Продавцы или потребители нефти: кто будет править миром? Нефть правит миром


Как цены на нефть правят миром

Когда цены вернутся на прежний уровень, никто не знает. А пока запасёмся попкорном (пока он не слишком подорожал) и понаблюдаем за этим сериалом.

Экспортёры в панике

Дешевый бензин нанес удар по экономикам стран-экспортеров во всем мире. России досталось, пожалуй, сильнее остальных: бюджет верстался из расчета $100 за баррель, а значит, из-за снижения пострадают пенсии, образование и оборонная сфера, а также разгонится инфляция. Пострадала и банковская система, а кредитный рейтинг «Газпрома» упал до «мусорного». Эксперты ​соревнуются в жесткости прогнозов рецессии в России в 2015 году.

С проблемами столкнулся и Иран: санкции не дают возможности брать кредиты, а чтобы покрывать расходы, страна нуждается в цене на нефть не ниже $136 за баррель. Во многих других странах-членах ОПЕК ситуация не лучше. Ливии, чтобы сбалансировать бюджет, нужна цена на нефть на уровне $184, Алжиру – $131, Нигерии – $123, а Ираку – $101. Экономика Венесуэлы готова рухнуть, хотя там в течение многих лет принималось столько неверных решений, что падающие цены на нефть лишь подлили масла в уже горящий огонь.Не все страны-члены ОПЕК, однако, столкнутся с экономическими проблемами. Так, например, Саудовская Аравия способна без особых трудностей пережить долгий период низких цен, поскольку успела накопить достаточно.

Иран и Венесуэла объединяются, чтобы нейтрализовать угрозу

Встретившись в Тегеране в начале 2015 года, президенты Ирака и Венесуэлы заявили о необходимости «нейтрализовать» угрозу обрушения цен на нефть. Это заявление было тонко завуалированным замечанием в адрес Саудовской Аравии, отказавшейся поддержать сокращение производства, чтобы поднять цены.Вскоре после встречи с Ираном Венесуэла заявила, что достигла соглашения с Саудовской Аравией о «восстановлении рынка и цен на нефть». Однако от Саудовской Аравии аналогичного подтверждения не последовало – её руководство несколько раз заявляло, что не будет сокращать производство, так как не желает потерять долю рынка; и даже недавняя смерть Короля Абдуллы вряд ли изменит данную политику.

Существует конспирологическая теория, в соответствии с которой Саудовская Аравия не снижает темпы производства с целью навредить России и Ирану за то, что они поддерживали Сирию. Правда, сама Саудовская Аравия называет такие заявления абсурдными.

В недавнем интервью саудовский миллиардер Принц Альвалид Бин Талал выразил предположение о том, что цены на нефть уже никогда не достигнут прежней отметки в $100.Даже президент Венесуэлы Николас Мадуро, похоже, смирился с ситуацией. В недавней речи он отреагировал на вопросы о низких ценах на нефть фаталистическим заявлением: «Бог нам поможет».

Некоторые страны выиграют от понижения цен

В любой экономической борьбе есть победители и проигравшие – и война цен на нефть не исключение. По мере того как стоимость нефти падает, страны, чья экономика базируется на сельском хозяйстве, оказываются в выигрыше.Пожалуй, самым крупным победителем будут Филиппины; также от снижения цен выиграет Индия, а среди экономически развитых стран в плюсе окажется Гонконг.

Кроме того, снижение цен на топливо и прочие нефтепродукты выгодно и для промышленно развитых стран. Так, например, краткосрочную выгоду ощутит, например, Япония, не имеющая запасов нефти.

США могут снять запрет на экспорт нефти

В связи с эмбарго на арабскую нефть, Соединенные Штаты запретили экспорт нефти в 1975 году. Данный запрет все еще актуален, с некоторыми оговорками: разрешен экспорт в Канаду, а также экспорт нефти, добытой американскими компаниями за рубежом. Запрет также не относится к продуктам нефтепереработки.

Однако в 2014 году Wall Street Journal сообщил, что американское правительство в частном порядке разрешило компаниям Enterprise Products Partners и Pioneer Natural Resources экспортировать конденсат – ультралегкую нефть, которая может быть трансформирована в дизель или бензин. Закон это разрешение не изменило, а лишь интерпретировало его применение в конкретных ситуациях. Однако по сути результатом стал легальный способ обходить существующий запрет.В итоге возникает вопрос, какая именно переработка нефти позволит различить сырую и обработанную нефть. С учетом нынешних темпов нефтяного производства США и запасов сырой нефти Конгресс в данный момент обсуждает вопрос об отмене запрета на экпорт. Есть мнение, что в ценовой войне между Штатами и ОПЕК экспорт сырой нефти даст американским производителям хорошие шансы на спасение.

«Зеленые» недовольны

Снижение цен на топливо привело к росту его потребления. Экологи взволнованы тем, что, сжигая всё это топливо, мы разрушаем окружающую среду. Это означает, что будущим поколениям придётся каким-то образом компенсировать нанесённый нами ущерб.Если раньше опасения «зелёных» были связаны с конечностью природных ресурсов, то сейчас экологи боятся, что ресурсов, возможно, наоборот, слишком много. Чтобы сократить эффект изменений климата, они утверждают, что 33% глобальных нефтяных резервов, 50% газовых резервов и более 80% угольных резервов должны остаться нетронутыми.

Спекулянты совершают безумные сделки

Трейдеры-спекулянты, специализирующиеся на нефти, зарабатывают на нефтяных фьючерсах. Смысл в том, что трейдер покупает или продает контракт на определенное количество нефти, которая должна быть поставлена в будущем, по цене, которая согласовывается в настоящем. Прибылью (или убытком) является разница между согласованной ценой и реальной.Большинство трейдеров торгуют контрактами и собственно, поставками не занимаются. Однако на фоне нынешнего падения цен, некоторые из них решили переключиться на поставки реальной нефти. Для этого трейдеры арендуют супертанкеры (ёмкостью около 300 тысяч тонн), покупают нефть по низкой цене и дожидаются роста цен. Прибыли могут быть внушительными, но и риски тоже велики.Конечно, с учетом того, что аренда супертанкера может обходиться в $40 тысяч в день, данная стратегия по карману только крупными трейдерами с серьезным финансированием.

Низкие цены на нефть могут поменять дипломатическую политику

С 1968 года после принятия Декларации ОПЕК о нефтяной политике, цена на нефть стала полноценным инструментом влияния на международной арене, в частности на США. Началось все с эмбарго на арабскую нефть в 1973 году, когда арабские государства прекратили экспорт нефти в ряд западных стран из-за поддержки теми Израиля в арабо-израильском конфликте.Эмбарго стало не только причиной краткосрочной нехватки углеводородов, но и на некоторое время лишило США энергетической независимости. С тех пор нефть стала приоритетом всех политических решений. Чтобы сохранить ее поток, импортеры часто игнорировали нарушение прав человека в странах ОПЕК.

