«Черное золото»;: как террористы зарабатывают на нефти. Нефть как золото


Как добывают нефть, золото и уголь голыми руками - Библиотека туриста

Если вы думаете, что добыча полезных ископаемых в наше время – дело исключительно гигантских корпораций и область применения высоких технологий, то очень удивитесь, прочитав наш рассказ о том, как в Азии они добываются фактически голыми руками.

Фото: Damir Sagolj, Reuters

Годы военной диктатуры в Мьянме сделали свое дело – четверть населения страны, по сравнению с другими государствами региона необычайно богатой полезными ископаемыми, живёт за чертой бедности. Бедны по мировым меркам здесь даже те, кто добывает из недр драгоценное в нашей углеродной цивилизации чёрное золото. Конечно, речь не идет о сотрудниках международных корпораций, что добывают нефть на шельфе, – эти товарищи в любой стране хорошо зарабатывают, мы про людей, что качают её в глубинке собственными руками.

Фото: Damir Sagolj, Reuters

Для того чтобы стать владельцем нескольких нефтяных скважин в Мьянме, достаточно располагать скромной по мировым меркам (но громадной по здешним) суммой в тысячу долларов США. Именно столько стоит местным крестьянам право добывать чёрное золото на фермерской земле. При условии, что каждую из скважин почти стометровой глубины они пробурят сами. Современные буровые установки, копающие недра Сибири, босоногим «нефтяным магнатам» из импровизированной деревушки вблизи городка Минла в центральной части Мьянмы даже и не снились. Всё необходимое оборудование, начиная от буров и заканчивая насосами на простой лебёдке, создаётся ими собственными руками. Выглядят эти конструкции ненадёжно, даже жалко, но местные жители понятия не имеют, что где-то добыча нефти – это высокотехнологичный процесс. Они просто заливают в скважину чистую воду, а затем её выкачивают, уже смешанную с чёрным золотом. Процесс очистки озаботит уже других людей – каждый вечер в лагерь нефтяников съезжаются скупщики, и добытое переливается из канистры в канистру в обмен на звонкую монету.

Фото: Damir Sagolj, Reuters Фото: Damir Sagolj, Reuters

Когда-то этим места осваивали только мужчины – те, кто непосредственно качал нефть. Затем за ними из окрестных деревень потянулись жёны и дети. Фактически на месте разработки появилась новая деревня. Хлипкие домишки ее жителей состоят из бамбукового пола, нескольких жердей в качестве опор и тряпичного навеса, защищающего из дождей. Но и без тропических ливней работать людям приходится буквально по щиколотку в грязи – вода, смешанная с нефтью, постоянно проливается, пропитав за годы добычи землю насквозь и превратив её в никогда не высыхающую липкую массу, готовую вспыхнуть от неосторожного обращения с огнём. Неизвестно, сколько баррелей нефти здесь уже пролито. Крестьяне-нефтедобытчики давно перестали вести счёт даже той, что они добывают каждый день. Измеряют её не баррелями, но деньгами – выходит около тридцати долларов в день на одного обладателя нефтеносных скважин.

Фото: Damir Sagolj, Reuters Фото: Damir Sagolj, Reuters

Примерно на такую же сумму в день может рассчитывать и семейная чета Буншу, от рассвета до заката трудящаяся на золотых приисках в самом сердце соседнего Таиланда. То, что давно стало историей в Северной Америке, Австралии или Сибири, является настоящим тайской провинции Пхичит, отдалённой от протоптанных туристами троп на лазурном побережье Пхукета и в злачных местах Бангкока с его неожиданными сюрпризами. Всего в нескольких километрах от крупного и оснащённого по последнему слову техники золотого рудника, разрабатываемого австралийской компанией, находится крохотная деревушка Паномпа, жители которой, бывшие крестьяне, последние полтора десятка лет кормятся со своей земли по-новому. Плуг и лопату им заменили кувалда и молоток, а «урожай» составляют всего несколько «семян», которые, однако, позволяют этим тайцам зарабатывать своим тяжёлым трудом несравненно больше соотечественников, занятых в сельском хозяйстве.

Фото: Damir Sagolj, Reuters Фото: Damir Sagolj, Reuters

Деревушка весь день стоит практически пустая, даже маленьких детей берут с собой на рудник. Их просто не с кем оставить, когда всё взрослое население выдвигается в палаточный городок неподалёку, разбитый на испещрённой глубокими ямами, заполненными грунтовыми водами, каменистой равнине, отсвечивающей в солнечных лучах цветом золота. Буншу Тинхтан что есть силы лупит кувалдой по твёрдой породе, пока ему не удаётся отбить увесистый булыжник. Затем другой, третий, пока не накопится достаточное количество, чтобы наполнить потрёпанную корзину и перенести куски камня под навес – солнце жарит эти земли беспощадно. Кувалду заменяет простой бытовой молоток: мы им забиваем гвозди, таиландец же раскалывает булыжник в мелкие камни. Они отправляются на мельницу золотодобытчиков, которая является единственным механизмом старателей, устроенным сложнее молотка. Её жернова крошат камни в пыль, которая промывается водой под напором и, проходя через фильтр из куска старого ковра, оставляет после себя лишь кусочки породы с напылением золотого песка. Далее наступает самый опасный момент работы: в дело вступает «алхимия». На простой потрёпанной сковородке золотоносная галька заливается ртутью, после испарения которой остаётся только немного золотого песка. Техника безопасности у Буншу Тинхтана проста: стоять справа от дымка смертельных испарений и надеяться на магическую силу своих татуировок.

