Экономические аспекты конфликта вокруг Нагорного Карабаха. Нефть нагорный карабах


Нагорный Карабах не лишен углеводородных запасов

На состоявшейся в НСН на днях конференции  по проблемам нагорно-карабахского урегулирования отмечалось, что ресурсная база (не только углеводородная) региона, вероятно, одна из причин затянувшегося конфликта. 

По экспертным оценкам, в Карабахской углеводородной провинции прогнозные запасы нефти (мало- и высокосернистой) могут составлять до 250 – 300 млн тонн. Преобладающая часть этих ресурсов была разведана еще в 50-х - середине 70-х годов. Они "разбросаны" как по самому Нагорному Карабаху, так и по ряду примыкающих к нему районов.

По оценкам Университета им. Джона Хопкинса (Балтимор, США; начало 2000-х) в долине Аракса, часть которой распространяется и на южную часть Нагорного Карабаха, имеется три месторождения нефти и газа с общими запасами не менее 150 млн тонн нефти и до 250 млрд куб. газа.

А по оценкам экспертов отдела подземных энергетических ресурсов Минэнергетики Армении, вероятность обнаружения нефтяных запасов в Нагорном Карабахе намного выше, чем в Армении. В регионе имеется, по крайней мере, два места, где проявления нефти выходят на поверхность, хотя это ещё не признак промышленных запасов.

В том же регионе есть так называемые 7 нефтяных/газовых локальных "ловушек", где сосредоточено до 2 – 5 млн тонн нефти и 10 – 20 млрд куб. газа.

В Лачинском районе (между Арменией и Нагорным Карабахом, контролируется Арменией - прим. ред.), еще в начале 1960-х выявлены признаки крупных запасов нефтесодержащего сырья.

В исследовании М. Султанова и Т. Шахсуварова «Геологические экскурсии по Азербайджану» (Баку, «Азэрнефтнэшр», 1960 г., стр. 71) отмечено: «в Лачинском районе известны проявления копала в промышленном количестве. Копал – погребённая затвердевшая смола некоторых растений, легко воспламеняется, при этом пахнет горючей серой. Он является очень ценным сырьем в химической, например, в лакокрасочной промышленности».

rcc.ru

Экономические аспекты конфликта вокруг Нагорного Карабаха

С 1994 года, когда военное противостояние между Арменией и Азербайджаном сменилось ситуацией 'ни войны, ни мира', разные стороны этого конфликта столкнулись с довольно неоднозначными экономическими перспективами.  В то время как доходы от продажи нефти пополнили государственную казну и карманы небольшой кучки людей в Азербайджане, для большинства населения страны экономическая ситуация остается крайне непредсказуемой.  В Армении психологические преимущества военной победы над Азербайджаном бледнеют на фоне отсутствия экономических возможностей, а экономическая миграция в Россию и на Запад по разным подсчетам сократила численность населения почти наполовину.  Сам Карабах тоже страдает от высокого уровня безработицы и все больше зависит от внешней помощи, в особенности, со стороны представителей  армянской диаспоры на Западе и 'межгосударственных' кредитов, предоставляемых Арменией.  Складывается впечатление, что победителями в такой ситуации являются одни элиты.

Баланс ресурсов символических и ресурсов материальных

В целом, все стороны очень слабо представляют себе  экономическую цену конфликта, а потенциал получения 'мирных дивидентов' не трансформировался в осязаемые изменения в политике какой-либо из сторон.  Какие рычаги имеются в распоряжении сторон для использования в дипломатических баталиях против своих оппонентов? У Азербайджана есть нефть, которая, без сомнения, является составной частью дипломатической динамики.  Перспектива нефтяных прибылей не только постоянно упоминается в подкрепление заявлений о повышении боеспособности армии, но и используется для того, чтобы заручиться поддержкой международной общественности.  Исследования, проведенные организацией 'Международная тревога' в 2003-4 годах в удаленных от Баку сельских районах Азербайджана, показали, что  их жители видят в нефти ключ к возвращению оккупированных Арменией территорий.  Среди сельского населения бытует мнение, что нефть приносит доходы на содержание армии и гарантирует стране поддержку тех западных государств, чьи компании занимаются добычей азербайджанской нефти.  Все эти усилия призваны положить конец экономическим невзгодам, и, более того, вернуть Азербайджану Карабах.  Эта логика популярна и среди тех, кто хочет укрепить стереотип 'армянского врага', который и так достаточно  распространен в этих отдаленных районах.

Если у Азербайджана есть ресурсы, но нет военной победы, у Армении есть победа, но нет ресурсов.  Но и у нее имеются свои предприниматели, которые всячески пытаются налаживать контакты с Турцией через неформальное взаимодействие бизнес-бизнес.  Действительно, для того, чтобы закрепить победу, армянские бизнесмены предпочитают укреплять связи с Турцией, вместо того, чтобы разрешать противоречия с Азербайджаном. Но и отношения с турецкой стороной далеко не идеальны.   Хотя сегодня существует воздушное сообщение между  Турцией и Арменией, и, соответственно, передвижение людей через армяно-турецкую границу,  физическая граница между Арменией и Турцией остается закрытой - следствие дипломатического тупика, возникшего в результате сочетания оспариваемой сторонами оценки трагедии, произошедшей с армянами в Османской империи в 1915 году, и альянса Турции с ее тюркоязычным соседом Азербайджаном по вопросу карабахского конфликта.  Партнерским связям Азербайджана и Турции был придан дополнительный импульс в связи со строительством нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, который выстраивает в единый стратегический ряд Азербайджан, Грузию и Турцию, и таким образом усиливает линию противостояния в регионе.

Нефть: ресурс мира или войны?

Следует разобраться в роли нефти как экономического рычага и компонента динамики конфликта на Южном Кавказе.  С одной стороны, влияние нефтяного фактора на внутреннюю ситуацию в Азербайджане можно классифицировать по  схеме, предложенной Тери Лин Карлом из Станфордского университета и другими исследователями.  Это последствия довольно общего плана, потому что они наблюдаются и в таких странах, как Ангола, Колумбия и Нигерия, и в западных странах-производителях нефти, типа Великобритании и Норвегии. В частности, высокие прибыли от продажи нефти обычно приводят к укреплению курса валют стран-производителей, что негативно сказывается на конкурентоспособности их экспорта (так называемая 'голландская болезнь').  Согласно организации Caspian Revenue Watch, при цене $25 за баррель между 2003 и 2010 годами доля правительства Aзербайджана в прибылях от разработки  нефтяных месторождений 'Азери', 'Чираг' и глубоководного 'Гунешли' составит $16 млрд. При цене $18 за баррель общие доходы Азербайджана составят $7,2 мрлд.  На этом фоне трудно представить достаточный подъем аграрного сектора Азербайджана для налаживания экспорта его продукции в Россию, которая была крупнейшим импортером азербайджанских сельхозпродуктов.