Однако мощный подъем нефтяного производства именно в странах Северной Америки снова меняет баланс сил. Будучи новым лидером в нефтяном производстве, Америка смещает забирает рычаги влияния у ОПЕКТеперь уже некоторые члены ОПЕК объединяются с американскими добытчиками для сохранения контроля над глобальным рынком.Есть мнение, что низкие цены на нефть могут быть даже более эффективным политическим оружием, чем эмбарго. Является ли падение цен на «черное золото» случайным или нет, но резкое снижение выручки от её продажи ослабило текущие режимы таких стран, как, например, Иран, еще эффективнее, чем санкции.

Не все в США довольны снижением цен на нефть

Новая позиция Америки в качестве ведущего производителя нефти также создала массу противоречий. Фрекинг - небезопасную, но эффективную технология добычи нефти, которая помогла США обрести независимость от ОПЕК, обвиняют в некоторых серьезных проблемах. Например, в землетрясении в Арканзасе, Канзасе, Огайо и Техасе. Кроме того, в штате Оклахома землетрясения стали более частыми и мощными. Также фрекинг называют основной причиной загрязнения воздуха и подземных вод.С экономической точки зрения низкие цены на нефть начали негативно влиять на бюджеты нефтедобывающих штатов: Аляски, Луизианы, Северной Дакоты, Оклахомы, Техаса и Вайоминга.

Источник: www.rustoria.ruСтатьи по теме:

depositnews.com

Почему нефть продолжит править миром

Мир ежедневно потребляет 24 млн баррелей бензина и 27 млн баррелей дизельного топлива. При этом следует учесть, что в США на 100 человек приходится 82 автомобиля, в Китае семь, а в Индии только четыре

Несмотря на все разговоры вокруг падения цен на нефть глобальный спрос по-прежнему растёт, пишет Forbes.

Нефть, на долю которой приходится 33% мировых поставок энергоресурсов, является главным энергоносителем в мире. Спрос на неё постоянно растет: он составлял 67 млн баррелей в день в 1990 году, 77 млн баррелей в день в 2000 году, и 91 млн баррелей в день в 2014 году. Трудно понять тех, кто враждебно относится к топливу, которое делает их повседневную жизнь легче и стало одним из двигателей глобализации.

Благодаря таким нефтепродуктам как бензин и дизельное топливо продолжающееся господство нефти на стремительно растущем автомобильном рынке только что достигло развивающихся экономик Азии. В настоящее время в мире насчитывается около 1,2 млрд только легковых автомобилей и более 98% из них зависят от нефти. Ожидается, что их парк достигнет 2 млрд к 2035 году и превысит 3 млрд к 2050 году, так как развитие Азии предполагает рост личных доходов. В этом году мировые продажи автомобилей составят 89 млн, то есть вырастут на 37% по сравнению с 2005 годом.

Мир ежедневно потребляет 24 млн баррелей бензина и 27 млн баррелей дизельного топлива. При этом следует учесть, что в США на 100 человек приходится 82 автомобиля, в Китае семь, а в Индии только четыре. И даже американский рынок ещё не насыщен. В прошлом году в США было продано около 16,5 млн автомобилей, и тотлько 120 тыс из них — это электромобили. Продажи грузовиков и внедорожников превысили 8 млн. Нынешний американский парк может остаться на ходу на протяжении более чем 20 лет.

Дизельное топливо, которое используется преимущественно в большегрузных автомобилях, в конечном итоге может обойти бензин и стать главным транспортным топливом в мире, поскольку коммерческая активность будет только расти. С развитием экономик продажи большегрузных автомобилей идут рука об руку с изменениями ВВП. Дизельные двигатели делают успехи и на рынке легковых автомобилей, поскольку они экономичнее на 40%.

Кое-кто думает, что большие неэкономичные автомобили исчезли из обихода, но на самом деле их просто продали в Мексику. На долю подержанных автомобилей приходится менее 20% от общего объёма продаж в Китае по сравнению с более чем 70% в США. Китай ежегодно продает 25 млн почти новых автомобилей в год и только 75 тыс из них — электромобили. При этом стоит отметить, что в США на покупку гибридного Chevy Volt даётся государственная субсидия, превышающая $25 тыс.

Поскольку удельная энергоёмкость бензина в 10 раз выше, чем у электрических аккумуляторов, а глобальная инфраструктура использования бензина развита лучше, это даёт бензину значительное ценовое преимущество, которое является решающим для бедных стран, только выходящих на глобальный рынок.

В США уже разработаны стандарты для возобновляемых видов топлива, однако ООН попросила страну повременить с их обязательным введением, так как они усугубляют глобальный продовольственный кризис. В мире, где каждые 10 секунд умирает от голода ребёнок, использование продовольствия в качестве топлива не является решением.

Тому, кто живёт на Западе, трудно представить себе, что 83% населения мира только начинают потреблять нефть. Американец ежедневно потребляет около 10 литров нефтепродуктов, и в стране насчитывается 255 млн автомобилей. В развитых экономиках, входящих в ОЭСР, используется 50% добываемой в мире нефти, однако живёт в этих странах лишь 17% населения планеты. В бедных странах ежедневное потребление нефти на душу населения составляет 1,2 литра, то есть в пять раз меньше, чем в развитых экономиках. Однако в период с 2010 по 2030 годы в бедных странах, по прогнозам, добавится 800 млн новых автомобилей.

Другой заслуживающий внимания развивающийся нефтяной рынок — это рынок авиатоплива. Boeing утверждает, что к 2032 году количество пассажирских самолетов в мире удвоится и составит 40 тыс, а центром гражданской авиации станет Азиатско-Тихоокеанский регион. Спрос на авиатопливо в этом регионе с 2000 года вырос больше чем вдвое и превысил 2 млн баррелей в день.

И хотя защитники окружающей среды стремятся остановить или хотя бы ограничить добычу нефти, на сегодняшний день заменить её просто нечем. Таким образом, публично торгуемые нефтяные компании оказываются бастионом между миром и его зависимостью от ОПЕК.

К сожалению, бытует ошибочное мнение, что нефть, которая используется на транспорте, можно заменить энергией ветра и Солнца, используемой для производства электричества. Это заблуждение мешает выработать разумную энергетическую политику. Отсутствием реальных заменителей определяется низкой эластичностью цен и спроса на нефть. К счастью, глобальные запасы нефти, по оценкам американского Общества инженеров-нефтяников, составляют 9 трлн баррелей, из которых к настоящему времени добыто лишь 12% (1,1 трлн баррелей).

 www.nefttrans.ru/analytics/pochemu-neft-prodolzhit-pravit-mirom.html

smart-lab.ru

Страной управляет нефть » Военное обозрение

«Нефть правит миром!» Под таким девизом сегодня идет развитие мировой экономики. При этом у некоторых стран есть стимул развиваться, а других его нет, так как нефтезависимость настолько укоренилась в них, что оторваться от пресловутой нефтяной иглы становится подчас просто невозможно. К таким странам, к сожалению, относится и Россия.