Фото: Damir Sagolj, Reuters Фото: Damir Sagolj, Reuters

Но куда большей опасности подвергают себя жители небольшой деревушки Бокапахари на востоке Индии. У них в буквальном смысле земля горит под ногами: работать приходится в заброшенном властями угольном карьере, где уже давно бушуют подземные пожары, высвобождающие пустоты, в которых в любой момент могут сгинуть сотни людей. Добыча угля, ставшего для бывших крестьян хлебом насущным, здесь, естественно, незаконна. Но кушать-то хочется!

Фото: Kevin Frayer, AP Фото: Kevin Frayer, AP

Так же, как и нефтедобытчики из Мьянмы, жители Бокапахари фактически переселились во временные жилища вблизи карьера, которые они называют просто – Новая Колония. У них нет времени на далёкий путь, ведь работать и без этого приходится с утра до вечера. Причём всем без исключения – даже женщины здесь размахивают тяжёлыми ломами и собирают в корзины драгоценный уголь. Его крестьяне-горняки продают скупщикам, его же используют для собственных нужд. Создаётся впечатление, что угольную пыль и сажу с этих и без того смуглых лиц не смыть уже никогда.

Фото: Kevin Frayer, AP

www.restbee.ru

как в стране добывают нефть

Беларусь делает ставку на добычу нефти. По всей республике ищут новые месторождения и, надо сказать, небезуспешно. Одно из них недавно обнаружили в Гомельской области. Предполагаемый запас - 800 тысяч тонн. Объемы небольшие, но в Беларуси готовы сделать все, чтобы не покупать углеводороды за рубежом. Порцию нефти удалось добыть и белорусскому собкорру телеканала «МИР 24» Наталье Казей.

На юго-востоке Беларуси на буровой площадке скважины №1 Восточно-Доброгощанской площади геологи недавно нашли нефть. Чтобы пробурить скважину, специалисты используют растворы, соли и воду. Но прежде, чем здесь полноценно начнут добывать нефть, пройдет еще несколько месяцев.

Высота буровой установки - 50 метров, это выше 15-этажного дома. Ее можно передвигать по земле по рельсам. С ее помощью специалисты за два с половиной года построили на этом участке несколько скважин.

Геолог-экспедитор Александр Дикан признает - крупных месторождений в стране нет, только небольшие, до миллиона тонн запасов. Зато свое, родное. В этом районе его экспедиция нашла пять нефтенасыщенных интервалов - это пласты, богатые углеводородородами. Три из них уже испытали.

Геологи работают 24 часа в сутки в любую погоду. Скважина глубокая, почти три тысячи метров. По предварительным оценкам, там спрятано от 350 до 800 тысяч тонн нефти.

«Это черное трудно добываемое золото. Работаем! У нас породы земли тверже, надо бурить дольше, и по полгода. Где мягкие породы земли, пробуривают за месяц», - поясняет бурильщик Александр Швед.

Швед - бурильщик опытный, можно сказать, герой Беларуси. Он под прицелом фото- и видеокамер. Хорошо помнит - 17 лет назад его первая тонна добытой нефти была зеленого цвета из-за большого количества примесей. Не то, что эта!

Хорошая, но, как здесь не устают повторять, трудноизвлекаемая. Впрочем, это общемировая тенденция. Если во времена Советского Союза к таким углеводородам относились скептически, то сейчас 40% добычи идет на месторождениях труднодоступных. Хотя это и требует лишних затрат. Нужна дополнительная техника, и технология принципиально отличается. Например, чтобы уменьшить плотность «черного золота», порой приходится добавлять бензин. Но все равно, как утверждает глава Минприроды Беларуси Андрей Ковхуто, добывать свою нефть выгодно.

«Одна тонна нашей нефти стоит как пять тонн российской. Хотя, безусловно, не о цене речь идет, а о возможностях», - отмечает Ковхуто.

За прошлой год прирост запасов в Беларуси составил 1,2 млн тонн. Сейчас нефть добывают из 793 нефтяных скважин на 62 месторождениях. Количество скважин постоянно меняется: бурят новые, какие-то консервируют. Сегодня в общей сумме в сутки в среднем добывают 4,5 тысячи тонн.

«В 2017 хотим добыть 1 млн 650 тысяч тонн. Стоимость этой добываемой нефти составит порядка полумиллиарда долларов. Сейчас цена немного упала», - уточняет министр.

