Венесуэла может отказаться от поставок нефти в США. Нефть венесуэла сша


Экспорт нефти из Венесуэлы в США, несмотря ни на что, только растет

Supertanker_tanker

Парадоксально, но факт: несмотря на постоянное снижение добычи нефти в Венесуэле, экспорт венесуэльского сырья в США растет. По данным S&P Platts, с февраля по июнь поставки нефти из Венесуэлы на американские нефтеперерабатывающие заводы увеличился на впечатляющие 43%. И это в условиях санкций, введенных Белым домом в отношении Каракаса.

Похоже, что логика рынка победила политику. Американские НПЗ на побережье Мексиканского залива настроены для переработки тяжелых сортов нефти. А в соседней Мексике добыча такого сырья снижается. Правда, производство тяжелых сортов растет в Канаде, но пропускная способность имеющихся нефтепроводов не позволяет доставить эту нефть в США. Так что при всем богатстве выбора альтернативы венесуэльским поставкам практически нет.

Правда, ранее сообщалось, что нефтеперерабатывающие заводы в Мексиканском заливе возвращали грузы в Венесуэлу из-за того, что качество сырой нефти не соответствовало стандартам. По всей видимости, Венесуэла добилась улучшения качества. Для этого есть все основания: на долю поставок в США в настоящее время приходится более 45% добытой в Боливарианской Республике нефти.

В этом есть определенная ирония: пытаясь задушить Венесуэлу санкциями, США остаются крупнейшим рынком нефти для Венесуэлы, больше, чем Китай, который является верным союзником Каракаса. «Конечно, у США большой интерес к недорогой венесуэльской нефти, и он не исчезнет», – уверен Джон Ауэрс из Turner, Mason & Company в S & P Platts.

Правда, Вашингтон продолжает грозить всеобъемлющими санкциями в отношении нефтяной промышленности Венесуэлы, и если они будут введены, экспорт сырья Боливарианской Республики в США сразу упадет до нуля. Однако плохо от этого станет не только Каракасу, но и американским НПЗ, которые сразу столкнутся с необходимостью где-то искать аналогичную тяжелую нефть .

И совсем не обязательно, что США удастся найти недорогого поставщика в такой же близости от своих берегов. Тот факт, что санкции до сих пор не введены, явно свидетельствует о неготовности Вашингтона нанести удар по нефтепереработке страны. Похоже, Венесуэла по-прежнему будет иметь американский рынок сбыта, делается вывод в аналитическом материале на ресурсе Oil Price. :///

teknoblog.ru

«Нефтяная» Венесуэла стала покупать нефть у США « Русский Еврей

rp_2831147_original-400x277111111111.jpg

Венесуэла — страна с худшей экономикой в мире. Обвал ВВП и инфляция за 200% сопровождаются обнищанием населения, страшным дефицитом предметов первой необходимости и полным отсутствием денег у правительства: ему нечем платить даже за печать местной валюты за рубежом. Символом состояния дел в экономике Венесуэлы стала закупка нефти у США; на соперничестве с Америкой строится вся местная пропаганда. Особенно абсурдна эта ситуация в стране, обладающей самыми большими запасами нефти в мире. 

Венесуэла покупает нефть у США не впервые: об этом сообщалось еще в феврале 2016 года. Однако в середине сентября на товарные отношения между Штатами и Венесуэлой обратила внимание The New York Times; и в этот момент импорт американской нефти фактически стал символом происходящего в латиноамериканской стране. На публикацию откликнулись соответствующими колонками уже несколько изданий, в том числе Forbes.

Венесуэла обладает крупнейшими запасами нефти в мире. Доходы от продажи углеводородов составляют около половины ее бюджета. Большая часть нефти идет в США, которые, несмотря на большой прогресс в нефтедобывающей отрасли, пока не могут обеспечивать себя энергоносителями.

У значительной части венесуэльской нефти есть большой недостаток — она «тяжелая», ее непросто перерабатывать, она ценится на рынке меньше, чем «легкая». Чтобы продавать «тяжелую» нефть, Венесуэле приходится смешивать ее с «легкой». Раньше проблем с этим почти не было, но из-за кризиса в стране с добычей «легкой» нефти возникли сложности. Тут-то Венесуэла и решила закупить ее у США.

Многие очень зависимые от нефти страны ответили на резкое снижение цен повышением (или, по крайней мере, стабилизацией) объемов производства: пусть, мол, цены еще упадут, зато за счет доли рынка удастся хоть сколько-нибудь прикрыть дыры в бюджете. Венесуэла, наверное, тоже хотела бы так сделать, но не может — из-за многолетней политики национализации вся отрасль в стране оказалась в глубочайшем кризисе. Весной 2016 года добыча в Венесуэле упала до минимума с 2003-го.

