Кванты моего бытия. Нефть в мифологии


НЕФТЬ | Словарь мифологии Омска вики

НЕФТЬ – полезное ископаемое органического происхождения, основное сырьё для топлива и органических материалов. Значение Н. в современной экономике настолько велико, что цены на Н., как на основное топливо, сказываются на цены всех других товаров. Государства, экспортирующие Н., имеют принципиальный дополнительный источник национального дохода. Отношение к Н. как главному богатству в современном мире, нашло свое выражение в образе черного золота. Миф начинается с факта открытия Н. в Западной Сибири. Западно-сибирский нефтеносный бассейн относится к богатейшим в мире. Еще до войны советские геологи предсказывали открытие западносибирской Н.. В этот период (до 1944 г.) вся территория современной Тюменской области входила в состав Омской области. Тогда весь этот необжитой суровый равнинный север вряд ли воспринимался как стратегическое преимущество. В 1953 году Н. Западной Сибири была открыта, началось освоение Тюменского севера. Тогда же началось строительство Омского нефтеперерабатывающего завода, возглавляемое А.М. Малунцевым. Он проявил себя как незаурядный организатор, по его инициативе, возник городок Нефтяников (благоустроенный район с развитой социально-культурной инфраструктурой, зеленный массив Города сада). Так в результате территориально-административной реформы область осталась без Н.. А затем город получил градообразующее предприятие химической промышленности, рядом с которым возникли другие химические предприятия (Промышленный город), закрепив, тем самым, в отношении города его закрытый и индустриальный характер и значительно определив его экологию. Бытует мнение, что, во-первых, это было продолжением репрессивной политики по отношению к городу Колчака со стороны центральной московской власти, во-вторых, что платой городу за вредное производство стал второй мост через Иртыш. Образ нефтехимического города нашел свое воплощение в омском гербе советского периода. Именем Малунцева – первого директора нефтезавода – названы одна из характернейших улиц городка Нефтяников и Дворец культуры Нефтяников, также имеется мемориальная доска на доме, где он жил. В период послеперестроечной приватизации завод стал главным источником городского богатства и объектом пристального внимания со стороны властных и собственнических структур. С именем А.Д. Лицкевича – первого буржуазного директора завода – связано возвышение завода, тогда-то и стало понятно, насколько богатство территории и людей определяется причастностью к Н. С гибелью Лицкевича Омск утратил Нефтезавод как предприятие обогащающее город. Теперь для большинства омичей Нефтезавод – источник экологических проблем, и только для части источник хорошего заработка. Имя Лицкевича носит площадь в городке нефтяников, имеется мемориальная доска на доме, где он жил. В начале нового тысячелетия Омская область заявила о себе, как о нефтедобывающем регионе. На самом севере Омской области, на границе с Томской, ведется разработка Крапивинского месторождения. Основной объем Н. этого месторождения размещается на территории Томской области. Омская Н. в большей степени имеет символическое, нежели экономическое значение.

ru.mifomsk.wikia.com

Нефтяная мифология - Мнения

Кто более всего в выигрыше от низких цен? Китай. А то, что хорошо для китайской экономики - не совсем хорошо для США. Кто главный пострадавший? Конечно, Россия. Поскольку падение цен на энергоресурсы накладывается и на другие тяжелые экономические проблемы, добавляется к санкциям и прочим радостям, которые обычно сопутствуют имперскому «вставанию с колен». Кроме того, большинство нефтедобычи в России зиждется на месторождениях, открытых давным-давно. Начиная с семидесятых годов прошлого века Россия нефтеразведкой серьезно не занимается. И нефтяные компании, и государство, и олигархи, и чиновники ведут себя подобно временщикам, которые просто «сидят на трубе». 

В ночь на 1 декабря впервые за последние четыре года опустилась ниже, чем 7 шекелей за литр. Последний раз такой уровень цен был зафиксирован в феврале 2010. Тогда бензин стоил 6,71 шекелей за литр. Сейчас максимальная цена литра этого топлива с октановым числом 95 - 6,9 шекеля на станциях самообслуживания (на 15 агорот меньше). 

За последние два месяца бензин подешевел почти на половину шекеля. И хотя израильские цены на бензин - все равно одни из самых высоких в мире - это все таки хоть какое-то облегчение израильским водителям, ворчащим, что обвал цен на нефтяном рынке почти никак не затронул Израиль. 

Действительно, цена на бензин в Израиле только отчасти зависит от мировых цен на нефть. Дальше накручиваются доходы израильских нефтепереработчиков, госналог (43.5%), НДС (15.3%), доход владельцев заправочных станций (8.8%). Кроме того, сказалось на сохранение достаточно высоких цен на бензин и значительное усиление доллара по отношению к шекелю. 

Но хватит о грустном для нас, об израильских ценах, которые так немилосердны к содержимому наших карманов и банковских накоплений. Давайте поговорим о международном падении цен на нефть, мифах и эйфории, которые связаны с этим процессом. 

Один миф, который развеялся, как сон и утренний туман, на наших глазах, связан с утверждением, которое вслед за Путиным часто повторялся в рунете. Считалось, что ниже $80 нефть не пойдет, поскольку бюджеты Саудовской Аравии и прочих нефтеторговцев сверстаны именно под эту цену. Эту выдумку своих консультантов Владимир Путин пересказал в октябре на Миланском саммите. Он же сказал, что если цена нефть упадет, то «все производство рухнет». Но не надо путать собственные убытки с апокалипсисом. И даже Путину от этого тезиса пришлось отказаться. 

Другой цикл мифов крутится вокруг возможных ответов на вопрос: «Зачем ОПЕК снижает цены на нефть? Чего они хотят добиться?» 

Первый ответ, который сразу же приходит в голову (по исторической аналогии): они хотят добиться развала России. Ведь именно падение цен на нефть было очень важным фактором (если верить Гайдару - ГЛАВНЫМ) в развале СССР. Теперь якобы американцы снова договорились с саудовцами и наказывают Россию, которая, как известно, «встает с колен» (любимая поза кремлевских пропагандистов), за «Крым-наш» и прочие геополитические шалости. Те, кто утверждают подобное, как-то забывают, что у арабских стран есть свои интересы. И организованное нефтедобывающими державами падение цен в восьмидесятых - было ответом на вторжение в Афганистан. 

