Германия и ЕС больше зависят от российского газа, чем от нефти. Нефть газ россия ес


Германия и ЕС больше зависят от российского газа, чем от нефти | Экономика в Германии и мире: новости и аналитика | DW

В Евросоюзе - и особенно в Германии - на фоне крымского кризиса набирает обороты дискуссия о зависимости ЕС от поставок российских энергоносителей. Ее весьма обострила Ангела Меркель (Angela Merkel), заявившая 27 марта, что "произойдет переоценка всей энергетической политики". При этом канцлер ФРГ, несомненно, имела в виду не только собственное правительство в Берлине, но и Брюссель.

Треть нефти и газа идут из России

В Германии пересмотр энергетической политики и так назрел, поскольку действующий с 2000 года закон о возобновляемой энергии (EEG), обеспечивающий "зеленому" электричеству крупномасштабные субсидии и приоритет в немецких энергосетях, привел к целому ряду диспропорций и перегибов в отрасли. Исправление совершенных ошибок потребует огромных усилий различных ведомств, поэтому дальнейшее осуществление так называемого "энергетического поворота" еще в конце прошлого года, до всех событий на Украине, было провозглашено одной из ключевых задач нового правительства Германии.

Конечная точка газопровода "Северный поток" в Германии

Теперь решать эту задачу придется в совершенно новой внешнеполитической обстановке, на ходу корректируя концепцию реформ, утверждение которой было намечено на начало апреля. Исходная ситуация такова: согласно свежим данным Федерального статистического ведомства (Destatis), в 2013 году Россия обеспечила 31 процент немецкого импорта природного газа и нефти. На эти два энергоносителя пришлось 72 процента всех российских поставок в Германию на общую сумму в 40,4 миллиарда евро. Таким образом, выручка "Газпрома" и российских нефтяных компаний на одном только немецком рынке составила в прошлом году порядка 29 миллиардов евро.

Одновременно от 27 до 31 процента природного газа (указываемые различными источниками цифры зачастую сильно расходятся) и до 35 процентов нефти, потребляемых во всем Евросоюзе, поступают из России. ЕС является крупнейшим в мире потребителем газа, сюда идут около 70 процентов экспортируемого российского голубого топлива.

Всего же экспорт газа обеспечил России в 2012 году, по подсчетам гамбургской консалтинговой фирмы Energy Comment, суммарный доход в 68 миллиардов долларов. В 2013 году поставки в страны ЕС выросли на 21 процент, так что можно исходить из того, что европейцы заплатили существенно больше 50 миллиардов долларов.

Поставки не прерывались даже в разгар холодной войны

Сможет ли "Газпром" выжить без подобных доходов? А в состоянии ли Германия и Евросоюз обойтись без российского газа? Вопросы эти носят чисто теоретический характер, поскольку последствия гипотетической "газовой войны" в условиях столь высокой взаимной зависимости просчитать практически невозможно.

Тех, кто опасается, что Москва может "перекрыть газовую трубу", успокаивает вице-канцлер и министр экономики Германии Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel): "Даже в самые мрачные времена холодной войны Россия выполняла свои договорные обязательства". Тех, кто, наоборот, надеется с помощью бойкота российского газа оказать давление на президента РФ Владимира Путина, разочаровывает канцлер Ангела Меркель. Она напомнила, что для снижения зависимости от России нужна соответствующая инфраструктура, которой "в данный момент во многих местах еще нет в той мере, в какой нам это было бы необходимо".

Ангела Меркель и канадский премьер Стивен Харпер 27 марта в Берлине

В этом высказывании ключевые слова, безусловно, "в данный момент". Весьма показательно, что канцлер произнесла их на встрече в Берлине с премьер-министром Канады Стивеном Харпером, предложившем Германии поставки нефти и газа. Напомним, что крупнейший немецкий импортер российского газа E.on еще в июне 2013 года заключил первый крупный контракт на покупку канадского сжиженного природного газа (СПГ).

