Российской нефти хватит на весь XXI век. Нефть в 21 веке


Нефть 21 века

Автор : Оксана Демченко

04.08.2015

«Информация обладает практически всеми теми свойствами, которыми мы привыкли наделять нефть – эту кровь экономики прошлого века, всё ещё очень важную, но уступающую лидерство в смысле прибыльности и потенциала развития связанных с ней отраслей», – отметил Clive Humby (Клив Хамби), эксперт по работе с данными группы Starcount, и, пожалуй, лучший спикер конференции IBIS-2015.

Уже в пятнадцатый раз профессионалы целого ряда отраслей, связанных с кузовным ремонтом, собрались на глобальную конференцию IBIS. На сей раз их было почти 350, и в конце мая они встречались в Афинах. Всякий раз на конференции заявляется фокусная тема, по мнению организаторов и экспертов «трендовая» для большинства рынков и определяющая их развитие в среднесрочной и долгосрочной перспективе. 

В 2015 году трендом кузовного мира определено появление на дорогах так называемых connected cars – автомобилей, оснащённых средствами телематики. Казалось бы, как это может изменить рынок? И стоит ли из такого, пока далеко не массового и уж тем более не всеобъемлющего явления, раздувать сенсацию? Но именно этой теме были посвящены три лучших доклада IBIS – таково мнение редакции журнала «Управление автобизнесом». Благодаря тому, что мы – генеральный российский партнёр конференции, у нас была возможность прослушать все доклады и пообщаться со спикерами более детально после выступлений. 

Итак, почему «нефть 21 века» спровоцирует революцию, и кого затронет предсказанное экспертами цунами делового мира? Начнём с предпосылок:
  • в глобальную сеть Интернет вовлечены буквально все действующие и потенциальные клиенты автобизнеса, а равно и профессионалы. Это меняет не только каналы маркетинга, коммуникаций и документооборота, но и мышление, и потребительские привычки, что тем более верно в отношении поколений X, Y и Z (да, уже начинают прощупывать данные по этому поколению, а ведь мы едва привыкли к мысли о самобытности «игреков»!). В сети покупают страховку, выбирают СТО и просто проводят время, объединяясь в группы и следуя групповой системе ценностей и привычек;
  • «подключенный» автомобиль позволяет получить огромное количество персонифицированной информации такого рода, которую прежде было невозможно собрать по соображениям цены и технологии;
  • сокращение прибыльности в отрасли авторемонта наблюдается повсеместно, и компенсировать этот тренд обычно стараются, масштабируя бизнес – входя в сети и альянсы, подключаясь к каналам «автоматической» поставки клиентов.

Чтобы от предпосылок перейти к прогнозам в новой экономике, спикер проанализировал свойства этой «цифровой нефти». «Сырая» информация также малоценна, как сырая нефть – в сравнении с продуктами большой нефтехимии. Чтобы данные обрели ценность, надо огромные, тяжелые массивы мёртвых цифр превратить в «живые истории», характеризующие и/или мотивирующие потребителя. Но современный маркетинг обладает технологиями «конденсации» ценности, растворённой в огромных массивах информации. Стоимость хранения и обработки данных постоянно падает, а доступный объём данных растёт лавинообразно. В 50-е годы прошлого века – отмечает Клив Хамби по личному опыту в американском и глобальном маркетинге – при огромных затратах и в основном бумажных технологиях удавалось создать весьма условные разделения клиентов по социальным группам, начало 80-х ознаменовалось взрывным развитием территориально-демографических исследований, на 90-е пришёлся бум моделирования «стиля жизни». 21 же век установил: «клиент определяется тем, что лежит в его потребительской корзине». И именно в 21 веке стало можно детально изучать корзину. Так выпуск собственных платёжных карт гипермаркетов Tesco де-факто дал маркетологам возможность полного контроля над мотивацией и привычками клиента, его семьи. Вооружившись столь полными данными, именно торговые сети успешно вошли в «молодые» социальные медиа, и это в корне изменило всю модель их отношений с поставщиками – глобальными брендами самых разных товарных групп. Состоялся переход от вражды к сотрудничеству. Почему? Как отметил спикер – из-за падения «мифа о лояльности».

Кобрендинговые системы, карты лояльности, бонусные программы – всё это лет десять назад казалось лучшим способом привязать клиента… и не стало панацеей. 

«Лояльность, – отметил Клив, – это когда вы надеваете футболку с надкушенным яблоком. Это когда вы дома вешаете плакат с логотипом Harley или, ещё «круче» – наносите татуировку. Бренд на карте лояльности – ничто, бренд «на теле» – всё!». Поэтому так важно дать клиенту именно то, что отвечает его потребностям, и для этого бывшие враги в цепочке поставок вынуждены объединяться.

Как всё это относится к миру авторемонта? Наконец, мы дошли и до этого важнейшего вопроса. Ключевой момент в «оцифровке» автомобиля – установка телематического блока. Уже сейчас в ряде стран самая дешёвая страховка на случай аварии – так называемый «черный ящик»: то есть условием уникального ценового предложения является наличие подключенного блока телематики, позволяющего контролировать манеру вождения, нештатные ситуации, пробег, географию поездок и так далее. То есть «залезать так же глубоко в голову клиента и его мотивацию, как это делаем мы в Tesco», – отметил спикер, который не понаслышке знаком с технологиями обработки клиентских данных.   

«Телематика не просто даст новую ценовую опцию рынку. Она постепенно и довольно быстро его изменит до неузнаваемости»,- заверил спикер. Цена эксплуатации, все события и контакты клиента, данные он-борд диагностики, прогноз времени следующего визита на СТО, рекомендации дилера и т.п. – всё это будет со временем доступно и чётко структурировано, как сейчас данные о состоянии счёта, бюджета в личных кабинетах клиентов банков, например. И тот, кто будет иметь доступ к данным, кто будет фактически их хранить, ими владеть – тот станет не просто новым игроком рынка, но получит, как говорится, «ключи от квартиры, где лежат деньги»…

В оговоренных условиях «нефть 21 века» будут добывать и обрабатывать провайдеры информации – те, кто прежде почти не влиял на рынок ремонта. Поэтому автоконцерны стараются настроить сотрудничество с интернет-полем. Они получают огромное преимущество и могут сместить с поста «диктатора» рынка – страховые компании. Привыкший к поиску всего для себя важного в сети клиент там будет выбирать условия по страховке, аварийному ремонту и просто техобслуживанию. Нуждающиеся в загрузке автоцентры будут оттуда «заливать» поток клиентов. Автобренды – формировать лояльность…

Можно ли назвать такой мир лучшим, и насколько двусмысленно звучит подобная фраза? Ведь уровень независимости СТО падает, и это притом, что число и тяжесть аварий, по прогнозам экспертов, будут в среднесрочной перспективе сокращаться из-за усиления роли средств активной безопасности и автоматизации процесса вождения. 

