Добыча нефти: сокращать нельзя наращивать. Нефть нельзя добывать


добыть нельзя «забить»? — Бизнес России

На правильнуюрасстановку запятых в этом вопросе у человечества не больше полувека

Еще совсем недавно понятие «сланцы» говорило что-либо толькогеологам и специалистам по нефтяному рынку. В России, во всяком случае. А вот хитрыеамериканцы, владеющие всего пятью из 78 «гигантских» и «супергигантских» нефтяныхместорождений, существующих на земном шаре, уже в начале нынешнего века решилинаверстать разрыв за счет разработки своих сланцевых нефтяных пластов. Сначалав успех этой затеи мало кто верил: ведь горючие сланцы, содержащие битум икероген, расположены на большой глубине – а значит, выкачать из них нефтьгораздо труднее, чем из обычной нефтяной скважины. Соответственно, и технологиядобычи должна быть куда более сложной, чем простая вышка с буром, и в суммедобыча такой нефти выйдет производителю в разы дороже. «Легкий» же способдобычи сланцевой нефти – из так называемых битуминозных песков – на поверкуоказывается еще менее эффективным, потому что из четырех тонн такого битума дажев результате крекинга можно «выжать» всего один баррель тяжелой нефти. Стоит лиовчинка выделки?

Спасение и разорение«в одном флаконе»

Как посмотреть. Во-первых, запасов сланцевой нефти на Земле вчетыре раза больше, чем «традиционной»: в одной только Баженовской свите (ЗападнаяСибирь) «прячется» около двух триллионов баррелей этого загадочного сырья, авсего в мире его (опять же гипотетически) – свыше трех триллионов баррелей, или630 миллиардов тонн. Или 49% от всех нефтяных запасов планеты. Крупныеместорождения сланцевой нефти (или, как ее называют по-научному, керогеновой, илинефти низкопроницаемых коллекторов) открыты в США, Сирии, странах Персидскогозалива, Австралии, Мексике и Аргентине. Россия тоже не обделена залежами сланцевойнефти: по данным геологоразведки, ими располагают ряд регионов Поволжья,Республика Коми, Ленинградская и Архангельская области. Во-вторых, «сланец»может стать для мировой экономики реальной «палочкой-выручалочкой» в ситуацииистощения традиционных запасов. А ситуация эта может наступить очень скоро: поданным Минприроды РФ, известных запасов нефти в России хватит только до 2022года. При самом удачном раскладе нам удастся оттянуть «нефтяной апокалипсис» ещелет на десять, а потом… потом придется закупать «черное золото» у бывшихконкурентов. Впрочем, и конкуренты при таком раскладе недолго протянут: вКанаде, к примеру, нефть закончится через 26 лет, в Нигерии – через 42 года, вСаудовской Аравии – к концу века. Больше всего в этом смысле повезет Ирану,Ираку и Венесуэле: их нефтяные запасы не иссякнут соответственно еще 88, 128 и234 года. Аналитики «Бритиш Петролеум» в этом смысле не так оптимистичны: 50,максимум 55 лет. И все. Дальше либо переходите на альтернативные источникиэнергии, либо пересаживайтесь на коней и верблюдов.

Именно поэтому «сланцевая революция», грянувшая в США пятьлет назад, одновременно и напугала, и обнадёжила мировую нефтяную общественность. Казалось бы: добыча«сланца» дороже, чем качание обычной нефти, а реализация такого сырья нанефтяном рынке даже при высоких ценах не приносит разработчикам ощутимойприбыли. Многие компании, добывающие сланцевую нефть, уже обанкротились – в томчисле и потому, что, образно говоря, сами себе вырыли яму: сначала «уронили»мировые цены на нефть традиционных марок, а затем обнаружили, что при цене ниже50 долларов за баррель «сланец» тоже начал дешеветь. Впрочем, и при цене 100долларов большинство американских проектов по добыче сланцевой нефти исланцевого газа показывали отрицательную рентабельность, при этом залезая вкредиты. А теперь эти кредиты надо выплачивать, а прибыли упали – финал, какговорится, немного предсказуем. Уже сейчас на нефтеперерабатывающих заводах вряде штатов наблюдается спад производства.

