Добыча нефти в Казахстане начнёт падать после 2030 года – Карабалин. Нефть падает казахстан


Почему нефть подорожала, а тенге подешевел? — Forbes Kazakhstan

Фото: ntv.ru

В конце октября стоимость фьючерса на нефть марки Brent с момента последнего падения нефтяных котировок в июле 2015 впервые превысила $60 баррель и вот уже месяц держится на этом уровне. В целом с начала года отмечается динамика роста цен на нефть — в январе она составляла $55 за баррель. Между тем, в январе тенге торговался в паре с долларом возле отметки 330 тенге за доллар; там же он находится и сегодня. Заметное укрепление национальной валюты можно было отметить в конце мая, когда стоимость тенге выросла до 310 за доллар, но с очевидным ростом цен на нефть дальше этой отметки не пошла. Что происходит с национальной валютой, Forbes.kz рассказали эксперты.

Нужны свободные игроки

Алмас Чукин.

Экономист Алмас Чукин отметил, что тенге – это все-таки не акция на нефть. Между сырьем и валютой есть много факторов — монетарная политика, бюджетная политика, состояние экономики, напомнил эксперт.

- Цена на нефть является основным фактором, который опосредованно влияет на курс тенге. И, если брать длинный промежуток времени — не месяц и не два, а полугодовой, то тенге достаточно четко идет за ценой на нефть. Сомнений нет, — заявил Алмас Чукин Forbes.kz

По его словам, экономика – это всегда качели, и вопрос надо ставить по-другому: если бы цена на нефть не росла, был бы тенге там, где он есть сейчас?

- Есть негативные факторы, и, может быть, тенге потерял свою стоимость еще больше. Но, благодаря цене на нефть, тенге держится достаточно уверенно. Колебания составляют не более 5%. Если сравнить курс в декабре 2015 – 310 и в начале августа – 240, понятно, что это маленький коридор, — считает Чукин. 

По мнению экономиста, тенге находится в свободном плавании, но плавает он в «озере». В паре тенге/рубль в реальном свободном плавании находится российская валюта – по причине большого рынка ценных бумаг.

- Наш рынок зажат, и когда на таком узком рынке вмешивается в дела такой гигант как Нацбанк, он этот рынок может повернуть, как хочет. Так что движение тенге я бы называл управляемым свободным плаванием, но в рамках озера, где внешнее воздействие ограничено, а валюту покупать-продавать имеют право только банки, — поделился своим мнением эксперт.

Алмас Чукин считает, что на казахстанский валютный рынок необходимо допустить свободных игроков, например, брокерские компании.

- Они должны иметь право совершать торговые операции. Когда происходит свободная купля-продажа валюты, мы получаем более объективную ситуацию на рынке. А сейчас получается, что банки от имени клиентов покупают или продают валюту, а Нацбанк регулирует, — сказал экономист.

Он также отметил, что основная масса долларов покупается и продается Национальным банком вне биржи.

- Акишев сказал, что Нацанк будет продавать $1 млрд, и впервые он будет продавать на рынке. В этом случае тенге укрепится больше, доллар пойдет вниз, потому что на рынок внезапно вывалится куча долларов, которых обычно не так много, — объяснил Алмас Чукин.

Тенге расти не должен

Магбат Спанов.

Экономист Магбат Спанов считает, что тенге и не должен укрепляться с ростом цен на «черное золото», потому как этот фактор на курс тенге не действует.

- В последнее время макроэкономическая политика и финансово-денежная политика, к сожалению, не соответствуют друг другу. Нацбанк делает много вливаний, — сказал Спанов. — Хотели вернуть тенге, чтобы он был свободно плавающим, но из-за действий Нацбанка он сейчас свободно укрепляющийся.

Эксперт обратил также внимание на повышение цен на бензин, что как паровоз потянет за собой рост цен на многие товары. 

