География в помощь: как заработать на транзите нефти. Нефть на казахстан


Что будет с Казахстаном при дорогой нефти

Цены на сырье могут подняться до $100 за баррель

Милана Бейноева

10 сентября 2018 года

    

В ближайшие полгода ожидается повышение цены на нефть марки Brent до $100 за баррель. Таким мнением поделился с LS аналитик Сергей Дроздов.

По его оценке, такую стоимость стоит ожидать в конце 2018 - начале 2019 годов.

"Это будет чисто спекулятивный фактор. Такой рост цены на нефть, если он произойдет, будет говорить о том, что на фоне перекупленности фондовых рынков деньги ищут новые идеи. Аналогичная ситуация была в 2008 году, в то время как американские и европейские площадки рушились, нефть объявили недооцененным безопасным активом и на этом фоне ее разогнали до $149," – сообщил он.

Спикер отметил, что ужесточение монетарной политики Федеральной резервной системы США создает давление на валюту и фондовые рынки развивающихся стран. Также он добавил, что на казахстанскую валюту и на благосостояние населения нефть будет иметь ограниченное влияние.

Аналогичное мнение разделяет и эксперт Института мировой экономики и политики (ИМЭП) Айжан Мухышбаева.

"Поскольку население получает зарплату в тенге, на них повышение цен на нефть напрямую не влияет. К сожалению, даже при росте прайса на сырье вероятность снижения цен на продукты потребления очень низка. Население может получить выгоду только в долгосрочной перспективе в виде повышения качества жизни, сокращения транспортных издержек от реализации инфраструктурных проектов (школы, больницы, качественные дороги, строительство арендного жилья и т.д.)," – отметила спикер.

По словам эксперта, при росте цены на нефть до $100 за баррель Казахстан может вернуться к прежней модели развития экономики.

"Для страны цена сырья выше $100 не совсем хорошо. Опять увеличится доля горнодобывающего сектора, а инвесторы могут потерять интерес к проектам обрабатывающего сегмента", – добавила она.

Однако Мухышбаева отметила, что на экономику страны и на курс тенге рост цен на нефть скажется положительно.

"После дополнительных поступлений в Нацфонд правительство наверняка пересмотрит бюджет в сторону увеличения государственных расходов на крупные инфраструктурные проекты, на образование и т.д. Реализация инфраструктурных проектов позволит создать новые рабочие места и может появиться дополнительная возможность для трудоустройства безработных и самозанятых граждан", – прокомментировала эксперт.

Также спикер отметила, что экспортеры нефти будут стараться сбалансировать спрос и и предложение на сырье.

"Страны ОПЕК и другие экспортеры извлекли урок из обвала цен на нефть в 2014 году. На мой взгляд, экспортеры не допустят столь низкого падения цен на сырье. В случае снижения прайса на нефть могут быть приняты решения по сокращению бюджетных расходов либо заимствованию у международных институтов, для того чтобы покрыть дефицит бюджета", – добавила Мухышбаева.

В то же время экономист Жарас Ахметов считает, что дальнейший рост цены на нефть уменьшит стимул государства решать экономические и социальные проблемы населения, но укрепит нацвалюту.

"Чем дороже нефть, тем сильнее становится тенге. Далее увеличатся поступления в бюджет, а это в свою очередь приведет к увеличению доли инвестиций в нефтедобывающую отрасль и в развитие сервиса. К тому же социальные расходы государства тоже вырастут", – поясняет Ахметов.

В свою очередь эксперт в нефтяной отрасли Сергей Смирнов добавляет, что в результате дорожания нефти автоматически поднимется цена и на бензин.

"Основная часть грузов перевозится на автомобилях. В стоимость каждого товара вкладывается около 10-15% за перевозку. Вследствие этого, если поднимется цена на нефть, затем на бензин, то вполне логично ожидать повышение прайса и на продукты питания и потребления," – резюмирует Смирнов.

Ранее LS сообщал о том, что мировое потребление нефти в 2018 году достигнет 100 млн баррелей в сутки. А также о том, что сокращение поставок нефти из Ирана вследствие санкций со стороны США повышает стоимость нефти марки Brent

www.lsm.kz

Добыча сырой нефти в Казахстане выросла на 9% — Caspian Barrel

Добыча сырой нефти в Казахстане выросла на 9%

Из них 3,9 млн тонн пришлось на Атыраускую область (+15,9% за год), 1,5 млн тонн — на Мангистаускую (+1% за год). За январь-февраль объемы добычи нефти достигли 12,5 млн тонн, на 8,9% больше, чем годом ранее. Такие данные приводит energyprom.kz.

В денежном выражении показатели нефтедобычи достигли 977,5 млрд тенге за первый месяц текущего года.