Как и нефть получить,и природу не убить?

Но если бы проблема заключалась только в дороговизне! Привыработке нефтеносных слоев страдает окружающая среда: недра, почвы,водоисточники, атмосфера. И тогда как загрязнение воды и воздуха можно если непредотвратить, то хотя бы отследить и минимизировать, сдвижение горных пород врезультате разработок нефти происходит незаметно для глаза, а последствия могутбыть самыми непредсказуемыми. За примерами далеко ходить не надо: достаточновспомнить прошлогодний провал грунта в Соликамске на месте старой калиевой шахты.По предварительным данным, дыра в земле диаметром 600 метров (поглотившаянесколько промышленных построек – к счастью, давно заброшенных) образоваласьиз-за того, что грунтовые воды смешались с калием в пустотах породы. При этомсоликамское ЧП случилось не вдруг: еще десять лет назад почва в этом районестала серьезно проседать, из-за чего население спешно покинуло опасный участок.Американцы, активно практикующие разработку сланцевой нефти, тоже постоянножалуются на то, что для ее добычи приходится бурить на участке слишком многоскважин (иногда до 1500) – а это, понятное дело, на пользу гео-биологическойсистеме никак не идет.

И все-таки американцы пока не думают отказываться от своихсланцевых проектов, несмотря на яростное сопротивление арабских нефтяныхшейхов. Россия (на территории которой расположено 7% мировых месторожденийгорючих сланцев) пока не вступила в сланцевую гонку – в том числе и потому, чтосам процесс добычи этого сырья технологически очень сложен, а экологически ивовсе непредсказуем. Ведь тут мало просто пробурить скважину: нужно методоммногостадийного гидроразрыва пласта и точного наклонно-направленного бурения добратьсядо места залегания сланца и в прямом смысле слова «выцарапать» его из недрземли. То есть кардинально нарушить сложившийся за миллионы летгео-биологический баланс в районе выработки. Кроме того, чтобы добыть битумнуюнефть, нужно закачать в пласты огромное количество нагретой воды, причем подизрядным давлением – а это тоже не пойдет на пользу экобалансу. А можно ливообще добывать сланцевую нефть, не нанося природе такого вреда? И если можно,то есть ли в России подобные разработки? Оказывается, есть! Об одной из нихкорреспонденту «Бизнеса России» рассказал заведующий кафедрой геоэкологииУральского государственного горного университета Александр Семячков. По мнению эксперта, технология термодеструкциипласта теоретически позволяет добывать сланцевую нефть без особого ущерба дляокружающей среды.

Ноу-хау есть. Ответаот власти нет

glavportal.com

Мурманские экологи: без безопасных технологий добывать нефть в Арктике нельзя

Photo: Photo: Mikhail Ryzhov

Вчера, 16 октября экологические организации Мурманской области WWF, Кольский Центр Охраны Дикой Природы, Беллона, а также Гринпис Россия провели пресс-конференцию, чтобы объяснить ситуацию вокруг платформы Приразломная, диалога с ее оператором – компанией «Газпром Нефть шельф», а также акции Гринпис.

«Для того чтобы понимать ситуацию, сложившуюся вокруг платформы Приразломная, нужно посмотреть на Печорское море», – рассказал руководитель Кольского Центра Охраны Дикой Природы Виктор Петров.По его словам, Печорское море это часть Баренцева моря. Оно отличается мелководностью, и по площади чуть больше территории Мурманской области.

«Существует большая вероятность разливов нефти при эксплуатации платформы Приразломная. Даже в случае среднего по масштабам разлива, нефть покроет всю акваторию Печорского моря, а в арктических условиях нефтепродукты будут разлагаться столетиями», – рассказал он.

Арктическая экосистема крайне уязвима, и характеризуется очень короткими пищевыми цепочками. В случае разливов нефти речь идет не только о проблемах, связанных с ликвидацией последствий, но и о потере уловов в Баренцевом море.