- Соответственно, заявленный коридор инфляции от 6-8% уже реально есть, хотя заявляют 7,1%. По моим расчетам инфляция оставила 10-12%, — заявил Магбат Спанов. – Нацбанк на поддержание тенге вливает огромные деньги, фактически мы уходим от рыночного регулирования соотношения курсов доллара/тенге.

Сравнивая рубль с тенге, экономист отмечает, что первый уверенней потому что в России есть промышленность, военные разработки и огромное количество добываемого газа.

- Там более свободная рыночная экономика. У нас квазигосударственный сектор все зарегулировал. Нет свободной конкуренции. Все жестко регламентировано, — напомнил г-н Спанов. 

Рынок не верит в нефть

Мурат Темирханов.

Финансист Мурат Темирханов считает, что тенге укрепляется. Неочевидность роста курса тенге он объясняет нестабильностью роста цен на нефть.

- На следующий год свыше $60 за баррель нефти на данный момент практически никто не прогнозирует. Сейчас почти весь рынок считает, что нынешний рост цен на нефть – временный, из-за геополитических рисков Саудовской Аравии и других факторов. Игроки валютного рынка пока не верят, что это рост цен на нефть долгосрочный, считая, что как только сланцевики начнут наращивать свое производство, цена на углеводороды сразу упадет до $50 за баррель. Поэтому тенге дальше и не укрепляется, пока нет уверенности, что рост цен на нефть долгосрочный, — поделился своим мнением Темирханов.

Эксперт сказал, что тенге находится не в полностью свободном, а в частично управляемом Нацбанком плавании. Валютные интервенции, которые регулятор сделал в октябре, Мурат Тамирханов считает правильными. В конце августа и в сентябре 2017 тенге девальвировал на фоне слухов в противовес росту цен не нефть, и необходимо было вернуть его в нормальное состояние. Самое главное - Нацбанку надо вовремя реагировать на падение национальной валюты, несоответствующее фундаментальным факторам.

Для того чтобы рынок сам регулировал курс тенге, нужен крупный и хорошо развитый валютный рынок, уверен финансист. У нас нет ни того, ни другого.

- В России валютный рынок в десятки раз больше нашего, он значительно лучше развит, и там участвуют не только банки, но и много других разноплановых игроков. Курс рубля сейчас достаточно стабилен потому, что экономика России восстанавливается, и иностранцы видят привлекательность рубля. То есть, на рубль существует повышенный спрос, поэтому курс рубля к доллару сейчас не так чутко реагирует на цены на нефть.

В целом, если не брать во внимание нефть, то, по сравнению с тенге, на рубль влияют совсем другие факторы. Поэтому нельзя ставить знак равенства между рублем и тенге, — заключил эксперт.  

forbes.kz

Когда падает нефть, и руки тянутся к Нацфонду. Что сулит НЭП для Казахстана?

Новая экономическая политика, объявленная главой государства, должна стать ответом на ухудшающуюся динамику цен на нефть на мировых рынках и в целом на падение макроэкономических показателей в Казахстане. Некоторые эксперты сравнивают ее с антикризисной программой РК 2008 года. Ведь и тогда, и сейчас пришлось прибегать к распечатыванию средств Национального фонда. И если, тогда антикризисные меры и поддержали экономику на плаву в тяжелый период, но сказать, что они дали ей новый импульс – сложно.

НЭП же должна помочь не просто пережить непростые времена, но и обеспечить за счет дополнительных вливаний в экономику из средств Нацфонда стабильный устойчивый рост. Возможно, ли это сделать в условиях, когда прогноз по ценам на нефть остается неутешительным, а механизмов диверсификации экономики и преодоления голландской болезни у страны не так много. Об этом Kursiv.kz спросил у экспертов экономического профиля, которые по-разному оценивают способность НЭП стать драйвером казахстанской экономики.

