Нефтянной бизнес в России (стр. 1 из 9). Нефть как бизнес


Торговля нефтью - Как работать с нефтью?

Несомненно, в настоящее время нефть является самым коммерческим товаром в мире. В качестве сырья ничто не сравнится с ней, с точки зрения ее важности для экономики и современной жизни. Без этого ископаемого топлива мир будет сильно отличаться от того, каким он есть. По этой причине нефть стала инвестиционным инструментом, которым тысячи крупных и мелких инвесторов по всему миру стремятся торговать с целью получения прибыли. Фактически, потенциал прибыли на этом рынке, чрезвычайно велик, однако для того, чтобы активно торговать, необходимо обладать необходимыми знаниями.

Сырая нефть

Сырая нефть, является продуктом, извлеченным непосредственно из почвы. После добычи ее направляют на нефтеперерабатывающий завод, где она перегоняется для производства различных продуктов, от пластмасс до газов.

Нефть является невозобновляемым ресурсом, по этой причине количество нефти, которая существует сегодня, является ограниченным, хотя неизвестно, сколько ее осталось. Эксперты согласны с тем, что большая часть нефти, которая легко извлекается (самая близкая к поверхности), уже добыта и компаниям приходится искать ее глубже. В этом случае это нефть, добыча которой дороже.

Большая часть добычи нефти поступает из стран, входящих в ОПЕК, страны, которые составляли бывший Советский Союз, и из других источников, таких как Соединенные Штаты и Европа. Из всех этих стран Саудовская Аравия владеет крупнейшими запасами нефти во всем мире. Роль нефти настолько важна, что в случае с Соединенными Штатами она имеет стратегический резерв в случае чрезвычайной ситуации. Этот запас хранит около 570 миллионов баррелей нефти в подземных соляных пещерах на четырех участках вдоль Мексиканского залива.

Как работать с нефтью?

Существует две марки нефти: Brent Crude (нефть Brent) и West Texas Intermediates (WTI). Brent Crude – британская марка нефти, добываемая из Северного моря. Сегодня две трети нефти, торгуемой на международном уровне из Европы, Африки и Ближнего Востока, котируются на основе нефти Brent из Соединенного Королевства. Фьючерсы на нефть основаны на договорах с периодами одного месяца погашения и имеют следующие общие характеристики:

  • Трейдер не должен платить за просрочку, в этом случае операция будет продолжаться до окончания контракта.
  • Контракты истекают в определенную дату в течение одного месяца.
  • Срок действия контракта варьируется от месяца к месяцу, поэтому трейдер должен знать об этих изменениях при торговле фьючерсами на основе нефти.

WTI – американский эквивалент нефти Brent. Он широко известен как Light Sweet Crude Oil. Он торгуется на бирже в Нью-Йорке на основе ежемесячных контрактов, которые, как и в случае с Brent, истекают в определенную дату. Благодаря кредитному плечу, предлагаемому фьючерсными контрактами, ее потенциал для прибыли чрезвычайно велик, но также и ее потенциал для потерь. По этой причине нефть не является инструментом инвестиций для новичков, так как она требует определенного уровня знаний.

Альтернативный, но не такой хороший способ работы с нефтью – через фондовый рынок, в основном инвестируя в акции компаний, занимающихся нефтяным бизнесом (добыча, транспортировка, переработка и т. д.). Однако в этом случае необходимо хорошо понимать эти компании. Например, рост цен на нефть необязательно отражается в цене акций крупнейших нефтяных компаний, так как они также от других факторов. Это происходит отчасти из-за расходов, связанных с поисками месторождений и переработки нефти и в основном эта отрасль основана на дорогом процессе рытья больших отверстий в земле, в надежде, что некоторые из них содержат нефть, которую можно извлечь.

На что мы должны смотреть, когда мы будем работать с нефтью?

Для работы с нефтью необходимо знать разные факторы, которые могут оказать решающее влияние на тенденцию рынка. В дополнение к экономическим данным, которые могут дать нам представление о потреблении нефти, которое индустрия имеет во всем мире (логически, чем выше потребление, тем выше спрос на это сырье), следует также рассмотреть несколько факторов.