Так или иначе, «нефть 21 века» неизбежно создаст и возможности для бурного роста, и новые «инфогенные» аварии и угрозы. 

«Информация имеет все свойства нефти, – в разговоре с нашим корреспондентом отметил Клив Хамби. – Она токсична и взрывоопасна: ведь вы (игроки нового, телематического, рынка) вторгаетесь в частную жизнь человека и делаете это достаточно грубо. И значит, потребуются новые законы по управлению потоками информации и сохранению приватности. Сверх того, взяв на себя добычу и переработку «нефти», придётся взять и ответственность за «информационную экологию». Добавлю и вот что: информация в чём-то сложнее нефти. Она приобретает подлинную ценность только тогда, когда становится действительно миниатюрно-упакованной и предельно целевой – как ключ. Массив данных сам по себе ничего не стоит. Инструмент управления поведением клиента – вот что есть подлинная ценность. 

Наконец, ещё одно неизбежное сходство с нефтью: это будет большая отрасль, куда придут новые большие деньги. Значит, неизбежно будет консолидация, и будут промышленные масштабы. Сети, альянсы, объединения – вот что даст возможность выиграть, а не потерять в новом рынке. 

Если же говорить о моих личных рекомендациях… Будьте предельно внимательны при выборе партнёра, который интегрирует ваш бизнес в цифровой мир. Он – ключевой».

Please enable JavaScript to view the comments powered by Disqus.

auto-times.ru

Российской нефти хватит на весь XXI век :: Экономика

Нынешнее состояние "главной нефтяной кладовой" страны говорит о том, что как минимум до конца нынешнего столетия Россия будет обеспечена черным золотом в полной мере

Нефть – один из главных символов индустриальной эпохи, а быть может, и всего XX века. Пришедшаяся на стык столетий смена эпох, ознаменовавшая собой приход постиндустриализма, не только не снизила роли и значения черного золота в мировой экономике, но наоборот – вознесла их до невиданных высот. Человечество и по сей день заправляет автомобили бензином, вырабатывает тепло и электроэнергию, сжигая мазут, производит огромное количество продуктов органической химии – и все это с использованием нефти. Между тем растущее день ото дня потребление черного золота заставляет экспертов все чаще обращаться к анализу оставшихся его запасов. И все чаще можно слышать прогнозы о том, что мировые запасы "крови XX века" близки к истощению.

Так, в 2003 г. Международное энергетическое агентство (МЭА) подготовило прогноз, согласно которому до 2030 г. производство нефти будет сокращаться во всем мире, кроме стран Персидского залива. Пик мировой добычи черного золота, по мнению экспертов МЭА, будет достигнут в 2010 году. По результатам исследования, проведенного в 2004 г. компанией British Petroleum, нефтяные запасы Канады, Вьетнама, Великобритании, Норвегии и США могут иссякнуть уже через несколько лет, России – через десять, Казахстана – через двадцать пять. По данным Американского института нефти (прогноз 2005 г.), 95% доступных источников нефти в мире будут исчерпаны в течение ближайшие 56 лет, оставшиеся 5% иссякнут через 88 лет.

Пессимизм нефтяных аналитиков не может не настораживать, особенно если учитывать тот факт, что нефтегазовая отрасль России является одной из главных составляющих экономики страны. Так ли, действительно, все критично с российскими нефтяными кладовыми? На сколько лет хватит их запасов? Что будет потом?

Внимательное изучение ситуации говорит о том, что поводов для паники не существует. Более того, несмотря на разговоры о колоссальных потенциальных запасах в Восточной Сибири и на арктическом шельфе, главным нефтяным резервуаром страны еще долго будут оставаться Уральский и Приволжский федеральные округа, а также Ханты-Мансийский (ХМАО) и Ямало-Ненецкий (ЯНАО) автономные округа, Татарстан, Башкортостан, Самарская и Оренбургская области, Пермский край и Удмуртия.

Начиная с 1974 г., наиболее значимую роль в нефтедобыче играет Ханты-Мансийский автономный округ. Добыча нефти в ХМАО началась в мае 1964 года. В тот период в пробную эксплуатацию были введены Мегионское, Трехозерное и Усть-Балыкское месторождения с годовым объемом добычи нефти 209 тыс. тонн. К 1974 г. округ вышел на уровень добычи нефти, превышающий 100 млн т в год, еще через три года – свыше 200 млн т в год, а в 1980 г. – свыше 300 млн т в год. В 1977 г. в округе были образованы первые производственные нефтедобывающие объединения: "Нижневартовскнефтегаз", "Сургутнефтегаз", "Урайнефтегаз", "Юганскнефтегаз". Этап, когда ежегодный уровень добычи нефти не опускался ниже 300 млн т, длился до 1990 года. Последовавшее за этим десятилетие можно охарактеризовать как кризисный период, когда добыча нефти упала до минимального уровня – 164,7 млн т в год. Тяжелая пора подошла к концу лишь к 2000 г., вместе с завершением периода формирования рыночных отношений в отрасли. С этого момента началось возрождение нефтяного комплекса ХМАО, в результате чего к 2006 г. добыча нефти достигла 15-летнего максимума – 275,6 млн т в год.

На сегодняшний день ХМАО является ключевым нефтедобывающим субъектом страны – в последние годы на его долю приходилось 55 - 57% общероссийской добычи нефти. Согласно данным Центра рационального недропользования ХМАО, в округе открыто 440 месторождений нефти, 204 из них введено в разработку. Ни один из других нефтедобывающих регионов страны не может сравниться с ним ни сейчас, ни в ближайшем будущем. Исходя из опубликованных данных, суммарные начальные извлекаемые запасы нефти по округу приближаются к 20 млрд т, причем на предварительно оцененные запасы из них приходится около 17%. На начало 2007 г. накопленная добыча нефти по округу составляла 8,485 млрд тонн. Текущие извлекаемые запасы нефти промышленных категорий по ХМАО составляют порядка 5% от общемировых доказанных запасов.