Мы уже много лет живем в государстве, которым действительно может управлять и кухарка, как сказал небезызвестный человек. Весь вопрос в том, чтобы во времена кухаркиного правления цены на «черное золото» держались на приличном уровне. Чтобы подтвердить высказанный тезис, можно обратиться к истории нашей страны последних лет 35-40. Удивительно, но при всей неэффективности брежневского управления старшее поколение вспоминает, как «хорошо жилось при Брежневе». Дело в том, что мировая конъюнктура цен на нефть в конце семидесятых была такова, что Советский Союз просто купался в нефтедолларах. В такой ситуации на место дорогого Леонида Ильича можно было посадить, в принципе, кого угодно, и ситуация в СССР коренным образом бы не поменялась. В то же время Горбачев попытался устроить всем известную перестройку, и вспомните, какую бурю негодования это вызвало у большинства жителей нашей страны. То есть народ уже настолько привык к вялотекущему ходу событий, подпитываемому заработками от продажи нефти за рубеж, что любые попытки нововведений принимались чуть ли не в штыки. Возможно, и Горбачев бы не стал ассоциироваться для многих наших соотечественником с тем, кто «развалил СССР», если бы цены на нефть оставались на «брежневском» уровне. Однако такого подарка Михаилу Сергеевичу судьбой предоставлено не было, и что случилось в итоге, мы все прекрасно знаем. Можно считать, что СССР протянул даже дольше, чем можно. И то лишь благодаря практически закрытой экономике с «неотпущенным» рублем.

Ельцинская эпоха также ассоциируется у подавляющего большинства россиян с чем-то негативным. Мол, на смену одному негодяю пришел другой и продолжил развал страны. Но на эту ситуацию можно посмотреть и под другим углом. Даже если на этапе 1991-1999 годов нами правил некий воображаемый идеальный политик, то при ценах на нефть ниже 15 долларов при свободном рублевом курсе он фактически ничего бы не смог сделать с нашей экономикой. Для наглядности можно привести следующий пример: человек всю жизнь только тем и занимался, что собирал грибы и продавал их на рынке. В годы, когда грибы пользовались популярностью и цена на них была высокой, человек жил достаточно неплохо: построил дом, купил машину, нарожал со своей женой детей. Но вот люди перестали покупать его грибы. Ему даже цену пришлось снизить до рекордно низкой отметки, чтобы ими снова заинтересовались. За жилье человеку платить нечем, жена «пилит» и норовит уйти к другому, машина в гараже стоит сломанная – нет у него денег и все тут! А начать заниматься чем-то другим человек уже не хочет, а все надеется, что грибы снова поднимутся в цене.

В такой ситуации оказалась Россия в девяностые годы, только вместо грибов у нас – нефть. Когда стоимость барреля опускалась до 11-13 долларов, было, как говорится, не до жиру.

На волне роста нефтяных цен во главе государства оказывается Владимир Путин. Вот так повезло ему. С достаточно высокими ценами можно было и зарплаты прибавить, и о пенсиях как-никак позаботиться. И сделала нефть Владимира Владимировича национальным героем. Под конец его правления (ну, того, что в 2008) нефть взлетела до невиданных вершин – выше 110 долларов (за баррель, конечно). Тут Владимир Путин мог спокойно «вручить» ключи от президентского кабинета Дмитрию Медведеву. Кстати, на месте Медведева на тот момент мог находиться кто угодно. С такими ценами на нефть можно было позволить практически все! И какая уж тут диверсификация российской экономики, когда денежки текут в казну рекой. Как они в этой казне распределяются – это уже другая история.

И вдруг этот треклятый кризис заставляет наметившуюся стабильность, которую, как считает среднестатистический россиянин, создал именно Владимир Путин, пошатнуться и треснуть. При этом трещина была такой, что сквозь нее стало видно, как к сердцу российской экономики нефть несет уже совсем не тот доход, что год-два назад.

Конечно, народ тут же среагировал и назвал виновником всех бед в России нового президента. Но мы-то уже знаем, что наши президенты тут совсем ни причем. Они продолжают собирать и продавать те самые приведенные в примере грибы и отходить от своего занятия не собираются. Однако цены на нефть диктуют свои правила.

Эти правила заключаются в том, что страны, которые не собираются развивать альтернативные экономические ресурсы, рискуют попасть в ситуацию, в которой не раз оказывалась Россия. Если политика строится только лишь на извлечении прибыли от продажи нефти, поддерживая нефтяных гигантов и подавляя малый и средний бизнес, то это, очевидно, тупиковая ситуация.

Сегодня мы снова затаив дыхание смотрим на нефтяные котировки и часто радуемся, когда цена на нефть устремляется вверх. Это уже почти генетическая память, которая говорит, что лучше пусть цена «черного золота» идет вверх, чем новый переворот, путч, революция или что-то еще в этом духе.

Вопрос заключается в следующем: когда в руководстве России появится человек, который предложит параллельный путь развития с постепенным отказом от нефтяной зависимости. Понятно, такой переход для страны будет очень тяжелым. Кроме того, этого человека будут называть губителем нации, но он как стоматолог, который лечит больной зуб. А наша экономика сегодня – это самый настоящий кариозный зуб, дыры в котором нужно заделывать эффективными пломбами новых решений.

После такого лечения экономика может превратиться в мощнейший потенциал России. Но кто же возьмет на себя такую ответственность – встать против нефтяных воротил? Вопрос, скорее, риторический.

topwar.ru

Нефть правит миром?