По словам координатора проектов по нефтегазовому сектору Мурманского WWF Вадима Краснопольского, план ликвидации аварийных разливов нефти (ЛАРН) для платформы Приразломная крайне идеализирован, и рассчитан на самые идеальные условия.

По его словам, ряд экспертов, ознакомившись с рефератом плана ЛАРН (сам план ЛАРН «засекречен» компанией), выложенного на сайте компании, считают, что он хорош для ликвидации разлива нефти на катке, а не в реальных льдах, в условиях сильных морозов, полярной ночи и штормов.

«Компания «Газпром Нефть Шельф», оператор Приразломной, только декларирует готовность к диалогу с экологами. На деле же она сорвала проведение общественной экологической экспертизы проекта, не готова обнародовать оценку воздействия на окружающую среду и план ЛАРН – основные документы, на основании которых можно делать выводы о степени учета последствий деятельности и готовности к аварийным ситуациям, а также не готова вести открытый диалог», – констатировал он.

После того, как в 2011 году по вине компании была сорвана общественная экологическая экспертиза (по закону такое даже не наказуемо), коалиция экологических НКО обратилась к компании с требованием остановить установку платформы, а также собрала несколько тысяч подписей в адрес первых лиц государства с тем же требованием. К сожалению, это не дало никакого результата.

По словам Виктора Петрова, в настоящее время в Росси безопасность реализации крупных проектов зависит только от возможности общественного контроля и от доброй воли компании.

«Честно скажу, что я бы присоединился к акции, которую провел Гринпис, поскольку ситуация была крайней», – рассказал Петров.

Представители Гринпис также отметили, что мирные экологические акции организация проводит только тогда, когда исчерпаны любые другие методы, акции – это крайние меры.

По словам юриста Гринпис России Михаила Крейндлина, в настоящее время не существует технологий ликвидации нефтеразливов в ледовых условиях. И только «Газпром» и «Роснефть», игнорируя мнения специалистов (в том числе профессионалов нефтяной отрасли) настаивают на необходимости добычи нефти в арктических морях, не предоставляя убедительных подтверждений экологической безопасности своих проектов.

«В Российском праве существует такое понятие, как презумпция экологической опасности любой хозяйственной деятельности. Компании должны доказать, что их деятельность не принесет ущерба окружающей среде», – пояснил Крендлин.

«Все арктические страны и все компании, предпринимавшие попытки добывать нефть в Арктике, заявили о временном отказе от такой деятельности, кроме России. Платформа Приразломная – единственная нефтяная платформа в мире, установленная на Арктическом шельфе», – рассказала координатор Арктической программы Гринпис России Евгения Беляков.

Экологи также пояснили, что не требуют от компаний и стран свернуть всю нефтедобычу. Главное требование – приостановить добычу нефти в Арктике пока не будут разработаны действенные и эффективные механизмы ликвидации разливов в ледовых условиях.

bellona.ru

Добыча нефти: сокращать нельзя наращивать

Стабильно низкая цена на нефть продолжает менять рынок. Добыча в США постепенно падает, сланцевые компании (хотя, разумеется, и не все) вынуждены идти на крайние меры чтобы продлить свое существование. Сокращают добычу даже некоторые члены OPEC. Нехватка инвестиций в текущие и новые проекты может привести к тому, что в 2017 году нефть пойдет вверх.

Последние две недели нефть стабилизировалась. Brent находился на уровне $48-49 за баррель, не пересекая отметку в $50, WTI — в диапазоне $45-47 за баррель. Новости так и не смогли помочь нефти определиться с вектором движения: вниз или вверх.

Однако медленно, но верно ситуация на нефтяном рынке меняется. По данным Агентства энергетической информации (АЭИ) США, добыча нефти в стране в августе снизилась почти на 200 тыс. баррелей по сравнению с июлем — с 9,503 до 9,298 млн баррелей в сутки. За период 1-18 сентября она в среднем составила порядка 9,1 млн баррелей в сутки.