Другой вариант ответа: понимая, что очень близка «альтернатива нефти» - ОПЕК хочет продать как можно больше своей нефти по пока еще достаточно высокой (хотя и уже падающей) цене. 

Сейчас мировая экономика уже пользуется предоставленным ей шансом и наполняет стратегические резервы нефти, в основном закупая ее в странах Ближнего Востока. 

«Бюджетный» аргумент, согласно которому бюджеты Саудовской Аравии и прочих нефтеторговцев сверстаны именно под более высокую цену - просто курьезен. Бюджеты нефтяных монархий не Коран. Можно и переписать.

Третий ответ, который сейчас постоянно транслируется: потому как это выгодно американцам с их сланцевой революцией… Это уже полный бред. 

Эпоха низких цен на нефть началась благодаря сланцевой революции в США. Еще в 2010 году добыча нефти не классическим способом, а получением с помощью технологии высокого давления из глубоко залегающих каменных пластов, составляла в США только 1 миллион баррелей в день. Сегодня добыча сланцевой нефти составляет 4 миллиона. Это соответствует появлению нового производителя нефти, который по объему добычи соответствует Ираку и Катару. Но это совсем не означает, что сланцевым бизнесам выгодно падение цен.

Тут следует помнить, что добыча сланцевой нефти дороже, чем традиционной. Поэтому США невыгодны низкие цены на нефть. В случае значительного падения цен на нефть, бум сланцевой нефти в США может значительно замедлиться, или вообще прекратиться. 

Кроме того, очень затратные проекты, например, на шельфе Бразилии или на нефтеносных песках глубокого залегания в Канаде, теперь могут стать абсолютно нерентабельными. 

Что добивается ОПЕК? Саудовская Аравия и Кувейт начали то, что экономист Филипп Верлегер назвал «ценовой войной по необходимости». Эта война направлена на сохранение их доли рынка и на принуждение производителей в США заморозить некоторые существующие проекты и не делать новые сланцевые инвестиции. Они рассчитывают, что низкими ценами остановят рост таких проектов, как глубоководная добыча и, возможно, сланцевые технологии. При цене ниже 70 долларов за баррель в пределах полугода возможно перестанет существовать почти половина таких проектов. 

Министр нефтедобывающей отрасли Саудовской Аравии Али ан-Нуайми, исполняющий обязанности руководителя ОПЕК, терпеливо объяснил остальным членам организации, что сокращение объема добыч не снимет угрозу роста предложений. Поэтому ОПЕК заинтересован в падении цен, которое не добавляет рентабельности проектам добычи сланцевой нефти в США и бьет по намерениям американских нефтедобытчикиков еще больше увеличить объемы поставок на нефтяной рынок. 

Кто более всего в выигрыше от низких цен? Китай. А то, что хорошо для китайской экономики - не совсем хорошо для США. 

Кто главный пострадавший? Конечно, Россия. Поскольку падение цен на энергоресурсы накладывается и на другие тяжелые экономические проблемы, добавляется к санкциям и прочим радостям, которые обычно сопутствуют имперскому «вставанию с колен». 

Кроме того, большинство нефтедобычи в России зиждется на месторождениях, открытых давным-давно. Начиная с семидесятых годов прошлого века Россия не занималась нефтеразведкой всерьез. И нефтяные компании, и  государство, и олигархи, и чиновники ведут себя подобно временщикам, которые просто «сидят на трубе». 

Последние два мифа, на которых бы мне хотелось бы остановить внимание читателей, связаны с Израилем. Первый миф, условно обозначим его как «правый», связан с убежденностью: как только падут цены на нефть, упадет и влияние арабов, и тогда от Израиля все отстанут. Придерживающиеся этой точки зрения как-то не помнят, что в 90-е, во время пика мирного процесса, цены на нефть были почти самые низкие в истории. 

Второй миф мы условно назовем «левым» - хотя пальму первенства в регуляции, безусловно, нужно отдать философу в министерском кресле, Ювалю Штайницу. Этот миф был связан с регуляцией газодобывающей отрасли в Израиле. В результате очень долгой и сварливой истории вокруг этой регуляции добычу израильского газа затормозили на несколько лет. Минфин, из самых благих побуждений - обобрать  совладельцев израильских концессий  - в результате ограбил страну, поскольку для находящейся еще в пеленках энергетической отрасли Израиля, на фоне подешевения энергоносителей, сейчас еще труднее найти инвесторов, готовых вложить миллиарды в это дорогостоящее дело (поскольку цены на газ привязаны к мировым ценам на нефть). Потратив несколько лет на дележ еще несуществующих прибылей, израильская бюрократическая машина эти прибыли, в том числе прибыли государства, чрезвычайно сократила. 

Впрочем, цены на энергоносители непостоянны, как сексуальные предпочтения золотой молодежи… И все еще может измениться.

mnenia.zahav.ru

Вечная нефть, новая хронология и мифы об экологии

Ещё из научной мифологии и ещё со Скляровым

Нефть в России никогда не кончится?Ученые предлагают новые гипотезы, способные взорвать мировую геополитику / Версия / Статья 2012 года

Издательство «Вече» выпустило книгу А.Ю. Склярова под названием: «Сенсационная история Земли. Сколько на самом деле лет нашей планете?» На первый взгляд, книга касается лишь специальных научных вопросов, связанных со строением и эволюцией Земли. ©

По теме: Запасы нефти нескончаемы и мифы о Менделееве | Гоп-афёра под названием «Либеральная нефтянка России» | Рокфеллеры инвестируют в экологически чистую энергиюНа самом же деле, ее тематика гораздо шире. Она напрямую выходит на проблемы достоверности научного знания.А следствием степени этой достоверности является общественная оценка многих реалий окружающего мира, что непосредственно отражается на политике, экономике и повседневной жизни миллионов людей. И убедительные примеры такого влияния мы также находим в упомянутой книге.