В последние три десятилетия большую часть нефти, поступавшую на мировой рынок, добывали частные компании (часто — транснациональные). Примерно 40% нефти добывали индустриально развитые государства, входящие в Организацию Экономического Сотрудничества и Развития, которые обеспечивали и львиную долю капиталовложений.Однако в будущем ситуация кардинально изменится. По оценкам Международного Энергетического Агентства, в ближайшие 20 лет до 90% нефти, добываемой из новых месторождений, будет поступать из развивающихся стран. Причем большая часть инвестиций будет приходиться на долю нефтяных компаний, либо напрямую принадлежащих государствам, либо контролируемых ими. Исследовательский Baker Institute опубликовал исследование о настоящем и будущем государственных нефтяных структур. По его данным, в 2005 году эти компании контролируют 10% мировых запасов нефти. Дополнительно к этому, еще 6% мировых запасов нефти принадлежат фирмам, которые находятся под косвенным контролем государств (либо государства владеют значительными пакетами их акций, либо назначают топ-менеджеров и пр.). Для сравнения, частные энергетические корпорации, акции которых находятся в свободной продаже на мировых финансовых рынках, контролируют менее 10% мировых запасов. Бюллетень Petroleum Intelligence Weekly в 2006 году опубликовал рейтинг крупнейших нефтяных компаний мира, ранжировав их на основе объемов разведанных запасов «черного золота».  В первую двадцатку вошли 14 государственных или полугосударственных компаний.Международное Энергетическое Агентство прогнозирует, что в ближайшие 30 лет понадобятся  инвестиции в размере $2.2 трлн., чтобы обеспечить потребности человечества в нефти. Однако Baker Institute считает, что эта задача вполне вероятно не будет выполнена. Причиной является «двойная» сущность государственных и полугосударственных нефтяных компаний. Дело в том, что большинство государств используют подконтрольные им энергетические компании в качестве инструмента достижения определенных социально-экономических и политических целей. В результате, компании обречены становиться менее эффективными — поскольку главная задача любого бизнеса — получение прибыли — в этой ситуации нивелируется или отходит на второй план. Отсутствие высоких прибылей, в свою очередь, уменьшает возможности государственных компаний в сфере привлечения заемных средств. С другой стороны, государственные и полугосударственные фирмы, как правило, имеют весьма тесные связи с властями. В результате, они становятся менее «прозрачными», многие назначения основываются на принадлежности к определенной властной группировке и т.д. Последствием этого становится неэффективный менеджмент и стагнация — частично именно этими факторами объясняется тот факт, что мировая нефтяная промышленность не поспевает за ростом потребления.Университет Райс показывает, что контролируемые государством структуры в своей деятельности ставят во главу угла нерыночные цели. К примеру, обычная компания, как правило, заинтересована в снижении издержек, поэтому она стремится максимально задействовать новые технологии и оптимизировать процесс работы, чтобы избавиться от ненужных сотрудников. Государственная компания часто вынуждена, наоборот, нанимать на работу ненужных ей сотрудников (таким образом, издержки увеличиваются, а производительность труда в фирме, наоборот, снижается). Наем «балластных» сотрудников может происходить по разным причинам. Иногда государства пытаются таким образом улучшить ситуацию в сфере занятости — просто обеспечить работой максимальное число людей. Иногда в штате компании (как правило, на средних и высших должностях) оказываются люди, которые приняты на работу в результате рекомендаций чиновников. Вторым проявлением этой модели поведения является снабжение населения страны топливом по заниженным ценам (здесь, опять-таки, с помощью государственных нефтяных компаний власти страны решают социальные проблемы). Кроме этого, с помощью нефтяных компаний государства осуществляют программы индустриализации, повышения жизненного уровня населения и пытаются достигать определенных целей в сфере внутренней и внешней политики. В результате, резюмируют авторы исследования, государственные нефтяные структуры живут только сегодняшним днем, мало заботясь о будущем. Baker Institute проанализировал результаты деятельности 80-ти нефтяных компаний за период с 2002 по 2004 год. Исследование показало, что в случае, если в одной стране действуют две и более государственных структур, занимающихся этой сферой бизнеса, то в этом случае заметно снижается уровень коррупции и объемы неразумных затрат. Кроме этого, эффективность работы подобных фирм повышается, если подобные структуры продают свои акции на западных биржах.

Идеология нефти

Государственные нефтяные компании существуют достаточно давно, при этом они по-разному управляются и решают разные стратегические задачи.Леонардо Маугери, автор книги «Век Нефти. Мифология», отмечает, что цели и задачи нефтяных компаний (в том числе и контролируемых государствами) кардинально менялись. Он указывает, что всего лишь за два десятилетия человечество пережило нефтяной кризис 1973 года, резкое снижение цен в 1986 году и повторное падение цен на нефть в 1998–1999-е годы и бурный взлет в начале 2000-х годов. В связи с этим менялось и представление о нефти: оно варьировалось — в 1973-е годы и сейчас нефть считали уникальным и незаменимым ресурсом, а в 1980-е — лишь одним из видов сырья. Исходя их этого, государства и относились к своим нефтяным компаниям: их значение в национальной экономике и политике возрастало и уменьшалось в полном соответствии с колебаниями мировых цен.Мэттью Йоменс, автор исследования «Нефть. Анатомия Индустрии», утверждает, что мировые цены на нефть в краткосрочной перспективе зависят от политики (например, решений государств или войн), а в долгосрочной — от реальных потребностей мировой экономики. Во время многих войн мировые цены на нефть не росли: так произошло, например, во время войн в Корее и во Вьетнаме. Все меняется в случае, если боевые действия угрожают нефтяным месторождениям или нефтепроводам. Дэниел Ергин, автор фундаментального труда «Приз: Эпическая Гонка за Нефтью, Деньгами и Властью», доказывает, что последние 100 лет нефть была и остается «кровью экономики». Все страны ищут способы эффективного использования нефти. К примеру, по мнению Ергина, одной из причин распада Британской Империи был неудачный опыт перехода от «угольной» к «нефтяной» экономике. По его мнению, контролируемые государствами нефтяные компании зачастую играли большую роль в мировой политике и экономике, чем сами государства, которым они принадлежали.Майкл Экономидес и Рональд Олайниавторы книги «Цвет Нефти», приводят хронологию образования государственных нефтяных структур. До 1960 года государственные компании действовали только в государствах, управляемых тоталитарными и авторитарными режимами. Основные причины их создания — отсутствие (полное или частичное) прав на частную собственность в сфере производства и\или желание государства обеспечить контроль над стратегическими ресурсами. Впрочем, уже тогда проводились первые национализации иностранных нефтяных активов: так, в 1938 году правительство Мексики приобрело контроль над месторождениями нефти, где работали американские и британские нефтяные компании. В 1951 году этим же путем пошел Иран.1960-е — начало 1970-х годов стали эпохой краха колониальных империй. Этот процесс сопровождался национализацией нефтяных резервов, а во многих случаях и национализацией активов, принадлежащих транснациональным нефтяным компаниям (это объяснялось тем, что иностранные фирмы не способны действовать в интересах народов стран, где добывают нефть). Государства стремились также получать большую долю доходов от экспорта нефти.В 1980-е годы начался период снижения цен на нефть, который привел к реформам государственных нефтяных компаний. Некоторые из них вывели акции на международные рынки, в других случаях власти провели реформы систем управления этими структурами. После распада СССР государственные нефтяные компании были образованы во многих постсоветских государствах. В 1990-е годы началась вторая волна национализации нефтяных активов (в Венесуэле, Эквадоре, Боливии и пр.).По данным Baker Institute, стратегические задачи, которые государства ставят перед своими нефтяными компаниями, весьма различаются. Среди них:- Независимое использование природных ресурсов, поддержка национальной экономики, а также обеспечение международного авторитета страны как важного игрока на энергетическом рынке. Примеры: Aramco (Саудовская Аравия),  Роснефть (Россия), КазМунайГаз (Казахстан), Statoil (Норвегия), Petronas (Малайзия).- Обеспечение властей финансовыми ресурсами. Получаемые средства власти часто тратят на финансирование популистских программ, «придворных» политических партий, СМИ и пр. Примеры: NNPC (Нигерия) и Petroleos de Venesuela (Венесуэла).- Реализация пилотных проектов и спонсорство. Примеры: Petroleos de Venesuela (в 2005 году затратила более $6.9 млрд. на различные программы в сфере образования и здравоохранения), Petronas (тратит значительные средства на программы градостроительства), CNPC, CNOOC и Sinopec (все Китай), ONGC (Индия).- Осуществление экономической экспансии за рубежом. Примеры: CNPC, CNOOC, Sinopec, Statoil, ЛУКойл (Россия).Исследовательский центр Heritage Foundation пришел к выводу, что роль государственных нефтяных компаний будет невероятно важной до тех пор, пока мировой нефтяной рынок будет «рынком продавцов». Тогда, когда мировые цены на нефть снижаются и ситуация меняется в пользу покупателей, значение этих структур немедленно уменьшается, так же, как и их зависимость от властей.

