Как добывают нефть? Где добывают нефть? Цена на нефть. Что дороже газ или нефть. Нефть или газ дороже


Какое топливо лучше?, О нефти и газе доступным языком

Эволюция человека через призму топлива 

Наверное, сколько в мире наук, столько и взглядов на развитие человека. Одни оценивают, за сколько миллионов лет амеба превратилась в Homo sapiens. Другие – как быстро от примитивных орудий труда человек перешел с самой современной технике. Мы же попробуем оценить, насколько людям удалость эволюционировать в плане топлива.

Дрова

Пещера, костер и люди в звериных шкурах вокруг – знакомая со школьных лет картинка. Так ли это было, оставим на совести ученых. Но вот то, что на протяжении многих веков дрова здорово выручали человека – это аксиома. 

Ими отапливали дома, готовили пищу. Тусклые лучинки блекло освещали незамысловатые избушки бедняков, а в каменных дворцах вельмож мастера печных дел возводили массивные камины. То есть, дрова повсеместно выступали основным видом топлива, и альтернативы им не было.

Такая зависимость приводила к достаточно плачевным последствиям, результатом которых являлись «блуждающие» города. Один из наиболее ярких исторических примеров - Аддис-Абеба (столица Эфиопии). Его координаты постоянно менялись в зависимости от степени вырубки лесов. А массивы этих самых лесов катастрофически уменьшались…

Первой тревожной ласточкой стал топливный кризис в Англии (XIX век), по тем временам в разы опережавшей другие страны в развитии промышленности. Дровам нужна была замена, и она достаточно быстро нашлась.

Уголь

Этот материал не был открытием. То, что уголь горит, люди знали давно. Но его добычей всерьез никто не занимался. Да и использование угля доставляло определенные неудобства. Он не разгорался от спички, а для того, чтобы отапливать ним дома, требовались определенные навыки. 

Но достаточно быстро люди научились пользоваться углем. И уже к 1910 году, в соответствии с мировой статистикой, топливный баланс уверенно пошатнулся в пользу угля.  По сравнению с другими видами топлива, его доля составляла 65% (для сравнения, доля нефти – 3%, газа – 0%).  

Но все же полностью уголь дрова заменить не смог. В местах, где лесов было вдоволь, люди продолжали, наряду с углем, пользоваться дровами. 

Газ

Если бы человеку середины XIX века рассказали, что женщины будут готовить еду на газовой плите, а ночные города – освещаться яркими неоновыми огнями, он, в лучшем случае, счел бы рассказчика фантазером. 

Но, тем не менее, газ уверенно шествовал по планете, стремительно охватывая самые большие города: Лондон, Париж, Нью-Йорк, Берлин, Петербург. Первые осветительные рожки работали благодаря выделяемому из угля газу. Но уже к середине XX столетия его все больше начал заменять природный газ, стремительно захватывая как области промышленности, так и сферу быта.

Нефть

Эта черная маслянистая жидкость вышла на арену практически одновременно с углем, и поначалу ее применение было поистине скудным. Но к 70-ым годам прошлого века добыча нефти настолько возросла, что оставила позади все остальные виды топлива. 

Так, статистические данные этого периода говорили, что на первом месте топливного баланса была нефть (35% от общей добычи топлива), на втором – уголь (30%), затем газ (20%) и дрова – (10%). На долю других топливных носителей (электростанции и атомная энергия) оставалось всего лишь 5% от общего баланса.

В наши дни динамика добычи газа и нефти продолжает неуклонно расти, постепенно вытесняя все остальные виды топлива. И дело даже не в том, что дрова или уголь хуже горят. Просто современный человек чрезвычайно ценит комфорт. И, эволюционируя, он неохотно береться за лопату, чтобы забрасывать в топку уголь.

Куда как удобней поставлять топливо в дома или на предприятия посредством насосов и трубопроводов, а готовить еду не в печи, а тем более, не на костре, а на современной газовой плите. А стремительное развитие транспорта, похоже, еще надолго сохранит эту тенденцию. 

В пользу этого говорят и замеры параметров теплоотдачи. Так, при сгорании топлива выделяется:

  • нефть - 46 тыс кДж
  • 1м3 газа - 38 тыс. кДж
  • 1 кг угля - 29 тыс. кДж.

Как видим, наиболее целесообразными в плане использования являются газ и нефть. А эволюция человека через призму топлива достигла очередной, очень значимой ступеньки, которая ставит добычу и использование нефти на лидирующие позиции.

www.standart-neft.ru

«Газ или нефть -- вопрос очень тонкий»

Сегодня Вагит Алекперов собирается торжественно запустить первый газовый проект компании -- Находкинское месторождение в Ямало-Ненецком автономном округе. Совещание, посвященное презентации газовой стратегии компании, г-н Алекперов провел вчера в Когалыме (в связи с плохой погодой в Ямбурге) в присутствии губернатора ХМАО Александра Филиппенко, главы «Росэнерго» Сергея Оганесяна и руководителя Федерального агентства по недропользованию Анатолия Ледовских. Стратегию по развитию газового бизнеса, рассчитанную на десять лет, презентовал первый вице-президент ЛУКОЙЛа Равиль Маганов. По его словам, выработка нефтяных ресурсов компании особенно в Западной Сибири заставила менеджмент по-другому взглянуть на газовую отрасль. И до 2014 года ЛУКОЙЛ планирует увеличить добычу природного газа почти в восемь раз и довести его долю в балансе компании до 33%. Сейчас ЛУКОЙЛ добывает около 7 млрд кубометров газа, из которых 4,5 млрд -- попутный нефтяной газ. Через десять лет должны быть достигнуты показатели 45,8 млрд и 8,5 млрд кубометров соответственно. Основной вклад в прирост добычи газа обеспечат пять месторождений Большехетской впадины, крупнейшим из которых является Находкинское. Суммарные запасы газа ЛУКОЙЛа составляют 1,1 трлн кубометров (для сравнения: запасы «Газпрома» -- 26 трлн кубометров). Из них 580 млрд приходится на Большехетскую впадину, 394 млрд -- на месторождения Каспия, остальные примерно 130 млрд -- на зарубежные проекты ЛУКОЙЛа (азербайджанский «Шах-Дениз», казахстанский «Карачаганак» и СРП в Узбекистане). Добыча газа ЛУКОЙЛа будет нарастать следующим образом. В 2008 году за счет вывода Находкинского месторождения на проектную мощность -- 10 млрд кубометров в год -- общая добыча компании составит 20 млрд кубометров. В этом году начнет поступать газ с крупного Хвалынского месторождения на шельфе Каспия. А в 2014 году Большехетская впадина выйдет на пик добычи -- 25,5 млрд кубометров, равно как и проект на российском секторе Каспия -- 14 млрд кубометров. Примерно столько же принесут зарубежные проекты ЛУКОЙЛа. На пресс-конференции после совещания г-н Алекперов оценил суммарные капитальные вложения в российские газовые проекты в 3,5 млрд долл. Из них до 2 млрд планируется потратить на Большехетскую впадину и 1,45 млрд -- на освоение Хвалынского месторождения. Правда, глава ЛУКОЙЛа оговорился, что эти суммы не включают возможные вложения в развитие газотранспортной структуры «Газпрома». О них придется договариваться с газовым монополистом отдельно, если, конечно, ЛУКОЙЛ сочтет перспективным самостоятельно продавать газ на внутреннем рынке. А это, скорее всего, произойдет тогда, когда будет либерализован рынок. Г-н Алекперов также пояснил согласованный с «Газпромом» механизм работы по продаже находкинского газа. До 2007 года монополия купит около 4,5 млрд газа по цене 22,5 долл. за тысячу кубометров, а оставшиеся 4 млрд кубометров ЛУКОЙЛ может либо также продать «Газпрому» по той же цене, либо самостоятельно найти потребителя и получить у «Газпрома» разрешение на транспортировку. После 2007 года компаниям придется найти новую форму сотрудничества. Между тем ЛУКОЙЛ уже построил газопровод от Большехетской впадины до магистрального газопровода «Газпрома» мощностью 30 млрд кубометров в год (инвестиции составили около 250 млн долларов). О том, что ЛУКОЙЛу предстоит решать вопрос выхода на рынок напрямую с «Газпромом», на совещании прозрачно намекнул г-н Оганесян. «Мы видим у ЛУКОЙЛа очень амбициозные планы по добыче газа, но нужно, чтобы этот газ был востребован рынком и имел возможность дойти до потребителя, -- заявил глава «Росэнерго». -- Газ или нефть -- вопрос очень тонкий и должен быть согласован с «Газпромом». Г-н Оганесян при этом похвалил г-на Алекперова за своевременное подписание соглашения о стратегическом партнерстве с газовой монополией (оно было заключено на прошлой неделе (см. «Время новостей» от 30 марта). Между тем ЛУКОЙЛ уже вчера заявил, что с тревогой смотрит на перспективу развития своего газовог