По мнению экспертов, нефть в ХМАО будет добываться как минимум до конца XXI века. Что касается объемов добычи, то, по имеющимся прогнозам, они будут сопоставимы с лучшими периодами в жизни округа. Так, директор Научно-аналитического центра рационального недропользования ХМАО Шпильман считает, что "к 2009 г. добыча нефти по округу возрастет до 308 млн т, после чего несколько лет продержится "на потолке". Не менее оптимистично выглядят и расчеты правительства ХМАО. В соответствии с прогнозом социально-экономического развития округа на ближайшие три года, даже "инерционный сценарий" предполагает непрерывный рост добычи нефти: в 2007 г. – 288 млн т; в 2008 г. – 295 млн т; в 2009 г. – 301,8 млн тонн.

Таким образом, сегодняшнее состояние главной нефтяной кладовой страны говорит о том, что как минимум до конца нынешнего столетия Россия будет обеспечена черным золотом в полной мере. А продолжающаяся разведка и доразведка нефтяных запасов Западной Сибири дают основания полагать, что ханты-мансийской нефтью, вполне возможно, воспользуются и поколения россиян, которым предстоит жить в следующем веке.

utro.ru

2015. Нефть 21 века

15 Декабря 2015

«Информация обладает практически всеми теми свойствами, которыми мы привыкли наделять нефть – эту кровь экономики прошлого века, всё ещё очень важную, но уступающую лидерство в смысле прибыльности и потенциала развития связанных с ней отраслей», – отметил Clive Humby (Клив Хамби), эксперт по работе с данными группы Starcount, и, пожалуй, лучший спикер конференции IBIS-2015.

Уже в пятнадцатый раз профессионалы целого ряда отраслей, связанных с кузовным ремонтом, собрались на глобальную конференцию IBIS. На сей раз их было почти 350, и в конце мая они встречались в Афинах. Всякий раз на конференции заявляется фокусная тема, по мнению организаторов и экспертов «трендовая» для большинства рынков и определяющая их развитие в среднесрочной и долгосрочной перспективе. 

В 2015 году трендом кузовного мира определено появление на дорогах так называемых connected cars – автомобилей, оснащённых средствами телематики. Казалось бы, как это может изменить рынок? И стоит ли из такого, пока далеко не массового и уж тем более не всеобъемлющего явления, раздувать сенсацию? Но именно этой теме были посвящены три лучших доклада IBIS – таково мнение редакции журнала «Управление автобизнесом». Благодаря тому, что мы – генеральный российский партнёр конференции, у нас была возможность прослушать все доклады и пообщаться со спикерами более детально после выступлений. 

Итак, почему «нефть 21 века» спровоцирует революцию, и кого затронет предсказанное экспертами цунами делового мира? Начнём с предпосылок:
  • в глобальную сеть Интернет вовлечены буквально все действующие и потенциальные клиенты автобизнеса, а равно и профессионалы. Это меняет не только каналы маркетинга, коммуникаций и документооборота, но и мышление, и потребительские привычки, что тем более верно в отношении поколений X, Y и Z (да, уже начинают прощупывать данные по этому поколению, а ведь мы едва привыкли к мысли о самобытности «игреков»!). В сети покупают страховку, выбирают СТО и просто проводят время, объединяясь в группы и следуя групповой системе ценностей и привычек;
  • «подключенный» автомобиль позволяет получить огромное количество персонифицированной информации такого рода, которую прежде было невозможно собрать по соображениям цены и технологии;
  • сокращение прибыльности в отрасли авторемонта наблюдается повсеместно, и компенсировать этот тренд обычно стараются, масштабируя бизнес – входя в сети и альянсы, подключаясь к каналам «автоматической» поставки клиентов.

Чтобы от предпосылок перейти к прогнозам в новой экономике, спикер проанализировал свойства этой «цифровой нефти». «Сырая» информация также малоценна, как сырая нефть – в сравнении с продуктами большой нефтехимии. Чтобы данные обрели ценность, надо огромные, тяжелые массивы мёртвых цифр превратить в «живые истории», характеризующие и/или мотивирующие потребителя. Но современный маркетинг обладает технологиями «конденсации» ценности, растворённой в огромных массивах информации. Стоимость хранения и обработки данных постоянно падает, а доступный объём данных растёт лавинообразно. В 50-е годы прошлого века – отмечает Клив Хамби по личному опыту в американском и глобальном маркетинге – при огромных затратах и в основном бумажных технологиях удавалось создать весьма условные разделения клиентов по социальным группам, начало 80-х ознаменовалось взрывным развитием территориально-демографических исследований, на 90-е пришёлся бум моделирования «стиля жизни». 21 же век установил: «клиент определяется тем, что лежит в его потребительской корзине». И именно в 21 веке стало можно детально изучать корзину. Так выпуск собственных платёжных карт гипермаркетов Tesco де-факто дал маркетологам возможность полного контроля над мотивацией и привычками клиента, его семьи. Вооружившись столь полными данными, именно торговые сети успешно вошли в «молодые» социальные медиа, и это в корне изменило всю модель их отношений с поставщиками – глобальными брендами самых разных товарных групп. Состоялся переход от вражды к сотрудничеству. Почему? Как отметил спикер – из-за падения «мифа о лояльности».

Кобрендинговые системы, карты лояльности, бонусные программы – всё это лет десять назад казалось лучшим способом привязать клиента… и не стало панацеей. 

«Лояльность, – отметил Клив, – это когда вы надеваете футболку с надкушенным яблоком. Это когда вы дома вешаете плакат с логотипом Harley или, ещё «круче» – наносите татуировку. Бренд на карте лояльности – ничто, бренд «на теле» – всё!». Поэтому так важно дать клиенту именно то, что отвечает его потребностям, и для этого бывшие враги в цепочке поставок вынуждены объединяться.

Как всё это относится к миру авторемонта? Наконец, мы дошли и до этого важнейшего вопроса. Ключевой момент в «оцифровке» автомобиля – установка телематического блока. Уже сейчас в ряде стран самая дешёвая страховка на случай аварии – так называемый «черный ящик»: то есть условием уникального ценового предложения является наличие подключенного блока телематики, позволяющего контролировать манеру вождения, нештатные ситуации, пробег, географию поездок и так далее. То есть «залезать так же глубоко в голову клиента и его мотивацию, как это делаем мы в Tesco», – отметил спикер, который не понаслышке знаком с технологиями обработки клиентских данных.   