В среднесрочной перспективе (3-5 лет) диверсификация источников СПГ станет одним из главных способов снижения зависимости Германии и Евросоюза от российского газа. Новыми поставщиками могут стать не только Канада и США, но и целый ряд африканских стран. К тому же намечается начало трубопроводных поставок из Каспийского региона и увеличение закупок в Норвегии. Правда, норвежский министр нефти и энергетики Торд Льен предупреждает, что к 2020 году его страна сможет увеличить добычу газа с нынешних 110 миллиардов кубометров всего лишь до 130 миллиардов.

Снижение зависимости без резких движений

Но едва ли не самые большие возможности открывает возобновляемая энергетика, концепцией дальнейшего развития которой в эти дни как раз и занимается правительство ФРГ. Широкое использование ветра и солнца уже способствовало тому, что доля газа в производстве электроэнергии упала в Германии до 10 процентов. Так что сегодня голубое топливо требуется главным образом для производства тепла. По мере перевода и этой сферы на регенеративные источники потребность в природном газе будет существенно снижаться.

Впрочем, некоторые эксперты отмечают, что немцы и в целом европейцы чересчур зациклены в настоящий момент на поставках российского газа и слишком мало внимания обращают на закупки российской нефти. А ведь для бюджета РФ ключевое значение имеет именно торговля "черным золотом". По данным консалтинговой фирмы Energy Comment, выручка России от продажи сырой нефти и нефтепродуктов составила в 2012 году около 290 миллиардов долларов, что в четыре с лишним раза больше доходов от экспорта газа.

Именно в нефтяной сфере, полагают специалисты, Россия в случае санкций или эмбарго Запада и окажется наиболее уязвимой. В то же время Европа благодаря высокоразвитому мировому рынку нефти и разветвленной инфраструктуре по приему "черного золота" в принципе будет в состоянии покрыть свои потребности из других источников, пусть и по более высоким (но в нынешней ситуации вряд ли астрономически высоким) ценам.

Тем не менее, специалисты предупреждают, что без российских энергоносителей Евросоюз в данный момент обойтись не может. Поэтому можно исходить из того, что Германия и Евросоюз в ближайшие годы будут снижать свою зависимость от российских энергоносителей постепенно, без резких движений, хотя и достаточно последовательно. А также из того, что производители из многих стран попытаются сейчас воспользоваться открывающимися новыми возможностями для расширения поставок нефти и газа в Европу.

www.dw.com

Торговая война США и ЕС: побеждает русский газ

Действительно ли Европа готова существенно увеличить объёмы закупок СПГ из США даже в ущерб собственной экономике? И способны ли США нарастить поставки на европейский рынок в кратчайшие сроки?

Заметим, что ещё за два месяца до встречи в Вашингтоне, 17 мая, Европейская комиссия предлагала руководству стран ЕС принять решение об увеличении газового импорта из США. По мнению Еврокомиссии, это помогло бы избежать введения заградительных пошлин на сталь и алюминий, реализация которых в отношении целого ряда производителей на тот момент пока ещё была отсрочена. Очевидно, подобные уговоры не увенчались особым успехом, и 31 мая президент США всё же расширил действие "защитных" тарифов на своих ближайших союзников – страны ЕС, Канаду и Мексику. Европейцы теперь должны платить дополнительные 25-процентные пошлины на импорт стали и 10-процентные – на поставки алюминия в Соединенные Штаты и при этом экспортировать всё больше американского СПГ (даже если это им не слишком выгодно с рыночной точки зрения). Возможно, с "новобранцами" ЕС подобный фокус ещё может иметь некоторые надежды на успех, а вот со "старыми" европейцами – вряд ли. Впрочем, обратимся к фактам. 

Как известно, потребности континента в голубом топливе постоянно растут, в то время как собственная добыча столь же неуклонно снижается.

Однако всё более явственный призрак "газового голода" лишь усиливает прагматичность европейцев. По оценкам западных экспертов (Bloomberg, Platts), сочетанием жёсткой политики протекционизма и попыток задействовать нерыночные механизмы для стимулирования собственного экспорта энергоносителей, Вашингтон лишь подталкивает Европу к увеличению закупок российского газа. Последний, кстати, уже обеспечивает около трети европейского газового баланса. Фактически же эта доля гораздо больше.

