Независимый Курдистан - опасный игрок на рынке нефти. Нефть на территории курдистана


ТЭК России | Иракский Курдистан – жизнь без Киркука

Референдум о независимости в Иракском Курдистане состоялся 25 сентября 2017 года. По данным высшей комиссии по выборам и референдуму региона, за отделение от Ирака проголосовали 92,73% избирателей. Явка составила 72,82%. Таким образом, курды подавляющим большинством проголосовали за создание собственного государства.

Реакция со стороны мирового сообщества последовала незамедлительно. Ирак, Иран, Турция, США и ООН подвергли референдум критике и не признали его итоги. При этом Багдад и Тегеран предприняли санкционные меры, которые в перспективе могут повлиять на развитие нефтегазового сектора Курдистана.

Ирак приостановил международное воздушное сообщение с курдской автономией (аэропорты Эрбиль и Сулеймания) и обязал министерства и госучреждения страны временно прекратить все финансовые операции с курдским регионом. Центральный банк Ирака (ЦБ) призвал все банки в стране приостановить свою деятельность в Курдистане на неопределенный срок. Любой банк, который не подчинится, больше не будет получать переводы из ЦБ в иностранной валюте.

Иран по просьбе Багдада также запретил прямое авиа­сообщение с Иракским Курдистаном, закрыл три пограничных перехода Хаджи Омран, Башмаг, Парведжан и развернул дополнительные ракетные системы на своих западных границах.

Между тем Турция ограничилась лишь угрозами: во первых, запретить транзит грузовых автомобилей и нефти через границу — перекрытие «Курдского нефтепровода», во вторых, начать военную операцию против Иракского Курдистана, если об этом попросит Багдад, или в случае нападения на живущих в автономии туркоманов. Таким образом, решений, создающих риск для поставок нефти в Турцию из Иракского Курдистана, Анкара не принимала. Это подтверждает общую тенденцию последних лет — стороны активно развивали энергетическое сотрудничество.

Фактически лояльная позиция Турции по отношению к Иракскому Курдистану объясняется рядом экономических причин.

Анкара на законных основаниях не может остановить поставки нефти из за того, что действуют долгосрочные контракты (50 лет), от которых одинаково выигрывают обе стороны.

В то же время в Курдистане работают турецкие компании (например, в энергетической сфере Genel Energy (Великобритания/Турция) — месторождения Taq Taq и TAWKE), а значит в результате мер против Иракского Курдистана наносится ущерб собственным коммерческим интересам.

Турция является транзитной страной, и когда компании поставляют курдскую нефть в Европу, Анкара получает свою прибыль. Кроме того, сами турки, по устоявшемуся мнению на рынке, перепродают углеводороды, что также приносит им определенный доход.

Если транзит углеводородов по территории Турции прекратится, то нарушаются остальные принципы экономики. Основной доход Курдистана — от нефти, в результате не будет покупательной способности, это приведет к снижению экспорта из Турции в целом. Объемы взаимной торговли между сторонами в 2017 году оцениваются в $6–7 миллиардов.

В то же время Иракский Курдистан нашел явного сторонника в лице Израиля. Ближневосточное государство заинтересовано в союзнике в арабском регионе как в политическом смысле, так и экономическом. В частности, курды рассматриваются израильтянами в качестве поставщиков углеводородов на Святую Землю.

Позиция России

Россия всегда выступала за территориальную целостность Ирака, при этом в отношении голосования резких заявлений не делала, сохранив нейтралитет. В то же время со стороны РФ последовали шаги в поддержку сотрудничества между Иракским Курдистаном и Турцией. В конце сентября состоялась встреча президента РФ Владимира Путина и президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Обсуждались в том числе последствия референдума в Иракском Курдистане. Особое место заняла тема возможного эмбарго на поставки нефти из автономии.

Россия выступила против таких мер со стороны Турции. Владимир Путин предостерег, что ограничения в отношении иракских курдов приведут к росту цен на нефть. «Но на это вряд ли кто то пойдет, в этом мало кто заинтересован», — заявил глава государства.

Позиция объясняется желанием защитить интересы «Роснефти», которая в 2017 году активно развивала сотрудничество с Иракским Курдистаном. В феврале российская компания заключила с правительством региона контракт на покупку и продажу курдской нефти в период с 2017 года по 2019 год. Активно обсуждался транзит углеводородов на НПЗ «Роснефти» в Германии. В октябре 2017 года было объявлено о том, что «Роснефть» и правительство Иракского Курдистана подписали документы, необходимые для вступления в силу Соглашений о разделе продукции (СРП) в отношении пяти добычных блоков. Доля «Роснефти» в СРП составит 80%, сумма платежей за вхождение в проект и за приобретение геологической информации по каждому из пяти блоков варьируется от $40 млн до $110 млн и в общей сложности может составить до $400 млн (из которых $200 млн могут быть компенсированы за счет добытой на блоках нефти). Кроме того, достигнута договоренность о реализации программы ГРР и начале добычи в режиме опытной эксплуатации уже с 2018 года. В случае успеха в 2021 году планируется приступить к полномасштабной разработке блоков. Наконец, «Роснефть» и курдские власти объявили о начале совместной реализации инфраструктурного проекта по эксплуатации нефтепровода в регионе. Доля «Роснефти» в проекте может составить 60%. Другим участником c долей 40% будет компания KAR Group — оператор нефтепровода.

Таким образом, эмбарго на поставки нефти из Иракского Курдистана напрямую создавало риски для инвестиций «Роснефти», что потребовало дипломатических усилий со стороны российских властей.

Последствия военной операции

Не прошло и месяца после референдума о независимости как правительство Ирака и проиранский «Корпус стражей исламской революции» (КСИР) 16 октября 2017 года ввели войска в провинцию Киркук, которая контролировалась курдским ополчением (Пешмерга), но не входила в состав Иракского Курдистана. Багдад за сутки восстановил контроль над городом и окружающими его районами, на территории которых расположены нефтяные месторождения. Курдские отряды ушли из Киркука, практически не оказав сопротивления. Две основные курдские политические силы — «Демократическая партия Курдистана» (ДПК) и «Патриотический союз Курдистана» (ПСК) обвинили друг друга в предательстве.

Переход Киркука под контроль Багдада повлиял на нефте­газовую промышленность и экономику Иракского Курдистана.

Добыча и экспорт нефти с месторождений Khurmala (северная часть месторождения Kirkuk), Bai Hassan, Avana были приостановлены.