Геополитическая нефть

Государственные нефтяные компании играли и играют заметную роль в мировой политике. К примеру, после того, как в 1991 году Ирак захватил Кувейт, саудовская компания Aramco немедленно увеличила объемы добычи нефти, чтобы не допустить краха рынка. В 1980-е годы Aramco также играла на снижение мировых цен на нефть: это было способом лишить Иран финансов, необходимых для перевооружения армии (Саудовская Аравия тогда опасалась иранского вторжения).С другой стороны, нефтяные компании используются в качестве инструмента налаживания и укрепления связей с иными странами. Так, Иран предоставляет режим наибольшего благоприятствования государственным компаниям дружественных стран — прежде всего, китайским и индийским. Государственные нефтяные компании используются и как средство пропаганды, в том числе и зарубежной: так, венесуэльская Petroleos de Venesuela в 2006 года обеспечила топливом по льготным ценам около 50 тыс. малообеспеченных американцев — таким образом было проиллюстрировано заявление президента Уго Чавеса о том, что его режим враждует не с американским народом, а с «империалистическими властями» США. Попутно венесуэльская нефть используется для поддержки дружественных Чавесу режимов — Кубы, Никарагуа, Эквадора, в которых правят левые политики. 1914- 1918 годы. Первая Мировая война. Впервые война велась, в том числе, и для получения контроля над месторождениями нефти. 1924 год. Первый «нефтяной» скандал в большой политике. Президент США Уоррен Хардинг доверил надзор за нефтяными резервами, предназначенными для снабжения военно-морского флота, главе Министерства Внутренних Дел Альберту Фоллу. Фолл обязан был курировать состояние дел в стратегическом нефтехранилище «Типот Дом» — поэтому скандал и получил это название. От Фолла зависел выбор поставщиков ВМФ. Нефтяные компании, которые были заинтересованы в государственных заказах, сумели подкупить чиновника. Проверка показала, что Фолл не только получал взятки, но и закупал нефтепродукты худшего качества по более высоким ценам. В отношении президента Хардинга проводилось расследование, но Хардинг умер до его окончания. Его подлинная роль в нефтяном скандале осталась неясной. Фолл был заключен в тюрьму. Нефтяные бароны, которые давали ему взятки, были оправданы судом. Скандал не повлиял на нефтяные цены.1939–1945 год. Вторая Мировая война. Контроль над месторождениями нефти в Румынии, Закавказье и на Ближнем Востоке был важнейшей частью стратегии противоборствовавших сторон. Нацистская Германия и Италия полностью зависели от поставок нефти из Румынии. Одной из целей нападения Германии на СССР была попытка получить доступ к советским месторождениям нефти на Кавказе. Аналогичные цели преследовало наступление нацистов на Сталинград. Африканский экспедиционный корпус Роммеля должен был разбить британские войска в Северной Африке и перекрыть Суэцкий канал, через который британские войска в Средиземноморье снабжались нефтью. Более масштабные планы Германии предусматривали захват ближневосточных месторождений нефти. После того, как Румыния перешла на сторону антигитлеровской коалиции, и поставки нефти в Германию прекратились, германская армия оказалась практически без топлива. Наступление германских войск в Арденнах против армий западных союзников было предпринято с целью захватить склады горючего, которыми пользовались англо-американо-французские войска. Наступление было успешным, но союзники успели уничтожить запасы горючего. Впервые в истории Германия предприняла значительные усилия, чтобы найти замену нефти. Германские химики смогли изготовить эрзац-бензин из каменного угля. Впоследствии эта технология долгое время не применялась — ее вновь начали использовать в США в конце 1990-х годов. Япония получала 88% нефти от канадских, голландских (тогда контролировали территорию современной Индонезии) и американских компаний. Япония напала на США, в том числе и потому, что незадолго до этого США ввели эмбарго на поставку нефти в Японию. Это эмбарго поддержали Великобритания и правительство Нидерландов в изгнании. Япония рассчитывала, что ее нефтяных запасов хватит на 2–3 года войны. Япония захватила Индонезию (тогда колония Нидерландов), чтобы получить доступ к месторождениям нефти. 1956 год. Суэцкий кризис. После вторжения англо-французских войск в Египет поставки нефти на мировой рынок на 4 месяца резко сократились (на 1 млн. баррелей в день). Цены на нефть за короткое время выросли вдвое. 1967 год. Шестидневная Война между Израилем и коалицией арабских государств. Поставки нефти на мировой рынок на 2 месяца уменьшились на 2 млн. баррелей в день. Мировые цены на нефть выросли примерно на 20%. 1973 год. Первое нефтяное эмбарго. В канун еврейского праздника (точнее, Дня Скорби) Йом Кипур войска Сирии и Египта, поддержанные СССР, атаковали Израиль. Израиль обратился за помощью к США, которые ответили на эту просьбу согласием. В ответ арабские страны-экспортеры нефти постановили ежемесячно снижать добычу нефти на 5% и полностью запретить экспорт нефти в страны, которые поддержали Израиль — США, Нидерланды, Португалию, ЮАР и Родезию (ныне Зимбабве). Поставки нефти были сокращены на 2.6 млн. баррелей в день, дефицит нефти сохранялся более 6-ти месяцев. В результате, мировые цены не нефть выросли с $2.90 до $11.65. В США автомобильный бензин подорожал в 4 раза. США ввели жесткие меры, направленные на экономию нефти. В частности, все АЗС не работали в воскресенье, одна заправка машины ограничивалась 10 галлонами (около 40 литров). США начали строить нефтепровод с Аляски. Европейские государства и США начали масштабные научные изыскания, призванные найти альтернативные источники энергии. В 1974 -1975 годах страны Северной Америки и Западной Европы вошли в период тяжелого экономического кризиса. В свою очередь, СССР получил колоссальные доходы от продажи нефти (на его долю приходилось 15% мировой добычи), что позволило не только стабилизировать ситуацию в экономике, но и начать масштабные программы военного строительства и поддержки дружественных режимов и движений в Африке, Азии и на Ближнем Востоке. Кризис показал, что нефть стала так же важна для мировой экономики, как и доллар.1979 год. Череда политических событий привела к резкому повышению цен на нефть — исламская революция в Иране, после чего в Тегеране были взяты в заложники американские дипломаты. Иранская революция стала причиной сокращения поставок нефти на 3.5 млн. баррелей в день, кризис продолжался полгода. 1980 год. Ирак атаковал Иран, пытаясь получить контроль за богатыми нефтью провинциями. Это привело к сокращению поставок на 3.3 млн. баррелей ежедневно в течение трех месяцев. За два года цены на нефть выросли с $13.00 до $34.00 за баррель. 1981 год. Организация Государств-Экспортеров Нефти (ОПЕК)\OPEC (была создана в Багдаде в 1960 году, ее основателями стали Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия и Венесуэла, ныне в состав ОПЕК входят 11 стран) сократила производство нефти примерно на четверть, по сравнению с 1978 годом. Цены на нефть удвоились. В следующем году страны ОПЕК впервые установили квоты на добычу нефти. К 1985 году производство нефти еще более уменьшилось: если в 1980 году Саудовская Аравия добывала 9.9 млн. баррелей в день, то в 1985 году — 3.4 млн. Однако появление экономичных моделей автомобилей позволило заметно смягчить этот кризис. 1986 — 1987 годы. «Танкерная война» между Ираком и Ираном — нападения авиации и военно-морских сил враждующих сторон на нефтепромыслы и танкеры. США создали международные силы по охране коммуникаций в Персидском заливе. Этим было положено начало постоянному присутствию ВМФ США в зоне Персидского залива.1990 год. Ирак захватил Кувейт. ООН ввела санкции против Ирака. Мировой рынок лишился 4.3 млн. баррелей нефти в день, что составляло примерно 13% рынка. Цены на нефть выросли вдвое. За период с конца июля до конца октября мировые цены на нефть поднялись с $16.5 за баррель до $33.  В начале 1991 года войска коалиции, образованной 32 государствами, разбили иракскую армию и освободили Кувейт. Отступая, иракцы подожгли кувейтские нефтяные скважины. После того, как скважины были потушены, мировые цены на нефть резко упали. 2001 год. Террористические атаки на Нью-Йорк и Вашингтон. Цены на нефть заметно снизились. Чуть позже лидеры «Аль Каеды» призвали своих сторонников атаковать нефтяные объекты. Первые теракты такого рода были совершены в 2002 году.2002 год. В результате общенациональной забастовки Венесуэла резко уменьшила экспорт нефти. Итогом стало сокращение поставок на 2.1 млн. баррелей в день (эта ситуация продолжалась 3 месяца). Чуть позже в Нигерии начались волнения, итогом которых стало сокращение поставок на 0.3 млн. баррелей в день (на полгода). 2003 год. США начали войну в Ираке, что привело к сокращению поставок иракской нефти на 1 млн. баррелей в день. Мировые цены на нефть значительно выросли (главные причины — война в Ираке, забастовка в Венесуэле, разрушительный ураган в Мексиканском заливе). 2006 год. Волнения в Нигерии привели к сокращению поставок на 0.4 млн. баррелей в день. Для сравнения, в 2005 году страны ОПЕК производили 29.9 млн. баррелей нефти в день, иные нефтепроизводящие страны — 50.1 млн. баррелей. 2007 год. Мировые цены на нефть превысили рекордный уровень 1973 года (с учетом инфляции). Главными причинами считается нестабильность в Ираке, иранский ядерный кризис, а также рост потребления нефти.