Бесстрастная статистика свидетельствует: несмотря на регулярное продление экономических санкций и громкие политические заявления о необходимости дальнейшего "сдерживания" России, спрос на отечественное "голубое топливо" в Европе продолжает расти. Увеличение объёмов его импорта по итогам 2017 г. во многом объясняет "неожиданные" призывы лидеров ряда европейских государств нормализовать взаимоотношения с Россией, которыми была отмечена вся первая половина 2018-го.

Западные эксперты (Platts) констатируют более чем 7-процентное увеличение закупок российского газа в 2017 г. по сравнению с предыдущим годом. Причем обратную тенденцию продемонстрировали только семь стран.

Заметим, что сам "Газпром" оценивает свои прошлогодние успехи гораздо скромнее (194,4 млрд кубометров и 6-процентный прирост по сравнению с 2016-м), зато отмечает увеличение своей доли в обеспечении Европы газом до 34,2% (+1,1%).Кстати, снижение импорта российского газа не помешало Италии, Великобритании и Польше сохранить свои позиции в десятке лидеров по его закупкам, а по совокупному его потреблению (50,5 млрд кубометров) почти догнать Германию.

В западных отраслевых медиа обращается особое внимание на поступательный рост российского газового экспорта в Германию и Турцию. Это считается весомым доказательством укрепления позиций "Газпрома" на флангах Европы в преддверии реализации проектов "Северный поток 2" и "Турецкий поток". Обнадеживающим представляется и увеличение объёмов, закупаемых Францией (+800 млн кубометров в течение года). Абсолютные цифры наглядно свидетельствуют о росте спроса на "голубое топливо" из России во всех европейских регионах, однако ещё более любопытную картину (и богатую почву для размышлений) даёт анализ темпов развития этого процесса.

Абсолютным рекордсменом по данному показателю в прошлом году стала... Литва. И это – несмотря на все громкие заявления о достижении полной "энергетической независимости" благодаря плавучему СПГ-терминалу в Клайпеде, на котором в 2017 г. с большой торжественностью были приняты аж два танкера из США (около 192,6 млн кубометров). С учётом того, что одновременно более чем на треть свои закупки российского газа нарастили Эстония и Латвия, проект "независимого" от России энергетического хаба в Прибалтике можно считать если не окончательно похороненным, то основательно замороженным.

Второе место в почётном рейтинге самых активных покупателей заняла Австрия, увеличившая объёмы импорта сразу в 1,5 раза. Неудивительно, что уже в январе 2018 г. австрийский канцлер С. Курц предложил "поэтапное" снятия санкций с РФ, а чуть позже президент республики А. Ван дер Белен заявил об экономической нецелесообразности экспорта американского СПГ. Подход вполне деловой: после ввода в эксплуатацию "Турецкого потока" именно Австрия имеет все шансы стать главным распределительным центром для российского газа в Центральной Европе.

В среднем на четверть нарастили закупки российского газа Чехия и Словакия. Как видим, двойственная позиция официальной Праги по отношению к антироссийским санкциям (президент Милош Земан последовательно выступает за их отмену, а правительство – столь же последовательно голосует за их продление) не мешает значительному увеличению доли русского газа в национальном энергетическом балансе. Что же касается официальной Братиславы, то наращивание закупок "голубого топлива" позволяет ей не только поддерживать динамичный рост ВВП (почти в три раза выше, чем в среднем по Еврозоне), но и неплохо зарабатывать на реэкспорте его излишков – главным образом на Украину.

Нидерланды вынуждены были пойти на существенное увеличение газового импорта из-за снижения собственной добычи. В частности, объёмы производства на "домашнем" месторождении Гронинген с 2015 по 2017 г. были сокращены почти в четыре раза (с 45 до 12 млрд кубометров в год), а к 2030 г. предполагается полностью прекратить его эксплуатацию. Учитывая снижение добычи (хотя и более умеренное) на других месторождениях Северного моря, повышаются риски возникновения дефицита как на энергорынке королевства, так и в целом в северо-западной Европе. Судя по активности поставок заокеанского СПГ (один танкер в прошлом году и ещё один за всё первое полугодие текущего) можно ожидать, что прагматичные голландцы будут и дальше расширять закупки российского трубопроводного газа. В среднесрочной же перспективе к нему может присоединиться и сжиженный – за счёт использования терминалов порта Зеебрюгге в соседней Бельгии для перевалки СПГ с Ямала.

