Проблема распределения доходов от добычи нефти в Норвегии. Нефть норвегия распределение


Распределение доходов от добычи углеводородов между гражданами РФ

Закон РФ "О недрах" от 21.02.1992 N 2395-1 Статья 1.2. Собственность на недра Недра в границах территории Российской Федерации, включая подземное пространство и содержащиеся в недрах полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы, являются государственной собственностью. Таким образом граждане РФ по сути не имеют никаких прав на недра, находящиеся на территории России. Доходы от добычи углеводородов и других полезных ископаемых распределяются между государством и добывающими компаниями. Да, у государства существуют различные фонды(Фонд национального благосостояния), в которые поступают доходы от добычи полезных ископаемых, но зачастую деньги эти либо лежать до лучших времен, либо тратятся не на улучшение условий жизни граждан. Давайте взгянем на зарубежный опыт: В Норвегии нефть объявлена достоянием народа, как и все природные ресурсы страны. Деньги от нефтяных доходов идут на социальные программы и Фонд Всеобщего Благоденствия. И Норвегия постепенно стала превращаться в одну из богатейших стран мира, где ВВП на душу населения достигает 40 тыс. долларов. За 30 лет доход Норвегии составил 454,5 млрд.долларов. На личный счет каждого норвежца поступают отчисления от полученной прибыли нефтяных доходов. На сегодняшний день эти отчисления составляют более 100 000 долларов у каждого норвежца. На каждого ребенка, при рождении открывается счет в банке, куда поступает не менее 3 тыс. долларов доходов от налога на прибыль. Четыре года подряд ООН ставит Норвегию на первые места в мире по «человеческому развитию». В отличие от России, норвежцы исходят из того, что природные ресурсы, нефти и газ – это не достояние отдельных лиц, отдельных компаний, а всего общества, и от их разумного использования зависит будущее страны. Арабские страны также не отстают от своего европейского коллеги. К примеру, в ОАЭ государством на каждого гражданина открывается счет, и к совершеннолетию он имеет на нем около ста тысяч долларов. Кроме того, каждый гражданин этой страны имеет право выбрать для обучения любой университет мира, и государство оплатит все расходы. В Кувейте счет открывают всего на три тысячи долларов, зато здесь можно получить беспроцентный кредит на сумму 220 тыс. долл. для строительства жилья, а домохозяйкам и несовершеннолетним государство платит неплохие “зарплаты”. В Саудовской Аравии действуют по той же схеме, плюс здесь существуют совершенно бесплатные медицина и образование, которые, благодаря щедрому финансированию, поднялись на довольно высокий уровень. По данным газеты «Финансовые известия» от 16 декабря 2010 г., Россия занимает седьмое место в мире по доказанным запасам нефти, которые оцениваются более чем в 74 миллиарда баррелей (примерно 10 млрд тонн). Согласно документам, подготовленным к заседанию Совета безопасности РФ, запасы российской нефти выработаны более чем на 50 %, а текущий уровень добычи (около 500 млн т нефти в год) может продержаться в течение 20-30 лет, периодически увеличиваясь за счет ввода новых проектов и снижаясь из-за истощения старых месторождений. Судить об объективности этих цифр сложно, так как согласно статье 5, пункту 2 закона РФ N5485-1 «О государственной тайне» от 21.07.1993 г., государственную тайну составляют сведения об объемах запасов в недрах, добычи, производства и потребления стратегических видов полезных ископаемых РФ, в том числе о балансовых запасах нефти и растворенного в ней газа. Россия располагает самыми богатыми в мире ресурсами природного газа. Потенциальные (прогнозные + перспективные) ресурсы природного газа России оцениваются в 151,3 трлн куб. м, что составляет около 40% мировых. Однако наиболее достоверные перспективные ресурсы составляют в этом объеме всего около 24% (табл. 2), а примерно половина приходится на прогнозные ресурсы категории D2, оценка которых наименее достоверна. Несомненно, численность населения в России в разы выше, но Россия сильно превосходит вышеперечисленные страны по площади, разнообразию и богатству недр.

Предлагаю при рождении каждому гражданину РФ открывать личный счет, на который будут поступать часть денег от продажи углеводородов. Воспользоваться счетом можно будет по достижении совершеннолетия. (на образование, жилье, стартовый капитал...) Можно установить определенный "ценз оседлости" для лиц, получивших в гражданство РФ сроком в 10 лет. По истечении этого срока гражданину получившему гражданство РФ открывался бы личный счет, на который поступали бы средства полученные от продажи углеводородов.

- повышение социальной справедливости и прозрачности в распределении доходов, полученных от реализации полезных ископаемы; - увеличение доходов граждан; - улучшение социального благополучия граждан; - уменьшение "пропасти" между доходами граждан из разных слоев населения; - улучшение демографической ситуации в стане ввиду большей уверенности в стабильном будущем родителей и детей.

www.roi.ru

Норвегия. Реальность Норвегии – Мечта для России.

Норвегия с населением 4,5 млн. человек занимает территорию около 323 тыс. км3, это равно 7 стран как Эстония, но, как говорят в народе, мал золотник, да дорог. Норвегия – страна, где никто не ездит с охраной, нет мигалок, нет коррупции, где в королевском дворце в Бергене ставят ночные оперы, а летом на улицах идут спектакли, король, который назначает и снимает министров (в правительстве 7 министров и один премьер-министр ) и предоставляет парк перед дворцом для всех желающих, попросив только отгородить прозрачной сеткой небольшое место для своих уединенных прогулок.