Нефтяные прибыли подпитывают коррупцию и тем самым укрепляют  коррупционные сети и структуры(о которых подробнее говорится ниже).  Развитие и строительство, связанное с добычей нефти, возможности, которые оно открывает для распределения благ и щедрых подачек, обычно работают на укрепление положения элит, которые всеми правдами и неправдами пытаются удержаться за свои места, являющиеся в подобной ситуации основным источником власти и процветания.  Если усилия по борьбе с коррупцией будут дополнены постепенным увеличением  влияния местных неправительственных организаций  (НПО), осуществляющих общественный контроль за нефтяными доходами, и поддержкой междунарoдным сообществом инициатив по прозрачности, типа 'Инициативы прозрачности добывающей промышленности' (EITI), то у Азербайджана еще есть возможность перейти к более прозрачным государственным структурам, которые смогут эффективно регулировать завязанную на нефть экономику. В то же время если будущая практика избирательного процесса только усилит клановую политику прошлого, в деловом климате Азербайджана сохранятся все те проблемы, которые наблюдаются сегодня: политика покровительства и фаворитизма, полное игнорирование остальных секторов экономики и , несмотря на вступление Азербайджана в механизм EITI, слабая или несуществующая поддержка развития и укрепления потенциала местных НПО в области контроля и мониторинга расходования прибылей от нефти.  В частности, сохранится бедственное положение проживающего за пределами столицы населения, будет расти его недовольство, которое во многом будет направлено против Армении в ситуации непрекращающегося потока воинственной пропаганды. В такой ситуации  нефть в глазах этих людей станет орудием решения экономических проблем и проблемы возвращения Нагорного Карабаха - а следовательно, орудием, или ресурсом, войны.

С другой стороны, если деньги от продажи нефти смогут оставаться в системе официальной экономики и направляться на укрепление не-нефтяных секторов, есть шанс, что они принесут выгоду не только тем, кто уютно устроился в Баку.  Если это произойдет ( в тандеме с позитивным развитием событий на международном уровне), мир может стать более весомым политическим и экономическим стимулом для Азербайджана, чем конфликт.  В такой ситуации может набрать обороты система EITI, и Азербайджан начнет играть более существенную экономическую роль эпицентра регионального развития в южнокавказском регионе.

Неофициальная торговля и неформальная власть

Экономическая динамика региона характеризуется, помимо прочего, блокадами и линиями противостояния.   Наземные границы между Арменией и Турцией и между Азербайджаном и Арменией закрыты, не говоря уже о блокированных сообщениях к северу региона между Грузией и Абхазией и Грузией и Южной Осетией. Все это породило определенную экономическую динамику, которая одновременно является последствием и источником конфликта.  На деле, блокады не монолитны и приводят к возникновению никем не регулируемой приграничной торговли, в то время как общепринятые в международном сообществе принципы не позволяют международным экономическим участникам оказывать экономическую помощь непризнанным образованиям, типа Нагорного Карабаха.

Само существование торговых связей, которые функционируют вопреки этим условиям, служит свидетельством неизбежности деловой активности. Торговля является ключевым компонентом жизни сообщества, источником занятости и доходов. Без торговли в какой-либо форме сообществу не выжить.  По традиции, торговля между Арменией и Азербайджаном шла повсеместно и динамично.  Официальное закрытие границ положило конец большей части торговой активности, но далеко не всей.  По подсчетам армянского информационного агенства АркНьюз, к 2002 году неофициальный торговый оборот между Азербайджаном и Арменией достиг $40 миллионов в год, а торговля между Арменией и Турцией - $60-80 миллионов. Роль торговых посредников, или перекупщиков, позволяющих армянским товарам попадать в Азербайджан и наоборот, выполняют Грузия и Иран.

За неимением регулирования эта неофициальная торговля определенно влияет на налогово-финансовые отношения между правительствами Армении и Азербайджана и между гражданами этих двух стран. Риторика эффективного управления и демократии предполагает, что правительства, избранные народом во благо народа, должны обладать необходимой легитимностью, чтобы облагать налогами своих граждан.  Собранные таким образом деньги должны, по идее, оплачивать услуги, необходимые для нормального функционирования общества.  Отсутствие государственного регулирования в области торговли означает, что налоги не взимаются и что предоставление государством услуг на основе демократических принципов подменяется бессистемным предоставлением услуг и 'крыши' через механизм, который часто называют 'сетями коррупции'.  В узком смысле слова, этим термином обозначаются приграничные связи между людьми, обладающими одинаковым уровнем влияния и находчивости.  Чаще всего в их роли выступают местные органы власти и специализированные правоохранительные органы, например, полиция, пограничные войска и сотрудники таможни.  Их существование предоставляет альтернативные возможности выживания для торговцев законным товаром, но одновременно создает благодатную почву для экспуатации и криминала. Преступная деятельность, например, торговля оружием или наркотиками, осуществляется и отчасти пересекается с деятельностью сетей коррупции в общественном пространстве суверенных государств и непризнанных республик Южного Кавказа.

Стабильность без регулирования

Очевидным примером такой динамики является рынок в Садахло - пространство, созданное конфликтом, где, помимо других товаров, мука, отруби и соль продаются в Армению, а копченая рыба из Армении - в Азербайджан.  Расположенный на территории Грузии в точке пересечения границ Грузии, Армении и Азербайджана этот рынок был единственным местом, где приграничная торговля между двумя сторонами конфликта не прекращалась даже в 1991-92 годах.  Зависимость этого рынка от динамики развития  конфликта лучше всего иллюстрирует та обеспокоенность, которую проявляют здешние торговцы по поводу возможности открытия турецко-армянской границы.  Ее открытие создаст конкуренцию, которая в конце концов может привести к исчезновению рынка.  Торговцы, полагающиеся на Садахло, ценят стабильность, которую он олицетворяет в контексте реального отсутствия общественных институтов.  Цена, которую приходится платить за стабильность, - это наличие нерегулируемой системы, которая поддерживает состояние 'ни войны, ни мира'.  Для того, чтобы эта ситуация могла быть превращена в устойчивый мир, необходимы усилия по созданию справедливых, эффективных и прозрачных государственных структур, которые будут работать в партнерстве с частным сектором и гражданским обществом.  Но каков вклад частного сектора в этот переходный процесс?

