Нефтяной маневр. Путин может оставить Беларусь без денег, а Украину — без горючего. Нефть украина беларусь


Может ли Украина помочь Беларуси с нефтяной альтернативой? / Беларусь / БрамаBY: свободная саморегулируемая политическая площадка

Затянувшийся газонефтяной спор с Россией поставил Беларусь в очередной раз перед необходимостью иметь реальную альтернативу поставкам российской нефти. Один из вариантов такой альтернативы предлагает украинский эксперт — иранскую нефть.

Александр Лукашенко, давая 12 сентября напутствие вице-премьеру Владимиру Семашко перед очередными переговорами в Москве, заявил следующее. «Везде должна быть альтернатива, как бы ни было сложно. И по природному газу (это сложнее, конечно), а по нефти тем более», — сказал он. Беларусь в своей новой истории предпринимала несколько попыток привлечь альтернативную нефть. Станет ли успешной очередная попытка?

Между тем, директор «Консалтинговой группы А-95» (Киев) Сергей Куюн убежден, что сейчас у Беларуси есть абсолютно реальная возможность притянуть на Мозырский НПЗ альтернативную нефть, которая, по его словам, по качеству и по цене сейчас практически идентична российской нефти сорта Urals. С украинским экспертом обозреватель БЕЛРЫНКА пообщалась в кулуарах международной конференции «Рынок нефтепродуктов и газа Республики Беларусь: производство, трейдинг, розница» в Минске 22 сентября. — Хочу отметить, что 2016 год — очень хороший год для белорусских поставщиков топлива в Украину. В августе установлен символичный рекорд: поставки белорусских бензинов составили 80% от всего импорта в Украину. Это беспрецедентный уровень, — раньше поставки не превышали 50%. Есть предпосылки считать (хотя есть определенные риски), что в этом году будет побит исторический рекорд поставок белорусского топлива в Украину в 2012 году, когда было поставлено 4,2 млн тонн.

— Чем обусловлен нынешний рост поставок?

— Прежде всего, — это выгодная логистика. Также целенаправленный труд экспортера — Белорусской нефтяной компании — на протяжении 6−7 лет дает определенные плоды: потребители уже почувствовали качество белорусского топлива, партнеры поняли особенности работы с белорусскими экспортерами. С другой стороны, эти цифры во многом обусловлены тем, что украинский рынок сузился. Тем не менее, есть прирост в абсолютных величинах.

— Беспокоят ли украинских потребителей возможные последствия снижения поставок российской нефти на белорусские НПЗ, поскольку появляются риски исполнения контрактов?

— Есть на рынке определенная нервозность. Понятно, что когда поставщик занимает на рынке такую большую долю, к нему приковано повышенное внимание, и все с напряжением следят за развитием данной ситуации. С аналитической точки зрения это, конечно же, выносит на поверхность вопрос диверсификации поставок в Беларусь для повышения устойчивости этого рынка. Кстати, хочу заметить, что сегодня Украина — единственная, кто может в этом белорусам реально помочь.

— Каким образом?

— Могу сказать, что в Украине сегодня ведутся очень активные переговоры с иранскими поставщиками нефти о ее прокачке по трубопроводу Одесса — Броды в Европу. В рамках этого проекта можно рассматривать и белорусское направление.

То есть можно реанимировать проект, в рамках которого осуществлялась поставка азербайджанской нефти в Беларусь в 2011 году. Однако, самое главное, в отличие от азербайджанской нефти, которая, конечно же, дорогая, иранская нефть по цене сегодня конкурентоспособна даже с российской.

Как правило, диверсификация поставок энергоресурсов стоит дорого. Но сейчас ситуация для Беларуси складывается очень удачно. Как заявил сегодня в своем выступлении на конференции в Минске старший редактор Platts Ник Коулмен, иранская нефть сейчас активно завоевывает новые рынки, — после снятия международных санкций Иран ведет очень агрессивную политику по возвращению на рынки, в том числе на европейские.

При этом еще раз подчеркну: иранская нефть по своей цене абсолютно конкурентоспособна с российской нефтью, — даже с учетом ее прокачки через Украину, — такие расчеты есть. По качеству она также сопоставима с российской Urals.

Мне кажется, что белорусам с учетом постоянных рецидивов с поставками российской нефти стоило хотя бы на 20−25% иметь альтернативный источник поставок нефти в виде иранской нефти. Это намного повысило бы устойчивость этого бизнеса, его прогнозируемость. Не буду скрывать: украинские клиенты очень переживают и нервничают, смогут ли белорусы выполнить свои обязательства по поставкам из-за ограничения поставок российской нефти в Беларусь. К сожалению, мы видим, что срыв этих поставок время от времени происходит.

Между тем основное достижение белорусов за последние годы — статус надежного поставщика топлива в Украину. Он пока слабее, чем статус литовских или польских поставщиков, но есть очень серьезный прогресс: сегодня у белорусских поставщиков намного выше качество отгрузок, качество договорной и контрактной работы. Тем не менее, постоянная дестабилизация с поставками нефти держит рынок в напряжении. Чтобы снять это напряжение и повысить свою устойчивость, нужна альтернатива — иметь такой резерв: хотя бы до 30% альтернативной нефти. Думаю, что и на переговорах с россиянами это намного усилило бы позиции белорусской стороны. Это сегодня можно и реально сделать.

— Вы сказали, что в Украине сейчас ведутся серьезные переговоры по возможности прокачки иранской нефти в Европу. Транспортная инфраструктура Украины готова. В чем вопросы?