Автор книги принадлежит к числу тех, чье творчество оценивается нашим обществом весьма неоднозначно, даже полярно. Само по себе это уже служит показателем его неординарности. Он – один из так называемых «альтернативщиков», развивающих представления, альтернативные тем, которые господствуют в различных науках. Есть «альтернативщики», специализирующиеся на какой-то одной науке. Спектр альтернативных концепций А.Ю. Склярова широк. Преимущественно он касается вопросов древней истории. Публика знакома с его творчеством в основном по его книгам, где он развивает свою главную идею: многие древние мифы Земли отражают реальный контакт землян в прошлом с гостями из других миров, и памятники некоторых древних цивилизаций тоже хранят в себе следы этого контакта и полученных землянами в результате него знаний.

Именно по этому главному пункту воззрений автора книги публика резко расходится на два лагеря: тех, кто принимает возможность такой версии отдельных событий прошлого Земли, и тех, кто ее с порога решительно отвергает. То есть водораздел проходит по принципу «верю – не верю», вообще-то не имеющему ничего общего с наукой. Равно как и с методом А.Ю. Склярова, который всюду подчеркивает, что его целью является позитивное знание, основанное на фактах, а там, где фактов недостаточно, он не забывает пояснить, что его точка зрения – лишь версия.

Во избежание недоразумений сразу оговоримся, что в этой его новой книге «пришельцы» ни с какого боку не упоминаются. И сама книга посвящена другим вопросам, ранее затрагивавшимся автором лишь в отдельных его статьях. А именно – проблемам достоверности современного геологического знания и альтернативной концепции эволюции нашего земного шарика. Тем, кто уже достаточно проникся предубеждением против ее автора на основании того, что здесь о нем написано, я могу лишь сказать: давайте оценивать ту или иную научную (или претендующую на научность) работу на основании того, что в ней изложено, а не априорного мнения о ее авторе. Тем более, что излагаемые в ней теории не только и не столько принадлежат самому Андрею Склярову. Они имеют место быть в нынешней науке, в стороне от господствующей парадигмы. Рецензируемая книга – в определенной степени компиляция этих «маргинальных» теорий, сведенная автором в одну целостную картину. Согласитесь, это само по себе – задача малодоступная для заурядного ума. В результате получилось довольно увлекательное чтение для интересующихся естественнонаучными проблемами.

Речь не идет о каком-то прорыве в научном знании, о «революции в науке» о Земле. Но есть важный повод для разговора о нерешенных проблемах современной науки и о том, в верном ли направлении она движется.

Любое развитие движется противоречиями. Отсутствие альтернативных гипотез обрекает науку на застой. Кроме того, если бы современная наука объясняла решительно все, то не появлялись бы на свет и подобные книжки. И не следует расценивать их скопом лишь как спекуляции на том, что широкая публика знакома лишь с популярным изложением современных научных концепций, а следовательно не в состоянии распознать ненаучный характер предлагаемых ей сенсационных книг. Автор опирается на мнения глубоких специалистов в своей области. Его критика нынешней научной парадигмы проистекает не из каких-то обывательских сомнений и стремления подладиться под вкусы публики, охочей до сенсаций. Она в известной степени исходит из потребностей самого развития научного знания. Только в таком ключе правомерно ее рассматривать.

Здесь уместно изложить одну историю, которая представляется весьма показательной иллюстрацией хода развития науки вообще. Мы знаем, что Земля обращается вокруг Солнца (хотя и последнее тоже не стоит на месте). До середины XVII века большинство образованных людей в Европе было уверено, что наоборот – Земля неподвижно пребывает в центре мироздания. И это было не каким-то предрассудком, а научно установленным фактом на тогдашнем уровне знаний! Фактом, подтверждавшимся всей практикой исследований!

Звучит удивительно, но это именно так. Утверждению на полторы тысячи лет геоцентрической (т.е. Земля в центре) системы мира ученые были обязаны научному подвигу Клавдия Птолемея из Александрии Египетской, жившего во II в. н.э. 25 лет он тщательно изучал видимое движение планет по звездному небу, сверял свои наблюдения с материалами предшественников, старательно вычислял, строил гипотезы… Он провел работу, которая в наше время под стать электронно-вычислительной машине! И в результате создал теорию движения планет, обладавшую точной прогностической функцией. Более тысячи лет после него астрономы всего тогдашнего цивилизованного мира успешно пользовались составленными им таблицами расположения планет и формулами, объяснявшими их движение, для предсказания положения планет на небе в любое время!

Система Птолемея была насыщена самыми разнообразными конфигурациями. Поскольку она все-таки не отвечала реальному движению светил, то спустя тысячу лет начала давать сбои по части прогноза. Возникли сомнения, и Коперник в XVI веке попробовал обосновать иную, гелиоцентрическую систему мира (Солнце в центре), родившуюся еще в древности, но похороненную научно обоснованной (на тот момент) теорией Птолемея.

Однако вот беда – система Коперника не точнее предсказывала положение планет, чем система Птолемея! Понадобилось еще около сотни лет, чтобы Кеплер создал более точную теорию, в основе которой лежал отказ от круговых движений светил. Предположив, что планеты движутся по эллипсам, он сумел получить более точный практический результат.

Те, кто считает, что система Птолемея была тем самым отброшена целиком и окончательно, глубоко заблуждаются. Система Кеплера заимствовала из нее две фундаментальные идеи: 1) неравномерность движения планет по орбитам; 2) смещение, по отношению к центру орбиты, тела, вокруг которого происходит вращение. Терминология Птолемея, его деференты и экванты, тоже до сих пор используется в небесной механике.

Научный подвиг Птолемея и долгое господство в науке его неверной теории – яркое свидетельство тому, как научное знание порой движется формально правильным, но фактически во многом ошибочным путем, хотя и при этом частично отражает истину и убедительно (до поры) объясняет эмпирические данные.