В целом Казахстан в 2018 году планирует добыть 87 млн тонн нефти. Об этом сообщил министр энергетики РК Канат Бозумбаев на расширенном заседании коллегии ведомства. Министр добавил, что в 2018 году основной прирост ожидается за счет месторождения Кашаган: план добычи составляет около 11 млн тонн. При этом ожидается снижение добычи на месторождениях Кызылординской и Актюбинской областей, связанное с поздней стадией разработки и естественным истощением данных месторождений.

Основной прирост в 2017 году был связан, по словам министра, с Кашаганом — это 8,2 млн тонн, а также с ростом добычи на Тенгизе и Карачаганаке.

На фоне роста добычи в секторе Ассоциация финансистов Казахстана высказала предположение, что налоговые поступления в Нацфонд в 2018 году с большой вероятностью существенно вырастут.

76f21e39ded6b1a0641ca018b0d.png

В перспективе планируется и дальнейшее освоение запасов нефти. Так, к примеру, Россия и Казахстан объединяют усилия для поиска нефтегазоперспективных объектов на больших глубинах в районе Прикаспийской впадины. По прогнозам ученых, глобальная исследовательская работа и совершенствование технологий уже через пять-десять лет приведут к тому, что добывать нефть и другие полезные ископаемые можно будет на глубине 15 и более километров, сообщили создатели российско-казахстанского проекта «Евразия».

С российской стороны его участником стало совместное предприятие «ГИНРАН ГЕОТЕК Евразия». Оно создано для глубинного анализа и освоения наиболее значимых достижений науки и практики в области проведения нефтегазопоисковых работ, а также с целью организации консорциума недропользователей для изучения перспективных геологических трендов Прикаспийского региона. Пока в содружестве с казахстанскими учеными, а в перспективе — с геологами и геофизиками из других прикаспийских государств.

Пока же растет не только потребление нефти на внутреннем рынке РК (сразу +23,5% за год по итогам 2017), но и экспорт (на 11,1%). На внешние рынки ушло более 92% добытой нефти.

c016dac4363183577360c322234.png

Экспорт сырой нефти и нефтепродуктов из РК составил за прошлый год 68,7 млн тонн — на 10,5% больше, чем годом ранее. В деньгах рост экспортных объемов подскочил год-к-году сразу за 37,8%, до 26,6 млрд долларов.

Среди стран СНГ ключевой импортер казахстанских нефтепродуктов — Узбекистан, среди прочих стран мира — Италия, Нидерланды, Швейцария и Франция.

Эскортная экспансия продолжается и в этом году. Так, Каспийский трубопроводный консорциум (КТК) в январе-феврале 2018 года экспортировал 9,4 млн тонн нефти, что на 16,8% больше, чем в аналогичном периоде 2017 года. Объем отгрузки КТК нефти на экспорт в 2017 году составил 55,1 млн тонн, что на 24,4% больше, чем в 2016 году. Напомним, Каспийский трубопроводный консорциум учрежден для строительства трубопровода и экспорта казахстанской нефти транзитом через территорию России. КТК владеет нефтепроводом Тенгиз-Новороссийск общей протяженностью более 1,5 тыс. км, который соединяет месторождения запада Казахстана с российским побережьем Черного моря.

6400fc139abe156e1fb263b0361.png

Kapital.kz

 

caspianbarrel.org

Добыча нефти в Казахстане выросла на 6,4% | Курсив

Увеличение нефтедобычи в Казахстане уже в ближайшей перспективе приведет к тому, что основным потребителем казахстанских углеводородов станет Китай, при этом Россия останется крупнейшим транзитером казахстанской нефти. Такая диверсификация, продиктованная экономическими соображениями, способна еще и повысить безопасность поставок нефти на зарубежные рынки в условиях нарастающих антироссийских санкций со стороны США.

Свою готовность наращивать транспортировку нефти в китайском направлении еще на прошлой неделе подтвердили два основных участника этого процесса – национальная компания «КазМунайГаз» и Китайская национальная нефтегазовая корпорация CNPC. В ходе казахстанско-китайского бизнес-форума в столице Казахстана управляющий директор по транспортировке нефти АО «Национальная компания «КазМунайГаз» Нуртас Шманов напомнил, что вся необходимая базовая инфраструктура для обеспечения экспорта нефти в направлении Китая уже построена: нефтепровод Атасу – Алашанькоу сегодня имеет мощность 20 млн тонн в год, с момента его пуска в 2006 году нефтепровод экспортировал в сторону КНР более 100 млн тонн нефти.

