Нефть, золото, алмазы: Неизвестные богатства Ивановской области. Нефть в ивановской области


Тайны недр. В Ивановской области можно добывать золото | Люди | ОБЩЕСТВО

Как сегодня обстоят дела в геологии? Ведется ли изучение земных недр? Какими полезными ископаемыми богата Ивановская область? С этими вопросами мы обратились к человеку, посвятившему этой науке 50 лет жизни, главному геологу на Ивановской земле Владимиру ЕХЛАКОВУ. 

Хлынула желтая нефть

- «АиФ в Иванове»: Владимир Александрович, как и почему в свое время вы выбрали профессию геолога?

- Владимир Ехлаков: Жили мы в Перми. Профессия геолога в Предуралье в то время была вдвойне популярна: здесь богатые запасы нефти, калийных солей, золота, каменного угля… Поэтому в 17 лет выбрал профессию, связанную с изучением недр, и поступил в Пермский государственный университет на геологический факультет. Учиться было очень интересно. Особенно нравилась ежегодная полевая практика. Экспедиция, в которой я принимал участие после 1-го курса, исследовала геологические процессы по берегам Камского водохранилища. В Перми выше города была построена плотина, и уровень воды в реках поднялся, начались оползнеобразования, подмывы берегов. Мы плавали по определенному маршруту и обследовали берега на активизацию этих процессов. После 2-го курса я участвовал в поиске и разведке месторождений нерудных материалов - гипсов и карбонатных пород. Тогда мы открыли Куликовское месторождение варочного гипса.

 

Досье
Владимир Александрович Ехлаков - главный геолог ОАО «Ивановогеология». Родился в 1940 году в городе Перми. В 1962 году окончил Пермский государственный университет. В 1968 году назначен Главным геологом ОАО «Ивановогеология». Имеет медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

 

Полевые практики на 3-м курсе были связаны с гидрогеохимическим поиском полезных ископаемых и золота в районе Уральского хребта. Мы ходили вдоль маленьких речушек и отбирали химические геопробы на золото, цинк, медь. Делали геохимическое картирование территории. А после 4-го курса участвовал в геохимических поисках в Тургайском прогибе в Казахстане.

После окончания университета стал работать гидрогеологом. Сначала на Южном Урале в Челябинской области на пьезокварцевом руднике. Потом в составе Пермской гидрогеологической партии производил изыскания на территориях бывших медных шахт для строительства там крупных микрорайонов. Занимался поисками подземных вод для водоснабжения городов Перми и Березники. Кстати, при поиске подземных вод для Березников мы вскрыли нефть оранжево-желтого цвета, что является прямым признаком, указывающим на наличие рядом, под толщей калийных солей, нефти. Здесь были начаты поисковые работы и открыты новые месторождения.

Во Владимирской области 269 пенсионеров-геологов >>>

Алмазные россыпи

- «АиФ в Иванове»: А как вы оказались в Иванове?

В.Е.: В Иваново я приехал в 1966 году. В составе геологоразведочной экспедиции мы занимались разведкой местных стройматериалов: песок, гравий, глинистое сырье. Искали подземные воды для водоснабжения крупных городов: Иванова, Тейкова, Вичуги и других…

Ивановская область богата сырьем для изготовления местных стройматериалов: песка для производства силикатного кирпича, глин, для производства обыкновенного кирпича и керамзита.

 

Геологическая экспедиция/Фото: из архива Владимира Ехлакова

 

- «АиФ в Иванове»: А месторождения значимых полезных ископаемых: нефти, золота, у нас есть?

В.Е.: После Великой Отечественной войны до начала 1970-х годов в Ивановской области проводились работы на нефть и газ. По данным геофизических исследований, территория оказалась перспективной на выявление мелких и, возможно, средних месторождений нефти и газа. Но государство обычно заинтересовано в крупных месторождениях, поэтому, когда была открыта большая нефть в Тюмени, в Ивановской области работы были свернуты. Хотя были пробурены всего две глубокие скважины (это очень мало), и признаков нефте-газоносности они не дали. 

В Сокольском районе, когда-то входившем в состав Ивановской области, были обнаружены единичные зерна мелких алмазов. Возможно, их появление было связано с очаговой вулканической деятельностью, а возможно, с изменением пород на глубине до 100-300 метров при столкновении крупного метеорита с землей.

Сколько зарабатывает геолог? >>>

В определенных непромышленных количествах присутствует у нас и золото. При разработке Хромцовского песчано-гравийного месторождения крупицы этого металла оседают при промывке горной массы. На Хромцовском карьере даже предпринимались попытки намыть это золото. Но для такой деятельности нужны эффективная технология, огромное количество необходимых документов и спецчасти для охраны. Ведь хождение золота строго контролируется государством. Для намывания 1-2 килограммов требуются большие затраты.

Нефтяная катастрофа. Возле поселка Октябьский вылилось почти 500 тонн нефти >>>

- «АиФ в Иванове»: На каких же тогда полезных ископаемых можно «сыграть» Ивановской области? 

В.Е.: У нас хороший потенциал не только месторождений нерудных стройматериалов, но и очень богатые запасы питьевых минеральных лечебных вод. Рядом с этими источниками можно было бы спроектировать санатории, дома отдыха, турбазы. Развитию санаторно-курортного лечения способствовали бы и мягкий климат среднерусской полосы, наши живописные ландшафты, обжитые территории. Да в Ивановской области можно целые города-санатории строить, как в Литве и Латвии. А можно «привязать» скважины к уже существующим лечебно-оздоровительным местностям, как это было сделано для санаториев «Станко» и «Решма» на реке Волге. 

Доломиты стали не нужны

- «АиФ в Иванове»: Организация, в которой вы руководите геологической службой - «Ивановогеология», - давно существует?

