднялась почти на 5 долларов за баррель, и соответственно выросла газовая цена, которая рассчитывается на основе нефтяной. В условиях высоких цен, как известно, легче договориться и принять совместные решения на будущее.

topwar.ru

это драка за газ в Европе между Россией и Катаром

Перспектива падения режима Асада - в Европе появится газ из Катара.

Эксперты в области газа хорошо понимают - Асад, персидский вассал, никогда не пропустит через свою территорию недружественный Ирану катарский газопровод.

Как только к власти в Сирии придут сунниты, газопровод Катар-Саудовская Аравия-Иордания-Сирия-Турция будет немедленно построен.

Конечная цель этого маршрута - Южная и Центральная Европа.

Первой от этого пострадает Россия.

Европейцы играют в сложную игру со своим интересом.

Его имя - цена на газ в горелках европейцев.

Игроки - Россия и конкурирующие газопроводы, среди которых каспийский Баку-Эрзерум, который через Австрию движется на рынок Германии, североафриканский, Nabucco (Иран+Ирак) и, наконец, газопровод из Катара.

Именно с этой целью Катар затеял игру в войну с Ираном.

Сначала, если помните, был изолирован Иран - санкции и эмбарго на поставки нефти и газа, в результате чего добыча газа на совместном с Катаром месторождении Южный Парс существенно снизилась.

Затем последовал конфликт в Сирии, которая стоит на пути труб из Катара в Европу.

Конфликт, оплачиваемый Катаром.

Больше всех пострадает российская политика в области экспорта газа в Европу.

Катар имеет подтвержденные запасы природного газа в 25 трлн кубометров, что при нынешних темпах добычи хватит на 160 лет.

У катарского газа имеется существенное преимущество над российским - значительно более низкая себестоимость, что позволит Катару так снизить цены на газ в Европе, что тягаться с ним будет очень трудно.

И европейцы, несмотря на высокий и безупречный уровень обслуживания Газпромом своих контрактов в Европе, будут играть на понижение цены, размахивая катарским газом \"от Аль-Каиды\".

Таким образом, по мнению экспертов, тот факт, что Россия \"стоит\" за Сирию, объясняется тяжелыми последствиями, которые будет иметь для России поражение Асада.

В таком случае возникает вопрос - почему же Россия не сказала \"нет\" использованию Асадом химического оружия?

Не понимала, что, в конце концов, в эту проблему \"влезут\" американцы? Думали, что пронесет?

Но ведь здесь, на Ближнем Востоке, в разведке работают не дилетанты, а профессионалы - из США, Франции, Германии и Израиля.

И, как показывает время, Сноуденом ошибки Асада и его советников не прикроешь.

stop-news.com

ближневосточный кризис с Катаром в центре

Скандал с ближневосточными королевскими домами может очень сильно сказаться на экспорте углеводородов, который является экономической опорой большинства государств Персидского залива

Начало лета 2017 года ознаменовалось новым ближневосточным кризисом, способным серьезно повлиять на весь мировой рынок углеводородов. 5 июня Саудовская Аравия, Египет, Йемен, Бахрейн, ОАЭ, Ливия, Мальдивы и Маврикий объявили о разрыве дипотношений с Катаром. Мавритания, Коморские острова, Иордания и Джибути понизили уровень диппредставительства в Дохе.

Истинные причины столь резкого изменения отношения соседей к этому небольшому ближневосточному королевству пока остаются загадкой, но формально разрыв дипломатических связей объяснили поддержкой Катаром терроризма и экстремистской идеологии, а также враждебной политикой Дохи и ее вмешательством в дела арабских государств. Полную абсурдность происходящему в Персидском заливе придали и заявления президента США Дональда Трампа, который 10 июня сообщил журналистам, что «народ Катара, к сожалению, исторически был источником финансирования терроризма на очень высоком уровне», - цитировало Трампа агентство Reuters. Он признался, что решил лично призвать Катар прекратить финансирование террористических группировок.

