Закрыта ли для Абхазии «нефтяная тема»? Нефть в абхазии


Промышленность

Промышленность

 

В настоящий момент основа экономики Абхазии - это розничная торговля и туризм. Туризм обеспечивает треть налоговых поступлений, а торговля 60 % валового продукта. Доход от промышленность намного ниже. В Абхазии из промышленных предприятий работают, предприятия лесной и пищевой промышленности. Каждый год в Абхазии добывается где то 50 тыс. кубических метров древесины и перерабатывается более 20 тысяч кубических метров.

В Сухуме работает табачная фабрика. Предприятие выпускает из местного табака несколько сортов сигарет. На чайных фабриках республики Абхазия производится небольшое количество чайной продукции.

 В Абхазии работают небольшие заводы по производству вина. Выпускается около 30 марок вина,  производится водка, коньяк и ликеры. На туристических маршрутах работают специальные дегустационные залы. Винзаводы Сухума, Гудауты и других городов не работают. Функционирует только компания "Вина и воды Абхазии", которая появилась в 2005 году.

В преддверии Олимпиады в 2007 году в Абхазии имел рост производства стройматериалов. Для олимпийской стройки Абхазия поставляла песок и щебень.

В Абхазии ведется разведка и добыча нефти. Запасы нефти на шельфе Абхазии - от 300 до 500 миллионов тонн. Оснавная часть нефтяных запасов залегает в 10 километров от береговой линии. Однако в Абхазии нет предприятий нефтепереработки. Нефтепродукты сюда поступают из России, Турции и Румынии. Республика имеет свои небольшие месторождения газа.

Основными генерирующими мощностями Абхазии являются головная Ингурская ГЭС и перепадная ГЭС-1 на реке Ингур. При этом 50% электроэнергии идет в Грузию, 50% - в Абхазию, из них около 20% идет в Краснодарский край.

Абхазские долгожители утверждают, что польза вина, именно красного очевидна. Вино изготавливается не только для наслаждения , оно способно влиять на здоровье...

Подробнее...

Абхазские вина, так же как и грузинские и крымские, гордость постсоветского периода. Маленькая Абхазия, не признанная большинством стран, имеет свою винодельческой промышленностью...

Подробнее...

Вина Абхазии традиционно подразделяют на «женские»и «мужские». Первым присущ сладость и аромат,  вторым обволакивающий терпкий, вкус. Храня семейные...

Подробнее...

Первым виноделом, как гласит Библия, был старший сын Ноя - Сим, который создал удивительный напиток, от которого...

Подробнее...

Во время войны1992—1993 гг.остановили свою работу заводы, в том числе по производству асфальта, бетона и других стройматериалов...

Подробнее...

Большая часть Абхазии покрыта лесами — около 55% территории страны. Качество леса настолько высоко, что леса являются важнейшим ресурсом для развития...

Подробнее...

abkhazia-apsny.ru

Хлынут ли на Абхазию нефтяные деньги?: abkhaz_project

На днях в Абхазии произошло знаменательное событие. Президент Независимой нефтегазовой компании (ННК)Эдуард Худайнатов подписал с абхазским руководством соглашение о о сотрудничестве в области разведки и добычи углеводородов на территории страны.

Подробности: http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/583971/hudajnatov-poischet-neft-v-abhazii#ixzz2mhDECrND.

Речь идет как о геологоразведке, так и о мониторинге скважин, разрабатывавшихся в 70-80-х годах ХХ века, а потом заброшенных в связи с грузинской агрессией против Абхазии 1992-93 годов. По ориентировочным оценкам запасов нефти на шельфе никак не меньше 300 миллионов тонн. То есть, можно вполне говорить о достаточно крупным проекте даже по российским меркам. И в случае сочетания благоприятных факторов на Абхазию может политься настоящий финансовый дождь с сильным нефтяным ароматом.

Вот только стопроцентных поводов для безудержного оптимизма как-то не находится.

Во-первых, разработка нефтяных скважин на черноморском шельфе по мнению экспертов достаточно сложна.

Во-вторых, совершенно не ясно, имеет ли смысл реанимировать старые скважины.

В-третьих, и это самое главное, есть большие сомнения, а нужны ли вообще подобные проекты в Абхазии. В первую очередь, это вопрос экологии.Ведь абхазская природа уникальна и куда менее изуродована как, например, российское черноморское побережье. Какой может быть ей ущерб нанесен масштабными нефтяными и газовыми разработками, объяснять никому не надо.