В.Е.: С 1929 года. Тогда перспективы Ивановской области в геологическом плане скромно оценивались: ведь здесь нет золотых и серебряных рудников. Но нужно было развивать строительство, решать проблемы питьевого водоснабжения, поэтому здесь и было организовано «Ивановское геологоразведочное бюро». На протяжении восьми десятилетий это название неоднократно менялось. До 1990-х годов мы централизованно занимались 4 областями: Ивановской, Костромской, Ярославской и Владимирской. Функции организации были очень широки: проектные работы, геологосъемочные и геологоразведочные работы, передача выявленных запасов для промышленного освоения, государственный контроль за использованием и охраной недр… 

Наш дедушка — трилобит >>>

Сейчас «Ивановогеология» работает в тех же четырех областях Верхнего Поволжья, но у предприятия остались только подрядные функции. На данный момент у нас штат порядка 60 человек.

До 2010 года мы выигрывали государственные заказы на конкурсной основе. Из госбюджета финансировались такие наши работы как открытие новых месторождений карбонатных пород (известняков и доломитов для производства щебня и строительной извести) во Владимирской области, геологические исследования инвестиционно привлекательных месторождений в Костромской области. В Ивановской области мы успешно выполнили поиски подземных вод для Кинешмы, Пучежа, Палеха, Савино.

На что потратили золото КПСС? >>>

А сейчас мы вынуждены зарабатывать чем придется: в основном, ищем воду для строящихся под Ивановом коттеджных поселков.

Болит душа и за то, что мы сейчас значительно отстали в получении новой информации о недрах, а также ее обобщении. Уже более 20 лет не проводилось систематическое геологическое изучение территории, которое должно финансировать государство. Карты, которыми мы пользуемся, были составлены еще в 1960-е годы, и они устарели и по содержанию, и по форме, и по технологии изготовления. Необходимо постоянно проводить геологическую разведку месторождений, составлять геологические карты, оценивать количество и качество полезных ископаемых - а этим должно централизованно заниматься государство.

www.vlad.aif.ru

Нефть, золото, алмазы: Неизвестные богатства Ивановской области | Новости Иванова - БезФормата

В регионе есть месторождения самых драгоценных полезных ископаемых, но добывать их все еще невыгодно.

В День геолога, который отмечался в первое воскресенье апреля, в Музее камня говорили о залежах полезных ископаемых региона и перспективах их добычи. Очередное заседание Общества любителей камня города Иванова посвятили минеральным ресурсам Ивановской области.

«Черное золото» слишком глубоко

В музее собрались люди, чья жизнь напрямую связана с геологической деятельностью:

«Руководитель Ивановского отделения Российского геологического фонда Владимир Пичужкин подробно и интересно рассказал об истории Ивановского геологического бюро, ставшего затем "Ивановогеологией". Особое внимание уделил минеральным богатствам Ивановской области и, в частности, возможности добычи в нашем крае нефти, золота и алмазов. Также поднимались проблемы геологоразведки», - рассказал нам специалист Музея камня Сергей Беляков.  

В центре внимания практически сразу оказалась информация о залежах нефти в Ивановской области. Особо ожидалось выступление известного ивановского геолога Владимира Ехлакова, который уже рассказывал про ивановскую нефть, которую начали искать в нашем регионе сразу после окончания Великой Отечественной войны.

«До начала 1970-х годов в Ивановской области проводились работы "на нефть и газ". По данным геофизических исследований, территория оказалась перспективной на выявление мелких и, возможно, средних месторождений нефти и газа. Но государство обычно заинтересовано в крупных месторождениях, поэтому, когда была открыта большая нефть в Тюмени, в Ивановской области работы были свернуты», - указывал геолог в интервью «АиФ».  

Известно, что в Ивановской области были две глубокие скважины, но признаков нефтегазоносности они не дали. Так что в Музее камня ивановскую нефть увидеть не получится.

«Залежи очень глубоко», - поясняет Сергей Беляков, отмечая, что есть вероятность, что в экспозицию поступит баночка нефти из Даниловской скважины в Ярославской области, которой повезло больше.  

Нефтеперегонку придумали нижнеландеховцы

Зато открытие способа перегонки «черного золота» принадлежит нашим землякам. Крепостные братья Дубинины из Нижнего Ландеха, оказавшись на Кавказе, обратили внимание на то, что местные жители черпали ведрами из неглубоких колодцев и ям черную, сырую нефть, которая использовалась для освещения и отопления жилища, при этом нещадно коптила.

«Дубинины решили попробовать применить ту же технологию, что использовалась при переработке смолы. Старший из братьев Василий сделал чертёж и описание установки, которые впервые были опубликованы в IV томе «Горного журнала» в 1880 году», - сообщает газета «Новый путь».

По этому чертежу позже была изготовлена и пущена первая в мире специальная нефтеперегонная установка.

«Она представляла собой усеченный железный куб, вмазанный в кирпичную печь с поддувалом. От крышки куба через специальное холодильное устройство, а попросту деревянную бочку, наполненную водой, отвели медную трубку. Залили в куб 40 ведер черной нефти, растопили печь и получили 16 ведер чистой, светлой жидкости, которую сначала называли «белой нефтью», а со временем – керосином. Побочного продукта химического процесса — мазута, «заводчики» сцеживали из куба до 20 ведер», - пишет издание.  

Дубинины сумели наладить торговлю керосином и мазутом и по Волге доставляли продукт в Нижний Новгород.

«Тамошние перекупщики развозили в Москву и Санкт-Петербург. Выработкой керосина Дубинины занимались около четверти века. За это время на российский рынок поставили его тысячи пудов», - пишут в газете.  

Хромцовский "золотник": маленький и нерентабельный

«В Хромцове есть и золото, но до рентабельности его должно быть в десятки раз больше», - отметили в Музее камня, оценивая перспективы добычи другого месторождения.  