Норвежцы руководствуются чувством равенства. Такой подход является причиной и следствием использования экономических рычагов власти государства.

Во всем мире и в России тоже доктрина снижения роли государства и внедрение законов свободного рынка потерпела крах. И наступивший экономический кризис еще раз доказал правильность избранного жизненного пути Норвегии-ставка на государственность при конституционной монархии. Генрих Ибсен писал, что «норвежцы-интраверты. У нас каждый второй человек – философ». Однако интравертные отшельники – норвежцы быстро вписались в глобализацию, когда стали добывать у себя нефть.

Еще в начале ХХ века Норвегия представляла «рыболовецкую провинцию» с развитым судостроением, достигшим высокого технологического уровня. Открытие в декабре 1969 года (одновременно с Россией) первого нефтяного месторождения «Экофиск» полностью изменило ситуацию.

Нефть объявлена достоянием народа, как и все природные ресурсы страны. Деньги от нефтяных доходов идут на социальные программы и Фонд Всеобщего Благоденствия. И Норвегия постепенно стала превращаться в одну из богатейших стран мира, где ВВП на душу населения достигает 40 тыс. долларов. За 30 лет доход Норвегии составил 454,5 млрд.долларов.

Сегодня нефтегазовая промышленность дает 20% ВВП Норвегии. В Северном и Норвежском морях эксплуатируется 60 месторождений нефти и газа, и на очереди еще 136. Доля доходов от экспорта нефти и газа в общих от экспорта доходов составляет 45 %.

На личный счет каждого норвежца поступают отчисления от полученной прибыли нефтяных доходов. На сегодняшний день эти отчисления составляют более 100 000 долларов у каждого норвежца. На каждого ребенка, при рождении открывается счет в банке, куда поступает не менее 3 тыс. долларов доходов от налога на прибыль.

Медучреждения в Норвегии преимущественно государственные или муниципальные, а государственные субсидии на них обеспечивают высокий уровень медобслуживания (операции, лечение в больницах бесплатное). И никаких особых больниц.Если вчера король Харальд V лежал в палате больницы (скрепя сердце главврач разрешил полицейскому дежурить у двери, а то пациенты замучили короля автографами), то сегодня там лежит обычный работяга.Королю достаточно того, чем пользуются подданные. Просто потому, что этого достаточно. В стране действует мощнейшая социальная структура медобслуживания старшего поколения (сиделки, медики, дома престарелых). Дома престарелых представляют собой на одного человека однокомнатную квартиру или коттедж, у каждого пациента пояс с кнопкой для вызова медсестры, которая появляется мгновенно. Существуют Общества больных, которые следят за качеством лечения.

Образование бесплатное. В Норвегии самый высокий в мире уровень затрат на обучение учащегося. Школьная система действует с активным участием родителей в обучении детей: школы рекомендуют, родители решают, что является лучшим предложением для учеников (с 7 лет дети идут в 1 класс, обучение 9 лет, дальнейшее обучение добровольное с 16 до 19 лет), в школах дается серьезное преподавание информатике и английскому языку, (все норвежцы прекрасно знают английский язык), формируют гуманистическое мировоззрение ненасилия, толерантность, любовь к природе, трудолюбие. А трудолюбия норвежцам не занимать. Многие норвежцы, работая по специальности, занимаются рыболовством или содержат семейную ферму.

Сельское хозяйство является в Норвегии высокоразвитым и ориентировано на обеспечение внутренних потребностей страны в продуктах питания за счет семейных ферм. Его основу составляет животноводство, полностью покрывающее потребность населения страны в мясе и молочных продуктах. Основная доля овощей и фруктов выращивается в таком количестве, что даже позволяет поставлять черешню и клубнику в Западную Европу (и это при том, что 200 000 фермерских хозяйств обрабатывает 3% земли).

С целью сглаживания колебаний доходов от продажи нефти и газа и главное для финансирования растущих расходов по выплате пенсий по старости и инвалидности в Норвегии был создан Государственный нефтяной фонд(NGPF).

Компенсируя снижение запасов нефти и газа финансовой активностью NGPF, правительство снижает зависимость экономики страны от экспорта сырья. Государственный нефтяной фонд Норвегии функционирует в долгосрочном плане как сберегательный фонд, а в краткосрочном – как стабилизационный.

Отчисления в Нефтяной фонд осуществляются при высоком материальном уровне населения и предоставления государством своим гражданам больших социальных благ: прежде чем заботиться о будущих поколениях, необходимо создать достойные условия ныне живущим.

В Норвегии все доходы стекаются в бюджет. И только потом принимают решение о переводе части денег на счет, причем только в том случае, если бюджет государства сводится с профицитом: сумма отчислений ежегодно определяется в процессе утверждения бюджета парламентом. Максимальное годовое перечисление средств бюджета достигает 6% ВВП.

Формально норвежский Государственный нефтяной фонд представляет собой счет в норвежских кронах в банке Norges Bank, принадлежащий правительству страны. Согласно законодательству Норвегии Norges Bank может инвестировать средства только в иностранные ценные бумаги, их тип и то, в какие стран можно вкладывать деньги определяет правительство страны.