Да и в целом, руководство Абхазии некоторое время назад достаточно четко сформулировало два основных направления развития местной экономики- туризм и сельское хозяйство. И я лично абсолютно уверен, что именно эти две отрасли (вместе со смежными отраслями) позволят совершить Абхазии экономический рывок, уменьшить уровень социальных проблем и тотальной зависимости абхазского бюджета от российской финансовой помощи. И для этого не нужны глобальные проекты. Достаточно создать в этой маленькой стране реальные привлекательные условия как для иностранных инвесторов, представляющих малый и средний бизнес, так и для создания небольших предприятий гражданами Абхазии.

Слишком красива абхазская природа, чтобы городить мега-отели (как в Турции или Египте), разрабатывать нефть рядом с курортами или, например, строить какую-нибудь очередную гигантскую птицефабрику в Кындыге, чей аромат местные жители помнят и спустя 20 лет после ее закрытия. Пусть лучше в том же Очамчырском районе будут десятки небольших цехов (типа нашего цеха по производству стеновых блоков), сотни садов и плантаций ореха, множество мини-гостиниц и кемпингов. И проблема с безработицей будет решена, и экология не пострадает.Впрочем, решать нужны ли нефтегазовые разработки или же нет, должно абхазское общество, сами граждане Абхазии. Ну а российским предпринимателям вполне можно задуматься об организации бизнеса в этой прекрасной стране.

Зам. генерального директора ООО "Технопарк"Координатор партнерства "Абхазские проекты"Кирилл Базилевский

abkhaz-project.livejournal.com

Закрыта ли для Абхазии «нефтяная тема»?

Вот уже два десятилетия я имею честь не только быть знакомым с академиком Российской академии естественных наук, профессором Российского университета нефти и газа имени Губкина, доктором наук Павлом Васильевичем Флоренским, но и поддерживать с ним приятельские отношения. Он – внук известного русского священника, богослова и философа, репрессированного в тридцатые годы Павла Александровича Флоренского, большой друг Абхазии, соавтор вышедшей в начале 90-х годов прошлого века «Белой книги Абхазии» и вообще многогранная личность. Павел Васильевич часто приезжает в Абхазию, и я не раз знакомил аудиторию радио «Эхо Кавказа» с его мнением относительно целого ряда вопросов, касавшихся прошлого, настоящего и будущего нашей страны.

А в этот его приезд наша встреча произошла в кабинете главы абхазского государства. Рауль Хаджимба принял Павла Флоренского и московского журналиста, преподавателя МГУ, военного корреспондента ряда московских газет во время войны в Абхазии, кавалера ордена Леона Татьяну Шутову, а я был среди журналистов, освещавших эту встречу. «Мы гордимся тем, что у нас есть такие друзья, с первых дней войны вы были рядом с нами», – сказал президент Рауль Хаджимба. Павел Флоренский ответил:

«Когда-то, когда еще не кончилась война, один из добровольцев, полевых командиров, сказал: «Абхазия, мы к тебе пришли и будем служить тебе вечно. Также и мы, в силу любви и привязанности к Абхазии, готовы служить ей до конца наших дней».

Президент и его гости обменялись подарками. Он вручил им памятную абхазскую монету в 10 апсаров, а Павел Флоренский Раулю Хаджимба – третий том книги «Пребывает вечно», посвященной его деду. Были обсуждены вопросы, связанные с изданием двух книг Павла Васильевича – об истории почты Абхазии и альбома с изображением его коллекции древних монет, которые чеканились в Диоскурии (две «диоскурийки» он ранее принес в дар абхазскому государству).

А позднее я встретился с академиком Флоренским и задал ему вопросы в продолжение некоторых тем, которых мы касались в предыдущие годы. Зашла, в частности, речь о прошедшем нынче в июле долгожданном праздновании 2500-летия Сухума. Отсчет истории столицы Абхазии ведется, как известно, со времени основания древнегреческой колонии Диоскурии (Диоскуридии, как называет ее Павел Васильевич, ссылаясь на надпись на древних монетах). Поскольку такие юбилеи города намечено теперь проводить каждые пять лет, необходимо, пришли мы к общему мнению, разнообразить их празднование, включая в него новые оригинальные мероприятия.