Это изложено для того, чтобы стало более понятным сомнение: в нынешних научных представлениях не сохранилось ли пережитков мнения о «вечно неподвижной Земле», которые кажутся самой собой разумеющимися лишь потому, что в них не принято сомневаться, но которые на самом деле ничем не доказаны?

Фактически, именно этот вопрос (в разной формулировке) всякий раз ставит Андрей Скляров, подводя к альтернативной концепции строения и эволюции недр Земли. Действительно, перейти от идеи неподвижной Земли, находящейся в центре Вселенной, к идее Земли, вечно куда-то летящей в пространстве, психологически вряд ли было труднее, чем представить себе Землю, постоянно меняющую собственные размеры!

Тут я не буду вдаваться в подробности критики автором книги конкретных нестыковок современных геологических теорий и в изложение его научной концепции. Это не всем может быть интересно и важно. Зато для читателей общественно-политической газеты могут представлять интерес некоторые практические последствия гипотезы автора. Речь идет о формировании залежей горючих полезных ископаемых.

Господствующее мнение в современной науке: нефть, природный газ и каменный уголь образовались из остатков древней растительности Земли. Но это представление разделяется далеко не всеми специалистами. Существует обширная и детальная критика этих воззрений и обоснование альтернативы им.

А именно – что горючие углеводороды, да и сам уголь, и в настоящее время непрерывно возникают в недрах Земли из неорганического материала, и следовательно, их природные запасы в принципе практически неисчерпаемы!

Автор приводит немало убедительных свидетельств этому, подкрепляя их суждениями специалистов. Главный же аргумент, на который он опирается – данное представление об образовании нефти и газа уже давно успешно применяется в практике геологоразведочных работ! И почин в этом принадлежит отечественным геологам. Причем – что уже не удивляет – этот их приоритет был впервые отмечен именно за рубежом, тогда как в нашей стране он остается мало оцененным. А в фундаментальной науке – вообще незамеченным.

На альтернативной теории нефтеобразования основывались, в частности, отечественные специалисты, предложившие Вьетнаму добывать нефть там, где, по господствующей теории, никакой нефти быть не должно – в кристаллических породах. Так было положено разработке знаменитого месторождения «Белый Тигр», с конца 80-х гг. прошлого века давшего Вьетнаму более 100 млн. тонн нефти.

Автор ссылается на публикацию Вильяма Энгдаля, автора книги «Вековая война: Англо-американская нефтяная политика и новый мировой порядок», в гонконгской газете «Азия Таймс» от 3 октября 2007 года. Она была озаглавлена «Нефть в России закончится еще не скоро». «Она особенно интересна тем, – пишет Скляров, – что представляет в некоторой степени “взгляд со стороны”».

«…Следуя своей абиотической теории происхождения нефти из глубины недр Земли, – пишет зарубежный исследователь, – российские и украинские геофизики и химики начали проводить детальный анализ тектонической истории и геологической структуры кристаллического основания Днепродонецкого бассейна. После глубокого изучения тектонических характеристик и анализа пород они провели геофизические и геохимические исследования. В общей сложности была пробурена 61 скважина, на 37 из которых ведется коммерческая добыча. Это в высшей степени впечатляющий уровень успеха геолого-разведывательных работ – 60 процентов… В США нефть можно добывать только из каждой десятой из пробуренных наугад скважин... Во время “холодной войны” этот опыт российских геофизиков по нахождению нефти и газа был покрыт обычной для Советского Союза завесой государственный тайны и был практически неизвестен западным геофизикам, продолжавшим считать нефть ископаемым, и, следовательно, исчерпаемым ресурсом. Однако после войны 2003 года в Ираке до стратегов из военных и околовоенных кругов постепенно стало доходить, что точка зрения российских геофизиков может иметь для них огромную стратегическую важность».

«Любопытная складывается ситуация, – подытоживает А.Ю. Скляров, – в одной и той же стране практики уже давно и эффективно работают по абиогенной теории, а теоретики провозглашают торжество биологической версии и продолжают штамповать по ней учебники и книги. Абсурд, да и только».

Не станем останавливаться на претензиях, сформулированных автором к существующим методам определения абсолютного возраста геологических образцов. Их по достоинству сможет оценить только специалист. Важнее вывод: если эти претензии окажутся обоснованными, то это может повлечь за собой пересмотр многих устоявшихся представлений о геологической истории Земли, в частности о продолжительности и последовательности геологических периодов, да и об абсолютном возрасте Земли в целом.

Сугубо научная проблема, скажет читатель. Отнюдь нет. Ведь в основу общепринятой геохронологии в свое время была положена теория о длительном образовании каменного угля из остатков растительности. Если же выяснится, что для образования угля не требовалось десятков миллионов лет «лежания под спудом» горных пород, а необходимый для этого углерод поступал (и продолжает поступать) прямо из земных недр, это будет означать, что природная «фабрика» по производству энергетических ресурсов работает на неисчерпаемых запасах сырья.

Следовательно, нефть, природный газ и каменный уголь автоматически переводятся из категории «невозобновляемых» природных ресурсов в категорию практически вечных. А это – вывод фундаментальной важности уже не для одной науки, но для экономики всего человечества. И для политики.

Приходится ожидать, что данная теория, даже будь она неопровержимо доказана, встретит яростное противодействие не только в научных кругах, но и в кругах политических по причинам, весьма далеким от науки. Ведь многие проекты современности, на которые отпускаются громадные средства, находят обоснование именно в суждении об ограниченности углеводородных энергоресурсов и в необходимости перехода к «альтернативным источникам энергии». Доказывается это и необходимостью «борьбы с глобальным потеплением». Спекуляция на этих «незыблемых постулатах» служит средством не только для «распилов бюджетов» в самых разных странах, но и для международного политико-экономического давления, наглядным примером чему служит Киотский протокол.

«В частности, если до широких масс, наконец, дойдет простейшая мысль о том, что всего одно крупное извержение вулкана выбрасывает в атмосферу гораздо больше углекислого газа, чем выработала вся человеческая индустрия за свою историю, то ограниченному кругу лиц будет куда сложнее набивать себе карманы за чужой счет, торгуя “квотами” на выброс углекислого газа в атмосферу», – пишет в заключение автор книги.