vspro.info

Что обойдется дороже: дешевый газ или дефицит нефти? | Анализ

26 июля 2016, 0:06

Жесткая реакция Кремля в ответ на снижение Беларусью платежей за газ – объявленный секвестр нефтяных поставок почти на 40% – может оказаться для официального Минска дороже «дешевого» газа, если в ближайшее время сторонам не удастся найти компромисс. Глава Минэнерго РФ Александр Новак 20 июля  озвучил величину белорусского газового долга – USD 270 млн. А сколько может потерять Беларусь из-за снижения объемов поставок нефти?

Действенный рычаг Кремля

Нефтяной ультиматум Кремля означает, что в соответствии с графиком поставок российской нефти на белорусские НПЗ в III квартале 2016 г., который утвердило Минэнерго РФ, Беларусь получит на 2,25 млн тонн нефти меньше, чем она планировала. Для справки: в I квартале 2016 года белорусские НПЗ переработали 5,8 млн тонн нефти (+2,4% к уровню аналогичного периода прошлого года). Очевидно, что резкое сокращение поставок российской нефти – почти на 40% по сравнению с предыдущим кварталом – грозит Беларуси большими финансовыми потерями.

Российские эксперты подсчитали, что снижение поставок российской нефти в Беларусь на 2,25 млн тонн в июле-сентябре 2016 г. при текущей экспортной пошлине принесут бюджету РФ дополнительно около USD 200 млн. Соответственно на эту сумму белорусский бюджет недосчитается экспортных пошлин на нефтепродукты. Но это – лишь вершина айсберга. Полные потери для белорусской экономики просчитать сложно, поскольку подобная ситуация станет стрессом для белорусских НПЗ. Если газо-нефтяной спор не удастся решить в III квартале, то финансовые потери Беларуси возрастут еще в большей степени.

Это означает, что в белорусском бюджете образуется «дыра» из-за недопоступлений экспортных пошлин на нефтепродукты, которые правительство уже распределило в счет оплаты внешнего долга. В этом году из-за неблагоприятной нефтяной конъюнктуры  госказна уже несет потери по данной позиции: в I квартале Беларусь получила всего порядка USD 125 млн при годовом плане в USD1 млрд. (Такой объем экспортных пошлин на нефтепродукты запланирован с учетом средней цены на нефть около USD 32 за баррель). Отметим, что в 2015 г. Беларусь получила в свой бюджет около USD1,1 млрд экспортных пошлин на нефтепродукты (по итогам прошлого года средняя цена нефти для Беларуси сложилась на уровне USD51 за баррель).

О том, насколько для правительства важно сохранить запланированный объем экспортных пошлин на нефтепродукты, свидетельствует следующий факт. Вице-премьер Беларуси Владимир Семашко 1 февраля 2016 г. потребовал от нефтяников отказаться от экспорта мазута в виду его убыточности и поручил подведомственным Министерству энергетики предприятиям использовать мазут в качестве альтернативного топлива – взамен дорогому природному газу. Однако этой инициативе воспротивился Минфин, аргументируя свою позицию тем, что из-за запрета экспорта мазута бюджет лишится необходимых экспортных пошлин. В результате приказ В. Семашко был заблокирован.

Следует также отметить, что благодаря тому, что цена на российскую нефть для Беларуси в январе-мае 2016 г. снизилась на 27,6%  по сравнению с таким же периодом 2015 г. – до USD199,6 за тонну, Беларусь снизила затраты на импорт российской нефти на 26,6% или на USD696,094 млн – до USD1,921 млрд. При этом Беларусь увеличила импорт российской нефти на 1,4% до 9,626 млн тонн.

Газ: Беларусь установила свои «расчетные» цены

Согласно официальным статданным, контрактная цена на российский газ для Беларуси в январе-мае 2016 г. снизилась на 4% по сравнению с аналогичным периодом 2015 г. – до USD137 за 1 тыс. кубометров. В этот период благодаря теплой зиме и экономическому кризису Беларусь снизила закупки природного газа в России на 2,6% до 8,101 млрд куб. м., а затраты – на 6,5%, или на USD77,212 млн по сравнению с аналогичным периодом 2015 г. – до USD1,107 млрд.

Но, как известно, Беларусь с начала года по контрактным ценам за газ не платит (белорусская сторона заявила, что вправе платить за российский газ на основе принципа равной доходности с ценой экспорта в Европу – в этом случае цена получается ниже). Генеральный директор ГПО «Белтопгаз» Леонид Рудинский 21 июля сообщил журналистам, что до завершения газовых переговоров с РФ белорусская сторона будет оплачивать российский газ «по внутренним расчетным ценам». По его словам, стоимость российского газа для Беларуси на границе составляет USD133 за 1 тыс. кубометров без НДС, а с учетом наценки «Газпром трансгаз Беларусь» (компания поставляет газ на внутреннем рынке ГПО «Белтопгаз») – USD149,82 за 1 тыс. кубометров. «Цена установлена, но мы недоплачиваем», – отметил Л. Рудинский.

Нефте-газовый «пакетный» торг

Итак, Москва и Минск продолжают вести за кулисами напряженный «пакетный» торг по условиям поставки в Беларусь газа и нефти.