Какова же роль частного сектора?

Без сомнения, существует потенциал для вовлечения в этот процесс легитимного делового сообщества (в противовес тем, кто занимается торговлей оружием, наркотиками или людьми).  Встреча бизнесменов из разных уголков Южного Кавказа, которую провела 'Международная тревога' в Трабзоне в декабре 2004 года, продемонстрировала, что на Кавказе существует прогрессивное деловое сообщество, которое хорошо представляет себе пагубное влияние статус-кво на их интересы и которое стремится 'улучшить законодательную основу функционирования бизнеса, активизировать диалог между бизнесом и государством и перенести сферу  деятельности бизнеса с национального уровня на уровень региональный.'  Региональные встречи подобного рода представляют собой один из способов создать безопасное пространство для контактов азербайджанских и армянских бизнесменов и предпринимателей.  Тем не менее, трудно представить, чтобы из этого общения выросли какие-то совместные предприятия или проекты без изменений в политическом контексте.  Поэтому роль бизнеса заключается прежде всего в лоббировании и продвижении идеи политической поддержки приграничного экономического сотрудничества и, во-вторых, в готовности к быстрым действиям, когда возникнут политические условия для осуществления этой возможности.

Важность регионального подхода

Создавая такие ниши для бизнес-сообщества, миротворческие организации могут сориентировать предпринимателей на разработку деловых проектов с учетом конфликта,  ибо ошибочно предполагать, что бизнес всегда действует в интересах мира.  Более того, региональный подход к экономическому сотрудничеству может принести немалые дивиденды.   Я использую термин 'региональный'  в самом широком смысле этого слова, предполагающем возможные связи между Азербайджаном, Арменией, Грузией и Турцией, с подключением Абхазии, Южной Осетии и Нагорного Карабаха.  Такой региональный вектор в идеале должен также включать Россию и Иран.  Дебаты по вопросу железнодорожных сообщений на Южном Кавказе представляют собой наглядную иллюстрацию важности региональной перспективы. В то время как одни поддерживают идею открытия железнодорожного сообщения по маршруту  Баку-Нахичевань-Ереван-Гюмри-Карс, соединяющего Армению и Азербайджан, включая Нагорный Карабах, другие ратуют за маршрут Баку-Иджеван-Ереван-Нахичевань, исключающий Карабах.  Одновременно с этим, Грузия активно лоббирует идею железнодорожного сообщения между Тбилиси и Карсом, которое соединит Азербайджан с Турцией через Грузию и, таким образом, приведет к маргинализации Армении.  Экономические и политические интересы неразделимы, и какой-то вариант регионального подхода необходим для того, чтобы найти приемлемые и для Армении, и для Азербайджана компромиссы.

Нефтяной сектор, находящийся под контролем Баку, пока не торопится поддержать своим авторитетом такой региональный подход, а маршрут нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан пролегает в обход Армении, таким образом, усиливая ось Восток-Запад - альянс между Азербайджаном, Грузией и Турцией.  В то же время, в новой Программе политики европейского соседства Евросоюза (ЕС) заложен  потенциал более всеобъемлющего и включающего все стороны подхода к экономическому сотрудничеству. Учитывая перспективу  вступления Турции в Евросоюз, ЕС вполне способен предложить экономический механизм (взамен существовавшего до 1990 года  в рамках Советского Союза), при котором Армения и Азербайджан смогут найти возможности налаживания прозрачных и регулируемых экономических связей.

Будущие перспективы

В данной статье автор попытался обрисовать в общих чертах ряд экономических аспектов карабахского конфликта.  Конфликт лишил стороны возможности заниматься прозрачной и регулируемой торговлей и поставил под сомнение экономические преимущества перехода к рыночной экономике для широких слоев населения.  Занявшая место регулируемого бизнеса стихийная приграничная торговля за неимением других механизмов осуществляется через нерегулируемые сети, которые сами питаются от и подпитывают коррумпированную деятельность. В таком контексте будет сохраняться ситуация стастус-кво 'ни войны, ни мира', исключающая возможность возникновения новых перспектив для установления надежного мира.  Местные сети бизнес-контактов могут внести свой вклад в трансформацию этой ситуации, в особенности, если они готовы войти в партнерские отношения с миротворческими организациями и принять на вооружение региональный подход, который позволит наладить контакты между бизнесменами из Армении, Азербайджана и Карабаха.  Новая политика европейского соседства ЕС также обладает большим потенциалом по созданию новых механизмов экономического сотрудничества.  В то же время каждая из сторон обладает своими собственными экономическими ресурсами, которые помогают им выживать в условиях сегодняшнего застоя.  Самую большую озабоченность вызывает нефтяной фактор в Азербайджане, хотя международные и местные организации прилагают немало усилий для того, чтобы это 'черное золото' обернулось благом, а не злом.

www.c-r.org

Большая нефть и маленький Карабах « Аспекты

Аспекты.net. Падение мировых цен на нефть может положительно сказаться на урегулировании карабахского конфликта.

Продолжающаяся тенденция существенного понижения мировых цен на нефть стала серьезным вызовом для правительства Азербайджана. Эксперты полагают, что если цены на «черное золото” опустятся еще ниже, азербайджанскую экономику ждет катастрофа. В условиях надвигающегося экономического кризиса попытка военного решения карабахского конфликта обойдется Ильхаму Алиеву слишком дорого. Но, с другой стороны, именно военная конфронтация с Арменией позволит ему отвлечь внимание обывателя от неизбежного обострения социальных проблем.

«Падение цены на нефть ниже планки в 100 долларов за баррель может вызвать серьезные проблемы с исполнением бюджета в Азербайджане в текущем году”, – пишет издающаяся в Баку газета «Зеркало”. При этом обозреватель издания напоминает, что одновременно наблюдается заметный спад объемов нефтедобычи в стране, снижение темпов глобального экономического роста и сокращение мирового спроса на энергоносители. Стоимость майских фьючерсов на нефть WTI на электронных торгах Нью-Йоркской товарной биржи опустилась до 87 долларов 37 центов за баррель. А между тем азербайджанские законодатели, верстая государственный бюджет, исходили из того, что цена на нефть даже в самом худшем случае не опустится ниже ста долларов. Тенденции мирового рынка давали тогда азербайджанским экономистам основания для весьма оптимистичных прогнозов. К их сожалению, они не оправдались.Стоит заметить, что в течение последних лет в государственном бюджете Азербайджана закладывалась искусственно заниженная прогнозируемая цена. Мало кто сомневается в том, что этот «люфт” специально создавался Алиевым для того, чтобы «семья” получала возможность теневых манипуляций с потоком нефтедолларов, идущим в обход государственной казны. Ведь разница между ожидаемой и реальной прибылью от экспорта нефти по закону направляется в Государственный нефтяной фонд, который совершенно непрозрачен ни для законодателей, ни для международных финансовых институтов. В этом году ситуация, похоже, будет противоположной – вопреки ожиданиям заложенная в бюджете цена на нефть будет превышать реальную. В итоге потеряет не только семья, но и государство.

