Нефть – всему голова. Нефть всему голова


Нефть всему голова » Военное обозрение

Катар и Турция отказались от войны против Башара Асада, инспирированной США, и крепят связи с Россией. Крепят связи с ней также Китай и Иран. В основе этих процессов лежит «нефтяная» геополитика России. Тем временем Соединённые Штаты ведут себя как инфантильное дитя.

Политолог, публицист Уильям Энгдаль (F. William Engdahl) рассказал в журнале «Новое восточное обозрение» об интересах России в новой нефтяной геополитике.

Если Советский Союз продавал нефть всюду, где только мог, потому как нефть приносила твёрдую валюту, то сегодня Россия поняла: контракты на сырьё могут скрепить самые неожиданные геополитические альянсы. Китай, Иран, Турция, Катар и Россия в одной упряжке — пример такого альянса.

Соглашение о Красной линии 1928 года (Red Line Agreement) между британскими, французскими и американскими нефтяными специалистами установило на Ближнем Востоке контроль над нефтяными богатствами. Затем это соглашение стало «тонкой красной линией современной геополитики», напоминает автор. Но если экспорт советской нефти в основном был направлен на получение валютного (долларового) дохода, то ныне картина поменялась: «смехотворные» санкции США и ЕС против России и войны на Ближнем Востоке, развязанные Вашингтоном, позволили России развить целую стратегию в рамках «нефтяной геополитики».

Много уже было сказано о том, как Россия в эпоху Путина использовала своё положение поставщика природного газа в международной дипломатии. «Северный поток» и проект «Северный поток 2», который разработан с целью обойти политические «минные поля» Украины и Польши, имеют выгоду для Кремля: Россия создаёт отраслевое лобби в ЕС, считает Энгдаль. Особенно это заметно в Германии. Точно так же действует и «Турецкий поток»: он даёт юго-востоку Европы надёжную перспективу поставок российского природного газа как для промышленности, так и для отопления. Это хорошо и для Балкан, и для России.

Сейчас в стратегии российских государственных нефтяных компаний появился новый элемент.

7 декабря 2016 года президент России Владимир Путин объявил, что российское государство продало 19,5% акций «Роснефти» совместному предприятию: швейцарскому гиганту «Glencore» и Управлению инвестиций Катара за 10,2 млрд. евро. Россия сохранила контроль над компанией более чем на 60%. Окончательные детали сделки были покрыты мраком тайны. На русском языке, полагает аналитик, уместно было бы сказать о матрёшке — такой раскрашенной кукле, которая содержит в себе другую куклу, та — следующую, и так далее. Спустя десять месяцев Россия и «Роснефть» ведут переговоры с Катаром, «Glencore» и Китаем (CEFC China Energy Company Ltd.) с тем, чтобы CEFC купила 14% от упомянутых 19,5%.

Катар явно реагирует на экономические санкции, наложенные на него Саудовской Аравией, и продаёт большую часть своей доли в «Роснефти». Однако самым значительным аспектом является то, что «Роснефть» впервые совершает сделку с крупной нефтяной компанией Китая в этом процессе. CEFC, годовая прибыль которой составляет 34 млрд. долл., — это компания из Шанхая. Она и её дочерние компании имеют нефтегазовых соглашений на сумму более 50 млрд. долл. Они ведут дела с компаниями на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. Эффект от сделки «Роснефти» и CEFC по созданию «евразийского пояса» очевиден.

Аналитик «Wood Mackenzie» Кристиан Бёрмель полагает, что сделка усилит энергетические отношения между Россией и Китаем, а пакет акций «Роснефти» сделает CEFC China основным драйвером отношений «Роснефти» с Китаем.

При помощи этой сделки российские и китайские государственные нефтяные компании будут сотрудничать в области совместного развития нефтяной отрасли по всему миру, что послужит «цементом» для скрепления двусторонних отношений, которые и без того укрепились из-за «глупости Вашингтона в последние годы», особенно из-за «государственного переворота на Украине в 2014 году, инспирированного ЦРУ и Госдепартаментом США», пишет Энгдаль. Очевидно, этим переворотом Вашингтон намеревался вбить клин между Россией и ЕС. Однако в итоге переворота страны ЕС понесли убытков на сумму примерно 100 млрд. долл.