  • Во-первых, мы все должны знать о сезоне поставки сырой нефти в США, который начинается в День поминовения в конце мая и заканчивается Днем труда в начале сентября. Поскольку в этом сезоне наблюдается рост спроса на нефть со стороны крупнейшего в мире потребителя этого сырья, его начало обычно совпадает с обобщенным ростом цен на нефть. Аналогичным образом, когда этот период заканчивается, обычно снижается цена на нефть, поскольку спрос на нефть уменьшается. Всегда помните об изменениях спроса со стороны Соединенных Штатов, поскольку эта страна является одним из крупнейших потребителей топлива, и ее влияние на стоимость этих продуктов крайне велика.
  • Еще один сезонный фактор, который следует учитывать, это климат, поэтому необходимо регулярно проверять прогнозы погоды. Официально, в Соединенных Штатах сезон ураганов начинается 1 июня и заканчивается 30 ноября, но природа часто непредсказуема. В среднем в Карибском бассейне и Мексиканском заливе ежегодно происходит около 11 штормов, из которых 6 становятся ураганами, и из них только 2 становятся особенно опасными ураганами. Конечно, цифры могут меняться, однако действительно важно, что происходит с ценой масла в сезон ураганов. В течение этих периодов обычно наблюдается сезонный рост цен на нефть.

Существуют также другие сезонные факторы, которые влияют на нефть, хотя в меньших масштабах, например, особенно холодные зимы на севере, где увеличивается потребление газа.

К сожалению, нефть не существует в стабильных и политически предсказуемых странах, таких как Швейцария, например. Реальность такова, что помимо Соединенных Штатов, России и Саудовской Аравии нефть сосредоточена в регионах, характеризующихся политической нестабильностью, и управляется жесткими режимами, речь прежде всего идет про Венесуэлу, Ливию, Иран и Ирак.

Стратегии работы с нефтью

На этом этапе трейдер должен выбирать между операциями на основе новостей и экономических событий, которые могут повлиять на цену нефти (фундаментальный анализ) или с использованием технического анализа. В случае трейдеров, работающих на основе экономических показателей и новостей, они должны иметь в виду, что они могут действовать против опытных трейдеров, которые могут иметь четкое представление о том, что произойдет. Помните, что важная информация обычно находится в руках «нескольких» людей, и когда она будет выпущена, может быть слишком поздно. По этой причине многие трейдеры предпочитают использовать технический анализ.

Аналогичным образом можно использовать некоторые индикаторы фундаментального типа, которые имеют тенденцию влиять на движение цен на нефть. Одним из этих показателей и одним из наиболее важных является инвентаризация нефти в Соединенных Штатах, которая выпускается еженедельно в среду.

Выводы

Для начинающих трейдеров, которые рассматривают возможность инвестирования в нефть, необходимо сначала понять, как на этом рынке все устроенно. Именно на этом рынке торгуют большинство опытных трейдеров, чей опыт и знания позволяют им получать прибыль, используя этих новичков, которые начинают работать, полагая, что это быстрый и простой способ заработать деньги.

v-biznes.com

Нефтяной бизнес. Открытие АЗС.

Нефтяной бизнес. Открытие АЗС. Нефтяной бизнес в последнее время стало очень популярен и прибылен.

Количество автомашин в городах неуклонно растёт, соответственно увеличивается и число заправок. Если очень постараться, то можно заняться организацией собственной АЗС и найти своё место на этом достаточно серьёзном рынке.Чтобы работать в этой сфере, можно выбрать один из двух путей: построить собственную заправку или организовать фирму под торговым именем уже известных топливных компаний.Можно прикинуть примерные расходы по каждому варианту.