При разработке Хромцовского песчано-гравийного месторождения крупицы этого металла оседают при промывке горной массы и в свое время даже предпринимались попытки намыть это золото.

«Но пока для намывания килограммов золота требуются очень уж большие затраты. На тонну грунта приходится пока всего полкилограмма этого драгоценного металла, что очень мало», - отметили сотрудники Музея камня.  

Для промышленной разработки требуется не меньше двух-пяти килограммов золота с тонны грунта.

Алмазы принес астероид

Есть в Ивановской области и признаки присутствия алмазов - в зоне падения огромного астероида, оказавшегося в наших краях в доисторические времена, когда на территории Ивановской области еще плескалось море. Пучеж-Катунская астроблема, то есть «звездная рана» на месте падения небесного гостя, вполне может считаться источником этих драгоценных камней. В кратере, образовавшемся от удара астероида, находили частички алмазов.

«В Сокольском районе, когда-то входившем в состав Ивановской области, были обнаружены единичные зерна мелких алмазов. Возможно, их появление было связано с очаговой вулканической деятельностью, а возможно, с изменением пород на глубине до 100-300 метров при столкновении крупного метеорита с землей», - рассказывал журналистам историю возникновения драгоценных камней геолог Владимира Ехлаков.  

Легенде о Поволжских алмазах уже много лет. Возможно в регионе действительно есть «трубки», указывающие на месторождение, но они пока не обнаружены.

Зато породы, выброшенные взрывом от удара метеорита, пригодились в строительстве.

«В прошлом столетии активно разрабатывалось месторождение известняка, который шел на строительные нужды. Удар метеорита выворотил огромный многокилометровый кусок подстилающего известняка времен каменноугольного периода, который был отброшен и который потом, уже недавно, разрабатывали в качестве источника строительного материала», - пояснил Сергей Беляков.  

Он отметил, что один из основных строительных минеральных ресурсов в нашего региона связан напрямую с метеоритом.

«Импактные, то есть ударного происхождения, алмазы можно найти в зоне кратера», - отметили в музее.  

Основная проблема, по словам участников Общества любителей камня города Иванова, в том, что из двух тысяч ивановских месторождений сейчас разрабатываются всего два.

Фото: google.com

ivanovo.bezformata.com

Нефть, золото, алмазы: Неизвестные богатства Ивановской области

В регионе есть месторождения самых драгоценных полезных ископаемых, но добывать их все еще невыгодно.

В День геолога, который отмечался в первое воскресенье апреля, в Музее камня говорили о залежах полезных ископаемых региона и перспективах их добычи. Очередное заседание Общества любителей камня города Иванова посвятили минеральным ресурсам Ивановской области.

«Черное золото» слишком глубоко

В музее собрались люди, чья жизнь напрямую связана с геологической деятельностью:

«Руководитель Ивановского отделения Российского геологического фонда Владимир Пичужкин подробно и интересно рассказал об истории Ивановского геологического бюро, ставшего затем "Ивановогеологией". Особое внимание уделил минеральным богатствам Ивановской области и, в частности, возможности добычи в нашем крае нефти, золота и алмазов. Также поднимались проблемы геологоразведки», - рассказал нам специалист Музея камня Сергей Беляков.  

В центре внимания практически сразу оказалась информация о залежах нефти в Ивановской области. Особо ожидалось выступление известного ивановского геолога Владимира Ехлакова, который уже рассказывал про ивановскую нефть, которую начали искать в нашем регионе сразу после окончания Великой Отечественной войны.

«До начала 1970-х годов в Ивановской области проводились работы "на нефть и газ". По данным геофизических исследований, территория оказалась перспективной на выявление мелких и, возможно, средних месторождений нефти и газа. Но государство обычно заинтересовано в крупных месторождениях, поэтому, когда была открыта большая нефть в Тюмени, в Ивановской области работы были свернуты», - указывал геолог в интервью «АиФ».  

Известно, что в Ивановской области были две глубокие скважины, но признаков нефтегазоносности они не дали. Так что в Музее камня ивановскую нефть увидеть не получится.

«Залежи очень глубоко», - поясняет Сергей Беляков, отмечая, что есть вероятность, что в экспозицию поступит баночка нефти из Даниловской скважины в Ярославской области, которой повезло больше.  

Нефтеперегонку придумали нижнеландеховцы

Зато открытие способа перегонки «черного золота» принадлежит нашим землякам. Крепостные братья Дубинины из Нижнего Ландеха, оказавшись на Кавказе, обратили внимание на то, что местные жители черпали ведрами из неглубоких колодцев и ям черную, сырую нефть, которая использовалась для освещения и отопления жилища, при этом нещадно коптила.

«Дубинины решили попробовать применить ту же технологию, что использовалась при переработке смолы. Старший из братьев Василий сделал чертёж и описание установки, которые впервые были опубликованы в IV томе «Горного журнала» в 1880 году», - сообщает газета «Новый путь».

По этому чертежу позже была изготовлена и пущена первая в мире специальная нефтеперегонная установка.

«Она представляла собой усеченный железный куб, вмазанный в кирпичную печь с поддувалом. От крышки куба через специальное холодильное устройство, а попросту деревянную бочку, наполненную водой, отвели медную трубку. Залили в куб 40 ведер черной нефти, растопили печь и получили 16 ведер чистой, светлой жидкости, которую сначала называли «белой нефтью», а со временем – керосином. Побочного продукта химического процесса — мазута, «заводчики» сцеживали из куба до 20 ведер», - пишет издание.  

Дубинины сумели наладить торговлю керосином и мазутом и по Волге доставляли продукт в Нижний Новгород.

«Тамошние перекупщики развозили в Москву и Санкт-Петербург. Выработкой керосина Дубинины занимались около четверти века. За это время на российский рынок поставили его тысячи пудов», - пишут в газете.  