Но основной темой нашего разговора стали нефтеразведка и возможная нефтедобыча в Абхазии. Хорошо известно, что отношение в абхазском обществе к ним весьма неоднозначное. 30 июля прошлого года в парламенте приняли постановление о создании комиссии по изучению экономической эффективности и экологической безопасности по разведке и добыче нефти в Абхазии, которую возглавил депутат Алмас Джапуа. В тот же день парламент рекомендовал кабинету министров приостановить действие лицензии на геологическое изучение, разведку и добычу нефти до окончания работы комиссии, а Джапуа на заседании сказал, что работы по добыче нефти несовместимы с развитием туризма и рекреации в стране. С тех пор никаких официальных сообщений о результатах работы комиссии не было. Одновременно и во всем мире за последние пару лет произошли серьезные изменения: стала активно добываться сланцевая нефть, а цены на обычную резко, в два раза упали и держатся на таком уровне уже долгое время. Можно ли в связи с этим сказать, что нефтяной вопрос потерял для Абхазии актуальность, а то и вовсе снят с повестки дня? Павел Васильевич, как человек, всю жизнь занимавшийся «нефтянкой», убежден, что это не так. Он сказал:

«То, что нефть дешевеет, это естественно, потому что все больше и больше стран включается в нефтедобычу и продажу нефти. Кроме того, это игра бизнеса, игра валют, борьба разных стран… Оставим, это политика… Дальше. Сланцевая нефть – она безумно дорога и сложна в разработке. Это скорее в значительной степени популистский ход. Будущее. На сегодняшний день нефтедобыча, нефтепереработка, нефтепотребление достигли столь высокого уровня и "пропитали" всю человеческую цивилизацию, что говорить о сокращении, уменьшении… ну, поговорить-то можно… но бессмысленно. Нефть необходима. Уже поскольку есть транспорт. Едва ли в Абхазии большие запасы, но страна должна знать о себе все. Разрабатывать? Это дело достаточно далекого будущего. Но исследования обязаны быть. Пока разговор идет только о научном… Знаете что… Давайте, чтобы уберечь археологические памятники, запретим всякого рода археологию. Пусть лежит все под землей – вот до этого можно договориться. Это очень вредная тенденция».

Павел Васильевич стал рассуждать о том, что, к сожалению, в так называемой экологической общественности встречается немало людей не очень образованных, ничего в жизни не создавших, но уловивших, что на отрицании, запрете всегда можно без труда заработать патриотические очки и имидж «спасителя Родины». Он вспомнил, какую шумиху подняли в СМИ в восьмидесятые годы вокруг опасности, что уровень сероводородного заражения в Черном море способен подняться до поверхности воды и оно может загореться. Много работал по этой теме какой-то всесоюзный НИИ химических удобрений и ядохимикатов (Флоренский предложил мне самому составить аббревиатуру). И хотя все это оказалось чепухой, какие деньги успели вбухать в «экологические исследования»! Павел Васильевич поведал при этом о таком любопытном факте:

«Во время грузино-абхазской войны грузины решили забросать Гудаутский залив бомбами. Вода, мол, перемешается, сероводород поднимется, и сепаратисты в Гудауте все передохнут в испарениях h3C. Я помню это, были разговоры. Хотя Гудаутский залив очень мелкий и там сероводородного заражения на дне нет».

Мы вспомнили про молодого специалиста из Абхазии, который был студентом Павла Васильевича в Москве. Сейчас он из-за невостребованности в Абхазии уехал работать в Сибирь. Но в университете нефти и газа учится девушка из Сухума. Флоренский убежден, что нельзя судить о безопасности современной нефтедобычи, ориентируясь на представления вековой давности, и что разговоры о скором, в течение нескольких десятилетий, истощении нефтезапасов на планете оказались беспочвенными.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

www.ekhokavkaza.com

ННК Э.Худайнатова будет искать нефть в Абхазии. Чего ее искать, добывать пора // Геологоразведка // Новости

Глава ННК Э.Худайнатов заключил соглашение с главой правительства Абхазии Л.Лакербая о разведке и добыче нефти на территории республики.

 

По условия договора, пройдет ревизия скважин, которые были обустроены еще в далеких 1970-1980 гг. 

 

Напомним, что первые месторождения в Абхазии были обнаружены и предварительно разведаны еще в конце 1970 гг.

Даже во времена СССР между Арменией, Грузией и Азербайджаном была конкуренция.

Грузия хотела сама разрабатывать месторождения Абхазии, Азербайджан не хотел нефтегазового развития  Абхазии, Армения была не прочь попользоваться нефтью Абхазии.

В итоге, достаточно перспективные месторождения Абхазии не разрабатывались.

А зря.

Специалисты Роснефти и Роснедр предполагают, что общие запасы нефти в Абхазии могут составлять не менее 220 млн тонн.

Это чрезвычайно много учитывая, что Абхазия небольшая по территории.

Абхазия, став своеобразным нефтяным Кувейтом, может экспортировать немало нефти.

 

Ныне Л.Лакербай сообщил, что в настоящее время состояние скважин вызывает обоснованные опасения.

Целью проверки будет оценка их технического состояния, а также уровень экологической безопасности.