Что касается газа, то главный вопрос для Минска – его цена. Сейчас она формируется на основе специальной формулы: цена в Ямало-Ненецком АО (около USD36 за тыс. кубометров) плюс стоимость транспортировки до Беларуси (около USD90) и стоимость хранения газа в российских ПХГ (примерно USD6). Газета «Коммерсант» 21 июля написала, что Беларусь согласилась в ближайшее время погасить долг за поставки газа из РФ, но настаивает на том, чтобы в существующей формуле была снижена оплата транспортировки газа – до USD65,5 за тысячу кубометров, а также не учитывались расходы «Газпрома» на продажу газа и на хранение в ПХГ.

При этом белорусская сторона намерена решить газовый вопрос в стратегическом для себя ключе. Ранее партеры по ЕАЭС договорились о том, что уже с 2019 года заработает единый рынок электроэнергии. Между тем позиция белорусской стороны по этому вопросу остается жесткой: создать единый электроэнергетический рынок в рамках ЕАЭС невозможно, пока не будет создан единый рынок газа (а его создание отнесли на 2025 г.), ибо из-за более высоких цен на газ белорусская генерация электроэнергии окажется неконкурентоспособной на общем рынке. Для сравнения: сейчас тариф на газ в Смоленской области составляет около в USD 72 за 1 тыс. кубометров.

Поэтому белорусская сторона предлагает российским переговорщикам поставлять российский газ для белорусских электростанций уже с 2017 г. по более низкой цене. Если бы эти вопросы удалось решить, Минск, скорее всего, согласился бы на внесение изменений в межправительственное соглашение от 2011 г. о поставках газа, в котором идет речь о том, что страны Таможенного союза с 2015 г. должны перейти на равнодоходные цены на газ (сейчас это – основной аргумент белорусской стороны в газовом споре с РФ), и перенести это условие на 2025 г.

Но, судя по всему, союзникам не удастся договориться по всем газовым вопросам, если не будут решены спорные позиции по поставкам российской нефти в Беларусь.

Согласно информации «Коммерсанта», что стороны уже договорились, что отныне обратные поставки белорусских нефтепродуктов в Россию, которые Минск обязан осуществлять в обмен на беспошлинные поставки российской нефти (в 2016 г. – 1 млн тонн автобензинов), должны осуществляться вне зависимости от того, выгодны ли такие поставки белорусской стороне. Сейчас такое условие прописано в межправительственном соглашении от 2007 г., но сомнительно, что белорусская сторона примет его без соответствующих уступок российской стороны.

Известно, что ранее Минску так и не удалось договориться по поводу снижения цены на нефть. Белорусская сторона считает высоким нынешний размер премии для российских нефтяных компаний, поставляющих нефть в Беларусь (размер премии зафиксирован в долларах). Поскольку мировая цена нефти упала за последнее время практически в 2 раза, белорусская сторона подготовила соответствующие расчеты, подтверждающие необходимость снижения премии поставщикам нефти. Однако убедить в этом российских нефтяников не удалось. Белорусские специалисты также указывают на высокую сернистость российской нефти, что усложняет процесс переработки и снижает доходы белорусских НПЗ – и это также следовало бы учесть в цене. Но и по этому вопросу компромиссное решение не было найдено.

В свою очередь российские компании предъявляют белорусской стороне претензии относительно высокой стоимости процессинга на белорусских НПЗ, из-за чего объемы давальческой нефти на «Нафтан» и Мозырский НПЗ в этом году упали до критического минимума – до 7% при возможной квоте до 50% от всего объема импортируемой из России нефти.

nmnby.eu

Что обойдется дороже: дешевый газ или дефицит нефти?

Сколько может потерять Беларусь из-за снижения объемов поставок нефти?

Действенный рычаг Кремля

Нефтяной ультиматум Кремля означает, что в соответствии с графиком поставок российской нефти на белорусские НПЗ в III квартале 2016 г., который утвердило Минэнерго РФ, Беларусь получит на 2,25 млн тонн нефти меньше, чем она планировала. Для справки: в I квартале 2016 года белорусские НПЗ переработали 5,8 млн тонн нефти (+2,4% к уровню аналогичного периода прошлого года). Очевидно, что резкое сокращение поставок российской нефти – почти на 40% по сравнению с предыдущим кварталом – грозит Беларуси большими финансовыми потерями.

Российские эксперты подсчитали, что снижение поставок российской нефти в Беларусь на 2,25 млн тонн в июле-сентябре 2016 г. при текущей экспортной пошлине принесут бюджету РФ дополнительно около 200 млн долларов. Соответственно на эту сумму белорусский бюджет недосчитается экспортных пошлин на нефтепродукты. Но это – лишь вершина айсберга. Полные потери для белорусской экономики просчитать сложно, поскольку подобная ситуация станет стрессом для белорусских НПЗ. Если газо-нефтяной спор не удастся решить в III квартале, то финансовые потери Беларуси возрастут еще в большей степени.

Это означает, что в белорусском бюджете образуется «дыра» из-за недопоступлений экспортных пошлин на нефтепродукты, которые правительство уже распределило в счет оплаты внешнего долга. В этом году из-за неблагоприятной нефтяной конъюнктуры  госказна уже несет потери по данной позиции: в I квартале Беларусь получила всего порядка 125 млн долларов при годовом плане в 1 млрд долларов. (Такой объем экспортных пошлин на нефтепродукты запланирован с учетом средней цены на нефть около 32 долларов за баррель). Отметим, что в 2015 г. Беларусь получила в свой бюджет около 1,1 млрд долларов экспортных пошлин на нефтепродукты (по итогам прошлого года средняя цена нефти для Беларуси сложилась на уровне 51 доллар за баррель).

О том, насколько для правительства важно сохранить запланированный объем экспортных пошлин на нефтепродукты, свидетельствует следующий факт. Вице-премьер Беларуси Владимир Семашко 1 февраля 2016 г. потребовал от нефтяников отказаться от экспорта мазута в виду его убыточности и поручил подведомственным Министерству энергетики предприятиям использовать мазут в качестве альтернативного топлива – взамен дорогому природному газу. Однако этой инициативе воспротивился Минфин, аргументируя свою позицию тем, что из-за запрета экспорта мазута бюджет лишится необходимых экспортных пошлин. В результате приказ В. Семашко был заблокирован.

Следует также отметить, что благодаря тому, что цена на российскую нефть для Беларуси в январе-мае 2016 г. снизилась на 27,6%  по сравнению с таким же периодом 2015 г. –  до 199,6 доллара за тонну, Беларусь снизила затраты на импорт российской нефти на 26,6% или на 696,094 млн долларов – до 1,921 млрд долларов. При этом Беларусь увеличила импорт российской нефти на 1,4% до 9,626 млн тонн.Газ: Беларусь установила свои «расчетные» цены

Согласно официальным статданным, контрактная цена на российский газ для Беларуси в январе-мае 2016 г. снизилась на 4% по сравнению с аналогичным периодом 2015 г. – до 137 долларов за 1 тыс. кубометров. В этот период благодаря теплой зиме и экономическому кризису Беларусь снизила закупки природного газа в России на 2,6% до 8,101 млрд куб. м., а затраты – на 6,5%, или на 77,212 млн долларов по сравнению с аналогичным периодом 2015 г. – до 1,107 млрд долларов.