— Вопрос в том, что это новый проект и Иран — новый для всех партнер. Мы видим, что польская группа «Лотос» сегодня работает с иранской нефтью и готова к долгосрочным контрактам с Ираном. Не исключено, что часть этих поставок (а может быть, и все) пойдут через Украину с прокачкой по трубопроводу Одесса — Броды, перегрузкой «на колеса» (на железную дорогу. — Прим. авт.) и дальнейшей отправкой в Европу.

— Почему — «на колеса», если есть техническая возможность прокачать эту нефть в Европу через Беларусь по белорусской трубопроводной системе? Рассматривается ли такой вариант хотя бы теоретически?

— Насколько мне известно, сегодня такой вариант не рассматривается. Хотя этот проект можно было бы увязать с поставками нефти напрямую по трубопроводу на Мозырский НПЗ. Здесь есть о чем говорить. Это — серьезный пункт на повестке дня. Безусловно, этот вопрос требует серьезной проработки. Но, на мой взгляд, сейчас — самое время белорусам серьезно об этом задуматься.

— На каком уровне ведутся переговоры о поставках иранской нефти через Украину? — У нас было несколько визитов официальных делегаций в Иран, в Украину приезжали торговые представили Ирана (те, кто распоряжается данными ресурсами). Они подтверждают, что ресурсы имеются и с ними можно работать.

Кстати, в сентябре в Украину зашел первый танкер с иранским газовым конденсатом, — он будет переработан на Кременчугском НПЗ.

— Можно ли говорить, что в результате украинская нефтепереработка получит определенный импульс?

— Да. Но проблема в том, что у нас негде перерабатывать иранское сырье в больших количествах, поскольку украинские НПЗ не модернизированы. Их мощности позволяют переработать ограниченное количество нефти с соблюдением регламента ГОСТа, потому что нет развитых вторичных установок по переработке нефти. А вот белорусы могут это делать. У Мозырского НПЗ есть возможность брать иранскую нефть и делать из нее качественные нефтепродукты.

Кстати, Украина имеет возможность также поставлять иранскую нефть в Европу по действующей системе нефтепровода «Дружба». Сейчас одна нитка этой «трубы» задействована под нефть Urals, вторая пустует. Она может быть использована для поставок иранской нефти на венгерские, чешские, австрийские НПЗ. Этот вопрос также сейчас активно обсуждается в Украине. Так что для Беларуси складывается очень своевременный момент присоединиться к этому обсуждению.

В статье использованы материалы доклада С. Куюна «Анализ развития рынка нефтепродуктов Украины». Читать полностью: news.tut.by/economics/513616.html

bramaby.com

Россия надеется на Украину, Беларусь — на нефть — Рамблер/финансы

Сегодня белорусские кураторы вопроса создания и функционирования Таможенного союза Беларуси, Казахстана и России обозначили позицию, которой будут придерживаться в этом интеграционном объединении. Любопытно, что главный идеолог ТС — Россия — в этот же день официально обозначила интерес по возвращению Украины в лоно Таможенного союза. Вице-премьер Беларуси Андрей Кобяков, выступая на заседании Консультационного совета по иностранным инвестициям, высказал пожелание углублять интеграцию Беларуси с Россией и Казахстаном, так как в дальнейшем это позволит прийти к созданию единого экономического пространства.

Однако уже сейчас между странами возникает ряд разногласий, которые ставят под сомнение само существование интеграционного объединения. «Это нормальный процесс. В наших семьях в повседневной жизни всегда возникают такие вопросы, но мы их решаем», — отметил он. По его словам, уже созданы дискуссионные площадки в рамках комиссии Таможенного союза для решения наболевших вопросов. В ближайшее время планируется создать еще площадки по согласованию вопросов технического регулирования и фитосанитарного контроля.

Комментируя скептические оценки по поводу участия Беларуси в Таможенном союзе, Андрей Кобяков заявил, что нет никаких гарантий, что от невступления страны в ТС, не будет хуже. «Это как в футболе, не забиваешь гол ты, забивают тебе, — отметил вице-премьер. — Либо мы дальше идем в интеграцию, либо фиксируем это состояние и пытаемся его удержать, и тогда никто не гарантирует, что оно останется неизменным. Мы должны идти по пути углубления интеграции вплоть до создания единого экономического пространства, которое должно быть создано к 1 января 2012 г.».

Вместе с тем высокопоставленный чиновник попытался убедить бизнесменов, что государство не намерено их бросать на произвол судьбы. В частности, Андрей Кобяков заверил резидентов Свободных экономических зон в том, что государство их не даст в обиду после вступления в силу таможенного кодекса ТС. «Это больной вопрос, — заявил А. Кобяков. — Мы будем отстаивать свою позицию по сохранению статуса резидентов СЭЗ внутри Таможенного союза в переговорах с другими странами. Сейчас проработкой данного вопроса занимаются Минэкономики трех страны. Они готовят международный договор, который будет регулировать вопросы функционирования СЭЗ и особых таможенных территорий». Однако, по словам вице-премьера, если этот документ не будет подписан до 1 июля 2010 г., то к резидентам СЭЗ будет применяться национальное законодательство. Вместе с тем А. Кобяков подчеркнул, что государство в рамках указа президента о работе СЭЗ «готово сохранить все обязательства перед инвесторами, их интересы не будут нарушены».

Нефть

Другой белорусский куратор — Министерство иностранных дел — был более категоричен в своих заявлениях. На пресс-конференции в Минске замдиректора департамента внешнеэкономической деятельности МИД Антон Кудасов заявил, что Беларусь ставит под вопрос целесообразность существования Таможенного союза при сохранении пошлины на нефть. По его словам, белорусско-российский межправительственный протокол от 27 января 2010 г., который «легализует применение российской стороной этой пошлины», «не соответствует правовой базе Таможенного союза и тем документам, которые приняты в связи с решением президентов Беларуси, России и Казахстана создать единую таможенную территорию с 1 июля 2010 г.».