Речицкое месторождение работает больше полувека, на нем было пробурено почти две сотни скважин. Некоторые уже вывели из эксплуатации. Здесь выкачали миллионы тонн углеводородов. Это, говорят, не предел. Из некоторых скважин нефть идет чистая, без примесей. Здесь утверждают: местная нефть ничем не хуже, чем, например, российская или венесуэльская.

«Белорусская нефть лучше! Она лучше с точки зрения товарных качеств. Грубо говоря, ее проще продать, потому что необходимо меньше затратить средств на ее переработку до доведения ее до товарных кондиций», - говорит исполняющий обязанности заместителя генерального директора по геологии РУП «Белоруснефть» Виктор Привалов.

Пока белорусская нефть все потребности страны покрыть не может. Две трети все равно приходится покупать. Но геологи оптимисты. Идет разведка новых месторождений. Энергетическая безопасность стоит того.

mir24.tv

как террористы зарабатывают на нефти

На саммите двадцатки президент России Владимир Путин отметил, что необходимо предотвращать незаконную продажу и получение террористами доходов от нефти и нефтепродуктов. Политолог Константин Симонов рассказывает о масштабах нефтяного бизнеса запрещенной в России террористической организации ИГИЛ.

Кто покупает нефть у террористов, какая доля мировой добычи им принадлежит, и какими маршрутами черное золото попадает на рынки США — на все эти вопросы эксперт дает подробные ответы.

По версии ООН и других международных структур, именно нефть является основным источником доходов ИГИЛ, хотя я бы насчет основного источника усомнился и свою версию главного финансового ресурса скажу в конце, но сейчас разговор пойдет именно о нефти.

Получив доступ к Иракской территории, к территории Иракского Курдистана, да и к территории Сирии ИГИЛ получил доступ и к нефтяным месторождениям, так как ни для кого не является секретом, что данный регион богат нефтью. Тем самым ИГИЛ стал производителем нефти и даже имеет определенную инфраструктуру, что касается и переработки нефти, и транспортной инфраструктуры — у ИГИЛ есть даже небольшая система нефтепроводов.

При этом не стоит воспринимать ИГИЛ как какого-то гиганта на рынке нефти, потому что некоторые горячие аналитические головы рассказывают, будто из-за нефти ИГИЛ происходят изменения мировых цен на нефть. Это все-таки не такой масштабный игрок на этом рынке. Но нужно понимать, что даже с точки зрения террористической организации на нефти можно заработать достаточно приличные деньги. По оценкам западных инвесторов, которые совпадают и с оценками российского правительства, производство нефти у ИГИЛ достигает примерно 40-50 тысяч баррелей в сутки. Но, на самом деле, с точки зрения мирового производства — это примерно 0,05% от мировой годовой добычи.

Существуют и разные возможности приобретения этой нефти. Можно ее покупать на скважине, можно на турецкой границе или в иранских портах. Соответственно, существует разная система ценообразования, но ИГИЛ, конечно же, продает эту нефть с большим дисконтом. По моим примерным подсчетам, ИГИЛ в год на торговле нефти зарабатывает около 275 млн долларов. Для кого-то эта сумма покажется не такой космической, но деньги на самом деле большие.

Считается, что одни из основных покупателей находятся в Турции. Туда тянутся многочисленные самодельные нефтепроводы, они зарыты на небольшой глубине в полях и подходят к ближайшим турецким населенным пунктам. Там, где нет нефтепроводов или они разрушены, боевики активно используют автоцистерны, колонны которых растягиваются на десятки километров.

По данным ряда СМИ, в Ираке и Сирии, а также в приграничных зонах действует несколько крупных рынков, где любой желающий может купить одну или сотню бочек нефти. Точно отследить маршруты нелегального топлива крайне сложно, боевики тщательно охраняют всю инфраструктуру. Предполагается, что нефть в разных районах попадает почти во все соседние страны, а оттуда на танкерах поставляется по всему миру, в том числе в США. Однако официальных доказательств нет.

Здесь мы не можем не сказать о партнерах ИГИЛ, без которых торговля нефтью была бы невозможна. Прямо скажем, желающих покупать нефть прямо на месторождениях очень мало. Естественно, основная часть покупателей этой нефти находится рядом с турецкими портами, куда эта нефть поступает. И схема проста до безобразия.

Грузовиками нефть везут в Турцию, там она спокойно переправляется через границу, дальше следует до турецких портов, а там происходит ее «очистка», то есть один рейдер перепродает ее другому. Уже позже в турецком порту ее приобретают европейские трейдеры. На вопрос, зачем вы покупаете нефть у террористов, они отвечают, что покупают не у террористов, а у турецких компаний

Но будем откровенны, основные деньги ИГИЛ получает не от нефти, а от своих доноров, таких государств как Саудовская Аравия и Катар. Именно эти страны являются главным источником финансового могущества этой террористической организации. От них террористы получают гораздо больше денег, чем от продажи нефти.

Источник:rueconomics.ru

24newsru.com