Норвегия не вступила в ЕС, так пожелал народ, не захотевший быть причесанным под общую гребенку, выйдя с плакатами на демонстрации против ЕС, но в стране действует шенгенское соглашение, так что границу со Швецией вы можете и не заметить: только изменится цвет флага и будет другая разметка на дорогах.

Самая демократичная монархия в мире поставила закон выше всего, выше религии и традиций. Беспрекословное подчинение закону начиная с первого лица страны - короля. В Норвегии каждый должен следовать норвежскому закону, это касается и иностранцев, несмотря на то, что он может идти вразрез с привычной для вас традицией.

Порядок и организованность является стилем жизни норвежцев. Все работает четко: общественный транспорт, скорая помощь, промышленность, сервис (историки утверждают, что главным залогом успехов в походах викингов была их организованность). Здесь нет нуворишей и олигархов, скупающих замки и яхты по всему миру – норвежцам этого не надо, что бы утверждать себя, им не свойственно стяжательство.Четыре года подряд ООН ставит Норвегию на первые места в мире по «человеческому развитию».

Рабочий день длится 7,5 часов с 8 до 15.30 . Адвокат получает 400 000крон в год, уборщица 220 000 крон.

Осуществляется строгий контроль государства за жилищным строительством. Большая часть ссуд предоставляется государственным жилищным банком, а строительство осуществляется компаниями с кооперативной формой собственности.

Из-за особенностей климата и рельефа строительство обходится дорого, тем не менее, соотношение между числом проживающих и количеством комнат довольно высокое. На жилье, состоящее из 4 комнат площадью 103,5 м3, приходится 3 человека. Примерно 80,3% жилого фонда принадлежит проживающим в нем физическим лицам. Стоимость 3-х комнатной квартиры составляет 50-300 тыс. долларов.

Как правило, в семье работает только один из супругов, другой занимается духовными поисками, самосовершенствованием и воспитанием детей. Время от времени они меняются ролями.

Социальное обеспечение в Норвегии поражает воображение. Действующее законодательство предписывает выплату «семейных надбавок» к зарплате с учетом количества детей.

Все норвежцы, включая домохозяек, по достижению 65 лет получают основную пенсию. Дополнительная пенсия зависит от доходов и трудового стажа. Средняя продолжительность жизни норвежцев 79-81 лет. Средний размер пенсии соответствует 2/3 заработка. Государство гарантирует всем гражданам, включая домохозяек, право на 4-недельный оплачиваемый отпуск. Кроме того семьи получают пособие в размере 1620 долларов в год на каждого ребенка моложе 17 лет.

Каждые 10 лет все трудящиеся имеют право на годовой отпуск с сохранением полной заработной платы для обучения в целях повышения квалификации.

В Норвегии самый низкий процент безработицы -1% и самые высокие пособия от 800-1500 евро (при полной оплате государством безработным жилищно-коммунальных услуг, транспорта).

К сожалению этим пользуются приезжающие по найму на работу, перестают работать, садясь на шею органам социальной защиты: целыми днями пьют, жалуются на скуку и во вторник встают в очередь деклассированных элементов на получение сумок с продуктами, причем первоклассных : банок кофе, мяса, рыбы, чая, печенья, овощей, которые организует «Голубой крест», запасаясь на неделю, кроме того, каждый вечер, все магазины перед закрытием снимают все продукты с витрин, завертывают их в полиэтиленовые пакеты и не закрывая мусорные баки на ключ укладывают все продукты в бак, чем и пользуются обленившиеся приезжие работники.

В то время когда министры большинства стран мира в ужасе хватаются за голову от очередных отрицательных показателей в экономике, главный финансист Норвегии Кристина Халворсен не может решить, куда лучше инвестировать 60 млрд. долларов.

Так как, имея более чем 300 млрд. долларов в Суверенном Фонде Благосостояния Норвегии, годовой экономический рост в 3% и бюджетный профицит в 11%, правительство Норвегии не очень тревожит будущий экономический кризис.

То, что Норвегию практически не затронул тяжелейший со времен Великой Депрессии кризис, объясняется в первую очередь ее особой моделью экономического развития: основа которой – главная роль в экономике страны принадлежит государству.

Именно государственные структуры контролируют топливно-энергетический комплекс, который сделал Норвегию самой процветающей страной.

В отличие от России, норвежцы исходят из того, что природные ресурсы, нефти и газ – это не достояние отдельных лиц, отдельных компаний, а всего общества, и от их разумного использования зависит будущее страны.

Это проявляется в том, что разведка и добыча нефти находится под контролем государства, а с частных, иностранных компаний берутся огромные проценты ( 80% ) в доход государства. Занимая 3 место в мире по экспорту нефти сразу после Саудовской Аравии и России, Норвегия сегодня мощная нефтяная держава, является 7 производителем нефти в мире.

Для увеличения Нефтяного фонда, средства вкладываются в государственные ценные бумаги развитых стран: 50-60% в Европу, 20-40% в США, 10-30% в Азию и Океанию. Только по итогам одного года дивиденды по этим ценным бумагам и проценты по вкладам превысили 3 млрд. долларов.Доходы от деятельности нефтяной и газовой промышленности инвестируются в государственный пенсионный фонд на благо будущих поколений.

