Белоруссия начала экспортировать нефтепродукты в обход Прибалтики. Нефть в обход прибалтики


Беларусь начала экспортировать нефтепродукты в обход Прибалтики

Белорусский концерн «Белнефтехим» подписал контракт о переправке своей нефтепродукции через российские морские порты: еще до конца года первые 72 тысячи тонн белорусских нефтегрузов отправятся на экспорт не через Прибалтику, а через Россию. Процесс переориентации белорусского нефтетранзита запущен. Страны Прибалтики начинают терять белорусские грузы.

Председатель «Белнефтехима» Игорь Лященко заявил на заседании Совета Министров Союзного государства России и Беларуси, что Беларусь в ближайшее время поставит первую партию своих продуктов через российские порты. С декабря 2017‑го по январь 2018 года через Россию будет экспортировано 72 тысячи тонн белорусских нефтепродуктов. «Соответствующий контракт на поставку через российские порты уже есть», — сказал Лященко.

Игорь Лященко / Фото: sb.by

Рассуждая о том, выгодно ли белорусской нефтеперерабатывающей промышленности переориентировать свой грузопоток с Прибалтики на Россию, глава «Белнефтехима» заметил, что процесс производства, транспортировки и продажи энергоносителей — это математика. Если по цифрам выходит, что поставлять нефтепродукты через порты Ленинградской области выгодно, то подписывается соответствующий контракт.

По словам Игоря Лященко, перевозки через Усть-Лугу — это взаимный интерес России и Беларуси. Контракт на поставки белорусских нефтепродуктов через российские порты — это пример нормального взаимовыгодного сотрудничества. Если этот первый опыт окажется удачным, то в 2018 году экспорт нефтепродуктов, произведенных на НПЗ Беларуси, через порты российского Северо-Запада может достигнуть миллиона тонн.

Таким образом, процесс переориентации белорусского транзита с Прибалтики на Россию запущен, причем с рекордной скоростью — спустя всего несколько месяцев после того, как такая задача была официально поставлена и публично озвучена. Перевозки через Усть-Лугу — это взаимный интерес России и Беларуси / Фото:fb-logistic.ru

В августе этого года президент России Владимир Путин заявил, что белорусские нефтепродукты, получаемые из российской нефти, поставляемой по льготным ценам на белорусские НПЗ, должны экспортироваться через порты России, а не Прибалтики. «Это нужно обсуждать в более широком формате. Ведь на белорусских НПЗ перерабатывается наша нефть (российская — прим. RuBaltic.Ru), другой там нет и вряд ли появится, поэтому это нужно запакетировать — получение нашей нефти от соответствующих вопросов использования нашей инфраструктуры, — сказал Путин, выступая в Калининграде. — Это не какие-то политические решения, мы просто должны загружать свои собственные мощности, создавать здесь налоговую базу, мы должны рабочие места обеспечивать — именно в России, а не где-то в другом месте».

Слова российского президента вызвали в Латвии и Литве реакцию в духе бессмертной чеховской фразы: «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда». Беларусь не откажется от транзита через балтийские страны, потому что иные варианты нереализуемы.

Владимир Путин / Фото: russianembassy.org.za

Усть-Луга, Приморск и другие порты Ленинградской области России находятся не менее чем в 800 километрах от белорусских нефтеперерабатывающих заводов — ощутимо дальше, чем порты Вентспилса, Риги и Клайпеды. Стоимость транспортировки оказывается кратно выше, чем через Прибалтику. При этом стоимость перевалки белорусских нефтепродуктов в прибалтийских портах до сих пор составляла 6–8 долларов за тонну, тогда как в российских — 12–18 долларов за тонну.

Поэтому переориентация транзита была объявлена делом невозможным. В Прибалтике, как обычно, занялись самовнушением: убедили себя, что Минск навстречу Путину не пойдет, а поскольку перевод грузопотоков белорусских НПЗ, после того как такую задачу озвучил Владимир Путин, стал вопросом политической репутации российского президента, то Кремль будет давить на белорусских союзников по нарастающей. Между Москвой и Минском неизбежен новый конфликт, который приобретет политический характер. Литовские СМИ предрекали скорую смерть Союзного государства: «Союз существует уже больше 17 лет, однако сложно сказать, суждено ли ему перешагнуть в третье десятилетие».

И вот настигшая Прибалтику реальность.

В августе президентом Путиным было сказано о переориентации белорусского нефтетранзита — в декабре первая партия продукции «Белнефтехима» будет экспортирована через Россию.  

Белорусская сторона отреагировала на слова российского президента совершенно не так, как этого бы хотелось той же Литве. В Минске заявили, что переориентация транзита на Россию возможна, если это будет выгодно Беларуси и не нанесет ущерба ее экономическим интересам. Белорусское правительство с самого начала отказалось переводить диалог с Россией в политическую плоскость и тем более перенимать политический язык соседей: говорить об «энергетическом шантаже» и тому подобных вещах. Напротив, представители официального Минска говорили, что Москва не оказывает давления на белорусских союзников и не «выкручивает им руки» в вопросе переориентации нефтегрузов.

В августе президентом Путиным было сказано о переориентации белорусского нефтетранзита — в декабре первая партия продукции «Белнефтехима» будет экспортирована через Россию / Фото: belchemoil.by

Сотрудники профильных госучреждений, российские и белорусские предприниматели несколько месяцев работали над проблемой транзита, вели переговоры, консультировались и согласовывали условия. Без криков, информационной шумихи и резонансных политических заявлений.

В ноябре в Москве состоялась встреча вице-премьеров России и Беларуси Аркадия Дворковича и Владимира Семашко. На ней белорусский премьер заявил, что белорусские НПЗ не имеют права потерять на переориентации транзита ни копейки и Беларусь пойдет на замену Риги и Клайпеды Усть-Лугой и Санкт-Петербургом только на условиях, которые будут выгодны для ее экономики.

Такие условия, судя по всему, были предоставлены, потому что «пробный шар» по переориентации транзита «кинули» уже в этом году. В следующем, 2018 году объем нефтепродукции, поставляемой через Россию, планируется увеличить в 12 раз, а через 5 лет, по оценкам экспертов, основная часть белорусского нефтетранзита будет идти мимо Прибалтики.

Союзное государство России и Беларуси на одном конкретном кейсе продемонстрировало феноменальную эффективность и оказалось даже более успешным, чем думали многие его сторонники.

Именно в этом, а не в потере ее железными дорогами и портами белорусских клиентов в конечном счете состоит самое большое поражение Прибалтики. Ведь литовские политики открыто говорили, что транзитной отраслью можно пожертвовать ради достижения стратегических целей литовской внешней политики.