Тенденция снижения мировых цен на нефть не может не пугать бакинских правителей, так как 85 процентов азербайджанской экономики прямо или косвенно повязано на нефти. Не исключено, что последствия «голландской болезни”, о неизбежности которых говорят эксперты Всемирного банка и Международного валютного фонда, настигнут Азербайджан уже в следующем году. Экономисты давно предупреждают, что экономика этой страны основана на совершенно искусственной почве, которая может рухнуть вместе с мировыми ценами на углеводородное сырье. Эксперты утверждают, что при цене на нефть ниже 90 долларов кризиса избежать будет крайне трудно. Но правительство Артура Расизаде заверяет, что не все так страшно. Мол, если цена окажется ниже заложенной в бюджет, нехватка средств будет легко компенсирована из Нефтяного фонда. Но Алиев не любит делиться своими личными деньгами с государством. Оппозиция не верит в то, что трансферты из Нефтяного фонда позволят сохранить экономическую стабильность.

Важно заметить, что одновременно с падением мировых цен существенно снизились и объемы добываемой в Азербайджане нефти. В течение последних трех лет добыча неуклонно снижается. После пика, который был зафиксирован в третьем квартале 2010 года, Алиев получает от нефтяников одну недобрую весть за другой. Если в 2010 году в Азербайджане было добыто 50,8 миллиона тонн нефти, то в 2011-м – уже 45,4 миллиона. В 2012-м и того меньше – 43 миллиона. За первый квартал этого года в объемах нефтедобычи зафиксирован спад по сравнению с прошлым годом в размере 4,4 процентов. Но несмотря на это зависимость экономики и бюджета Азербайджана от нефтяного сектора продолжает возрастать. Если в 2007 году доля трансфертов Государственного нефтяного фонда в доходах госбюджета составляла менее 9 процентов, то в этом году ожидается, что трансферты ГНФАР составят 59,3 процента доходов госбюджета. По прогнозам специалистов, в 2013 году доходы госбюджета Азербайджана от нефтяного сектора экономики составят не меньше 79 процентов от общих доходов.

Уже сегодня становится актуальным вопрос: какие отрасли азербайджанской экономики пострадают в первую очередь, если нынешняя тенденция снижения цен на нефть сохранится? Ясно, что Алиев сделает все, чтобы на социальной сфере бюджетный дефицит не сказался. Ее ресурсы и так достаточно скромны. Чего не скажешь о средствах, выделенных на оборону. Наращивание военного потенциала началось еще в 2002-м, и с тех пор гонка вооружений не прекращается, забирая из казны все больше денег. В условиях надвигающегося экономического кризиса дальнейшая милитаризация экономики будет выглядеть еще более кощунственной. Не исключено, что последствия кризиса правительство попытается смягчить за счет постепенного отказа от бессмысленного наращивания военного бюджета. Но может быть задействован и иной сценарий. Если предстоящие президентские выборы будут сопровождаться политическими потрясениями и все это усугубится еще и проблемами экономического и социального характера, Алиев может прибегнуть к военной конфронтации с Арменией как к средству «умиротворения” оппозиции. Мы должны быть готовы и к такому развитию событий.

Ну а как снижение мировых цен на нефть отразится на армянской экономике? В краткосрочной перспективе – положительно, так как мы являемся потребителем, а не производителем нефтепродуктов. В политическом смысле Армения тоже выиграет, поскольку наш противник, избавившись от амбиций мировой нефтяной сверхдержавы, вынужден будет вести себя за столом переговоров скромнее и уступчивее. Но следует иметь в виду, что от падения нефтяных цен пострадает не только Азербайджан, но и страны, являющиеся крупнейшими инвесторами Армении. Речь прежде всего о России. Кризис в России непременно скажется на объемах поступающих в нашу страну трансфертов. Но в любом случае, непосредственной угрозы для Армении колебания котировок на мировых биржах нести не будут. Отсутствие в недрах углеводородного сырья имеет одно существенное преимущество – наша экономика не трещит по швам от падения цен на нефть. Артем Ерканян, «Новое Время»

aspekty.net

Чем чреват кризис в Нагорном Карабахе?

Кризис в Нагорном Карабахе на этой неделе некоторым может показаться не более чем очередным незначительным конфликтом в отдаленном месте. Однако роль Кавказа в поставках энергоресурсов и вероятность того, что кризис может перерасти в полномасштабный конфликт, в который могут быть вовлечены региональные державы, дают основания для пристального за ним наблюдения.

Нефть и газ из Азербайджана поставляются на запад по двум трубопроводам, и оба проходят вблизи оспариваемого анклава Нагорный Карабах. Какое-либо усиление конфликта может поставить под угрозу этот маршрут, и с ними — надежды Европы на альтернативный путь для снижения зависимости от поставок энергии из России.

В то же время эскалация конфликта может привести к тому, что в него окажутся вовлечены соседние державы, так как Армения заключила военное соглашение с Россией, а Азербайджан — с Турцией. Ситуация может оказаться сложной для Москвы и Анкары, отношения между которыми натянуты в связи с военным вмешательством России в Сирии и крушением российского бомбардировщика в Турции в ноябре.

ТРУБОПРОВОДЫ

В Каспийском регионе богатые запасы нефти и газа, которые страны региона хотят экспортировать в Европу. Однако есть только два экспортных маршрута: первый ведет на северо-запад через Россию, второй — на юго-запад через Кавказ.

Карта трубопроводов из Азербайджана, проходящих рядом с территорией Нагорного Карабаха.

Северозападный маршрут не способствует долгосрочным надеждам Европы когда-либо освободиться от энергетической зависимости от России. Недовольство Евросоюза этой зависимостью нарастало на протяжении нескольких лет, когда Россия использовала энергоресурсы в качестве инструмента внешней политики для оказания давления на такие страны, как Грузия и Украина. В некоторых случаях прекращение поставок газа в Украину в связи со спорами о ценах привело к сокращению поставок в страны Восточной Европы. Именно поэтому для Европы так важны два проходящих через Кавказ трубопровода, и поэтому она надеется увеличить их число в будущем. Однако эти надежды ограниченны, пока конфликт в Нагорном Карабахе не будет полностью урегулирован.