Но, как известно, Беларусь с начала года по контрактным ценам за газ не платит (белорусская сторона заявила, что вправе платить за российский газ на основе принципа равной доходности с ценой экспорта в Европу – в этом случае цена получается ниже). Генеральный директор ГПО «Белтопгаз» Леонид Рудинский 21 июля сообщил журналистам, что до завершения газовых переговоров с РФ белорусская сторона будет оплачивать российский газ «по внутренним расчетным ценам». По его словам, стоимость российского газа для Беларуси на границе составляет 133 доллара за 1 тыс. кубометров без НДС, а с учетом наценки «Газпром трансгаз Беларусь» (компания поставляет газ на внутреннем рынке ГПО «Белтопгаз») – 149,82 доллара за 1 тыс. кубометров. «Цена установлена, но мы недоплачиваем», – отметил Л. Рудинский.

Нефте-газовый «пакетный» торг

Итак, Москва и Минск продолжают вести за кулисами напряженный «пакетный» торг по условиям поставки в Беларусь газа и нефти.

Что касается газа, то главный вопрос для Минска – его цена. Сейчас она формируется на основе специальной формулы: цена в Ямало-Ненецком АО (около 36 долларов за тыс. кубометров) плюс стоимость транспортировки до Беларуси (около 90 долларов) и стоимость хранения газа в российских ПХГ (примерно 6 дол.). Газета «Коммерсант» 21 июля написала, что Беларусь согласилась в ближайшее время погасить долг за поставки газа из РФ, но настаивает на том, чтобы в существующей формуле была снижена оплата транспортировки газа – до 65,5 доллара за тысячу кубометров, а также не учитывались расходы «Газпрома» на продажу газа и на хранение в ПХГ.

При этом белорусская сторона намерена решить газовый вопрос в стратегическом для себя ключе. Ранее партеры по ЕАЭС договорились о том, что уже с 2019 года заработает единый рынок электроэнергии. Между тем позиция белорусской стороны по этому вопросу остается жесткой: создать единый электроэнергетический рынок в рамках ЕАЭС невозможно, пока не будет создан единый рынок газа (а его создание отнесли на 2025 г.), ибо из-за более высоких цен на газ белорусская генерация электроэнергии окажется неконкурентоспособной на общем рынке. Для сравнения: сейчас тариф на газ в Смоленской области составляет около в 72 долларов за 1 тыс. кубометров.

Поэтому белорусская сторона предлагает российским переговорщикам поставлять российский газ для белорусских электростанций уже с 2017 г. по более низкой цене. Если бы эти вопросы удалось решить, Минск, скорее всего, согласился бы на внесение изменений в межправительственное соглашение от 2011 г. о поставках газа, в котором идет речь о том, что страны Таможенного союза с 2015 г. должны перейти на равнодоходные цены на газ (сейчас это – основной аргумент белорусской стороны в газовом споре с РФ), и перенести это условие на 2025 г.

Но, судя по всему, союзникам не удастся договориться по всем газовым вопросам, если не будут решены спорные позиции по поставкам российской нефти в Беларусь.

Согласно информации «Коммерсанта», что стороны уже договорились, что отныне обратные поставки белорусских нефтепродуктов в Россию, которые Минск обязан осуществлять в обмен на беспошлинные поставки российской нефти (в 2016 г. – 1 млн тонн автобензинов), должны осуществляться вне зависимости от того, выгодны ли такие поставки белорусской стороне. Сейчас такое условие прописано в межправительственном соглашении от 2007 г., но сомнительно, что белорусская сторона примет его без соответствующих уступок российской стороны.

Известно, что ранее Минску так и не удалось договориться по поводу снижения цены на нефть. Белорусская сторона считает высоким нынешний размер премии для российских нефтяных компаний, поставляющих нефть в Беларусь (размер премии зафиксирован в долларах). Поскольку мировая цена нефти упала за последнее время практически в 2 раза, белорусская сторона подготовила соответствующие расчеты, подтверждающие необходимость снижения премии поставщикам нефти. Однако убедить в этом российских нефтяников не удалось. Белорусские специалисты также указывают на высокую сернистость российской нефти, что усложняет процесс переработки и снижает доходы белорусских НПЗ – и это также следовало бы учесть в цене. Но и по этому вопросу компромиссное решение не было найдено.

В свою очередь российские компании предъявляют белорусской стороне претензии относительно высокой стоимости процессинга на белорусских НПЗ, из-за чего объемы давальческой нефти на «Нафтан» и Мозырский НПЗ в этом году упали до критического минимума – до 7% при возможной квоте до 50% от всего объема импортируемой из России нефти.

Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

ex-press.by

Сланцевые газ и нефть — в чём принципиальная разница? Что дороже нефть или газ

Какое топливо лучше?, О нефти и газе доступным языком

Эволюция человека через призму топлива 

Наверное, сколько в мире наук, столько и взглядов на развитие человека. Одни оценивают, за сколько миллионов лет амеба превратилась в Homo sapiens. Другие – как быстро от примитивных орудий труда человек перешел с самой современной технике. Мы же попробуем оценить, насколько людям удалость эволюционировать в плане топлива.

Дрова

Пещера, костер и люди в звериных шкурах вокруг – знакомая со школьных лет картинка. Так ли это было, оставим на совести ученых. Но вот то, что на протяжении многих веков дрова здорово выручали человека – это аксиома. 

Ими отапливали дома, готовили пищу. Тусклые лучинки блекло освещали незамысловатые избушки бедняков, а в каменных дворцах вельмож мастера печных дел возводили массивные камины. То есть, дрова повсеместно выступали основным видом топлива, и альтернативы им не было.

Такая зависимость приводила к достаточно плачевным последствиям, результатом которых являлись «блуждающие» города. Один из наиболее ярких исторических примеров - Аддис-Абеба (столица Эфиопии). Его координаты постоянно менялись в зависимости от степени вырубки лесов. А массивы этих самых лесов катастрофически уменьшались…

Первой тревожной ласточкой стал топливный кризис в Англии (XIX век), по тем временам в разы опережавшей другие страны в развитии промышленности. Дровам нужна была замена, и она достаточно быстро нашлась.

Уголь

Этот материал не был открытием. То, что уголь горит, люди знали давно. Но его добычей всерьез никто не занимался. Да и использование угля доставляло определенные неудобства. Он не разгорался от спички, а для того, чтобы отапливать ним дома, требовались определенные навыки. 

Но достаточно быстро люди научились пользоваться углем. И уже к 1910 году, в соответствии с мировой статистикой, топливный баланс уверенно пошатнулся в пользу угля.  По сравнению с другими видами топлива, его доля составляла 65% (для сравнения, доля нефти – 3%, газа – 0%).  

Но все же полностью уголь дрова заменить не смог. В местах, где лесов было вдоволь, люди продолжали, наряду с углем, пользоваться дровами. 

Газ

Если бы человеку середины XIX века рассказали, что женщины будут готовить еду на газовой плите, а ночные города – освещаться яркими неоновыми огнями, он, в лучшем случае, счел бы рассказчика фантазером. 