По мнению А. Кудасова, необходимо провести трехсторонние переговоры, «которые должны привести к понятной системе экспорта нефти из России в Беларусь и Казахстан без взимания таможенных пошлин». «Я надеюсь, что такие переговоры в ближайшее время будут проведены», — приводит слова представителя МИД агентство БелаПАН. При этом он признал, что переговорный процесс «будет сложным». «Вопрос стоит, готовы ли в России модифицировать свою систему взятия ренты с природных ресурсов», — пояснил Кудасов. «Если этого не произойдет, единая таможенная территория, внутри которой взимается пошлина, непредставима. Это ставит вопрос об исполнении решения правительств о создании такой территории», — подчеркнул представитель МИД. По его словам, «если имеет место отступление от неких базовых принципов Таможенного союза в отношении нефти и нефтепродуктов, то есть отступление от международных правил в отношении одного товара, очень значимого с точки зрения наших интересов, то исключить ничего нельзя».

Украина

Тем временем, пока Беларусь развивает «словесную нефтяную войну», руководство России официально озвучило заинтересованность по вхождению Украины в ТС. Накануне вновь избранный президент Украины Виктор Янукович заявил, что готов начать переговоры о присоединении страны к Таможенному союзу. Президент Медведев тут же поручил Федеральной таможенной службе проработать вопрос подключения Украины к процессу формирования ТС трех стран. «Я искренне надеюсь на то, что новое руководство Украины, новый президент Украины Янукович Виктор Федорович постарается внести свой вклад в укрепление взаимоотношений, торговых отношений, экономических связей в целом — не только с Россией, но и с другими странами, мне кажется, это вполне отвечает интересам украинских потребителей», — приводит слова Д. Медведева ИТАР-ТАСС. Руководитель ФТС Андрей Бельянинов напомнил, что в этом вопросе сложностей не должно возникнуть, ведь Украина «была одним из первых зачинателей интеграционных процессов в Таможенном союзе».

Это неполный текст новости

Читайте также

finance.rambler.ru

"Свободная экономическая зона Беларусь" для российских нефти и газа на Украину: diana_mihailova

Основные рычаги дружбы России и Беларуси — нефть и газ. Согласно межправительственному соглашению, в 2018 г. РФ поставляет в Беларусь 18 млн т необлагаемой пошлиной нефти. Пошлина на экспорт произведенных из этого объема нефтепродуктов — добыча белорусов. Еще 6 млн т нефти экспортируются с уплатой таможенных платежей в бюджет Беларуси.

Второй важный канал отношений — 19 млрд кубометров российского природного газа в год. Беларусь, в свою очередь, выращивает для России креветки и другие санкционные товары. Однако это лишь "базовый пакет". Время от времени на территории Беларуси возникают экстра-схемы заработка. Речь, как правило, о переориентировании потоков российских энергоресурсов, где Украина нередко занимает первые места среди получателей.Слишком крепкие объятия

Первое серьезное противостояние между Беларусью и РФ произошло в 2006 г. В начале года "Газпром" объявил о повышении цены газа до "соответствующей европейскому уровню" — с 47 до 105 долл./тыс. кубометров. Переговоры ни к чему не привели, и с декабря для большей убедительности Россия задействовала нефтяной рычаг, вернув экспортную пошлину для нефти, поставляемой на белорусские НПЗ.