— Потенциальное столкновение в связи с Нагорным Карабахом, вполне вероятно, может затронуть оба этих трубопровода. Они имеют ключевое значение, в первую очередь, для Азербайджана, затем Турции и в меньшей степени — для Европы и мировой экономики, — говорит доцент по энергии, геополитике и экономике в Университете Никосии на Кипре Теодорас Цакирис.

Он также отмечает, что в случае устойчивого конфликта Азербайджан, скорее всего, перекроет трубопроводы по соображениям безопасности, чтобы избежать утечки нефти и газа, если будет повреждение трубопроводов. В первую очередь Европа почувствует это на поставках нефти. По трубопроводу Баку — Джейхан на восточном побережье Средиземного моря проходит около одного миллиона баррелей в день, большая часть из них поступает в Европу, а некоторая — в Израиль.

Президент Армении Серж Саргсян (слева) и президент России Владимир Путин. Москва, 10 марта 2016 года.

По мнению Теодораса Цакириса, любое прекращение поставок повредит надеждам Евросоюза постепенно снизить зависимость от российской сырой нефти. Тем не менее, скорее всего, это не повлияло бы на цены на нефть в связи с переизбытком на мировом нефтяном рынке.

В меньшей степени Европу беспокоит прекращение поставок каспийского природного газа. В данный момент все девять миллиардов кубометров газа, поставляемого Азербайджаном на запад, уходят на турецкий рынок. В то же время, как и с нефтью, Брюссель надеется однажды использовать каспийский газ, чтобы сократить зависимость от поставок из России. Согласно стратегии «Южного газового коридора», ЕС надеется, что к началу 2020-х годов по новому газопроводу в Южную и Центральную Европу будут поставляться дополнительные 10 миллиардов кубометров каспийского газа. В будущем этот объем может еще увеличиться.

— Главное — это открыть коридор и иметь возможность построить больше трубопроводов через Юго-Восточную Европу, которые через 10–15 лет могли бы серьезно открыть Каспийское море для будущих поставок, — говорит Теодорас Цакирис.

Однако пока конфликт на Кавказе не прекращается, любые проекты новых трубопроводов продолжают оставаться весьма рискованным делом.

ВОЕННЫЕ ДОГОВОРЫ

Еще одна угроза, которую представляет конфликт в Нагорном Карабахе, — возможность вовлечения соседних стран. Азербайджан и член НАТО Турция в 2010 году подписали Соглашение о стратегическом партнерстве и взаимопомощи, по которому обе стороны согласились поддерживать друг друга «любыми доступными возможностями» в случае военной агрессии против каждой из них.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев (слева) во время встречи с президентом Турции Реджепом Эрдоганом. Анкара, 15 марта 2016 года.

Эти две страны решили пойти еще дальше и начали проводить совместные военные учения. Ереван обеспокоен тем, что в прошлом году в анклаве Нахичевань прошли военные учения. Это навело на подозрения, что в случае какого-либо военного конфликта Ереван может столкнуться с войной на двух фронтах с Баку и что Турция может в нее вмешаться.

Равнозначно опасной является возможность вмешательства России на стороне Армении согласно Ташкентскому договору о коллективной безопасности 1992 года. Любое такое противостояние еще более усугубило бы существующее между Россией и Турцией напряжение. Обе эти страны считают себя крупными региональными державами.

Анкара уже давала понять, что дружественный ей Азербайджан — в орбите интересов Турции. Россия посредством поддержки Армении, где постоянно дислоцируется около пяти тысяч российских военных, также показала, что считает Кавказ зоной своего влияния.

rus.azattyq.org

биография, особенности деятельности и интересные факты

Алиев Гейдар Алирза оглы (родился 10.05.23 в Нахичевани, Азербайджан – умер 12.12.03 в Кливленде, США) – азербайджанский государственный деятель, который в течение 30 лет был одним из самых влиятельных политиков страны в качестве заместителя и председателя республиканского КГБ, секретаря республиканской Коммунистической партии и репрессивного и авторитарного президента независимого Азербайджана.

Нефть и Нагорный Карабах

Гейдар Алиев, биография которого завершилась в возрасте 80 лет, являлся руководителем Азербайджана с 1969 года (с коротким перерывом) до октября 2003 года и трансформировался из партийного лидера брежневской эпохи в дружественного к Западу государственного деятеля. Период его правления запомнился двумя событиями: распродажей каспийской нефти (с заключением «Контракта века») и конфликтом с Арменией из-за спорной территории Нагорного Карабаха - анклава в составе Азербайджана с большинством армянского населения.

Как президент независимого государства Алиев культивировал образ реформатора. Многие, однако, помнят его как личность, которая руководила страной, не соблюдавшей права человека, где широкомасштабная коррупция стала носить официальный характер.

Гейдар Алиев: биография

Национальность – азербайджанец. Сын железнодорожного рабочего Алиев родился в Нахичевани, азербайджанском анклаве в Армении. Он окончил исторический факультет Бакинского государственного университета, а затем Индустриальный институт. В период между 1941 и 1944 годами Алиев приобрел политическую хватку на посту старшего функционера коммунистической партии в своем родном городе. В начале своей карьеры ему чудом удалось избежать исключения из нее после обвинения в сексуальных злоупотреблениях с перевесом всего в один голос.

Свое имя и положение Алиев заработал в КГБ, поднимаясь по служебной лестнице Азербайджанской службы государственной безопасности в течение двух десятилетий, прежде чем он стал заместителем руководителя организации в 1964 году и возглавил ее три года спустя.

В 1969 г. первым секретарем Компартии Азербайджана был назначен Гейдар Алиев. Биография руководителя республики в 1982 г. пополнилась событием о его повышении в полноправные члены Политбюро Центрального Комитета КПСС. Алиев был достаточно осторожным в отношениях со своим покровителем и стал одним из его ближайших союзников. К визиту Брежнева в Баку в 1982 году, например, он построил дворец исключительно для личного пользования Генерального секретаря. Советский лидер провел там две ночи, после чего дворец был закрыт.

Опала

Назначение Михаила Горбачева на пост советского лидера в 1985 году ознаменовало резкий перелом в политической судьбе Алиева. Поносимый на страницах печатного органа ЦК КПСС «Правды» за коррупцию во время перестройки он стал одной из первых жертв – представителей старой гвардии. В 1987 году Горбачев лишил его места в Политбюро и заставил уйти в отставку с поста главы Коммунистической партии Азербайджана. Казалось, что его карьера закончилась. Незадолго до этого умерла жена Гейдара Алиева.