Ранее высокопоставленный чиновник Белого дома сообщал, что США во время визита Трампа не получали сигналов от саудовцев или представителей ОАЭ о намерении разорвать отношения с Катаром. Более того, Трамп говорил, что считает Саудовскую Аравию и Катар самыми близкими союзниками Соединенных Штатов в регионе даже после того, как арабские страны разорвали отношения с Катаром.

Пикантность ситуации придает то, что в Катаре находится крупнейшая в регионе американская авиабаза Al Udeid, где размещены более 11 тыс. военнослужащих США. Согласно оценке командования ВВС США, Катар за последние 10 лет вложил в инфраструктуру базы более $1 млрд. Получается, что Вашингтон не знал о «пагубных наклонностях» Дохи, пользовался финансовой помощью Катара и обеспечивал безопасность «пособника террористов».

Если абстрагироваться от политики, скандал с ближневосточными королевскими домами может очень сильно сказаться на экспорте углеводородов, который является экономической опорой большинства государств Персидского залива.

Королевство газа

Стоит отметить, что нефтегазовая отрасль Катара, как и Саудовской Аравии, обеспечивает большую часть государственных доходов страны. Однако если Эр-Рияд по праву считается королевством нефти, то Катар – это газовая монархия. Ее запасы составляют 26 трлн м3, или 13% мировых запасов. Катар делит с Ираном одно из крупнейших в мире месторождений голубого топлива, в Тегеране его называют «Южный Парс», а в Дохе – Северное. По добыче газа Катар занимает 4-е место в мире после США, России и Ирана и является главным экспортером сжиженного природного газа (СПГ), продавая ежегодно около 110 млрд м3. Основные потребители катарского СПГ – Япония, Южная Корея, Китай и Великобритания. Еще 15 млрд м3 идут по трубопроводу Dolphin в ОАЭ, которые, несмотря на газовую артерию, предпочли не перечить Эр-Рияду, разорвав дипотношения с Катаром.

Помимо собственного экспорта, катарские газовозы обеспечивают своповые поставки СПГ по всему миру. В случае серьезных проблем с газовой отраслью страны пострадают не только непосредственные потребители, но и другие поставщики.

Российские эксперты пока не выработали единой позиции по поводу кризиса. Большинство отмечает, что в случае эскалации конфликта Саудовской Аравии и Катара больше всего пострадает рынок СПГ, что даст дополнительные возможности для развития российских заводов СПГ и газопроводных проектов.

Саудовцы перебили катарскую ставку

Доцент Института общественных наук РАНХиГС Сергей Демиденко уверен, что конфликт вряд ли получит серьезное продолжение, поскольку у Катара есть значительные лоббистские позиции в ЕС и США: «Участие в этом конфликте глобальных международных сил является гарантией того, что в горячую фазу противостояние Катара и Саудовской Аравии не перейдет», – заявил эксперт в интервью «НиК».

Он рассказал, что отношения Саудовской Аравии с Катаром начали ухудшаться с 2010 года, когда началась «арабская весна».

«В 2010 году Катар бросил политический вызов Саудовской Аравии, особенно ярко это видно на примере Египта и Сирии. Доха инвестировала в режим Мурси и в организацию «Братья мусульмане» в Египте $4,5 млрд. Эр-Рияд, в свою очередь, вложил $12,5 млрд в режим ас-Сиси, который сверг Мурси, и партию «Ан-Нур». Во главе национальной коалиции оппозиционных сил Сирии – то катарский ставленник, то саудовский. Между государствами постоянно шла латентная война за политическое влияние. Однако Доха переоценила свои возможности. Саудовцы и в Сирии, и в Египте перебили катарскую ставку», – пояснил Демиденко.

При этом эксперт отметил, что у Катара нет хороших отношений с Ираном: «У них есть экономические интересы. Но они не любят иранских шиитов, как и все ваххабиты».

Что же касается влияния США на отношения двух государств, то, по мнению Демиденко, сейчас оно не определяет политику стран Персидского залива.

«Саудовский принц Аль-Валид бин Талал инвестировал в США за 10 лет $120 млрд. Скорее всего, имеет место взаимопроникновение элит. И кто на кого и в какой мере влияет, сказать сложно», – указал эксперт.

Он не считает, что конфликт как-то скажется на газовом рынке.