В ответ Минск ввел свой тариф на транзит нефти — 45 долл./тонна.Закончилось это все кратковременным прекращением прокачки по нефтепроводу "Дружба", в результате чего Польша со Словакией на пару дней остались без российской нефти. В итоге россиянам удалось поднять цену газа до 100 долл./тыс. кубометров с последующим постепенным повышением, а нефтяные пошлины и тарифы на прокачку вернулись к прежним уровням.В 2010 г. между странами снова возникли противоречия по цене газа, но тогда в качестве меры убеждения России оказалось достаточно только ограничения поставок газа, и до нефти дело не дошло… В отличие от последнего конфликта, возникшего в 2016-м и длившегося почти полтора года.Начался он также с безуспешных попыток Беларуси получить скидку на российский природный газ и пересмотреть формулу ценообразования на него. В итоге Минск, заявив о несправедливости, в одностороннем порядке стал платить за тысячу кубометров газа 100 долл. вместо контрактных на то время 132 долл. К лету 2016 г. долг белорусов достиг 200 млн долл., и в качестве аргумента Россия на 25% ограничила поставки нефти на белорусские НПЗ — с 24 до 18 млн т.В ответ последовали угрозы повысить ставку транзита на российскую нефть на 50%. На 2017 г. "Газпром" еще повысил цену газа на 7%, а в правительстве РФ заговорили о снижении поставок нефти в Беларусь до 16 млн т в год.Конфликт уладили в апреле 2017 г. — Беларусь погасила долг, который к тому времени достиг 730 млн долл. Поставки беспошлинной нефти остались на уровне 18 млн т/год, а для еще 6 млн т придумали схему "перетаможки". Согласно ей, Россия перечисляет пошлины от экспорта этих 6 млн т нефти в бюджет Беларуси.Экстра-программыПараллельно с глобальными проектами типа беспошлинной нефти и недорогого газа Беларусь регулярно изобретает различные схемы дополнительного пополнения своего бюджета за счет РФ. Одной из самых известных был реэкспорт дизельного топлива, которым оперировала компания "Трайпл". Тогда колоссальные объемы российского ДТ под видом различной химии поставлялись в Беларусь, где после добавления компонента оно превращалось в "топливо биодизельное" (ТБД). Благодаря наличию биосоставляющей топливо шло, в том числе и в Украину, без уплаты пошлины, что позволяло "Трайплу" существенно отжимать конкурентов по цене. За 2012 г. Беларусь экспортировала 3,25 млн т ТБД…В итоге россиянами снова был задействован нефтяной рычаг — подписывать ежеквартальный график поставки РФ согласилась только при условии прекращения реэкспорта дизтоплива. Схема закрылась, а главе "Трайпла" Юрию Чижу даже пришлось некоторое время провести в тюрьме за "оптимизацию налогов". Впрочем, вскоре его, раскаявшегося, реабилитировали.Летом 2018 г. со стороны РФ назрело новое недовольство относительно реэкспорта топлив мимо российского бюджета. Поводом для беспокойства российской стороны стал стремительный рост поставок нефтепродуктов в Беларусь. Основные претензии касались мазута. По данным агентства Thomson Reuters, за семь месяцев 2018 г. Беларусь импортировала 1,4 млн т мазута против 1 млн т за такой же период 2017-го и 155 тыс. т за семь месяцев 2016 г. (см. рис. 1). В Минфине РФ заявили, что этот мазут был экспортирован, а пошлины в ущерб российскому бюджету были уплачены в белорусский. Особенно огорчает российский Минфин то, что пошлина на экспорт низкорентабельного мазута с 2017 г. уравнена с пошлиной на высокорентабельную нефть.В свое оправдание президент Беларуси Александр Лукашенко заявил, что Беларусь никаких правил Таможенного союза не нарушает. "Здесь, как я говорю, отходы нефтепереработки, которые не реализуются в России, компании продали нашим, мы доработали (нашли технологию), продали, заработали какую-то копейку", — заявил он в интервью национальному телевидению.В то же время статистика перевозок показывает, что на НПЗ для допереработки было поставлено лишь 45% импортированного мазута. Это значит, что только за январь—июль 2017 г. из российского бюджета в белорусский перетекло около 75 млн долл. "мазутных" пошлин.Другой продукт, динамика поставок которого вызывает вопросы в РФ, — сжиженный углеводородный газ (СУГ), или пропан-бутан. Потребляя порядка 145 тыс. т автогаза, Беларусь производит его втрое больше. А за семь месяцев 2018 г. еще 574 тыс. т белорусские компании импортировали. Итого экспортный профицит за год — около 1 млн т. Из этого объема также далеко не все прокачивается с целью перенаправить пошлины. Российским компаниям выгодно перегружаться в Витебске, избегая заторов в Бресте и оптимизируя логистику за счет более близкого к Польше буфера. Чтобы умерить аппетиты белорусов, правительство России потребовало включить в индикативный баланс потребностей Беларуси, кроме нефти, еще и топливо. На беспошлинную поставку нефтепродуктов сверх этого баланса будет введен запрет уже с четвертого квартала этого года. Сейчас идет подготовка такого баланса, однако информации о том, на основании чего он будет рассчитываться и будет ли в нем место для "какой-то копейки", пока нет. "Все в подвешенном состоянии. Понятно, что будут перемены, но конкретики никакой", — говорит представитель одной из компаний, занимающихся перегрузкой российских энергоресурсов в Беларуси.Прививка от зависимостиОчередное обострение энергетических разборок между соседями по Таможенному союзу, скорее всего, заденет Украину. Речь главным образом об автогазе. С 2017 г. СУГ поступает к нам из Беларуси не только с заводов, но и с ряда перевалочных терминалов. Украинская звезда белорусских газоперевалочных терминалов взошла на фоне ограничения Россией экспорта СУГ в Украину с разрешения Федеральной службы по техническому экспортному контролю (ФСТЭК). По сути, Беларусь стала обходным путем для ресурса, который не смог получить разрешения службы.Посреднические услуги по перенаправлению российского газа с 2017 г. предлагают терминалы в Витебске ("Трансэкспедиция" и "Чес Белл"), а с мая 2018 г. работу начала перевалка в Могилеве ("ГазЭнерджиХим").Благодаря обходному пути, российский ресурс в 2017-м сохранил долю на украинском рынке на уровне 2016 г., то есть 50%. По итогам января—июля 2018-го этот показатель снизился до 39%, из которых на витебские компании приходится 11%.Операторы рынка считают, что выпадение с украинского рынка транзитного газа (СУГ) сильно не повлияет на рынок. "Из-за дороговизны газа в РФ поставки через Витьбу даже в пиковые периоды потребления были реально интересны только эпизодически, — поясняет представитель одной из трейдинговых компаний. — По большому счету, в последнее время этот источник рассматривается по остаточному принципу, когда больше негде взять".

Важен период, в котором ожидаются перемены в Беларуси. В октябре потребление газа уже далеко от пикового, поэтому выпавшие объемы украинский рынок вполне может и не замещать. Случись это в июле-августе, последствия могли бы быть более серьезными.