И так, собственная авто-заправочная станция с нуля. Первым делом необходимо наличие в распоряжении клочка земли под строительство. Это может быть как собственная земля, так и арендованная. Затем необходимо получить лицензию на хранение нефтяных продуктов или газа. На оформление документов не потребуется больших затрат, в отличие от затрат на само строительство. В Москве на участок земли придётся потратить не менее сотни тысяч долларов. Само оборудование также стоит недешево – например, самый недорогой комплект – две колонки и компьютер – стоит не менее 40000 $. Для нормальной, полноценной заправки требуется не менее 4 колонок, соответственно потребуется минимум 80000 $. Плюс организация подъездных путей, строительство здания, обустройство хранилища топлива, инвентарь. Скорее всего, АЗС будет стоить желающему открыть подобный бизнес не меньше полумиллиона долларов.

 

Теперь немного о работе «под крылом» уже функционирующего бренда. Франшиза обойдётся предпринимателю примерно в 700-800 $ в год. Не такая уж и большая цифра за имя известной компании. Плюс очевиден – имя бренда работает на Вас, соответственно имеет место более частое посещение автомобилистами Вашей АЗС. Затраты на оборудование примерно такие же, как и в случае открытия своей АЗС. Заключая договор франчайзинга, предприниматель не должен упустить следующего момента: нужно разузнать информацию о расположении нефтебаз, чтобы избежать проблем с поставкой топлива.

Конечно, работая под франшизой, предприниматель должен будет соблюдать стилистику фирмы – цвета, размеры вывесок, униформу обслуживающего персонала, наличие дополнительных удобств (магазина или автомойки, например). Это, соответственно, также потребует финансовых вложений.При организации собственной автозаправки наиболее важный момент – это организация поставки топлива. Проще и надежнее будет выбрать крупную компанию, имеющую свою нефтебазу. При таком раскладе можно быть более уверенным в качестве нефтепродуктов. Также важно ориентироваться на средние цены по отрасли, следить за их изменениями. Это очень просто делать, используя сеть Интернет.

 

Начиная работать с поставщиком, следует поинтересоваться, каким образом формируется отпускная цена, разузнать величину акцизного сбора для различных видов топлива.Довольно важный вопрос – это безопасность заправки. Бронированные стекла у кабины кассира будут нелишними. Обязательно следует позаботиться о наличии кнопки вызова спецслужб.Кроме того, нефтяная отрасль контролируется многими проверяющими органами, поэтому нужно быть постоянно готовым к той или иной проверке АЗС.В погоне за клиентами и более высокой прибылью нефтяные бизнесмены обустраивают целые комплексы, на которых кроме заправки машины, можно помыть её, купить продукты, журналы, выпить кофе или даже заночевать в отдельной комнате. Подобное расширение бизнеса сильно поднимает репутацию заправки, а соответственно и уровень выручки.

<<Разведение аквариумных рыб. Бизнес на рыбе. Бизнес идея - плетение из лозы, и как можно на этом заработать>>
 

biznestoday.ru

Нефтянной бизнес в России

Московская Финансово-Промышленная Академия

Кафедра экономической теории

Исследовательская работа по предмету: «Основы предпринимательства».

Тема: «Нефтяной бизнес в России».

Выполнил:

студент МВБШ

гр. ЗКД-108ф

Тараненко Александр Сергеевич

МОСКВА 2006

Содержание:

Почему я выбрал эту тему - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - 3

Кратко о нефтяном бизнесе в России - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - 4

О компании «Лукойл» - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - 12

История компании «Лукойл» - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - 13

Подведём итоги - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -31

Список используемой литературы - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -33

Почему я выбрал эту тему?

На самом деле причиной этому может быть только лишь две причины, а именно:

1) нефтяная отрасль является одной из самых прибыльных как в России, так и, пожалуй, во всём мире, именно поэтому, из-за размеров прибыли компаний, занимающихся этим бизнесом, я решил сделать свою работу именно на эту тему;

2) на примере больших компания, коей, несомненно, является компания «Лукойл», легче понять устройство всего бизнеса в целом.

Именно по этим причинам я выбрал эту тему, ну а компанию, на примере которой я рассматриваю весь бизнес, я выбрал, беря в расчёт её размеры и доступность источников информации, из коих можно взять материалы, для составления данной работы.

О нефтяном бизнесе в России.