Биография политика снова оказалась связанной с Нахичеванью – именно туда, в родной город, временно Гейдар и отступил. В 1990 году с присущей ему политической проницательностью Алиев вышел из коммунистической партии, якобы в знак протеста против событий Черного января, когда советские танки вошли в Баку и многие гражданские лица были убиты.

Независимость

Возвращение политика было ускорено быстрым погружением Азербайджана в состояние внутреннего хаоса после обретения страной независимости в 1991 году и неспособностью достичь быстрой победы в Нагорном Карабахе. В 1992 году Абульфаз Эльчибей, руководитель Народного фронта, который возглавлял движение за независимость, стал первым демократически избранным президентом страны, но оказался слабым лидером.

Порядок восстановить не удавалось, и для поддержки правительства в Баку был приглашен Гейдар Алиев. Биография политика снова сделала крутой поворот. Когда в июне 1993 года Эльчибей был вынужден бежать из столицы после попытки государственного переворота, Алиев стал исполняющим обязанности президента. Он пошел на соглашение с путчистами, чтобы предотвратить гражданскую войну, и был утвержден в качестве главы страны по итогам референдума, состоявшегося в октябре того же года.

Глава государства

Именно при Алиеве война в Карабахе переросла в кровавую фазу. Когда он пришел к власти, армяне укрепили свои позиции на захваченной территории Азербайджана, но военные действия не велись. В декабре 1993 года Алиев вновь начал проводить полномасштабные военные операции, которые длились в течение 18 месяцев. Именно в этот период погибла большая часть из 30000 жертв войны. В результате конфликта 750000 азербайджанцев вынуждены были покинуть места своего проживания.

Алиев был безжалостен к своими политическими оппонентами. Он укреплял свою власть, расставляя на ключевых должностях своих друзей из Нахичевани. Несмотря на растущее недовольство правительством за его неспособность найти долгосрочное решение проблемы Нагорного Карабаха или справиться с социально-экономическими последствиями войны, несмотря на постоянные факты коррупции чиновников, Алиеву последовательно удавалось дистанцироваться от общественного недовольства. В октябре 1998 года политик был переизбран с 76% голосов, хотя оппозиционные группы и международные наблюдатели ставили под сомнение легитимность результата.

Геополитика

У Алиева был козырь в виде нефтяных ресурсов Каспия, а также он обладал способностью ориентироваться в крайне непростом геополитическом лабиринте Кавказа, свидетельствовавшей о его политической проницательности. Отношения с США и Западной Европой характеризует подписание в 1997 году контракта с Международным нефтяным консорциумом, который обеспечил западные компании огромной долей в Каспийском море. Сотрудничая с иностранными нефтяными гигантами, в первую очередь с «Бритиш петролеум», Алиев также стал одной из движущих сил в развитии трубопровода Баку-Джейхан, целью которого являлась транспортировка каспийской нефти на Запад через Грузию и Турцию.

Этот проект трубопровода усилил и без того напряженные отношения с Москвой, но глава Азербайджана сумел избежать полного разрыва. Связи между странами были на низком уровне во время президентства Бориса Ельцина, но, когда к власти в России пришел воспитанник КГБ Владимир Путин, Гейдар Алиев, биография которого тоже была связана с этой организацией, сумел наладить отношения. Также политик сосредоточился на создании прочных связей с Турцией. Отношения с Ираном, где проживает около 14 млн. этнических азербайджанцев, открыто поддерживающим Армению, во время его правления постепенно сошли на нет.

Династия

Алиев не участвовал в выборах в октябре 2003 г., сославшись на плохое состояние здоровья. Это был первый случай династической преемственности на постсоветском пространстве, когда президентом стал его сын Ильхам. ОБСЕ заявила, что голосование не отвечает международным стандартам, последовали беспорядки.

Хотя Алиев и ссылался на состояние своего здоровья, ничто не свидетельствовало об ухудшении его умственных способностей. Он до конца оставался острым и проницательным деятелем.

12.12.03 скончался лидер народа Азербайджана Алиев Гейдар Алиевич. Биография политика прервалась в кливлендской клинике в США. Похоронен Гейдар на Аллее Славы в Баку.

Гейдар Алиев: биография, семья

В 1948 г. будущий политик женился на Зарифе Азиз. 12 октября 1955 г. у них родилась дочь Севиль, а 24 декабря 1961 г. сын Ильхам. Дети пережили своего отца. Его жена, известный офтальмолог, профессор, академик Академии наук Азербайджана, умерла от рака в 1985 году.

Прозападный диктатор

То, что старый сотрудник КГБ стал чрезвычайно пробритански настроен, было во многом обусловлено той решающей ролью, которую приобрела в Азербайджане компания «Бритиш петролеум». Перспектива превращения огромных запасов нефти и газа страны в средства ее развития во многом зависят от трубопровода через Грузию и в Турцию, по отношению к которой Россия не испытывала никакого энтузиазма.

Сто лет назад Баку был нефтяной столицей мира, и часть утраченной славы сегодня восстанавливается. Открытие новых и более крупных резервов позволило Алиеву достичь, по крайней мере для столицы, некоторой степени процветания, сопровождаемого плотным сдерживанием политического инакомыслия. И его сын поддержал этот импульс экономического прогресса.

Принимая во внимание то, какой экстраординарной фигурой старой советской школы являлся Алиев Гейдар Алирза, биография его, содержи она хотя бы половину того, что он знал, внесла бы значительный вклад в наше понимание эпохи, которая кажется уже далекой.

Награды

Алиев был награжден рядом орденов и медалей, международными наградами, избирался почетным доктором высших учебных заведений многих стран мира.

Он пять раз удостаивался ордена Ленина, получил орден Красной Звезды, множество медалей, а также ордена и медали иностранных государств. Ему дважды присваивалось звание Героя Социалистического Труда.

В 1997 г. Алиев был награжден высшим украинским орденом Ярослава Мудрого В 1999 г. он получил турецкую Премию мира Ататюрка и звание Почетного профессора МГУ.

В 2003 г. Алиева избрали профессором и действительным членом Академии безопасности, обороны и правовых норм проблем РФ. Он получил премию Андропова и орден Андрея Первозванного.

В 2004 г. был создан Фонд Гейдара Алиева. Биография государственного деятеля, подготовленная Институтом истории Академии наук Азербайджана, увидела свет в 2013 году.

fb.ru

Армяне никогда не расстанутся с нефтью, газом и золотом Карабаха? - 14 Июня 2011

В Армении публикуются материалы о богатых залежах полезных ископаемых, которые находятся на оккупированных азербайджанских территориях.