Как и большинство проектов неоконсерваторов, украинский переворот стал бумерангом. В результате Россия повернулась с запада на восток. Появилась новая основа для сотрудничества с Китаем и всей Евразией.

И теперь, когда российская «Роснефть» находится в стратегическом партнерстве с CEFC, к потенциалу энергетической геополитики России добавился новый существенный элемент. То же самое верно и для Китая.

Россия плюс Турция плюс Иран. Здесь действует другая российская государственная нефтяная компания — «Зарубежнефть». Она в августе 2017 г. объявила о заключении трёхстороннего соглашения с турецкой энергетической группой «Unit International Ltd.» и инвестиционной компанией «Iran Ghadir». Эти три компании будут финансировать и развивать энергетические проекты, включая развитие огромных неосвоенных нефтяных ресурсов Ирана.

При этом Иран является вторым по величине поставщиком газа в Турцию (после России). Ясно, что здесь антагонизм суннитов и шиитов уступает прагматичному энергетическому сотрудничеству, «и это всё к лучшему», потому что религиозные войны до добра не доводят.

А тут ещё объявлено о сделке по покупке Турцией российской системы ПРО С-400 «Триумф», которая считается «самой передовой в мире». Вашингтон, конечно, вопит.

«Зарубежнефть» — нефтяная компания, специализирующаяся на бурении за пределами России. В настоящее время она работает во Вьетнаме, на Кубе, в Республике Сербской, в Иордании и др. Очевиден геополитический аспект этих проектов.

Если «наложить» нефтяное продвижение России на карту Евразии, то станет ясно, что новые геополитические отношения приближают Турцию к России и Ирану, а также к Китаю.

Со своей стороны, Катар ранее вёл тайные переговоры с Ираном о совместной разработке общего газового месторождения в Персидском заливе.

А ведь прежде тот же Катар на пару с саудитами (да и Турция тут же) финансировал войну против Башара аль-Асада — за отказ Асада дозволить катарский газопровод через Сирию в Европу. Вместо этого Асад присоединился к Ирану и Ираку с альтернативным (иранским) газопроводом в Европу. Отсюда и началась шестилетняя террористическая война против Асада, уверен эксперт.

Новое решение Катар принял в соответствии с принципом «Не можешь победить кого-то — присоединись к нему». Результатом стали секретные переговоры с Ираном по Сирии и над совместным газопроводом Катара и Ирана, нацеленным на развитие совместного месторождения Южный Парс / Северный Парс, крупнейшего в мире месторождения природного газа.

В ответ на экономические санкции Саудовской Аравии и ОАЭ против Катара, которые «были вдохновлены Трампом и Кушнером» в США, Катар активизировал отношения с Ираном, Россией и Китаем и отказался выполнить «невыполнимые требования» Саудовской Аравии. 23 августа Катар объявил, что восстанавливает полные дипломатические отношения с Ираном.

Сегодня Катар, Иран и Россия, пишет далее эксперт, являются основными лоббистами создания «газового ОПЕК».

Турецкое правительство, ранее верный союзник Саудовской Аравии, осудило действия Саудовской Аравии против Катара. Анкара отправила продовольствие для предотвращения дефицита в Катаре и даже приняла закон, позволяющий разместить на катарской земле турецкие войска.

Итогом такой геополитики стала «новая геометрия». Эксперт выделил пять углов фигуры: Россия, Китай, Турция, Иран, Катар.

Эти страны ведут мирное экономическое сотрудничество. Катар и Турция уходят от непродуманной войны против Башара Асада в Сирии и занимаются развитием долгосрочных связей в области энергетики и обороны. В основе их сближения лежит новая геополитика России, считает Энгдаль.

Соединённые Штаты Америки сегодня, напротив, можно охарактеризовать как тонущий «Титаник». Стратегию Вашингтона эксперт считает «инфантильной»: «война, дестабилизация, цветные революции, санкции как форма экономической войны, демонизация и ложь — всё это довольно глупо и в конечном счёте скучно».