Но свято место вряд ли будет пусто, и место Витебска на обходном пути российского газа могут запросто занять терминалы в Польше. Переадресовать в Украину сразу с белорусско-польской границы газ, предназначающийся для польского рынка, не выйдет — контракты запрещают такие манипуляции.Другое дело — перевалка ресурса уже в Польше, считает эксперт польского рынка Марцин Завиша. Он оценивает затраты на логистику в 40 долл./т, что соответствует порядку стоимости услуг витебских терминалов. "Еще 5–10 долл. маржи набросит трейдер, итого газ подорожает на 45–50 долл./т", — говорит г-н Завиша. При нынешнем курсе валют это будет означать удорожание автогаза для потребителя на 90 коп./л.Впрочем, даже перспектива полной потери "белорусской" части российского сжиженного газа особого беспокойства у трейдеров не вызывает. Наибольшие надежды по увеличению поставок подает Казахстан. На фоне кризиса, разразившегося в августе-сентябре 2017-го, и, как следствие, взлетевших цен внимание на Украину обратила компания-гигант "Тенгизшевройл" (ТШО). Это крупнейший в Казахстане производитель СУГ, который работает в основном по длинным контрактам. Следом за ним в Украину начали "ходить" и другие казахстанские компании.В разгар сезона 2018-го казахи уже поставляли в Украину более 30 тыс. т ежемесячно (около 20% рынка), и дополнительные мощности при необходимости, говорят, найдутся. "Сейчас возможности ТШО уже превышают потребности украинских трейдеров, — большинство компаний не выбирают прописанного в контракте максимального объема поставки", — говорит трейдер GT Group Сергей Ермаков.СУГ на западной границе и в море, как правило, ощутимо дороже белорусского или российского. И тем не менее, поставки из альтернативных источников понемногу растут — стачиваются юридические и инфраструктурные аспекты, делая закупку более простой и оперативной. Среди стран-сухопутных поставщиков в 2017 г. — Польша, Литва, Румыния. И хотя на нетрадиционные источники приходится пока 2,7% от потребления, их влияние на западные и южные регионы уже достаточно велико (рис. 2).

Будучи по-прежнему крепко энергозависимой от политики РФ, Украина вынуждена пристально следить за происходящим вокруг. Научившись в конце 2000-х жить без российской нефти, мы уже не раз тестировали способность обходиться без российского дизтоплива. Потом был черед реверсных поставок природного газа. Очевидно, рано или поздно придет очередь и автогаза, занявшего крупную долю рынка автомобильного топлива и в наибольшей мере завязанного на поставки из РФ. Обрезание белорусского обводного канала может стать первым этапом, и, похоже, мы уже готовы к тому, чтобы пройти его максимально безболезненно.

diana-mihailova.livejournal.com

Беларусь, теряющая долю на рынке нефтепродуктов Украины, возобновляет речные поставки дизеля в Киев

По итогам первого квартала 2018 года уменьшилась доля белорусских нефтепродуктов на украинском рынке. Об этом говорится в сообщении «Консалтинговой группы А-95».

В «А-95» отмечают, что Беларусь по итогам трех месяцев заняла 40,8% украинского рынка бензинов (в 2017 г. доля была 47%, в 2016 г. — 54%). В лидеры же вышли местные производители: в I квартале 2018 г. на них пришлось 45,3% рынка, тогда как в аналогичном периоде 2017 г. — 42%. В целом рынок бензинов продолжил сокращение: по сравнению с І кварталом 2017 г. объемы поставок сократились на 4,1% — до 431 тыс. тонн. Основной причиной снижения остается переход автомобилистов на сжиженный газ: его поставки увеличились на 17,3%.

«Результаты украинских заводов в I квартале 2018 г. могли быть еще более внушительными, если бы не затянувшаяся зима и обусловленные этим большие запасы бензина, которые сделали проблематичным дальнейшее наращивание переработки в частности на „Укртатнафте“. Конъюнктура внутреннего и внешнего рынков остается для украинских НПЗ благоприятной, мы ожидаем в 2018 году увеличения их доли на рынке бензинов до 50% и до 20% на рынке дизтоплива», — заявил Сергей Куюн, директор «Консалтинговой группы А-95».

Рынок дизельного топлива в первом квартале 2018 г. увеличился на 14,7% — до 1,252 млн тонн. Крупнейшим поставщиком на украинский рынок стала Россия, обеспечив 42% в балансе; доля белорусских производителей составила 33%, украинских НПЗ — 14,2%.

Украинские производители имеют возможности для дальнейшего роста на рынке. В том числе за счет создания административных барьеров. Напомним, «Укртатнафта» предложила ввести квоты на беспошлинный импорт бензинов и ДТ с 1 мая.

В этом месяце Беларусь планирует возобновить речные поставки дизельного топлива в Украину. Об этом со ссылкой на слова представителя «Белорусского морского пароходства» Сергея Зубко сообщает «ЦТС».

В мае в Киев будет осуществлена первая доставка водным путем дизельного топлива производства Мозырского нефтеперерабатывающего завода. По словам Зубко, речь идет о двух нефтеналивных судах грузоподъемностью 750 т каждое, которые прибудут в Киев по Днепру из Беларуси.

«В рамках государственной инновационной программы в прошлом году был создан и уже проходит судовые испытания нефтетранспортный комплекс. И уже сейчас ведется активная разработка схемы доставки водным транспортом дизельного топлива производства Мозырского НПЗ в адрес украинских потребителей. Поставки планируется начать уже в мае этого года, и они должны будут осуществляться не разово, а на постоянной основе», — отметил он.

Зубко проинформировал, что вначале поставки планируются дважды в месяц с перспективой выхода на 3−3,5 рейса ежемесячно.

news.tut.by

Нефтяной маневр. Путин может оставить Беларусь без денег, а Украину — без горючего

Маневр не на радость “батьке”

4 августа Владимир Путин подписал закон о постепенном снижении экспортных пошлин на нефть в рамках налогового маневра в нефтяной отрасли. С 1 января 2019 г. экспортная пошлина на нефть будет снижаться с нынешних 30% до 0% при одновременном повышении налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) на нефть. Весь этот процесс займет несколько лет, а правительство имеет право в случае резкого роста цен на топливо на внутреннем рынке вводить дополнительные тарифы на экспорт нефти.