Транзит нефти по «Курдскому нефтепроводу» обычно составлял 600 тыс. барр. в сутки (к концу 2017 года планировалось 700 тыс. барр. в сутки). Согласно официальным данным правительства Курдистана, средний показатель за ноябрь 2017 года составил 250 тыс. барр. в сутки. По состоянию на 23 ноября — 270 тыс. барр. в сутки — рекордный показатель после захвата Киркука. Таким образом, загрузка мощностей «Курдского нефтепровода» сократилась более чем на 50%.

Экспорт нефти из Курдистана может еще сократиться, поскольку региональные власти вынуждены обеспечивать внутренние потребности региона. В автономии действует три нефтеперерабатывающих предприятия НПЗ Kalak, НПЗ Bazian, НПЗ Tawke (суммарная мощность по первичной переработке нефтяного сырья в начале 2016 года составляла 6,0 млн т в год). Из­за военной операции в Киркуке в зоне риска оказался крупнейший НПЗ Kalak (мощность 4,0 млн т в год, собственник KAR Group, расположен в районе Эрбиля), так как нефть поставлялась с месторождения Khurmala.

От переориентации поставок нефти на внутренний рынок пострадают иностранные инвесторы. Например, «Роснефть», как отмечалось, рассчитывала на экспорт углеводородов за пределы Иракского Курдистана. В итоге в сложившейся ситуации может возникнуть нехватка сырья.

Уже в ходе военной операции Багдада правительство Турции приняло решение закрыть воздушное пространство страны для курдской автономии. В результате Chevron приостановила деятельность по разведке и добыче нефти в регионе. В частности, блокада авиасообщения (в том числе Тегераном и Багдадом) не позволило компании обновлять персонал, работающий на блоках (Sarta, Qara Dagh — геологоразведка). Американский инвестор сообщил, что продолжит отслеживать ситуацию и возобновит деятельность, как только это станет возможным.

Потеря Иракским Курдистаном киркукской нефти, а также ряд санкционных мер привели и без того находившийся в кризисе регион к еще более серьезным финансовым проблемам. По данным председателя комитета по финансам и вопросам экономики парламента автономии Иззата Сабера, ежемесячные доходы бюджета автономии сократились с $800 млн до $300 миллионов. Это, очевидно, приведет к усугублению имеющихся проблем Курдистана: задолженности по зарплатам государственным служащим автономии, содержание беженцев из Сирии, Ирака, а также Киркука. Многие курды оставили свои дома после прихода в провинцию иракской армии и КСИР.

До военного кризиса Иракский Курдистан находился на пути к финансовому оздоровлению, главным образом из за более высоких цен на нефть, и руководство Курдистана обещало повышение доли зарплат. На данный момент говорить об этом не приходится. В сложившейся ситуации властям автономии, вероятно, придется повысить фискальную нагрузку на население. В этой связи возникает риск — нарастание антиправительственных настроений и протестная активность.

Смена риторики

Экономическая и политическая ситуация, в которой оказался Иракский Курдистан после потери Киркука, заставила власти региона искать компромисс с Багдадом. Так, курды предложили заморозить результаты референдума о независимости Курдистана и начать диалог с федеральным правительством на базе иракской конституции. Кроме того, Эрбиль выступил против намерений Багдада снизить долю региона в бюджете страны с 17% до 12%.

В свою очередь, Багдад, лишив автономию экономической подпитки, резко ужесточил позицию в отношении Эрбиля и его политики. Федеральный Ирак стал игнорировать желание Иракского Курдистана вести переговоры, нацеленные фактически на возвращение позиций региона (как было до референдума), а также продолжил риторику о необходимости укрепления власти над автономией в целом.

В сложившихся обстоятельствах курдские власти начали искать поддержки у западных стран с целью уговорить Багдад сесть за стол переговоров. В декабре 2017 года премьер­министр Иракского Курдистана Ничерван Барзани посетил Германию по приглашению правительства страны и встретился с официальными лицами, включая канцлера Ангелу Меркель и министра иностранных дел Зигмара Габриэля.

Глава немецкого правительства выразила поддержку «конституционным правам Курдистана в рамках Ирака» и надежду, что будут предприняты все усилия, чтобы начать переговоры между Эрбилем и Багдадом. В свою очередь, Зигмар Габриэль подчеркнул, что Германия будет финансировать меры по восстановлению Ирака только при условии мирного решения Багдадом внутренних конфликтов. «Мы более €1 млрд направили на восстановление (Ирака). Мы хотим продолжить эту работу, но условием для этого является то, чтобы Ирак мирно решил внутренние конфликты», — сказал дипломат, призвав Багдад пойти на диалог с курдской автономией.

Поездка в Берлин — это второй зарубежный тур Ничервана Барзани со времени ухудшения отношений между иракским и курдскими правительствами. В начале декабря делегация Иракского Курдистана посетила Париж. В течение месяца также состоялись встречи властей автономии с послами западных стран, например, Италии, Чехии. Кроме того, курды обсудили ситуацию в регионе со спецпредставителем генерального секретаря ООН в Ираке Яном Кубишем. Премьер­министр Курдистана получил приглашение посетить Лондон.

В итоге давление на Багдад со стороны международного сообщества дало результат. В конце декабря президент Ирака Фуад Масум заявил, что переговоры между Багдадом и руководством курдского региона начнутся после рождественских и новогодних праздников.

Нефть Киркука готовят к продаже

Получив контроль над Киркуком, Багдад начал работу по восстановлению добычи нефти на местных месторождениях. По первым оценкам Миннефти Ирака, производство в провинции будет доведено до 1 млн барр. в сутки. Для достижения поставленной цели планируется привлечь иностранных инвесторов. Так, BP подтвердила, что во время встречи с министром нефти Ирака Джаббаром аль­Луайби обсуждались положение дел в Киркуке и возможное сотрудничество. В свою очередь, власти Ирака официально заявили о намерении начать разрабатывать месторождения совместно с BP. Кроме того, по словам министра энергетики России Александра Новака, российские компании изучают возможность участия в тендере на девять месторождений в Ираке, в том числе и на месторождения в Киркуке.

Параллельно с работами по восстановлению производства нефти федеральные власти начали спешно решать проблему ее экспорта. Рассматривается два ключевых направления — в Турцию и в Иран.

Так, в ноябре 2017 года представители турецкого энерго­сектора обсудили с иракскими коллегами возобновление поставок нефти из провинции Киркук в турецкий порт Джейхан. А уже в конце месяца Миннефти объявила, что Ирак намерен построить новый участок нефтепровода от города Байджи до КПП «Файш­Хабур» у границ с Турцией и Сирией. Джаббар аль­Луайби распорядился подготовить документы для выполнения этого проекта по концессионному соглашению «строительство­передача­управление».