«На рынке газа этот конфликт может серьезно сказаться лишь в том случае, если он выльется в войну, но до этого не дойдет. Разрыв Дохи с Эр-Риядом останется на уровне дипломатических блокад, обид и посылания взаимных проклятий. К тому же СПГ, производством которого в основном и занимается Катар, – это очень мобильный ресурс. Его можно перенаправлять с одного рынка на другой, поэтому Саудовская Аравия и все ее сателлиты в регионе вряд ли смогут помешать катарскому экспорту. Рынок может отреагировать только с психологической точки зрения», – заявил Сергей Демиденко.

Экономическая подоплека конфликта существует

Замдиректора аналитического департамента «Альпари» Анна Кокорева, напротив, считает, что вероятность эскалации конфликта существует.

«Разрыв дипотношений – очень серьезный конфликт. Не совсем понятно, каким образом Катар будет доказывать странам, разорвавшим с ним отношения, что он не связан с терроризмом. За короткий период времени эти проблемы не решатся, и есть вероятность, что кризис в регионе будет усиливаться», – заявила эксперт в интервью «НиК».

По ее мнению, в конфликте присутствует экономическая составляющая, но подается он как чисто политический – связь с терроризмом.

«О том, что через Катар идут финансовые потоки для поддержки терроризма, все знали и раньше. Но почему именно сейчас это привело к кризису, неизвестно. Можно предположить, что, скорее всего, у конфликта Саудовской Аравии с Катаром есть некая иная подоплека, о которой мы, возможно, узнаем потом», – заметила Кокорева.

Она отметила, что Катар имеет большой вес в ОПЕК и позиция этой страны оказывает серьезное влияние на членов организации экспортеров нефти: «Влияние Дохи на сделку по сокращению добычи было существенным. И сейчас еще присутствуют риски того, что Катар может выйти из соглашения и оно развалится».

Аналитик считает, что для России эскалация конфликта Эр-Рияда с Дохой может иметь позитивный момент: «Катар – лидер на рынке СПГ, России до лидерских позиций по экспорту сжиженного газа очень далеко. Ослабление конкурента может положительно сказаться на российских компаниях, которые занимаются экспортом этого энергоресурса, например НОВАТЭКе. Россия только выиграет».

Газ будет дорожать

Директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев напомнил, что Катар был локомотивом договора о сокращении добычи ОПЕК.

«Саудовская Аравия – ближайший союзник США в регионе. Саудовцы решились на открытый конфликт с Катаром, потому что они надеются на поддержку американцев. Американцы же, одобряя политику Эр-Рияда, видимо, ожидают увеличение объема добычи черного золота. Значит, Трампу пока нужна дешевая нефть. Не стоит забывать, что любая «заваруха» в районе Персидского залива, особенно Ормузского пролива, автоматически приведет к подорожанию углеводородного сырья. Нефть и газ из региона везут супертанкерами», – заметил эксперт в интервью «НиК».

Срыв поставок катарского СПГ, конечно, увеличит привлекательность российских газопроводных проектов, но сразу заменить поставки этого сжиженного газа не удастся.

«Россия не сможет быстро нарастить поставки газа, например, в Японию. Это невозможно. Если на рынке нефти конфликт Катара и Саудовской Аравии вначале может привести к удешевлению сырья, а потом к подорожанию, то газ будет только дорожать, поскольку Катар – главный поставщик СПГ в мире», – указал Дмитрий Журавлев.

В отношении возможной позиции России эксперт отметил, что пока неизвестно, какую тактику выберет РФ.

«Две разные тактики – сдерживание конфликта либо пассивное наблюдение за ним – имеют для нашей страны плюсы и минусы. Но в конечном итоге России важно, чтобы цены на нефть повысились», – заявил директор Института региональных проблем.

Борьба за влияние

Несмотря на заявление президента США, среди западных стран нет единства относительно конфликта. Министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон призвал соседние с Катаром государства ослабить введенную в отношении этой страны дипломатическую и экономическую блокаду.