 

Председатель правления BRB INWEST Галим Хусаинов заметил, что из общемировых процессов на Казахстан более всего оказывает давление две вещи – это цены на нефть, которые во многом зависят непосредственно от политики США и стран ОПЕК и экономическая ситуация в России, особенно в части курса национальной валюты. 

 

«Не сложно спрогнозировать, что если ситуация не изменится, то это серьезно повлияет на текущее экономическое положение в Казахстане, как бы Нацбанк не успокаивал нас, что девальвации не будет и запаса прочности хватит на 3-4 года. Сейчас для стимулирования экономики предлагается использовать государственную поддержку, так называемый, госзаказ. Это поможет минимизировать потери за счет снижения вклада в ВВП нефтяной отрасли. Если разумно тратить деньги из Национального фонда, то это должно создать некий базис, на который можно будет в будущем опереться на какое-то время. Другое дело, что государственная форма управления не всегда является гарантией создания такого базиса. Я бы рекомендовал обратить внимание на сферу не только квазигосударственного сектора, но и на прямые функции власти, которая должна путем проведения структурных реформ, обеспечить улучшение инвестиционного климата в стране», - заметил г-н Хусаинов.

 

Управляющий партнер компании TengriPartners Ануар Ушбаев сказал Kursiv.kz, что в целом ничего плохого и нового нет в том, чтобы признать объективную зависимость казахстанской экономики от мировой и региональной конъюнктур. 

 

«В целом польза от контрцикличных мер может и будет - но вероятность успеха зависит от того, куда, кем и именно и как деньги будут инвестироваться, каков процесс ответственности и контроля. 

 

Само использование Национального фонда было ожидаемо, ввиду неблагоприятных явлений по нефти и рублю, и больших расходов бюджета. Всем нам понятно, что инфраструктурные инвестиции для страны крайне необходимы, для обеспечения ее устойчивого развития и это осознание новым также не является. Отдельные вопросы вызывает до сих пор не очень понятный механизм, по которому ФПК будет выкупать проблемные займы у БВУ - если это будет происходить по балансовой стоимости, то создание моральных рисков в этом прецеденте очевидно. Стоит ли использовать средства Национального фонда для поддержания неравновесных уровней валютного курса - исходя из предназначения нацфонда, не говоря уже об общей целесообразности. Думаю, нет. 

 

Основываясь лишь на официальной информации можно говорить, что в определённой мере спрос на тенге поддерживается ежемесячными конвертациями валютных средств Национального фонда в тенге перед осуществлением трансфертов в бюджет. Превышает ли торговля тенге из нацфонда уровень, необходимый для трансфертов - неизвестно ввиду недостаточной прозрачности. А в этом кроется большая опасность для всей экономики», - заметил г-н Ушбаев.

 

Политолог Дастан Кадыржанов считает, что суть новой экономической политики достаточно проста - это то, что настала пора "распечатывать" Национальный фонд, начать тратить накопленные в нем средства, причем делать это придется регулярно. «Если вы принимаете решение о начале регулярных и масштабных трат из Национального фонда, то естественно было бы объясниться с народом - куда будут тратиться его накопления. Даже иллюзорной возможности не существует, чтобы проверить в ближайшем будущем реальное целевое назначение, реальную эффективность трат, да просто оценить объем средств, который из запланированных сумм будет расхищен коррумпированным способом, то остается просто "верить на слово", - заметил г-н Кадыржанов.

 

Советник главы Нацбанка Олжас Худайбергенов сказал Kursiv.kz, что послание, которое имеет антикризисную направленность и основано на ожиданиях ухудшения ситуации в мировой экономике, в отличие от мер, предпринятых в 2008 году, имеет превентивный характер. 