Добыча нефти в Штатах падает, так как цена на нее остается низкой, за пределом рентабельности. Насколько это страшно для нефтедобытчиков? Некоторые аналитики считают, что не особо. «Сланцевая революция будет продолжаться. Технологии развиваются, каждый год себестоимость добычи понижается на $5–10 за баррель. Коэффициент извлечения сланцевой нефти сейчас около 7–9%, но если удастся повысить его хотя бы до 10–12% — а все к тому идет — это очень серьезно изменит расстановку сил на мировом рынке», — говорил в интервью «Нефтянке» партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин.

Действительно, американские сланцевые компании сумели сократить расходы на бурение и добычу. Однако огромный долг, который многие из них накопили, имеет куда большее значение. Компании даже при цене в $100 за баррель тратили деньги быстрее, чем успевали их зарабатывать. На пике доверие инвесторов к нефтедобытчикам было велико, но с падением цен и доверие изрядно пошатнулось. В итоге ряд компаний был вынужден пойти на крайние меры для получения средств. Это и продажа активов, и обращение за помощью к акционерам. Последний рубеж: так, Goodrich Petroleum Corp. предложила выплатить кредиторам 47 центов на каждый доллар с условием, что они будут в первых рядах, если компании будут вынуждены объявить о банкротстве. Разумеется, к этой сделке прилагались и фондовые варранты, и отдача под залог нефтесодержащих земель до окончания выплаты по долговым обязательствам. Всего же совокупный долг аналогичных компаний составляет свыше $200 млрд, и при дальнейшем сокращении расходов, распродаже активов и банкротствах США могут лишиться от 200 до 400 тыс. баррелей в сутки. Это признают и в АЭИ: прогноз среднесуточной добычи на 2015 год — 9,2 млн баррелей, на 2016 год — 8,8 млн баррелей при среднегодовой цене на WTI в 2015 году в $51 за баррель и в 2016 году — $55 за баррель.

Зато организация стран-экспортеров нефти (OPEC) остается в выигрыше. Точнее, выигрывают ее ключевые участники: Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Ирак и Иран. Они планомерно увеличивают свою долю на нефтяном рынке, причем не только за счет сторонних производителей, но и своих коллег по организации, например, Венесуэлы. Ее категорически не устраивает цена в $50 за баррель, так как из-за нее страна не в состоянии обеспечить высокий уровень добычи и наполнение бюджета. Схожие проблемы испытывают Алжир и Ливия. А вот тот же Иран намерен к началу декабря повысить свою добычу на 500 тыс. баррелей в сутки, а к середине 2016 года — еще на 500 тыс.

Сокращение добычи в странах, не входящих в OPEC, может в среднесрочной перспективе спровоцировать рост цен на нефть. По мнению Wood Mackenzie, в текущих условиях проекты по разработке традиционных и нетрадиционных нефтяных месторождений в США могут лишиться порядка $1,5 трлн планируемых инвестиций. Если не будут найдены структурные, кардинальные решения по оптимизации расходов на освоение, то восстановление цен начнется уже в 2017 году, считают в компании.

Михаил Воронов

Комментариев:

neftianka.ru

Газета Зеленый мир - Без безопасных технологий добывать нефть в Арктике нельзя

Без безопасных технологий добывать нефть в Арктике нельзя

Подробности Категория: Позиция

Добывать нефть в Арктике без внятного плана ЛАРН, эффективных технологий по ликвидации разливов нефти в ледовых условиях, а также современного оборудования недопустимо, – таков общий итог пресс-конференции экологических организация Мурманской области и Гринпис.

16 октября 2013 года экологические организации Мурманской области WWF, Кольский Центр Охраны Дикой Природы, Беллона, а также Гринпис Россия провели пресс-конференцию, чтобы объяснить ситуацию вокруг платформы Приразломная, диалога с ее оператором – компанией «Газпром Нефть шельф», а также акции Гринпис.

«Для того чтобы понимать ситуацию, сложившуюся вокруг платформы Приразломная, нужно посмотреть на Печорское море», - рассказал руководитель Кольского Центра Охраны Дикой Природы Виктор Петров. По его словам, Печорское море это часть Баренцева моря. Оно отличается мелководностью, и по площади чуть больше территории Мурманской области.