* * *

Непредсказуемость мистера Трампа, добавим, сыграла с ним злую шутку. Сменив в кресле Обаму и тотчас нажив себе искусственного врага в лице Ирана, Трамп переломил ситуацию на Ближнем Востоке не в пользу США. Удар же «Томагавками» по Сирии, который предваряли заявления Вашингтона о том, что Асада свергать Белый дом не собирается, привёл арабский мир к выводу: от мистера Трампа не знаешь чего ждать! Зато с русскими всё понятно: они как стояли за Асада, так и стоят. В итоге Ближний Восток стал потихоньку разворачиваться к России. В крупнейших иностранных изданиях уже пророчат закрепление России в Сирии как минимум на сорок девять лет.

И если сырьевая политика некоторых государств действительно станет единой, скреплённой акциями и долями в бизнесе, такое положение дел, безусловно, повлияет на развитие стран, экспортирующих энегоресурсы, и на их общий статус в мировой политике.

С другой стороны, непредсказуемость мистера Трампа остаётся непредсказуемостью.

Обозревал и комментировал Олег Чувакин — специально для topwar.ru

topwar.ru

Нефть – всему голова | Investing.com

Начало вчерашних торгов не сулило ничего плохого. Открытие прошло вблизи нулевых отметок, и индексы даже несколько раз пытались выползти в зеленую зону. Однако равновесие в силах быков и медведей было шатким, и любая новость могла склонить чашу весов в ту или иную сторону. И, естественно, такая новость нашлась. Верховный суд США разрешил отдельным штатам вводить налог с онлайн продаж и обязал это делать онлайн-ритейлеров, независимо от того, есть у них представительство или склад в каждом конкретном штате или нет. Можно даже не гадать на кофейной гуще, чтобы определить, кто от этого больше всего вчера пострадал – конечно же, Amazon.com (NASDAQ:, -1,14%), на долю которого приходится более половины всех американских онлайн продаж. В противовес этому чуть воспряли духом оффлайн-ритейлеры, такие как Walmart (NYSE:, +0,72%), Costco (NASDAQ:, +0,95%) и Target (NYSE:, +0,99%), но все же их рост не компенсировал потери, понесенные мировым лидером онлайн ритейлинга.

Ну а сам негатив по ритейлерам приплюсовался к негативу, связанному с торговыми войнами, и это все вместе наложилось на негатив от ожидания встречи стран ОПЕК, и затем все это дружно потянуло индексы вниз. Общие потери к концу дня превысили 0,5%, а по индексу приблизились даже к 1%. Короче, под вечер картина на рынке выглядела пасмурной и печальной.

К величайшему сожалению, к общему негативному внешнему фону добавился еще и негатив по отдельным корпоративным историям. Так, второй день подряд просто-таки вертикально вниз падают акции такой интереснейшей компании как Starbucks (NASDAQ:, -3,06%). Общие потери за 2 дня приблизились уже к 15%, и многие стали задаваться вопросом – а может, хватит? Однако ответа на этот вопрос нет, поскольку после ухода Говарда Шульца новое руководство компании пока ничего конкретного о дальнейших планах развития так и не сказало. А инвесторы не любят неопределенности, и поэтому с инвестициями в эти акции, наверное, стоит подождать.

Одними из сильно пострадавших были вчера и акции Intel (NASDAQ:, -2,38%). Здесь также падение вызвано отставкой генерального директора. Вот только отставка эта вызвана совсем иными причинами, нежели в Старбаксе, а именно – служебный роман. Как видим, цена этого служебного романа весьма высока – потери Intel по итогам вчерашних торгов составили более 6 млрд. долларов своей капитализации.

По итогам торгов иностранными акциями на Санкт-Петербургской бирже в четверг 21 июня было заключено 17 159 сделок с акциями 444 эмитентов на общую сумму более 22 млн долларов США.