 

«Размер выделяемых из Нацфонда денег покрывает потенциально возможное снижение доходов бюджета. Правда, здесь есть чисто денежная специфика - правительству нужны тенге, а потому валюта, выделенные из Нацфонда, будет продана Нацбанку, то есть доллары перейдут с одного счета на другой. Кстати, объем выделяемых денег относительно небольшой. Если в 2008 году было выделено $10 млрд., то сейчас около $3 млрд ежегодно. Фактически ожидается не какой-то брутальный катастрофический сценарий, а пока лишь замедление темпов роста мировой экономики на следующие 2-3 года. В принципе, этой версии сейчас придерживаются все международные структуры», - отметил г-н Худайбергенов.

 

«Для устойчивого развития экономики и развития транзитного потенциала в частности начинается новый проект по созданию сети автомагистралей соединяющих все ключевые регионы страны в единую транспортную сеть.Начинается строительство сухих портов. Создаются тысячи новых рабочих мест. Это, безусловно, подстегнет рост потребления и развитие МСБ.Решается задача по строительству энергетического кольца для оперативной переброски избыточной энергии в энергодефицитные регионы Казахстана. Обозначена проблема и достаточно жестко поставлен вопрос по снижению доли неработающих кредитов у банков. Распечатывают Нацфонд под конкретные, весьма амбициозные задачи», - отметил председатель правления "Сентрас Секьюритиз" Талгат Камаров.

 

Однако для того, чтобы новая экономическая политика заработала, одного трансфера из Нацфонда недостаточно: «Можно дискутировать по поводу планируемой географии коммуникаций в рамках "НурлыЖол" - лучи к/от Астаны, как символа Казахстана экономически менее целесообразны, чем эффективные логистические маршруты через территорию страны. Но, во всяком случае, уже хоть какой-то концептуальный сдвиг наметился. Надеюсь, что в ходе реализации программ "политически-презентационные" амбиции уступят здравым экономическим расчетам и география подкорректируется. Считаю важным разработать новую монетарную политику. Существующая в принципе не отвечает интересам страны, а новая экономическая политика с текущей монетарной вообще не реализуема. В этой связи, отсутствие в послании двух элементов - измененной монетарной политики и четкого артикулированного тезиса о продвижении собственного экспорта ставит под вопрос эффективность всей политики. Надеюсь, что все-таки эти моменты будут доработаны и их отсутствие в большей степени связано с неожиданным сдвигом времени послания», - заключил гендиректор консалтинговой компании Almagest Айдархан Кусаинов.

 

 

Источник:  КУРСИВъ

wfin.kz

Как минимизировать Казахстану последствия падения цен на нефть.

Если Казахстан не может диверсифицировать экономику, надо хотя бы застраховать страну от риска падения цен на углеводороды.

В Казахстане много говорят о необходимости диверсификации экономики и о том, как нужно это делать. Проблема пока в том, что до сих пор результаты этих программ и начинаний не оправдали ожиданий.

Диверсифицировать экономику надо, и это неоспоримо. Но давайте зададимся вопросом: а что, если, как и прежде, по каким-то причинам эти усилия не принесут ожидаемых результатов через 3, 5 или 10 лет? Можем ли мы что-то сделать сегодня, учитывая такой сценарий развития ситуации?

Есть различные варианты, которые включают, среди прочего:

— увеличение сбережений в Национальном фонде и уменьшение текущего потребления,

— максимизацию производства нефти и металлов, пока не произошел технологический прорыв,

— увеличение вложений в образование, чтобы обеспечить должное качество работников в будущем, и т.д.

Но решение, на которое я хочу обратить внимание, это страхование на уровне страны.

Страхование возможно

Республика добывает 2-3% от мирового уровня производства нефти. Такой объем добычи можно без серьезных затруднений застраховать на финансовом рынке. Относительно небольшой объем добычи «черного золота» в данном случае является преимуществом, а не недостатком.

Страны, которые добывают существенно больше, к примеру, Россия или Саудовская Аравия, не могут стопроцентно хеджировать риски, поскольку их размеры страхования будут чрезмерно большими для финансовых рынков, и цена страховки станет слишком высокой.