Планируется, что протяженность нефтепровода «Киркук — Джейхан» составит 350 км, мощность — 1 млн барр./сутки. Компания­инвестор (местная/иностранная) должна будет взять на себя расходы на строительство, которые после запуска трубопровода возместит себе за оговоренный в соглашении с Ираком срок. По словам Александра Новака, Багдад предлагает российским компаниям принять участие в строительстве нефтепровода.

Выбор в пользу нового инфраструктурного объекта объясняется тем, что начать эксплуатировать иракский нефтепровод (проложен в 1980 е года), проходящий через Мосул к границе с Турцией, невозможно. По оценке влас­тей Ирака, старая магистраль на этом участке оказалась сильно повреждена в результате регулярных атак ИГИЛ, и ситуация сейчас не позволяет провести работы по восстановлению инфраструктурного объекта.

В декабре 2017 года Джаббар аль­Луайби заявил, что Багдад подписал с Тегераном соглашение об экспорте нефти. Ирак согласился поставлять в Иран от 30 тыс. до 60 тыс. барр. нефти в сутки с северного месторождения в провинции Киркук, Иран в ответ будет доставлять свою нефть в южные порты Ирака в Персидском заливе. Для реализации планов Тегеран и Багдад хотят построить трубопровод для транспортировки нефти из Киркука напрямую в Иран. Новый нефтепровод пройдет через г. Каср­э­Ширин (примерно в 230 км к юго­востоку от Киркука).

Объем экспорта в Иран с месторождений Киркука может быть увеличен, подчеркнул Джаббар аль­Луайби. Поставки планируется начать в ближайшее время после проведения тендера среди компаний, которые занимаются нефтяными перевозками.

Таким образом, Багдад пытается максимально быстро восстановить производство в Киркуке и создать альтернативу «Курдскому трубопроводу», что позволит направлять все финансовые поступления от экспорта нефти из провинции в федеральную казну. Рост цен на нефть (стоимость барреля нефти марки Brent в январе 2018 года превысила показатель в $70 впервые с декабря 2014 года) только усиливает эффект от восстановления контроля Багдада над Киркуком.

Добыча, экспорт, переработка, местная торговля в 2015 (январь — декабрь) — 2016 (январь — сентябрь) на месторождениях Khurmala/Bai Hassan/Avana, барр. нефти в сутки (по данным министерства природных ресурсов Иракского Курдистана на декабрь 2017 года) Год/месяц Добыча Экспорт Переработка Местная торговля
2015
Январь 189 979 85 393 72 267 32 318
Февраль 238 633 113 145 72 868 52 619
Март 215 463 110 246 70 743 34 474
Апрель 272 037 185 874 75 223 10 941
Май 299 196 198 454 67 947 32 795
Июнь 335 665 210 518 80 354 44 794
Июль 306 692 186 996 78 900 40 796
Август 284 147 173 039 68 190 42 919
Сентябрь 303 091 214 981 43 961 44 149
Октябрь 299 189 208 131 45 158 45 900
Ноябрь 321 414 210 997 52 881 57 535
Декабрь 341 676 224 452 55 715 61 509
Год/месяц Добыча Экспорт Переработка Местная торговля
2016
Январь 336 026 242 553 51 592 41 882
Февраль 197 895 143 068 40 298 14 528
Март 275 090 187 497 37 036 50 557
Апрель 344 596 304 718 39 878 -
Май 347 040 306 292 40 583 166
Июнь 340 674 298 833 41 841 -
Июль 338 515 302 056 36 459 -
Август 267 589 256 973 10 616 -
Сентябрь 347 821 313 526 34 295 -
Экспорт нефти Иракским Курдистаном,млн тоннпо данным министерства природных ресурсов Иракского Курдистана на декабрь 2017 года (коэф. баррелизации: 0,1355 т = 1 барр.) 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 Итого: 0,29 5,05 3,42 1,60 6,70 19,41* 24,80
прямые продажи через «Курдский нефтепровод» - - - 0,07 4,99 10,80 н/д
продажи через иракскую State Oil Marketing Organization (SOMO) 0.29 5.05 3.82 0.001 - 7.99 н/д
поставки автотранспортом - - 0.10 1.53 1.71 0.62 н/д
*исключены поставки по «Курдскому нефтепроводу» нефти южной части структуры Kirkur иракской компанией N. O. C. в объеме 5,55 млн т в 2015 году

ВКРАТЦЕ

Нефтяные месторождения Киркука находились под контролем Иракского Курдистана с конца 2014 года. Тогда иракская армия при наступлении террористов ИГИЛ на Киркук оставила свои позиции. Отбросить террористов удалось лишь спешно прибывшим отрядам пешмерга, которые и взяли под свой контроль нефтяную провинцию, бывшую к тому же исторически спорной территорией между курдами и федеральным центром.

Под прямое управление автономии перешли два крупнейших киркукских нефтяных месторождения: Bey Hasan и Avana, с которых ежесуточно отправлялось на экспорт до 250 тыс. барр. Еще 50 тыс. барр., но уже по соглашению с федеральным правительством Ирака, экспортировалось с нефтепромысла, находившегося под контролем иракской Nortd Oil Company (N. O. C). В итоге суммарная добыча нефти на подконтрольных автономии территориях достигла 600 тыс. барр. в сутки. С того времени Иракский Курдистан начал самостоятельно продавать по новому «Курдскому трубопроводу» в турецкий Джейхан не только свои, но уже и недавно приобретенные ресурсы, несмотря на протесты Багдада.

www.cdu.ru

«Иракский Курдистан — это крепость»: много нефти, большая армия и кемпинги

Имеют право

Курды — древний 40-миллионный народ, живущий в Турции, Ираке, Сирии и Иране, — не имеют своего государства. Дальше всех от государственности пока иранские курды — Тегеран плотно держит их под контролем и пресекает любые попытки сопротивления. Турецкие курды ведут войну за независимость, однако пока что проигрывают ее (или, по крайней мере, не выигрывают). Сирийские под шумок гражданской войны в Сирии захватили значительные территории, но эксперты крайне сомневаются, что курдам удастся их удержать.