iamik.ru

Нефть будет править миром еще 50 лет

Старший экономист международного банка "HSBC" Карен Уорд (Karen Ward) заявил в недавнем докладе, что мировых запасов нефти хватит еще на пять десятилетий. Ранее на Wikileaks сообщалось, что в Саудовской Аравии она закончится гораздо раньше. Тем не менее, в ближайшее десятилетие уже можно будет наблюдать стойкий рост цен на данный ресурс.Всё это обусловлено тем, что рост населения, особенно в Китае, оказывает достаточно сильное влияние на увеличение объемов добычи нефти. К тому же, к 2050 году, по оценкам "HSBC", значительно возрастет количество транспортных средств, которые также будут съедать запасы нефти. Заменители (био-топливо и синтетические масла) могли бы снизить нагрузку на "черное золото", однако, это станет целесообразным только тогда, когда цены на нефть превысят 150 долларов за баррель. А тем временем, по мере сокращения поставок, находчивые нефтедобытчики стараются добыть нефть из любых мест ее залегания любой ценой. Большие затраты и большая вероятность причинения вреда для окружающей среды не являются препятствием. Одним из примеров является катастрофа, произошедшая с плавучей платформой ВР в прошлом году."HSBC" считает, что в ближайшие несколько десятилетий нефть будет иметь огромное влияние на мировую экономику, и власть будет принадлежать наиболее богатым этим ресурсом странам. Европа не сможет выдержать такой конкуренции. Источник: http://pogoda.mail.ru

Мой комментарий: я уже несколько раз писал о необходимости скорейшего прекращения добычи нефти. Чем скорее это произойдет - тем лучше. Поэтому исчерпание запасов нефти в какой-то мере может считаться благом для Земли. Другой вопрос - приведет ли это к восстановлению плодородия земель, уменьшению численности населения, исчезновению опасных сельскохозяйственных вредителей и вирусов, которые создал человек. Думаю, нет

Перейти к содержанию раздела Новости

www.dopotopa.com

Миром будут править те, кто контролирует нефть и воду | Мир | ИноСМИ

История повторяется? Может быть, и нет. Но, как сказал Марк Твен, она иногда может рифмоваться. Снова и снова в настоящем всплывают все кризисы и конфликты прошлого, весьма узнаваемые, пусть и слегка измененные в новых условиях. Сегодня в мире разворачивается гонка за доступ к ресурсам, которая удивительно напоминает 'большую игру' между великими державами в десятилетия, предшествовавшие Первой мировой войне. Как и тогда, сегодня нефть остается самым желанным призом в этой игре - причем есть риск, что по мере усиления соперничества игра не всегда будет носить мирный характер. Однако сегодня мы не просто возвращаемся в конец 19-го-начало 20-го века. Сегодня в игру вступают новые сильные игроки, и на кону - далеко не только нефть.

Идею о том, что в мире идет 'большая игра' имперской политики, в общественное сознание внес Редьярд Киплинг, написавший шпионский роман 'Ким' о временах британского владычества в Индии. В то время главными ее участниками были Британия и Россия, и играли они за возможность контролировать нефтяные ресурсы Средней Азии. Сегодня же Британию уже мало кто замечает, в то время как Индия и Китай, в последнем раунде участвовавшие только как прислужники, теперь играют самостоятельные и важные роли. И, кроме того, сегодня играют не только за центральноазиатскую нефть. Играют за доступ к Персидскому заливу, Африке, Латинской Америке, даже к полюсам - а также за пресную воду и полезные ископаемые, запасы которых истощились. При этом недостаток ископаемых лишь усиливается из-за глобального потепления. Иными словами, нынешняя 'большая игра' менее предсказуема и более опасна, чем прошлая.

Самый крупный игрок сегодня - это Китай, и именно стратегия Китая в игре более-менее ясна. Правители Китая сделали главную ставку на экономический рост, ибо без улучшения условий жизни народа они могли бы столкнуться с масштабными беспорядками, которые грозили бы их власти. Кроме того, в Китае сегодня идет наиболее массовое и быстрое переселение народа из деревень в города - и этот процесс невозможно остановить.