В последнее десятилетие экономисты начали понимать, что экономика, и особенно мировая экономика, в колоссальной степени зависит от политики. И в первую очередь это относится к нефтегазовому бизнесу. Нефтегазовый бизнес практически на 90% определяется политикой. В нынешнем технологическом укладе горючие углеводороды остаются почти единственным сырьем для энергетики и для производства и при этом являются классическим ограниченным ресурсом.

Все понимают, что рынок нефти и рынок газа — это олигополия продавца. В общем, пресловутая мировая цена на нефть определяется не на какой-то реальной товарной бирже, где совершались бы все сделки между продавцами и покупателями. Все понимают, что мировая цена на нефть на 80% зависит от открытого монополистического сговора Госдепартамента США с королевской семьей Саудовской Аравии, определяемого политическими соображениями. Остальные 20% мировой цены являются результатом олигопольного сговора всех остальных продавцов, большая часть которых объединена в ОПЕК, пытающихся посредством своего олигопольного сговора повлиять на первый монопольный сговор.

Такая ситуация существует по крайней мере с начала XX в., когда осветительный керосин стал широко заменяться на более дешевые газ и электричество благодаря изобретению ламп Эдисона, а бурное развитие автомобильной промышленности привело к тому, что бензин перестал рассматриваться как побочный продукт перегонки нефти и стал важным топливом, необходимым для автомобильного транспорта. И продолжается по сей день, несмотря на все широковещательные заявления об альтернативных источниках энергии.

Отсюда в нефтяном бизнесе и возникают такие специфические и вряд ли применимые к отраслям, работающим на внутреннем рынке, и к отраслям обрабатывающей промышленности понятия, как "нефтяная дипломатия", "нефтяные войны" и так далее.

При добыче горючих ископаемых все государства используют практически всего две стратегии. Первая стратегия — это добиваться возможности получения достаточных объемов достаточно недорогих горючих ископаемых, которые являются сырьем для энергетики, жилищно-коммунального хозяйства, промышленности и автотранспорта. Она действует как для стран-нефтепроизводителей, так и для стран-нефтепотребителей. Естественно, что страны-нефтепотребители заинтересованы в этом смысле в низких ценах, но и страны-нефтепроизводители заинтересованы в низких ценах для своего внутреннего рынка. Вторая стратегия, свойственная только нефтепроизводителям, — это добиваться высоких цен на нефть, так чтобы вырученную валюту направить на две цели: на приобретение необходимых народному хозяйству импортозамещающих технологий и на обеспечение высокого уровня жизни своих граждан за счет инвестиций во внутренний рынок и социальную сферу. Никаких других позитивных стратегий не существует. Имеется еще одна — слишком хорошо нам знакомая негативная стратегия, о которой будет сказано позже.

Такая ситуация задает бизнесу горючих ископаемых особый менталитет, который, если добыча ведется за границей, можно назвать империалистическим, а если добыча ведется на собственной территории, — патриотическим. Вне зависимости от того, в какой собственности находятся компании, государственной или частной, собственники и топ-менеджмент проявляют чрезвычайно глубокое понимание задач собственного государства и чрезвычайно чувствительны к точке зрения правительства.

В принципе, существуют две модели оформления "государственно-нефтяных отношений", их можно назвать европейской и англо-американской.

Европейская модель, которая в настоящее время распространена не только в Европе, но и в Латинской Америке, на Ближнем Востоке и т.д., предполагает, что топливно-энергетический комплекс находится либо в полной собственности государства, либо государство обладает не менее чем блокирующим пакетом акций в этом бизнесе, а лучше контрольным.

В Соединенных Штатах, Великобритании и Нидерландах нефтяной бизнес формально является частным. В этих странах, особенно в США после знаменитого антимонополистического разделения Standard Oil, поощряют конкуренцию национального бизнеса. Но хотя это бизнес — частный, приносящий своим собственникам большие прибыли и формально не зависящий от государства, англо-американская модель также подразумевает, что бизнес является предельно патриотическим и свою стратегию строит, негласно консультируясь со своим государством. В этом смысле целью любого такого бизнеса является принесение максимальной пользы собственной стране вплоть до откровенно империалистических и колониалистических целей принесения этой пользы независимо от того, какой вред наносится другим странам.