Он не стал уточнять, о каких именно проектах идет речь в соглашении, сказав лишь то, что компаний займется поиском месторождений нефти.

 

Для любопытных отметим, что Э.Худайнатов сравнительно недавно возглавил ННК.

Владельцем ННК сейчас является Dako Energy Investments S.A. из Люксембурга, зарегистрированная в июне 2013 г.

Права на долю участия 10% ННК Dako Energy получил в августе 2013 г.

Отметим, что компания в последнее время занималась консолидацией всех мелких активов на территории РФ.

Практически, это первый международный проект компании.

 

Для любознательных сообщим, что и здесь прослеживается след Роснефти.

Статус ННК и Э.Худайнатова существенно повышается.

В 2009 г  Россия, в лице Роснефти и Абхазия уже  договаривались о доразведке и обустройстве нефтяных месторождений на абхазской земле.

Непонятно, почему Роснефть не продолжила сама работы в Абхазии.

Вряд ли Роснефть испугалась США, которые еще устами К.Райс стращали, что США не допустят, чтобы Россия добывала в Абхазии нефть,

Очевидно, что для ННК - это большой успех и карт-бланш.

 

 

 

Обсудить на Форуме 

neftegaz.ru

В Абхазии спорят о плюсах и минусах добычи нефти

СУХУМИ---Участники абхазского нефтяного проекта объяснили абхазской общественности, в чем заключаются плюсы и минусы добычи нефти в Абхазии. Для этого Роман Дбар, глава экологической службы Абхазии и Владимир Воронцов, генеральный директор компании «Роснефть шельф-Абхазия» в качестве площадки избрали Общественную палату.

Самый основной посыл экспертов в том, что скептики очень опережают ход событий, лет на двадцать. В ближайшем временном отрезке речь идет только о геологическом изучении с целью поиска углеводородного сырья. В этом суть подписанного между абхазской и российской сторонами лицензионного соглашения.

“Если в течение близжайших трех-четырех лет по проведению сейсмоакустических разведавательных работ будут обнаружены структуры, которые позволят считать их перспективными, то “Роснефть” готова поисковые буровые работы. Чтобы выявить действительно ли в этих структурах находятся нефтепродукты и соответствует ли их количество и качество интересам для промышленной разработки,” говорит Дбар.

Если будет установлено, что добыча нефти в Абхазии экономически обоснована, а по словам, Дбара, такая вероятность составляет 14%, то решение о начале добычи, по его же словам, будет приниматься лет через десять и уже другим поколением абхазских политиков.

В спорах о нефтедобыче, в Абхазии забыли о том, что у Роснефти есть куда более приземленные планы. Это поставка углеводородов. В течение совсем не десятков лет, а ближайших одного-двух, по всей территории Абхазии будут построены 12 современных автозаправочных комплексов.

Сухумские власти заявляли о том, что этот проект мотивирован хотя бы тем, что он означает конец нынешней монополии поставщиков нефтепродуктов. Речь идет о компании «Абхазское морское пароходство», занимающейся поставкой бензина и дизтоплива со времени окончания грузино-абхазской войны. Критики отвечают, что «Абхазское морское пароходство», хоть и монополия, но своя. А новый конкурент, компания иностранная, и может полностью поглотить абхазский рынок.

“Вопросы, которые рождаются в нашем обществе, они в меньшей степени касаются поставок углеводородов. Хотя этот вопрос имеет весьма важное значение для нашего общества. Особенно в перспективе имеющихся планов функционирования железной дороги, аэропорта, морского порта, которые нуждаются в поставках качественного топлива,” говорит Дбар.

Представитель Роснефти, не желающий описывать картины далекого будущего, а планы Роснефти по Абхазии расписаны до середины нынешнего столетия, отметил, что как бы не сложилась судьба проекта, Абхазия получит за счет него хорошие финансовые поступления.

“Работу выполняют определенные подрядные компании. Если эти компании налоговые резиденты Абхазии, они платят все налоги в рамках вашего законодательства. На весь период поиска и разведки все подрядные компании обязаны платить налоги,” говорит Владимир Воронцов, генеральный директор «Роснефть шельф-Абхазия».

Также он заявил, что у Роснефти в Абхазии исключительно коммерческие интересы.

Появление в Общественной палате главного эколога Абхазии и представителя Роснефти, первый аргументированный ответ участников нефтяного проекта валу критики по этому поводу, который продолжается в СМИ и на политическом поле Абхазии.

По словам заинтересованных сторон все выглядит идеально. Скорее всего, на следующем этапе критики зададут вопрос, насколько будет соотносится с реальностью тезис о нулевом ущербе экологии в случае реализации проекта.

www.ekhokavkaza.com