«Также имеются определенные политические договоренности по увеличению этих объемов, вместе с тем реализация этих поручений глав государств требует дополнительных инвестиций в транспортную инфраструктуру для поставки западно-казахстанской нефти в Китай, – сказал г-н Шманов. – Почему я говорю «западно-казахстанской» нефти? Поскольку на сегодня в Китай экспортируется нефть только из Актюбинского и Кумкольского регионов, а западно-казахстанская нефть – понятие более широкое, охватывающее все западные регионы республики», – добавил он.

Отметим, что в настоящее время основная часть «западно-казахстанской нефти» транспортируется по российским маршрутам. Скажем, основная часть жидких углеводородов, добываемых на месторождении Карачаганак, поставляется на экспорт через трубопроводную систему КТК «Тенгиз – Новороссийск», также небольшие объемы карачаганакской нефти реализуются через трубопровод «Атырау – Самара». А нефть месторождения Кашаган, которое, по расчетам Астаны, со временем станет флагманом казахстанской нефтедобычи, идет в трубу Каспийского трубопроводного консорциума. Никто не говорит о том, что часть этих потоков будет одномоментно повернута в сторону КНР (да и физически сделать это сиюминутно просто невозможно), однако есть как минимум две причины для разворота на Восток.

Первая причина очевидна и никак не привязана к текущей геополитической ситуации: Казахстан намеревается постоянно наращивать объемы нефтедобычи, и возможности российского направления будут исчерпаны очень скоро. Напомним, что в 2010 году Министерство нефти и газа Казахстана, возглавляемое тогда Сауатом Мынбаевым, заявляло о планах добывать к 2020 году 130 млн т нефти, связывая это в первую очередь с добычей на Кашагане.

С тех пор немало воды утекло – капризный Кашаган запустился и дважды вставал на «ремонт», однако же в настоящее время потихоньку начинает вживаться в отведенную ему роль лидера отрасли. В итоге уже в этом году Минэнерго планирует добыть более 86 млн т нефти с ростом до 104 млн т к 2025 году. При этом через Россию транзитируется в среднем порядка 64–65 млн т нефти в год с перспективой увеличения этого показателя до 69 млн т – и о намерениях расширять прокачку сверх этого объема никто пока не заявлял.

То есть в скором времени настанет пора, когда придется искать альтернативные российским пути экспорта нефти – и китайское направление здесь подходит идеально: при существующей мощности трубы Атасу – Алашанькоу в 20 млн т в прошлом году объем перевалки углеводородов по этой нитке составил всего 12,3 млн т, что на 2,2 млн т больше результатов 2016 года. Имеющийся профицит мощностей можно заполнять постепенно, пропорционально увеличению нефтедобычи – но это если не сработает вторая, геополитическая причина поворота нефтепотоков.

Антироссийские санкции со стороны Штатов транзита казахстанской нефти по территории России пока не касаются, и вряд ли коснутся, учитывая участие западных, в том числе и американских, компаний в нефтедобыче на территории Казахстана. Тут риск связан больше с ответными мерами, предпринимаемыми Кремлем в отношении западных компаний – сценарий, когда Москва за заморозку счетов своих банков увеличит тариф на прокачку нефти с месторождений, в которых сидят американские ExxonMobil (Кашаган и Тенгиз) или Chevron (Тенгиз), сбрасывать со счетов не стоит.

Торговые и санкционные войны только начинают набирать обороты, и какие формы они примут в итоге, предсказать сложно. Так что разворот нефтепрокачки в сторону Китая будет не то что не опротестован, а вполне может получить молчаливое одобрение Кремля, который в этом случае получит дополнительные висты для переговоров с тем же Евросоюзом по поставкам нефти и дружбе против Штатов. Тот же г-н Шманов, комментируя на бизнес-форуме потенциальные возможности увеличения поставок казахстанской нефти в Китай, заявил, что «с точки зрения политической координации вопросы в случае с нашими странами уже решены, и нам остается только реализовывать имеющийся потенциал, конкретные проекты». И, судя по его словам, дело остается только за техническим исполнением этих проектов.

«Надо сказать, что в рамках программы «Один пояс – Один путь» в мае прошлого года КМГ и CNPC договорились о конкретных шагах, это по реверсу нефтепровода Кенкияк – Атырау, – уточнил представитель КМГ. – Там проектные возможности и сам проект уже согласованы, будет реверсирован нефтепровод с направления Кенкияк – Атырау в обратном направлении Атырау – Кенкияк, что позволит транспортировать западно-казахстанскую нефть в направлении КНР», – пояснил он.

Есть, правда, еще коммерческие вопросы ценообразования нефти на границе, в Алашанькоу и тарифов на транспортировку, которые должны быть согласованы обеими сторонами и от решения которых зависит конкурентоспособность этого маршрута, с запада Казахстана до границы с КНР.