Тэковский бизнес, разумеется, не сводится к политике. Но то, что остается за вычетом политики, довольно трудно в полном смысле слова назвать экономикой. Можно сказать, что нефтегазовый бизнес на 90% — это политика плюс геология. А оставшиеся 10% приходятся на менеджмент и технологии. (И в этом смысле топливно-энергетический сектор напоминает военно-промышленный по стратегическому значению и по пониженной роли собственно экономических соображений, хотя и они играют свою роль.) То есть, кроме переменных политической мощи, обеспечивающей возможности захвата месторождений для их эксплуатации, второй базовой переменной, определяющей этот бизнес, является просто ограниченность запасов.

И поэтому главным фактором частичного преодоления ограниченности является разведка новых месторождений, которая по сути и является тем, что понимается под производством запасов. Хотя, если верна господствующая сегодня теория происхождения нефти, запасы нефти ограничены, и по мере исчерпания существующих запасов последующие запасы становятся все более трудными для добычи и эксплуатации. Поэтому под "геологией" тут следует понимать не только собственно разведку, но и дифференциальное описание запасов, которое и определяет методы их эксплуатации.

Что касается технологии и менеджмента, то здесь надо отметить, что при добыче и эксплуатации горючих ископаемых используются сравнительно простые технологии и сравнительно простой менеджмент. В общем, современные методы добычи, современное оборудование, используемое при добыче, являются классическим примером средних технологий. Это сопоставимо с производством танков, если не с производством винтовок.

Пока самой сложной технологией добычи являются всего лишь платформы — сложный продукт инженерной мысли, но не более сложный, чем современные мосты. Можно сказать, что платформа является аналогом очень большого гражданского судна. А собственно используемое оборудование, т.е. насосы и трубы, тоже не отнесешь к высоким технологиям.

Практически на сегодняшний день высокие технологии используются в этом бизнесе только в сфере информатизации. Здесь имеется в виду просто применение компьютеров, которые используются не только для планирования, разведки, геофизического моделирования и конторской работы, но еще и как датчики. Как правило, это датчики количества и состояния, но есть еще и датчики, использующиеся при передовых методах, о которых будет сказано позже.

mirznanii.com

Нефть как иллюзия Бизнес Журнал Федеральный

Об основных вехах этого года, оказавших влияние на российскую экономику, говорить еще рано. Однако самые судьбоносные для России события уже успели произойти. В той или иной степени, все они связаны с «нашим всем» — нефтью.

В текущий год отечественная политическая элита вступала с чувством исторического оптимизма, подпитанного осенними новостями: успешными для «партии власти» парламентскими выборами в сентябре, избранием Дональда Трампа президентом США в начале ноября и заключением соглашения между странами ОПЕК о сокращении добычи нефти на 1,16 млн барр. в сутки в конце того же месяца (10 декабря к этому соглашению присоединились еще одиннадцать стран с суммарным снижением добычи на 558 тыс. барр. в сутки). Такие события для России открывали прямой путь к беспроблемной президентской кампании 2018 года, восстановлению отношений с Западом, постепенному ослаблению санкционного давления, а также преодолению наконец бюджетных проблем за счет притока дополнительных нефтедолларов.

Не будем касаться того, насколько сбылись ожидания нарастающей внутриполитической стабильности и сердечной дружбы с новым американским президентом. Остановимся лишь на третьем обстоятельстве, точнее — трех важных факторах, которые почти наверняка определят новые (и довольно опасные для России) тренды на мировом энергетическом рынке.