Одна из иллюстраций этого кризиса — гигантское месторождение Эль Фуриал. До 2009 года его разрабатывал американский консорциум Wilpro, но потом правительство Уго Чавеса национализировало компанию. В итоге добыча нефтиупала на Эль Фуриал с 398 тысяч баррелей в сутки (2009) до 198 тысяч баррелей (2015).

На Эль Фуриал, в частности, добывается столь необходимая Венесуэле «легкая» нефть. В целом, государственное венесуэльское предприятие PDVSA снизило добычу «легкой» нефти за последние шесть лет примерно вдвое, с 578 тысяч баррелей в сутки до 374 тысяч.

Чтобы восполнить дефицит «легкой» нефти, Венесуэла закупает ее в дружественных странах — России, Анголе, Нигерии. Штаты до конца 2015 года законодательно запрещали экспорт своей нефти; и в тот момент, когда появилась возможность купить нефть у американцев, Венесуэла ей воспользовалась — слишком далеко находятся «союзники» из России и Африки.

https://meduza.io/feature/2016/09/21/pomosch-ot-imperialistov

rusjev.net

Венесуэла может отказаться от поставок нефти в США – Вести Экономика, 01.12.2017

Москва, 1 декабря - "Вести.Экономика". Придерживающийся своей "антиимпериалистической риторики" президент Венесуэлы Николас Мадуро заявил, что его страна может прекратить поставлять свою нефть Соединенным Штатам, пишет OilPrice.

Президент Венесуэлы Николас Мадуро

"В тот день, когда они не захотят, чтобы мы продавали им нашу нефть, мы просто соберем наши вещи и будем продавать нашу нефть в Азию. Ничего страшного", - сообщил Мадуро.

По данным вторичных источников ОПЕК, объем добычи нефти в Венесуэле в октябре составил 1,863 млн баррелей в день, что на 43,6 тыс. баррелей в день меньше, чем в сентябре.

В то время как Венесуэла отчаянно пытается предотвратить то, что большинство считает неизбежным дефолтом, ее производство постепенно снижалось каждый месяц в этом году.

Импорт сырой нефти из Венесуэлы в США также снижался в последние недели согласно данным Управления энергетической информации (EIA), за многие недели до уровня ниже 500 тыс. баррелей в день с 700-800 тыс. баррелей в день в начале этого года. В январе и феврале 2017 г. поставки в США даже превысили 1 млн баррелей в сутки.

По словам Мадуро, решение - за президентом США Дональдом Трампом.

"Если вы хотите, чтобы мы продолжали продавать нефть, мы будем продавать нефть. Но если вы начнете прислушиваться к крайним правым экстремистам, Венесуэла схватится за свои маленькие лодки и распространит свою нефть по всему миру, и мы будем продавать ее именно так", - сказал Мадуро.

В конце августа США усилили санкции в отношении Венесуэлы, запретив сделки с новым долгом или капиталом, выпущенные PDVSA или правительством. Мадуро утверждает, что введение санкций США в этом году является "финансовым преследованием".

Как писали "Вести.Экономика", новый глава нефтяной отрасли Венесуэлы Мануэль Кеведо пообещал искоренить коррупцию в государственной нефтяной компании PDVSA в своей боевой двухминутной речи во время его инаугурации, не предлагая подсказки по поводу того, как он планирует справиться с обременительной долговой нагрузкой компании.

Президент Николас Мадуро в воскресенье обратился к генерал-майору Мануэлю Кеведо с просьбой возглавить как PDVSA, так и министерство нефти, передавая контроль над важнейшей отраслью страны военным.

В комментариях во время двухчасовой передачи Николаса Мадуро Кеведо сказал, что он выследит всех "саботажников" и победит "коррумпированную бюрократию". В то же время новый министр крайне слабо коснулся темы увеличения добычи нефти и совершенствования операций по нефтепереработке.

"Мы собираемся очистить государственные финансы, чтобы эти воры из PDVSA наконец ушли, - сказал Кеведо. - Действия правительства коснулись многих людей, которые проникли в эту отрасль. Те, кто остались, должны волноваться".

www.vestifinance.ru

Венесуэла и США – сюрпризы для рынка нефти

Глава Международного энергетического агентства Фатих Бироль отметил, что более заметное снижение добычи нефти в Венесуэле и более сильный рост нефтедобычи в США могут стать главными "сюрпризами" для нефтяного рынка в 2018 г.

В интервью телеканалу Bloomberg в кулуарах энергетического форума в Абу-Даби глава МЭА также прокомментировал прогнозы о снижении мирового спроса на нефть в связи с распространением электромобилей.