Они и жертвовали все эти годы, сознательно ставя под удар Клайпеду, когда устраивали информационную войну против Белорусской АЭС или участвовали в подготовке в Минске «демократической революции» против «последнего диктатора Европы» Александра Лукашенко.

Ими двигали не национальные интересы Литвы, а поставленная перед ними историческая сверхзадача довести процесс распада Советского Союза до полного логического завершения, окончательно дезинтегрировать постсоветское пространство, не дать России создавать на нём новые объединения и союзы, «добить Империю».

И вот к чему это привело.

Союзное государство России и Беларуси работает третье десятилетие, причем работает временами феноменально успешно и результативно. Из союза России и Беларуси вырос целый Евразийский экономический союз.

И Прибалтика со своей политикой «сдерживания» России ничего не добилась. Зато лишилась возможности участвовать во всех крупных стратегических проектах с участием России, утратила доступ к российским рынкам и потеряла российский транзит.

А теперь потеряет еще и белорусский. 

Читайте также: 

В Прибалтике считают убытки от потери транзита«Большая часть белорусских нефтепродуктов уйдет из Прибалтики в течение пяти лет»Переключение белорусских грузов на порты России — вопрос экономики, а не политики

www.rubaltic.ru

Политика, экономика, общество (без банов) Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

 

Белорусский концерн «Белнефтехим» подписал контракт о переправке своей нефтепродукции через российские морские порты: еще до конца года первые 72 тысячи тонн белорусских нефтегрузов отправятся на экспорт не через Прибалтику, а через Россию. Процесс переориентации белорусского нефтетранзита запущен. Страны Прибалтики начинают терять белорусские грузы.

Председатель «Белнефтехима» Игорь Лященко заявил на заседании Совета Министров Союзного государства России и Белоруссии, что Белоруссия в ближайшее время поставит первую партию своих продуктов через российские порты. С декабря 2017‑го по январь 2018 года через Россию будет экспортировано 72 тысячи тонн белорусских нефтепродуктов. «Соответствующий контракт на поставку через российские порты уже есть», — сказал Лященко.

Рассуждая о том, выгодно ли белорусской нефтеперерабатывающей промышленности переориентировать свой грузопоток с Прибалтики на Россию, глава «Белнефтехима» заметил, что процесс производства, транспортировки и продажи энергоносителей — это математика. Если по цифрам выходит, что поставлять нефтепродукты через порты Ленинградской области выгодно, то подписывается соответствующий контракт.

По словам Игоря Лященко, перевозки через Усть-Лугу — это взаимный интерес России и Белоруссии. Контракт на поставки белорусских нефтепродуктов через российские порты — это пример нормального взаимовыгодного сотрудничества. Если этот первый опыт окажется удачным, то в 2018 году экспорт нефтепродуктов, произведенных на НПЗ Белоруссии, через порты российского Северо-Запада может достигнуть миллиона тонн.

Таким образом, процесс переориентации белорусского транзита с Прибалтики на Россию запущен, причем с рекордной скоростью — спустя всего несколько месяцев после того, как такая задача была официально поставлена и публично озвучена.

В августе этого года президент России Владимир Путин заявил, что белорусские нефтепродукты, получаемые из российской нефти, поставляемой по льготным ценам на белорусские НПЗ, должны экспортироваться через порты России, а не Прибалтики. «Это нужно обсуждать в более широком формате. Ведь на белорусских НПЗ перерабатывается наша нефть (российская — прим. RuBaltic.Ru), другой там нет и вряд ли появится, поэтому это нужно запакетировать — получение нашей нефти от соответствующих вопросов использования нашей инфраструктуры, — сказал Путин, выступая в Калининграде. — Это не какие-то политические решения, мы просто должны загружать свои собственные мощности, создавать здесь налоговую базу, мы должны рабочие места обеспечивать — именно в России, а не где-то в другом месте».

Слова российского президента вызвали в Латвии и Литве реакцию в духе бессмертной чеховской фразы: «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда». Белоруссия не откажется от транзита через балтийские страны, потому что иные варианты нереализуемы.

Усть-Луга, Приморск и другие порты Ленинградской области России находятся не менее чем в 800 километрах от белорусских нефтеперерабатывающих заводов — ощутимо дальше, чем порты Вентспилса, Риги и Клайпеды. Стоимость транспортировки оказывается кратно выше, чем через Прибалтику. При этом стоимость перевалки белорусских нефтепродуктов в прибалтийских портах до сих пор составляла 6–8 долларов за тонну, тогда как в российских — 12–18 долларов за тонну.

Поэтому переориентация транзита была объявлена делом невозможным. В Прибалтике, как обычно, занялись самовнушением: убедили себя, что Минск навстречу Путину не пойдет, а поскольку перевод грузопотоков белорусских НПЗ, после того как такую задачу озвучил Владимир Путин, стал вопросом политической репутации российского президента, то Кремль будет давить на белорусских союзников по нарастающей. Между Москвой и Минском неизбежен новый конфликт, который приобретет политический характер. Литовские СМИ предрекали скорую смерть Союзного государства: «Союз существует уже больше 17 лет, однако сложно сказать, суждено ли ему перешагнуть в третье десятилетие».

И вот настигшая Прибалтику реальность.

В августе президентом Путиным было сказано о переориентации белорусского нефтетранзита — в декабре первая партия продукции «Белнефтехима» будет экспортирована через Россию.

Белорусская сторона отреагировала на слова российского президента совершенно не так, как этого бы хотелось той же Литве. В Минске заявили, что переориентация транзита на Россию возможна, если это будет выгодно Белоруссии и не нанесет ущерба ее экономическим интересам. Белорусское правительство с самого начала отказалось переводить диалог с Россией в политическую плоскость и тем более перенимать политический язык соседей: говорить об «энергетическом шантаже» и тому подобных вещах. Напротив, представители официального Минска говорили, что Москва не оказывает давления на белорусских союзников и не «выкручивает им руки» в вопросе переориентации нефтегрузов.

Сотрудники профильных госучреждений, российские и белорусские предприниматели несколько месяцев работали над проблемой транзита, вели переговоры, консультировались и согласовывали условия. Без криков, информационной шумихи и резонансных политических заявлений.

В ноябре в Москве состоялась встреча вице-премьеров России и Белоруссии Аркадия Дворковича и Владимира Семашко. На ней белорусский премьер заявил, что белорусские НПЗ не имеют права потерять на переориентации транзита ни копейки и Белоруссия пойдет на замену Риги и Клайпеды Усть-Лугой и Санкт-Петербургом только на условиях, которые будут выгодны для ее экономики.