«Телематика не просто даст новую ценовую опцию рынку. Она постепенно и довольно быстро его изменит до неузнаваемости», – заверил спикер. Цена эксплуатации, все события и контакты клиента, данные он-борд диагностики, прогноз времени следующего визита на СТО, рекомендации дилера и т. п. – всё это будет со временем доступно и чётко структурировано, как сейчас данные о состоянии счёта, бюджета в личных кабинетах клиентов банков, например. И тот, кто будет иметь доступ к данным, кто будет фактически их хранить, ими владеть – тот станет не просто новым игроком рынка, но получит, как говорится, «ключи от квартиры, где лежат деньги»…

В оговоренных условиях «нефть 21 века» будут добывать и обрабатывать провайдеры информации – те, кто прежде почти не влиял на рынок ремонта. Поэтому автоконцерны стараются настроить сотрудничество с интернет-полем. Они получают огромное преимущество и могут сместить с поста «диктатора» рынка – страховые компании. Привыкший к поиску всего для себя важного в сети клиент там будет выбирать условия по страховке, аварийному ремонту и просто техобслуживанию. Нуждающиеся в загрузке автоцентры будут оттуда «заливать» поток клиентов. Автобренды – формировать лояльность…

Можно ли назвать такой мир лучшим, и насколько двусмысленно звучит подобная фраза? Ведь уровень независимости СТО падает, и это притом, что число и тяжесть аварий, по прогнозам экспертов, будут в среднесрочной перспективе сокращаться из-за усиления роли средств активной безопасности и автоматизации процесса вождения. 

Так или иначе, «нефть 21 века» неизбежно создаст и возможности для бурного роста, и новые «инфогенные» аварии и угрозы. 

«Информация имеет все свойства нефти, – в разговоре с нашим корреспондентом отметил Клив Хамби. – Она токсична и взрывоопасна: ведь вы (игроки нового, телематического, рынка) вторгаетесь в частную жизнь человека и делаете это достаточно грубо. И значит, потребуются новые законы по управлению потоками информации и сохранению приватности. Сверх того, взяв на себя добычу и переработку «нефти», придётся взять и ответственность за «информационную экологию». Добавлю и вот что: информация в чём-то сложнее нефти. Она приобретает подлинную ценность только тогда, когда становится действительно миниатюрно-упакованной и предельно целевой – как ключ. Массив данных сам по себе ничего не стоит. Инструмент управления поведением клиента – вот что есть подлинная ценность. 

Наконец, ещё одно неизбежное сходство с нефтью: это будет большая отрасль, куда придут новые большие деньги. Значит, неизбежно будет консолидация, и будут промышленные масштабы. Сети, альянсы, объединения – вот что даст возможность выиграть, а не потерять в новом рынке. 

Если же говорить о моих личных рекомендациях… Будьте предельно внимательны при выборе партнёра, который интегрирует ваш бизнес в цифровой мир. Он – ключевой».

Please enable JavaScript to view the comments powered by Disqus.

auto-times.ru

Нефть XXI века :: Политика :: AVA.MD

Альпийский пейзаж обычно подчеркивается искусственным снегом, на производство которого уходит более трети воды, потребляемой в Давосе, где дефицит воды постепенно становится проблемой. И не только там. В ближайшие 20 лет 3 миллиарда человек будут жить в районах с нехваткой водных ресурсов. Речь идет не только об Африке и Азии: вода стала проблемой развитого мира. Именно поэтому кажущийся невероятным альянс концернов Coca-Cola и Pepsi (последний жестко критикуют за эгоистическое использование скудных ресурсов в развивающихся странах), а также Dow Chemical Company и другие транснациональные корпорации выработали серию инициатив по решению этой проблемы. По данным ООН, для нормальной жизнедеятельности человеку нужно не менее 20 литров воды в день. Для работы санузлов ежедневно необходимо 50 литров. С учетом воды, 'вложенной' в создание вещей, которыми мы пользуемся каждый день, уровень потребления в богатых странах достигает астрономической цифры в 3 000 литров в день на человека. Для производства хлопчатобумажной футболки требуется 27 000 литров воды. Киловатт электроэнергии, выработанной на угольной теплоэлектростанции, требует 1,6 литра воды (для чистого угля нужно еще больше), а на АЭС - 2,3 литра. По мере роста спроса на товары в мире будет повышаться и спрос на воду. И это еще без учета воздействия изменения климата. Между тем, для достижения целей в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия, до 2015 г. каждый день еще 360 000 человек должны получать доступ к чистой питьевой воде. Достижение этой цели критически важно для создания 'добродетельного круга', благодаря которому люди в более здоровых семьях работают более продуктивно.

Богатый мир должен экономить воду - пора кончать со снеговыми пушками. Но и развивающиеся страны должны изменить свое мышление. Проблему дефицита воды не решить, проводя одну кампанию за другой. Вместо этого давосские гуру предлагают создать посредническую сеть, призванную максимизировать ценность проектов путем их координации, стремления удовлетворить потребности как людей, так и промышленности.

Проекты по использованию помощи для привлечения частного капитала уже осуществляются в Индии и ЮАР. Проект плотины Хартебееспоорт предусматривает строительство трубопровода для подачи непитьевой воды на замену питьевой воде, используемой в настоящее время в промышленности. В Индии микротехнология, применяемая в штате Уттар-Прадеш для обеспечения населения чистой питьевой водой, также создаст новые возможности для мелких фирм, занимающихся водоснабжением. Гуру говорят, что в их интересах создание нижнего слоя пирамиды, почвы для будущих рынков. Скептики задаются вопросом: не приведет ли это к тому, что самые бедные будут платить больше всех за самый нужный им ресурс?

ava.md

Нефтегазовая наука и практика XXI века: новые идеи и парадигмы - Бурение и Нефть

PETROLEUM GEOLOGY: SCIENCE AND PRACTICE IN THE 21-st CENTURY. NEW IDEAS AND PARADIGMS

N. ZAPIVALOV, Institute of Petroleum Geology and Geophysics of the SB RAS, Novosibirsk State University

Актуальность работы определяется необходимостью сосредоточить научную мысль и практические усилия на изучении и управлении «жизнью» месторождений на основе принципиально новых концепций в нефтегазовой геологии. Цель работы: обозначить новые тенденции и подходы в развитии нефтегазовой геологии; обосновать применение реабилитационных циклов в процессе освоения нефтегазовых месторождений, особенно в период их активной (форсированной) разработки; установить порог устойчивости состояния флюидонасыщенных систем; предложить метод моделирования динамики нефтегазовых месторождений. Результаты. Обосновано применение реабилитационных циклов в процессе освоения нефтегазовых месторождений. Дана эмпирическая оценка значения критического порога устойчивого состояния флюидонасыщенной системы в процессе разработки месторождения, равного величине депрессии на пласт 5 – 8 МПа. Предложен и обоснован метод моделирования динамики состояний углеводородных месторождений с помощью эволюционного уравнения вида ∂p/∂t = Z(p,a,t). Предложен метод техногенного инициирования ускоренного процесса метасоматической доломитизации в карбонатных коллекторах, направленный на создание или обновление высокопродуктивных очагов на месторождении. Предлагаются инновационные концепции, идеи и подходы для дальнейшего развития научной мысли в нефтегазовой сфере.