Но, тем не менее, газ уверенно шествовал по планете, стремительно охватывая самые большие города: Лондон, Париж, Нью-Йорк, Берлин, Петербург. Первые осветительные рожки работали благодаря выделяемому из угля газу. Но уже к середине XX столетия его все больше начал заменять природный газ, стремительно захватывая как области промышленности, так и сферу быта.

Нефть

Эта черная маслянистая жидкость вышла на арену практически одновременно с углем, и поначалу ее применение было поистине скудным. Но к 70-ым годам прошлого века добыча нефти настолько возросла, что оставила позади все остальные виды топлива. 

Так, статистические данные этого периода говорили, что на первом месте топливного баланса была нефть (35% от общей добычи топлива), на втором – уголь (30%), затем газ (20%) и дрова – (10%). На долю других топливных носителей (электростанции и атомная энергия) оставалось всего лишь 5% от общего баланса.

В наши дни динамика добычи газа и нефти продолжает неуклонно расти, постепенно вытесняя все остальные виды топлива. И дело даже не в том, что дрова или уголь хуже горят. Просто современный человек чрезвычайно ценит комфорт. И, эволюционируя, он неохотно береться за лопату, чтобы забрасывать в топку уголь.

Куда как удобней поставлять топливо в дома или на предприятия посредством насосов и трубопроводов, а готовить еду не в печи, а тем более, не на костре, а на современной газовой плите. А стремительное развитие транспорта, похоже, еще надолго сохранит эту тенденцию. 

В пользу этого говорят и замеры параметров теплоотдачи. Так, при сгорании топлива выделяется:

  • нефть - 46 тыс кДж
  • 1м3 газа - 38 тыс. кДж
  • 1 кг угля - 29 тыс. кДж.

Как видим, наиболее целесообразными в плане использования являются газ и нефть. А эволюция человека через призму топлива достигла очередной, очень значимой ступеньки, которая ставит добычу и использование нефти на лидирующие позиции.

www.standart-neft.ru

Что перспективнее нефть, уголь или газ? почему? ...

_О том, что прекрасно могут гореть уголь и нефть, люди знали издавна. Правда, одно дело знать, а другое – использовать эти знания на практике. Ведь уголь и нефть надо искать, добывать. Да и топить ими тоже надо уметь. Скажем, уголь просто от спички как хворост не загорится. А обычные печи для нефти так и вообще не годятся. 

Но нужда всему научит. В той же Англии, а затем и в других странах мира со временем научились топить углем еще лучше, чем дровами. Конечно, это вовсе не значило, что о дровах тотчас забыли. Они ведь нужны даже для того, что бы разжечь уголь. А в тех местах, где лесов было в достатке, дрова по-прежнему широко использовались. Так, в России начала 20 века дрова давали более половины всей энергии, одну четвертую часть уголь, шестую - нефть. 

«Один сумасшедший предлагает освещать Лондон – чем бы вы думали? Представьте себе – дымом!... » - так писал Вальтер Скотт в письме одному из своих друзей, не подозревая, что освещение дымом, а точнее газом, вполне возможно, и вслед за Лондоном рожки появятся вскоре в Париже, Нью-Йорке, Берлине, Петербурге и Москве. 

В те времена светильный газ получали переработкой каменного угля. Но уже в начале 20 века поняли, что тот газ, который выходит из недр Земли, горит не чуть не хуже. Лишнее тому доказательство – газовые плиты, стоящие во многих домах и по сей день. 

В 1910 году, как свидетельствует статистика, большую часть топлива в мире составлял уже уголь – 65%. За ним шли дрова и на последнем месте стояла нефть. Ее доля в мировом топливном балансе составляла всего 3%, а природный газ вообще не использовался. 

Еще через четверть века доля каменного угля снизилась до половины, в то время как доля нефти в топливном балансе возросла до 15%. Во многих странах мира начали использовать и природный газ. 

Еще более разительные перемены произошли в России. Уже в годы первых пятилеток страна начала стре

szemp.ru

8 мифов, 2 недоговорки и одна горькая правда!: mirvn

По предложению уважаемого rusanalit решили совместно с mikhai1_t сделать краткий обзор мифов и реальностей “сланцевых” энергоресурсов.

Миф 1: Сланцевая революция это дырка от бублика. Её на самом деле нет и это раздутая “утка”.

Миф 2: Сланцевый газ на треть из азота, не транспортабелен, энергетически малопригоден.

Миф 3: Скважины сланцевого газа/нефти очень быстро пустеют и, значит, содержат меньше газа/нефти.

Миф 4. Сланцевый газ очень, очень дорогой в производстве.

Миф 5. Сланцевый газ это экономический пузырь.

Миф 6. У сланцев ужасная энергетическая рентабельность (EROEI)

Миф 7. Добыча сланцевого газа возможна только в США

Миф 8. Сланцевый газ добывается исключительно по причине огромных дотаций

Недоговорка 1. Сланцевый газ добывать сложнее традиционного

Недоговорка 2. Особенные экологические риски от добычи сланцевого газа

Горькая правда. Сланцевый газ дороже и сложнее в добыче современного традиционного российского.

Для начала стоит разобраться, есть ли вообще эта самая сланцевая революция или это плод информационной войны?

Миф 1: Сланцевая революция это дырка от бублика. Её на самом деле нет и это раздутая “утка”.

Постараемся использовать поменьше слов и побольше фактов и количественных данных. Проще всего относительный масштаб сланцевой революции оценить через сравнение с добычей других стран:

Как видно, добыча сланцевого газа в США уступает только одной стране в мире - России. Сланцевый газ США превосходит минимум в два раза все остальные газодобывающие страны и достигнуто это буквально за несколько лет. Нефть низкопроницаемых коллекторов США (которую ошибочно называют “сланцевой”) находится на пятом месте, опережая даже такие нефтяные страны как Ирак и Иран:

Ошибочный тезис о несущественности сланцевой революции исходит от незнания самого простого параметра - объёма добычи сланцевых энергоресурсов. Беглого взгляда достаточно, чтобы увидеть насколько огромен масштаб добычи сланцевых углеводородов всего лишь в одной стране.

Миф 2: Сланцевый газ на треть из азота, нетранспортабелен, энергетически малопригоден.

Сложно сказать, откуда взялся миф об огромном количестве неуглеводородных примесей в сланцевом газе, которые должны привести к упомянутым явлениям. Обратимся к составу добываемого природного газа в США и оценим содержание примесей:

Сланцевая революция зарождалась в 2005-2008 годах и к концу 2012 года доля сланцевого газа в газодобыче составила 35%. По графику видно, что доля неуглеводородных газов (азот, углекислый газ, и т.п.) никак не поменялась с 2005 до 2013-го и метан+гомологи по-прежнему составляют 97%-97,5% добываемого газа, а примеси - 2,5-3%. Т.е. с течением сланцевой революции состав газа никак не изменился, т.к. он идентичен традиционному в США. При этом стоит отметить, что 2,5%-3% неуглеводородных газов это очень хороший результат. Для примера “Прикаспийское” месторождение в СССР разрабатывалось не смотря на то, что газ там содержал 23% ядовитого сероводорода и 20% углекислоты, а, например, на крупнейшем европейском месторождении природного газа “Грёнинген” (10 место в мире) доля неуглеводородов составляет 15,2%. При этом про плохой состав Грёнингена (который никого и не напрягает) не слышал никто, а про хороший состав сланцевого газа США половина рунета думает, что он ужасен.Более подробно вопрос состава сланцевого газа и сопутствующих нюансов мы разбирали тут: http://mirvn.livejournal.com/10459.html

Миф 3: Скважины сланцевого газа/нефти очень быстро пустеют и, значит, содержат меньше газа/нефти.