Хромцовский "золотник": маленький и нерентабельный

«В Хромцове есть и золото, но до рентабельности его должно быть в десятки раз больше», - отметили в Музее камня, оценивая перспективы добычи другого месторождения.  

При разработке Хромцовского песчано-гравийного месторождения крупицы этого металла оседают при промывке горной массы и в свое время даже предпринимались попытки намыть это золото.

«Но пока для намывания золота требуются очень уж большие затраты. На тонну грунта приходится пока всего полграмма этого драгоценного металла, что очень мало», - отметили сотрудники Музея камня.  

Для промышленной разработки требуется не меньше двух-пяти грамм золота с тонны грунта.

Алмазы принес астероид

Есть в Ивановской области и признаки присутствия алмазов - в зоне падения огромного астероида, оказавшегося в наших краях в доисторические времена, когда на территории Ивановской области еще плескалось море. Пучеж-Катунская астроблема, то есть «звездная рана» на месте падения небесного гостя, вполне может считаться источником этих драгоценных камней. В кратере, образовавшемся от удара астероида, находили частички алмазов.

«В Сокольском районе, когда-то входившем в состав Ивановской области, были обнаружены единичные зерна мелких алмазов. Возможно, их появление было связано с очаговой вулканической деятельностью, а возможно, с изменением пород на глубине до 100-300 метров при столкновении крупного метеорита с землей», - рассказывал журналистам историю возникновения драгоценных камней геолог Владимира Ехлаков.  

Легенде о Поволжских алмазах уже много лет. Возможно в регионе действительно есть «трубки», указывающие на месторождение, но они пока не обнаружены.

Зато породы, выброшенные взрывом от удара метеорита, пригодились в строительстве.

«В прошлом столетии активно разрабатывалось месторождение известняка, который шел на строительные нужды. Удар метеорита выворотил огромный многокилометровый кусок подстилающего известняка времен каменноугольного периода, который был отброшен и который потом, уже недавно, разрабатывали в качестве источника строительного материала», - пояснил Сергей Беляков.  

Он отметил, что один из основных строительных минеральных ресурсов в нашего региона связан напрямую с метеоритом.

«Импактные, то есть ударного происхождения, алмазы можно найти в зоне кратера», - отметили в музее.  Пока реальнее всего в регионе добывать торф. Но основная проблема, по словам участников Общества любителей камня города Иванова, в том, что из двух тысяч ивановских месторождений торфа сейчас разрабатываются всего два.

Эта страница распечатана с сайта: http://37.ru/news/podrobnosti/neft-zoloto-almazy-neizvestnye-bogatstva-ivanovskoy-oblasti/

www.37.ru

Нефть, золото, алмазы: Неизвестные богатства Ивановской области - новости Иваново

В регионе есть месторождения самых драгоценных полезных ископаемых, но добывать их все еще невыгодно.
06 Апреля 2015, 16:21 | | 2370

В День геолога, который отмечался в первое воскресенье апреля, в Музее камня говорили о залежах полезных ископаемых региона и перспективах их добычи. Очередное заседание Общества любителей камня города Иванова посвятили минеральным ресурсам Ивановской области.

«Черное золото» слишком глубоко

В музее собрались люди, чья жизнь напрямую связана с геологической деятельностью:

«Руководитель Ивановского отделения Российского геологического фонда Владимир Пичужкин подробно и интересно рассказал об истории Ивановского геологического бюро, ставшего затем "Ивановогеологией". Особое внимание уделил минеральным богатствам Ивановской области и, в частности, возможности добычи в нашем крае нефти, золота и алмазов. Также поднимались проблемы геологоразведки», - рассказал нам специалист Музея камня Сергей Беляков.  

В центре внимания практически сразу оказалась информация о залежах нефти в Ивановской области. Особо ожидалось выступление известного ивановского геолога Владимира Ехлакова, который уже рассказывал про ивановскую нефть, которую начали искать в нашем регионе сразу после окончания Великой Отечественной войны.

«До начала 1970-х годов в Ивановской области проводились работы "на нефть и газ". По данным геофизических исследований, территория оказалась перспективной на выявление мелких и, возможно, средних месторождений нефти и газа. Но государство обычно заинтересовано в крупных месторождениях, поэтому, когда была открыта большая нефть в Тюмени, в Ивановской области работы были свернуты», - указывал геолог в интервью «АиФ».  

Известно, что в Ивановской области были две глубокие скважины, но признаков нефтегазоносности они не дали. Так что в Музее камня ивановскую нефть увидеть не получится.

«Залежи очень глубоко», - поясняет Сергей Беляков, отмечая, что есть вероятность, что в экспозицию поступит баночка нефти из Даниловской скважины в Ярославской области, которой повезло больше.  

Нефтеперегонку придумали нижнеландеховцы

Зато открытие способа перегонки «черного золота» принадлежит нашим землякам. Крепостные братья Дубинины из Нижнего Ландеха, оказавшись на Кавказе, обратили внимание на то, что местные жители черпали ведрами из неглубоких колодцев и ям черную, сырую нефть, которая использовалась для освещения и отопления жилища, при этом нещадно коптила.

«Дубинины решили попробовать применить ту же технологию, что использовалась при переработке смолы. Старший из братьев Василий сделал чертёж и описание установки, которые впервые были опубликованы в IV томе «Горного журнала» в 1880 году», - сообщает газета «Новый путь».

По этому чертежу позже была изготовлена и пущена первая в мире специальная нефтеперегонная установка.

«Она представляла собой усеченный железный куб, вмазанный в кирпичную печь с поддувалом. От крышки куба через специальное холодильное устройство, а попросту деревянную бочку, наполненную водой, отвели медную трубку. Залили в куб 40 ведер черной нефти, растопили печь и получили 16 ведер чистой, светлой жидкости, которую сначала называли «белой нефтью», а со временем – керосином. Побочного продукта химического процесса — мазута, «заводчики» сцеживали из куба до 20 ведер», - пишет издание.  