Такие условия, судя по всему, были предоставлены, потому что «пробный шар» по переориентации транзита «кинули» уже в этом году. В следующем, 2018 году объем нефтепродукции, поставляемой через Россию, планируется увеличить в 12 раз, а через 5 лет, по оценкам экспертов, основная часть белорусского нефтетранзита будет идти мимо Прибалтики.

Союзное государство России и Белоруссии на одном конкретном кейсе продемонстрировало феноменальную эффективность и оказалось даже более успешным, чем думали многие его сторонники.

Именно в этом, а не в потере ее железными дорогами и портами белорусских клиентов в конечном счете состоит самое большое поражение Прибалтики. Ведь литовские политики открыто говорили, что транзитной отраслью можно пожертвовать ради достижения стратегических целей литовской внешней политики.

Они и жертвовали все эти годы, сознательно ставя под удар Клайпеду, когда устраивали информационную войну против Белорусской АЭС или участвовали в подготовке в Минске «демократической революции» против «последнего диктатора Европы» Александра Лукашенко.

Ими двигали не национальные интересы Литвы, а поставленная перед ними историческая сверхзадача довести процесс распада Советского Союза до полного логического завершения, окончательно дезинтегрировать постсоветское пространство, не дать России создавать на нём новые объединения и союзы, «добить Империю».

И вот к чему это привело.

Союзное государство России и Белоруссии работает третье десятилетие, причем работает временами феноменально успешно и результативно. Из союза России и Белоруссии вырос целый Евразийский экономический союз.

И Прибалтика со своей политикой «сдерживания» России ничего не добилась. Зато лишилась возможности участвовать во всех крупных стратегических проектах с участием России, утратила доступ к российским рынкам и потеряла российский транзит.

А теперь потеряет еще и белорусский.

newsland.com

Беларусь начала экспортировать нефтепродукты в обход Прибалтики

21.12.2017 | Политика0530

Белорусский концерн «Белнефтехим» подписал контракт о переправке своей нефтепродукции через российские морские порты: еще до конца года первые 72 тысячи тонн белорусских нефтегрузов отправятся на экспорт не через Прибалтику, а через Россию. Процесс переориентации белорусского нефтетранзита запущен. Страны Прибалтики начинают терять белорусские грузы.

Председатель «Белнефтехима» Игорь Лященко заявил на заседании Совета Министров Союзного государства России и Беларуси, что Беларусь в ближайшее время поставит первую партию своих продуктов через российские порты. С декабря 2017-го по январь 2018 года через Россию будет экспортировано 72 тысячи тонн белорусских нефтепродуктов. «Соответствующий контракт на поставку через российские порты уже есть», — сказал Лященко.

Игорь Лященко / Фото: sb.by

Рассуждая о том, выгодно ли белорусской нефтеперерабатывающей промышленности переориентировать свой грузопоток с Прибалтики на Россию, глава «Белнефтехима» заметил, что процесс производства, транспортировки и продажи энергоносителей — это математика. Если по цифрам выходит, что поставлять нефтепродукты через порты Ленинградской области выгодно, то подписывается соответствующий контракт.

По словам Игоря Лященко, перевозки через Усть-Лугу — это взаимный интерес России и Беларуси. Контракт на поставки белорусских нефтепродуктов через российские порты — это пример нормального взаимовыгодного сотрудничества. Если этот первый опыт окажется удачным, то в 2018 году экспорт нефтепродуктов, произведенных на НПЗ Беларуси, через порты российского Северо-Запада может достигнуть миллиона тонн.

Таким образом, процесс переориентации белорусского транзита с Прибалтики на Россию запущен, причем с рекордной скоростью — спустя всего несколько месяцев после того, как такая задача была официально поставлена и публично озвучена.

Перевозки через Усть-Лугу — это взаимный интерес России и Беларуси / Фото:fb-logistic.ru

В августе этого года президент России Владимир Путин заявил, что белорусские нефтепродукты, получаемые из российской нефти, поставляемой по льготным ценам на белорусские НПЗ, должны экспортироваться через порты России, а не Прибалтики. «Это нужно обсуждать в более широком формате. Ведь на белорусских НПЗ перерабатывается наша нефть (российская — прим. RuBaltic.Ru), другой там нет и вряд ли появится, поэтому это нужно запакетировать — получение нашей нефти от соответствующих вопросов использования нашей инфраструктуры, — сказал Путин, выступая в Калининграде. — Это не какие-то политические решения, мы просто должны загружать свои собственные мощности, создавать здесь налоговую базу, мы должны рабочие места обеспечивать — именно в России, а не где-то в другом месте».

Слова российского президента вызвали в Латвии и Литве реакцию в духе бессмертной чеховской фразы: «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда». Беларусь не откажется от транзита через балтийские страны, потому что иные варианты нереализуемы.

Владимир Путин / Фото: russianembassy.org.za

Усть-Луга, Приморск и другие порты Ленинградской области России находятся не менее чем в 800 километрах от белорусских нефтеперерабатывающих заводов — ощутимо дальше, чем порты Вентспилса, Риги и Клайпеды. Стоимость транспортировки оказывается кратно выше, чем через Прибалтику. При этом стоимость перевалки белорусских нефтепродуктов в прибалтийских портах до сих пор составляла 6–8 долларов за тонну, тогда как в российских — 12–18 долларов за тонну.

Поэтому переориентация транзита была объявлена делом невозможным. В Прибалтике, как обычно, занялись самовнушением: убедили себя, что Минск навстречу Путину не пойдет, а поскольку перевод грузопотоков белорусских НПЗ, после того как такую задачу озвучил Владимир Путин, стал вопросом политической репутации российского президента, то Кремль будет давить на белорусских союзников по нарастающей. Между Москвой и Минском неизбежен новый конфликт, который приобретет политический характер. Литовские СМИ предрекали скорую смерть Союзного государства: «Союз существует уже больше 17 лет, однако сложно сказать, суждено ли ему перешагнуть в третье десятилетие».

И вот настигшая Прибалтику реальность.

В августе президентом Путиным было сказано о переориентации белорусского нефтетранзита — в декабре первая партия продукции «Белнефтехима» будет экспортирована через Россию.

 

Белорусская сторона отреагировала на слова российского президента совершенно не так, как этого бы хотелось той же Литве. В Минске заявили, что переориентация транзита на Россию возможна, если это будет выгодно Беларуси и не нанесет ущерба ее экономическим интересам. Белорусское правительство с самого начала отказалось переводить диалог с Россией в политическую плоскость и тем более перенимать политический язык соседей: говорить об «энергетическом шантаже» и тому подобных вещах. Напротив, представители официального Минска говорили, что Москва не оказывает давления на белорусских союзников и не «выкручивает им руки» в вопросе переориентации нефтегрузов.