Ближе всего к независимости курды иракские. Они не только контролируют территорию, но и управляют ею. Это не первый референдум о независимости — в 2005 году уже прошел один. Однако 12 лет назад его организовывали общественные организации, сейчас же за народным волеизъявлением стоят правительство и политические силы, а также пешмерга — курдская армия, которая на фоне борьбы против ИГ* стала одной из самых серьезных военизированных группировок региона. Востоковед Семен Багдасаров отмечает, что подразделения пешмерга “отличаются высокой боеспособностью и обученностью”.

Численность курдской армии Ирака эксперты оценивают в 180-200 тысяч подготовленных бойцов. Курды используют по большей части старые образцы вооружения, доставшиеся еще от СССР. Но в последнее время пешмерга получает и новое оружие российского, американского и немецкого производства. Например, в ФРГ курды приобрели несколько тысяч автоматов G36 фирмы Heckler & Koch.

В экономическом плане курды полностью самодостаточны — за счет нефти. На сегодняшний день на их территории добывается около 650 тысяч баррелей черного золота в день. В перспективе курды намерены извлекать до миллиона баррелей. На территории Иракского Курдистана может находиться более пяти с половиной триллионов кубов газа.

Интерес к курдским месторождениям есть у Москвы. В июне этого года “Роснефть” и правительство Иракского Курдистана подписали соглашение о сотрудничестве в сфере разведки и добычи углеводородов.

“Иракский Курдистан — это крепость, своего рода островок безопасности на всем Ближнем Востоке. Значительное количество арабов приезжает туда на элементарный отдых, под них строятся кемпинги”, — говорит РИА Новости российский политолог Каринэ Геворгян, не раз бывавшая в Иракском Курдистане.

Соседи против

Проблема в том, что против независимости выступают все соседи Курдистана. Официальный Багдад не дает разрешение на проведение референдума и считает его неконституционным, иранцы не собираются его признавать, а турки (которые еще недавно поддерживали власти Иракского Курдистана) не просто возмущаются, а угрожают. Пресс-секретарь Эрдогана Ибрагим Калын уже назвал референдум “ужасной ошибкой”, а официальный представитель турецкого правительства Бекир Боздаг пригрозил иракским курдам “санкциями”. В частности, прекращением транзита курдской нефти через свою территорию (после чего курды потеряют канал продажи черного золота, а значит, и ключевой источник пополнения бюджета).

“Игнорирование позиции Турции приведет к тому, что региональное курдское правительство лишится даже тех возможностей, которые у них есть в настоящий момент”, — предупреждает Реджеп Эрдоган. Не исключено, что оно лишится даже имеющихся на данный момент полномочий — турецкий парламент еще на год продлил разрешение армии вторгаться в Сирию или Ирак “если того потребуют вопросы национальной безопасности”.

Даже американцы — союзники курдов — призывают их хорошо взвесить свои действия. Нынешний госсекретарь Рекс Тиллерсон в бытность главой Exxon Mobil многое сделал для экономической независимости Иракского Курдистана, но сейчас референдум вызывает кучу рисков, и США не могут взять все это под контроль.

США могут согласиться на независимость Курдистана, однако лишь в том случае, если будут уверены в возможности использования этой территории в качестве антииранского плацдарма. А это уже не соответствует интересам самих курдов, ведь целый сегмент курдских кланов поддерживает с Ираном очень тесные отношения и не спешит их рвать.

Торопиться не надо

В этой ситуации от лидера Иракского Курдистана Масуда Барзани требуются максимальная сосредоточенность и осторожность. И, судя по всему, он их пока демонстрирует. В частности, не стремится обращать “да” на референдуме в немедленную декларацию о независимости.

Вообще целью этого референдума была не декларация. Во-первых, Масуд Барзани реализовывал свои личные интересы. “Референдум — важнейшее событие, благодаря которому Масуд Барзани зафиксирует свое место в истории”, — поясняет советник директора Российского института стратегических исследований Елена СУПОНИНА. Авторитет Барзани после этого референдума взлетит до небес и поможет ему не скатиться вниз с политического олимпа. “Все законные сроки его пребывания на посту главы Иракского Курдистана истекают, а довод для их неоднократных пролонгаций (как год назад под явным нажимом Вашингтона на остальные курдские партии) в виде необходимости сохранения стабильности на фоне необходимости борьбы с ИГ* сейчас нивелирован”, — говорится в докладе российского Института Ближнего Востока.

Во-вторых, референдум позволит курдам юридически закрепить за собой незаконно нажитое. “Референдум призван зафиксировать те территориальные приобретения, которые Иракский Курдистан смог получить с 2003 года, и особенно со времен борьбы с ИГ*, — курды увеличили свою территорию почти на 40%, — говорит арабист, эксперт РСМД Антон Мардасов. — На референдуме к курдам присоединяются ряд арабских племен из провинции Найнава, а в целом на участки придут представители 15 этносов”. Среди нажитого, в частности, Киркук, на полях которого добывается до 150 тысяч баррелей нефти в день.

Что же касается независимости, то эксперты признают, что положительное решение на референдуме нужно Барзани не для объявления о выходе из состава Ирака, а для торговли с Багдадом. Эрбиль действительно нацелен на диалог с иракскими властями. По словам Масуда Барзани, референдум — это лишь первый шаг на пути к независимости. “После 25 сентября мы готовы обсудить с Багдадом границы, нефть, что угодно”, — сказал он. Естественно, с гораздо более сильных позиций. И, возможно, по итогам этих переговоров он получит де-факто независимость при юридическом нахождении в составе Ирака.

Если Барзани будет придерживаться такой линии, то вероятность конфликта с иракцами и турками невелика. “Сейчас все проявляют горячность, и полностью исключать рискованных решений нельзя. Но если стороны проявят благоразумие, то еще не поздно продолжать вести сложный торг и договариваться о будущем сосуществовании. Главное, чтобы иракские курды после референдума не торопились с объявлением реальной независимости”, — поясняет Елена Супонина.

*Террористические организации, запрещенные в России.

 

riss.ru

Российским нефтекомпаниям не стоит отдавать Иракский Курдистан конкурентам | Статьи

МОСКВА, 1 ноя - ПРАЙМ. Иракский Курдистан, Марина Коцубинская, Мариам Багдасарян. Иракский Курдистан, несмотря на существующие политические и экономические риски, является территорией с хорошим потенциалом увеличения добычи нефти. В сложившейся в регионе ситуации опыт российских нефтекомпаний может быть востребован, и им не стоит уходить из региона, освобождая место конкурентам, полагают опрошенные агентством "Прайм" эксперты.

Конфликт Багдада и курдской автономии обострился после того, как 25 сентября курды провели референдум о независимости. Иракские силовики в середине октября начали операцию по возвращению контроля над спорными с курдами районами.