Особо стоит отметить востребованность российского газа на юго-востоке Европы. Наряду со значительным приростом поставок в Сербию, Боснию и Герцеговину и Словению, в 2017 г. его импорт возобновила и Хорватия. При этом объёмы закупок сразу же превысили 2 млрд кубометров – то есть почти полностью компенсировали снижение газового экспорта из России в Италию и Польшу. Очевидно, реальные перспективы СПГ-терминала в хорватском порту Омишаль оказались не столь радужными, как предполагало руководство страны. 

Что же касается надежд сланцевых операторов США на создание Адриатического газового хаба, то сегодня его судьба остаётся столь же неопределенной, как и у балтийского. В сложившейся ситуации недавний (от 16 июля) призыв г-жи президента Хорватии Колинды Грабар-Китарович "не изолировать" Россию представляется не только естественным, но и просто неизбежным. 

Полный текст читайте в №7-8 "Нефти России"

neftrossii.ru

Нефть и газ из РФ теряют клиентов в ЕС

Россия не зря была названа сенатором Джоном Маккейном бензоколонкой, ведь её экономика и развитие в целом, да и чего уж греха таить, как таковое выживание, на прямую зависят от экспорта газа и нефти. И чем дешевле энергоносители или чем меньше их покупают у РФ, тем сложнее ей справляться с внутренними и внешними проблемами. А потому, сообщение о том, что польская энергетическая корпорация PGNiG подписала долгосрочный контракт на 20 лет с поставщиками сжиженного природного газа из США - Port Arthur LNG и Venture Global LNG, не может не радовать!

 

Польша давно грозилась выйти из орбиты энергетической зависимости от Российской Федерации и именно сейчас у неё это получилось. По крайней мере, в перспективе, после завершения ямальского контракта в 2022 году. Но даже в перспективе, это весьма неприятный для Кремля сюрприз.

 

Дело в том, что согласно контракту Польша будет получать 2 млн тонн СПГ, что в кубометрах составит 5,5 млрд. При этом сама Польша ежегодно добывает около 5 млрд кубометров газа, а годовое потребление в стране составляет 15 млрд кубометров. Казалось бы, откуда полякам взять ещё, грубо говоря, 5 млрд кубометров?

 

Вы удивитесь, но в Польшу также осуществляются, так сказать, пробные поставки СПГ из Катара. Помимо этого Варшава заинтересована в участии в строительстве газопровода Baltic Pipe, по которому из Норвегии через Данию в Польшу будет поставляться около 5 млрд кубометров газа, а так же будет проведена работа по увеличению мощностей газового порта Свиноуйсьце.

 

Так или иначе, но в ближайшие года Россия лишится рынка для сбыта минимум 10 млрд кубометров газа. Много это или мало? Что же, лишившись Украины, как потребителя высокодуховного голубого золота, а теперь уже и Польши, РФ может в полной мере ощутить всю прелесть невостребованности своих энергоносителей, ведь СПГ из США продолжает экспансию в Европу.

 

Так же, стоит упомянуть, что низкое качество нефти из РФ разочаровывает европейских покупателей, которые только за первое полугодие 2018 уже снизили закупки российского “черного золота” на 16%.

 

А потому какового будет будущее о сырьевой России сложно себе представить, тем более, что согласно прогнозам, из-за отсутствия технологий разведки и добычи в труднодоступных районах, добыча нефти в РФ после 2020 года начнет снижаться на 5%-7% ежегодно.

 

“Светлое”, “перспективное” будущее бензоколонки.