И далее: «А если правительства поймут, что температурный фон на планете зависит прежде всего от потока тепла, поступающего из недр… (по сравнению с чем деятельность людей не дотягивает даже до комариного укуса), то они перестанут принимать глупые и популистские решения и выбрасывать огромные бюджетные средства на “борьбу с ростом температуры на планете” и, возможно, направят эти деньги на что-то все-таки хоть немного более полезное. И это – всего пара примеров “прикладных” последствий того, о чем шла речь».

Но допустим, что теория автора книги окажется, в итоге, неверна не только в частностях, но и в целом. Будет ли это означать, что современная наука во всем права и все объясняет? И что она не нуждается в «неудобных вопросах» к ней? Никоим образом. И если кого-то не убедили приведенные тут примеры из истории развития научного знания, пусть он обратится к этой истории сам. Он найдет в ней немало аналогичных случаев, но самое главное – то, что опровергнутые гипотезы сыграли в становлении научного знания не меньшую роль, чем признанные верными.

А завершить хотелось бы словами замечательного русского писателя-фантаста прошлого века Ивана Антоновича Ефремова. Он вложил их в уста представителю высокоразвитой цивилизации человечества будущего, встретившегося на планете Торманс с подобием современной земной цивилизации. «Наука не знает и не может знать всей необъятности мира… Ни одно из открытий, ни один из величайших законов не окончательны… Чем больше развивается наше знание, тем больше загадок природы встает перед нами».

Егор Булатовспециально для Столетия, 20 января 2012

eto-fake.livejournal.com

Миф о нефтяной игле - Кванты моего бытия

Хороший комментарий разоблачающий один из главных мифов нашей оппозиции про "нефтяную иглу" на которой якобы сидит Россия.

Нефтяная игла или иголка?

С тем, что в России уровень жизни за последние десять лет вырос, уже почти никто не спорит. Помимо данных о доходе на душу населения есть объективные данные, например, о продажах автомобилей, которые год от года растут. Да и каждый может увидеть выросший уровень жизни, стоя в пробках, которыми не удивить уже не только жителей Москвы, но и провинции.

Но в дискуссиях все чаще и чаще возникает новый аргумент - это все из-за роста цен на нефть, и роста объемов ее продажи. Вот я и решил сопоставить - так ли уж сильно мы зависим от цены на нефть, выросла ли эта зависимость за последние 10 лет, и рухнет ли наша экономика без нефти.

Для начала хочу посоветовать разработчикам сайта госкомстата забить себе в голову гвоздь выкладывать данные в более удобоваримом виде, с возможностью построения графиков в онлайне, чтобы помочь всем желающим убедиться воочию, без проведения дополнительных расчетов, в элементарных вещах.

Итак, для начала возьмем данные по ВВП страны, переведем в доллары (для чистоты эксперимента) и построим график по годам:

Здесь обычно следует возражение - а как же цена на нефть - она ведь тоже выросла? Выросла, согласен, и, чтобы увидеть как она росла - добавим график, который показывает изменение стоимости нефти за последние 10 лет:

Вроде бы все ожидаемо - корреляция определенно наблюдается, но есть несколько нюансов. Нюанс первый - при прямой зависимости от цен на нефть уровень ВВП в 2009 году должен был опуститься до уровня 2005 года, чего, как мы можем наблюдать, не произошло. И еще очень важный момент - это роль природных ресурсов в ВВП и экспорте страны.

Значение экспорта минеральных ресурсов в ВВП можно увидеть на нижеприведенном графике:

Здесь мы как раз и можем наблюдать итоги диверсификации экономики. Да, с 2000 года мы не избавились полностью от экспортной зависимости, как хотелось бы многим (и мне, в том числе), но видно последовательное снижение доли экспортных доходов в ВВП страны (2008 год из-за известных событий немного прервал тенденцию), несмотря на рост стоимости нефти. Также хочу заметить, что минеральное сырье - это не только нефть, но и газ, и вся таблица Менделеева, которая добывается из российских недр.

В общем экспорте страны на 2010 год доля экспорта минеральных ресурсов составляет 68,4% (для сравнения, в Норвегии доля нефтегазового экспорта составляет более 50 % всего товарного экспорта), но, если посмотреть, то в 2000 году она составляла 53,8%. Надеюсь, читатели сами сопоставят, насколько в процентном отношении выросла цена на нефть и доля ее в экспорте страны.

В физических же единицах, с 2005 года объем экспортируемой нефти уменьшился, а объем экспортируемых нефтепродуктов увеличился.

Итак, что мы имеем в итоге: граждане, которые говорят о возрастающей зависимости России от нефти, как минимум заблуждаются (армию клонов мы здесь во внимание не берем). Я знаю, что лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным, и всем хотелось бы, чтобы мы совсем перестали экспортировать минеральные ресурсы раз и навсегда. Но мы живем, к сожалению, не в сказке, и именно экспорт природных ресурсов помог нам рассчитаться с долгами времен СССР и "демократического расцвета" в 90-е годы. Также именно этот экспорт привел к тому, что на данный момент о долговом положении России, страны Западной Европы (не говоря уже о США) могут только мечтать.

Что будет, если цена на экспортируемые нефть и газ (и все элементы в таблице Менделеева) упадет до нуля? Мы потеряем 20% (если быть точнее, то 18,32%) ВВП страны.

С чем это можно сопоставить? Ну, например, Грузия-Джорджия после 2008 года как раз около 20% ВВП грантами и получила (только особого счастья им это не принесло), а Латвия во время последнего кризиса, наоборот, потеряла. Так что далеко еще не все полимеры просрали, и "сырьевой придаток" еще побарахтается, а сил показать Кузькину мать у нас все равно хватит.

© MAP1983

П.С.