Через фонд производится долгосрочное размещение средств, он является ресурсом для надежных компаний всего мира. Открытость занимает центральное место в деятельности фонда. Каждый норвежец легко может получить информацию о том, в какие именно иностранные акции и облигации вложены деньги Государственного пенсионного фонда.

Казалось бы, подсчитывайте дивиденды, но нет, норвежцы решили, что их фонд будет ориентироваться на «этические» инвестиции, и для этого организовали в сентябре 2005 года при фонде специальный совет по этике. И пригласили поработать в нем профессионального философа Хенрика Сиза.

Как признался сам 40-летний профессор, он тогда не мог отличить акции от облигации. Но от него никто и не требовал знание биржевых тонкостей - для этого хватало специалистов. Его функции заключались в том, чтобы помочь ориентировать инвестирование денег фонда в те компании, которые не связаны с производством оружия массового поражения или другими антигуманными действиями. «Мы не хотим пенсий, которые базируются на кровавых деньгах» - заявляют управляющие Государственного Пенсионного фонда.

Так из-за несоблюдения гуманного отношения к природе и людям, фондом были проданы акции российской компании «Норильский никель». В Норвегии принят «Этический кодекс» для политики инвестирования нефтяного фонда, который исключает из возможного инвестирования те компании, которые нарушают права человека, причиняют вред окружающей среде, основным принципам гуманизма.

Норвежцы тщательно берегут все природные сокровища, следят за чистотой воздуха и воды (Норвегии приходиться выделять для России огромные суммы на подъем старых затопленных подлодок и их захоронение, а также оплачивать правильное хранение ядерных отходов на Кольском полуострове).

Долгосрочной целью государственной политики в Норвегии является превращение страны в государство-рантье, чтобы обеспечить будущим поколениям возможность воспользоваться преимуществом, связанным с нынешним нефтяными богатствами страны. Поэтому Нефтяной фонд называют также «Фондом поколений».

Россия, по примеру Норвегии, создала Стабилизационный фонд, руководство России многократно заявляло об «инвестициях в человека», но, видимо, задачи в действительности, были другие.

На счет кого-либо из россиян, правительством не положено ни одного рубля. Ни во времена Гайдара, ни во время Путина. Вопрос – почему правительство Гайдара, а затем и Путина, до сих пор не открыло индивидуальные лицевые счета каждому россиянину? Вопрос виснет в воздухе.

Поэтому пока мы не изменимся, пока мы очень сильно и осознанно не захотим избавиться от позорной российской бедности, мир вокруг нас не изменится. Потомки викингов изменили себя и сделали свою любимую страну процветающей.

КАК ЭТО УСТРОЕНО НА АЛЯСКЕ

В 1976 году был учрежден Перманентный фонд штата Аляска.

Перманентный фонд штата Аляска (англ. Alaska Permanent Fund) — созданный государством фонд, который управляет прибылью от добычи нефти в Аляске.

Фонд был создан в 1976 году в результате референдума о поправке к Конституции Аляски.

25 % прибыли государства от оборотов нефти поступают в Фонд. Половина дохода через дивиденды напрямую распределяется среди жителей Аляски. Каждый житель ежегодно получает одинаковую сумму. Выплата каждый год пересчитывается и зависит от доходов последних пяти лет, а также от числа людей в соответственном году, которые должны получать деньги.

Заявители на долю дивиденда не могут быть ранее судимыми. Они должны быть жителями Аляски не менее одного календарного года и на момент подачи заявления на получение выплаты высказать намерение дальнейшего проживания на территории штата. Доходы подлежат обложению налогом.

pastarchivesФонд создавался как источник инвестиций на отдаленное будущее, когда доходы от нефти неизбежно сократятся. Фонд, неподконтрольный исполнительной власти штата, аккумулирует до 50% рентных доходов штата. Основной капитал этого фонда не может расходоваться без согласия избирателей. Доходы от капитала направляются, во-первых, на защиту капитала фонда от инфляции, во-вторых, перечисляются в виде ежегодных дивидендов жителям Аляски (от 800 долл. на 1 человека в 1980 году до 2069 долл. – в 2008 году).

20 млрд. долл. – его уставный капитал. 37% активов фонда размещены в акции американских предприятий, 16 % - в акции иностранных предприятий, 35% и 2% соответственно в американские и зарубежные облигации, 10% - в недвижимость. Фонд входит в сотню крупнейших инвестиционных фондов мира.

В 1990 году был учрежден Конституционный бюджетный резервный фонд штата Аляска. В нем аккумулируются суммы пеней и штрафов от разрешения споров по нефтяным налогам и роялти. Ежегодно решением парламента штата его средства направляются в операционный бюджет штата. Баланс фонда составляет 3 млрд. долл.

Несмотря на наличие столь стройной системы изъятия и использования ресурсной ренты в штате Аляска, и здесь имеют место многочисленные факты приватизации ренты благодаря огромному политическому давлению на власти штата со стороны нефтяных корпораций. По заключению независимых экспертов, именно благодаря лоббизму или прямой коррупции, нефтяным корпорациям удалось добиться от законодателей штата отмены раздельного учета доходов компаний на Аляске и зарубежом, что привело к фактическому падению ставки налога на доход нефтяных корпораций с 10 до 3 %.