Как это сделать

На мой взгляд, наилучший способ такого страхования — покупка пут-опционов на нефть, которые дадут право, но не обязательство продавать нефть по оговоренной в момент покупки цене. Но есть несколько важных нюансов.

Во-первых, при рассмотрении покупки опционов нужно будет определить уровень цен, по которым потенциально в будущем Казахстану придется продавать свою нефть.

Во-вторых, очень важно купить пут-опционы на столь длительный период, насколько это будет экономически возможно и целесообразно. Другими словами, нужно страховаться не на год или два, а минимум на 5-10 лет, так как риски наступления события, характерного для «черного лебедя», все более вероятны с течением времени.

Кроме этого, рынок не столь точно определяет стоимость опционов на длинные сроки, так как в моделях развития событий закладывается нормальное течение вещей, и вероятность наступления технологического прорыва (который обесценит углеводороды) будет недооцениваться рынком, пока этот прорыв не станет практически реальностью.

В-третьих, нужно будет решить, какой объем страхования сделать: 30% или 50%, или любой другой процент от добычи нефти.

Если диверсификация и другие стратегии не сработают полностью или частично, то Казахстан через годы будет страной с тем же видом экономики, что и сегодня, но потенциально с ценами на сырье существенно ниже, чем сейчас. В такой ситуации для Казахстана хотя бы будет обеспечен определенный порог цен на главный экспортный товар. Это даст стране определенное пространство для маневра.

В любом случае, это нужно сделать сегодня, чтобы завтра не говорить о том, что было невозможно предсказать технологическую революцию. Задача не в том, чтобы предугадать будущее, а в том, что мы будем и сможем делать, когда в нем окажемся.

Источником материалов является http://forbes.kz

nalogikz.kz

Добыча нефти в Казахстане начнёт падать после 2030 года – Карабалин - Новости

Добыча нефти в Казахстане начнёт падать после 2030 года – Карабалин

Главное фото: из открытых источников

Он отметил, что до 2050 года производительность многих действующих месторождений будет постепенно снижаться.

О перспективах углеводородных ресурсов в мировом энергетическом балансе и снижении объемов добычи нефти к 2030 году, в рамках II международного геологического форума: Нефть и газ, рассказал заместитель председателя Ассоциации KAZENERGY Узакбай Карабалин, передаёт корреспондент BNews.kz.

"В начале 90-х годов Казахстан замыкал первую 20-ку стран мира по запасам нефти и находился в третьем десятке по объёму добычи нефти. За годы Независимости объём доказанных и извлекаемых запасов вырос почти в шесть раз, и мы вошли в мировую топ дюжину. Двенадцатое место в мире Казахстан занимает по извлекаемым запасам нефти. Наша добыча нефти возросла в три с лишним раза. За 2017-2018 годы показатели будут намного выше из-за добычи на Кашагане. Добыча газа выросла по объёму в пять раз", - сказал заместитель председателя Ассоциации KAZENERGY Узакбай Карабалин.

Он отметил, что в Казахстане до 2050 года производительность многих действующих месторождений будет постепенно снижаться.

"Три главных казахстанских супергиганта – Тенгиз, Карачаганак и Кашаган – будут доминировать, обеспечивая прирост добычи нефти, и доведут его до годового уровня в 110-115 млн тонн к 2030 году. Но после 30-го года ожидается, что мы начнем терять объёмы достигнутого уровня добычи. В этой связи надо думать о том, как быть дальше", - сказал Карабалин.

По его словам, в этой связи в Казахстане была проведена масштабная оценка ресурсной базы углеводородов по всем 15-ти остаточным бассейнам республики.

"По результатам этих исследований оценка извлекаемых ресурсов в стране возросла с 22 до 76 млрд тонн, из них около 60 млрд тонн сосредоточено в Прикаспийской впадине, занимающей приоритетное значение. Это в три раза поднимает потенциал Казахстана по сравнению с тем, что мы имели до проведения этих исследований", - подытожил Карабалин.