«Я обеспокоен жесткими мерами, которые Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет и Бахрейн предприняли против важного партнера, и настоятельно призываю их ослабить блокаду Катара. Я призываю все страны предпринять немедленные шаги к деэскалации конфликта и поиску быстрого решения путем посредничества», – заявил Джонсон.

Позицию Туманного Альбиона можно понять: Великобритания построила в Катаре СПГ-завод и активно пользуется сжиженным газом, поэтому ей невыгодны экономические проблемы. Вашингтон, наоборот, нуждается в развитии и окупаемости своих СПГ-проектов, а для этого необходимо ограничить катарский экспорт. Поэтому в ближайшее время можно прогнозировать длительную лоббистскую борьбу.

nangs.org

Как разрыв отношений с Катаром повлияет на цены на нефть и газ? | Политика | ИноСМИ

Цены на нефть на мировых рынках устремились вверх на фоне возросшей напряженности на Ближнем Востоке после того, как ряд арабских стран приняли решение разорвать дипломатические отношения с Катаром. Нефтяной и газовый рынки осторожно отреагировали на ситуацию вокруг Катара, поскольку эмират является крупнейшим производителем сжиженного природного газа в мире.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет приняли решение разорвать дипломатические отношения с Катаром, что вызвало рост цен на нефть и колебания на фондовых рынках. Вот последствия, часть из которых приводит Wall Street Journal.

Реакции

Реакцию на нефтяном рынке отражает тот факт, что Катар хоть и входит в ОПЕК, но не является крупным нефтепроизводителем. В апреле он добывал 618 тысяч баррелей в день, что составляет около 2% от совокупной добычи.

Al Arabiya06.06.2017Financial Times06.06.2017Essada01.06.2017Кроме того, это небольшое государство считается важнейшим игроком на газовом рынке и является крупнейшим экспортером сжиженного природного газа в в мире. В 2016 году Доха экспортировала 77,2 миллиона тонн газа, что эквивалентно одной трети всех мировых поставок.

Большинство поставок катарского газа поступает из обширного газового месторождения, находящегося в Персидском заливе. В соответствии с годовым отчетом BP Россия и Иран обладают большими запасами газа, чем Катар.

Пока нет никаких признаков, влияющих на поставку Катаром газа на мировые рынки после того, как арабские страны разорвали отношения с Дохой.

Крупные газовые клиенты Катара, расположенные в Азии, — это Япония, которая импортирует 15% газа из Дохи, а также Китай и Индия, в то время как страны Ближнего Востока покупают у Катара менее 5% от суммарного экспорта природного газа.

Отложенный эффект

 

Японская компания Jera Co, являющаяся крупнейшим импортером сжиженного природного газа в мире, заявила, что получила гарантии от Qatargas в том, что последние события никак не повлияют на поставки.

Компания пояснила, что пока еще нет никаких последствий, но она будет внимательно наблюдать за геополитической ситуацией в регионе. По контракту компания Qatargas обязалась поставлять около 8 миллионов тонн сжиженного природного газа в год для Jera Co.

Цены на природный газ часто определяют долгосрочные контракты между потребителями и экспортерами. Изменения цен на нефть в последние годы связаны с увеличением объема поставок на мировой газовый рынок.

РИА Новости30.11.2016Аналитики считают, что разрыв дипломатических отношений между арабскими странами и Катаром не будет иметь непосредственное влияние на ведущих потребителей энергоресурсов, но если произойдут другие события, то цены на нефть могут начать расти, что также повлияет на цены на газ.

Несмотря на то, что Катар не является крупным производителем нефти, есть опасения, что эскалация политической напряженности, особенно между Катаром и Саудовской Аравией, приведет к отказу эмирата от поддержки текущих соглашений ОПЕК о снижении добычи нефти, которое было продлено еще на 9 месяцев, до конца первого квартала 2018 года.

Но некоторые эксперты, вероятно, не обратили внимание на небольшую долю Катара в соглашении. Катар обязался урезать производство всего лишь на 30 тысяч баррелей в день.