В августе президентом Путиным было сказано о переориентации белорусского нефтетранзита — в декабре первая партия продукции «Белнефтехима» будет экспортирована через Россию / Фото: belchemoil.by

Сотрудники профильных госучреждений, российские и белорусские предприниматели несколько месяцев работали над проблемой транзита, вели переговоры, консультировались и согласовывали условия. Без криков, информационной шумихи и резонансных политических заявлений.

В ноябре в Москве состоялась встреча вице-премьеров России и Беларуси Аркадия Дворковича и Владимира Семашко. На ней белорусский премьер заявил, что белорусские НПЗ не имеют права потерять на переориентации транзита ни копейки и Беларусь пойдет на замену Риги и Клайпеды Усть-Лугой и Санкт-Петербургом только на условиях, которые будут выгодны для ее экономики.

Такие условия, судя по всему, были предоставлены, потому что «пробный шар» по переориентации транзита «кинули» уже в этом году. В следующем, 2018 году объем нефтепродукции, поставляемой через Россию, планируется увеличить в 12 раз, а через 5 лет, по оценкам экспертов, основная часть белорусского нефтетранзита будет идти мимо Прибалтики.

Союзное государство России и Беларуси на одном конкретном кейсе продемонстрировало феноменальную эффективность и оказалось даже более успешным, чем думали многие его сторонники.

Именно в этом, а не в потере ее железными дорогами и портами белорусских клиентов в конечном счете состоит самое большое поражение Прибалтики. Ведь литовские политики открыто говорили, что транзитной отраслью можно пожертвовать ради достижения стратегических целей литовской внешней политики.

Они и жертвовали все эти годы, сознательно ставя под удар Клайпеду, когда устраивали информационную войну против Белорусской АЭС или участвовали в подготовке в Минске «демократической революции» против «последнего диктатора Европы» Александра Лукашенко.

Ими двигали не национальные интересы Литвы, а поставленная перед ними историческая сверхзадача довести процесс распада Советского Союза до полного логического завершения, окончательно дезинтегрировать постсоветское пространство, не дать России создавать на нём новые объединения и союзы, «добить Империю».

И вот к чему это привело.

Союзное государство России и Беларуси работает третье десятилетие, причем работает временами феноменально успешно и результативно. Из союза России и Беларуси вырос целый Евразийский экономический союз.

И Прибалтика со своей политикой «сдерживания» России ничего не добилась. Зато лишилась возможности участвовать во всех крупных стратегических проектах с участием России, утратила доступ к российским рынкам и потеряла российский транзит.

А теперь потеряет еще и белорусский. 

Источник: www.rubaltic.ru

Похожие материалы

Чем ответит Токио на военные парады в Пекине и Южно-Сахалинске?

Коломойские не уходят. О подоплёке и последствиях майданной рокировки

Ответные меры России обидели США

russkievesti.ru

Белоруссия начала экспортировать нефтепродукты в обход Прибалтики

Белорусский концерн «Белнефтехим» подписал контракт о переправке своей нефтепродукции через российские морские порты: еще до конца года первые 72 тысячи тонн белорусских нефтегрузов отправятся на экспорт не через Прибалтику, а через Россию.

Процесс переориентации белорусского нефтетранзита запущен. Страны Прибалтики начинают терять белорусские грузы. Председатель «Белнефтехима» Игорь Лященко заявил на заседании Совета Министров Союзного государства России и Белоруссии, что Белоруссия в ближайшее время поставит первую партию своих продуктов через российские порты.

С декабря 2017‑го по январь 2018 года через Россию будет экспортировано 72 тысячи тонн белорусских нефтепродуктов. «Соответствующий контракт на поставку через российские порты уже есть», — сказал Лященко. Рассуждая о том, выгодно ли белорусской нефтеперерабатывающей промышленности переориентировать свой грузопоток с Прибалтики на Россию, глава «Белнефтехима» заметил, что процесс производства, транспортировки и продажи энергоносителей — это математика.

Если по цифрам выходит, что поставлять нефтепродукты через порты Ленинградской области выгодно, то подписывается соответствующий контракт. По словам Игоря Лященко, перевозки через Усть-Лугу — это взаимный интерес России и Белоруссии. Контракт на поставки белорусских нефтепродуктов через российские порты — это пример нормального взаимовыгодного сотрудничества. Если этот первый опыт окажется удачным, то в 2018 году экспорт нефтепродуктов, произведенных на НПЗ Белоруссии, через порты российского Северо-Запада может достигнуть миллиона тонн.

Таким образом, процесс переориентации белорусского транзита с Прибалтики на Россию запущен, причем с рекордной скоростью — спустя всего несколько месяцев после того, как такая задача была официально поставлена и публично озвучена. В августе этого года президент России Владимир Путин заявил, что белорусские нефтепродукты, получаемые из российской нефти, поставляемой по льготным ценам на белорусские НПЗ, должны экспортироваться через порты России, а не Прибалтики. «Это нужно обсуждать в более широком формате. Ведь на белорусских НПЗ перерабатывается наша нефть (российская), другой там нет и вряд ли появится, поэтому это нужно запакетировать — получение нашей нефти от соответствующих вопросов использования нашей инфраструктуры, — сказал Путин, выступая в Калининграде.

— Это не какие-то политические решения, мы просто должны загружать свои собственные мощности, создавать здесь налоговую базу, мы должны рабочие места обеспечивать — именно в России, а не где-то в другом месте». Слова российского президента вызвали в Латвии и Литве реакцию в духе бессмертной чеховской фразы: «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда».

Белоруссия не откажется от транзита через балтийские страны, потому что иные варианты нереализуемы. Усть-Луга, Приморск и другие порты Ленинградской области России находятся не менее чем в 800 километрах от белорусских нефтеперерабатывающих заводов — ощутимо дальше, чем порты Вентспилса, Риги и Клайпеды. Стоимость транспортировки оказывается кратно выше, чем через Прибалтику. При этом стоимость перевалки белорусских нефтепродуктов в прибалтийских портах до сих пор составляла 6–8 долларов за тонну, тогда как в российских — 12–18 долларов за тонну. Поэтому переориентация транзита была объявлена делом невозможным.

В Прибалтике, как обычно, занялись самовнушением: убедили себя, что Минск навстречу Путину не пойдет, а поскольку перевод грузопотоков белорусских НПЗ, после того как такую задачу озвучил Владимир Путин, стал вопросом политической репутации российского президента, то Кремль будет давить на белорусских союзников по нарастающей. Между Москвой и Минском неизбежен новый конфликт, который приобретет политический характер. Литовские СМИ предрекали скорую смерть Союзного государства: «Союз существует уже больше 17 лет, однако сложно сказать, суждено ли ему перешагнуть в третье десятилетие».