Фатих Бироль отметил, что подобные оценки являются "не вполне содержательными", отметив, что основной причиной продолжающегося увеличения мирового спроса на нефть является потребления топлива не легковыми автомобилями, а потребление нефти и нефтепродуктов в авиации, морских перевозках, нефтехимическом секторе, а также в сегменте тяжелых грузовиков.

Глава МЭА также провел определенные параллели между текущими прогнозами по снижению спроса на нефть (и углеводороды в целом) с дискуссией об "устойчивой энергетике" (sustainable energy), которая началась около 30 лет назад. Несмотря на заявления о необходимости снизить потребление углеводородов, их доля в мировом энергобалансе сегодня остается такой же, что и в 1987 г.

– Как вы оценивает текущее состояние нефтяного рынка, что, по вашему мнению, является главной причиной изменения цен?

– Нефтяные котировки на текущем этапе составляют примерно $70 за баррель. Оценивая перспективы 2018 г., мы видим более-менее сбалансированный нефтяной рынок. По последним оценкам, объем спроса на нефть в этом году увеличится на 1,3–1,4 млн баррелей в сутки. Но при этом мы также видим, что предложение нефти увеличится со стороны таких стран, как Бразилия, Канада, США, а также ряда стран Африки. Поэтому в целом мы ожидаем, что спрос и предложение на рынке будут сбалансированными, если только мы не столкнемся с какими-либо сюрпризами.

– Ожидаете ли вы серьезной волатильности нефтяных котировок в этом году?

– Я думаю, при отсутствии сюрпризов - в виде обострения геополитических рисков, а также нарушения поставок нефти, - цены будут колебаться вблизи текущих значений.

– Было много разговоров о том, что $70 за баррель – это максимальный уровень, которого достигнут цены на нефть. Вы согласны с такими оценками?

– Это зависит от ситуации на нефтяном рынке. Если она будет определяться только факторами спроса и предложения – я не ожидаю какого-либо резкого роста цен. Тем не менее я бы отметил два потенциально важных сюрприза для рынка в ближайшей перспективе. Один из них – Венесуэла. На текущий момент падение добычи нефти в Венесуэле за столь короткий период стало наиболее серьезным падением в добыче за всю историю современной добычи нефти. Спад нефтедобычи в Венесуэле может продолжиться. Это может стать серьезным негативным сюрпризом.

Другой потенциальный сюрприз – это добыча в США. Цены в $70 могут стать дополнительным стимулом для сланцевой нефти в США. Поэтому добыча нефти в США может вырасти более существенно, чем мы предполагаем сегодня. Поэтому в плане ситуации с предложением мы видим два потенциально серьезных сюрприза для рынка нефти: добыча нефти в Венесуэле может оказаться заметно ниже, чем сегодня, а добыча в США может вырасти сильнее текущих ожиданий.

– В последнее время было много разговоров о том, что примерно в 2040 г. спрос на нефть достигнет своего пика и начнет снижаться. Как вы оцениваете данные прогнозы?

– Тема пика по нефтяному спросу обсуждалась на этом форуме и на многих различных конференциях. Везде задается один и тот же вопрос: достигнем ли мы пика по спросу на нефть в 2020-м, 2040-м или каком-либо другом году.

Мы не считаем, что спрос на нефть достигнет своего максимума в ближайшем обозримом будущем. Я бы отметил, что сама тема пикового спроса на нефть начала все чаще обсуждаться в связи с прогнозами о массовом распространении электромобилей. В особенности эта тема начала особенно активно муссироваться начиная с 2014 г.

Я считаю, что подобные заявления и прогнозы являются не вполне содержательными. Достаточно распространенным заблуждением остается мнение о том, что спрос на нефть растет из-за увеличения числа автомобилей. В действительности нефтяной спрос увеличивается из-за увеличения потребления топлива для тяжелых грузовиков, самолетов, кораблей и нефтехимической промышленности.

Даже если в дальнейшем произойдет сколько-нибудь существенная электрификация автомобильного сектора, спрос на нефть все равно будет расти – из-за грузовиков, самолетов, кораблей и нефтехимической промышленности. Поэтому мы полагаем, что в последующие годы спрос на нефть, возможно, будет расти медленнее, но он все равно продолжится.

Если посмотреть на статистику за последние 4 года, мы видим, что спрос на нефть стабильно растет. И, что еще более важно, доля нефти в общем энергетическом балансе мира увеличилась.

– На форуме вы сделали ряд любопытных заявлений по поводу распределения долей в энергетическом балансе. В частности, вы заявили о том, что доля углеводородов в мировой экономике сегодня составляет 81% – столько же, сколько и 30 лет назад?