Падение дебитов (добычи) у них действительно быстрое. Но вывод сделан неверный, по крайней мере для США. Для примера рассмотрим усреднённые кривые скважин некоторых месторождений США:

Кривая скважины - это её продуктивность (дебит) с течением времени. По горизонтальной оси отложены месяцы работы скважины, по вертикальной - добыча. Если взять месторождение Хейнесвилль (зелёным), то видно, что падение дебитов у него самое быстрое. За год примерно раз в пять. Однако и начальные дебиты у него намного выше. В итоге, благодаря более высоким начальным дебитам, накопленная добыча такой скважины (т.е. за всё время жизни) будет выше скважин других месторождений. Накопленная добыча скважины на графике имеет геометрический смысл площади под кривой.

Можно рассмотреть Фейетвилль (красным). У него наименьшее падение дебитов, всего в два раза за год. Казалось бы - повод для ликования. Однако и добыто с такой скважины будет меньше всего. Проще говоря, между падениями дебитов и накопленной добычи скважины нет связи, которую там обычно предполагают. Да, дебиты падают быстрее, но и с бОльших величин. В итоге, за всё время жизни, у таких скважин добыча получается больше. Поэтому само по себе быстрое падение дебитов не является фактором, на основе которого можно делать выводы (тем более о низкой добыче) и вообще путает, т.к. в реальности наблюдается обратная связь - чем сильнее падают дебиты, тем больше накопленная добыча скважины. Небольшое сравнение накопленной добычи скважин мы проводили здесь: http://mirvn.livejournal.com/9386.html (таблица внизу)

Миф 4.Сланцевый газ очень, очень дорогой в производстве.

По данным Международного Энергетического Агенства (IEA), себестоимость традиционного газа в США составляет $3-7 за МБТЕ, а сланцевого… барабанная дробь… тоже $3-7 за МБТЕ. В европе, кстати, себестоимость традиционного газа $5-9 за мбте.

Для людей, имеющих дело со “сланцевой” отраслью, эти данные не являются чем-то необычным. Всё в рамках ожиданий. Эти же данные с чистым сердцем использует и отечественный Газпромбанк. При этом где-то, конечно, традиционный газ будет дешевле сланцевого - например на ближнем востоке или на наших старых месторождениях. Но, например, нашумевшее новое Штокманское месторождение не будет дешевле сланцевого.

Поэтому добыча сланцевого газа в США экономически ничем не хуже традиционного США. На самом деле даже лучше: именно поэтому газодобытчики перестают добывать традиционный газ и переходят на сланцевый (сегодня 50% добычи природного газа США уже составляет сланцевый) - его величество “эксперимент” всё расставил по своим местам.

Миф 5. Сланцевый газ это экономический пузырь.

Рентабельность зависит от двух параметров - от себестоимости сланцевого газа и от цен на газ. С себестоимостью разобрались в предыдущим мифе и стало понятно, что если нерентабелен сланцевый газ, то будет нерентабелен и традиционный газ в США, т.к. у них схожая себестоимость. Но лучше сразу обратиться к корню проблемы - к цене на природный газ. Откуда вообще взялись тезисы о нерентабельности? Дело в том, что сланцевая революция была сродни золотой лихорадке: между 2007 и 2008 годами цены на газ в США выросли в 2 раза, это послужило хорошим стимулом для добывающих компаний вкладываться в относительно новую технологию горизонтального бурения и гидроразрыва.

Поскольку технология была доступна многим, а территории месторождений огромны, то на рынок вышло так много природного газа и за столь короткое время, что цены на газ в США действительно упали ниже уровня рентабельности. Все добывающие компании пытались попасть на рынок первыми чтобы сорвать максимальную выгоду от высоких цен. В результате этой гонки цены очень быстро обвалились и опоздавшие за это поплатились, но с тех пор цены вернулись к более-менее приемлемому уровню, позволяющему нормально работать.

Конкретизируем, цены на газ на HH:

Обратите внимание на уровень в $2-2.5 за мбте в районе 2012-го. При столь низких ценах будет нерентабелен и традиционный газ США и европы. Т.е. причина некоторого периода нерентабельности сланцевого газа не в самом сланцевом газе, а в сверхнизких ценах на газ в США.

Для сравнения - в Европе цены на СПГ и трубопроводный газ около $10 за мбте (в т.ч. и от Газпрома), в Азии $13-16 за мбте, то есть в разы выше. Текущие цены в США составляют $4,6 за мбте, что уже выше себестоимости некоторых основных месторождений. Ситуация на сегоднящний день такова, что даже аутсайдеры газодобывающей отрасли при сравнительно низких $4,6 за мбте показывают вменяемые результаты: http://rusanalit.livejournal.com/1867077.html

Миф 6. У сланцев ужасная энергетическая рентабельность (EROEI)

Введём в курс дела. Есть экономическая рентабельность - добыча сланцевого газа в денежном эквиваленте поделённая на денежные затраты. Но т.к. энергоресурсы служат человечеству не источников денег, а источником энергии, то в ряде случаев (не коммерческих) логично оценивать энергоресурсы и энергетической рентабельностью, т.е. добыча сланцевого газа в энергетическом эквиваленте, поделённая на затраты в энергетическом эквиваленте. EROEI сланцев “специалисты” в интернете часто опускают ниже семи или даже пяти, на вопрос откуда им это известно - как правило молча обижаются.

Скажем без лишней скромности, никто кроме нас EROEI современного нефтегаза США (т.е. в том числе сланцев) нормально по общепринятой методологии не считал и поэтому рассказы о низком EROEI сланцев это всегда домыслы. В мире EROEI нефтегаза США посвящено только несколько исследовательских работ и все они построены на данных периода до сланцевой эры США. Почти все работы принадлежат перу или ссылаются на маленькую группу исследователей, главные среди которых Кливленд и Холл (автор концепции EROEI). Выделить сланцевый сектор из нефтегаза США по методологии этих авторов не представляется возможным, однако известно, что сланцы занимают большую долю в нефтегазовом секторе США и плохая энергетическая рентабельность сланцев проявилась бы на общем EROEI нефтегазового сектора США. В итоге, мы взяли общепринятую методологию упомянутых основоположников и добавили вычислений на основе современных данных. Результат:

Как видно, после сланцевой революции энергетическая рентабельность нефтегаза США не только не упала сильно, а наоборот стабилизировалась и - начала немного расти. Поэтому выводы об ужасной энергетической рентабельности (EROEI) сланцев неверны.