В Курдистане работает российская компания "Газпром нефть", она участвует в трех проектах в регионе. Кроме того, в феврале 2017 года "Роснефть" и региональное Иракское Правительство Курдистана заключили соглашение о сотрудничестве в нефтегазовой сфере.

Конфликт Ирака и Курдистана не потрясет рынок, но может разогнать нефть до $60

В частности, был заключен контракт на покупку и продажу нефти с 2017 по 2019 год. В сентябре стороны также провели переговоры о возможности участия компании в проекте по финансированию строительства газопровода в Курдистане. Ожидается, что отдельное соглашение по проекту будет подписано до конца года.

"Роснефть" 18 октября сообщила, что подписала с правительством Иракского Курдистана документы, необходимые для вступления в силу соглашений о разделе продукции (СРП) в отношении пяти блоков, расположенных на территории региона. 20 октября "Роснефть" и Иракский Курдистан объявили о начале реализации проекта по эксплуатации нефтепровода, доля российской компании в котором может оставить 60%.

Вместе с тем 30 октября представитель министерства нефти Ирака Асем Джихад сообщил агентству РИА Новости, что министерство попросило "Роснефть" разъяснить позицию по контрактам с Иракским Курдистаном, ответа пока нет. Чиновник напомнил позицию правительства Ирака, что любой контракт, заключенный без согласия федерального правительства, считается незаконным, а компании грозит ответственность за его нарушение.

ПЕРСПЕКТИВНАЯ ТЕРРИТОРИЯ

Как рассказал "Прайму" ведущий аналитик по российскому нефтегазовому сектору международного рейтингового агентства Moody's Денис Перевезенцев, добыча в Курдистане до конфликта с центральными властями Ирака составляла 500-600 тысяч баррелей в сутки (около 12-13% добычи Ирака).

"Запасы нефти региона внушительны и, по разным оценкам, составляют до 30-50 миллиарда баррелей. Такие запасы могли бы позволить увеличить добычу нефти в регионе", - отметил он.

Схожую оценку объема запасов региона дает сырьевой аналитик Capital Economics Томас Пью (Thomas Pugh).

"Курдистан может быть страной с богатой средой для нефтяных компаний, в регионе около 45 миллиардов баррелей нефтяных запасов, большинство из которых будут относительно дешевы в добыче и легкодоступны. Он также добывает около 0,5 миллиона баррелей в сутки. Таким образом, потенциал огромен", - указал эксперт.

Старший научный сотрудник исследовательской компании Wood Mackenzie Ян Том (Ian Thom) отметил, что Иракский Курдистан по-прежнему является относительно новым игроком, поэтому его потенциал не полностью понят. Он имеет как нефтяные, так и газовые месторождения, но масштаб их явно меньше, чем в южном Ираке и других странах Ближнего Востока", - сказал он.

Главный редактор по товарным рынкам Thomson Reuters Александр Ершов сообщил, что Курдистан, по собственным оценкам, обладает извлекаемыми запасами объемом 45 миллиардов баррелей нефти и 5,66 триллиона кубометров газа, которые по мере проведения разведки могут увеличиться.

"Для "Роснефти" это может стать источником поставок нефти, а также существенно укрепить газовые амбиции компании", - считает он.

ПОТЕНЦИАЛ РАЗВИТИЯ

Активная работа в Иракском Курдистане даст российским компаниям доступ к "внушительным резервам", хотя перспективы монетизации этих резервов ограничены недоинвестированностью региона из-за постоянных военных конфликтов и ограниченностью транспортной инфраструктуры, полагает Перевезенцев.

Том из Wood Mackenzie отметил, что российские компании обладают сильным и разнообразным опытом работы на суше, а также техническими знаниями, накопленными благодаря обширным внутренним нефтегазовым разработкам.

Chevron приостанавливает работу в Иракском Курдистане

"Это должно хорошо соответствовать возможностям Курдистана, где подземный пласт более сложный, чем предполагалось первоначально. "Роснефть" и "Газпром нефть" должны иметь возможность использовать этот технический опыт в качестве конкурентного преимущества при работе на блоках Курдистана", - пояснил аналитик.

"Курдистан будет приветствовать нового игрока для изучения и развития активов. И компания размера "Роснефти" имеет хорошую капитализацию, чтобы инвестировать, если появятся подходящие коммерческие возможности", - добавил Том.

Ершов в свою очередь сообщил, что, по его источникам, общая сумма сделок, заключенных "Роснефтью" в Курдистане, составляет свыше 4 миллиардов долларов.

"Это больше 2 миллиардов долларов, полученных регионом ранее за продажу нефти от международных трейдеров, которые дают предоплату за экспорт, и 1,5 миллиарда долларов от соседней Турции. Сделки также говорят о резкой переориентации иракских курдов, у которых были тесные связи с Вашингтоном с 1991 года, когда США предложили им защиту от Саддама Хусейна, свергнутого американскими силами в 2003 году", - рассказал он.

Эксперт вспомнил, что в феврале 2017 года "Роснефть" стала первой крупной зарубежной нефтяной компанией, публично обязавшейся обеспечить предоплату курдского экспорта. "Этот экспорт идет на мировой рынок через турецкий порт Джейхан – крупный нефтяной хаб Средиземноморья, распределяющий ресурсы в том числе из Каспийского региона. Активное присутствие там "Роснефти" добавит ей влияния на рынке", - полагает он.

РИСКИ РАБОТЫ

Некоторые эксперты предупреждают, что помимо больших возможностей в Иракском Курдистане для российских компаний присутствуют и крупные риски.

"Представляется вероятным, что региональная политика предотвратит любое крупное развитие этого региона в течение следующих нескольких лет", - отметил Пью из Capital Economics.

"Не исключено, что российским компаниям, работающим или только договорившимся о начале работ в Курдистане, придется договариваться об условиях работы в регионе и с властями Ирака", - указал Перевезенцев из Moody's.

Начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий указывает помимо региональных рисков еще и на потенциальные финансовые риски.

Он также отмечает, что "попытка расширения российского присутствия на Ближнем Востоке, особенно в нефтяном секторе, несомненно, вызовет противодействие со стороны США и может привести к эскалации антироссийских санкций".

УХОДИТЬ НЕ НАДО

Востоковед, член экспертного совета Союза нефтегазопромышленников России Эльдар Касаев считает, что России не стоит уходить из Ирака в целом и Иракского Курдистана в частности, "потому что мы давно работаем в этом арабском государстве и знаем местную специфику" и необходимо ценить тот авторитет, который наша страна там заработала.