Ещё немного цифр об изменении структуры нашего экспорта, которые окончательно рушат миф об увеличивающейся сырьевой зависимости российской экономики:

В 2011-м году по сравнению с 2008-м годом увеличился экспорт следующих позиций:

— машин, оборудования и транспортных средств – на 43%;— обработанных лесоматериалов – на 23,7%;— синтетического каучука – на 20,5% (просрали все полимеры, ога);— автомобильного бензина – на 9,5%.

Сократился экспорт следующих позиций:

— необработанных лесоматериалов – на 42,2%;— черных металлов – на 35,8%;— необработанного никеля – на 11,7%;— необработанного алюминия – на 9,4%;— сырой нефти – на 5%.

Одновременно с этим на 20% вырос экспорт машин, оборудования и нелегковых транспортных средств. Импорт легковых автомобилей, наоборот, сократился почти на 40%, ещё на 30% сократился импорт свежего и мороженого мяса птицы.

Кровавый режим не спит...

П.П.П.С.

interserfer.blogspot.com

Нефтяная мифология - relevant

Нефть падает в цене, бензин дешевеет. Фото: abrunvoll

В ночь на 1 декабря впервые за последние четыре года опустилась ниже, чем 7 шекелей за литр. Последний раз такой уровень цен был зафиксирован в феврале 2010. Тогда бензин стоил 6,71 шекелей за литр. Сейчас максимальная цена литра этого топлива с октановым числом 95 — 6,9 шекеля на станциях самообслуживания (на 15 агорот меньше).

За последние два месяца бензин подешевел почти на половину шекеля. И хотя израильские цены на бензин — все равно одни из самых высоких в мире — это все таки хоть какое-то облегчение израильским водителям, ворчащим, что обвал цен на нефтяном рынке почти никак не затронул Израиль.

Действительно, цена на бензин в Израиле только отчасти зависит от мировых цен на нефть. Дальше накручиваются доходы израильских нефтепереработчиков, госналог (43.5%), НДС (15.3%), доход владельцев заправочных станций (8.8%). Кроме того, сказалось на сохранение достаточно высоких цен на бензин и значительное усиление доллара по отношению к шекелю.

Но хватит о грустном для нас, об израильских ценах, которые так немилосердны к содержимому наших карманов и банковских накоплений. Давайте поговорим о международном падении цен на нефть, мифах и эйфории, которые связаны с этим процессом.

Один миф, который развеялся, как сон и утренний туман, на наших глазах, связан с утверждением, которое вслед за Путиным часто повторялся в рунете. Считалось, что ниже $80 нефть не пойдет, поскольку бюджеты Саудовской Аравии и прочих нефтеторговцев сверстаны именно под эту цену. Эту выдумку своих консультантов Владимир Путин пересказал в октябре на Миланском саммите. Он же сказал, что если цена нефть упадет, то «все производство рухнет». Но не надо путать собственные убытки с апокалипсисом. И даже Путину от этого тезиса пришлось отказаться.

Другой цикл мифов крутится вокруг возможных ответов на вопрос: «Зачем ОПЕК снижает цены на нефть? Чего они хотят добиться?»

Первый ответ, который сразу же приходит в голову (по исторической аналогии): они хотят добиться развала России. Ведь именно падение цен на нефть было очень важным фактором (если верить Гайдару — ГЛАВНЫМ) в развале СССР. Теперь якобы американцы снова договорились с саудовцами и наказывают Россию, которая, как известно, «встает с колен» (любимая поза кремлевских пропагандистов), за «Крым-наш» и прочие геополитические шалости. Те, кто утверждают подобное, как-то забывают, что у арабских стран есть свои интересы. И организованное нефтедобывающими державами падение цен в восьмидесятых — было ответом на вторжение в Афганистан.

Другой вариант ответа: понимая, что очень близка «альтернатива нефти» — ОПЕК хочет продать как можно больше своей нефти по пока ещё достаточно высокой (хотя и уже падающей) цене.

Сейчас мировая экономика уже пользуется предоставленным ей шансом и наполняет стратегические резервы нефти, в основном закупая ее в странах Ближнего Востока.

«Бюджетный» аргумент, согласно которому бюджеты Саудовской Аравии и прочих нефтеторговцев сверстаны именно под более высокую цену — просто курьезен. Бюджеты нефтяных монархий не Коран. Можно и переписать.Третий ответ, который сейчас постоянно транслируется: потому как это выгодно американцам с их сланцевой революцией… Это уже полный бред.

Эпоха низких цен на нефть началась благодаря сланцевой революции в США. Еще в 2010 году добыча нефти не классическим способом, а получением с помощью технологии высокого давления из глубоко залегающих каменных пластов, составляла в США только 1 миллион баррелей в день. Сегодня добыча сланцевой нефти составляет 4 миллиона. Это соответствует появлению нового производителя нефти, который по объему добычи соответствует Ираку и Катару. Но это совсем не означает, что сланцевым бизнесам выгодно падение цен.Тут следует помнить, что добыча сланцевой нефти дороже, чем традиционной. Поэтому США невыгодны низкие цены на нефть. В случае значительного падения цен на нефть, бум сланцевой нефти в США может значительно замедлиться, или вообще прекратиться.

Кроме того, очень затратные проекты, например, на шельфе Бразилии или на нефтеносных песках глубокого залегания в Канаде, теперь могут стать абсолютно нерентабельными.

Что добивается ОПЕК? Саудовская Аравия и Кувейт начали то, что экономист Филипп Верлегер назвал «ценовой войной по необходимости». Эта война направлена на сохранение их доли рынка и на принуждение производителей в США заморозить некоторые существующие проекты и не делать новые сланцевые инвестиции. Они рассчитывают, что низкими ценами остановят рост таких проектов, как глубоководная добыча и, возможно, сланцевые технологии. При цене ниже 70 долларов за баррель в пределах полугода возможно перестанет существовать почти половина таких проектов.

Министр нефтедобывающей отрасли Саудовской Аравии Али ан-Нуайми, исполняющий обязанности руководителя ОПЕК, терпеливо объяснил остальным членам организации, что сокращение объема добыч не снимет угрозу роста предложений. Поэтому ОПЕК заинтересован в падении цен, которое не добавляет рентабельности проектам добычи сланцевой нефти в США и бьет по намерениям американских нефтедобытчикиков еще больше увеличить объемы поставок на нефтяной рынок.