К перераспределению нефтяной ренты в пользу корпораций привело и согласие законодателей штата на необоснованное повышение тарифов за транспортировку нефти через нефтепровод Транс Аляска, который на 95% принадлежит нефтяным компаниям BP, Exxon Mobil, Phillips Petroleum.

Независимые эксперты полагают, что в настоящее время нефтяная рента Аляски распределяется следующим образом:

Получатели ренты

Сумма млрд.долл

Процент от общей суммы

Нефтяные компании

15,6

42,5

Бюджет штата

12,4

33,8

Федеральный бюджет

8,7

23,7

Итого

36,7

100

При этом нефтяники постоянно жалуются на непомерно высокие налоги и бюрократическую зарегулированность предпринимательской деятельности.

По состоянию на 26 декабря 2012 года, размер Перманентного фонда составил 43 582 900 000 долл.. По итогам деятельности фонда в 2012 году, каждый из примерно 722 800 жителей Аляски, получит годовые дивиденды от коммерческого использования природных ресурсов штата в размере 878 долл. Общий размер выплат дивидендов за истекший год составит около 634 600 000 долл.

Что хотелось бы сказать по этому поводу. Это, конечно, не самый лучший годовой результат, но для аляскинцев, даже эти скромные дополнительные доходы, лишними не будут. Хотя у них есть ещё и зарплаты, и пенсии, и другие меры соцподдержки. Например, зарплата начинающего педагога на Аляске составляет около 3100 долл. в месяц.

А ведь наши граждане могли бы жить ничуть не хуже, а то и лучше жителей Аляски или Норвегии, где действует похожая система изъятия и распределения природной ренты.

Многим нашим соотечественникам будет интересно узнать, что инициатором проведения референдума и создания Перманентного фонда штата Аляска, был … прежний губернатор Джей Хаммонд. Он же являлся одним из главных его учредителей.

В связи с этим, хочется задаться смешным для России вопросом: «Знаем ли мы, русские люди, хотя бы ОДНОГО губернатора, выступившим с таким предложением?!».

Источник: http://rosreferendum.com/...

prizrak777.livejournal.com

Проблема распределения доходов от добычи нефти в Норвегии

Изменения в гигантском суверенном фонде Норвегии будут иметь отклик по всему миру

Норвежцы не такие люди, как мы с вами: у них больше денег. Во время нынешней парламентской кампании раздавалось много знакомых тем. Консерваторка Эрна Солберґ победила лейбориста премьер-министра Йенса Столтенберґа частично благодаря тому, что избиратель соблазнился на новое лицо и налоги (консерваторы получили 26,8% голосов и будут стремиться сформировать вместе с либералами, христианскими демократами и прогрессистами правоцентристскую коалицию). Но, начав управлять страной, перед Солберґ встанет проблема, абсолютно отличная от тех, что допекают большинству ее иностранных коллег во всем мире: не как свести концы с концами, а как распорядиться богатством, пишет The Economist.

Один из аспектов этой проблемы - перегретая экономика. Чистый доход возрастал с 2008-го по 2012-й в среднем со скоростью 3,8% в год. Для сравнения: в странах Организации экономического сотрудничества и развития - 0,8%. Цены на жилье в прошлом году повысились почти на 6%. Рабочие получают вдвое больше, чем у соседей по Европейскому Союзу. Солберґ должен найти средство от «голландской болезни»: успешная нефтяная отрасль Норвегии воцарилась на рынке квалифицированной рабочей силы и делает другие отрасли экономики неконкурентоспособны. К тому же нужно еще присматривать за суверенным фондом страны, который постоянно растет.

Государственный пенсионный фонд глобальный (официальное название), известный также как Нефтяной, - это, наверное, крупнейший в мире суверенный фонд. Ныне его стоимость оценивается примерно в $760 млрд, и к 2020 году он может превысить $1,1 трлн. Владеет в среднем 2,5% каждой европейской компании, чьи акции котируются на рынках. Является крупным акционером многих ведущих компаний, таких, как Royal Dutch Shell, HSBC и Apple, и имеет 9% акций крупнейшей в мире международной инвестиционной компании BlackRock.

Фонд не обременен какими-то особыми обязательствами, как выплата пенсий (его название может ввести в заблуждение). Это дает ему свободу маневра. Управление основывается на принципе прозрачности и честности. Он обнародует все данные своей работы, чем бросает вызов непрозрачным нормам, привычным для суверенных фондов. Хотя за ним присматривает Министерство финансов Норвегии, но фактически руководство осуществляет центральный банк. Комитет по этическому инвестированию даже близко не подпускает фирмы, которые по определению являются «грешными» (такие как производители сигарет, оружия или те, которые эксплуатируют детский труд).

Сделанное в августе предложение фонда назначить совет для консультирования по вопросам корпоративного управления показало, что он планирует принимать более активное участие в управлении своим портфелем акций компаний, особенно тех, в которых владеет бумагами на сумму свыше $1 млрд, или более чем 5%. Это означает более заметную роль в назначении директоров. Например, руководитель фонда Юнґве Слюнґстад недавно стал членом отборочного комитета концерна Volvo Group. Фонд также будет требовать от компаний улучшать корпоративное управление и внедрять высокие этические стандарты. Особенно его тревожат проблемы уклонения от уплаты корпоративных налогов. Руководство было так поражено фактами долгосрочных инвестиций, полученными в Британии в результате правительственного исследования во главе с Джоном Кеем, что назначило последнего членом Комитета по корпоративному управлению.