The current importance of the paper is determined by the vital necessity that research and practical efforts should be now focused on studying and controlling the oilfield «life», based on conceptually new ideas and methods in petroleum geology. The aim of the article: outline new trends and approaches in the development of petroleum geology. To substantiate the use of rehabilitation cycles in the process of developing an oilfield, and especially at its active (forced) stage. To define the perturbation threshold for state equilibrium of a fluid-saturated system. To propose a method for simulating dynamics of a hydrocarbon deposit. Results: the use of rehabilitation cycles in the process of developing an oilfield is substantiated. An empirical estimation is given of the value of critical perturbation for state equilibrium of a fluid-saturated system in the process of developing an oilfield, equal to formation depression of 5–8 MPa. A method for simulating oilfield dynamics is suggested and the use of an evolutionary equation ∂p/∂t = Z(p,a,t) is justified. A method is proposed to create or renew highly-productive foci at an oilfield through technogenic initiation of an accelerated metasomatic dolomitisation in carbonate reservoirs. Innovative conceptions and approaches are suggested for the further development of petroleum science.

Новые подходы в нефтегазовой геологии

В нефтегеологической науке XXI века преобладают идеи современной нелинейной динамики с ее концепциями хаоса и самоорганизации. Установлено, что углеводороды имеются во всех слоях земной коры, а также предполагаются в космосе. Имеется много различных достаточно авторитетных точек зрения на генезис углеводородов [1 – 2]. Многолетний опыт работы в нефтегазовой геологии привел автора к выводу об ограниченной применимости классической органической гипотезы, хотя именно он впервые в Западной Сибири в 1958 г. на основе изучения опорных скважин в марьяновской (впоследствии переименованной в баженовскую) свите (Верхняя Юра) выделил нефтематерин­скую толщу (геохимическая пачка А). Этому была посвящена кандидатская диссертация. Но сейчас у автора другая парадигма, не предполагающая приверженности какой-либо одной концепции генезиса нефти. Создать общую теорию нафтидогенеза, пригодную для любых геологических условий, видимо, невозможно. Выделение региональных нефтематеринских толщ в качестве единого и обязательного источника нефтегазообразования является некорректным. Надо признать и то, что различные виды палеореконструкций, по существу, являются виртуальными и вряд ли могут считаться уверенными ориентирами для выбора благоприятных нефтегазовых объектов, поскольку любая флюидопородная система подвергается вторичным, наложенным процессам. Особенно важно учитывать метасоматоз. Поэтому мы имеем дело с молодыми залежами и современными фильтрационно-емкостными параметрами пласта; их преобразование может быть очень быстротечным. Принципы возрастной аналогии и методика расчетов категорийных запасов по эталонам не отвечают требованиям достоверности решения нефтегеологических задач. Н.А. Еременко и Дж. Чилингар [3] утверждали, что в очень короткое геологическое время коллектор может стать покрышкой, а покрышка – коллектором.Скопления нефти и газа обнаружены во всех типах пород и во всех стратиграфических горизонтах на суше и в акваториях. По существу, наша планета является единым нефтяным полигоном.

В нефтегеологической науке XXI века преобладают идеи современной нелинейной динамики с ее концепциями хаоса и самоорганизации.

Мифы о «пике нефти» [4] опровергнуты новыми доказательствами и фактами [5, 6]. Месторождения углеводородов могут быть открыты в самых неожиданных местах и условиях. Темпы и объемы добычи нефти и газа, а также цены зависят от различных природных, техногенных и рыночных флуктуаций, включая многие геополитические факторы. Но век углеводородной цивилизации никогда не закончится. Это подтверждается наличием и открытием новых разнообразных источников углеводородов (традиционных и нетрадиционных), а также созданием инновационных методов и технологий их добычи и утилизации. Это убедительно демонстрируют следующие графические материалы: динамика доказанных запасов нефти за последние 20 лет, динамика добычи нефти в мире и динамика потребления нефти (рис. 1 – 3). 70 стран в мире имеют разведанные запасы нефти, более 65 стран осуществляют добычу нефти, и практически все государства мира в той или иной степени используют углеводородное сырье для различных целей. Ясно, что углеводородных ресурсов в земных недрах много, но требуется разумное (научное) использование этих крайне важных для человечества богатств. Надо признать, что в России тоже постоянно увеличивается добыча нефти, за исключением периода перестройки и смены общественно-политической формации (1989 – 2001 гг.) (рис. 4).

Исследования, обобщения и результаты

Нефтегазонасыщенный пласт представляет собой целостную взаимосвязанную систему: породы (минералы) + флюиды (нефть, газ, вода). Залежь нефти – это «живая» флюидопородная система, поэтому ее жизнь подчиняется законам спонтанной саморегуляции. Следует сосредоточить научную мысль и практические усилия на изучении и управлении «жизнью» месторождений. Необходимо учитывать, что эта «жизнь» зависит от многих градиентных факторов в быстротечном режиме. Залежь нефти может сформироваться, расформироваться и вновь образоваться. Поэтому многие скопления нефти и газа являются молодыми.Промысловые исследования и наблюдения во многих регионах позволили установить, что критическим порогом устойчивого состояния флюидонасыщенной системы в процессе разработки месторождения является величина депрессии на пласт 5 – 8 МПа [7, 8]. Это значение является практически универсальным и применимо для всех типов коллекторов. Флюидодинамические системы (залежи, месторождения) являются по многим параметрам очаговыми, вероятнее всего, фрактальными объектами с неравномерной продуктивностью [9].