Кто более всего в выигрыше от низких цен? Китай. А то, что хорошо для китайской экономики — не совсем хорошо для США.

Кто главный пострадавший? Конечно, Россия. Поскольку падение цен на энергоресурсы накладывается и на другие тяжелые экономические проблемы, добавляется к санкциям и прочим радостям, которые обычно сопутствуют имперскому «вставанию с колен».

Кроме того, большинство нефтедобычи в России зиждется на месторождениях, открытых давным-давно. Начиная с семидесятых годов прошлого века Россия не занималась нефтеразведкой всерьез. И нефтяные компании, и  государство, и олигархи, и чиновники ведут себя подобно временщикам, которые просто «сидят на трубе».

Последние два мифа, на которых бы мне хотелось бы остановить внимание читателей, связаны с Израилем. Первый миф, условно обозначим его как «правый», связан с убежденностью: как только падут цены на нефть, упадет и влияние арабов, и тогда от Израиля все отстанут. Придерживающиеся этой точки зрения как-то не помнят, что в 90-е, во время пика мирного процесса, цены на нефть были почти самые низкие в истории.

Второй миф мы условно назовем «левым» — хотя пальму первенства в регуляции, безусловно, нужно отдать философу в министерском кресле, Ювалю Штайницу. Этот миф был связан с регуляцией газодобывающей отрасли в Израиле. В результате очень долгой и сварливой истории вокруг этой регуляции добычу израильского газа затормозили на несколько лет. Минфин, из самых благих побуждений — обобрать  совладельцев израильских концессий  — в результате ограбил страну, поскольку для находящейся ещё в пеленках энергетической отрасли Израиля, на фоне подешевения энергоносителей, сейчас еще труднее найти инвесторов, готовых вложить миллиарды в это дорогостоящее дело (поскольку цены на газ привязаны к мировым ценам на нефть). Потратив несколько лет на дележ ещё несуществующих прибылей, израильская бюрократическая машина эти прибыли, в том числе прибыли государства, чрезвычайно сократила.

Впрочем, цены на энергоносители непостоянны, как сексуальные предпочтения золотой молодежи…  И всё ещё может измениться.

relevantinfo.co.il

Нефтяная мифология - взгляд из Израиля

Кто более всего в выигрыше от низких цен? Китай.

А то, что хорошо для китайской экономики - не совсем хорошо для США. Кто главный пострадавший? Конечно, Россия. Поскольку падение цен на энергоресурсы накладывается и на другие тяжелые экономические проблемы, добавляется к санкциям и прочим радостям, которые обычно сопутствуют имперскому «вставанию с колен». Кроме того, большинство нефтедобычи в России зиждется на месторождениях, открытых давным-давно. Начиная с семидесятых годов прошлого века Россия нефтеразведкой серьезно не занимается. И нефтяные компании, и государство, и олигархи, и чиновники ведут себя подобно временщикам, которые просто «сидят на трубе». 

Поговорим о международном падении цен на нефть, мифах и эйфории, которые связаны с этим процессом. 

Один миф, который развеялся, как сон и утренний туман, на наших глазах, связан с утверждением, которое вслед за Путиным часто повторялся в рунете.

Считалось, что ниже $80 нефть не пойдет, поскольку бюджеты Саудовской Аравии и прочих нефтеторговцев сверстаны именно под эту цену. Эту выдумку своих консультантов Владимир Путин пересказал в октябре на Миланском саммите. Он же сказал, что если цена нефть упадет, то «все производство рухнет». Но не надо путать собственные убытки с апокалипсисом. И даже Путину от этого тезиса пришлось отказаться. 

Другой цикл мифов крутится вокруг возможных ответов на вопрос: «Зачем ОПЕК снижает цены на нефть? Чего они хотят добиться?» 

Первый ответ, который сразу же приходит в голову (по исторической аналогии): они хотят добиться развала России. Ведь именно падение цен на нефть было очень важным фактором (если верить Гайдару - ГЛАВНЫМ) в развале СССР. Теперь якобы американцы снова договорились с саудовцами и наказывают Россию, которая, как известно, «встает с колен» (любимая поза кремлевских пропагандистов), за «Крым-наш» и прочие геополитические шалости. Те, кто утверждают подобное, как-то забывают, что у арабских стран есть свои интересы. И организованное нефтедобывающими державами падение цен в восьмидесятых - было ответом на вторжение в Афганистан. 

Другой вариант ответа: понимая, что очень близка «альтернатива нефти» - ОПЕК хочет продать как можно больше своей нефти по пока еще достаточно высокой (хотя и уже падающей) цене. 

Сейчас мировая экономика уже пользуется предоставленным ей шансом и наполняет стратегические резервы нефти, в основном закупая ее в странах Ближнего Востока. 

«Бюджетный» аргумент, согласно которому бюджеты Саудовской Аравии и прочих нефтеторговцев сверстаны именно под более высокую цену - просто курьезен. Бюджеты нефтяных монархий не Коран. Можно и переписать.

Третий ответ, который сейчас постоянно транслируется: потому как это выгодно американцам с их сланцевой революцией… Это уже полный бред. 

Эпоха низких цен на нефть началась благодаря сланцевой революции в США. Еще в 2010 году добыча нефти не классическим способом, а получением с помощью технологии высокого давления из глубоко залегающих каменных пластов, составляла в США только 1 миллион баррелей в день. Сегодня добыча сланцевой нефти составляет 4 миллиона. Это соответствует появлению нового производителя нефти, который по объему добычи соответствует Ираку и Катару. Но это совсем не означает, что сланцевым бизнесам выгодно падение цен.

Тут следует помнить, что добыча сланцевой нефти дороже, чем традиционной. Поэтому США невыгодны низкие цены на нефть. В случае значительного падения цен на нефть, бум сланцевой нефти в США может значительно замедлиться, или вообще прекратиться. 