Дубинины сумели наладить торговлю керосином и мазутом и по Волге доставляли продукт в Нижний Новгород.

«Тамошние перекупщики развозили в Москву и Санкт-Петербург. Выработкой керосина Дубинины занимались около четверти века. За это время на российский рынок поставили его тысячи пудов», - пишут в газете.  

Хромцовский "золотник": маленький и нерентабельный

«В Хромцове есть и золото, но до рентабельности его должно быть в десятки раз больше», - отметили в Музее камня, оценивая перспективы добычи другого месторождения.  

При разработке Хромцовского песчано-гравийного месторождения крупицы этого металла оседают при промывке горной массы и в свое время даже предпринимались попытки намыть это золото.

«Но пока для намывания золота требуются очень уж большие затраты. На тонну грунта приходится пока всего полграмма этого драгоценного металла, что очень мало», - отметили сотрудники Музея камня.  

Для промышленной разработки требуется не меньше двух-пяти грамм золота с тонны грунта.

Алмазы принес астероид

Есть в Ивановской области и признаки присутствия алмазов - в зоне падения огромного астероида, оказавшегося в наших краях в доисторические времена, когда на территории Ивановской области еще плескалось море. Пучеж-Катунская астроблема, то есть «звездная рана» на месте падения небесного гостя, вполне может считаться источником этих драгоценных камней. В кратере, образовавшемся от удара астероида, находили частички алмазов.

«В Сокольском районе, когда-то входившем в состав Ивановской области, были обнаружены единичные зерна мелких алмазов. Возможно, их появление было связано с очаговой вулканической деятельностью, а возможно, с изменением пород на глубине до 100-300 метров при столкновении крупного метеорита с землей», - рассказывал журналистам историю возникновения драгоценных камней геолог Владимира Ехлаков.  

Легенде о Поволжских алмазах уже много лет. Возможно в регионе действительно есть «трубки», указывающие на месторождение, но они пока не обнаружены.

Зато породы, выброшенные взрывом от удара метеорита, пригодились в строительстве.

«В прошлом столетии активно разрабатывалось месторождение известняка, который шел на строительные нужды. Удар метеорита выворотил огромный многокилометровый кусок подстилающего известняка времен каменноугольного периода, который был отброшен и который потом, уже недавно, разрабатывали в качестве источника строительного материала», - пояснил Сергей Беляков.  

Он отметил, что один из основных строительных минеральных ресурсов в нашего региона связан напрямую с метеоритом.

«Импактные, то есть ударного происхождения, алмазы можно найти в зоне кратера», - отметили в музее.  Пока реальнее всего в регионе добывать торф. Но основная проблема, по словам участников Общества любителей камня города Иванова, в том, что из двух тысяч ивановских месторождений торфа сейчас разрабатываются всего два.

Автор: Иван Львов

Фото: google.com

Заметили ошибку? Выделите мышкой фрагмент текста с ней и нажмите Ctrl-Enter.

www.37.ru

Нефть, золото, алмазы: Неизвестные богатства Ивановской области - новости Иваново

В регионе есть месторождения самых драгоценных полезных ископаемых, но добывать их все еще невыгодно.
06 Апреля 2015, 16:21 | | 2370

В День геолога, который отмечался в первое воскресенье апреля, в Музее камня говорили о залежах полезных ископаемых региона и перспективах их добычи. Очередное заседание Общества любителей камня города Иванова посвятили минеральным ресурсам Ивановской области.

«Черное золото» слишком глубоко

В музее собрались люди, чья жизнь напрямую связана с геологической деятельностью:

«Руководитель Ивановского отделения Российского геологического фонда Владимир Пичужкин подробно и интересно рассказал об истории Ивановского геологического бюро, ставшего затем "Ивановогеологией". Особое внимание уделил минеральным богатствам Ивановской области и, в частности, возможности добычи в нашем крае нефти, золота и алмазов. Также поднимались проблемы геологоразведки», - рассказал нам специалист Музея камня Сергей Беляков.  

В центре внимания практически сразу оказалась информация о залежах нефти в Ивановской области. Особо ожидалось выступление известного ивановского геолога Владимира Ехлакова, который уже рассказывал про ивановскую нефть, которую начали искать в нашем регионе сразу после окончания Великой Отечественной войны.

«До начала 1970-х годов в Ивановской области проводились работы "на нефть и газ". По данным геофизических исследований, территория оказалась перспективной на выявление мелких и, возможно, средних месторождений нефти и газа. Но государство обычно заинтересовано в крупных месторождениях, поэтому, когда была открыта большая нефть в Тюмени, в Ивановской области работы были свернуты», - указывал геолог в интервью «АиФ».  

Известно, что в Ивановской области были две глубокие скважины, но признаков нефтегазоносности они не дали. Так что в Музее камня ивановскую нефть увидеть не получится.

«Залежи очень глубоко», - поясняет Сергей Беляков, отмечая, что есть вероятность, что в экспозицию поступит баночка нефти из Даниловской скважины в Ярославской области, которой повезло больше.  

Нефтеперегонку придумали нижнеландеховцы

Зато открытие способа перегонки «черного золота» принадлежит нашим землякам. Крепостные братья Дубинины из Нижнего Ландеха, оказавшись на Кавказе, обратили внимание на то, что местные жители черпали ведрами из неглубоких колодцев и ям черную, сырую нефть, которая использовалась для освещения и отопления жилища, при этом нещадно коптила.

«Дубинины решили попробовать применить ту же технологию, что использовалась при переработке смолы. Старший из братьев Василий сделал чертёж и описание установки, которые впервые были опубликованы в IV томе «Горного журнала» в 1880 году», - сообщает газета «Новый путь».