Эта реформа, под общим названием “налоговый маневр”, прорабатывалась в России несколько последних лет. Маневр подразумевает поэтапное снижение экспортной пошлины на нефть с 30% до 0% от ее цены, а также сокращение ставок вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты параллельно с повышением НДПИ для нефтяных компаний. Российскому бюджету такая замена ничем не грозит, скорее даже повысит его доходы. Но “налоговый маневр” сильно ударит по Беларуси, и этот удар может очень болезненно сказаться на Украине.

Дело в том, что Беларусь, успешно эксплуатируя статус “самого близкого и преданного союзника России”, получает из РФ нефть без пошлин. По оценкам Минфина РФ, российский бюджет теряет только на одних беспошлинных поставках нефти в Беларусь свыше $3 млрд в год — такова часть (не самая крупная) кремлевской платы за лояльность Лукашенко. Часть российской дешевой нефти Минск реэкспортирует на Запад, остальное перерабатывает и продает бензин и дизтопливо в Западную Европу и Украину.

Соответственно пошлины на нефть и нефтепродукты поступают в белорусский, а не в российский бюджет. В 2017-м эти поступления составили порядка $2,5 млрд или около 5% ВВП Беларуси.

Если для Беларуси нефть станет стоить столько же, сколько и для остальных покупателей, Лукашенко лишится нефтяной субсидии. За новую поддержку белорусским властям снова придется торговаться с Кремлем. Но вне зависимости от того, какой будет (или не будет) эта поддержка, уже понятно: Беларусь более не сможет продавать в Украину по выгодным ценам нефтепродукты с Мозырского НПЗ.

А это очень серьезный объем поставок. По данным Государственной фискальной службы, Украина в январе-июне 2018 г. импортировала 3 млн 416,382 тыс. тонн нефтепродуктов (по коду ТНВЭД 2710 — бензины, дизтопливо, мазут, реактивное топливо и пр.), что на 1,1% больше, чем за аналогичный период 2017 г. Но если объем поставок вырос ненамного, то в деньгах рост значительный. За январь-июнь нефтепродуктов импортировано на $2 млрд 223,958 млн — это на 27,4% больше, чем годом ранее.

Структура импорта такова: из Беларуси — 40,31% всего топлива ($896,399 млн), из РФ — 37,41% (на $832,035 млн), из Литвы — 9,63% (на $214,093 млн), других стран — 12,65% (на $281,431 млн).

Кто закроет “белорусскую брешь”?

В 2015-2017 годах Украина вдвое увеличила импорт дизтоплива из России и бензина из Беларуси. “Анализ географической структуры импорта дизельного топлива за период 2015-2017 гг. демонстрирует существенное увеличение объемов импорта дизельного топлива из Беларуси, Литвы, Туркменистана и двукратное увеличение — из РФ. Также двукратное увеличение объемов импорта бензина наблюдается из Беларуси — в 2015 г. было импортировано 621 тыс. т, в 2016-м — около 1,2 млн тонн, в 2017 году — почти 1 млн т, что составляет около 80% от всего импорта бензинов в Украине”, — говорится в сообщении “Держзовнішінформу”.

Собственная украинская нефтепереработка находится в глубоком кризисе, чему поспособствовала техническая отсталость (низкая эффективность крекинга нефти с невысоким выходом светлых нефтепродуктов), открытость украинского рынка нефтепродуктов (украинским НПЗ труднее конкурировать с импортом), поставки значительных объемов “транзитных импортных” серых нефтепродуктов.

В разное время на украинских НПЗ перерабатывалось от 24 млн тонн нефти (2004 г.) до 10 млн т (2010 г.). В последние же годы — лишь порядка 2,1-2,3 млн тонн. Доля собственного украинского дизтоплива на внутреннем рынке в 2016-2017 гг. опустилась всего до 10-11%, остальное потребление закрывают поставщики из Беларуси, Литвы, РФ и Польши.

Здесь надо понимать: доминирование на украинском рынке иностранных поставщиков моторного топлива привело к тому, что цены на нефтепродукты формируются с премией к котировкам. То есть нехватка собственного бензина и дизтоплива приводит к более высоким ценам на нефтепродукты для конечного потребителя (по оценкам, разница составляет 20-50 долларов/тонна). И эти деньги, к тому же, уходят из Украины.

Из шести украинских НПЗ сегодня реально работает (и то далеко не на полную мощность) только один — Кременчугский. Лисичанский НПЗ, оказавшийся на оккупированных территориях, потерян; Надворянский, Дрогобычский и Херсонский нефтеперерабатывающие заводы остановились еще в 2005-2007 гг. — из-за технической отсталости и, как следствие, экономической неэффективности. Одесский НПЗ остановился в начале 2014 г., и его периодически пытаются реанимировать. Хотя прежде Одесский НПЗ был самым низкоэффективным среди украинских заводов, с выходом светлых нефтепродуктов ниже 50%.

“Что касается бензина, то тут 43% рынка занимают украинские производители, поставки из Беларуси составляют 45%. Мощностей украинских НПЗ достаточно, чтобы полностью обеспечить рынок бензином в случае прекращения поставок из Беларуси, — сказал в комментарии для “ДС” президент “Нефтегазовой Ассоциации Украины” Дмитрий Кулик. — Также Украина импортирует бензин из Прибалтики, Литвы, Польши. Доступен импорт по морю в любых количествах, поскольку в Европе избыток производства бензина. Так что дефицит бензинов Украины не угрожает. Но прекращение поставок из Беларуси может привести к росту стоимости топлива”.

Что же касается дизельного топлива, то, по словам Дмитрия Кулика, его внутреннее производство составляет 13%, а из Беларуси Украина импортирует 35% потребляемого дизтоплива. Здесь главный риск в случае прекращения белорусских поставок — резкое увеличение доли группы “Приват”, которая контролирует Кременчугский НПЗ  и крупнейшие морские перевалочные комплексы в Одессе и Черноморске, которые будут задействованы для ликвидации дефицита в первую очередь.