Миф 7. Добыча сланцевого газа возможна только в США

Каких-то особых причин, по которым не получится добывать сланцевый газ за пределами США нет, потому что геологические условия позволяют это делать и всё обычно упирается в разные негеологические причины. Что подтверждено практикой: Канада добывает весомые 30 млрд куб.м. сланцевого газа и это в условиях ещё более низких цен на газ, чем в США. Китай уже приступил к добыче сланцевого газа и дебиты скважин в Китае ещё лучше, чем в Канаде или США. Более подробно ситуацию со сланцевым газом в мире мы разбирали тут: http://mirvn.livejournal.com/9386.html

Миф 8. Сланцевый газ добывается исключительно по причине огромных дотаций

Во-первых, сложно доказывать, что ты не верблюд. Во вторых, про дотации добыче сланцевого газа много слов, но нет фактов и данных. Из конкретики встречается отсылка к Section 29 credit из Windfall Profits Tax Act of 1980, который действительно дотировал добычу нетрадиционного газа. Всё бы ничего, но этот праздник закончился в 2002 году.

Конкретно сланцевому газу/нефти федеральных льгот или субсидий нет. Однако есть льготы для всей нефтегазодобывающей отрасли, наиболее крупная и известная из них это Intangible drilling costs. Т.е. к сланцевому газу/нефти она относится лишь краем, т.к. действует на всю добычу - и газа и нефти и традиционного и нетрадиционного и размер её составил… мизерные $1 млрд в 2013 году. Добавим, что в нефтегазовой отрасли США счёт идёт на сотни миллиардов в год, у одной только ExxonMobil уже на десятки. Суммарно же эти льготы составляют $4 млрд.

Второй нюанс - это исключительно политический срач о льготах “большой нефтянке” США (BP, ExxonMobil, Shell и т.п.), которая на добыче сланцев особо не была замечена, т.к. предпочитают традиционности. Если в кратце, то суть такова, что пять крупнейших нефтяных компаний “занесли” республиканцам, которые не переживают за федеральный бюджет и ратуют за сохранение льгот, в то время как демократам, которые несут все тяготы по оптимизации федерального бюджета, не “занесли”. В итоге, Обама спит и видит, как бы отменить льготы “Большой нефтянке”, которая в условиях высоких цен на нефть не особо страдает. Нюансы этих срачей можно подчерпнуть в любом крупном издании США. Однако, по непонятным причинам, льготы “Большой Нефтянке” публицистика в рунете называет дотациями сланцевому газу (пример). Происходит ли это по незнанию или откровенная пропаганда - это уже другой вопрос. В любом случае, льготы большой нефтянке составляют около $2,5 млрд, что опять же не сопоставимо с масштабом индустрии.

Может быть мы упустили ещё какой-нибудь миллиард, но масштаб очевиден.

Как видно, “мифы” опираются либо на неправильные данные (обычно вообще ни на какие данные не опираются), либо делают ошибки в рассуждениях. Поэтому нескончаемый поток мифов будет подкреплён новыми фантазиями и новыми ошибками. Опровергнуть все, конечно, не представляется возможным и вообще бессмысленно, но мы попытались разобрать основное.

Переходим ко второй части - реальностям.

Недоговорка 1. Сланцевый газ добывать сложнее традиционного.

Если в расчёте на количество добываемого газа, то как показала экономическая и энергетическая рентабельность, сланцевый газ США совпадает с традиционным США. Если же в расчёте на скважину (что не совсем корректно), то сланцевый газ добывать сложнее. Дело в том, что сланцевые месторождения лежат глубже традиционных и, вдобавок, приходится обязательно делать гидроразрыв пласта и бурить горизонтальный ствол. Конечно это усложняет скважину. Но с другой стороны, продуктивность сланцевых скважин (дебиты и накопленная добыча) в США намного выше, чем у традиционных (в США же). В итоге, бОльшая добыча скважины компенсирует сложность добычи и экономическая/энергетическая рентабельность как минимум не хуже традиционного газа.

Недоговорка 2. Особенные экологические риски от добычи сланцевого газа

Этот вопрос стоит разбить на два подпункта.

ГРП

Вывод этот обычно проводят из особенности добычи сланцевого газа - гидроразрыва пласта. Но тут есть проблема: с одной стороны ГРП является обязательной технологией добычи сланцев, с другой - ГРП в современном нефтегазе является нормой и при добыче традиционного нефтегаза. Т.е. ГРП не является специфически сланцевой технологией. Дело в том, что добыча традиционной нефти это далеко не всегда фонтан (в прямом смысле), как это бывает на новых хороших месторождениях. По мере истощения традиционного месторождения приходится применять технологии стимуляции добычи и поэтому ГРП штука предельно банальная. Поэтому удивляют рассказы о том, что тысяча ГРП в год в Пенсильвании на крупнейшем месторождении сланцевого газа “Марселлус” на другом конце земли - это конец природе и экологические ужасы, в то время как 605 ГРП “Татнефти” почему-то никто не замечает, не обсуждает и не возмущается об ужасной судьбе и экологической ситуации Татарстана от ГРП. При этом стоит отметить, что конечно есть экологические риски от нефте- и газодобычи, никто не говорит, что их нет. Но вот что-то принципиально особенное из-за сланцевой добычи и привязка этих рисков конкретно к сланцевой добыче - это неправильно, т.к. ГРП стал суровой реальностью в мире при разработке старых традиционных месторождений нефти и газа, когда более простые методы неудобны. ГРП даже применяется при добыче метана угольных пластов, который находится намного ближе к поверхности (до километра) и, соответственно, к водоносным горизонтам. Но это никого не волнует. Волнует только ГРП на сланцевом газе на глубине в 2-4 километра.

Водные ресурсы

На эту тему, как всегда, в рунете можно найти много слов, но не найти количественных данных. Как спорщики делают выводы о гидроресурсах без использования количественных данных для нас остаётся загадкой. Конкретные цифирки можно найти, например, в этом отчёте MIT (массачусетсткого технологического института). Стобцы это отрасли и указана доля потребления воды, строки это штаты четырёх сланцевых месторождений

столбцы: общественные нужны, промышленность, ирригация, животноводство, сланцевый газ (выделен синим), суммарное потребление.

Видно, что добыча сланцевого газа на основных месторождениях занимает мизерную долю в потреблении водных ресурсов. Менее 1%.

Есть и другие нюансы экологического вопроса, меньшие по размеру, но их оставим за бортом.

Горькая правда. Сланцевый газ дороже и сложнее в добыче современного традиционного российского.

Тут без сомнений. Накопленная добыча скважин сланцевого газа США намного меньше, чем накопленная добыча скважин традиционного газа в России. Поэтому добыча сланцевого газа или чего-нибудь другого подобной стоимости на сегодня и в среднесрочной перспективе для России неактуальна. Однако, со временем и у нас истощатся запасы дешёвого газа и где-нибудь к концу 2020-х или позже придётся начинать вовсю использовать шельфовые проекты в арктике или что-нибудь трудноизвлекаемое в западной сибири. Тем не менее, в США, Канаде и других странах добыча сланцевого газа оправдана и уже ведётся.