Военно-политический обозреватель Александр Коваленко

sprotyv.info

В ответ на «газовый» Энергопакет ЕС Россия перенаправляет нефть с запада на восток

Cотрудничество России и Китая в нефтегазовой сфере не только является важным дополнением к курсу на стратегический союз двух стран, но также преследует еще одну цель – диверсификация направлений экспорта энергоносителей. В этой связи первый визит Си Цзиньпина в Москву пришёлся весьма вовремя, так как Евросоюз вновь намерен принять болезненные и несправедливые решения по вопросу транспортировки российского газа в Европу.

Речь, разумеется, о Третьем энергопакете, точнее, о том его положении, согласно которому владельцы трубопроводных систем должны предоставлять часть газопроводных мощностей третьим сторонам. Предложение (по крайней мере, в рамках европейского курса на либерализацию рынка) вполне разумное, тем более что предполагаются и исключения – для газопроводов, имеющих статус «трансъевропейских магистралей».

Именно здесь и начинаются разногласия – сухопутная часть «Южного потока», а также продолжения «Северного потока» - газопроводы OPAL и NEL, такой статус получить пока не могут, хотя очевидно, что если кому и предоставлять подобный статус, то именно газопроводам подобного плана. Если новые положения будут применены к «потокам», то «Газпром» и его партнеры должны будут построить фактически удвоенные газотранспортные мощности на территории ЕС – половина для себя, половина – для доступа третьих лиц. Разумеется, выглядит это как полное безумие, и неудивительно, что высшее руководство страны неоднократно выступало с критикой этих положений.

В декабре, во время саммита Россия-ЕС во время дискуссии на тему Третьего энергопакета с Жозе Мануэлем Баррозу, Владимир Путин заявил: «Мой многолетний друг господин Баррозу так эмоционально и долго объяснял свою позицию, потому что чувствует, что он не прав, виноват». А на совсем недавней встрече с Баррозу и Дмитрий Медведев ещё раз подверг критике позицию Еврокомиссии. Но пока Брюссель стоит на своем.

Чем такое выкручивание рук в газовой сфере может закончиться, Европа почувствует уже в ближайшее время, правда пока в смежной области – нефтяной.

Во время визита Си Цзиньпина Москва заключила с Пекином (разумеется, на уровне компаний) соглашения об увеличении поставок энергоносителей. О газе – пока по-прежнему предварительные договоренности. Но вот по нефти запланирован поэтапный рост объема поставок в ближайшие 25 лет на 0,8-31 млн тонн в год. Напомним, что Китай уже сейчас получает 15 млн тонн в год по отводу от нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан, а также покупает дополнительные объемы уже в виде танкерных поставок с побережья (всего на побережье доходит свыше 20 млн тонн нефти в год).

При этом отметим, что с дополнительными соглашениями «восточные» объемы уже выглядят вполне сопоставимыми с «западными»: весь российский экспорт сырой нефти в прошлом году составил 240 млн тонн. Если же просуммировать текущий экспорт в на восток (21 + 15) с запланированным ростом поставок (31) – мы получим свыше 62 млн тонн!

И тут самое важное то, что российская добыча нефти вышла на плато и в обозримом будущем расти не будет. Понемногу увеличивается и внутренний спрос. А это значит, что суммарные экспортные объемы будут фиксированы. И если на восточном направлении будет рост поставок, это автоматически означает снижение экспорта в западном направлении.

С формальной точки зрения эти рынки разделены. Нефть с месторождений Восточной Сибири идет в Китай, с Западной Сибири – в Европу. На деле же рост восточной добычи не поспевает за темпами увеличения экспорта. В этом случае дополнительные объемы могут быть переброшены с западносибирских месторождений. Именно для этих целей в 2011 году была построена «перемычка» Пурпе-Самотлор, соединившая нефтепроводную сеть России в единую систему. Теперь, «Транснефть» может перекидывать объемы нефти с западного на восточное направление, и наоборот, в зависимости от обстоятельств. Но пока, как мы видим, обстоятельства складываются так, что развиваться будет восточное направление. Добавим к этому, что и сама западносибирская добыча падает – этот фактор тоже снижает объемы экспорта в западном направлении.