– В 1987 г. в мире фактически официально началось обсуждение темы "устойчивой энергетики". В ООН был выпущен доклад, и его основная идея заключалась в том, что для устойчивого развития мировой экономики необходимо снизить долю ископаемых источников энергии. Это был 1987 г. Когда это движение за "устойчивую энергетику" началось в 1987 г., доля углеводородов – угля, нефти и газа – в мировом энергобалансе составляла 81%. Прошло 30 лет.

После всех технологических изменений, развития возобновляемых источников энергии, государственных программ и субсидий в данном направлении, а также самих изменениях, которые произошли в государствах, сегодня доля углеводородов в энергетическом балансе мира по-прежнему составляет 81%.

Факты – упрямая вещь. Надо оценивать вызовы, которые стоят перед нами, и сопоставлять их с реальными возможностями.

nangs.org

Венесуэла и США – сюрпризы для рынка нефти – Вести Экономика, 18.01.2018

Москва, 18 января - "Вести.Экономика".

В интервью телеканалу Bloomberg в кулуарах энергетического форума в Абу-Даби глава МЭА также прокомментировал прогнозы о снижении мирового спроса на нефть в связи с распространением электромобилей.

Фатих Бироль отметил, что подобные оценки являются "не вполне содержательными", отметив, что основной причиной продолжающегося увеличения мирового спроса на нефть является потребления топлива не легковыми автомобилями, а потребление нефти и нефтепродуктов в авиации, морских перевозках, нефтехимическом секторе, а также в сегменте тяжелых грузовиков.

Глава МЭА также провел определенные параллели между текущими прогнозами по снижению спроса на нефть (и углеводороды в целом) с дискуссией об "устойчивой энергетике" (sustainable energy), которая началась около 30 лет назад. Несмотря на заявления о необходимости снизить потребление углеводородов, их доля в мировом энергобалансе сегодня остается такой же, что и в 1987 г.

– Как вы оценивает текущее состояние нефтяного рынка, что, по вашему мнению, является главной причиной изменения цен?

– Нефтяные котировки на текущем этапе составляют примерно $70 за баррель. Оценивая перспективы 2018 г., мы видим более-менее сбалансированный нефтяной рынок. По последним оценкам, объем спроса на нефть в этом году увеличится на 1,3–1,4 млн баррелей в сутки. Но при этом мы также видим, что предложение нефти увеличится со стороны таких стран, как Бразилия, Канада, США, а также ряда стран Африки. Поэтому в целом мы ожидаем, что спрос и предложение на рынке будут сбалансированными, если только мы не столкнемся с какими-либо сюрпризами.

– Ожидаете ли вы серьезной волатильности нефтяных котировок в этом году?

– Я думаю, при отсутствии сюрпризов - в виде обострения геополитических рисков, а также нарушения поставок нефти, - цены будут колебаться вблизи текущих значений.

– Было много разговоров о том, что $70 за баррель – это максимальный уровень, которого достигнут цены на нефть. Вы согласны с такими оценками?

– Это зависит от ситуации на нефтяном рынке. Если она будет определяться только факторами спроса и предложения – я не ожидаю какого-либо резкого роста цен. Тем не менее я бы отметил два потенциально важных сюрприза для рынка в ближайшей перспективе. Один из них – Венесуэла. На текущий момент падение добычи нефти в Венесуэле за столь короткий период стало наиболее серьезным падением в добыче за всю историю современной добычи нефти. Спад нефтедобычи в Венесуэле может продолжиться. Это может стать серьезным негативным сюрпризом.

Другой потенциальный сюрприз – это добыча в США. Цены в $70 могут стать дополнительным стимулом для сланцевой нефти в США. Поэтому добыча нефти в США может вырасти более существенно, чем мы предполагаем сегодня. Поэтому в плане ситуации с предложением мы видим два потенциально серьезных сюрприза для рынка нефти: добыча нефти в Венесуэле может оказаться заметно ниже, чем сегодня, а добыча в США может вырасти сильнее текущих ожиданий.

– В последнее время было много разговоров о том, что примерно в 2040 г. спрос на нефть достигнет своего пика и начнет снижаться. Как вы оцениваете данные прогнозы?

– Тема пика по нефтяному спросу обсуждалась на этом форуме и на многих различных конференциях. Везде задается один и тот же вопрос: достигнем ли мы пика по спросу на нефть в 2020-м, 2040-м или каком-либо другом году.