Темпы и объемы добычи нефти и газа, а также цены зависят от различных природных, техногенных и рыночных флуктуаций, включая многие геополитические факторы. Но век углеводородной цивилизации никогда не закончится.

Примером нарушения естественных природных процессов является Верх-Тарское месторождение, которое было уничтожено за 10 лет ускоренной выработки активных запасов за счет завышенных темпов добычи и неумеренного применения ГРП и заводнения [10] (рис. 5). Автор в течение многих лет предлагает создать на основе этого уникального района, где есть нефть в песчаниках мезозоя (Верх-Тарское), карбонатных породах палеозоя (Малоичское) и даже в гранитах Межовского массива, научно-технологический и образовательный федеральный полигон для натурных исследований, апробации новых и тиражирования инновационных технологий по всему спектру нефтегазового производства, но активной поддержки пока не получил.Именно Верх-Тарское месторождение нуждается в щадящей технологической реабилитации, поскольку природная реабилитация может оказаться очень длительной. Есть методы и предложения, но недропользователь не готов ими воспользоваться.

Уравнение состояния флюидонасыщенной системы

В первом приближении динамика состояний углеводородных месторождений может описываться эволюционным уравнением вида∂p/∂t = Z(p,a,t),где p=(p1,p2,...,pk) – выбранный набор динамических величин, характеризующих состояние системы; a=(a1,a2,...,al) – набор параметров системы; t – временная переменная; Z – оператор, скорее всего, нелинейный, действующий на p и универсальный для всех (или для достаточно представительного класса) месторождений, который должен быть определен на основании эмпирических закономерностей развития углеводородных скоплений. Такой вид имеют уравнения динамики механических систем, жидкостей и газов, классических физических полей, атомных систем, галактик и пр. Во всех перечисленных областях уравнения такого вида являются основой успешного исследования самых сложных процессов и явлений. Наиболее эффективным представляется построение натурных флюидодинамических моделей на основе фактических данных, отраженных в уравнениях переноса и баланса углеводородных масс и сопут­ствующих компонентов. Это особенно важно для подтверждения закона о критическом пороге состояния нефтегазонасыщенных систем, эмпирически равному 5 – 8 МПа депрессии на пласт, и оценки очаговой подпитки месторождений.

О нерешенных задачах

Все еще остается нераскрытой «тайна» большой нефти в глубинном комплексе Западной Сибири (палеозой и докембрий), в том числе в погребенных гранитах [11]. Много творческих усилий и практических дел автор посвятил именно этой проблеме. Этот марафон длится уже более 50 лет. Препят­ствием является геологическая неопределенность классического термина «фундамент». А.А. Трофимук называл палеозой «золотой подложкой Западной Сибири».О баженитах и сланцевой нефти Западной Сибири можно складывать легенды и даже достигать некоторых успехов, но главно

burneft.ru

На XXI век нефти хватит | Архив

На сколько может хватить мировых запасов нефти? Ведь они не возобновляются.

Л. Волков, Тверь

НА ЭТОТ вопрос наш корреспондент Татьяна КОРОСТИКОВА попросила ответить директора Института нефти и газа АО "ВНИИЗарубежгеология", лауреата госпремии Владимира ВЫСОЦКОГО.

РОВНО 100 лет назад в мире добывали 21,2 млн. т нефти. 52,7% из них - в Российской империи (район Баку). Но по существу "нефтяная цивилизация" началась с изобретения автомобиля на бензиновом двигателе и открытия в 1908 г. первого гигантского месторождения нефти Месджеде-Сулейман на Ближнем Востоке в Иране. А потом за 50 лет нашли столько нефти, что никто и не задумывался: сколько же в мире нефти и на сколько ее хватит?

По нашим последним подсчетам, мировые запасы нефти - 486 млрд. т. Из них 121 млрд. т уже достали из недр. 160 млрд. т еще находятся в открытых месторождениях (текущие разведанные запасы), и 205 млрд. т еще предстоит найти (так называемые перспективные и прогнозные ресурсы).

Самые богатые нефтью - страны Ближнего и Среднего Востока. У них 182 млрд. т, или 37% общемировых ресурсов. Второе место занимают страны СНГ. Северной Америке принадлежат лишь 9% мировых ресурсов нефти.

В 2000 г. мировая добыча нефти составила 3,7 млрд. т. При таких ежегодных темпах добычи разведанных запасов хватит на 40 лет. Естественно, что эта величина - средняя по миру. Но у каждой страны свои ресурсы и свои потребности. Исходя из этого, развитым странам хватит их нефти на 9 лет; развивающимся (куда входят и члены ОПЕК) - на 31 год; странам с плановой и переходной экономикой (Россия, Китай и др.) - на 31 год.

Но если учесть, что постоянно открывают новые месторождения (прирост запасов каждые 10 лет - около 3%), можно смело говорить: нефти на XXI век хватит.

Без долларов не останемся

ТЕПЕРЬ о российской нефти. Пик добычи в России пришелся на 1988 г., когда из недр было извлечено 568,5 млн. т. С 1991 по 1996 г. она упала с 458 млн. т до 297, 6 млн. т. С 1997 г. добыча увеличивается. И в 2000 г. она составила 323 млн. т. По большинству прогнозов, к 2010 г. наша страна будет добывать около 350 млн. т.

В целом Россия располагает огромными потенциальными ресурсами (65% из общей суммы ресурсов еще не разведаны). Большая часть неразведанных ресурсов приходится на Западную (58%) и Восточную (22%) Сибирь. Далее следуют Европейский Север, или Тимано-Печорская провинция (7%), Урало-Поволжье (6%) и шельфы морей и океанов (4%). Так что на ближайшее столетие России своей нефти хватит.

Войны и цены

ЕЩЕ в 1970 г. за 1 баррель нефти (159 л) просили 1,8 долл. В 1973 г. Египет и Сирия напали на Израиль. США оказали ему военную помощь. Саудовская Аравия и другие арабские страны объявили эмбарго на поставку нефти в США и некоторые другие страны. На биржах началась паника, и цена на нефть в середине декабря подскочила до 17 и даже 22 долл./бар. Тогда ОПЕК приняла решение установить справочную цену на нефть на уровне 11,35 долл./бар.

И дальше цена на нефть росла адекватно общему экономическому росту - 3-4% в год.