Напомним, ранее он заявил, что факты и цифры не подтверждают скорый конец нефтяной эры. Так, по прогнозам аналитических организаций, потребление энергии в мире в течение двух-трёх десятилетий возрастёт в 1,5–2 раза.

Самые важные новости Казахстана в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь!

bnews.kz

Нефть продолжает падение | Курсив

Министерство энергетики РК планирует подписать с Кыргызстаном соглашение о начале экспорта бензина из РК в КР, сообщил глава МЭ РК Канат Бозумбаев.

«Через неделю подпишем, через неделю поедем на переговоры. Мы послали текст, они нам сказали через неделю давайте», - сообщил министр. Также, по его словам, Казахстан планирует начать экспорт бензина в соседние страны в ноябре 2018 года.

В начале октября Казахстан и Россия подписали протокол о внесении изменений в соглашение, которые касаются снятия эмбарго на поставки казахстанского бензина в страны СНГ.

По словам министра, одновременно прорабатывается вопрос о поставках казахстанского бензина в Кыргызстан

Фото: Аскар АХМЕТУЛЛИН

Согласно данному межправительственному соглашению в Казахстане действует запрет на экспорт светлых нефтепродуктов, который должен был продлиться до 1 января 2019 года.

Республика планирует подписать соглашение со странами ЦА, в котором будут прописаны объёмы поставок для каждой страны-импортёра казахстанского бензина. Это необходимо, чтобы избежать перетока нефтепродуктов на рынки, где стоимость ГСМ выше, чем на внутреннем рынке Казахстана.

Зампред правления по транспортировке, переработке и маркетингу нефти нацкомпании «КазМунайГаз» Данияр Тиесов сообщал, что Казахстан может экспортировать 300-400 тыс. тонн бензина до конца 2018 года и 1,2 млн тонн в 2019 году.

«Нам нужно подписать все необходимые межправительственные документы с сопредельными странами, это занимает время, и мы думаем, что с осени этого года мы сможем спокойно экспортировать эту продукцию, прежде всего в близлежащие страны - это Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан. На сегодняшний момент мы понимаем так, что наш продукт дешевле, чем поставлять из России продукцию в Киргизию и Узбекистан, прежде всего за счет транспортного плеча. Мы думаем, что будем конкурентоспособны на этих рынках», - отмечал Тиесов, пишет ИА Интерфакс.

kursiv.kz

Как минимизировать Казахстану последствия падения цен на нефть — Forbes Kazakhstan

Фото: @Depositphotos_ BrianAJackson

В Казахстане много говорят о необходимости диверсификации экономики и о том, как нужно это делать. Проблема пока в том, что до сих пор результаты этих программ и начинаний не оправдали ожиданий.

Диверсифицировать экономику надо, и это неоспоримо. Но давайте зададимся вопросом: а что, если, как и прежде, по каким-то причинам эти усилия не принесут ожидаемых результатов через 3, 5 или 10 лет? Можем ли мы что-то сделать сегодня, учитывая такой сценарий развития ситуации?

Есть различные варианты, которые включают, среди прочего:

- увеличение сбережений в Национальном фонде и уменьшение текущего потребления,

- максимизацию производства нефти и металлов, пока не произошел технологический прорыв,

- увеличение вложений в образование, чтобы обеспечить должное качество работников в будущем, и т.д.

Но решение, на которое я хочу обратить внимание, это страхование на уровне страны.

Страхование возможно

Республика добывает 2-3% от мирового уровня производства нефти. Такой объем добычи можно без серьезных затруднений застраховать на финансовом рынке. Относительно небольшой объем добычи «черного золота» в данном случае является преимуществом, а не недостатком.

Страны, которые добывают существенно больше, к примеру, Россия или Саудовская Аравия, не могут стопроцентно хеджировать риски, поскольку их размеры страхования будут чрезмерно большими для финансовых рынков, и цена страховки станет слишком высокой.