Мы не считаем, что спрос на нефть достигнет своего максимума в ближайшем обозримом будущем. Я бы отметил, что сама тема пикового спроса на нефть начала все чаще обсуждаться в связи с прогнозами о массовом распространении электромобилей. В особенности эта тема начала особенно активно муссироваться начиная с 2014 г.

Я считаю, что подобные заявления и прогнозы являются не вполне содержательными. Достаточно распространенным заблуждением остается мнение о том, что спрос на нефть растет из-за увеличения числа автомобилей. В действительности нефтяной спрос увеличивается из-за увеличения потребления топлива для тяжелых грузовиков, самолетов, кораблей и нефтехимической промышленности.

Даже если в дальнейшем произойдет сколько-нибудь существенная электрификация автомобильного сектора, спрос на нефть все равно будет расти – из-за грузовиков, самолетов, кораблей и нефтехимической промышленности. Поэтому мы полагаем, что в последующие годы спрос на нефть, возможно, будет расти медленнее, но он все равно продолжится.

Если посмотреть на статистику за последние 4 года, мы видим, что спрос на нефть стабильно растет. И, что еще более важно, доля нефти в общем энергетическом балансе мира увеличилась.

– На форуме вы сделали ряд любопытных заявлений по поводу распределения долей в энергетическом балансе. В частности, вы заявили о том, что доля углеводородов в мировой экономике сегодня составляет 81% – столько же, сколько и 30 лет назад?

– В 1987 г. в мире фактически официально началось обсуждение темы "устойчивой энергетики". В ООН был выпущен доклад, и его основная идея заключалась в том, что для устойчивого развития мировой экономики необходимо снизить долю ископаемых источников энергии. Это был 1987 г. Когда это движение за "устойчивую энергетику" началось в 1987 г., доля углеводородов – угля, нефти и газа – в мировом энергобалансе составляла 81%. Прошло 30 лет.

После всех технологических изменений, развития возобновляемых источников энергии, государственных программ и субсидий в данном направлении, а также самих изменениях, которые произошли в государствах, сегодня доля углеводородов в энергетическом балансе мира по-прежнему составляет 81%.

Факты – упрямая вещь. Надо оценивать вызовы, которые стоят перед нами, и сопоставлять их с реальными возможностями.

www.vestifinance.ru

Венесуэла – арена борьбы США и России за мировое влияние и нефть

Готовя очередную «цветную революцию» в Латинской Америке США надеются максимально ослабить Россию и Китай – геополитически и экономически.

В последние месяцы в российских СМИ с достаточно частой периодичностью появляются новостные заметки и статьи о правительственном кризисе и беспорядках, порой переходящих в вооруженные столкновения, в Венесуэле. Страна с приходом к власти покойного президента Уго Чавеса, провозгласившего уход от колониальной зависимости от транснациональных корпораций, приняла новую идеологию, называемую «чавизм», конфисковала все активы западных нефтяных компаний, национализировала промышленность и встала на курс независимости и свободы, подобно Кубе в 1959 году.

Естественными союзниками для новой Венесуэлы, кроме ее соседей, стали Россия и Китай. В подбрюшье США, всегда считавшими регион своим задним двором и источником дармовых ресурсов, стало возникать содружество непокорных стран, тяготеющих к союзу с геополитическими и экономическими противниками США – Россией и Китаем. Осуществив по всем правилам «цветных революций» государственный переворот в Бразилии, США всерьез взялись на Венесуэлу, посчитав нового президента Николаса Мадуро более слабым лидером, чем по некоторым сведениям ликвидированный ими Уго Чавес. В стране началась классическая «цветная революция» с полным набором старых, но упорно применяемых до сегодняшнего дня, ее методов.

В отличие от России, корпоративные СМИ США и Запада просто заполнены бесконечными репортажами об очередном «варварском режиме», «коррумпированной диктатуре», «маршах миллионов», «зверствах власти» и пострадавших онижедетях. Западные СМИ наперебой пишут об экономическом кризисе, пустых полках и голоде, многочисленных политических убийствах даже среди представителей власти, но крайне редко упоминаются истинные причины происходящих в Венесуэле событий. А все дело в том, что Венесуэла поставила под удар всю возглавляемую США систему глобальной политической и экономической гегемонии. Пример Венесуэлы вдохновляет на борьбу остальные страны Латинской Америки, что грозит всей структуре нео-колониального господства. Поэтому целью инициированного США государственного переворота является превращение Венесуэлы в страну-изгоя, свержение правящей власти, уничтожение наследия президента Чавеса, свертывание достижений Боливарской республики, возврат экономики и природных богатств под контроль западных корпораций, предотвращение влияния альтернативных США мировых союзов в лице России и Китая и преподание урока другим странам региона.