«И здесь надо сказать, что обе стороны – и китайская, и КМГ –  проявляют гибкость в решении этих вопросов, уверен, что в дальнейшем они будут решаться на обоюдовыгодной основе, – подчеркнул г-н Шманов. – Также построенная нефтепроводная система позволяет транзитировать нефть в КНР из Российской Федерации. Мы несколько лет назад начали транзит нефти российского происхождения с 7 млн т, сегодня достигнут уже объем в 10 млн т на китайском направлении. Я думаю, там еще имеются возможности и потенциал», – добавил он.

В свою очередь, заместитель директора Китайской национальной нефтегазовой корпорации CNPC Цинь Вэйчжун, структура которого является участником разработки Кашагана, в разговоре с «Къ» отметил, что в числе приоритетов компании – та самая диверсификация экспорта нефти.

kursiv.kz

Падающая цена на нефть: Казахстан лишается главного козыря? | Центральная Азия - события и оценки | DW

Мировые цены на нефтяные фьючерсы Brent и Light Sweet по-прежнему снижаются. 25 сентября цена на нефть марки Brent достигла рубежа 96,77 долларов за баррель. За три месяца эксперты отмечают падение цен на нефть уже на минус 15 процентов.

Низкие цены на нефть угрожают бюджету Казахстана?

За последние три года на рынке энергоресурсов сложилась благоприятная ценовая конъюнктура, что позволяло таким странам, как Казахстан, получать существенные доходы от продажи нефти. Однако, как отмечают казахстанские аналитики, резкое снижение мировых цен на нефть угрожает бюджету Казахстана, который может потерять сбалансированность, если баррель продолжит дешеветь и уровень цены не изменится в ближайшем будущем.

Так, по мнению ведущего специалиста отдела отраслевой аналитики инвестиционной компании "БТА секьюритиз" Шаймердена Ахметова, наступление периода глобального удешевления энергоресурсов, и в частности, падение котировок на нефть до 70-80 долларов за баррель, может ввести казахстанскую экономику в фазу значительной рецессии.

Не все еще потеряно

Проблема в том, что власти страны, рассчитывая расходы бюджета республики на 2014-2015 год, основывались на среднегодовой цене на нефть 95 долларов за баррель. При этом правительство Казахстана брало в расчет запуск и добычу нефти Кашагана, полагая, что запланированные объемы добычи нефти на этом месторождении уже в 2014 году благоприятно скажутся на экспортных потоках и, следовательно, на динамике аккумулирования средств в Национальном фонде Казахстана, состояние которого на конец ноября 2013 года оценивалось в 69,8 млрд долларов.

На месторождении Кашаган

Однако расчеты казахстанского правительства на прибыль от кашаганской нефти основывались на заявлениях работающего на Кашагане консорциума North Caspian Operating Company, обещавшего, что на первоначальной стадии запуска (2013 - 2014 годы) добыча составит 180 тысяч баррелей в сутки. Теперь, когда стало ясно, что на Кашаган надежды нет, по крайней мере, в ближайший год, министр экономики Ерболат Досаев, выступивший в начале прошлой недели перед депутатами парламента с проектом Прогноза социально-экономического развития республики на 2015-2019 годы, озвучил куда более скромные планы. Так, правительство Казахстана намерено сохранить в 2015 году объем добычи нефти на уровне 81,8 млн тонн.

Такая ситуация с падением добычи объемов нефти, как отмечают казахстанские аналитики, непременно скажется на темпах роста ВВП, который согласно прогнозам экспертов, по итогам 2014 года упадет на 0,5 процента. Правительство Казахстана в свою очередь успокаивает, отмечая, что отсрочка начала добычи на Кашагане на кошельках казахстанцев не отразится, поскольку налоговые отчисления с проекта не закладывались в доходную часть госбюджета, а прямиком должны были направляться в Национальный фонд.

Однако, по мнению казахстанского экономического аналитика Олега Червинского, это "не более чем байки, поскольку уже в течение нескольких лет Нацфонд, является весомым донором доходной части бюджета". По информации Червинского, за первое полугодие 2014 года в структуре доходной части государственной казны поступления из Нацфонда составили уже 34,2 процента. И это не предел. По мнению аналитика, учитывая, что мировая цена на нефть уже долгое время колеблется в районе 96 долларов за баррель, а в будущем возможно ее дальнейшее понижение, Казахстан балансирует на грани. Ведь в случае снижения цены на нефть, власти страны вынуждены будут увеличить трансферты из Нацфонда, тем самым, ускоряя проедание тех запасов, которые были сделаны в "тучные годы" на нужды будущих поколений.