Как это сделать

На мой взгляд, наилучший способ такого страхования – покупка пут-опционов на нефть, которые дадут право, но не обязательство продавать нефть по оговоренной в момент покупки цене. Но есть несколько важных нюансов.

Во-первых, при рассмотрении покупки опционов нужно будет определить уровень цен, по которым потенциально в будущем Казахстану придется продавать свою нефть.

Во-вторых, очень важно купить пут-опционы на столь длительный период, насколько это будет экономически возможно и целесообразно. Другими словами, нужно страховаться не на год или два, а минимум на 5-10 лет, так как риски наступления события, характерного для «черного лебедя», все более вероятны с течением времени.

Кроме этого, рынок не столь точно определяет стоимость опционов на длинные сроки, так как в моделях развития событий закладывается нормальное течение вещей, и вероятность наступления технологического прорыва (который обесценит углеводороды) будет недооцениваться рынком, пока этот прорыв не станет практически реальностью.

В-третьих, нужно будет решить, какой объем страхования сделать: 30% или 50%, или любой другой процент от добычи нефти.

Если диверсификация и другие стратегии не сработают полностью или частично, то Казахстан через годы будет страной с тем же видом экономики, что и сегодня, но потенциально с ценами на сырье существенно ниже, чем сейчас. В такой ситуации для Казахстана хотя бы будет обеспечен определенный порог цен на главный экспортный товар. Это даст стране определенное пространство для маневра.

В любом случае, это нужно сделать сегодня, чтобы завтра не говорить о том, что было невозможно предсказать технологическую революцию. Задача не в том, чтобы предугадать будущее, а в том, что мы будем и сможем делать, когда в нем окажемся.

forbes.kz

Падение цен на нефть подталкивает Россию и Казахстан к энергосоюзу

Игорь Юшков

Низкие цены на нефть стали существенным ударом по экономике всех стран-экспортеров «черного золота». Резервные фонды распечатала не только Россия. В 2015 г. Саудовская Аравия вернулась на рынок заимствований, а дефицит бюджета составил $98 млрд. (на 2016 г. заложен дефицит бюджета в $87 млрд.). Норвегия, считающаяся примером диверсифицированной экономики, в январе 2016 г. впервые в истории изъяла из созданного 20 лет назад Стабфонда 6,7 млрд. крон (около $800 млн.). Хотя по сравнению с общим размером фонда эта сумма незначительна, показателен сам факт «вскрытия кубышки». Как Россия и Казахстан могут использовать низкие цены на нефть для развития интеграции?

Последствия падения цен на нефть для России и Казахстана

Среди стран-членов Евразийского экономического союза Россия и Казахстан – крупнейшие экспортеры нефти. Для обеих стран падение цен на углеводороды имеет как краткосрочные, так и долгосрочные последствия. К первым относится текущее снижение доходов бюджета. Средняя стоимость нефти сорта Urals в 2014 г. составляла $97,6 (Brent стоил $98,95) за баррель, а в 2015 г. этот показатель снизился до $51,23, в январе-мае 2016 г. средняя цена Urals составляла около $36.

Сокращение цен практически в 3 раза привело и к уменьшению налоговых поступлений в бюджеты России и Казахстана. Формы изъятия природной ренты в наших государствах схожи. При добыче углеводородов взимается налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Экспортируя сырье, нефтяные компании выплачивают вывозную пошлину (в России пошлину вскоре планируют отменить). Так как ставка НДПИ и вывозной пошлины высчитывается исходя из рыночной стоимости нефти, то и доходы бюджетов в 2015 г. существенно снизились. Например, по данным Минфина РФ, нефтегазовые доходы российского бюджета в 2015 г. снизились по сравнению с 2014 г. на 26,8%. Естественно, в 2016 г. снижение продолжилось.

Источник: Министерство финансов РФ.