Однако аналитики считают, что ценой разрыва отношений с Катаром может стать увеличение темпов добычи нефти Дохой, которая откажется соблюдать соглашение по сокращению производства. Этот шаг, возможно, подтолкнет другие страны ОПЕК к защите своей доли рынка и увеличению производства, что в свою очередь приведет к краху соглашения по снижению добычи нефти.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Политика Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

"Били по Катару - ударили по полякам". Не знаю, что побудило российских "аналитиков" считать, что бойкот странами Персидского залива крупнейшего поставщика СПГ отразится на заработках Польши и Украины. Но кто-то уверен, что дипломатическая блокада Дохи скажется на росте российского присутствия в Европе и Азии.

Польша и катарский газНачать стоит с того, что Польша (как и многие европейские государства) закупает у Катара СПГ (сжиженный природный газ) для собственного потребления, а также мечтает о том, чтобы перепродавать этот газ по всему ЕС, став заменой российским поставкам природного газа. Считается также, что и Украина отхватит кусок от этого реэкспорта. Именно по этой причине поляки всеми правдами и неправдами пытаются противостоять строительству второй ветки нашего Северного потока. Получается плохо, потому что законных оснований для прекращения строительства нет. Морской участок не попадает под европейские конвенции, а на суше у Газпрома мощные европейские партнеры (в том числе, немецкие, а немцы в таких вопросах, сами понимаете, авторитетнее всех авторитетов).

Кроме того, мощности, которыми располагает польский завод по приему СПГ, позволяют принимать всего 7,5 млрд кубометров газа (5,4 млн тонн СПГ). Потребность Европы в газе - около 500 миллиардов кубометров, Россия поставляет примерно 160 млрд кубометров. То есть при всем желании полякам будет крайне сложно заменить российских поставщиков. То же самое с ценой. Катарский газ - дорогая игрушка, которая обходится на 70% дороже, чем российский природный газ. А если учесть, что перепродавать газ будут с наценкой, то ни о какой выгоде не может быть и речи.

Газовые "гиганты" из Польши не смогут дать ни объема, ни цены. О какой конкуренции речь - непонятно.

В Европу Катар в 2016 году поставил 17,9 млн т (около 25 миллиардов кубометров): крупнейшим покупателем стала Великобритания - 7,3 млн т, Франция - 0,5 млн т, Турция - 0,68 млн т, Италия - 4,14 млн т. Основным же покупателем газа остается Азия.

Катар и блокадаДействия Саудовской Аравии и ее союзников против Катара не смогут физически воспрепятствовать поставкам катарской нефти и газа их заказчикам. Катар поставляет энергоресурсы морским путем, и даже если Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн закроют для них свои воды, Катарские суда смогут достигать Персидского залива через территориальные воды Катара, Ирана и Омана. Существует только один минимальный риск: если Египет закроет для катарских перевозчиков Суэцкий канал, то поставки в Европу будут затруднены. Но это почти невозможно, так как все проливы попадают под действия договоренностей и Суэцкий канал не исключение: Константинопольский договор от 1888 года обеспечивает вечный нейтралитет канала в мирное и военное время.

В целом Египет проигрывает от бойкота Катара больше других: доля катарских поставок в структуре газового импорта Египта составила 84%, электростанции на природном газе генерируют порядка 80% вырабатываемого Египтом электричества, и импорт из Катара необходим для бесперебойной подачи света. Стоят ли "Братья-мусульмане", которых боится Каир и финансирует Катар, таких рисков?

Катар и ИранВот что теперь будет происходить между этими странами, которые никогда не были по одну сторону - другой вопрос. Хоть "русские хакеры" и разместили "фейковое обращение" о поддержке Катаром Ирана, реальные взаимодействия Дохи и Тегерана запутаны и совсем не однозначны. У них, например, есть общее газовое месторождение.

Но Катар во всех войнах региона поддерживает противоборствующую Ирану сторону. С другой стороны, Иран теперь - единственный способ Катара продолжать свои морские поставки. И не исключено, что отказавшись от Катара, Саудовская Аравия и ее партнеры рискуют: дружбы между Ираном и Катаром, конечно, не случится, но деловое партнерство вполне реально.

Кто проиграет? Проиграют сами страны, организовавшие бойкот, а также те, кто не любит Иран и его ядерную программу.