Как сообщает AZE.az со ссылкой на армянские источники, оккупация Нагорного Карабаха и прилегающих территорий имела под собой не только политический, но и экономический подтекст. «Бедной» по наличию полезных ископаемых Армении требовались ресурсы, на которые она могла бы рассчитывать. А как выясняется, исходя из геологических изысканий, проведенных еще в советские годы, именно эти оккупированные армянами территории Азербайджана (зоны Нагорного Карабаха, прилегающие районы Дашкесанский, Зангиланский, Кяльбаджарский и Лачинский) богаты нефтью, газом, золотом и др.

Коренной житель Баку, заслуженный геолог Азербайджанской ССР, кандидат геолого-минералогического наук А.А.Цатуров был опытным геологом-рудником, который еще в 30-е годы выполнял специальные задания правительства СССР по изысканию месторождений кобальта, а затем и редкоземельных элементов. В 1945 году специальным приказом правительства были проведены изыскательские работы по обнаружению редкоземельных элементов в Севано-Муровдагском хребте, в результате чего были обнаружены многие проявления драгоценных, цветных и легирующих металлов. Имелись материалы, подтверждающие наличие в Кяльбаджарском, Лачинском и Губатлинском районах до 500 – 550 тонн золота, до 2700 тонн серебра, запасы меди в Кяльбаджарском районе составляют, по далеко не полным данным, 875 тысяч тонн, в Губатлинском – 450 тысяч тонн, в Лачинском – около 300 тысяч тонн.

Наиболее ценным представлялось обнаружение в верхнем течении реки Тертер уникального месторождения кобальта с прогнозными запасами до 150 тысяч тонн. Обнаружено, но плохо изучено месторождение хрома – до 2,0 млн. тонн. Имеются многочисленные следы редкоземельных элементов – лития, бериллия и других, необходимых для нужд радиоэлектронной и медицинской промышленности. Обнаружены также месторождения барита, серного колчедана, мало изучены огромные месторождения сырья, содержащего алюминий.

Заметим, что существовал доклад правительству Азербайджана от мая 1968 года, который включал 62 страницы машинописного текста и некоторые схемы и таблицы, содержащие информацию об истинных запасах драгоценных и цветных металлов по результатам специальной экспедиции. В соответствии с данной информацией, в Кяльбаджарском, Лачинском, Губатлинском и Зангиланском районах имеются следующие запасы металлов по категории А1+ В1: золота – 1250 тонн, серебра – 4550 тонн, меди – 1840 тысяч тонн, свинца – 660 тысяч тонн, цинка – 775 тысяч тонн, кобальта – 150 тысяч тонн, хрома – 2250 тысяч тонн (с учетом флангов – 3500 тысяч тонн). В докладе, также имеются сведения о значительных запасах алюминиевого сырья (до 120 млн. тонн) и железных руд с содержанием железа до 45 – 55%.

Как пишет Lragir.am, многие материалы о запасах полезных ископаемых на территориях Азербайджана в 1988 году были помещены в геологический фонд Управления геологии Армянской ССР.

Сегодня армяне рассматривают вопрос о более детальном изучении оккупированных азербайджанских территорий. Это богатейшие земли, которые хранят много ценного. В геологическом отношении они пока очень плохо изучены. Исходя из обнародованных данных, армяне считают, что в Губадлинском и Зангиланском районах имеются весьма крупные месторождения меди и молибдена, сопоставимые по запасам с подобными месторождениями на территории Армении.

Армяне даже высказывают предложения о создании со временем двух предприятий средней величины по добыче и обогащению медной руды в Кяльбаджарском и Губатлинском районах, а также предприятий по добыче золота, хрома и кобальта в Кяльбаджарском районе.

Армяне в последние годы активно ищут нефть и газ. Армянские ресурсы пишут, что опыт работы в Управлении геологии Азербайджанской ССР позволяет утверждать, что имеются хорошие предпосылки для проведения работ по обнаружению нефти в Агдамском, Физулинском и Джебраильском районах, которые входили в две соответствующие экспедиции – Верхне-Араксинскую и Нафталанскую. Этим экспедициям, которые работали в этих и других районах не менее 20 лет, не уделялось большого внимания, и результаты их работы не позволяют сделать достоверных выводов. Но можно утверждать, что вся территория Нагорного Карабаха является перспективной на нефть. Например, разведочные работы на двух буровых в Физулинском и Джебраильском районах дали хорошие результаты.

В целом, в Нагорном Карабахе прогнозные запасы нефти могут составлять до 250 – 300 млн. тонн.

Как известно, сразу после распада СССР спецслужбы США и отчасти Великобритания стали предпринимать усилия для выяснения информации о месторождениях различных минеральных ресурсов в бывших союзных республиках. Прежде всего, был проявлен интерес к углеводородам и цветным металлам. Для данных целей широко применялись возможности спутников, а также использовались уже проведенные разработки геолого-разведки в СССР, в разное время. Позже при различных условиях результаты данных исследований, так или иначе, проявлялись в деятельности нефтяных, газовых компаний, а также компаний золотодобычи. Большое внимание уделялось также месторождениям урана.

В связи с этим, можно отметить, что в долине Аракса, на достаточно широком участке, залегают три месторождения нефти и газа, с общими запасами не менее 145 – 200 млн. тонн нефти и до 250 млрд. куб. газа.

Это, конечно же, только прогнозные оценки, но достаточно достоверные. Отмечается, что на более глубоких отметках имеются более крупные запасы. Часть нефтеносных полей распространяются на территорию Ирана, но на левобережье Аракса, помимо значительных месторождений, имеются и так называемые нефтяные и газовые ловушки, где сосредоточены до 2 – 5 млн. тонн нефти и до 10 – 20 млрд. куб. газа. Таких небольших скоплений нефти и газа предполагается от 7 до 18.

В Южной части Карабахского хребта находятся значительные месторождения меди и других месторождений цветных металлов. Запасы меди здесь могут составить до 2,5 – 4,0 млн. тонн, цинка и свинца – до 1,0 и 1,6 млн. тонн. Это довольно значительные месторождения, и они могли бы стать базой для промышленных разработок. В этой зоне также имеются крупные залежи кварцевого песка, качественной глины и гипса.

Таким образом, южная часть Карабаха могла бы стать зоной значительных разработок ценных полезных ископаемых. Однако для ее детального обследования около 200 – 300 млн. долларов, каких у оккупационного армянского режима нет.

Между тем армяне заявляют, что необходимо привлечь иностранных инвесторов для разработок месторождений полезных ископаемых на оккупированных территориях Азербайджана.