Очистка нефти в Казахстане

Другой казахстанский аналитик нефтегазового рынка Сергей Смирнов придерживается иной точки зрения. В комментариях DW он отметил, "что не все еще потеряно, поскольку через некоторое время "хватка медведей" ослабнет, и котировки барреля Brent на нефтяных биржах вновь поднимутся".

От Кашагана никто не откажется

В тоже время казахстанские эксперты сходятся во мнении, что Кашаган, несмотря на снижение цены на нефть, постоянные переносы начала добычи из-за технических недоработок, и как следствие - новые финансовые затраты, все же остается перспективным проектом.

Как отметил в комментариях DW политолог Эдуард Полетаев, крупное шельфовое нефтегазовое месторождение Кашаган изначально позиционировали как проект века. Поэтому, когда встал вопрос о его разработке, на фоне значительного повышения цен того времени, работа с этим проектом выглядела весьма привлекательной. Но даже сейчас, по словам эксперта, "когда цены на нефть снижаются, а запуск добычи кашаганской нефти постоянно переносится, проект все же не будет списан в утиль, поскольку в него уже вложены миллиарды долларов".

В свою очередь аналитик Сергей Смирнов также уверен, что участникам NCOC (итальянская Eni (оператор месторождения), французская Total, американская ExxonMobil, англо-голландская Royal Dutch Shell имеют по 16,81 процента доли участия, китайская CNPC - 8,33 процента, японская Inpex - 7,56 процента и казахстанская национальная компания "Казмунайгаз" -16,88 процента) просто некуда деваться. В проект уже было вложено более 50 млрд долларов. Потери во время простоя проекта только за 6 месяцев, по оценкам компании AgipKCO, составили не менее 2 млр 500 млн долларов. Во что обходится замена труб, протяженностью в 180 км, которые из-за воздействия сероводорода пришли в негодность, пока не озвучивается ни властями Казахстана, ни консорциумом.

К тому же, отмечает Смирнов, благодаря заключенному Соглашению о разделе продукции по Северному Каспию (СРП), нефтедобывающие компании, входящие в состав консорциума знают, что, несмотря на затраченные средства, рано или поздно они получат свою прибыль. Согласно СРП, защищающего права инвесторов, вначале участники консорциума возвращают свои вложенные в проект деньги, а уже потом Казахстан начнет получать определенные выплаты. Поэтому, считает Сергей Смирнов пока преждевременно говорить о какой-либо рентабельности проекта Кашаган для Казахстана. Правда, по его мнению, это вовсе не значит, что Казахстан откажется от участия в проекте. Ведь тогда придется отказаться от слишком уж лакомого куска, который пусть и в перспективе, но все же может принести свои дивиденды.

www.dw.com

Спрос на казахстанскую нефть восстанавливается — Caspian Barrel

Спрос на казахстанскую нефть восстанавливается

Казахстан наращивает экспорт нефти, пытаясь восстановить объемы поставок до докризисных уровней. За 9 месяцев текущего года за рубеж было продано порядка 50,7 млн тонн сырой нефти и сырых нефтепродуктов. Таким образом, объемы экспорта углеводородов повысили на 7,6% по сравнению с уровнем годом ранее, прервав двухлетний период падения, пишет Finprom.kz.

Увеличилась и сумма выручки от продажи казахстанской нефти внешним покупателям — стоимость экспорта за январь-сентябрь составила 19,2 млрд долларов, или на 36,6% больше суммы, вырученной за 9 месяцев 2016 года.

Примечательно, что цена тонны нефти выросла на 27% до 377,7 доллара — можно говорить о возвращении спроса на казахстанскую нефть, несмотря на достаточно пессимистичное начало текущего года. Напомним, что за 1 квартал 2017 года Казахстан экспортировал порядка 15,9 млн тонн сырой нефти, и это был минимальный объем квартального экспорта углеводородов за последние 6 лет.

8032a9793ad49c97f294f58ba61.png

В «тройке2 крупнейших покупателей казахстанской сырой нефти за год произошли изменения, в состав ТОП-3 вошла Франция, сместив с этой позиции Швейцарию. В частности, в этом году французские предприятия купили сырой нефти из РК на сумму 2,1 млрд долларов. Это на 69,6% больше суммы за январь-сентябрь 2016 года. При этом цена тонны сырья для Франции выросла на 28%.

Крупнейшим покупателем на рынке остается Италия, за 9 месяцев было куплено 16 миллионов тонн за 6,2 млрд долларов. За год сумма экспорта углеводородов в Италию выросла на 19,3%, хотя сами объемы поставок в физическом выражении уменьшились на 1,8%.