Ожидания рынка 22 июня

Нефть – всему голова. По крайней мере, сегодня. Поскольку других важных событий нет, то все внимание участников рынка будет сконцентрировано на встрече стран OPEC+ в Вене. И, естественно, главная интрига этой встречи – договорятся или не договорятся? А если договорятся, то о чем? По идее, Саудовская Аравия и Россия будут лоббировать принятие решения об увеличении ежедневной добычи нефти на 1 млн. баррелей. Других предложений пока не видно и не слышно. Иран, Ирак и Венесуэла, вроде бы, против, но их оппозиционность этому вопросу, вроде бы, постепенно сходит на нет. Но на самом деле вопрос не в этом. А в том, как же повлияет в среднесрочной перспективе решение об увеличении добычи на котировки самой нефти? По идее – вниз. Но как сильно? Вот эти перспективы сегодня и «обмусоливаются» аналитиками всего мира.

Что же касается общего фона, то после вчерашнего достаточно сильного падения мировых фондовых рынков сегодня идет умеренный процесс восстановления. В целом рынки по итогам первой половины дня отыграли до 50% от вчерашнего падения, и настрой сохраняется умеренно позитивный. Американские фьючерсы на основные индексы также прибавляют в пределах 0,5% ко вчерашнему закрытию. Так что, если страны ОПЕК не преподнесут нам каких-либо неприятных неожиданных сюрпризов, то можно ожидать, что участники рынка все же постараются закрыть неделю на позитивной ноте. Тем более, что 8-дневное падение индекса пора бы уже и прекратить. И сегодня как раз есть такая возможность. Будем надеяться, что участники рынка этим воспользуются.

Полный текст обзора см. в прикрепленном файле pdf:

Павел Пахомов, руководитель Учебного центра ПАО «Санкт – Петербургская биржа»

ru.investing.com

ОБЗОР НОВОСТЕЙ Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

Катар и Турция отказались от войны против Башара Асада, инспирированной США, и крепят связи с Россией. Крепят связи с ней также Китай и Иран. В основе этих процессов лежит «нефтяная» геополитика России. Тем временем Соединённые Штаты ведут себя как инфантильное дитя.

Политолог, публицист Уильям Энгдаль (F. William Engdahl) рассказал в журнале «Новое восточное обозрение» об интересах России в новой нефтяной геополитике. 

Если Советский Союз продавал нефть всюду, где только мог, потому как нефть приносила твёрдую валюту, то сегодня Россия поняла: контракты на сырьё могут скрепить самые неожиданные геополитические альянсы. Китай, Иран, Турция, Катар и Россия в одной упряжке — пример такого альянса.

Соглашение о Красной линии 1928 года (Red Line Agreement) между британскими, французскими и американскими нефтяными специалистами установило на Ближнем Востоке контроль над нефтяными богатствами. Затем это соглашение стало «тонкой красной линией современной геополитики», напоминает автор. Но если экспорт советской нефти в основном был направлен на получение валютного (долларового) дохода, то ныне картина поменялась: «смехотворные» санкции США и ЕС против России и войны на Ближнем Востоке, развязанные Вашингтоном, позволили России развить целую стратегию в рамках «нефтяной геополитики».

Много уже было сказано о том, как Россия в эпоху Путина использовала своё положение поставщика природного газа в международной дипломатии. «Северный поток» и проект «Северный поток 2», который разработан с целью обойти политические «минные поля» Украины и Польши, имеют выгоду для Кремля: Россия создаёт отраслевое лобби в ЕС, считает Энгдаль. Особенно это заметно в Германии. Точно так же действует и «Турецкий поток»: он даёт юго-востоку Европы надёжную перспективу поставок российского природного газа как для промышленности, так и для отопления. Это хорошо и для Балкан, и для России.

Сейчас в стратегии российских государственных нефтяных компаний появился новый элемент.