Хотя в самой формуле определения ставок НДПИ и экспортной пошлины в России и Казахстане есть отличия, привязка к средним ценам на мировом рынке сохраняется.

В результате сокращения текущих доходов России и Казахстану приходится сокращать расходную часть бюджета, а также задействовать резервные накопления.

Однако более существенными могут оказаться долгосрочные последствия снижения мировых цен на нефть. Несмотря на то, что НДПИ и экспортные пошлины предусматривают снижение ставок по мере падения рыночных цен, нефтяные компании все же получают значительно меньше прибыли по сравнению с прошлыми годами, когда нефть была дорогой. В результате нефтяники сокращают инвестиционные программы, отказываясь от вложений в новые добычные проекты.

В результате через 5-7 лет на рынок могут быть не выведены новые дополнительные объемы нефти. Проблема в том, что и в России, и в Казахстане множество месторождений уже перешли в стадию падения добычи из-за естественного истощения.

Источник: Минэнерго РФ.

Российские нефтяники в январе 2016 г. поставили новый рекорд в постсоветской истории по среднесуточному объему добычи нефти. Однако новые крупные месторождения, способные компенсировать падение добычи в Западной Сибири, пока не разрабатываются.

В среднесрочной перспективе суммарная добыча нефти в России, вероятно, начнет снижаться. В Казахстане падение добычи уже началось.

Источники: Statistical Review of World Energy 2015, статистический комитет министерства экономики Республики Казахстан.

На пути к евразийскому энергетическому союзу

Снижение объемов производства нефти приведет к снижению налогооблагаемой базы. Следовательно, бюджеты России и Казахстана будут недополучать доход даже при возросшей стоимости углеводородов. Поэтому важно в настоящее время не использовать нефтяную отрасль как «дойную корову», повышение налогов в которой поможет залатать текущие дыры в бюджете. Наоборот, необходимо создать благоприятные условия для сохранения объемов добычи или даже их увеличения.

Основной мерой поддержки нефтяной отрасли со стороны государства может стать налоговая реформа. А так как у России и Казахстана схожие отраслевые проблемы, то и решение могло бы быть одно – создание стандартизированной системы налогообложения нефтяных компаний. Единая система налогообложения позволит продвинуться в рамках проекта создания энергетического союза ЕАЭС.

Конечно, реформы не коснутся проектов с участием зарубежным инвесторов на основе Соглашения о разделе продукции, но для других месторождений можно создать благоприятные условия для развития.

Основной задачей налоговой системы должно стать стимулирование продолжения работ на старых месторождениях и разработка новых месторождений. Этим требованиям отвечают Налог на добавленный доход (НДД) и Налог на финансовый результат (НФР) соответственно. Общей чертой этих налогов является выбор в качестве налогооблагаемой базы финансового результата деятельности компаний. На низкорентабельных проектах и налог будет соответствующим, а новые месторождения в начальной стадии разработки и вовсе могут быть освобождены от налога. Вместе с тем, сохраняются опасения правительств, что нефтяники будут завышать свои расходы, чтобы уменьшить налогооблагаемую базу.

Россия и Казахстан нуждаются в реформировании налоговой системы нефтяной отрасли. Пока послабления обещаны только казахским компаниям, а российские нефтяники в 2015 г. почувствовали лишь увеличение нагрузки за счет роста НДПИ и сохранения экспортной пошлины. Владимир Путин в ходе совещания президентской комиссии по ТЭК дал официальное поручение проработать вопрос внедрения новой налоговой системы на основе НДД/НФР. До конца 2016 г. Минфин и Минэнерго РФ должны создать компромиссный между НДД и НФР налоговый режим и внедрить его на практике.

Учитывая интеграционные планы стран ЕАЭС по созданию энергетического союза, Казахстану и России целесообразно разрабатывать и внедрять систему НДД/НФР совместно, чтобы потом не возвращаться к этому вопросу вновь.

Евразия.Эксперт. 02.08.2016

mirperemen.net