И вот настигшая Прибалтику реальность. В августе президентом Путиным было сказано о переориентации белорусского нефтетранзита — в декабре первая партия продукции «Белнефтехима» будет экспортирована через Россию. Белорусская сторона отреагировала на слова российского президента совершенно не так, как этого бы хотелось той же Литве. В Минске заявили, что переориентация транзита на Россию возможна, если это будет выгодно Белоруссии и не нанесет ущерба ее экономическим интересам. Белорусское правительство с самого начала отказалось переводить диалог с Россией в политическую плоскость и тем более перенимать политический язык соседей: говорить об «энергетическом шантаже» и тому подобных вещах. Напротив, представители официального Минска говорили, что Москва не оказывает давления на белорусских союзников и не «выкручивает им руки» в вопросе переориентации нефтегрузов.

Сотрудники профильных госучреждений, российские и белорусские предприниматели несколько месяцев работали над проблемой транзита, вели переговоры, консультировались и согласовывали условия. Без криков, информационной шумихи и резонансных политических заявлений. В ноябре в Москве состоялась встреча вице-премьеров России и Белоруссии Аркадия Дворковича и Владимира Семашко. На ней белорусский премьер заявил, что белорусские НПЗ не имеют права потерять на переориентации транзита ни копейки и Белоруссия пойдет на замену Риги и Клайпеды Усть-Лугой и Санкт-Петербургом только на условиях, которые будут выгодны для ее экономики. Такие условия, судя по всему, были предоставлены, потому что «пробный шар» по переориентации транзита «кинули» уже в этом году.

В следующем, 2018 году объем нефтепродукции, поставляемой через Россию, планируется увеличить в 12 раз, а через 5 лет, по оценкам экспертов, основная часть белорусского нефтетранзита будет идти мимо Прибалтики. Союзное государство России и Белоруссии на одном конкретном кейсе продемонстрировало феноменальную эффективность и оказалось даже более успешным, чем думали многие его сторонники. Именно в этом, а не в потере ее железными дорогами и портами белорусских клиентов в конечном счете состоит самое большое поражение Прибалтики. Ведь литовские политики открыто говорили, что транзитной отраслью можно пожертвовать ради достижения стратегических целей литовской внешней политики. Они и жертвовали все эти годы, сознательно ставя под удар Клайпеду, когда устраивали информационную войну против Белорусской АЭС или участвовали в подготовке в Минске «демократической революции» против «последнего диктатора Европы» Александра Лукашенко.

Ими двигали не национальные интересы Литвы, а поставленная перед ними историческая сверхзадача довести процесс распада Советского Союза до полного логического завершения, окончательно дезинтегрировать постсоветское пространство, не дать России создавать на нём новые объединения и союзы, «добить Империю». И вот к чему это привело. Союзное государство России и Белоруссии работает третье десятилетие, причем работает временами феноменально успешно и результативно. Из союза России и Белоруссии вырос целый Евразийский экономический союз. И Прибалтика со своей политикой «сдерживания» России ничего не добилась. Зато лишилась возможности участвовать во всех крупных стратегических проектах с участием России, утратила доступ к российским рынкам и потеряла российский транзит. А теперь потеряет еще и белорусский.

rusnext.ru

Беларусь начала экспортировать нефтепродукты в обход Прибалтики

Белорусский концерн «Белнефтехим» подписал контракт о переправке своей нефтепродукции через российские морские порты: еще до конца года первые 72 тысячи тонн белорусских нефтегрузов отправятся на экспорт не через Прибалтику, а через Россию. Процесс переориентации белорусского нефтетранзита запущен. Страны Прибалтики начинают терять белорусские грузы.

Председатель «Белнефтехима» Игорь Лященко заявил на заседании Совета Министров Союзного государства России и Беларуси, что Беларусь в ближайшее время поставит первую партию своих продуктов через российские порты. С декабря 2017-го по январь 2018 года через Россию будет экспортировано 72 тысячи тонн белорусских нефтепродуктов. «Соответствующий контракт на поставку через российские порты уже есть», — сказал Лященко.

Игорь Лященко / Фото: sb.by

Рассуждая о том, выгодно ли белорусской нефтеперерабатывающей промышленности переориентировать свой грузопоток с Прибалтики на Россию, глава «Белнефтехима» заметил, что процесс производства, транспортировки и продажи энергоносителей — это математика. Если по цифрам выходит, что поставлять нефтепродукты через порты Ленинградской области выгодно, то подписывается соответствующий контракт.

По словам Игоря Лященко, перевозки через Усть-Лугу — это взаимный интерес России и Беларуси. Контракт на поставки белорусских нефтепродуктов через российские порты — это пример нормального взаимовыгодного сотрудничества. Если этот первый опыт окажется удачным, то в 2018 году экспорт нефтепродуктов, произведенных на НПЗ Беларуси, через порты российского Северо-Запада может достигнуть миллиона тонн.

Таким образом, процесс переориентации белорусского транзита с Прибалтики на Россию запущен, причем с рекордной скоростью — спустя всего несколько месяцев после того, как такая задача была официально поставлена и публично озвучена.

Перевозки через Усть-Лугу — это взаимный интерес России и Беларуси / Фото:fb-logistic.ru

В августе этого года президент России Владимир Путин заявил, что белорусские нефтепродукты, получаемые из российской нефти, поставляемой по льготным ценам на белорусские НПЗ, должны экспортироваться через порты России, а не Прибалтики. «Это нужно обсуждать в более широком формате. Ведь на белорусских НПЗ перерабатывается наша нефть (российская — прим. RuBaltic.Ru), другой там нет и вряд ли появится, поэтому это нужно запакетировать — получение нашей нефти от соответствующих вопросов использования нашей инфраструктуры, — сказал Путин, выступая в Калининграде. — Это не какие-то политические решения, мы просто должны загружать свои собственные мощности, создавать здесь налоговую базу, мы должны рабочие места обеспечивать — именно в России, а не где-то в другом месте».

Слова российского президента вызвали в Латвии и Литве реакцию в духе бессмертной чеховской фразы: «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда». Беларусь не откажется от транзита через балтийские страны, потому что иные варианты нереализуемы.

Владимир Путин / Фото: russianembassy.org.za

Усть-Луга, Приморск и другие порты Ленинградской области России находятся не менее чем в 800 километрах от белорусских нефтеперерабатывающих заводов — ощутимо дальше, чем порты Вентспилса, Риги и Клайпеды. Стоимость транспортировки оказывается кратно выше, чем через Прибалтику. При этом стоимость перевалки белорусских нефтепродуктов в прибалтийских портах до сих пор составляла 6–8 долларов за тонну, тогда как в российских — 12–18 долларов за тонну.