Кроме того, очень затратные проекты, например, на шельфе Бразилии или на нефтеносных песках глубокого залегания в Канаде, теперь могут стать абсолютно нерентабельными. 

Что добивается ОПЕК? Саудовская Аравия и Кувейт начали то, что экономист Филипп Верлегер назвал «ценовой войной по необходимости». Эта война направлена на сохранение их доли рынка и на принуждение производителей в США заморозить некоторые существующие проекты и не делать новые сланцевые инвестиции. Они рассчитывают, что низкими ценами остановят рост таких проектов, как глубоководная добыча и, возможно, сланцевые технологии. При цене ниже 70 долларов за баррель в пределах полугода возможно перестанет существовать почти половина таких проектов. 

Министр нефтедобывающей отрасли Саудовской Аравии Али ан-Нуайми, исполняющий обязанности руководителя ОПЕК, терпеливо объяснил остальным членам организации, что сокращение объема добыч не снимет угрозу роста предложений. Поэтому ОПЕК заинтересован в падении цен, которое не добавляет рентабельности проектам добычи сланцевой нефти в США и бьет по намерениям американских нефтедобытчикиков еще больше увеличить объемы поставок на нефтяной рынок. 

 

maxpark.com

Нефтяная мифология - взгляд из Израиля

Кто более всего в выигрыше от низких цен? Китай.

А то, что хорошо для китайской экономики - не совсем хорошо для США. Кто главный пострадавший? Конечно, Россия. Поскольку падение цен на энергоресурсы накладывается и на другие тяжелые экономические проблемы, добавляется к санкциям и прочим радостям, которые обычно сопутствуют имперскому «вставанию с колен». Кроме того, большинство нефтедобычи в России зиждется на месторождениях, открытых давным-давно. Начиная с семидесятых годов прошлого века Россия нефтеразведкой серьезно не занимается. И нефтяные компании, и государство, и олигархи, и чиновники ведут себя подобно временщикам, которые просто «сидят на трубе». 

Поговорим о международном падении цен на нефть, мифах и эйфории, которые связаны с этим процессом. 

Один миф, который развеялся, как сон и утренний туман, на наших глазах, связан с утверждением, которое вслед за Путиным часто повторялся в рунете.

Считалось, что ниже $80 нефть не пойдет, поскольку бюджеты Саудовской Аравии и прочих нефтеторговцев сверстаны именно под эту цену. Эту выдумку своих консультантов Владимир Путин пересказал в октябре на Миланском саммите. Он же сказал, что если цена нефть упадет, то «все производство рухнет». Но не надо путать собственные убытки с апокалипсисом. И даже Путину от этого тезиса пришлось отказаться. 

Другой цикл мифов крутится вокруг возможных ответов на вопрос: «Зачем ОПЕК снижает цены на нефть? Чего они хотят добиться?» 

Первый ответ, который сразу же приходит в голову (по исторической аналогии): они хотят добиться развала России. Ведь именно падение цен на нефть было очень важным фактором (если верить Гайдару - ГЛАВНЫМ) в развале СССР. Теперь якобы американцы снова договорились с саудовцами и наказывают Россию, которая, как известно, «встает с колен» (любимая поза кремлевских пропагандистов), за «Крым-наш» и прочие геополитические шалости. Те, кто утверждают подобное, как-то забывают, что у арабских стран есть свои интересы. И организованное нефтедобывающими державами падение цен в восьмидесятых - было ответом на вторжение в Афганистан. 

Другой вариант ответа: понимая, что очень близка «альтернатива нефти» - ОПЕК хочет продать как можно больше своей нефти по пока еще достаточно высокой (хотя и уже падающей) цене. 

Сейчас мировая экономика уже пользуется предоставленным ей шансом и наполняет стратегические резервы нефти, в основном закупая ее в странах Ближнего Востока. 

«Бюджетный» аргумент, согласно которому бюджеты Саудовской Аравии и прочих нефтеторговцев сверстаны именно под более высокую цену - просто курьезен. Бюджеты нефтяных монархий не Коран. Можно и переписать.

Третий ответ, который сейчас постоянно транслируется: потому как это выгодно американцам с их сланцевой революцией… Это уже полный бред. 

Эпоха низких цен на нефть началась благодаря сланцевой революции в США. Еще в 2010 году добыча нефти не классическим способом, а получением с помощью технологии высокого давления из глубоко залегающих каменных пластов, составляла в США только 1 миллион баррелей в день. Сегодня добыча сланцевой нефти составляет 4 миллиона. Это соответствует появлению нового производителя нефти, который по объему добычи соответствует Ираку и Катару. Но это совсем не означает, что сланцевым бизнесам выгодно падение цен.

Тут следует помнить, что добыча сланцевой нефти дороже, чем традиционной. Поэтому США невыгодны низкие цены на нефть. В случае значительного падения цен на нефть, бум сланцевой нефти в США может значительно замедлиться, или вообще прекратиться. 

Кроме того, очень затратные проекты, например, на шельфе Бразилии или на нефтеносных песках глубокого залегания в Канаде, теперь могут стать абсолютно нерентабельными. 

Что добивается ОПЕК? Саудовская Аравия и Кувейт начали то, что экономист Филипп Верлегер назвал «ценовой войной по необходимости». Эта война направлена на сохранение их доли рынка и на принуждение производителей в США заморозить некоторые существующие проекты и не делать новые сланцевые инвестиции. Они рассчитывают, что низкими ценами остановят рост таких проектов, как глубоководная добыча и, возможно, сланцевые технологии. При цене ниже 70 долларов за баррель в пределах полугода возможно перестанет существовать почти половина таких проектов. 

Министр нефтедобывающей отрасли Саудовской Аравии Али ан-Нуайми, исполняющий обязанности руководителя ОПЕК, терпеливо объяснил остальным членам организации, что сокращение объема добыч не снимет угрозу роста предложений. Поэтому ОПЕК заинтересован в падении цен, которое не добавляет рентабельности проектам добычи сланцевой нефти в США и бьет по намерениям американских нефтедобытчикиков еще больше увеличить объемы поставок на нефтяной рынок

maxpark.com