Это свидетельствует о радикальном отходе от традиционного для фонда пассивного инвестирования, при котором основное внимание уделяли слежению за глобальными показателями. Но возможны и другие изменения. Во время последней электоральной кампании иногда поднимались острые вопросы о структуре, которую до недавнего времени считали вне политики. Не великоват ли фонд? Госпожа Солберґ дала понять, что хотела бы рассмотреть возможность разделить его. «Мы - партия, которая считает необходимой конкуренцию. Если будут различные органы управления, появится конкуренция и будет видно, у кого лучшие результаты». Означает ли это пренебрежение насущными потребностями норвежцев? Популистская Партия прогресса (заняла третье место на выборах с 16% голосов и 29 мест в парламенте), которая может сыграть важную роль в новой коалиции, которую еще предстоит сформировать, пожаловалась, что фонд делает инвестиции за рубежом, тогда как в Норвегии разрушаются дороги. Этично ли это? Некоторые общественные организации хотят, чтобы он стимулировал рост в развивающихся странах или ускорил переход к постуглеродному будущему.

Причины таких изменений трудно назвать убедительными. Когда Швеция разделила свой пенсионный фонд, рост управленческих расходов перевесило всю эффективность. Перегретой экономике совсем не нужно, чтобы государство увеличивало расходы на дороги и мосты. Главное обязательства фонда - делить богатство страны между поколениями норвежцев, а не решать мировые проблемы.

Под молотом критики. Трудно не обратить внимание на недавнюю блестящую статью о фонде, написанную директором аналитической компании Re-Define Сони Капур. Основной мишенью его критики стало то, что средняя норма прибыли на уровне ниже 3,2% в год отнюдь не впечатляет. Это гораздо меньше собственных прогнозов фонда (4% в год) и показателей подобных суверенных фондов, например, сингапурского Temasek.

Капур считает, что фонд консервативен. Он инвестирует свыше 90% своего портфеля в зрелые экономики с медленными темпами роста, а не в развивающиеся рынки. Основное внимание обращает на государственные компании, а не на альтернативные инвестиции, как частный капитал или инфраструктурные проекты. Это означает, что фонд не может воспользоваться своим преимуществом: возможностью долгосрочного вложения. Также не умеет должным образом диверсифицировать риски: три из десяти его крупнейших авуаров - это нефтяные компании, а 10-15% портфеля очень зависят от углеродной экономики. По мнению Капура, фонд мог бы удовлетворить всех: как рядовых норвежцев, которые хотят получать больше прибыли, так и неправительственные организации, которые требуют более ответственного капитализма, если бы только он осмелился действовать смелее.

Этот беспроигрышный аргумент, возможно, слишком нереалистичный. Но показательно, что фонд начал действовать более рискованно отчасти благодаря такой критике. Он перераспределяет больше денег на развивающиеся рынки, активно инвестирует. Возможно, дивиденды от этого уже можно будет увидеть: 2012 год стал вторым по успеваемости в истории фонда. Поэтому эти изменения, наверное, повлияют на многие мировых компаний при любых реформах нового правительства.

euroua.com

Нефтяное проклятие настигло Норвегию | KM.RU

Граждане богатой страны не выдерживают испытания достатком и спокойной жизнью

Точные данные по итогам внешнеэкономической деятельности в 2013 году в отечественной Федеральной таможенной службе только подсчитывают, однако по итогам I полугодия около 75% оборота от международной торговли России пришлось на экспорт нефти и газа. Промышленный рост в прошлом году, по словам главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева, застыл на нулевой отметке. Это значит, что Россия продолжает оставаться типично сырьевой державой, хотя власти уже несколько лет твердят о необходимости слезть с нефтяной иглы. Не получается...

Впрочем, Россия – не единственная страна, чье экономическое, финансовое и социальное благополучие строится в основном на углеводородах. Саудовская Аравия, Катар, Иран, Ирак, в недавнем прошлом – Ливия, Норвегия... Все они – в первую очередь экспортеры нефти и газа. Каждое из этих государств, включая и Россию, по-своему распорядилось колоссальными доходами, но эксперты говорят, что нефтяное проклятие преследует всех.

Британское деловое издание Financial Timеs провело журналистское расследование о том, как сотни миллиардов долларов, полученных от продажи нефти и газа, используют в Норвегии.

Эта страна – почти наша соседка. Однако наличие больших запасов углеводородов и суровый северный климат – это, пожалуй, все, что нас объединяет. Население Норвегии – чуть более 5 миллионов человек. Форма правления – конституционная монархия. Король Харальд V стоит во главе государства вот уже 23 года после кончины своего отца, короля Улафа V. Средняя продолжительность жизни мужчин – около 80 лет, женщин – 83,4 года.

А почему не жить, если в стране самая высокая в мире средняя зарплата в производственной сфере? На 40% выше, чем в Германии, в два раза выше, чем в США, Японии, Великобритании и Италии. По объемам ВВП на душу населения Норвегия занимает второе место в мире. В 2013 году на каждого жителя произведено товаров и услуг на 105 500 долларов. Больше только у европейского налогового рая, Люксембурга – 112 100 долларов.