То, что Венесуэла является приоритетным направлением для администрации Дональда Трампа, является тот факт, что госсекретарь Рекс Тиллерсон пришел в нее из кресла председателя совета директоров и главного управляющего наиболее пострадавшей от действий Чавеса нефтяной компании ExxonMobil. В 2007 году президент Чавес в рамках национализации нефтяного сектора страны и создания государственной нефтяной компании PDVSA, предложил ExxonMobil компенсацию национализированных активов в размере их балансовой стоимости. Однако Рекс Тиллерсон не согласился и стал настаивать на оценочной стоимости с учетом упущенной прибыли в размере $15 млрд. После долгих препирательств и подковерных игр Арбитражный суд Всемирного банка обязал Венесуэлу выплатить ExxonMobil $1,6 млрд, что явно не устроило руководство компании. С этого момента к проблеме устранения Уго Чавеса и смене существующего режима в Венесуэле были подключены все имеющиеся в распоряжении США ресурсы и возможности.

Тем более что на кону стоят не просто национализированные у четырех западных нефтяных компаний активы, но и гораздо большие возможности, сулящие в будущем гигантские прибыли. Согласно данным Геологической службы США (USGS), бассейн Гайана-Суринам, простирающийся от восточной Венесуэлы до северной Бразилии, является вторым по перспективности неисследованным месторождением в мире. Государственный департамент США оценивает неразведанные природные ресурсы бассейна в 15 миллиардов баррелей нефти и 42 триллиона кубических футов природного газа. Естественно, мимо таких богатств ни техасский ExxonMobil, ни Госдеп пройти мимо не могли. Найденные нефтегазовые ресурсы оцениваются более, чем в $40 млрд., что в 10 раз больше ВВП Гайаны. Вполне ожидаемо, помимо попыток дестабилизации Венесуэлы, Вашингтон всей своей мощью обрушился на соседнее маленькое малоизвестное в мире государство Гайана со столицей Джорджтаун. Президент Мадуро в своем интервью рассказал об истории региона, складывающихся взаимоотношениях между странами и действиях Вашингтона и ExxonMobil по подкупу гайанских элит и прямому финансированию в 2015 году избирательной кампании президента Гайаны Дэвида Грейнджера. И Госдеп, и ExxonMobil естественно опровергли эти сведения, но американская газета Huffington Post  в статье «Конфликт: Тиллерсон будет писать Правила для Гайаны относительно  нефтяной компании Exxon» полностью подтвердила озвученные в этом интервью факты. В статье в частности говорится, что соглашения с Гайаной о распределении прибыли, экологических нормах и даже формировании нужного правительства пишутся под диктовку заместителя госсекретаря Хиллари Клинтон. Между Венесуэлой и Гайаной существует конфликт вокруг спорных территорий Эссекибо, порожденный еще в 19 веке британской колониальной администрацией. Часть нынешней Гайаны, территория Эссекибо, входила в состав Венесуэлы, но была включена Британией в область Эльдорадо для удобства ее хищнического освоения. До недавнего времени территориальный конфликт между двумя странами не стоял остро в виду братского характера взаимоотношений между народами. Но с приходом США и ExxonMobil и смены власти в Гайане на про-американскую ситуация в корне изменилась. Венесуэла обратилась в ООН с просьбой рассмотреть вопрос о принадлежности спорной территории, и по оценкам специалистов имеет все шансы на положительный для себя результат. Начавшаяся же  ExxonMobil разведка в спорных морских территориях вызвала немедленный протест со стороны Каракаса и обещания Николаса Мадуро, что Эссекибо обязательно будет венесуэльским «во имя памяти об Уго Чавесе». Однако ограничивать интересы США в регионе исключительно к прибылям ExxonMobil и других нефтяных компаний ошибочно. Существует и огромный геополитический фактор, заключающийся во влиянии через ОПЕК на мировые цены на нефть и, как следствие, на заинтересованные страны. По оценкам ОПЕК, запасы нефти в самой Венесуэле самые крупные среди стран – членов организации, и составляют 24,8%, и обладание этими запасами способно оказать решающее влияние на принятие квот на добычу нефти и соответственно на мировые цены. Одним из основных союзников Каракаса является Иран, вместе они контролируют 40% добываемой странами ОПЕК нефти. А вместе с не входящей в ОПЕК Россией, которая добывает12,4% всей мировой нефти, этот триумвират способен разрушить любые планы Вашингтона по полному контролю над мировыми энергетическими потоками.