Сегодня, когда напряженность на Ближнем Востоке достигла апогея, нефти закупают больше, чем требуется. Даже в контрактах на июнь 2001 г. цена - 28,6 долл./бар., то есть выше ценового коридора ОПЕК (22-28 долл.). Тем не менее Международный валютный фонд прогнозирует среднемировую цену на нефть в 2001 г. - 23 долл./бар. и 22,2 - 22,7 долл./бар. в 2002-2005 гг.

Смотрите также:

www.aif.ru

Социально-экономические последствия нефтяного бума начала XXI века в Канаде

Миняева Д.

Нефтедобыча – одна из наиболее древних и развитых отраслей промышленности Канады. Первая скважина была открыта еще в 1858 году. В течение долгих лет нефтяная индустрия оказывала влияние на экономику страны. И хотя Канаде в большей степени удалось справиться с «ресурсным проклятием», трудно все же не заметить, например, закономерное снижение благосостояния в периоды нефтяных кризисов (как, например, в 80-е),  и улучшение материального благополучия канадских граждан в период так называемых «нефтяных бумов». Безусловно, нефтедобывающая промышленность так или иначе влияет на  все сферы жизни общества.  Хотелось бы подробнее остановиться на социально-экономических последствиях недавнего так называемого нефтяного бума в Канаде, произошедшего в середине 2000-х годов. Стоит отметить, что об экологических проблемах я сознательно умалчиваю, так как они составляют настолько объемный пласт информации, что его стоит рассмотреть отдельно.

Нефтяной бум 2000-х годов привязан в первую очередь к двум локациям – нефтеносным пескам провинции Альберта и нефтяным месторождениям Манитобы. Также можно отметить всплеск деятельности в оффшорных зонах на севере и на востоке страны. С началом нефтяного бума начался колоссальный приток людей в провинции Альберта, Манитоба и Саскачеван. Связано это в первую очередь с тем, что заработная плата в нефтяной индустрии значительно выше, чем в других отраслях промышленности. При этом люди в поисках лучшей жизни отправляются вовсе не в крупные центральные города, такие как Эдмонтон и Калгари, а в маленькие «забытые богом» городки, внезапно превратившиеся в индустриальные центры страны. Как обычно и бывает в подобных случаях, это дало мощный толчок развитию инфраструктуры. Нефтяной бум стимулировал местный сектор сферы услуг. Например, в городе Вирден (Манитоба) уже появилось несколько новых отелей, а местные предприниматели превратили пустующие здания в подобие мотелей [1]. Кроме того, как само собой разумеющееся, на окраинах маленьких городов стало появляться все больше магазинов, баров и клубов для приезжих работников.

Однако до сих пор очень заметна нехватка должного уровня развития инфраструктуры. Нефтяной бум принес новые, пока еще нерешенные проблемы. Жители маленьких канадских городов в нефтеносных провинциях вынуждены самостоятельно давать отпор новым вызовам. В первую очередь это жилищная проблема. Приток рабочих увеличил спрос на жилье и комнаты в мотелях, сделав цены выше максимальных. Цены на жилье выросли до уровня столичных. Например, в маленьком городе-форте МакМюррей цены на жилье составляют $540,000 за стандартный дом на одну семью, и даже обычный трейлер может стоить $300,000, что действительно много даже при высокой заработной плате $80,000 в год [2]. Но такая зарплата доступна только тем, кто работает в нефтедобывающей отрасли, а это в основном приезжие. Поэтому неудивительно, что 30 % населения территорий, связанных с нефтедобычей, живут ниже черты бедности [3]. Местные же жители, населявшие МакМюррей задолго до нефтяного бума, теперь сталкиваются с проблемами высокой стоимости жизни, безработицы и увеличивающимся количеством бездомных. И такая ситуация характерна для всех маленьких нефтяных городов Канады.

Кроме того, резко сказывается нехватка мотелей и гостиниц для рабочих. Проблемы подобного рода решаются, как правило, созданием временных поселений-лагерей для людей, работающих на нефтеносных объектах. Например, в деревне Васкада, расположенной в 300 километрах к юго-западу от Виннипега, недалеко от границы Саскачевана, функционирует трудовой лагерь (в русской лингвистической традиции чаще называемый «рабочим поселком») для приезжих нефтяников, где вынуждены жить 150 человек, поскольку рабочим не хватает гостиничных номеров [4]. Вообще, такие рабочие лагеря – не редкость для нефтеносных провинций Канады, особенно для Альберты. Например, в регионе Вуд Буффало (с центром в городе-форте МакМюррей) с населением в 80 000 человек, приблизительно 10 000 человек живут именно в трудовых лагерях [5]. Подобные трудовые лагеря являются интересным социально-экономическим феноменом. Расположены такие лагеря обычно как можно ближе к участку работы, но при этом недалеко от ближайшего города. Как правило, в лагерях живут от 1500 до 2500 человек, преимущественно это мужчины (женщины в среднем составляют не более 3%), в первую очередь это нефтяники и строители. Жизнь там всегда строго подчинена расписанию. Во-первых, это является следствием вахтового способа работы. Например, шесть недель работник нефтедобывающей компании проводит в трудовом лагере, работая посменно, а затем за счет компании на две недели возвращается домой. Соответственно, в таких трудовых лагерях практически нет постоянного населения. Такая система получила название «системы гостиничного сервиса» и появилась из-за перенаселения трудовых лагерей. Это делает подобные лагеря успешными в глазах нефтяных компаний. Рабочие, проживающие в лагере, имеют гораздо меньше шансов опоздать или по какой-либо причине пропустить рабочий день, чем живущие в городе. Кроме того, производительность рабочих из трудовых лагерей выше. Поэтому нефтяным компаниям выгодно оплачивать расходы на проживание в таких трудовых лагерях (примерно от $120 до $180 в день), удерживая таким образом высокий уровень производительности. Условия жизни в трудовых лагерях, как правило, достаточно комфортабельные, кроме того, такая организация размещения рабочих позволяет сократить опасность конфликтов с местным жителями. С  другой стороны, подобные условия жизни являются неестественными для человека. На долгий срок люди оказываются оторванными и от своих семей, и в целом от внешнего мира. Работа ставиться во главу угла, а чувство психической изоляции, усиленное географической удаленностью, означает, что требуется определенная выносливость личности, для того, чтобы работать в таких условиях. Однако, для многих людей это является реальным шансом заработать немалые деньги, поэтому, несмотря на социально-психологические трудности, число желающих поработать в нефтедобывающей отрасли все растет.