"Поскольку "Роснефть" является госкомпанией, для нее стратегические интересы должны быть важнее тактических и оперативных. Да, сейчас могут последовать заявления ряда зарубежных игроков, что они не будут вести бизнес в Иракском Курдистане. Считаю, что нам не следует паниковать и поступать схожим образом. Свято место пусто не бывает. Если мы "дадим заднюю", то не только освободим место под солнцем для конкурентов, но и потеряем статус надежных партнеров в глазах курдской стороны", - полагает эксперт.

"Турция, учитывая интересы национальной безопасности, не хочет отделения Иракского Курдистана, поскольку на ее территории тоже остро стоит "курдский вопрос". Тем не менее турецкая компания Genel Energy ведет деятельность на рынке Иракского Курдистана, разрабатывая месторождения Taq Taq и Tawke", - отметил Касаев.

По его словам, политические сложности в Ираке будут оставаться, это нормально. России стоит продолжать профессионально работать и держать руку на пульсе, оценивая степень имеющихся и потенциальных рисков.

1prime.ru

Роснефть рискнёт в Курдистане - RiaTaza

Несмотря на протесты США и Ирака, «Роснефть» планирует начать добычу нефти в Иракском Курдистане уже в августе этого года. Это принесёт компании прибыль, а также грозит судебными исками и непростыми переговорами. Чего на самом деле добивается «Роснефть» в регионе?

Как сообщил курдский телеканал Rudaw, «Роснефть» начнёт добывать нефть на трёх из пяти месторождений уже в следующем месяце. По оценкам, запасы месторождений оцениваются в 670 миллионов баррелей, а добывать планируется около 180 тысяч баррелей в сутки. Как сообщают «Ведомости», это даст прирост компании в 3,4%. За вхождение в проект российская компания заплатит до 400 миллионов долларов США. Доля компании с учётом дочерних структур в проекте составит 80%.

О планах «Роснефти» добывать нефть в Иракском Курдистане стало известно ещё в прошлом году. В феврале 2017 года стороны обговорили  сотрудничество в рамках конференции IP Week в Лондоне. А на XXI Петербургском экономическом форуме «Роснефть» и представители Курдистана  подписали инвестиционное соглашение, положившее начало реализации сотрудничества в области разведки и добычи не только нефти, но и газа.

«Вхождение в инфраструктурный проект будет способствовать достижению стратегических целей компании и позволит повысить эффективность транспортировки нефти конечным потребителям, включая поставку нефти из Курдистана на нефтеперерабатывающие заводы Роснефти в Германии», — так  прокомментировал событие главный исполнительный директор ПАО «НК Роснефть» Игорь Сечин.

Подобной сделкой не раз возмущались представители Ирака. 22 июля посол Ирака в России Хайдар Мансур Хади сообщил агентству ТАСС, что в Багдаде очень ждут приезда главы «Роснефти» Игоря Сечина для обсуждения ситуации вокруг контрактов с Иракским Курдистаном. Ранее в интервью агентству «РИА Новости» он назвал соглашение «противозаконным».

 «В соответствии с нашими законами центральное, багдадское правительство — только оно имеет полномочия подписывать соответствующие контракты. Мы знаем, что ЛУКОЙЛ, «Газпром» работают в районе Курдистана, но они придерживаются законодательства и действуют в соответствии с ним», — заявил агентству посол.

По мнению Игоря Сечина, Ирак и Курдистан должны решать свои политические разногласия самостоятельно. «Я не являюсь политиком, мое дело — добывать нефть. Мы строго соблюдаем законодательство в любой зоне, где работаем», — сказал он журналистам.

Спор между Ираком и Курдистаном возник из-за спорных территорий, богатых нефтью. После референдума о независимости Иракского Курдистана, который прошёл 25 сентября 2017 года и где более 93% жителей высказались за независимость, Ирак, Турция и все остальные страны региона отказались признавать его итоги, включая Сирию. Референдум осудили также в ООН и в США. «Мы надеемся на единый Ирак, который уничтожит ИГ («Исламское государство»,  запрещённая в РФ террористическая организация) и, конечно же, даст отпор Ирану», — заявила пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс. Россия высказалась осторожно, заявив, что уважает территориальную целостность стран региона.

В качестве ответного шага Ирак восстановил контроль над одной из провинций Иракского Курдистана — Киркуком. Именно там сосредоточены основные запасы нефти. С потерей Киркука властям Иракского Курдистана будет сложнее выполнить обязательства перед «Роснефтью». И это означает, что России так или иначе придётся договариваться с властями Ирака. Как сообщал «Ъ», «Роснефть» заявляла о факте таких переговоров, хотя Багдад уверяет, что пока ничего не обсуждал с российской стороной.

Впрочем, этот проект в регионе у «Роснефти» не единственный. В планах корпорации — запуск экспортного нефтепровода из Курдистана в Турцию.  Экспансия «Роснефти» в регионе осложнила планы западных компаний — известно, что на добычу нефти в Иракском Курдистане претендовала британская BP — в 2013 году правительство Ирака планировало отдать Киркук этой компании. В Иракском Курдистане также работают и другие компании — норвежская DNO, турецкая Genel Energy. Три проекта ведёт российская компания «Газпром-нефть».

Интерес к Курдистану объясним тем, что эта территория находится на шестом месте в мире по запасам нефти. При этом Курдистан — один из немногих регионов, где ещё возможны крупные открытия новых месторождений. Экспорт нефти с этой территории идёт через Турцию, так что если Анкара введёт экономические санкции против Иракского Курдистана и закроет транзит — это может серьёзно помешать планам «Роснефти» по поставкам курдской нефти в Европу. Багдад, в свою очередь, грозит обращением в суды.

Как бы там ни было, «Роснефть» очень вовремя зашла в регион — заключила соглашение с курдами ещё до того, как иракские военные получили контроль над спорными территориями. Стратегия, безусловно, очень рискованная: даже страны Европы, которые ранее всячески поддерживали независимый Курдистан (который был бы создан на территории Ирака, Сирии и Турции), теперь говорят о «территориальной целостности». Похоже, Игорю Сечину всё же придётся стать политиком: если ему удастся договориться со всеми сторонами, это даст России выход на иракскую нефть, на которую так долго претендуют США. А это уже не просто бизнес, а настоящая геополитика.

Мария Кузьмина 

riataza.com

Роснефть рискнёт в Курдистане

Несмотря на протесты США и Ирака, «Роснефть» планирует начать добычу нефти в Иракском Курдистане уже в августе этого года. Это принесёт компании прибыль, а также грозит судебными исками и непростыми переговорами. Чего на самом деле добивается «Роснефть» в регионе?