«Существует большая вероятность разливов нефти при эксплуатации платформы Приразломная. Даже в случае среднего по масштабам разлива, нефть покроет всю акваторию Печорского моря, а в арктических условиях нефтепродукты будут разлагаться столетиями», - рассказал он.

Арктическая экосистема крайне уязвима, и характеризуется очень короткими пищевыми цепочками. В случае разливов нефти речь идет не только о проблемах, связанных с ликвидацией последствий, но и о потере уловов в Баренцевом море.

По словам координатора проектов по нефтегазовому сектору Мурманского WWF Вадима Краснопольского, план ликвидации аварийных разливов нефти (ЛАРН) для платформы Приразломная крайне идеализирован, и рассчитан на самые идеальные условия.

По его словам, ряд экспертов, ознакомившись с рефератом плана ЛАРН (сам план ЛАРН «засекречен» компанией), выложенного на сайте компании, считают, что он хорош для ликвидации разлива нефти на катке, а не в реальных льдах, в условиях сильных морозов, полярной ночи и штормов.

«Компания «Газпром Нефть Шельф», оператор Приразломной, только декларирует готовность к диалогу с экологами. На деле же она сорвала проведение общественной экологической экспертизы проекта, не готова обнародовать оценку воздействия на окружающую среду и план ЛАРН - основные документы, на основании которых можно делать выводы о степени учета последствий деятельности и готовности к аварийным ситуациям, а также не готова вести открытый диалог», - констатировал он.

После того, как в 2011 году по вине компании была сорвана общественная экологическая экспертиза (по закону такое даже не наказуемо), коалиция экологических НКО обратилась к компании с требованием остановить установку платформы, а также собрала несколько тысяч подписей в адрес первых лиц государства с тем же требованием. К сожалению, это не дало никакого результата.

По словам Виктора Петрова, в настоящее время в Росси безопасность реализации крупных проектов зависит только от возможности общественного контроля и от доброй воли компании.

«Честно скажу, что я бы присоединился к акции, которую провел Гринпис, поскольку ситуация была крайней», - рассказал Петров.

Представители Гринпис также отметили, что мирные экологические акции организация проводит только тогда, когда исчерпаны любые другие методы, акции – это крайние меры.

По словам юриста Гринпис России Михаила Крейндлина, в настоящее время не существует технологий ликвидации нефтеразливов в ледовых условиях. И только «Газпром» и «Роснефть», игнорируя мнения специалистов (в том числе профессионалов нефтяной отрасли) настаивают на необходимости добычи нефти в арктических морях, не предоставляя убедительных подтверждений экологической безопасности своих проектов.

«В Российском праве существует такое понятие, как презумпция экологической опасности любой хозяйственной деятельности. Компании должны доказать, что их деятельность не принесет ущерба окружающей среде», - пояснил Крендлин.

«Все арктические страны и все компании, предпринимавшие попытки добывать нефть в Арктике, заявили о временном отказе от такой деятельности, кроме России. Платформа Приразломная – единственная нефтяная платформа в мире, установленная на Арктическом шельфе», - рассказала координатор Арктической программы Гринпис России Евгения Беляков.

Экологи также пояснили, что не требуют от компаний и стран свернуть всю нефтедобычу. Главное требование – приостановить добычу нефти в Арктике пока не будут разработаны действенные и эффективные механизмы ликвидации разливов в ледовых условиях.

Анна Киреева(Беллона, 17/10-2013)

Еще на эту тему:

Cудно Гринпис задержано пограничной службой ФСБ России

Черное золото против активистов «Гринпис»

Руки прочь от нефтянки! Активистов Greenpeace обвинили в пиратстве, но скорее всего лишь оштрафуют

Нидерланды потребовали освобождения «Арктик Санрайз»

zmdosie.ru

США считают, что добывать нефть в Арктике им можно, а другим нельзя

США считают, что добывать нефть в Арктике им можно, а другим нельзя - эксперт

Недавно правительство США дало разрешение нефтяному гиганту Shell на проведение буровых работ для добычи нефти в нетронутых районах Арктики. Экологи уверены, что эти работы подвергнут серьезному риску климат планеты и животный мир океана. Cитуацию для издания прокомментировал директор Центра Экономики Севера и Арктики, профессор Александр Пилясов.