7 декабря 2016 года президент России Владимир Путин объявил, что российское государство продало 19,5% акций «Роснефти» совместному предприятию: швейцарскому гиганту «Glencore» и Управлению инвестиций Катара за 10,2 млрд. евро. Россия сохранила контроль над компанией более чем на 60%. Окончательные детали сделки были покрыты мраком тайны. На русском языке, полагает аналитик, уместно было бы сказать о матрёшке — такой раскрашенной кукле, которая содержит в себе другую куклу, та — следующую, и так далее. Спустя десять месяцев Россия и «Роснефть» ведут переговоры с Катаром, «Glencore» и Китаем (CEFC China Energy Company Ltd.) с тем, чтобы CEFC купила 14% от упомянутых 19,5%.

Катар явно реагирует на экономические санкции, наложенные на него Саудовской Аравией, и продаёт большую часть своей доли в «Роснефти». Однако самым значительным аспектом является то, что «Роснефть» впервые совершает сделку с крупной нефтяной компанией Китая в этом процессе. CEFC, годовая прибыль которой составляет 34 млрд. долл., — это компания из Шанхая. Она и её дочерние компании имеют нефтегазовых соглашений на сумму более 50 млрд. долл. Они ведут дела с компаниями на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. Эффект от сделки «Роснефти» и CEFC по созданию «евразийского пояса» очевиден.

Аналитик «Wood Mackenzie» Кристиан Бёрмель полагает, что сделка усилит энергетические отношения между Россией и Китаем, а пакет акций «Роснефти» сделает CEFC China основным драйвером отношений «Роснефти» с Китаем.

При помощи этой сделки российские и китайские государственные нефтяные компании будут сотрудничать в области совместного развития нефтяной отрасли по всему миру, что послужит «цементом» для скрепления двусторонних отношений, которые и без того укрепились из-за «глупости Вашингтона в последние годы», особенно из-за «государственного переворота на Украине в 2014 году, инспирированного ЦРУ и Госдепартаментом США», пишет Энгдаль. Очевидно, этим переворотом Вашингтон намеревался вбить клин между Россией и ЕС. Однако в итоге переворота страны ЕС понесли убытков на сумму примерно 100 млрд. долл.

Как и большинство проектов неоконсерваторов, украинский переворот стал бумерангом. В результате Россия повернулась с запада на восток. Появилась новая основа для сотрудничества с Китаем и всей Евразией.

И теперь, когда российская «Роснефть» находится в стратегическом партнерстве с CEFC, к потенциалу энергетической геополитики России добавился новый существенный элемент. То же самое верно и для Китая.

Россия плюс Турция плюс Иран. Здесь действует другая российская государственная нефтяная компания — «Зарубежнефть». Она в августе 2017 г. объявила о заключении трёхстороннего соглашения с турецкой энергетической группой «Unit International Ltd.» и инвестиционной компанией «Iran Ghadir». Эти три компании будут финансировать и развивать энергетические проекты, включая развитие огромных неосвоенных нефтяных ресурсов Ирана.

При этом Иран является вторым по величине поставщиком газа в Турцию (после России). Ясно, что здесь антагонизм суннитов и шиитов уступает прагматичному энергетическому сотрудничеству, «и это всё к лучшему», потому что религиозные войны до добра не доводят.

А тут ещё объявлено о сделке по покупке Турцией российской системы ПРО С-400 «Триумф», которая считается «самой передовой в мире». Вашингтон, конечно, вопит.

«Зарубежнефть» — нефтяная компания, специализирующаяся на бурении за пределами России. В настоящее время она работает во Вьетнаме, на Кубе, в Республике Сербской, в Иордании и др. Очевиден геополитический аспект этих проектов.

Если «наложить» нефтяное продвижение России на карту Евразии, то станет ясно, что новые геополитические отношения приближают Турцию к России и Ирану, а также к Китаю.

Со своей стороны, Катар ранее вёл тайные переговоры с Ираном о совместной разработке общего газового месторождения в Персидском заливе.

А ведь прежде тот же Катар на пару с саудитами (да и Турция тут же) финансировал войну против Башара аль-Асада — за отказ Асада дозволить катарский газопровод через Сирию в Европу. Вместо этого Асад присоединился к Ирану и Ираку с альтернативным (иранским) газопроводом в Европу. Отсюда и началась шестилетняя террористическая война против Асада, уверен эксперт.