 

Игра на понижение

Самым ожидаемым всеми западными экспертами (и проигнорированным большинством российских) событием стало увеличение добычи нефти в США вследствие повышения нефтяных котировок минувшей зимой. Долгое время в России надеялись, что новые заокеанские технологии способны обеспечивать необходимую рентабельность при рыночных ценах выше $60/барр. Но уже к прошлому лету стало понятно, что это не так: «зона риска», скорее, сдвинута к $40-45/барр. и, вероятно, со временем может стать еще ниже. Поэтому обратной стороной повышения цены после соглашения о сокращении добычи стал рост производства в США — с 8,5 млн барр. в сутки в середине октября 2016 года до 9,35 млн в середине июня 2017-го. Свое действие оказала и политика новой американской администрации, о которой я писал ранее (см.: Иноземцев Владислав. Станет ли Америка снова великой? // Бизнес-журнал. 2016. №12. С. 6–8): ограничение налогов, отход от экологических ориентиров прежней администрации, а также разрешение на разведку и бурение на федеральных землях обеспечили приток инвестиций в нефтяную отрасль. И эти обстоятельства предполагают дальнейший рост добычи. Если до сих пор увеличение производства нефти в Америке компенсировало половину плановых сокращений ОПЕК и их союзников, то в будущем оно может даже превзойти этот уровень.

Второй тренд определяют противоречия между производителями, которых становится все больше. Дело в том, что соглашение о сокращениях не было всеобъемлющим. Оно не затрагивало, например, Нигерию и Ливию, так что для этих стран изменения конъюнктуры стали сигналом к стремительному наращиванию добычи и использованию ситуации в своих целях. Суммарно производство нефти только в этих двух государствах за первое полугодие выросло на 960 тыс. барр. в сутки (Нигерия увеличила его на треть, а Ливия — вдвое) — и оно тоже продолжит расти, усиливая разногласия относительно организации новых согласованных акций. России, которая заявляла о полном соблюдении договоренностей, каким-то мистическим образом удалось нарастить экспорт нефти в первом квартале 2017 года на 0,78%, а нефтепродуктов — на 6,7% (https://www.neftegaz.ru/news/view/160971-Dohody-Rossii-ot-eksporta-nefti-i-gaza-v-1-m-kvartale-2017-g-vyrosli-no-sravnivat -s-2014-g-ne-nuzhno-rasstroites).

При этом в Заливе, похоже, серьезно обиделись на Катар — единственную страну региона, которая сделала ставку не столько на нефть, сколько на газ. И сейчас схватка между ними, «замаскированная» под выяснение вопроса о том, кто каких террористов и где именно поддерживает, рискует поломать всю архитектуру ОПЕК (именно поэтому цены после ожесточения конфликта пошли не вверх, а вниз). Утрата согласия между нефтедобывающими странами сегодня — повод задуматься о том, что в итоге на рынок может выплеснуться не меньше, а больше нефти — и цены на «черное золото» окажутся под еще более серьезным давлением.

Третьим моментом, который, на мой взгляд, сложно переоценить, стало назначение 21 июня Мухаммеда бен Салмана (31-летнего бывшего первого заместителя наследного принца) официальным преемником саудовского монарха. Чтобы оценить масштаб этого события, следует изучить написанную в прошлом году под кураторством этого принца программу Saudi Vision-2030, которая нацелена, в общем-то, на одно — преодоление зависимости Саудовской Аравии от нефти. Важнейшими задачами этой программы называются вывод на IPO крупнейшей в мире нефтяной компании SaudiAramco с предположительной стоимостью в $2 трлн; распродажа ряда других нефтяных активов и перекачивание вырученных средств в инвестиционный фонд, средства которого будут размещены на западных рынках; индустриализация страны с опорой на химическую промышленность высокого передела на основе радикального расширения присутствия частного капитала; наконец, превращение Саудовской Аравии в признанный в этой части мира центр образования и современной медицины. Иными словами, саудиты всерьез задумались о перспективе, которая обещает снизить зависимость экономики от падения цен на нефть до $15–20/барр. А тот факт, что в скором времени страной станет править человек, ориентированный на такие изменения, дает дополнительный сигнал к тому, что нефть недолго будет оставаться дорогой.

Эти события спровоцировали серьезную нисходящую динамику на рынке нефти: за первое полугодие цены упали на 23%. И это дало повод говорить о том, что результат первых двух кварталов стал худшим с печального для петрогосударств 1998 года. 21 июня этого года нефть показала 10-месячный минимум, торгуясь ниже минимальных показателей середины ноября — то есть растеряв все достижения, обусловленные прошлогодним картельным соглашением. Так или иначе, большинство аналитиков сейчас смотрят на рынок скептически, по крайней мере в перспективе одного–двух лет.