Как сообщил курдский телеканал Rudaw, «Роснефть» начнёт добывать нефть на трёх из пяти месторождений уже в следующем месяце. По оценкам, запасы месторождений оцениваются в 670 миллионов баррелей, а добывать планируется около 180 тысяч баррелей в сутки. Как сообщают «Ведомости», это даст прирост компании в 3,4%. За вхождение в проект российская компания заплатит до 400 миллионов долларов США. Доля компании с учётом дочерних структур в проекте составит 80%.

О планах «Роснефти» добывать нефть в Иракском Курдистане стало известно ещё в прошлом году. В феврале 2017 года стороны обговорили  сотрудничество в рамках конференции IP Week в Лондоне. А на XXI Петербургском экономическом форуме «Роснефть» и представители Курдистана  подписали Инвестиционное соглашение, положившее начало реализации сотрудничества в области разведки и добычи не только нефти, но и газа.

«Вхождение в инфраструктурный проект будет способствовать достижению стратегических целей компании и позволит повысить эффективность транспортировки нефти конечным потребителям, включая поставку нефти из Курдистана на нефтеперерабатывающие заводы Роснефти в Германии», — так  прокомментировал событие главный исполнительный директор ПАО «НК Роснефть» Игорь Сечин.

Подобной сделкой не раз возмущались представители Ирака. 22 июля посол Ирака в России Хайдар Мансур Хади сообщил агентству ТАСС, что в Багдаде очень ждут приезда главы «Роснефти» Игоря Сечина для обсуждения ситуации вокруг контрактов с Иракским Курдистаном. Ранее в интервью агентству «РИА Новости» он назвал соглашение «противозаконным».

«В соответствии с нашими законами центральное, багдадское правительство — только оно имеет полномочия подписывать соответствующие контракты. Мы знаем, что ЛУКОЙЛ, «Газпром» работают в районе Курдистана, но они придерживаются законодательства и действуют в соответствии с ним», - заявил агентству посол.

По мнению Игоря Сечина, Ирак и Курдистан должны решать свои политические разногласия самостоятельно. «Я не являюсь политиком, мое дело — добывать нефть. Мы строго соблюдаем законодательство в любой зоне, где работаем», — сказал он журналистам.

Спор между Ираком и Курдистаном возник из-за спорных территорий, богатых нефтью. После референдума о независимости Иракского Курдистана, который прошёл 25 сентября 2017 года и где более 93% жителей высказались за независимость, Ирак, Турция и все остальные страны региона отказались признавать его итоги, включая Сирию. Референдум осудили также в ООН и в США. «Мы надеемся на единый Ирак, который уничтожит ИГ («Исламское государство»,  запрещённая в РФ террористическая организация) и, конечно же, даст отпор Ирану», — заявила пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс. Россия высказалась осторожно, заявив, что уважает территориальную целостность стран региона.

В качестве ответного шага Ирак восстановил контроль над одной из провинций Иракского Курдистана — Киркуком. Именно там сосредоточены основные запасы нефти. С потерей Киркука властям Иракского Курдистана будет сложнее выполнить обязательства перед «Роснефтью». И это означает, что России так или иначе придётся договариваться с властями Ирака. Как сообщал «Ъ», «Роснефть» заявляла о факте таких переговоров, хотя Багдад уверяет, что пока ничего не обсуждал с российской стороной.

Впрочем, этот проект в регионе у «Роснефти» не единственный. В планах корпорации — запуск экспортного нефтепровода из Курдистана в Турцию.  Экспансия «Роснефти» в регионе осложнила планы западных компаний — известно, что на добычу нефти в Иракском Курдистане претендовала британская BP — в 2013 году правительство Ирака планировало отдать Киркук этой компании. В Иракском Курдистане также работают и другие компании — норвежская DNO, турецкая Genel Energy. Три проекта ведёт российская компания «Газпром-нефть».

Интерес к Курдистану объясним тем, что эта территория находится на шестом месте в мире по запасам нефти. При этом Курдистан — один из немногих регионов, где ещё возможны крупные открытия новых месторождений. Экспорт нефти с этой территории идёт через Турцию, так что если Анкара введёт экономические санкции против Иракского Курдистана и закроет транзит — это может серьёзно помешать планам «Роснефти» по поставкам курдской нефти в Европу. Багдад, в свою очередь, грозит обращением в суды.

Как бы там ни было, «Роснефть» очень вовремя зашла в регион — заключила соглашение с курдами ещё до того, как иракские военные получили контроль над спорными территориями. Стратегия, безусловно, очень рискованная: даже страны Европы, которые ранее всячески поддерживали независимый Курдистан (который был бы создан на территории Ирака, Сирии и Турции), теперь говорят о «территориальной целостности». Похоже, Игорю Сечину всё же придётся стать политиком: если ему удастся договориться со всеми сторонами, это даст России выход на иракскую нефть, на которую так долго претендуют США. А это уже не просто бизнес, а настоящая геополитика.

allpravda.info

Независимый Курдистан - опасный игрок на рынке нефти – Вести Экономика, 15.09.2017

Москва, 15 сентября - "Вести.Экономика". Богатая нефтью провинция на севере Ирака планирует провести референдум по вопросу курдской независимости в конце этого месяца, что вызывает опасения по поводу регионального конфликта, поскольку обостряется напряженность вокруг ситуации, связанной с тем, кому принадлежит часть запасов нефти в стране.

Логистика экспорта нефти из Курдистана

Курдские войска полностью контролировали провинцию Киркук, а также другие спорные районы с лета 2014 г., когда так называемое "Исламское государство" захватило части Ирака. Помимо того, что здесь располагается большая часть иракской нефти, северная часть страны является частью Курдистана, неофициального, но многовекового дома курдского народа. Курды давно нуждались в своем собственном государстве и стали верить, что близки к цели, когда американские войска свергли иракское правительство Саддама Хусейна в 2003 г.

Иракские правительственные войска и силы курдской милиции боролись за то, чтобы вывести ИГИЛ из большей части страны за прошедшие два года, но теперь обостряется длительный спор между Багдадом и курдской столицей Эрбилем о том, кто должен претендовать на добычу.

Против референдума, который должен состояться 25 сентября, решительно выступает Багдад, а премьер-министр Хайдер аль-Абади назвал голосование "неконституционным и незаконным". Во вторник центральное правительство Ирака разрешило премьер-министру "принять все меры" для сохранения единства страны. Иракский курдский лидер Масуд Барзани отверг идею о том, что голосование поставило под угрозу единство страны и пообещал продолжить референдум.