Поэтому переориентация транзита была объявлена делом невозможным. В Прибалтике, как обычно, занялись самовнушением: убедили себя, что Минск навстречу Путину не пойдет, а поскольку перевод грузопотоков белорусских НПЗ, после того как такую задачу озвучил Владимир Путин, стал вопросом политической репутации российского президента, то Кремль будет давить на белорусских союзников по нарастающей. Между Москвой и Минском неизбежен новый конфликт, который приобретет политический характер. Литовские СМИ предрекали скорую смерть Союзного государства: «Союз существует уже больше 17 лет, однако сложно сказать, суждено ли ему перешагнуть в третье десятилетие».

И вот настигшая Прибалтику реальность.

В августе президентом Путиным было сказано о переориентации белорусского нефтетранзита — в декабре первая партия продукции «Белнефтехима» будет экспортирована через Россию.

 

Белорусская сторона отреагировала на слова российского президента совершенно не так, как этого бы хотелось той же Литве. В Минске заявили, что переориентация транзита на Россию возможна, если это будет выгодно Беларуси и не нанесет ущерба ее экономическим интересам. Белорусское правительство с самого начала отказалось переводить диалог с Россией в политическую плоскость и тем более перенимать политический язык соседей: говорить об «энергетическом шантаже» и тому подобных вещах. Напротив, представители официального Минска говорили, что Москва не оказывает давления на белорусских союзников и не «выкручивает им руки» в вопросе переориентации нефтегрузов.

В августе президентом Путиным было сказано о переориентации белорусского нефтетранзита — в декабре первая партия продукции «Белнефтехима» будет экспортирована через Россию / Фото: belchemoil.by

Сотрудники профильных госучреждений, российские и белорусские предприниматели несколько месяцев работали над проблемой транзита, вели переговоры, консультировались и согласовывали условия. Без криков, информационной шумихи и резонансных политических заявлений.

В ноябре в Москве состоялась встреча вице-премьеров России и Беларуси Аркадия Дворковича и Владимира Семашко. На ней белорусский премьер заявил, что белорусские НПЗ не имеют права потерять на переориентации транзита ни копейки и Беларусь пойдет на замену Риги и Клайпеды Усть-Лугой и Санкт-Петербургом только на условиях, которые будут выгодны для ее экономики.

Такие условия, судя по всему, были предоставлены, потому что «пробный шар» по переориентации транзита «кинули» уже в этом году. В следующем, 2018 году объем нефтепродукции, поставляемой через Россию, планируется увеличить в 12 раз, а через 5 лет, по оценкам экспертов, основная часть белорусского нефтетранзита будет идти мимо Прибалтики.

Союзное государство России и Беларуси на одном конкретном кейсе продемонстрировало феноменальную эффективность и оказалось даже более успешным, чем думали многие его сторонники.

Именно в этом, а не в потере ее железными дорогами и портами белорусских клиентов в конечном счете состоит самое большое поражение Прибалтики. Ведь литовские политики открыто говорили, что транзитной отраслью можно пожертвовать ради достижения стратегических целей литовской внешней политики.

Они и жертвовали все эти годы, сознательно ставя под удар Клайпеду, когда устраивали информационную войну против Белорусской АЭС или участвовали в подготовке в Минске «демократической революции» против «последнего диктатора Европы» Александра Лукашенко.

Ими двигали не национальные интересы Литвы, а поставленная перед ними историческая сверхзадача довести процесс распада Советского Союза до полного логического завершения, окончательно дезинтегрировать постсоветское пространство, не дать России создавать на нём новые объединения и союзы, «добить Империю».

И вот к чему это привело.

Союзное государство России и Беларуси работает третье десятилетие, причем работает временами феноменально успешно и результативно. Из союза России и Беларуси вырос целый Евразийский экономический союз.

И Прибалтика со своей политикой «сдерживания» России ничего не добилась. Зато лишилась возможности участвовать во всех крупных стратегических проектах с участием России, утратила доступ к российским рынкам и потеряла российский транзит.

А теперь потеряет еще и белорусский. 

polit-mir.ru

Российская нефть пойдет в обход Прибалтики

Россия будет вывозить нефтепродукты на экспорт только через свои порты – транспортировка через Прибалтику и Польшу экономически невыгодна российскому бизнесу. А предоставлять новичкам ЕС какие-то особые льготы в обход законов рынка было бы просто странно, учитывая явно недружественную позицию этих государств по отношению к Москве.  

Некоторые из стран Восточной Европы, состоявшие прежде в Организации Варшавского Договора, СЭВ и других просоветских союзах, после распада СССР отказавшись считать Россию не только стержневым государством центральной Евразии, но и попросту выгодным и надежным партнером. Они стали строить планы на будущее в расчете на принцип «заграница нам поможет», в результате оказавшись вассалами Запада.

Для многих из них такой выбор оказался неэффективным с экономической точки зрения – потеряв их в качестве союзников, Россия утратила к ним доверие и интерес. Естественным путем исчезло желание предоставлять режим наибольшего благоприятствования слабым национальным экономикам этих стран. Сегодня страны Балтии, Польша и, в определенной степени, Украина все отчетливее ощущают издержки своего неправильного выбора.

Очередное подтверждение этой ситуации прозвучало из уст министра транспорта России Игоря Левитина на заседании латвийско-российской межправительственной комиссии в Риге. Во вторник министр сообщил, что отныне Россия планирует осуществлять транзит всех нефтепродуктов и других энергоносителей только через свои порты.

«Мы не ставим задачи переваливать все идущие в Россию и из России грузы через свои порты. Процентов тридцать – а это 200-250 млн. тонн – придется на порты Украины, стран Балтии. Но стратегические грузы, в частности энергоносители, будем перекачивать через свои терминалы», - сказал министр в интервью латвийской газете «Час».

На прошлой неделе пресс-служба МИД Литвы также сообщила, что «не получила ответа на письмо литовского премьера Гедиминаса Киркиласа с запросом о сроках восстановления поставок» нефти на крупное литовское предприятие Mazeikiu nafta через ремонтируемый российский нефтепровод «Дружба». И попытка прояснить ситуацию по дипломатическим каналам подтверждающей информации не принесла.

Между тем, заинтересованность властей Литвы в возобновлении работы «Дружбы» велика – представитель министерства Ричардас Слапшис связался с представителем российской «Транснефти», который подтвердил что нефтепровод «Дружба» по-прежнему не работает.