Есть у подобных решений и издержки. В частности, переброска на восток дополнительных «западных» объемов нефти повышает и транспортные расходы. Однако других способов достучаться до ЕС похоже нет.

И последнее. Было бы неправильно всё сводить к экономической проблематике, борьбе за рынки и оптимальным предложениям со стороны покупателей. Геополитика трубопроводов – это не просто громкие фразы. Купля-продажа нефти и газа должна выступать в первую очередь как дополнительная экономическая связка общих геополитических интересов. И тут нельзя не отметить, что в некоторых принципиальных вопросах (например, Сирия), где с Китаем у России полное единодушие, Евросоюз давно перешел красную линию, когда позиции и действия ЕС в перспективе могут самым пагубным образом отразится непосредственно на нашей стране. Хочется надеяться, что визит Си Цзиньпина и подписанные соглашения отрезвляюще подействуют на Европу и в этом контексте.

www.nalin.ru

Страны Евросоюза платят более 1 млрд евро в сутки за импортируемые нефть и газ // Экономика // Новости

Импортируемые нефть и природный газ обходятся странам ЕС более чем в 1 млрд евро/сутки.

Об этом 18 июля 2017 г заявил вице-президент Еврокомиссии (ЕК) по энергосоюзу М. Шефчович на конференции в г Лиссабоне.

 

По данным ЕК, по итогам 2014 г 28 стран ЕС зависели от импорта всех видов топлива на 53,5%.

И энергозависимость ЕС постепенно возрастает.

В 1995 г она составляла около 43%.

Зависимость от нефти и нефтепродуктов составляет при этом почти 88%, от природного газа - около 67% и оба показателя также растут.

 

1 из основных поставщиков энергоносителей в ЕС является Россия, которая была, есть и будет очень важным поставщиком, говорил ранее М. Шефчович.

Порядка 1/3 импорта в ЕС газа и нефти приходится на Россию.

Так, объем поставок газа Газпрома на европейский рынок в 2016 г составил рекордные 179,3 млрд м3, что на 12,5% больше по сравнению с 2015 г.

В 2017 г Газпром фиксирует продолжающиеся темпы роста спроса на российский газ в Европе.

 

Так, несмотря на ремонтные работы на многих ГТС, Газпром в период с 1 по 15 июля 2017 г нарастил экспорт природного газа в страны дальнего зарубежья на 11%.

В целом с начала 2017 г объем экспорта российского газа в дальнее зарубежье вырос на 11,3 млрд м3 или на 12,3%.

Европейским потребителям поставлено 102,9 млрд м3 газа.

Увеличились поставки в страны Северо-Западной и Центральной Европы. Например, в Германию - на 16,7%, Австрию - на 77,2%, Чехию - на 24,8%, Словакию - на 25,8%.

План на 2017 г по поставкам газа в дальнее зарубежье в 178 млрд м3 газа, Газпром может перевыполнить, поставив 180 млрд м3 газа.

 

Росту потребления газа в Европе во многом способствует возвращение газа в электроэнергетику и замена газом экологически грязного угля.

И если экономика свой выбор в пользу газа сделала, то в политическом плане российскому газу в Европе ставятся препоны.

Как отметил глава Газпрома А. Миллер, выступая в мае 2017 г на Международном деловом конгрессе (МДК), существуют определенные сложности с точки зрения позиционирования газа в политических кругах и перед регуляторами, но в наших силах доказать правительствам отдельных стран, что природный газ может и должен стать основой построения энергетики будущего. 

 

Обсудить на Форуме

 

neftegaz.ru

Нефть и газ из РФ теряют клиентов в ЕС

Россия не зря была названа сенатором Джоном Маккейном бензоколонкой, ведь её экономика и развитие в целом, да и чего уж греха таить, как таковое выживание, на прямую зависят от экспорта газа и нефти. И чем дешевле энергоносители или чем меньше их покупают у РФ, тем сложнее ей справляться с внутренними и внешними проблемами. А потому, сообщение о том, что польская энергетическая корпорация PGNiG подписала долгосрочный контракт на 20 лет с поставщиками сжиженного природного газа из США - Port Arthur LNG и Venture Global LNG, не может не радовать!