Китай, один из основных торговых партнеров РК, сокращает покупки казахстанской нефти — в этом году объем экспорта оценивается в 567,7 млн долларов, или на 7,2% меньше, чем год назад.

283b0560720ec4e0d53b58b305a.png

Местные сырьевики, видя возвращение спроса на казахстанские углеводороды, резко нарастили объемы добычи. К настоящему моменту, за январь-октябрь уже добыто 60,2 млн тонн сырой нефти. Это самый значительный объем добычи за 10 месяцев в течение последних 5 лет.

Напомним, что в рамках Третьей модернизации в РК горно-металлургический и нефтегазовый комплексы будут сохранять свое стратегическое значение для устойчивости экономического роста. При этом, планируется выходить на новые рынки и расширять географию поставок, большое внимание будет уделено расширению минерально-сырьевой базы. Дальнейшее развитие этих отраслей предполагается жестко увязать с углублением комплексной переработки сырья.

8706e2c17a79288e3afb44a0629.png

Kapital.kz

 

caspianbarrel.org

География в помощь: как заработать на транзите нефти | Курсив

Спрос на энергоресурсы в Китае и выгодное соседство Казахстан намерен использовать в свою пользу. В перспективе транзит нефти для национального оператора по магистральному нефтепроводу КазТрансОйла может стать ключевым источником прибыли.

Тезис о необходимости развивать транзитный потенциал в Казахстане давно и активно продвигается на государственном уровне. Запуск транспортного коридора «Западная Европа – Западный Китай», который уже скоро станет частью еще большего проекта «Один пояс – один путь», как и развитие портов - сухого в Хоргосе и морского в Актау, делают казахстанское направление все более привлекательным.

Впрочем, говоря «транзит», в Казахстане подразумевают не только наземные виды транспорта – железные дороги и автомагистрали, но и газо- и нефтепроводную инфраструктуру, оказавшуюся весьма востребованной благодаря аппетитам растущей экономики соседнего Китая.

Маленькая страна с большой территорией

Потенциальным участникам торговли между Европой и Азией Казахстан с его относительно небольшим населением интересен в первую очередь как транзитная страна. Однако конвертировать в валюту потенциал обширной территории страны для транзита, по большому счету, пока удается только крупным игрокам в лице национальных компаний, и они намерены всерьез на этом зарабатывать.

Используя свою разветвленную инфраструктуру и технические возможности, транзит нефти активно продвигает АО «КазТрансОйл» (КТО). Еще в 2013 году КТО и Роснефть договорились о транспортировке нефти в направлении Китая по маршруту Прииртышск - Атасу - Алашанькоу в объеме 7 млн тонн в год, начиная с 2014 года. Позже, в декабре 2016 года, компании договорились об увеличении вплоть до конца 2023 года объема транзита российской нефти до 10 млн тонн в год. Сейчас идут переговоры с российской и китайской сторонами по вопросу увеличения транзита на 3 млн тонн свыше нынешних 10 млн тонн в год.

Для КТО, являющейся публичной компанией, транзит - важный источник повышения доходности, и компания активно отстаивает свои позиции, в том числе тарифы. На 2017- 2018 годы средневзвешенная стоимость транспортировки российской нефти в Китай была увеличена до $11,36 за 1 тонну. Ранее цена составляла $9,8 за 1 тонну. Начиная с 2019 года, вплоть до 2023, российская нефть будет транспортироваться по новой цене – $15 за тонну.

Для стабильной транспортировки нефти нужно поддерживать нефтепроводы в надежном состоянии. Поэтому значительную часть своей прибыли КТО инвестирует в ремонт и модернизацию трубопроводов. Казахстанский участок магистрального нефтепровода Туймазы – Омск – Новосибирск (ТОН-2), по которому нефть с западно-казахстанских месторождений идет на Павлодарский НПЗ, а российская в Китай, вообще был заменен полностью. В итоге его пропускная способность выросла с 7 до 11 млн тонн нефти в год, что и позволило увеличить транзитный потенциал КТО.

Другим международным проектом с участием КТО стал транзит российской нефти в Узбекистан. С ноября прошлого года транзитные поставки российской нефти ведутся по маршруту граница РФ/РК – Павлодар – Шымкент – Шагыр и далее по железной дороге в Узбекистан. В настоящее время стороны рассматривают перспективы строительства нефтепровода Шымкент – Джизак для транспортировки до 5 млн тонн в направлении Узбекистана. Однако такой объем потребует развития нефтетранспортной инфраструктуры трех сторон – Казахстана, России и Узбекистана. При этом обсуждаются возможности поставок российских и казахстанских ресурсов.