- Чем привлекает нетронутая Арктика американского нефтяного гиганта? Есть ли какие-то хотя бы примерные данные о запасах в нетронутых участках? 

- Первое - в 2012 году я был в Вашингтоне в институте Брукинса, когда компания Shell отчитывалась перед госдепартаментом, перед его структурами о том, как она проводит это разведочное бурение на шельфе. И я выяснил, что есть пятилетний план, совсем в духе советской экономики, пятилетний план геологоразведочных компаний Shell на шельфе и море Бофорта, то есть это очень жестко контролируется государством и в плановом формате идет. Было даже занятно смотреть, как рыночная структура, компания Shell, как школьник, перед госдепом отчитывалась о проделанной работе и говорила о планах на будущее. Потом прошла информация, что эти работы заморожены в связи с экологическими озабоченностями и так далее.

Надо сказать, что эти постоянные трения между экологическими проблемами и желанием получить дополнительную нефть - это постоянная эпопея в течение последних 40-ти лет с начала 70-х годов. Можно сказать, что поставлена задача все резервы, которые есть в Соединенных штатах, прежде всего, на Аляске, направить на обеспечение американского лидерства по добыче нефти и обеспечить энергетическую независимость. То есть если эта стратегия возобладала, то это все будет последовательно и четко проводиться в жизнь.

До этого прежнее правительство, где доминировала демократическая партия, конечно, не решалось этого делать и всегда уступали требованиям экологов. То, что это сейчас происходит, говорит только об одном, что вопрос энергетической безопасности мирового лидерства по добыче энергоносителей стали важнее всех других соображений. Они все принесены в данный момент в жертву для того, чтобы себя утвердить номером один в мировом рынке энергоносителей. 

- Американцы уже потерзали Гольфстрим после аварии на буровой в Мексиканском заливе, теперь в уязвимую Арктику направились...

- Когда  выбор стоит так: экологическая чувствительность, забота, природная среда и так далее или вопросы жесткого мирового доминирования на рынке, для США нет предмета для рефлексии. Тут выбор такой - в разное время он разный, и вовсе не значит, что это навечно, но пока экономические ссоображения оказались более весомыми и значимыми. 

- Нужен ли в данном случае международный контроль?

- Нет. Шельф является юрисдикцией национальной, это находится в юрисдикции федерального правительства Соединенных штатов. Поэтому здесь они имеют полные права. Даже штат Аляска не имеет прав, потому что шельф принадлежит федеральному правительству. В этом плане штат Аляска получит существенно меньше, еще вообще что-то получит от этих разработок. В данном случае интересантом выступает не штат Аляска, который не получит никаких налоговых поступлений, а федеральное правительство. Оно - интересант, оно - инициатор, и его стратегические интересы здесь продемонстрированы. Вот это важно, что шельф - федеральный, а на суше есть земли штата и, когда идет отработка нефти там, получаются и налоги, и прибыль так далее.

- Почему мы вообще говорим о разборках между штатом Аляска и Федеральным правительством США? Почему  допускаются импровизации отдельных государств в таком важном для всей планеты регионе? Почему контролирующие органы всемирного масштаба молчат?

- Вы правы. Но когда у нас в Приразломной идет разведка, экологи ГринПис возмущаются, а когда Shell устраивает ситуацию аналогичного плана на море Бофорт на шельфе, то все, молчок. Да, двойные стандарты, правильно говорите. Это говорит о том, что, когда речь идет о нас, то нельзя, потому что мы становимся конкурентом на мировом рынке нефти и это нежелательно. Значит, надо устранять нас через экологические организации. А когда нужно им, то можно, и никаким экологам выступать не надо, им надо молчать. Именно так.

 

 

 

 

www.bigness.ru