 

Польша давно грозилась выйти из орбиты энергетической зависимости от Российской Федерации и именно сейчас у неё это получилось. По крайней мере, в перспективе, после завершения ямальского контракта в 2022 году. Но даже в перспективе, это весьма неприятный для Кремля сюрприз.

 

Дело в том, что согласно контракту Польша будет получать 2 млн тонн СПГ, что в кубометрах составит 5,5 млрд. При этом сама Польша ежегодно добывает около 5 млрд кубометров газа, а годовое потребление в стране составляет 15 млрд кубометров. Казалось бы, откуда полякам взять ещё, грубо говоря, 5 млрд кубометров?

 

Вы удивитесь, но в Польшу также осуществляются, так сказать, пробные поставки СПГ из Катара. Помимо этого Варшава заинтересована в участии в строительстве газопровода Baltic Pipe, по которому из Норвегии через Данию в Польшу будет поставляться около 5 млрд кубометров газа, а так же будет проведена работа по увеличению мощностей газового порта Свиноуйсьце.

 

Так или иначе, но в ближайшие года Россия лишится рынка для сбыта минимум 10 млрд кубометров газа. Много это или мало? Что же, лишившись Украины, как потребителя высокодуховного голубого золота, а теперь уже и Польши, РФ может в полной мере ощутить всю прелесть невостребованности своих энергоносителей, ведь СПГ из США продолжает экспансию в Европу.

 

Так же, стоит упомянуть, что низкое качество нефти из РФ разочаровывает европейских покупателей, которые только за первое полугодие 2018 уже снизили закупки российского “черного золота” на 16%.

 

А потому какового будет будущее о сырьевой России сложно себе представить, тем более, что согласно прогнозам, из-за отсутствия технологий разведки и добычи в труднодоступных районах, добыча нефти в РФ после 2020 года начнет снижаться на 5%-7% ежегодно.

 

“Светлое”, “перспективное” будущее бензоколонки.

Военно-политический обозреватель Александр Коваленко

sprotyv.info

Россия – ЕС: за границей нефти и газа

11:2128.05.2008

(обновлено: 10:45 28.07.2008)

4000

Не стоит придумывать себе другой России. Сотрудничать надо с Россией, которая есть. Эта, казалось бы, простая и естественная мысль приходит в голову далеко не всем европейцам. Еще реже она посещает "младоевропейцев" - новых членов ЕС и наших ближайших балтийских соседей.

Элла Таранова, РИА Новости.

Не стоит придумывать себе другой России. Сотрудничать надо с Россией, которая есть. Эта, казалось бы, простая и естественная мысль приходит в голову далеко не всем европейцам. Еще реже она посещает "младоевропейцев" - новых членов ЕС и  наших ближайших балтийских соседей.

Между тем вопрос, каковы ваши отношения с Россией, преследует представителей Латвии, Литвы и Эстонии, в какой бы точке мира они не оказались. Для международной политики вовсе не безразлично, находятся ли они в диалоге с самой крупной державой к Северу от них или молчат глухо, как в танке.

Все-таки дискуссии - лучший способ доказать, что между странами нет непреодолимых препятствий. Даже в такой наиболее чувствительной сфере, как историческое наследие. И если здесь еще продолжают оставаться существенные разногласия между Балтией и Россией, то именно межгосударственный диалог способствовал выводу российского военного контингента, разрешению российско-латвийских  пограничных разногласий. А, возможно, лет через 10-15 спор о том, был ли СССР в свое время оккупантом или освободителем в Прибалтике, начнут вспоминать с улыбкой, и то только на базарной площади. Такое предположение сделал экс-президент Латвии Гунтис Улманис, выступая перед участниками Балтийского форума.

В мире немало мест, ставших удобными площадками для дискуссий. В том, что Латвия предложила свою Юрмалу для диалога «ЕС и Россия в 2008 году», - добрый знак для поиска политических ответов.