Альтернативы продолжению роста у Китая просто нет - но его побочные эффекты могут оказаться смертельно опасными. Китай использует слишком много воды в промышленности и сельском хозяйстве, так что она - так как этот процесс сопровождается таянием гималайских ледников - фактически становится невозобновляемым ресурсом. Недостаток воды испытывают две трети китайских городов, вокруг которых продолжается опустынивание плодородных земель. Бешеная индустриализация лишь усугубляет эту экологическую катастрофу: строится огромное количество новых электростанций, работающих на вредном угле, который к тому же ускоряет глобальное потепление. Это настоящий порочный круг - который, к слову, наблюдается сегодня не только в Китае.

Далее, для продолжающегося экономического роста Китаю необходимо огромное количество сырья и энергоносителей, за которыми китайские компании рыщут по всему свету. Результат - непрекращающийся рост спроса на ресурсы, о возобновляемости которых нет и речи.

Хотя, может быть, день 'пиковой добычи нефти' в буквальном смысле еще не наступил, времена, когда нефть, добытая обычным способом, могла стоить дешево, безвозвратно прошли. Самые разные страны реагируют на это одинаково - стараются взять под свой контроль побольше из того, что осталось - речь идет в том числе и о запасах, открывшихся в ходе изменения климата. Канада в противовес претензиям России на тающую ледяную шапку Арктики уже строит там базы; на часть арктических территорий претендуют также Норвегия, Дания и США. Великобритания тем временем выставляет претензии на территории вокруг Южного полюса.

Главной темой многих конфликтов, которых можно ожидать в этом веке, наверняка будет борьба за энергоносители. Причем главная опасность - это даже не нефтяной шок, способный ударить по промышленному производству, а угроза массового голода. Если не кормить нынешние механизированные фермы топливом, то от этого могут опустеть полки многих супермаркетов. Мир не просто не может избавиться от нефтяной зависимости - он все больше и больше садится на нефтяную иглу. Неудивительно, что все сколько-нибудь сильные государства всячески готовятся бороться за свою долю.

Нынешний раунд 'большой игры' начался не вчера. Он начался с последнего большого конфликта ушедшего века, представлявшего собой не что иное, как чисто нефтяную войну. Никто даже не притворялся, что первая война в Персидском заливе шла за распространение демократии или против распространения терроризма. В то время и Джордж Буш-старший, и Джон Мейджор (John Major) не скрывали, что речь идет исключительно об обеспечении доступа к мировым запасам нефти. И, несмотря на то, что нынешнее, не такое честное, поколение политиков это отрицает, последнее вторжение в Ирак также имеет по крайней мере одной из задач установление контроля над его нефтяными запасами.

Итак, центральным объектом игры по-прежнему остается нефть - более того, для самой игры она становится еще более важной, чем когда-либо. У современных высокотехнологичных армий выстраивается такая сложная логистика, и они настолько сильно зависят от превосходства в воздухе, что их действия становятся все более и более энергоемкими. По данным Пентагона, с окончания Второй мировой войны до начала войны в Заливе количество топлива, которое тратилось в расчете на одного солдата в день, удвоилось, а к моменту вторжения американских войск в Ирак выросло еще вчетверо. По последним оценкам, за пять лет, прошедших после вторжения, этот показатель снова подскочил вверх.

Если в прошлом раунде 'большой игры' на высоте оказались страны Запада, то на этот раз они сами попали в зависимость от все более самоуверенных стран-поставщиков. Владимир Путин хорошо натренировался демонстративно плевать на мнение мирового сообщества: как бы это ни резало уши европейцам, Европа, как ни крути, зависит от его энергоносителей. Джордж Буш может сколько угодно ненавидеть Уго Чавеса (Hugo Chavez), но на Венесуэлу, как ни крути, до сих пор приходится до 10 процентов американского нефтяного импорта. Многие считают президента Ирана Махмуда Ахмадинежада (Mahmoud Ahmadinejad) воплощением самого дьявола - но при ценах на нефть выше сотни долларов за баррель любая попытка Запада свергнуть его чревата ужасающими рисками.

Пока на Западе идет общий спад, между нарождающимися державами уже начинаются первые раздоры. Китай и Индия конкурируют друг с другом за нефть и газ Центральной Азии. Тайвань, Вьетнам, Малайзия и Индонезия уже не раз ссорились из-за принадлежности подводных залежей нефти в Южно-Китайском море. Между Саудовской Аравией и Ираном идет соперничество в Персидском заливе - одновременно Иран и Турция примериваются к тому, чтобы прибрать к рукам Ирак. Казалось бы, в складывающейся ситуации очевидным решением должно бы стать усиление международного сотрудничества - однако в реальности чем сильнее кусаются цены на ресурсы, тем более разделенным и обособленным становится мир.

Как далеко уже от нас страна чудес, которую так легко было вообразить еще десяток лет назад, когда модные гуру с умным видом говорили об 'экономике знаний'! Нам твердили тогда, что материальные ресурсы не имеют больше никакого значения - что экономическое сотрудничество определяется идеями и ничем другим. Все расчеты циклов деловой активности были успешно позабыты; все думали, что настала пора бесконечного роста. На самом же деле 'экономика знаний' оказалась иллюзией, созданной благодаря дешевой нефти и дешевым деньгам. Вечный бум всегда заканчивается слезами - и это не конец мира и даже не конец глобального капитализма. Это просто обычный ход истории.

На этот раз у нас, впрочем, есть одно важное отличие - изменение климата. Из-за повышения уровня моря сокращается количество еды и пресной воды. Это значит, что в будущем возможно начало масштабного движения беженцев из Африки и Азии в Европу. Угрожает глобальное потепление и предложению энергоносителей: с подорожанием обычных видов топлива становится более экономически выгодной разработка альтернативных его источников - например, нефтеносных песков, - но они не только дороже, но и экологически вреднее, чем добыча нефти обычным способом.

В этом раунде 'большой игры' недостаток энергии и глобальное потепление лишь усиливают друг друга. Единственный результат этого - повышение риска возникновения конфликтов. В разгар предыдущего раунда на Земле было около 1,65 миллиарда человек. В начале 21-го века нас уже в четыре раза больше, при этом потепление меняет мир до неузнаваемости. В таком мире никто не знает своего будущего. Поэтому самое умное - готовиться к тому, что нас ждет еще немало 'рифм истории'.

Джон Грей - автор книги 'Черная месса: религия апокалипсиса и смерть утопии' (Black Mass: Apocalyptic Religion and the Death of Utopia). Книга выходит в свет 24 апреля в издательстве Allen Lane.

____________________________________________

Мир без нефти - это как солнце круглый год или вечный двигатель ("The Guardian", Великобритания)

Мы сидим на углеродной игле. Остановите нас ("The Washington Post", США)

Центральная Азия - передовой рубеж энергетической битвы ("The New York Times", США)

Добро пожаловать в мир неудержимого спроса на энергоносители ("The Financial Times", Великобритания)

Дороговизна нефти кому-то на руку ("The Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

кто будет править миром?. Нефть. Ресурсы. Статьи Bigness.ru

На вторник, 31 января, в Вене запланирована встреча представителей организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК). Договоренности, которые будут достигнуты в столице Австрии, во многом определят ситуацию на мировом нефтяном рынке, по крайней мере, на ближайшее время. Мировой рынок «черного золота» является крайне чувствительным к кризисным факторам и для этого имеются весьма веские причины.