"Багдад не согласится со сценарием, при котором все территории будут аннексированы", - заявил Айам Камель, директор по Ближнему Востоку и Северной Африке в консалтинговой фирме Eurasia Group.

По оценкам в Ираке проживает более 6 млн курдов, что составляет около 20% от общей численности населения, причем большинство из них расположено в северном регионе, не имеющем выхода к морю. Учитывая, что голосовать имеют право 5 млн курдов, в основном движимые мечтами о самоиндентификации, результат кажется маловероятным. Курды настаивают на независимости, по крайней мере после окончания Первой мировой войны, когда колониальные державы разделили Ближний Восток между современной Турцией, Ираном, Ираком и Сирией, разделив территорию курдов между этими странами.

Западные правительства, включая Германию, выступают против сентябрьского курдского референдума, утверждая, что голосование приостановит борьбу с ИГИЛ и усилит напряженность в отношениях с Багдадом. Но есть и поддержка Израиля, которая рассматривает курдов как буфер против Ирана и арабских стран. США также выступают против референдума, хотя курды были важным союзником для США, хотя бы в войне в Ираке.

Между тем, противостояние голосованию со стороны центрального правительства Ирака в Багдаде ярко выражено со стороны его региональных соседей. Турция, Сирия и Иран категорически против референдума, поскольку опасаются цепной реакции со стороны своего курдского населения. Майкл Стивенс из исследовательского центра Royal United Services Institute утверждал, что отношения Ирака с соседними странами будут "чрезвычайно" сложными сразу после оспариваемого референдума. "Я считаю, что нестабильность этой динамики вызывает особую тревогу и региональное вмешательство может способствовать повышению напряженности и потенциальному разжиганию конфликта", - добавил он.

Турецкие официальные лица описали решение Киркука о проведении референдума как "опасное" и нарушающее Конституцию Ирака. Анкара поддерживает тесные политические и экономические связи с Региональным правительством Курдистана и имеет значительные рычаги влияния на этот район, поскольку остается единственным основным выходом для экспорта курдской нефти. Решение о проведении голосования является потенциальной пороховой бочкой в условиях давнего спора между Багдадом и Эрбилем из-за курдского экспорта нефти и распределения доходов.

"Отношения между Багдадом и Эрбилем - самая большая проблема для нефти, а курды используют этот предстоящий референдум в качестве козыря", - отметил Рэнда Мансура, эксперт по Ираку в лондонском аналитическом центре Chatham House.

"Могу ли я спрогнозировать этот конфликт? Наверное, нет. Референдум в этом смысле блеф, потому что курды нуждаются в США и Великобритании, а конфликт будет означать потерю этого. Я бы не исключал возможность перестрелки, но постоянная война явно не входит ни в чьи интересы", - отметил Мансур.

Ирак является вторым по величине производителем ОПЕК и в настоящее время добывает 4,32 млн баррелей нефти каждый день, по словам иракского министра нефти Джаббара Аль-Луайби.

Однако он признал, что у правительства нет достоверных данных о поставках из курдского региона страны, на который приходится около десятой части общего объема производства в стране.

Ссылки по теме

"Независимый экспорт курдской нефти по-прежнему не охватывает крупный и дорогой государственный сектор. В нынешних условиях цен на нефть экономические основы независимости кажутся шаткими", - сказал Торбьорн Солтведт, главный аналитик по Ближнему Востоку и Северной Африке консалтинговой компании Verisk Maplecroft.

"Было бы неправильно предположить, что вопрос независимости будет регулироваться только экономикой... В частности, юридические проблемы, стоящие перед иракскими судами против независимого Регионального правительства Курдистана, по-прежнему создает напряженность для нынешнего полуавтономного статуса Курдистана", - добавил он.

Американский нефтяной гигант Chevron работает в регионе Курдистана в Ираке, поскольку в 2012 г. он подписал нефтяное соглашение с полуавтономным правительством. Багдад подверг критике решение, предполагающее, что любая нефтяная фирма, работающая в северном регионе страны без одобрения центрального правительства, может попасть в черный список.

Пресс-секретарь Chevron заявил, что группа "стремится конструктивно работать со всеми заинтересованными сторонами в любой стране, в которой она действует, и в отношении любого референдума, это решение принимается непосредственными участниками".

www.vestifinance.ru

«Роснефть» заключила контракт на покупку нефти в Курдистане :: Бизнес :: РБК

Закупки нефти в Иракском Курдистане начнутся уже в 2017 году, в дальнейшем сотрудничество в энергетике планируется расширять

Фото: Эдуард Корниенко / Reuters

Компания «Роснефть» подписала с правительством Иракского Курдистана контракт на покупку и продажу нефти в 2017−2019 годах. В сообщении «Роснефти» отмечается, что покупателем курдской нефти станет трейдинговое подразделение компании Rosneft Trading SA, которая будет приобретать углеводородное сырье по предоплате.

«Мы рады началу взаимовыгодного партнерства с Курдистаном и надеемся, что совместно сможем найти новые рынки сбыта для курдской нефти. Контракт позволит обеспечить сырьем расширяющуюся международную сеть НПЗ «Роснефти» и повысить их эффективность», — пояснил главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин, слова которого цитирует пресс-служба компании.

Одновременно с контрактом стороны заключили соглашение о сотрудничестве в области разведки, добычи, инфраструктуры, логистики и трейдинга углеводородов.

По словам министра минеральных ресурсов регионального правительства Иракского Курдистана Ашти Хаврами, соглашение должно положить начало взаимоотношениям с «Роснефтью» и открыть возможности для широкого партнерства во всех сферах энергетики.

Иракский Курдистан — государственное образование в составе Ирака, по Конституции Ирака имеет статус широкой автономии. Запасы нефти на территории автономии оцениваются в 45 млрд барр.

В настоящее время на территории Иракского Курдистана работает компания «Газпром нефть», у которой есть три проекта — «Халабджа», «Шакал» («дочке» «Газпром нефти» Gazprom Neft Middle East принадлежит в каждом из этих проектов по 80%, остальные 20% — у регионального правительства Курдистана) и ​«Гармиан» (у «Газпром нефти» и канадской компании WesternZagros по 40%, у курдского правительства — 20%). В 2017 году компания намерена увеличить добычу нефти на месторождениях Курдистана на 17%, до 220 тыс. т.

www.rbc.ru