По этому чертежу позже была изготовлена и пущена первая в мире специальная нефтеперегонная установка.

«Она представляла собой усеченный железный куб, вмазанный в кирпичную печь с поддувалом. От крышки куба через специальное холодильное устройство, а попросту деревянную бочку, наполненную водой, отвели медную трубку. Залили в куб 40 ведер черной нефти, растопили печь и получили 16 ведер чистой, светлой жидкости, которую сначала называли «белой нефтью», а со временем – керосином. Побочного продукта химического процесса — мазута, «заводчики» сцеживали из куба до 20 ведер», - пишет издание.  

Дубинины сумели наладить торговлю керосином и мазутом и по Волге доставляли продукт в Нижний Новгород.

«Тамошние перекупщики развозили в Москву и Санкт-Петербург. Выработкой керосина Дубинины занимались около четверти века. За это время на российский рынок поставили его тысячи пудов», - пишут в газете.  

Хромцовский "золотник": маленький и нерентабельный

«В Хромцове есть и золото, но до рентабельности его должно быть в десятки раз больше», - отметили в Музее камня, оценивая перспективы добычи другого месторождения.  

При разработке Хромцовского песчано-гравийного месторождения крупицы этого металла оседают при промывке горной массы и в свое время даже предпринимались попытки намыть это золото.

«Но пока для намывания золота требуются очень уж большие затраты. На тонну грунта приходится пока всего полграмма этого драгоценного металла, что очень мало», - отметили сотрудники Музея камня.  

Для промышленной разработки требуется не меньше двух-пяти грамм золота с тонны грунта.

Алмазы принес астероид

Есть в Ивановской области и признаки присутствия алмазов - в зоне падения огромного астероида, оказавшегося в наших краях в доисторические времена, когда на территории Ивановской области еще плескалось море. Пучеж-Катунская астроблема, то есть «звездная рана» на месте падения небесного гостя, вполне может считаться источником этих драгоценных камней. В кратере, образовавшемся от удара астероида, находили частички алмазов.

«В Сокольском районе, когда-то входившем в состав Ивановской области, были обнаружены единичные зерна мелких алмазов. Возможно, их появление было связано с очаговой вулканической деятельностью, а возможно, с изменением пород на глубине до 100-300 метров при столкновении крупного метеорита с землей», - рассказывал журналистам историю возникновения драгоценных камней геолог Владимира Ехлаков.  

Легенде о Поволжских алмазах уже много лет. Возможно в регионе действительно есть «трубки», указывающие на месторождение, но они пока не обнаружены.

Зато породы, выброшенные взрывом от удара метеорита, пригодились в строительстве.

«В прошлом столетии активно разрабатывалось месторождение известняка, который шел на строительные нужды. Удар метеорита выворотил огромный многокилометровый кусок подстилающего известняка времен каменноугольного периода, который был отброшен и который потом, уже недавно, разрабатывали в качестве источника строительного материала», - пояснил Сергей Беляков.  

Он отметил, что один из основных строительных минеральных ресурсов в нашего региона связан напрямую с метеоритом.

«Импактные, то есть ударного происхождения, алмазы можно найти в зоне кратера», - отметили в музее.  Пока реальнее всего в регионе добывать торф. Но основная проблема, по словам участников Общества любителей камня города Иванова, в том, что из двух тысяч ивановских месторождений торфа сейчас разрабатываются всего два.

Автор: Иван Львов

Фото: google.com

Заметили ошибку? Выделите мышкой фрагмент текста с ней и нажмите Ctrl-Enter.

www.37.ru

Я не ссу! » Путешествие на Глобус

Зачем люди едут туда, где опасно, куда ехать, по общему мнению (впрочем, и по их собственному) ни в коем случае нельзя? Зачем, подавляя страх, подвергают себя опасности и испытаниям?

Я пробовал задавать вопрос знакомым: «Как вы думаете, какое расстояние до ближайшего ядерного взрыва от Москвы?». Обычный ответ — тысячи километров.

Это совсем не так. Всего 350, Ивановская область – вот правда.

А раз так – надо ехать туда и увидеть всё своими глазами. Прошло почти 30 лет, и есть надежда, что такой поход уже не очень опасен.

19 сентября 1971 на берегу р.Шача в 5 км от деревни Галкино Кинешемского района Ивановской области на глубине 610м был произведен взрыв камуфлетного ядерного устройства мощностью 2.3 килотонны. Цель взрыва – глубинное сейсмозондирование земной коры. Для чего проводилось это зондирование? Поиск и активизация добычи полезных ископаемых, нефти, газа? Официально да. Искали нефть в Ивановской области? Странно, что не нашли… В архивах у данного взрыва есть сухой и краткий комментарий: аварийный. При глубинном подземном ядерном взрыве образуется огромная полость с оплавленными и запекшимися стенками, которая в дальнейшем служит своего рода могильником радиоактивных выбросов. Но не всегда… На 18 минуте после взрыва на расстоянии около метра от боевой скважины произошел выброс на поверхность радиоактивных газов и продуктов распада. Ученые не очень хорошо изучили почву и не учли, что в тех местах очень много песчаников. Гейзер с газами бил около 20 дней и имел высоту 10 метров, выбрасывая на землю огромное количество радиоактивных изотопов. Это сейчас мы знаем о том, что произошло. Это сейчас мы знаем, почему ученые и рабочие в спешном порядке покинули место проведения испытания, бросив дорогостоящую технику. А тогда, в 1971 никто не знал об этом, пелена секретности не спадала до 1981 года. Люди жили привычной жизнью. Ходили в привычные им леса. Купались в привычных им речках. И … умирали от непривычных болезней.

Первый рывок

Добраться до места можно двумя способами (и, соответственно, двумя берегами): на внедорожнике через лес, от ближайшей деревни, до которой есть дорога, и на лодке через Волгу, а там пешком до места.