Россия и КатарКроме решения очередной сложной задачи о нравах Востока и обвинениях в "хакерстве" Россия вряд ли ощутит на себе последствий персидского кризиса. Ни положительных, ни отрицательных моментов для нас в этой истории нет. Есть просто несколько задачек: кто, как и почему придумал бойкотировать Катар, а также новая сложившаяся действительность, в которой придется и дальше сотрудничать со странами Ближнего и Среднего Востока.

Краткосрочные изменения цен на нефть не окажут существенного влияния на бюджет, акции Роснефти и вовсе пошли немного вверх после сообщений о кризисе дипломатии. Вот если Катару перекроют каналы поставок газа - тогда да, можно будет вести разговор о том, что кто-то пострадает, а кто-то неплохо наживется. также станет немного грустно, если Катар выйдет из ОПЕК и откажется от соглашений об ограничении добычи (тогда нефть пойдет вниз). Сейчас же потеряют все участники разрыва отношений, и, возможно, уже скоро Катар сможет откупиться и восстановить прежний статус.

newsland.com

Катар | Нефтянка | Страница 2

В результате переговоров в Катаре Россия, Саудовская Аравия, Венесуэла и Катар договорились заморозить добычу нефти на уровнях по состоянию на 11 января 2016 г. Правда, только в том случае, если их поддержат остальные производители. Идея принадлежит министру нефтяной промышленности Венесуэлы Эулохио дель Пино, который предложил сохранить добычу на достигнутом уровне, что позволит спросу догнать предложение. ОПЕК надеется на рост спроса в феврале на 1,25 млн баррелей до 94,21 млн баррелей в сутки. По сравнению с июньским пиком прошлого года картель уже сократил добычу на 400 тыс. баррелей в сутки, только за декабрь снижение составило 210 тыс. баррелей в сутки.

В свою очередь, ОПЕК заявляет о готовности сотрудничать с другими странами по сокращению объемов добычи нефти с целью стабилизации мирового рынка. По словам министра энергетики ОАЭ аль Мазруи, из-за снижения уровня инвестиций производство углеводородов неизбежно будет падать, а цены должны вырасти, поэтому он с оптимизмом смотрит на дальнейшее развитие ситуации на рынке. На наших глазах разворачивается глобальная партия в шахматы, где на доске определяется будущее лидеров нефтегазового бизнеса с их дорогостоящими проектами, а также темпы разработки сланцевых запасов и динамика роста возобновляемой энергетики.  

В одной из последних публикаций, посвященных нефтяному рынку, Financial Times поставила под сомнение дальнейшие перспективы существующей бизнес-модели мэйджеров. На фоне существенного сокращения доходов BP, Chevron, Exxon балансируют на тонкой грани, определяющей дальнейшее развитие отрасли: инвестировать ли в добычу или выплачивать максимальные дивиденды своим акционерам пока это еще возможно.

Падение доходов крупнейших мировых нефтегазовых компаний

По данным Morgan Stanley, в этом году может быть принято решение о реализации по всему миру лишь 9 из более чем 230 проектов, ожидающих принятия инвестиционного решения. Среди них вторая фаза глубоководного проекта Mad Dog в Мексиканском заливе (оператор BP) стоимостью в 10 млрд долларов, а также планы Eni по разработке недавно открытых и многообещающих запасов газового месторождения Zohr на средиземноморском шельфе Египта. На общем фоне выделяется французская Total, заявившая, что не будет в этом году принимать решения ни по одному добывающему проекту. На сегодняшний день заморожено порядка 400 млрд долларов инвестиций в нефтегазовые проекты. Continue reading →

neftianka.ru

Катар спасет сжиженный газ?

Катар уже во вторник почувствовал полную силу последствий арабских штрафных мер. Всего через несколько часов после их объявления, индекс фондового рынка в Дохе упал более чем на 7%, до самого низкого уровня с 2009 года. Все авиакомпании в Персидском заливе, в том числе Emirates, Gulf Air и Etihad Airways, отменили свои рейсы в Катар. Граждане Катара не пострадали, заявляли в Дохе в понедельник. Во вторник эти граждане опустошили полки супермаркетов. Забирали в первую очередь продукты питания.