 

Психологический фактор

Значит ли это, что мир уходит от нефти — и она может подешеветь чуть ли не до уровней 1998 года? Скорее всего, нет: никакие успехи «альтернативной энергетики» и развитие рынка электромобилей не сделают человечество независимым от «черного золота» в ближайшие сто лет. Причина изменений, на мой взгляд, в другом: чем более равномерно по планете будет распределено производство и потребление энергоресурсов (к этому и идут, пусть и разными путями, и Америка, и Европа, и даже Китай), тем меньшим стратегическим значением сможет обладать нефть — и тем более она будет приближаться к своей справедливой цене, продиктованной в будущем себестоимостью добычи в развитых странах. В первую очередь — в той же Америке. Маржа для российских, саудовских, ливийских и ангольских нефтяников останется достаточно привлекательной и при цене в $25 или в $30 за баррель. И такая планка, если она обеспечит американским производителям 10-процентную рентабельность, через несколько лет наверняка будет достигнута.

Собственно говоря, чрезвычайно высокие цены на нефть в 2000-е годы отчасти были обусловлены именно тем, что США ушли с этого рынка, сократив добычу более чем на 1/3 по сравнению с 1970-ми — и при этом выражали готовность покупать практически любые объемы сырья. Всплеск цен объяснялся также тем, что Китай и другие азиатские экономики в тот период обладали таким запасом прочности и имели такие темпы роста, что их не могли остановить никакие цены на нефть.

Сейчас все меняется. С одной стороны, впервые после 1975 года США задумались о возвращении статуса крупнейшего производителя нефти в мире (по данным ВР Statistical Review of World Energy 2017), что может быть достигнуто уже в 2019-м. Такие перемены будут иметь весьма серьезный психологический эффект, поскольку заметно снизят возможности для прежнего энергетического шантажа.

С другой стороны, страны Восточной Азии сегодня стремительно усваивают новейшие технологические достижения, что приведет их к поступательному снижению энергоемкости производства и соответствующему уменьшению спроса на энергоресурсы. Таким образом, уже к середине 2030-х годов нефть может повторить тот самый путь, который в свое время проделал уголь: в XIX веке, да и в первой половине прошлого, именно он был стратегическим ресурсом, в то время как к сегодняшнему дню, хотя и обеспечивая около трети мирового энергопотребления, давно не оказывает никакого влияния на геополитику и межгосударственные отношения, став обычным товаром с довольно сложной логистикой поставок и невысокой маржей для производителей. Именно таким окажется в середине XXI века рынок нефти — все еще довольно значимого, но уже не гипермаржинального товара.

Сегодня из трех крупнейших игроков на энергетическом рынке — Саудовской Аравии, Российской Федерации и США — первая и последняя, как мне кажется, уже осознали подобные перспективы. Америка, привыкшая работать с устойчивой, но невысокой нормой прибыли, наращивает производство нефти, которая для американцев успела стать самым обычным товаром. Саудовская Аравия, еще не научившись приспосабливаться к колебаниям цен, намерена произвести социальную революцию, которая устранит невыносимую зависимость страны от нефти (как это уже сделали, например, Объединенные Арабские Эмираты). И только Россия все еще уповает на картельные сговоры, надеясь на массовое банкротство американских сланцевых компаний и снижение влияния экологического движения. Однако, как показало первое полугодие 2017-го, подобным планам совсем не обязательно суждено реализоваться.

Сможет ли российская элита изменить курс страны — или приведет ее к очередному 1998-му? Ответ мы узнаем «в свое время» …

 

Из-за утраты согласия между нефтедобывающими странами на рынок может выплеснуться не меньше, а больше нефти

 

В середине XXI века нефть будет все еще значимым, но уже не гипермаржинальным товаром

 

В числе крупнейших производителей нефти только Россия все еще уповает на картельные сговоры, надеясь на массовое банкротство американских сланцевых компаний и уменьшение влияния экологов

business-magazine.online