Однако так было не всегда. До начала 70-х годов прошлого века страна жила сонной, размеренной жизнью, пока в 1969 году в Северном море не разведали нефтяное месторождение «Экофиск». Затем были открыты и другие территории, богатые углеводородами. Примерно в это же время Большую Нефть нашли и в Сибири. Долгое время наши страны соперничали по объемам экспортных поставок сырья, притом, что население России и тем более Советского Союза в десятки раз превышало количество жителей Норвегии.

Как только в страну хлынул поток денег, король объявил нефть достоянием всего народа. И не только объявил, но и добился создания Фонда всеобщего благоденствия. Сейчас его объем составляет около 810 миллиардов долларов, и эти средства нельзя тратить на государственные расходы. Зато на счет каждого гражданина с самого его рождения поступают немалые суммы от продажи нефти. В стране давно законодательно введено бесплатное образование, практически бесплатная медицина, высочайший уровень социального обеспечения с доплатами, премиями, поощрениями по любому случаю. Профицит бюджета, учитывая средства нефтяного фонда, держится на уровне 10% ВВП. Казалось бы – живи и радуйся!

Однако британские эксперты выяснили, что не все так просто. Сытая и безмятежная жизнь начала менять менталитет предков суровых викингов. Так, норвежцы стали меньше времени проводить на работе. Во многих частных компаниях и государственных организациях пятница стала нерабочим или, как там говорят, «свободным днем». В четверг вечером отцы семейств укладывают пожитки и запасы продовольствия в автомобиль и отправляются со всеми домочадцами куда-нибудь на острова. До самого понедельника. И начальство смотрит на такие вольности сквозь пальцы. Впрочем, норвежские чиновники высокого ранга уже начали бить тревогу.

«В Норвегии дела идут настолько хорошо, что мы перемещаем промышленность и рабочие места за границу и не волнуемся по этому поводу, так как все хорошо. Но мы обманываем сами себя», – говорит министр транспорта Кетил Солвик-Олсен.

Ему вторит руководитель национальной организации работодателей NHO Кристин Скоген Лунд: «Мы распорядились нашим нефтяным богатством очень хорошо по сравнению с другими странами. Моим детям 14 и 11 лет, и они выросли в условиях богатства. Конечно, это как-то влияет на нас».

Однако рост ВВП Норвегии в 2013 году сократился до самых малых значений в Северной Европе – 1,2%. Даже в России этот показатель выше – 1,4-1,5%. Спад экономического роста происходит по хорошо известным причинам. В Норвегии, как и у нас, есть лишь две промышленные отрасли – нефтегазовая и все остальные. Причем развиваются они, не взаимодействуя друг с другом. «Наша экономика разделилась на две части. Есть большая концентрация инвестиций в нефтяном секторе и провал – в остальных», – отмечает Скоген Лунд.

А директор Центрального банка Норвегии Ойстейн Олсен обращает внимание на то, что ВВП страны практически не растет последние пять лет. «Экономический рост поддерживается за счет иммигрантов и увеличения занятости, а не роста производительности», – говорит он.

Это на самом деле так. Граждане Швеции давно приезжают к соседям на заработки. В ходу даже появилась шутка «Шведы стали турками для Норвегии». А коренные жители все чаще берут больничные листы даже при первых признаках насморка. Статистика говорит, что из-за болезней, подлинных или мнимых, норвежцы пропускают до 8% рабочего времени. Молодежь не хочет учиться даже бесплатно. Более 20% подростков не оканчивают школу. А зачем, если есть пособие по безработице, на которое можно жить припеваючи?..

Людей взрослых и ответственных такое легкомыслие не может не тревожить. «Мне кажется, необходим кризис, чтобы люди осознали необходимость перемен», – полагает профессор BI Norwegian Business School Хильде Бьорнланд.

С такой позицией согласен министр Солвик-Олсен: «Меня беспокоит, что мы привыкли иметь много свободного времени. Из-за этого терпели неудачу великие нации: когда ты на вершине, ты не замечаешь причины и последствия».

Несколько лет назад СМИ муссировали информацию о том, что благополучная Швеция, которую много лет стороной обходят войны и всякие экономические передряги, является лидером по числу самоубийств. Однако после чудовищного преступления чистокровного норвежца Андерса Брейвика, убившего 77 человек и, судя по всему, не испытывающего чувства раскаяния, начинаешь думать, что самоубийство – не самый худший вариант для сытых и довольных жизнью.

Впрочем, это уже совсем другая история...

www.km.ru

Опыт Норвегии в налогообложении нефтяных компаний

Вопрос налогообложения, особенно в нефтедобывающей промышленности - это прежде всего проблема целесообразности. Другими словами, она сводится к решению определенных задач, которые государство, собирающее налоги, ставит перед собой. В одних государствах налоги решают долгосрочные задачи, в других - это главным образом проблема краткосрочного выживания. 

С особенной отчетливостью подобное разделение проявилось на недавно прошедшем семинаре, организованном Форумом "Нефтегазовый диалог" ИМЭМО РАН по теме "Налогообложение нефтяных компаний: норвежский опыт для России". Конечно, важным в этом семинаре было то, что норвежцы в лице Лоне Семмингсен, заместителя главы департамента налогообложения Минфина Норвегии, сами изложили свой подход к этой проблеме. 