Отметим, что неконструктивная позиция Армении по разрешению нагорно-карабахского конфликта объясняется помимо всего прочего еще и тем, что армяне не хотят отказываться от жизненно необходимых им полезных ископаемых.

Ильгар Джафаров

moyazerbayjan.clan.su

Большая нефть и маленький Карабах

AnalitikaUA.net. Падение мировых цен на нефть может положительно сказаться на урегулировании карабахского конфликта.

Продолжающаяся тенденция существенного понижения мировых цен на нефть стала серьезным вызовом для правительства Азербайджана. Эксперты полагают, что если цены на «черное золото” опустятся еще ниже, азербайджанскую экономику ждет катастрофа. В условиях надвигающегося экономического кризиса попытка военного решения карабахского конфликта обойдется Ильхаму Алиеву слишком дорого. Но, с другой стороны, именно военная конфронтация с Арменией позволит ему отвлечь внимание обывателя от неизбежного обострения социальных проблем.

«Падение цены на нефть ниже планки в 100 долларов за баррель может вызвать серьезные проблемы с исполнением бюджета в Азербайджане в текущем году”, – пишет издающаяся в Баку газета «Зеркало”. При этом обозреватель издания напоминает, что одновременно наблюдается заметный спад объемов нефтедобычи в стране, снижение темпов глобального экономического роста и сокращение мирового спроса на энергоносители. Стоимость майских фьючерсов на нефть WTI на электронных торгах Нью-Йоркской товарной биржи опустилась до 87 долларов 37 центов за баррель. А между тем азербайджанские законодатели, верстая государственный бюджет, исходили из того, что цена на нефть даже в самом худшем случае не опустится ниже ста долларов. Тенденции мирового рынка давали тогда азербайджанским экономистам основания для весьма оптимистичных прогнозов. К их сожалению, они не оправдались.

Стоит заметить, что в течение последних лет в государственном бюджете Азербайджана закладывалась искусственно заниженная прогнозируемая цена. Мало кто сомневается в том, что этот «люфт” специально создавался Алиевым для того, чтобы «семья” получала возможность теневых манипуляций с потоком нефтедолларов, идущим в обход государственной казны. Ведь разница между ожидаемой и реальной прибылью от экспорта нефти по закону направляется в Государственный нефтяной фонд, который совершенно непрозрачен ни для законодателей, ни для международных финансовых институтов. В этом году ситуация, похоже, будет противоположной – вопреки ожиданиям заложенная в бюджете цена на нефть будет превышать реальную. В итоге потеряет не только семья, но и государство.

Тенденция снижения мировых цен на нефть не может не пугать бакинских правителей, так как 85 процентов азербайджанской экономики прямо или косвенно повязано на нефти. Не исключено, что последствия «голландской болезни”, о неизбежности которых говорят эксперты Всемирного банка и Международного валютного фонда, настигнут Азербайджан уже в следующем году. Экономисты давно предупреждают, что экономика этой страны основана на совершенно искусственной почве, которая может рухнуть вместе с мировыми ценами на углеводородное сырье. Эксперты утверждают, что при цене на нефть ниже 90 долларов кризиса избежать будет крайне трудно. Но правительство Артура Расизаде заверяет, что не все так страшно. Мол, если цена окажется ниже заложенной в бюджет, нехватка средств будет легко компенсирована из Нефтяного фонда. Но Алиев не любит делиться своими личными деньгами с государством. Оппозиция не верит в то, что трансферты из Нефтяного фонда позволят сохранить экономическую стабильность.

Важно заметить, что одновременно с падением мировых цен существенно снизились и объемы добываемой в Азербайджане нефти. В течение последних трех лет добыча неуклонно снижается. После пика, который был зафиксирован в третьем квартале 2010 года, Алиев получает от нефтяников одну недобрую весть за другой. Если в 2010 году в Азербайджане было добыто 50,8 миллиона тонн нефти, то в 2011-м – уже 45,4 миллиона. В 2012-м и того меньше – 43 миллиона. За первый квартал этого года в объемах нефтедобычи зафиксирован спад по сравнению с прошлым годом в размере 4,4 процентов. Но несмотря на это зависимость экономики и бюджета Азербайджана от нефтяного сектора продолжает возрастать. Если в 2007 году доля трансфертов Государственного нефтяного фонда в доходах госбюджета составляла менее 9 процентов, то в этом году ожидается, что трансферты ГНФАР составят 59,3 процента доходов госбюджета. По прогнозам специалистов, в 2013 году доходы госбюджета Азербайджана от нефтяного сектора экономики составят не меньше 79 процентов от общих доходов.

Уже сегодня становится актуальным вопрос: какие отрасли азербайджанской экономики пострадают в первую очередь, если нынешняя тенденция снижения цен на нефть сохранится? Ясно, что Алиев сделает все, чтобы на социальной сфере бюджетный дефицит не сказался. Ее ресурсы и так достаточно скромны. Чего не скажешь о средствах, выделенных на оборону. Наращивание военного потенциала началось еще в 2002-м, и с тех пор гонка вооружений не прекращается, забирая из казны все больше денег. В условиях надвигающегося экономического кризиса дальнейшая милитаризация экономики будет выглядеть еще более кощунственной. Не исключено, что последствия кризиса правительство попытается смягчить за счет постепенного отказа от бессмысленного наращивания военного бюджета. Но может быть задействован и иной сценарий. Если предстоящие президентские выборы будут сопровождаться политическими потрясениями и все это усугубится еще и проблемами экономического и социального характера, Алиев может прибегнуть к военной конфронтации с Арменией как к средству «умиротворения” оппозиции. Мы должны быть готовы и к такому развитию событий.

Ну а как снижение мировых цен на нефть отразится на армянской экономике? В краткосрочной перспективе – положительно, так как мы являемся потребителем, а не производителем нефтепродуктов. В политическом смысле Армения тоже выиграет, поскольку наш противник, избавившись от амбиций мировой нефтяной сверхдержавы, вынужден будет вести себя за столом переговоров скромнее и уступчивее. Но следует иметь в виду, что от падения нефтяных цен пострадает не только Азербайджан, но и страны, являющиеся крупнейшими инвесторами Армении. Речь прежде всего о России. Кризис в России непременно скажется на объемах поступающих в нашу страну трансфертов. Но в любом случае, непосредственной угрозы для Армении колебания котировок на мировых биржах нести не будут. Отсутствие в недрах углеводородного сырья имеет одно существенное преимущество – наша экономика не трещит по швам от падения цен на нефть. Артем Ерканян, «Новое Время»

analitikaua.net