По мнению главы КазТрансОйла Димаша Досанова, для компании транзит российской нефти в Узбекистан – это перспективное направление. Кроме того, эта схема повышает привлекательность транзитных возможностей Казахстана в целом. По итогам 2017 года в Узбекистан было поставлено 68 тыс. тонн сырья, однако уже сейчас, без строительства дополнительных мощностей, технически в этом направлении КТО способен поставлять и больше, если это потребуется.

Точки роста

В последние годы в Казахстане наблюдается сокращение добычи нефти на исторических месторождениях, что связано с их естественным истощением. В таких условиях, когда есть технические возможности, но недостаточно нефти для транспортировки, КазТрансОйл диверсифицирует источники дохода и ищет дополнительные ресурсы для загрузки своей системы нефтепроводов. С одной стороны, компания является основным поставщиком сырья на отечественные НПЗ и обеспечивает 5 экспортных направлений, в числе которых – эксклюзивное на Китай, с другой - развивает транзит и стремится монетизировать свой опыт и экспертизу в сфере трубопроводного транспорта. Практически все крупные нефтепроводы, принадлежащие ТОО «Казахстанско-Китайский Трубопровод», АО «СЗТК «МунайТас», компании «Карачаганак Петролеум Оперейтинг Б.В.» и АО «Тургай Петролеум», обслуживаются КТО. Более того, в мае этого года компания подписала с международным консорциумом АО КТК-К, управляющим крупнейшим в СНГ нефтепроводом КТК, по которому транспортируется более двух третей всей экспортной нефти Казахстана, контракт по техническому обслуживанию, ремонту и аварийному реагированию на объектах нефтепроводной системы КТК-К на территории РК. Благодаря новому контракту в Атырауской области было создано 248 новых рабочих мест, а с июля специалисты КазТрансОйла приступили к обслуживанию казахстанского участка нефтепровода КТК. С учетом нового контракта теперь АО «КазТрансОйл» эксплуатирует и обслуживает все нефтепроводы, проходящие по территории Республики Казахстан.

Справка:

АО «КазТрансОйл» - национальный оператор по магистральному нефтепроводу РК. Владеет системой нефтепроводов протяженностью 5,4 тыс. км. Управление и контроль за грузопотоками нефти с 2018 года осуществляется централизовано из Главного диспетчерского управления в Астане.

kursiv.kz

Падение цены на нефть подрывает надежды Казахстана

ДЕШЕВАЯ СЕРНИСТАЯ НЕФТЬ

«Самый быстроразвивающийся в мире Каспийский трубопроводный консорциум (КТК) ищет покупателей среди «заваленных» легкой нефтью европейских клиентов. Однако те, в свою очередь, не хотят покупать даже подешевевшую сернистую нефть», – пишет агентство Reuters.

Согласно международному соглашению, Астана взяла на себя обязательство не добывать больше 1,7 миллиона баррелей нефти в сутки. Однако Кашаганское месторождение в Казахстане, запущенное лишь в прошлом году с опозданием на пять лет, должно продавать больше сырья, чтобы вернуть вложенные инвесторами миллиарды долларов.

Таким образом, оказавшийся между двух огней Казахстан вынужден увеличить добычу нефти на Кашагане и снизить ее производство на других месторождениях. Однако возросший объем поступающей в трубопровод нефти способствует также ее удешевлению. Если в 2013 году цена нефти, реализуемой КТК, была на 0,15 доллара дешевле нефти марки Brent, то в этом году ее реализуют со скидкой до 1,23 доллара.

«Выгоднее продавать смесь КТК, подешевевшую из-за переноса на более поздний срок запуска Кашагана. Акционеры хотят, чтобы проект работал», – говорит в интервью агентству Reuters один из трейдеров.

Нефтяной терминал в порту Актау. 24 июня 2016 года. Нефтяной терминал в порту Актау. 24 июня 2016 года.

Сырье, поступающее по КТК из других частей Казахстана, поставляется в Новороссийский порт на Черном море. Трубопровод, по которому поставляется 700 тысяч баррелей нефти в день, с запуском Кашагана стал транспортировать до 900 тысяч баррелей. «В этом году этот показатель может повыситься до 1,3 миллиона баррелей. Поэтому сейчас, особенно на рынке Средиземноморья, наблюдается чрезмерный рост поставки нефти. Существует угроза, что это еще сильнее может удешевить цены на нефть», – говорят эксперты.

Качество добываемой нефти еще одна проблема, отрицательно отражающаяся на имидже Кашагана. По сравнению с российской смесью Urals, в составе нефти КТК содержится много меркаптана, который входит в группу сернистых газов. На некоторых нефтеперерабатывающих заводах Средиземноморья ввели ограничения на переработку нефти марки CPC Blend, поставляемую КТК, ее может перерабатывать только оборудование со специальным антикоррозийным покрытием. Поэтому желающих приобрести нефть CPC Blend немного, пишет Reuters.