Первый раз к поездке подошли не очень серьёзно – из Ярославля выехали после обеда по первому варианту. От глухой деревни Жажлево вполне нормальная дорога шла в нужном нам направлении. Только недавно прошёл дождь, и неплохой просёлок не пустил наш Rover в лес – слишком скользко. А идти пешком 20 километров до Галкино – ближайшей к взрыву деревни, на ночь глядя, мы не решились. Нарекли поездку разведкой и с чувством неудовлетворённости убрались восвояси. 500 километров пробега оправдали знакомством с просторами русскими и отвратительными дорогами.

Немного лирики: нигде в костромской области, включая столицу, невозможно заправиться по пластиковой карте. В лучшем случае, если терминал есть и он исправен, он «отторгает» (с) VISA либо «нет антенны» (с). Выручил банкомат в Судиславле.

Второй подход к снаряду

С таким опытом вторую экспедицию мы готовили по всем правилам – «недохода» во второй раз простить себе было бы невозможно. Взяли надувную лодку, респираторы, дозиметр, сменную обувь, еду, воду, и палатку.

Стартовали в 4 утра из Ярославля. В Решме в районе переправы, были в 8.

Полтора часа на сборку-надувание лодки, и мы отправились к цели.

Волга в районе Кинешмы шириной около двух километров.

До противоположного берега, борясь с ветром, добрались за час.

Спрятали «корабль» и по отличной грунтовке бодро зашагали к цели.

На берегу гора свежих брёвен, в поле работает комбайн, в деревнях живут люди – растят картошку на своих огородах и пьют воду. Рисуемая воображением картина коллапса вокруг места ядерного взрыва разбивается на осколки обычным видом обычного уклада деревенской жизни.

Примерно через 5 километров первая жилая деревня – Норское. Сюда выходит та самая дорога из Жажлево, в этот раз выглядящая очень прилично. Передышка, вода из колодца, и дальше в Галкино – ещё километров 6.

Спустя час-полтора показались дома. Цель совсем близко. В некогда огромной деревне на 128 дворов уцелело лишь несколько домов, а жилых только три.

У первой избы встречаем коммуникабельного мужичка – Вячеслава. Угощаемся водой, расспрашиваем, просим отвести на то самое место. Почти без колебаний Слава соглашается и идёт точить топор. Он здесь с самого начала, с первой скважины, и эти 30 лет неустанно ходит туда сам и водит учёных, журналистов и таких же безбашенных зевак, как мы.

«Тут 4 километра, я хожу туда за 40 минут», — произнёс Славик, задавая резвый темп всей группе (позже навигатор покажет 5,3 километра по прямой – значит по извилистой лесной дороге все 6).

Пока Слава рубил и оттаскивал перегородившие дорогу упавшие деревья – мы получали шанс нагнать его.

Запах земляники… Ягоды растут с обеих сторон дороги – собирать их здесь некому. «Если пошёл за белыми – белых и набираю. За подосиновиками – только их и беру». Славик останавливается и пьёт из ручья, зачерпывая воду половинкой пластиковой бутылки, висящей здесь же на ветке. Всё здесь его.

Ядерная полянка

Пройдя большую часть пути, мы вышли на высокий берег Шачи. Речка, известная по книге «Князь серебряный», змеёй извивается по лесу, перегороженная множеством бобровых плотин.

«Бочаги» Нужное нам место на 200 метров ниже. Ощущение приближающейся развязки, лёгкий трепет и сильная усталость. Дошли. Славик показывает знак, торчащий вдалеке на том берегу из-за кустов.

Разуваемся, снимаем штаны и переходим речку, дно у которой чуть ниже по течению — бетонное, наслаждаясь прохладой воды – тот день был одним из самых жарких. На месте одели маски, и стали осматриваться, ожидая визга дозиметра.

 

Странно: Слава, глядя на нас в масках, даже не улыбается. Навидался, видимо, клоунов в защитных костюмах. «Если побудешь здесь долго, во рту появляется сухость, и как будто кислый вкус».

От подземного ядерного взрыва ожидаешь воронки. Но её нет — глубина закладки заряда очень большая. Полянка на опушке леса, трава по пояс и тучи летающих кровососущих. Дозиметр молчит. Из-под земли торчат совсем свежие пластиковые трубы: место привлекает ученых. Прибор рядом с трубой демонстрирует естественный фон – как дома. «Не показывает? Это хорошо»- комментирует Слава — «Пошли дальше!»

В кустах стоит что-то вроде большого водопроводного крана с разветвлениями, только из трубы торчат провода.

 

Боевая скважина, залитая бетоном, тоже не хочет выводить дозиметр из себя.

Место, где установлен тот самый знак «Опасно!» прибор волнует, но не сильно – опасных превышений нет.

 

А вот недавно выкопанная ямка… Стас роняет от неожиданности на землю заверещавший прибор!.. Есть!

Из земли торчит ржавая труба, в ней вода. Вероятно, в этом месте фонтан грязи нашёл выход на поверхность, превратив взрыв в аварийный, и вынудив персонал бежать без оглядки. Здесь мы замерили самый высокий уровень радиации.

То, что взрыв будет ядерный, было тайной. Военные рекомендовали всем выйти из домов, заклеить окна крест-накрест. Молодой Славик сидел на заборе у дома в пяти километрах от эпицентра, и смотрел в сторону леса. «Лес пошёл на нас волной, потом поле… Нас тряхнуло так, что мы упали с изгороди…»

Ядерная реакция основана на чрезвычайно быстром (доли мкс) делении атомов тяжелых металлов (уран, плутоний) с выделением огромного количества энергии. Температура в центре реакции достигает десятков миллионов градусов, а давление может достигать миллиарда атмосфер. Основные поражающие факторы ядерного взрыва: световое излучение, проникающая радиация, ударная волна (около 50% мощности взрыва), электромагнитный импульс, радиоактивное заражение. Взрывы бывают наземные, атмосферные, подземные и подводные.

