sandr_87. Нефть не нашли


костромичи найдут то, что не нашли когалымцы?

Начался очередной этап в многолетней эпопее – геологическом изучении так называемой Мезенской синеклизы в Архангельской области. На этот раз территорию, где, как подозревают, спрятаны несметные запасы нефти, будет обследовать ОАО “Костромагеофизика”.

Синеклиза и ее якобы существующие запасы много раз становились разменной монетой в политических играх в Архангельской области. Особенно – со стороны ее властей, которые советовали жителям региона, где нет своих запасов энергоносителей: потерпите еще чуть-чуть, и вот будете жить, как в Кувейте…

Собственно, синеклиза – это обширный, до нескольких сотен километров в поперечнике, пологий прогиб земной коры, имеющий в основном округлые очертания. Впервые нефть в районе реки Мезень решили искать в 1963 году. Поиски – причем безрезультатные – продолжались в течение 12 лет. Геологами было пробурено порядка полусотни скважин, но все без особого успеха. Нефти не было.

Однако же к началу девяностых годов в мире было открыто несколько месторождений углеводородов в местностях, по своему геологическому строению очень походивших на Мезенскую синеклизу. Это случилось в Австралии, Китае, на Ближнем Востоке. Открытия иностранных геологов привело к росту интереса к северной Мезени. В конце девяностых годов в Архангельской области сформировался альянс ряда крупных компаний (“Газпрома”, “ЛУКОЙЛА”, “Татнефти”, “Роснефти”), который занялся геологоразведкой - не взирая на то, что буквально рядом находилась Тимано-Печорская нефтегазоносная провинция, где запасы нефти были вполне реальными, а не гипотетическими. Движущей силой альянса стал “ЛУКОЙЛ”.

С 1999 по 2004 год бурились новые скважины, велись интенсивные работы. Без видимого эффекта. Первой “сломалась” “Роснефть”, затем “ЛУКОЙЛ”, у которого возникли проблемы с выполнением производственных программ в Республике Коми и Ненецком автономном округе. “Татнефть” держалась дольше, в 2005 году она подала две заявки на участки в районе Мезенской синеклизы. Но реально работать на них компания так и не начала, сочтя затею малоперспективной.

Остался только “Газпром”, который оформил геологоразведочные лицензии на две площади – Карпогорскую и Норасскую. Именно эта компания привлекла в качестве подрядчика “Костромагеофизику”, известное сейсморазведочное предприятие. Главный инженер “Костромагеофизики” Сергей Гузеев заявил “Правде.Ру”, что пока ничего конкретного о сроках выполнения работ сказать не может:

- В нынешнем году мы выполняли только камеральную (то есть кабинетную, без выезда в “поле”) обработку материалов по Мезенской синеклизе, - рассказал Сергей Александрович. – Технику мы в Архангельскую область еще не завозили. Надеемся, что это случится в ближайшем полевом сезоне.

Почему выбрали именно костромичей? Сергей Гузеев на прямой вопрос, имеет ли его фирма отношение к “Газпрому”, заметил: “Весьма косвенное”. Но специалистам известно, что структуры это, как модно говорить, аффилированные – не чужие друг другу. Возможно, геологам с родины Ивана Сусанина повезет больше, чем их коллегам из лукойловской столицы Когалыма. Отказался Гузеев сообщить и точную стоимость предстоящих работ, но, по мнению архангельских геологов, она составит не менее 10 миллионов долларов. После чего там либо найдут вожделенное “черное золото”, либо о синеклизе забудут… еще лет на двадцать. До появления более совершенных методов геологического исследования. Ведь нефть-то по берегам Мезени вполне может залегать!

Читайте также: НОВОСТИ АРХАНГЕЛЬСКА

www.pravda.ru

Как мы нефть искали и нашли

Если вдруг доживу до старости и меня невзначай спросят:

- Что ты сделал в этой жизни?

Тогда я с самым серьезным лицом отвечу:

- Нефть нашел! С тем самым Комаровым.

И это будет чистой правдой. Если вообще можно остаться чистым в таком деле.

2. Мы провели небольшой ресёрчь, выяснили, где находятся шахты, снарядили машину и тронулись в путь. Комарову предстояло в этот день стать нефтедобытчиком, а нам с оператором Сашкой достались привычные роли: мне – переводы с индонезийского языка, ему – съемки.

3. Было еще совсем раннее утро, но индонезийская глубинка уже просыпалась. Нас же с Сашкой это не касалось – мы продолжали досыпать на задних сиденьях неудобной Аванзы. Мы всегда так делали, потому что недосып был нашим верным спутником все четыре месяца. Диме же повезло меньше – у него не получалось отдыхать ни в машинах, ни в самолетах.

4. Когда появились мотоциклисты, мы поняли, что приближаемся к шахтам.

5. Прямо среди джунглей были разбросаны скважины, тянулся в небо дымок от костров, на которых добытую нефть кипятили и вокруг сновали чумазые рабочие.

«Еще со времен голландской колонии здесь работают шахты, многие из которых сохранились до сих пор и в промышленных масштабах продолжают добывать самый важный источник энергии в мире – нефть. Правда, многие старые голландские скважины люди просто захватили. Они работают нелегально. Причем первобытными методами» - Дима Комаров, из передачи.