“Согласно прогнозам, в случае прекращения поставок ДТ из Беларуси, прежде всего на перевалочные мощности Группы придется нагрузка по морскому импорту топлива. В сумме с производством доля данного игрока вырастет до 30-40%. В случае, если одновременно с Беларусью будет перекрыт импорт из России, доля группы “Приват” превысит 60% рынка дизельного топлива. Поэтому дефицит ДТ Украине не угрожает. Но прекращение поставок из Беларуси может привести к росту стоимости дизтоплива”, — резюмировал президент НАУ.

Единственный работающий НПЗ на такую страну, как Украина, — это ненормально. Стоимость строительства нового и очень современного нефтеперерабатывающего завода “с нуля” — $1 млрд. Но для Украины это была бы очень хорошая инвестиция, которая позволила бы не только повысить энергетическую безопасность страны, но и снизить стоимость топлива на внутреннем рынке. До сих пор разобщенность интересов различных олигархических групп не позволяла начать реализацию подобного проекта.

Быть может, прекращение поставок бензина и дизтоплива из Беларуси все же подтолкнет процесс? Благо, время еще есть. Российский “налоговый маневр” в нефтяной отрасли займет несколько лет — как раз хватит для строительства нового НПЗ. Такой завод мог бы покрывать потребность Украины в бензине и дизтопливе (по разным оценкам, суммарно примерно 6,8-7,5 млн тонн в год), перерабатывая ежегодно 15-16 млн тонн нефти. Одновременно будет производиться около 3-3,5 млн тонн мазута — он найдет спрос как топливо для ТЭС, вместо угля и газа, и примерно 0,5-0,7 млн тонн битума (используется для ремонта дорог).

www.ukrrudprom.ua

Иранская нефть "потечет" в Европу и Беларусь через Украину / Новое Время

Фото: actualcomment.ru

Сейчас обсуждаются технические вопросы по осуществлению транзита иранской нефти через нефтепровод Одесса-Броды

Украинская госкомпания-оператор нефтетранспортной инфраструктуры Укртранснафта изучает возможность транзита иранской нефти через нефтепровод Одесса-Броды

Об этом заявил заместитель директора по товарно-транспортным операциям Укртранснафты Александр Мележик, сообщает Нефтерынок.

"Сейчас обсуждаются технические вопросы по осуществлению транзита иранской нефти через нефтепровод Одесса-Броды - до станции Броды с дальнейшей поставкой сырья как в Европу, так и на белорусские НПЗ. Технически это возможно. Нами уже обработан вопрос замещений технологической нефти (легкой азербайджанской), которая находится в нефтепроводе, на другие сорта", – сказал он.

Он добавил, что через 2-3 месяца будет завершено изучение технических возможностей такого транзита и тогда станет понятно, будет ли целесообразным транзит иранской нефти через украинскую территорию.

Ранее сообщалось, что Иран рассматривает возможность транспортировать свою нефть через украинскую нефтепроводную систему в Словакию и Чехию. 

Подпишитесь на журнал НВ по специальной цене

До конца ноября дешевле на 110 грн.Оформите подписку на журнал на 12 месяцев всего за 559 грн.

Ваш промокод для оплаты онлайн — 89790834

Оформить подписку

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

biz.nv.ua

Может ли Украина помочь Беларуси с нефтяной альтернативой? — Белрынок

Затянувшийся газо-нефтяной спор с Россией поставил Беларусь в очередной раз перед необходимостью иметь реальную альтернативу поставкам российской нефти. Один из вариантов такой альтернативы предлагает украинский эксперт – иранскую нефть.

Александр Лукашенко, давая 12 сентября напутствие вице-премьеру Владимиру Семашко перед очередными переговорами в Москве, заявил следующее. «Везде должна быть альтернатива, как бы ни было сложно. И по природному газу (это сложнее, конечно), а по нефти тем более», — сказал он. Беларусь в своей новой истории предпринимала несколько попыток привлечь альтернативную нефть. Станет ли успешной очередная попытка?

Между тем, директор «Консалтинговой группы А-95» (Киев) Сергей КУЮН убежден, что сейчас у Беларуси есть абсолютно реальная возможность притянуть на Мозырский НПЗ альтернативную нефть, которая, по его словам, по качеству и по цене сейчас практически идентична российской нефти сорта Urals.

С украинским экспертом обозреватель БЕЛРЫНКА пообщалась в кулуарах международной конференции «Рынок нефтепродуктов и газа Республики Беларусь: производство, трейдинг, розница» в Минске 22 сентября.

— Хочу отметить, что 2016 год — очень хороший год для белорусских поставщиков топлива в Украину. В августе установлен символичный рекорд: поставки белорусских бензинов составили 80% от всего импорта в Украину. Это беспрецедентный уровень, – раньше поставки не превышали 50%. Есть предпосылки считать ( хотя есть определенные риски), что в этом году будет побит исторический рекорд поставок белорусского топлива в Украину в 2012 году, когда было поставлено 4,2 млн. тонн.

— Чем обусловлен нынешний рост поставок?

— Прежде всего, — это выгодная логистика. Также целенаправленный труд экспортера – Белорусской нефтяной компании — на протяжении 6-7 лет дает определенные плоды: потребители уже почувствовали качество белорусского топлива, партнеры поняли особенности работы с белорусскими экспортерами. С другой стороны, эти цифры во многом обусловлены тем, что украинский рынок сузился. Тем не менее, есть прирост в абсолютных величинах.