Шлагбаум опускается

Подозрительность катарцев понятна. Эмират просто купается в деньгах, но он в значительной степени зависит от внешней торговли. Почти 90% всех продуктов питания — это импорт. Местные газеты сообщили, что жители массово скупают рис, молоко и яйца. В социальных сетях появились фотографии опустошенных полок супермаркетов, газеты сообщали о панических закупках и напряженной борьбе за последние оставшиеся бутылки воды. Расположенный в Дохе телеканал al-Jazeera, который был заблокирован в Саудовской Аравии и ОАЭ, сообщил, что Эр-Рияд закрыл границу с Катаром. Через нее поступают почти все продукты питания, прежде всего, мясные [продукты].

Если в стране на самом деле появится дефицит, то в первую очередь пострадают отнюдь не богатые граждане Катара, а иностранные рабочие, которые составляют 90% из примерно 2,4 миллионов человек. Иностранцы обеспокоены. Пока будут найдены новые транспортные маршруты, могут пройти недели. Теоретически можно предположить, что корабли пойдут в Доху через иранские воды. Однако, следует помнить, что таким образом можно толкнуть катарцев прямо в руки тегеранских теократов. Катар и без того поддерживает прагматические отношения с Ираном и не согласился с агрессивной риторикой Эр-Рияда. Иранцы, в свою очередь, увидели свой шанс. Информационное агентство Fars в понедельник цитировало президента Альянса экспорта сельскохозяйственной продукции Реза Нурани, который заявил, что корабли с продовольствием из Ирана могут прибыть в Катар в течение двенадцати часов.

Кому много дано, с того много спросят

Кроме того, риал, национальная валюта, оказался под сильным давлением. В понедельник за доллар в Дохе можно было получить 3,65 риала, что является самым низким обменным курсом с июня 2016 года. Центральный банк Катара привязал риал к доллару и будет использовать свои валютные резервы, чтобы курс не снизился еще больше. У катарских банков не так много пространства для маневра: в марте сумма их иностранных обязательств составила 124 миллиарда долларов США. Несколько банков в Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейне очень вяло обрабатывают заявки из Катара, а центральный банк Саудовской Аравии приказал банкам в стране не проводить больше никаких операций с катарскими банками в катарских риалах.

Международные последствия кризиса пока удается удерживать в рамках. Цена барреля нефти Brent незначительно выросла в понедельник, но затем упала во вторник ниже критической отметки в 50 долларов и во второй половине дня составила 49 долларов 24 цента. Но, что касается нефти, Катар в любом случае не является крупным игроком на мировом рынке. Хотя эмират и является членом ОПЕК, но он производит только около 600 тысяч баррелей в день, примерно 2% объемов ОПЕК. Сильным Катар делает газ. Ни одна страна не экспортирует больше СПГ, доля на мировом рынке составляет 30%. Прибыль от этого бизнеса позволила не только накопить солидные валютные резервы, она также наполнила государственные фонды до внушительных 335 миллиардов долларов США.

Международная сеть

Катарцы всегда щедро инвестировали. В VW госфонд является крупнейшим акционером, с инвестициями на сумму около 11,6 миллиарда долларов США, или 17% от общего объема. В Deutsche Bank у катарцев 6%, доля в Credit Suisse только что была увеличена до 5,01%. У катарцев есть доли в Роснефти, SolarWorld, Glencore и Barclays, они инвестировали в лондонский универмаг Harrods и ювелирный магазин Tiffany's. Ни одна из этих компаний не хочет эскалации. Они безусловно дадут понять это арабским государствам.

Большой вопрос в том, как штрафные меры арабов повлияют на торговлю СПГ. Но, похоже, в западных финансовых центрах нет особой тревоги по этому поводу. Около половины экспорта уходит в Японию, Южную Корею и Индию, европейский рынок составляет одну треть. Если катарские корабли смогут и дальше пересекать Ормузский пролив, маленькая страна-изгой в Персидском заливе сможет сохранить главный источник дохода.

geo-politica.info