 

У Норвегии и России с точки зрения нефти много общего. Достаточно упомянуть, что доля в экспорте нефтегазовой промышленности у Норвегии достигает 46%. У России, как известно, доля нефтегазового сектора, по данным ЦБ РФ, International Trade Centre, составляет около 50%. А в ВВП доля нефтегазовой промышленности примерно равна и составляет 22% у Норвегии и 21%, по данным Всемирного банка, у России. Нефтегазовая промышленность Норвегии дает, по данным, приведенным в докладе Лоне Семмингсен, 28% госдоходов. 

 

По оценкам Совета Федерации в России доля нефтегазовых доходов в общем объеме доходов федерального бюджета должна будет снизиться с 50,0% в 2008 году до 36,1% в 2011 году. Именно подобная (на сегодня почти двукратная) разница во многом и объясняет скорее всего различный подход к налогообложению нефтегазовой сферы в России и в Норвегии.

 

Россия практически живет за счет доходов от экспорта нефти и газа, и любое снижение этих доходов неминуемо отразится на госрасходах, прежде всего социальных. Это ясно дал понять в своем выступлении на семинаре заместитель директора департамента Минэнерго. 

 

По его словам, во всех дискуссиях с Минфином по вопросу изменения налогообложения отрасли финансисты указывают на необходимость достижения бездефицитного бюджета в условиях постоянного роста госрасходов. И Минэнерго, предлагая те или иные реформы, вынуждено искать баланс интересов, чтобы не снижать доходы государства. 

 

Правда, речь идет о моментальных доходах, которые скорее лежат в чисто бухгалтерской, нежели в стратегической сфере. Ведь, по словам представителя министерства, рассчитать косвенные доходы от новых капиталоемких проектов, оценить их и, более того, доказать их наличие чрезвычайно трудно. И этим объясняется многое.

 

Понимать же надо исходя из специфических российских условий сегодняшнего дня следующее. Сегодня нынешние представители власти могут удержаться в Кремле только при условии сохранения существенных социальных льгот для подавляющего большинства населения. 

 

В то время как в Норвегии особой роли не играет, кто приходит к власти - консерваторы, либералы или социал-демократы, поскольку население в условиях парламентской демократии всегда может выбрать другую партию, которая обеспечит ему более или менее сносное существование. 

 

В России, с одной стороны, фактически нет других партий с альтернативными программами, приемлемыми для большинства избирателей, которые способны сохранить имеющиеся более или менее сносные условия существования для подавляющего большинства населения. 

 

А с другой - любая радикальная смена власти в Кремле чревата существенными потрясениями для страны, не говоря уже о потере для властей предержащих доступа к привычным для них условиям существования. Именно неразвитость демократической системы в России, отсутствие партийной системы западного образца препятствуют, по сути дела, осуществлению такой налоговой политики, которая стимулировала бы инновации в сырьевых отраслях, включая и нефтегазовую.

 

Но ведь нужно также понимать и Минфину, что когда нефтедобыча начнет существенно падать, бюджетные доходы резко сократятся, и восстанавливать их будет крайне трудно, поскольку инвестиционный цикл в такой отрасли, как нефтегазодобыча, чрезвычайно длителен. Другими словами, можно не успеть и оказаться в ситуации СССР 80-х годов со всеми вытекающими последствиями - и экономическими, и политическими.

 

Сейчас действующая в России налоговая система себя очевидно исчерпала. Хотя нет оснований утверждать, что ее введение в свое время в 90-е годы не способствовало предотвращению грабежа природных ресурсов и уходу от налогообложения частных нефтяных компаний. Пока же, как отмечали выступавшие на семинаре, доверенности и прозрачности в отношениях между российским государством и российскими нефтяными компаниями, которая способствовало бы переходу на иную налоговую систему, нет.

 

Другой вопрос, какая система налогообложения представляется более перспективной с точки зрения развития отрасли и, следовательно, сохранения будущих высоких доходов госбюджета на длительный период. В Норвегии налогообложение основано на прибыльности. Более того, как подчеркнула Лоне Семмингсен, инвестиция, прибыльная до налогообложения, должна оставаться прибыльной и после налогообложения. 

 

Обстоятельный сравнительный анализ существующих систем налогообложения отрасли в Норвегии и в России, который дала Юлия Копцева, старший менеджер по налогообложению консалтинговой компании Pricewaterhouse Coopers, отметила, что условия налогообложения в России существенно хуже для "зрелых" месторождений, что снижает более полное извлечение из них нефти. А ведь именно на эти месторождения приходится основная доля извлекаемой сейчас нефти. 

 

Норвежские налоги на финансовый результат не являются "налоговым тормозом" для современных технологий, а российские налоги от объема добычи/экспорта - это "налоговые убийцы" современных технологий. Общий вывод эксперта состоит в том, что ситуация в России катастрофически хуже с точки зрения условий для внедрения современных технологий и других методов повышения степени извлечения запасов. Причем налоговый режим в России существенно хуже, чем в Норвегии, не из-за тяжести налогового бремени, а вследствие его крайне неэффективной структуры в самых чувствительных областях.

newinspire.ru