— Беспокоит ли украинских потребителей возможные последствия снижения поставок российской нефти на белорусские НПЗ, поскольку появляются риски исполнения контрактов?

— Есть на рынке определенная нервозность. Понятно, что когда поставщик занимает на рынке такую большую долю, к нему приковано повышенное внимание, и все с напряжением следят за развитием данной ситуации. С аналитической точки зрения это, конечно же, выносит на поверхность вопрос диверсификации поставок в Беларусь для повышения устойчивости этого рынка. Кстати, хочу заметить, что сегодня Украина – единственная, кто может в этом белорусам реально помочь.

— Каким образом?

— Могу сказать, что в Украине сегодня ведутся очень активные переговоры с иранскими поставщиками нефти о ее прокачке по трубопроводу Одесса-Броды в Европу. В рамках этого проекта можно рассматривать и белорусское направление.

То есть, можно реанимировать проект, в рамках которого осуществлялась поставка азербайджанской нефти в Беларусь в 2011 году. Однако, самое главное, в отличие от азербайджанской нефти, которая, конечно же, дорогая, иранская нефть по цене сегодня конкурентоспособна даже с российской.

Как правило, диверсификация поставок энергоресурсов стоит дорого. Но сейчас ситуация для Беларуси складывается очень удачно. Как заявил сегодня в своем выступлении на конференции в Минске старший редактор Platts Ник Коулмен, иранская нефть сейчас активно завоевывает новые рынки, — после снятия международных санкций Иран ведет очень агрессивную политику по возвращению на рынки, в том числе на европейские..

При этом, еще раз подчеркну: иранская нефть по своей цене абсолютно конкурентоспособна с российской нефтью, — даже с учетом ее прокачки через Украину, — такие расчеты есть. По качестве она также сопоставима с российской Urals.

Мне кажется, что белорусам с учетом постоянных рецидивов с поставками российской нефти стоило хотя бы на 20-25% иметь альтернативный источник поставок нефти в виде иранской нефти. Это намного повысило бы устойчивость этого бизнеса, его прогнозируемость. Не буду скрывать: украинские клиенты очень переживают и нервничают, смогут ли белорусы выполнить свои обязательства по поставкам из-за ограничения поставок российской нефти в Беларусь. К сожалению, мы видим, что срыв этих поставок время от времени происходит.

Между тем, основное достижение белорусов за последние годы – статус надежного поставщика топлива в Украину. Он пока слабее, чем статус литовских или польских поставщиков, но есть очень серьезный прогресс: сегодня у белорусских поставщиков намного выше качество отгрузок, качество договорной и контрактной работы. Тем не менее, постоянная дестабилизация с поставками нефти держит рынок в напряжении. Чтобы снять это напряжение и повысить свою устойчивость нужна альтернатива – иметь такой резерв: хотя бы до 30% альтернативной нефти. Думаю, что и на переговорах с россиянами это намного усилило бы позиции белорусской стороны. Это сегодня можно и реально сделать.

— Вы сказали, что в Украине сейчас ведутся серьезные переговоры по возможности прокачки иранской нефти в Европу. Транспортная инфраструктура Украины готова. В чем вопросы?

— Вопрос в том, что это новый проект и Иран – новый для всех партнер. Мы видим, что польская группа «Лотос» сегодня работает с иранской нефтью и готова к долгосрочным контрактам с Ираном. Не исключено, что часть этих поставок (а может быть, и все) пойдут через Украину с прокачкой по трубопроводу Одесса-Броды, перегрузкой «на колеса» (на железную дорогу. – Прим. авт.) и дальнейшей отправкой в Европу.

— Почему — «на колеса», если есть техническая возможность прокачать эту нефть в Европу через Беларусь по белорусской трубопроводной системе? Рассматривается ли такой вариант хотя бы теоретически?

— Насколько мне известно, сегодня такой вариант не рассматривается. Хотя этот проект можно было бы увязать с поставками нефти напрямую по трубопроводу на Мозырский НПЗ. Здесь есть о чем говорить. Это — серьезный пункт на повестке дня. Безусловно, этот вопрос требует серьезной проработки. Но, на мой взгляд, сейчас – самое время белорусам серьезно об этом задуматься.

— На каком уровне ведутся переговоры о поставках иранской нефти через Украину?

— У нас было несколько визитов официальных делегаций в Иран, в Украину приезжали торговые представили Ирана (те, кто распоряжается данными ресурсами). Они подтверждают, что ресурсы имеются и с ними можно работать.

Кстати, в сентябре в Украину зашел первый танкер с иранским газовым конденсатом, — он будет переработан на Кременчугском НПЗ.

— Можно ли говорить, что в результате украинская нефтепереработка получит определенный импульс?

— Да. Но проблема в том, что у нас негде перерабатывать иранское сырье в больших количествах, поскольку украинские НПЗ не модернизированы. Их мощности позволяют переработать ограниченное количество нефти с соблюдением регламента ГОСТа, потому что нет развитых вторичных установок по переработке нефти. А вот белорусы могут это делать. У Мозырского НПЗ есть возможность брать иранскую нефть и делать из нее качественные нефтепродукты.

Кстати, Украина имеет возможность также поставлять иранскую нефть в Европу по действующей системе нефтепровода «Дружба». Сейчас одна нитка этой «трубы» задействована под нефть Urals, вторая пустует. Она может быть использована для поставок иранской нефти на венгерские, чешские, австрийские НПЗ. Этот вопрос также сейчас активно обсуждается в Украине. Так что для Беларуси складывается очень своевременный момент присоединится к этому обсуждению.

 В статье использованы материалы доклада С. Куюна «Анализ развития рынка нефтепродуктов Украины».

www.belrynok.by