Поэтому нужно очень аккуратно (методологически) обращаться с тезисами о неадекватности добычи сланцевого газа. Для России это неадекватно, для США, Канады и Китая, как показывают факты и данные, добыча сланцевого газа это хорошее и удобное удовлетворение собственных потребностей, которым они с успехом и радостью пользуются. Проще говоря, если сравнивать сланцевый газ с традиционным, то надо всегда указывать с каким традиционным газом производится сравнение (отечественным, США, Канады, новыми или старыми месторождениями), потому что результаты сравнения будут варьироваться. Сравниваете сланцевый газ США с традиционным отечественным? Сланцевый газ плох. С традиционным США, Канады и т.п.? Сланцевый газ хорош.

С источниками данных здесь сложнее, потому что достоверные и точные данные по скважинам и месторождениям России в свободном доступе нам найти не удалось. Однако, если сравнить добычу России и количество скважин, которым эта добыча обеспечена, то виден гигантский положительный отрыв России от США (десятки раз), что однозначно указывает на огромное различие в накопленной добыче скважин в пользу России. У России накопленная добыча скважин традиционного газа порядка млрд м.куб и более, у США же 30-100 млн м. куб.. Но у США такого хорошего традиционного газа нет (и не было никогда), поэтому и перешли на сланцевый.

mirvn.livejournal.com

Что дороже газ или нефть. Сланцевые газ и нефть — в чём принципиальная разница?

Как добывают нефть? Где добывают нефть? Цена на нефть

Нефть представляет собой горючую маслянистую жидкость, имеющую цвет от светло-коричневого (почти прозрачного) до темно-бурого (почти черного). По плотности делится на легкую, среднюю и тяжелую.

В настоящее время представить современный мир без нефти невозможно. Она является главным источником топлива для различного транспорта, сырьем для производства различных товаров народного потребления, лекарств и прочего. А как добывают нефть?

Разработки

Нефть вместе с природным газом накапливается в пористых породах, которые называются коллекторами. Они могут быть различными. Хорошим считается коллектор, представляющий пласт песчаника, который располагается между слоями глины и глинистых сланцев. Это исключает утечку нефти и газа из подземных резервуаров.

Как только полезные ископаемые обнаружены, проводится оценка их запасов в пласте, качества и разрабатывается способ безопасного извлечения и транспортировки до перерабатывающей установки. Если по расчетам добыча нефти и газа в данном месторождении является экономически выгодной, то начинается установка эксплуатационного оборудования.

Особенности добычи нефти

В природных резервуарах, где добывают нефть, она находится в сыром состоянии. Как правило, горючая жидкость смешана с газом и водой. Часто они находятся под высоким давлением, под воздействием которого нефть вытесняется к необорудованным скважинам. Это может привести к возникновению проблем. Иногда давление бывает настолько мало, что требуется установка специального насоса.

Процесс добычи нефти можно разделить на три этапа:

  • Движение жидкости по пласту по направлению к скважине. Осуществляется за счет природной или искусственно создаваемой разности давления.
  • Движение жидкости по скважине – от забоя до устья.
  • Сбор нефти с газом и водой на поверхности, их разделение, очистка. А далее жидкость транспортируется до перерабатывающих установок.

Существуют различные методы добычи нефти, которые зависят от типа месторождения полезного ископаемого (суша, морское дно), вида коллектора, глубины заложения. Также способ может меняться по мере опустошения природного резервуара. Стоит отметить, что морская добыча нефти - более сложный процесс, так как требует устройства подводных установок.

Естественная добыча

Как добывают нефть? Для этого используется сила давления, естественного или создаваемого искусственно. Эксплуатация скважины при энергии пласта называется фонтанной. В данном случае под давлением подземных вод, газа нефть поднимается наверх, не требуя привлечения дополнительного оборудования. Однако фонтанный способ используется только для первичной добычи полезного ископаемого, когда давление значительное и способно поднимать жидкость наверх. В дальнейшем необходимо применение дополнительного оборудования, позволяющего полностью выкачать нефть.

Фонтанный способ является самым экономичным. Для регулировки подачи нефти устанавливается специальная арматура, которая герметизирует устье скважины, контролирует объем подаваемого вещества.

После первичной добычи используются вторичный и третичный методы, позволяющие максимально эффективно использовать месторождение.

Первичный, вторичный и третичный методы

При естественном способе добычи нефти используется поэтапный метод:

  • Первичный. Жидкость поступает под воздействием высокого давления в пласте, которое образуется от подземных вод, расширения газов и прочее. При таком способе коэффициент извлечения нефти (КИН) составляет примерно 5-15%.
  • Вторичный. Такой метод используется тогда, когда естественного давления уже недостаточно, чтобы поднимать нефть по скважине. В этом случае применяется вторичный способ, который заключается в подводе энергии извне. В этом качестве выступает закачиваемая вода, попутный или натуральный газ. В зависимости от пород резервуара и характеристик нефти, КИН при вторичном методе достигает 30%, а суммарное значение – 35-45%.
  • Третичный. Такой метод заключается в увеличении подвижности нефти для повышения ее отдачи. Один из способов – это TEOR, при помощи которого за счет нагрева жидкости в пласте уменьшается вязкость. Для этого наиболее часто применяется водяной пар. Реже используется частичное сжигание нефти на месте, непосредственно в самом пласте. Однако такой способ не очень эффективен. Для изменения поверхностного натяжения между нефтью и водой можно ввести специальные ПАВ (или детергенты). Третичный метод позволяет повысить КИН еще примерно на 5-15%. Данный способ используется лишь в том случае, если добыча нефти продолжает оставаться рентабельной. Поэтому применение третичного метода зависит от цен на нефть и стоимости ее извлечения.

Механизированный способ: газлифт

Если энергия для подъема нефти подводится извне, то такой способ добычи называется механизированным. Он подразделяется на два вида: компрессорный и насосный. Каждый из методов имеет свои особенности.

Компрессорный также носит название газлифтный. Этот метод подразумевает закачку газа в скважину, где он смешивается с нефтью. В результате плотность смеси снижается. Давление забойное также уменьшается, становится ниже пластового. Все это приводит к движению нефти к поверхности земли. Иногда газ под давлением подается из соседних пластов. Такой способ называется "бескомпрессорный газлифт".

На старых месторождениях применяется и система эрлифта, при которой используется воздух. Однако такой способ требует сжигания нефтяного газа, а трубопровод имеет низкую устойчивость к поражению коррозией.

Газлифт для добычи нефти используется в Западной Сибири, Западном Казахстане, Туркмении.

Механизированный способ: использование насосов

При насосном способе на определенную глубину опускаются насосы. Оборудование подразделяется на различные виды. Наибольшее распространение получили штанговые насосы.

Рассмотрим, как добывают нефть данным способом. Принцип работы такого оборудования следующий. В скважину опускаются трубы, внутри которых расположены всасывающий клапан и цилиндр. В последнем установлен плунжер с нагнетательным кла

szemp.ru