Если США удастся совершить в Венесуэле переворот, то они смогут контролировать почти 85% нефти ОПЕК, изолировать экспорт и контроль над ценами Ирана и России и поставить в трудное и зависимое положение основного потребителя нефти – Китай. Эти планы, скорее всего, были обсуждены во время недавнего визита президента Дональда Трампа в Саудовскую Аравию в не афишированной части переговоров.  И судя по декларируемому участниками переговоров успеху, нам следует в скором времени ждать активизации действий США на этом направлении.

Сейчас основными партнерами Венесуэлы являются Китай и Россия. Во времена Чавеса и Мадуро страна заключила с Китаем огромное количество различных контрактов, основным из которых является соглашение «нефть в обмен на кредиты и инвестиции». Китайские займы и инвестиции играют определяющую роль в стабильности экономической системы Венесуэлы и основной преградой Вашингтона в усилиях ее подрыва. С потерей Венесуэлы Китай теряет огромные инвестиции с риском получить собственную экономическую нестабильность. Китай уже инвестировал десятки миллиардов долларов в венесуэльскую энергетику, финансы, горнодобывающую промышленность, сельское хозяйство и соответствующую инфраструктуру. Только в этом году государства подписали соглашения на $2,7 млрд., в том числе и о строительстве в Китае нефтеперерабатывающего завода мощностью 400 000 баррелей в день, на 70% обеспеченного венесуэльской нефтью. Сейчас подавляющее большинство такси и автобусов в Венесуэле закупаются в Китае, или производятся на совместных предприятиях внутри страны. Именно сотрудничество с Китаем не позволяет США окончательно внести хаос в социально-экономическую сферу Венесуэлы.

Что характерно, интересы Китая и России в Венесуэле практически не пересекаются, а наоборот, взаимно дополняют друг друга. Венесуэльская нефть до недавнего времени не интересовала Россию, мы заняли другой важный сектор экономики – торговлю современным оружием и высокотехнологичными системами. Стоимость оружейных контрактов по оценке «Ростеха» составляет $12 млрд., что делает Венесуэлу крупнейшим покупателем российского оружия в Латинской Америке. К этой сумме еще следует приплюсовать многолетние контракты на обслуживание, модернизацию, обучение персонала, запчасти и т.д. Мы делаем в Венесуэле ровно то, что сейчас хочет сделать в Саудовской Аравии Дональд Трамп, заключив 10-летнюю сделку на поставку американских вооружений. Торговля оружием между странами ставит их во взаимную зависимость друг от друга, определяемую положением стран в мире, внутренней ситуацией в них и исходящими из этих факторов условий сделки. И если оружейная сделка с СА ставит спасающего собственный реальный сектор экономики Трампа в зависимость от политики шейхов и Израиля, то Венесуэла с помощью российского вооружения способна не только защитить себя, но и стать воротами в Латинскую Америку для нашего оружия с немалой для себя выгодой.

Кроме того, недавно появился еще один интересный фактор в наших взаимоотношениях – Венесуэла через свои активы предоставляет России возможность влиять уже на американский внутренний рынок. Как я писал в статье «Россия прибирает к рукам американский бензин», «Роснефть» выдала государственной нефтяной компании Венесуэлы PDVSA крупный кредит в размере $1,5 млрд.  В качестве залога под этот кредит PDVSA предложила «Роснефти» 49,9% акций своей дочерней компании Citgo, которая, в свою очередь, владеет тремя крупнейшими нефтеперерабатывающими заводами в США, а также сетью трубопроводов и автозаправочных станций. Американские конгрессмены настолько обеспокоились этой сделкой, что обратились к министру финансов США Стивену Мначину с паническим письмом с просьбой проверить возможность захвата Россией американского рынка бензина.

Таким образом, именно возможность «удара в спину» Китаю и России определяет желание Вашингтона свергнуть законное правительство Венесуэлы и ввергнуть страну в хаос, подобно ливийскому. США через Национальный фонд в поддержку демократии NED и Агентство по международному развитию USAID направляют миллионы долларов на организацию цветной революции, вооруженного переворота и свержения президента Мадуро.  Ситуация накалилась до предела, и по всем законам «цветных революций» наступило время для события, способного качественно изменить status quo ante bellum и перевести беспорядки в решающее русло –  для снайперов. И в американских СМИ уже появились первые сообщения, подготавливающие общественное мнение к этому кровавому исходу. Издание Miami Herald опубликовало запись совещания генералитета Венесуэлы, якобы  состоявшегося три недели назад на военной базе в городе Баркисимето, на котором якобы обсуждалось применение снайперов против протестантов в Каракасе. Ситуация достигла критической точки.