Потребление и производство

Оценки текущего мирового потребления нефти различными международными агентствами и организациями, специализирующимися на мониторинге энергорынка, практически совпадают друг с другом; прогнозы потребления на год-два вперед – также мало отличаются. В последнее время растет спрос на нефть и нефтепродукты со стороны таких развивающихся стран как Китай и Индия. При этом тенденции к сокращению энергопотребления развитыми странами также не наблюдается.

Теоретически, мировую нефтедобычу в краткосрочной перспективе вполне возможно нарастить. Несмотря на ограниченность запасов и повышение себестоимости добычи подобная задача не является неразрешимой. Сложнее обстоит дело с нефтепереработкой. Создание новых перерабатывающих мощностей займет время и потребует вложений, а целесообразность их создания является неоднозначной.

Современные нефтеперерабатывающие мощности, таким образом, загружены сейчас до предела, а заявления ряда нефтедобывающих стран – стратегических партнеров США о готовности нарастить добычу черного золота слабо сказываются на уровне цен на мировом рынке. Зато очень заметно влияют на цены и, как правило, в сторону повышения новости совсем другого рода.

Например, стихийные бедствия в районах месторождений, прогноз на холодную зиму в странах – основных потребителях, снижение запасов нефти в этих же странах, политическая нестабильность в государствах-экспортерах и странах-транзитерах и так далее. Посмотрим теперь, как складывалась ситуация на мировом нефтерынке в начале этого года и под воздействием каких факторов.

Нестабильность в Нигерии и угрозы Аль-Каиды

В конце позапрошлой недели в Нигерии повстанцы захватили четверых работников транснациональной нефтяной корпорации Royal Dutch Shell. Компания начала эвакуацию своих сотрудников с месторождения, на котором добывается около 120 тыс. баррелей нефти в сутки. Также на юге страны был взорван нефтепровод, принадлежащий холдингу, в результате чего экспорт из региона сократился на 160 тыс. баррелей в сутки.

В прошлый четверг была обнародована очередная плёнка с проклятиями Усамы бен Ладена в адрес США и их союзников. В периоды нестабильности финансовые рынки реагируют обычно на подобные новости следующим образом: ценные бумаги и другие финансовые активы дешевеют, а более материальные ценности дорожают. Так получилось и в этот раз: доллар и акции несколько потеряли в цене, а нефть и золото прибавили.

Ситуация вокруг Ирана

Главным фактором на нефтяном рынке в настоящее время является, безусловно, ситуация вокруг Ирана. Политическое давление на Тегеран по ядерному вопросу со стороны Запада нарастает и как этот конфликт в конце концов разрешится наверняка никто не знает. Иран готов дать решительный отпор натиску США и уже предпринял кое-какие превентивные меры. Так, стало известно, что власти страны начали выводить свои валютные резервы из европейских банков на тот случай, если Запад прибегнет к санкциям и решит заморозить иранские активы.

Нефтяной рынок был крайне недоволен развитием событий в этом направлении – не только из-за шансов на срыв поставок одного из крупнейших производителей, но и из-за глобальной угрозы транспортировки нефти с Ближнего Востока, - комментирует ситуацию аналитик Сергей Егишянц с сайта «Мировой кризис». Дело в том, что Иран способен нарушить танкерное судоходство через Ормузский пролив, а через этот пролив из Персидского залива вывозится почти вся добываемая там нефть (около четверти мировой нефтедобычи).

Несмотря на усиливающееся международное давление, Иран уступать не намерен. 23 января представитель Ирана в МАГАТЭ Али Асгар Солтание заявил, что Иран незамедлительно примет ответные меры, если иранское «ядерное досье» будет передано в Совет Безопасности ООН.

«Происки» Каракаса

Мы всегда защищали стабильность цен, и мы не хотим, чтобы цены поднялись до такого уровня, с которым мир не справится.Уго Чавес, президент Венесуэлы. 

Между тем, полным ходом идет подготовка к упоминавшейся в начале встрече представителей стран ОПЕК в Вене. Министр нефти Венесуэлы Рафаэль Рамирес призвал станы, входящие в ОПЕК предпринять все возможные меры по сохранению существующих мировых цен на нефть. Ранее президент ОПЕК Эдмунд Даукору заявил, что не видит необходимости в снижении странами ОПЕК объемов добычи нефти для сохранения цен на существующем уровне. По его мнению, в ближайшее время спрос на нефть останется высоким.

Ранее члены ОПЕК договорились не изменять уровень добычи нефти, однако, с оговоркой, что это решение может быть пересмотрено на их встрече 31 января. Причиной для изменения они назвали снижение спроса на нефтяные продукты. Наибольшую инициативу в ходе подготовки к намеченной встрече проявляет, что неудивительно, Каракас.

Развивая мысль об уровне цен на нефть, венесуэльский министр нефти Рафаэль Рамирес заявил, что Каракас готов поддержать предложение о снижении объемов добычи нефти. При этом Р.Рамирес подчеркнул, что решение о снижении объемов добычи должно стать результатом согласия всех стран нефтяного картеля, которое может быть достигнуто только после тщательного анализа рынка.

Не перегнуть палку…

С одной стороны, экспортеры нефти, естественно заинтересованы продать ее как можно дороже. Однако все они (включая большого «друга» Соединенных Штатов президента Венесуэлы Уго Чавеса) понимают, что здесь важно не перегнуть палку. При запредельных ценах на традиционные виды топлива возобновляются исследования в области альтернативных источников энергии, использования энергосберегающих технологий, снижаются темпы экономического роста основных потребителей.

Так, к отировки акций на Нью-йоркской фондовой бирже испытали за первый месяц нового года максимальное падение по пунктам с марта 2003 года из-за резкого роста цен на нефть и слабых финансовых результатов ряда компаний.

Что касается прогноза на будущее, то лидеры Организации стран-экспортеров нефти ожидают, что цена корзины сортов нефти, добываемых странами картеля, останется в текущем году на уровне $45-55 за баррель. Между тем, согласно докладу министерства энергетики США нефть в ближайшие 20 лет будет стоить 54 доллара за баррель. Если говорить о текущем и следующем году, то цены на нефть в 2006 году будут выше цен 2005 года. По данным экспертов министерства энергетики США, рост должен составить около 12%. Средняя цена нефти марки «Light Sweet» должна составить 63 доллара 27 центов за баррель. Что касается 2007 года, то спрос на нефть должен увеличиться до 87,2 млн барр. в день, тогда как средняя цена легкой американской нефти упадет до 59 долларов 74 центов за баррель.

Учитывая множество неизвестных в нефтяном уравнении никакой из прогнозов нельзя считать достаточно точным, но, похоже, дешевой нефти в ближайшие годы не предвидится. Следует отметить, что кроме стран ОПЕК («организованных» стран-экспортеров) есть еще и так называемые «независимые экспортеры», к числу которых относится в частности и Россия. Но это – совсем другая история…

Алексей Ковалев

www.bigness.ru