НА РЫНКЕ ИМЕЕТСЯ 600 МИЛЛИОНОВ БАРРЕЛЕЙ

Между тем нет перспективы, что нефть подорожает, причем намного. Даже различные политические неурядицы, которые прежде сразу влияли на рынок нефти, в этот раз не проявили себя. Не повлияли на рынок ни конфликт между Саудовской Аравией и Катаром, ни теракты в столице Ирана, ни стремление Курдистана получить независимость.

«Несколько лет назад любое колебание на Ближнем Востоке вызывало сумятицу на рынке нефти, трейдеры мгновенно поднимали цену на нефть. Несмотря на напряженную ситуация в арабском мире, на этой неделе цена на нефть подешевела на четыре процента. На протяжении долгих лет сырье на рынок выводилось в большом объеме, и цена на него не растет», – пишет агентство Bloomberg.

По некоторым подсчетам, на мировом рынке сейчас есть 600 миллионов баррелей лишней нефти. Это большие запасы, способные обеспечить производство в одной только Ливии сроком на два года.

«В настоящий период, когда рынок насыщен запасом сырья, угрозы для рынка нет, влияние может оказать лишь конкретное прекращение добычи», – говорит эксперт компании Energy Aspects в Лондоне Амрита Сен.

У законсервированной старой нефтяной скважины в Исатайском районе Атырауской области. 10 апреля 2017 года. У законсервированной старой нефтяной скважины в Исатайском районе Атырауской области. 10 апреля 2017 года.

Вместе с чрезмерными запасами нефти у стран ОПЕК есть возможность добывать по 2,1 миллиона баррелей нефти в день, это самый большой показатель за четыре года. К тому же у таких стран, как Казахстан и Россия, которые лишь в этом году присоединились к соглашению о сокращении добычи и не являются членами ОПЕК, есть возможность увеличить добычу. Еще одним фактором, оказывающим влияние на цену нефти, является возможность США быстро увеличить объемы добычи сланцевой нефти. Раньше адаптация нефтяных месторождений к условиям рынка требовала длительного времени, сейчас же в таких регионах США, как Техас и Оклахома, объем производства можно расширить в течение нескольких недель.

Ввиду существования нескольких таких факторов, которые не позволяют подорожать нефти, инвесторы больше обращают внимание на краткосрочные и имеющие спроса разработки. К тому же ни одно из событий на Ближнем Востоке, похоже, не окажет существенного влияния на добычу нефти. Дипломатический скандал, разгоревшийся между Саудовской Аравией и Катаром, может повлиять на перевозку нефти. Катар является одним из мировых лидеров по экспорту сжиженного газа, но объем экспорта нефти у него незначительный.

Террористические нападения в Тегеране произошли вдали от нефтяных месторождений Ирана, нет вероятности того, что экстремистская группировка «Исламское государство», которая взяла ответственность за них, способна остановить нефтедобычу.

ВЫНУЖДЕННЫЙ ПРАГМАТИЗМ

Падение цен на нефть влияет на амбиции стран Прикаспийского региона и вынуждает их предпринимать прагматичные шаги. Американский аналитический центр Stratfor считает, что появляются новые возможности для решения спора о статусе Каспия.

Большинство стран Прикаспийского региона поддерживают инициативу России по приданию Каспийскому морю статуса озера. Лишь Туркменистан в период правления Сапармурада Ниязова не соглашался с предложением России и предлагал разделить Каспий строго по прямой линии. В последние годы прибыль от добычи нефти сократилась вдвое, поэтому Туркменистан в этом деле стал более прагматичным и недавно пошел на уступки.

Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов открывает газопровод Восток – Запад. Белек, 23 декабря 2015 года. Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов открывает газопровод Восток – Запад. Белек, 23 декабря 2015 года.

Ранее постсоветские страны выступали на одной стороне, Иран – на другой. Тогда страны требовали разделения Каспия в равной мере между пятью странами. По словам американских исследователей, в последнее время Тегеран также идет на уступки. Недавно Иран заявил о готовности оказать Туркменистану техническую и финансовую помощь в освоении морских месторождений и его прибрежной части. Испытывающий финансовый дефицит Ашгабат легко согласился с этим. К тому же Иранская государственная нефтяная компания владеет десятью процентами акций компании, которая занимается освоением газового месторождения Шах-Дениз в Азербайджане. «В Тегеране понимают, что человеческие жертвы при демаркации границ могут обойтись дороже, чем эти расходы», – пишет Stratfor.

rus.azattyq.org