Вашингтон надеется с помощью не раз опробованных технологий добиться свержения законной власти в очередной стране. Однако президент Мадуро уже показал свою решимость отстаивать завоевания Боливарской революции, а в своей массе народ Венесуэлы его поддерживает. Не смотря на экономические трудности, вызванные агрессией США, для Дональда Трампа и Рекса Тиллерсона в случае неудачи очередного «майдана» остается один выход – прямая военная агрессия, которая, несомненно, еще больше сплотит народ Венесуэлы. Кроме того, Венесуэла – не Ливия и Сирия, она имеет самую боеспособную армию в Латинской Америке, вооруженную современным российским оружием, а также очень заинтересованных союзников – Россию и Китай.

Трамп же не может разорваться между многочисленными театрами военных действий, которые он сам же и наплодил – Сирией, Йеменом, Ираком, Ираном, Афганистаном, Северной Кореей, Восточной Европой, Украиной. Нынешняя Америка не способна вести более чем одну войну, а интересы Саудовской Аравии и Израиля очень далеки от Венесуэлы. Вашингтону вблизи своих границ придется в одиночку вести возможный вооруженный конфликт с Венесуэлой, довольствуясь от своих вассалов только моральной и политической поддержкой. Потянет ли Америка в одиночку еще один конфликт в условиях сильнейшего противодействия таких гигантов, как Китай и Россия? Ответ очевиден. Если Вашингтон решится на эту авантюру, то Венесуэла может стать тем спусковым крючком, который в итоге похоронит великую империю XX века.

Александр Никишин для  Колокол России

boeing-is-back.livejournal.com

Венесуэла стала покупать нефть у США

Венесуэла — страна с худшей экономикой в мире. Обвал ВВП и инфляция за 200% сопровождаются обнищанием населения, страшным дефицитом предметов первой необходимости и полным отсутствием денег у правительства: ему нечемплатить даже за печать местной валюты за рубежом.

Символом состояния дел в экономике Венесуэлы стала закупка нефти у США; на соперничестве с Америкой строится вся местная пропаганда. Особенно абсурдна эта ситуация в стране, обладающей самыми большими запасами нефти в мире, пишет Медуза.

Венесуэла покупает нефть у США не впервые: об этом сообщалось еще в феврале 2016 года. Однако в середине сентября на товарные отношения между Штатами и Венесуэлой обратила внимание The New York Times; и в этот момент импорт американской нефти фактически стал символом происходящего в латиноамериканской стране. На публикацию откликнулись соответствующими колонками уже несколько изданий, в том числе Forbes.

Венесуэла обладает крупнейшими запасами нефти в мире. Доходы от продажи углеводородов составляют около половины ее бюджета. Большая часть нефти идет в США, которые, несмотря на большой прогресс в нефтедобывающей отрасли, пока не могут обеспечивать себя энергоносителями.

У значительной части венесуэльской нефти есть большой недостаток — она «тяжелая», ее непросто перерабатывать, она ценится на рынке меньше, чем «легкая». Чтобы продавать «тяжелую» нефть, Венесуэле приходится смешивать ее с «легкой». Раньше проблем с этим почти не было, но из-за кризиса в стране с добычей «легкой» нефти возникли сложности. Тут-то Венесуэла и решила закупить ее у США.

Многие очень зависимые от нефти страны ответили на резкое снижение цен повышением (или, по крайней мере, стабилизацией) объемов производства: пусть, мол, цены еще упадут, зато за счет доли рынка удастся хоть сколько-нибудь прикрыть дыры в бюджете. Венесуэла, наверное, тоже хотела бы так сделать, но не может — из-за многолетней политики национализации вся отрасль в стране оказалась в глубочайшем кризисе. Весной 2016 года добыча в Венесуэле упала до минимума с 2003-го.

Одна из иллюстраций этого кризиса — гигантское месторождение Эль Фуриал. До 2009 года его разрабатывал американский консорциум Wilpro, но потом правительство Уго Чавеса национализировало компанию. В итоге добыча нефтиупала на Эль Фуриал с 398 тысяч баррелей в сутки (2009) до 198 тысяч баррелей (2015).

На Эль Фуриал, в частности, добывается столь необходимая Венесуэле «легкая» нефть. В целом, государственное венесуэльское предприятие PDVSA снизило добычу «легкой» нефти за последние шесть лет примерно вдвое, с 578 тысяч баррелей в сутки до 374 тысяч.

Чтобы восполнить дефицит «легкой» нефти, Венесуэла закупает ее в дружественных странах — России, Анголе, Нигерии. Штаты до конца 2015 года законодательно запрещали экспорт своей нефти; и в тот момент, когда появилась возможность купить нефть у американцев, Венесуэла ей воспользовалась — слишком далеко находятся «союзники» из России и Африки

vse.media