Они сегодня востребованы даже больше, чем когда Евросоюз и Россия впервые подписали договор о стратегическим партнерстве. Его срок истек еще в 2007-м, и создание нового документа явно затянулось. Хуже того, за 10 истекших лет от здания, где стучали топоры, что-то строилось и надстраивалось, теперь осталось разве что крыльцо, куда кто-то запрыгивает только чтобы заявить, почему партнерство не может быть продолжено. Положение заметно осложняют новые члены ЕС, у которых никак не проходит синдром СССР. И поскольку не могут предъявить ему претензии по причине отсутствия такового, то все прошлые и нынешние болячки переадресовывают России. В свою очередь европейские старожилы, проявляя европейскую солидарность, тоже не форсируют события. Ведь Евросоюз теперь обязан выступать единым голосом, и любая страна вправе заблокировать переговоры.

Но что бы ни говорили скептики, обе стороны не могут жить друг без друга. После США и Китая Россия - третья страна в списке торговых партнеров ЕС. Причем в области наиболее значимой, которая касается энергетической безопасности континента. Если вычесть объемы углеводородов, экспорт из России равен примерно торговли Исландии с ЕС. И еще надо взвесить, кому легче, - вполне возможно, что Европе, сосущей из российской газовой трубы, а вовсе не России, постоянно попрекаемой газовым давлением.

Во всяком случае, Юрис Савицкис, чья компания обеспечивает Латвию энергетическими закупками из России, предостерег коллег от чрезмерной строгости в отношении страны, ни разу не нарушившей своих экспортных обязательств. Особенно тех, кто неудачную географическую ситуацию усугубляет конфронтационной политикой. По его мнению, «Норд стрим» случился именно по этой причине. И странам-изгоям, не интегрированным в европейский газовый рынок, продуктивней было бы не заниматься обвинениями России, а присоединиться вслед за Латвией к Северному потоку. Он имел в виду прежде всего Литву и Польшу.

Все-таки между политическими принципами и экономическими реалиями дистанция весьма заметная. Ее можно сделать короче, если разговор о стратегических отношениях Россия - ЕС вынести за пределы нефти и газа. В этой плоскости Майкл Вебб, генеральный Директорат по внешним сношениям Европейской Комиссии, видит его перспективы в связи с избранием нового российского президента. Он вообще пошел дальше, сделав допущение, что вскорости в США тоже может появиться молодой лидер, а там не за горами и выборы председательствующего в Евросоюзе. Если у этих трех центов силы появятся не обремененные стереотипами руководители, процесс понимания получит свою динамику. Впрочем, Фрейзер Камерон, директор Брюссельского центра ЕС - Россия, уже сейчас усмотрел позитивный сигнал: 50 тысяч английских болельщиков, без особых проблем въехавших в Москву, - хороший аргумент на пути к безвизовому режиму. От себя добавим, что и Билан со своей песней «Верь мне» выиграл Евровидение во многом благодаря голосам из стран Балтии и Восточной Европы. Значит, симпатии к России здесь все-таки сильнее прежних обид.

Правда, петь в микрофон гораздо проще, чем иной раз расслышать друг друга в тихих переговорных кабинетах.

Чего хотят от России члены ЕС? Много, потому что их самих ни много, ни мало 27. Одни - большей предсказуемости, другие - сговорчивости, третьи - щедрости. И далее - по списку. Россия же полагает, что практически выполнила «домашнее задание» для нового договора. Скорей всего, как в анекдоте, и те правы, и она права.

Здесь ничего не остается, кроме как моделировать договороспособность. Так, как это взялась сейчас делать Финляндия, чтобы помочь продвижению диалога между Россией и Эстонией.

Участники Балтийского форума в майской Юрмале контуры будущего соглашения не дорисовали. Хотя Латвия, взявшая на себя роль моста в переменчивых водах европейско-российского партнерства, доказала свою устойчивость. Есть шанс принять диалоговую эстафету Ханты-Мансийску. На саммите в июне Дмитрии Медведев вместе с двумя высшими чиновниками Евросоюза должен привести ее к новой фазе стратегических договоренностей - приемлемых для всех членов ЕС. Но и для России тоже.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

ria.ru