Так как же выглядит эта первобытная нефтедобыча в Индонезии? Сейчас я покажу вам ее подробно.

6. Нефть находится на глубине, куда проделывают скважину. Чтобы нефть оттуда достать, используют вот такую трубу. Она работает в роли ковша.

7. “Ковш” устанавливают вот на такую вышку. Она может быть как деревянной, так и металлической.

8. На конце трубы есть клапан. Когда труба касается дна скважины, то клапан открывается, труба наполняется нефтью. Как только трубу начинают тянуть обратно, то клапан закрывается, а нефть не вытекает.

9. Уже на поверхности клапан открывают ударом о землю и высвобождают добытую нефть.

10.

11.

12. Затем нефть по трубам стекает в специальные колодцы. Из колодцев ее переливают в канистры.

13. Канистры увозят к печам, где нефть переливают в бочки, которые снаружи покрыты копотью. Так ее будут кипятить на огне.

Зачем же нефть кипятить, спросите вы?

«Чтобы получить из нее бензин, керосин, авиатопливо нужно подвергать ее термической обработке. Грубо говоря - варить, кипятить. Так делали сто лет назад и раньше. Сегодня же переработкой нефти занимаются суперсовременные, супертехнологичные и супердорогие машины. Но только не здесь! Здесь все по старинке - вот так вот в печах» - Дима Комаров, из передачи.

14.

15. За трубу отвечает рабочий. Он управляет ей при помощи рогатины.

16. Осторожно! Человек за работой!

17. На некоторых шахтах подъем-спуск трубы осуществляют при помощи троса и вот такой машины. Машина ничего не напоминает? Это то, что осталось от старого грузового автомобиля.

18. Но самый распространенный способ подъема-спуска это конечно же ручной труд. Потому что он самый дешевый. И доступный.

19. «Сегодня пацаны качают не бицепсы, а нефть. Вот, что в моде» - Дима Комаров, из передачи.

20. Наша шахта, наша нефть. Именно здесь проходили съемки.

21. Коллеги провели для Комарова первый инструктаж. Принцип прост – иди и тяни. Идти нужно метров сто. Такова примерная глубина скважины и соответственно длина троса.

22. Затем Дима добросовестно приступил к исполнению своих обязанностей.

23. «Не скажу, что сильно тяжело, но это такой аналог тренажерного зала» - Комаров, из передачи

24. Заработало! За один такой подъем команда добывает около 5 литров черного золота. Ну а в день земля “дает” им где-то одну бочку (200 литров). В 2013 бочка нефти там стоила 40 долларов.

25. Оператор Сашка за работой. Это вам, кстати, не нефть качать. Это даже более тяжелый труд.

26. Ну а Комарову трудиться пришлось одновременно на всех фронтах - и журналистом, и нефтедобытчиком.

27. Бригадир Аслан следит за трубой. Кстати, вся команда работает только на себя. 14 друзей замутили следующий бизнес: отжали старую скважину, скинулись деньгами, восстановили вышку и таким образом стали если не шейхами, то настоящими нефтедобытчиками. Изначальные расходы на подобный стартап- 300-1000$.

28. Теперь Дима помогает Аслану. Переливает в бочку добытую нефть. Правда, приносит владельцам шахты одни убытки – случайно роняет на себя целое ведро.

29. Потом эту нефть в канистрах увозит мотоциклист Пати. Работа сделана! Но не вся.

В репортаж не попали эпизоды, как мы нефть кипятили, как устраняли аварию на скважине и многое другое. Я ведь не мог всего успеть. Нужно было и переводы делать, и от камеры бегать, чтобы в кадре не оказаться случайно. Поэтому смотрите 15-ю серию индонезийского сезона «Мира Наизнанку»:

Кстати, нашли мы в Индонезии не только нефть. Еще и золото, и алмазы. Но об этом уже в другой раз. Следите за обновлениями блога!

И на кнопочки, ребят, пожалуйста, нажимаем :) Буду лично благодарен за перепосты!

sandr-87.livejournal.com

| Нефть не нашли, Ашкенази ушел

Нефть не нашли, Ашкенази ушел

30 октября 2013, 19:09

Габи Ашкенази Фото: Miriam Alster/FLASH90

Габи Ашкенази, бывший начальник генерального штаба ЦАХАЛа, объявил о своем уходе с поста председателя совета директоров компании "Шемен", занимавшейся поисками нефти в Израиле.

Это заявление он сделал через две недели после того, как бурение у берегов Ашдода закончилось ничем и обошлось вкладчикам в 170 миллионов долларов.

Еще два месяца назад работа станции бурения "Ям-3" у берегов Ашдода выглядела многообещающе, но нефти обнаружено не было.

С момента объявления о неудачном бурении акции "Шемена" упали на 92%.

Ашкенази в ступил в должность председателя совета директоров компании "Шемен" полтора года назад. Свой уход он аргументировал тем фактом, что нефти найдено не было, компании необходимо сократить расходы, и это одна из причин, по которой он намерен покинуть свою должность.

Ашкенази заменит Михаэль Бар-Хаим, в прошлом – член руководства банка "Леуми".

old.cursorinfo.co.il