Сильно ощущается не только нехватка жилья, но и недостаток качественного и доступного медицинского обслуживания. Существует острая нехватка врачей и медсестер. Соотношение пациентов и врачей составляет в среднем 4500:1, в то время как Всемирная организация здравоохранения рекомендует 600:1 [6].Из-за напряженного графика работы  большого количества пациентов врачи не стремятся работать в быстро развивающихся «нефтяных» городах. И хотя общий уровень  смертности в регионах, связанных с нефтедобычей гораздо ниже, чем в Канаде в  целом [7] (за счет постоянного притока молодых людей), вместе с растущей экономикой в канадскую глубинку пришли проблемы больших городов: наркозависимость, психологическая неустойчивость и рак. Уже упомянутая психологическая нагрузка на нефтяников вкупе с большими деньгами привели к тому, что употребление кокаина и метаморфина стало нормой, вследствие чего больницы и центры по реабилитации оказались переполненными.  Наркомания и общей социальный хаос привели к тому, что в Альберте, основной нефтеносной провинции Канады, был установлен самый высокий уровень домашнего насилия в стране [8]. Также, многие канадцы считают, что развитие нефтедобывающей индустрии непосредственно влияет на число больных раком [9]. Они связывают это с опасными отходами нефтяного производства, сливаемыми в реки типа Пис-Ривер и отравляющими ее воды. Хотя это не является доказанным, некоторые врачи считают, что именно строительство заводов по производству нефти в провинции Альберта привело к увеличению числа заболеваний раком.

Растущая экономика и высокие зарплаты привлекают в нефтедобывающие провинции все больше и больше людей -  и не только канадцев. Министр гражданства и иммиграции Джейсон Кенни отметил, что в 2011 году количество иммигрировавших в Канаду будет равно 280 тыс человек, что в 5 раз больше, чем в 2005 году (в среднем с 2006 года это 254 тыс человек ежегодно) [10]. К этому привело стареющее население страны и нехватка рабочей силы – в том числе и в нефтяной индустрии. В небольших канадских городках начинают образовываться эмигрантские общины. Наиболее активно объединяются в подобные общины исповедующие ислам [11]. Как и многие другие, мусульмане стекаются в этот регион из других частей Канады и со всего мира (например, из Судана, Нигера, Пакистана и Малайзии), в надежде подняться на нефтяном буме. В целом, как известно, канадское правительство  проводит политику мультикультурализма, однако на фоне современной «исламофобии» резкое увеличение  исповедующего ислам населения может вызвать неприятие со стороны местных жителей. Наряду с иностранными инженерами и рабочими, среди населения  нефтеносных провинций Канады высок процент филиппинцев, прибывающих из-за границы и из других канадских провинций, в том числе бедных рыболовецких общин Ньюфаундленда [12]. Особенно много филиппинских женщин, работающих нянями. Это связано с тем, что в небольших городах типа Форт Мак-Мюррей большая часть населения так или иначе занята на нефтедобывающих предприятиях,  а потому вынуждена работать сменами по 12 часов. Это устанавливает спрос на услуги нянь и домработниц. Из этого примера очевидно, как многое на первый взгляд не связанное с нефтедобывающей индустрией на самом деле зависит от нее.

Но, несмотря на то, что сейчас в нефтедобывающие регионы направлены большие инвестиции, существует опасность, что со снижением цен на нефть иссякнет и их поток. Так уже было раньше, во время последнего нефтяного кризиса 1979 года. В 1980-х годах тысячи жителей Альберты потеряли свои дома или рабочие места. Тогда, со снижением цен на нефть и ростом процентных ставок на жилье многие люди лишились крыши над головой. Сейчас для жителей Альберты и других нефтеносных районов Канады все началось сначала. Провинция Альберта имеет самый низкий уровень безработицы и высокие темпы экономического роста в Канаде. Нефтяной бум снова начался, и, как видно из вышеперечисленного мной, люди стремятся воспользоваться всеми его преимуществами. Однако важно помнить о том, что все это богатство и колоссальные прибыли, вызванные высокими ценами на нефть,  не могут быть вечными. И, для того, чтобы они не были потрачены впустую, как в предыдущие разы, необходимо грамотное перераспределение прибылей. Представителям местной власти необходимо осознать, что в первую очередь нужно инвестировать в развитие альтернативных источников дохода и в социальную сферу жизни общества. К сожалению, с проблемой неграмотного инвестирования в настоящее время сталкивается множество добывающих регионов, особенно в России.

Однако в действительности все эти вопросы являются общими проблемами для всей добывающей индустрии и свойственны для всех стран, так или иначе получающих прибыль от продажи своих недр. В ходе написания данной статьи оказалось, что довольно трудно найти какие-либо серьезные различия между социально-экономическими проблемами, возникающими в Канаде на почве нефтяного бума, и проблемами такого же свойства, например, в России на территории Западной Сибири. Хотя, безусловно, нужно не забывать о том, что из-за разного уровня развития острота этих проблем в разных регионах мира разная. Но, тем  не менее, наиболее верным решением было бы провести полноценные исследования в этой области и высчитать возможные решения всех вышеперечисленных проблем.

 

Источники:

[1] http://www.westerninvestor.com/index.php/news/mb/403-tiny-manitoba-towns-hit-with-oil-boom

[2] http://ngm.nationalgeographic.com/2009/03/canadian-oil-sands/essick-photography

[3] http://www.inthesetimes.com/working/entry/4852/tar_sands_big_money_but_at_what_cost/

[4] http://www.winnipegfreepress.com/business/manitoba-sees-oil-boom-118288664.html?device=mobile

[5] http://oilsandstruth.org/working-full-time-work-camps-fort-mcmurray

[6] http://www.inthesetimes.com/working/entry/4852/tar_sands_big_money_but_at_what_cost/

[7] http://www.finance.alberta.ca/aboutalberta/demographic_spotlights/2010-1217-mortality-in-alberta.pdf

[8] http://www.inthesetimes.com/working/entry/4852/tar_sands_big_money_but_at_what_cost/

[9] http://ngm.nationalgeographic.com/2009/03/canadian-oil-sands/essick-photography

[10] http://www.profi-forex.org/news/entry1008082904.html

[11] http://ngm.nationalgeographic.com/2009/03/canadian-oil-sands/essick-photography

[12] http://www.inthesetimes.com/working/entry/4852/tar_sands_big_money_but_at_what_cost/

Фото: Peter Essick

ushistory.ru