Нетрудно понять, что литовские чиновники активизировались под влиянием Mazeikiu nafta, пресс-секретарь которой, Росвальдас Горбачевас, традиционно обозвав простой трубопровода «политическим вопросом» и «экономической блокадой», сказал, что «если экономическая блокада прекращена, то мы готовы принять нефть...»

По информации литовских СМИ, в пуске «Дружбы» заинтересован и польский концерн PKN Orlen (контролирующий Mazeikiu nafta), подписавший в прошлую пятницу долгосрочный договор с международной компанией KD Petrotrade FZE, которая обязалась поставить ему за год 2,4 млн. тонн российской нефти марки REBCO на сумму $3,9 млрд. (порядка 20% необходимой полякам нефти) именно по нефтепроводу «Дружба».

Но вся эта суета может оказаться напрасной – нефтепровод «Дружба», закрытый на ремонт после аварии на одном из его участков в июле прошлого года, может так и остаться законсервированным. В частности,  в конце мая  глава Минпромэнерго России Виктор Христенко назвал восстановление «Дружбы», по которой ранее нефть поставлялась на крупнейший в странах Балтии литовский нефтеперерабатывающий завод Mazeikiu Nafta, просто нецелесообразным. А Литва, по словам министра, вполне может продолжать получать нефть морским путем, который стал использоваться после введения Ростехнадзором запрета на рабочее давление в нефтепроводе.

Примечательно, что в этой позиции России нельзя усмотреть какой-то «злой воли», как любят делать это либералы на Западе. Напротив, хорошо усвоив преподанные ей уроки демократии, и не ощущая особого желания к сотрудничеству со стороны Балтии и Польшей, власти России теперь просто не видят повода вмешиваться в ситуацию с «Дружбой» или нефтегазовыми портами, предоставив решать подобные вопросы силам самого национального «свободного рынка» – российскому бизнесу. И тот решает по-своему, исходя не из приоритетов международного сотрудничества, а из законов рынка.

Так, в июне текущего года президент «Транснефти» Семен Вайншток сообщил, что судьба «Дружбы» прояснится после завершения экономической оценки его потенциального ремонта, не исключив при этом, что по результатам анализа средства, необходимые на ремонт «Дружбы», могут быть направлены вообще на другие проекты компании. Возможно, позиция «Транснефти» обусловлена тем, что в мае текущего года премьер РФ Михаил Фрадков подписал распоряжение о строительстве второй очереди Балтийской трубопроводной системы, которая позволит полностью отказаться от транзита нефти через Белоруссию и Польшу в ЕС по нефтепроводу «Дружба». Строится нефтепровод Бургас-Александруполис, БТС, БТС-2, газопроводы СЕГ (прямо в Германию и в ЕС) и «Южный поток» (прямо в Болгарию и в ЕС) – в обход ненадежных партнеров. Но ведь это соображения «свободного рынка», который так любят в ЕС и США, «ничего личного».

Понятна и позиция властей РФ, желающих гарантировать свои обязательства по поставкам нефти и газа в ЕС от влияния недобросовестного влияния таких транзитеров и заинтересованных сторон, которые, например, позволяют выступать с антироссийскими позициями Дику Чейни (вильнюсский саммит в мае 2006 года, где тот обвинил Россию в преследовании демократии и подрыве территориальной целостности соседей), Ричарду Лугару (выступление в Латвии, в котором тот призвал блок НАТО ответить на «нападение и шантаж с использованием энергетики в качестве оружия» со стороны России).

Оздоровлению сотрудничества не способствуют и критика всеми странами Прибалтики многих аспектов российско-германского проекта газопровода СЕГ, и пресловутый «шпротный» вопрос (когда прибалты приструнили свои фирмы, Brivas vilnis и Gamma A, которые гнали в РФ брак, только после ограничения ввоза шпрот в Россию), и, наконец, демонстративный скандальный перенос Бронзового солдата и эксгумация останков советских воинов, похороненных на Тынисмяги в Эстонии – а также многочисленные попытки Польши вмешаться в строительство СЕГ, инициативы польского руководства по размещению третьей очереди американской ПРО (кстати, в обход мнения собственного народа), рождение в Польше идеи «энергетического НАТО», украинское газовое воровство, заигрывания Ющенко с США и НАТО, попытки сыграть на транзитных нефтяных тарифах, демонстративное ущемление на Украине русского языка.

Так зачем, спрашивается, России нужно оказывать протекцию таким партнерам? Рынок есть рынок, а нам нужно выполнять обязательства перед ЕС по поставкам углеводородов. И не потому, что кто-то боится угроз Лугара, а потому, что Россия ни разу не нарушила своих обязательств и собирается и дальше быть надежным партнером. «Случайные сотрудники» с антироссийской идеологией здесь явно не нужны.

Что касается перемещения стратегических энергетических грузопотоков в российские порты, Игорь Левитин заявил, что именно за бизнесменами остается право выбора, где и с кем работать, но они и они сами реагируют и на новую конъюнктуру, и на осложнения межгосударственных отношений. По его словам, намерение концерна «Северстальтранс» продать свой нефтяной терминал E.O.S. в эстонском порту Мууга объясняется просто: «С увеличением оборотов в новых портах под Петербургом перекачка мазута через таллиннский порт становится невыгодной, вот компания и сворачивается».

«Но, конечно, бизнес будет развиваться там, где ему удобно, выгодно и где моральный, политический климат благоприятный. Это очень важно для участников транзита – мост строится с двух сторон», - также отметил министр.

www.pravda.ru

Российская нефть пойдет в обход Прибалтики. Нефть. Ресурсы. Статьи Bigness.ru

Россия будет вывозить нефтепродукты на экспорт только через свои порты – транспортировка через Прибалтику и Польшу экономически невыгодна российскому бизнесу. А предоставлять новичкам ЕС какие-то особые льготы в обход законов рынка было бы просто странно, учитывая явно недружественную позицию этих государств по отношению к Москве. 

Некоторые из стран Восточной Европы, состоявшие прежде в Организации Варшавского Договора, СЭВ и других просоветских союзах, после распада СССР отказавшись считать Россию не только стержневым государством центральной Евразии, но и попросту выгодным и надежным партнером. Они стали строить планы на будущее в расчете на принцип «заграница нам поможет», в результате оказавшись вассалами Запада.

Для многих из них такой выбор оказался неэффективным с экономической точки зрения – потеряв их в качестве союзников, Россия утратила к ним доверие и интерес. Естественным путем исчезло желание предоставлять режим наибольшего благоприятствования слабым национальным экономикам этих стран. Сегодня страны Балтии, Польша и, в определенной степени, Украина все отчетливее ощущают издержки своего неправильного выбора.