Кроме этих изотопов при взрыве может образовываться еще до 80 других продуктов распада, радиоактивных и нет. А так же,  образуются трансурановые элементы и короткоживущие изотопы, являющиеся источниками очень мощного альфа-излучения, которое по сути своей не представляет опасности для человека, т.к. полностью поглощается верхними слоями кожного покрова, но при попадании в легкие могут стать источниками опасного и длительного облучения, вызывая рак, а так же накапливаться в костях.

Подземные взрывы небольшой мощности считаются самыми безопасными, и поэтому с 1965-1988 по всей территории бывшего СССР десятки подобных взрывов гремели с регулярностью, свойственной советским военным и ученым. Официальные версии: глубинное сейсмозондирование, изменение русел рек и т.д. Но я почему-то почти не сомневаюсь, что «мирная» ядерная программа носила и вполне военное предназначение – изучение воздействия радиации на население близлежащих районов, деревень, населенных пунктов. Но это лишь предположение…

При подземном, и в особенности при глубинном (камуфлетном) ядерном взрыве воздействие основных поражающих факторов минимально, поэтому главную и долговременную опасность  представляет лишь радиоактивное заражение. При ядерном взрыве происходит выделение большого количества радиоактивных изотопов, продуктов деления. Наиболее опасные из них изотопы углерода, йода, цезия и стронция. А среди них опаснее всего изотопы с небольшим периодом полураспада, а следовательно с очень высокой мощностью излучения.

Йод-131 (I-131) излучатель бета- и гамма-лучей с периодом полураспада около 8 дней. Поглощается щитовидной железой человека, вызывая ее рак.

Цезий-137 (Cs-137) испускает бета- и гамма-излучение, со временем полураспада 30 лет. Цезий, как щелочной металл имеет некоторое сходство с калием, и поэтому равномерно распределяется по всему организму. Период полувыведения из организма 50-100 дней.

Стронций-90 (St-90) излучает только бета-частицы, имеет период полураспада 28 лет. Поглощается и накапливается в костях, период полувыведения из которых — 50 лет. Т.е. стронций, раз попавший в организм, будет с вами всю оставшуюся жизнь…

Углерод-14 (C-14) источник слабого бета-излучения. Т.к. углерод одна из основ жизни на земле – этот изотоп может встраиваться в молекулы белков или ДНК и разрушать их.

 

Своя правда об объекте  «Глобус-1»

Исследование нашей экспедицией в июле 2009г места проведения испытания не показало сколь-либо сильных превышений природного уровня даже на месте эпицентра взрыва.

Дозиметр показывал уровень гамма-излучения в 12-20 мкР/ч на поверхности боевой скважины (при природном 8-15). Лишь в одном месте на расстоянии примерно в 10м от места закладки заряда дозиметр показал 150мкР/ч. Не критично, учитывая специфику места.

Но вот на месте недавних раскопок одной из предыдущих научных экспедиций дозиметр показал уже 850 мкР/ч (превышение допустимого уровня почти в 30раз, природного в 100раз). Активность по бете составила около 800000!!! распадов на квадратный сантиметр в минуту (превышение допустимого уровня в 40!!!! тысяч раз), что подтверждает наличие большого количества тяжелых долгоживущих изотопов (стронций,  цезий).Раскопки проведены на расстоянии 2-3 метров от боевой скважины и имеют глубину не более 30-40см. Предположительно это и есть место, подвергшееся наибольшему заражению.

Напомню, что произошло оно почти 30лет назад и сразу после взрыва превышало текущие значения в разы, если не в десятки и сотни раз. Но об этом все молчали. Критичен ли такой уровень радиации? Нет. Нахождение в данном месте не представляет особой опасности для здоровья. Само собой при соблюдении необходимых мер безопасности и ограничении времени пребывания до минимума. Опасность представляют летучие радиоактивные частицы, содержащиеся в пыли, которые можно вдохнуть или проглотить, увеличив тем самым риск возникновения рака легких многократно.

Беспокоит в общем-то не столько сам факт взрыва, а то, насколько можно позволить себе беспечно относиться к последствиям подобных экспериментов. Вскоре после взрыва, когда его устроители в спешке уехали, туда пришли посмотреть «Что же там случилось?» трое местных мальчишек. Спустя месяц умер один — по официальной версии от менингита. Спустя ещё месяц – второй, с тем же диагнозом. А вскоре и третий… В Советском Союзе радиация не представляла опасности лишь для тех, кто о ней не знал.

50-ти метровая бурильная вышка стояла год. Потом была разрезана и увезена. Всю брошенную технику – трактора, машины — растащили местные.

В 81-м году, спустя 10 лет после взрыва, начался массовый отток населения – в том же году в эпицентре поставили знак «Опасно. Запрещено проводить земляные работы в радиусе 450 метров».

Никто не снимал заражённый грунт и не хоронил его в могильниках – как это делали в Чернобыле. Никто не проводил дезактивацию местности. Не было сделано ничего. Абсолютно ничего!

Можно ли говорить о серьезной экологической катастрофе? Да. Природа старательно борется с техногенным заражением.

Подземные воды, дожди, весенние разливы, покрывающие весь луг на месте взрыва вымывают из грунта опасные примеси и уносят в Волгу, до которой тут всего километров 15. А это вода, которую мы пьем, рыба, которую едим. Ниже по течению Нижний Новгород…..

P.S. От Чернобыльской АЭС до Киева всего 100 километров. Туда мы тоже обязательно поедем.

P.P.S. В тот день в Решме был день посёлка. Красивейшее место.

 

nessu.ru