Очередное подтверждение этой ситуации прозвучало из уст министра транспорта России Игоря Левитина на заседании латвийско-российской межправительственной комиссии в Риге. Во вторник министр сообщил, что отныне Россия планирует осуществлять транзит всех нефтепродуктов и других энергоносителей только через свои порты.

«Мы не ставим задачи переваливать все идущие в Россию и из России грузы через свои порты. Процентов тридцать – а это 200-250 млн. тонн – придется на порты Украины, стран Балтии. Но стратегические грузы, в частности энергоносители, будем перекачивать через свои терминалы», - сказал министр в интервью латвийской газете «Час».

На прошлой неделе пресс-служба МИД Литвы также сообщила, что «не получила ответа на письмо литовского премьера Гедиминаса Киркиласа с запросом о сроках восстановления поставок» нефти на крупное литовское предприятие Mazeikiu nafta через ремонтируемый российский нефтепровод «Дружба». И попытка прояснить ситуацию по дипломатическим каналам подтверждающей информации не принесла.

Между тем, заинтересованность властей Литвы в возобновлении работы «Дружбы» велика – представитель министерства Ричардас Слапшис связался с представителем российской «Транснефти», который подтвердил что нефтепровод «Дружба» по-прежнему не работает.

Нетрудно понять, что литовские чиновники активизировались под влиянием Mazeikiu nafta, пресс-секретарь которой, Росвальдас Горбачевас, традиционно обозвав простой трубопровода «политическим вопросом» и «экономической блокадой», сказал, что «если экономическая блокада прекращена, то мы готовы принять нефть...»

По информации литовских СМИ, в пуске «Дружбы» заинтересован и польский концерн PKN Orlen (контролирующий Mazeikiu nafta), подписавший в прошлую пятницу долгосрочный договор с международной компанией KD Petrotrade FZE, которая обязалась поставить ему за год 2,4 млн. тонн российской нефти марки REBCO на сумму $3,9 млрд. (порядка 20% необходимой полякам нефти) именно по нефтепроводу «Дружба».

Но вся эта суета может оказаться напрасной – нефтепровод «Дружба», закрытый на ремонт после аварии на одном из его участков в июле прошлого года, может так и остаться законсервированным. В частности,  в конце мая  глава Минпромэнерго России Виктор Христенко назвал восстановление «Дружбы», по которой ранее нефть поставлялась на крупнейший в странах Балтии литовский нефтеперерабатывающий завод Mazeikiu Nafta, просто нецелесообразным. А Литва, по словам министра, вполне может продолжать получать нефть морским путем, который стал использоваться после введения Ростехнадзором запрета на рабочее давление в нефтепроводе.

Примечательно, что в этой позиции России нельзя усмотреть какой-то «злой воли», как любят делать это либералы на Западе. Напротив, хорошо усвоив преподанные ей уроки демократии, и не ощущая особого желания к сотрудничеству со стороны Балтии и Польшей, власти России теперь просто не видят повода вмешиваться в ситуацию с «Дружбой» или нефтегазовыми портами, предоставив решать подобные вопросы силам самого национального «свободного рынка» – российскому бизнесу. И тот решает по-своему, исходя не из приоритетов международного сотрудничества, а из законов рынка.

Так, в июне текущего года президент «Транснефти» Семен Вайншток сообщил, что судьба «Дружбы» прояснится после завершения экономической оценки его потенциального ремонта, не исключив при этом, что по результатам анализа средства, необходимые на ремонт «Дружбы», могут быть направлены вообще на другие проекты компании. Возможно, позиция «Транснефти» обусловлена тем, что в мае текущего года премьер РФ Михаил Фрадков подписал распоряжение о строительстве второй очереди Балтийской трубопроводной системы, которая позволит полностью отказаться от транзита нефти через Белоруссию и Польшу в ЕС по нефтепроводу «Дружба». Строится нефтепровод Бургас-Александруполис, БТС, БТС-2, газопроводы СЕГ (прямо в Германию и в ЕС) и «Южный поток» (прямо в Болгарию и в ЕС) – в обход ненадежных партнеров. Но ведь это соображения «свободного рынка», который так любят в ЕС и США, «ничего личного».

Понятна и позиция властей РФ, желающих гарантировать свои обязательства по поставкам нефти и газа в ЕС от влияния недобросовестного влияния таких транзитеров и заинтересованных сторон, которые, например, позволяют выступать с антироссийскими позициями Дику Чейни (вильнюсский саммит в мае 2006 года, где тот обвинил Россию в преследовании демократии и подрыве территориальной целостности соседей), Ричарду Лугару (выступление в Латвии, в котором тот призвал блок НАТО ответить на «нападение и шантаж с использованием энергетики в качестве оружия» со стороны России).

Оздоровлению сотрудничества не способствуют и критика всеми странами Прибалтики многих аспектов российско-германского проекта газопровода СЕГ, и пресловутый «шпротный» вопрос (когда прибалты приструнили свои фирмы, Brivas vilnis и Gamma A, которые гнали в РФ брак, только после ограничения ввоза шпрот в Россию), и, наконец, демонстративный скандальный перенос Бронзового солдата и эксгумация останков советских воинов, похороненных на Тынисмяги в Эстонии – а также многочисленные попытки Польши вмешаться в строительство СЕГ, инициативы польского руководства по размещению третьей очереди американской ПРО (кстати, в обход мнения собственного народа), рождение в Польше идеи «энергетического НАТО», украинское газовое воровство, заигрывания Ющенко с США и НАТО, попытки сыграть на транзитных нефтяных тарифах, демонстративное ущемление на Украине русского языка.

Так зачем, спрашивается, России нужно оказывать протекцию таким партнерам? Рынок есть рынок, а нам нужно выполнять обязательства перед ЕС по поставкам углеводородов. И не потому, что кто-то боится угроз Лугара, а потому, что Россия ни разу не нарушила своих обязательств и собирается и дальше быть надежным партнером. «Случайные сотрудники» с антироссийской идеологией здесь явно не нужны.

Что касается перемещения стратегических энергетических грузопотоков в российские порты, Игорь Левитин заявил, что именно за бизнесменами остается право выбора, где и с кем работать, но они и они сами реагируют и на новую конъюнктуру, и на осложнения межгосударственных отношений. По его словам, намерение концерна «Северстальтранс» продать свой нефтяной терминал E.O.S. в эстонском порту Мууга объясняется просто: «С увеличением оборотов в новых портах под Петербургом перекачка мазута через таллиннский порт становится невыгодной, вот компания и сворачивается».

«Но, конечно, бизнес будет развиваться там, где ему удобно, выгодно и где моральный, политический климат благоприятный. Это очень важно для участников транзита – мост строится с двух сторон», - также отметил министр.

Александр Радугин

Александр Радугин

www.bigness.ru