Новое решение Катар принял в соответствии с принципом «Не можешь победить кого-то — присоединись к нему». Результатом стали секретные переговоры с Ираном по Сирии и над совместным газопроводом Катара и Ирана, нацеленным на развитие совместного месторождения Южный Парс / Северный Парс, крупнейшего в мире месторождения природного газа.

В ответ на экономические санкции Саудовской Аравии и ОАЭ против Катара, которые «были вдохновлены Трампом и Кушнером» в США, Катар активизировал отношения с Ираном, Россией и Китаем и отказался выполнить «невыполнимые требования» Саудовской Аравии. 23 августа Катар объявил, что восстанавливает полные дипломатические отношения с Ираном.

Сегодня Катар, Иран и Россия, пишет далее эксперт, являются основными лоббистами создания «газового ОПЕК».

Турецкое правительство, ранее верный союзник Саудовской Аравии, осудило действия Саудовской Аравии против Катара. Анкара отправила продовольствие для предотвращения дефицита в Катаре и даже приняла закон, позволяющий разместить на катарской земле турецкие войска.

Итогом такой геополитики стала «новая геометрия». Эксперт выделил пять углов фигуры: Россия, Китай, Турция, Иран, Катар.

Эти страны ведут мирное экономическое сотрудничество. Катар и Турция уходят от непродуманной войны против Башара Асада в Сирии и занимаются развитием долгосрочных связей в области энергетики и обороны. В основе их сближения лежит новая геополитика России, считает Энгдаль.

Соединённые Штаты Америки сегодня, напротив, можно охарактеризовать как тонущий «Титаник». Стратегию Вашингтона эксперт считает «инфантильной»: «война, дестабилизация, цветные революции, санкции как форма экономической войны, демонизация и ложь — всё это довольно глупо и в конечном счёте скучно». 

* * *

Непредсказуемость мистера Трампа, добавим, сыграла с ним злую шутку. Сменив в кресле Обаму и тотчас нажив себе искусственного врага в лице Ирана, Трамп переломил ситуацию на Ближнем Востоке не в пользу США. Удар же «Томагавками» по Сирии, который предваряли заявления Вашингтона о том, что Асада свергать Белый дом не собирается, привёл арабский мир к выводу: от мистера Трампа не знаешь чего ждать! Зато с русскими всё понятно: они как стояли за Асада, так и стоят. В итоге Ближний Восток стал потихоньку разворачиваться к России. В крупнейших иностранных изданиях уже пророчат закрепление России в Сирии как минимум на сорок девять лет.

И если сырьевая политика некоторых государств действительно станет единой, скреплённой акциями и долями в бизнесе, такое положение дел, безусловно, повлияет на развитие стран, экспортирующих энегоресурсы, и на их общий статус в мировой политике.

С другой стороны, непредсказуемость мистера Трампа остаётся непредсказуемостью. 

Обозревал и комментировал Олег Чувакин

newsland.com

Нефть у нас – всему голова? Для безголовых – да

Что роднит самых матерых российских патриотов-державников с не менее ярыми прозападными белоленточниками? «Петроцентризм сознания». Или, говоря проще, «нефтяная лихоманка».

Державники, важно подбоченясь, объясняют: «В Сирии идёт борьба за наши интересы на нефтегазовом рынке Европы. Мы там блокируем строительство газопровода из Катара, что приведёт к росту цен на энергоресурсы и, соответственно, поспособствует нашему обогащению».

И когда это говорит какой-нибудь Вася из Кукуева, хочется уточнить: «Вася, а ты себя не попутал с Сечиным или с Миллером? У тебя хоть одна акция Газпрома или Роснефти есть?»

С другой стороны, и многие оппы негодуют: «Россия – богатейшая страна, и если б её не грабила эта кремлёвская шайка, мы бы точно жили как в Норвегии или даже как в Кувейте!»

Я, кстати, не уверен, что многие из них имеют представление о жизни в Норвегии или Кувейте (на мой вкус довольно унылой) и захотели бы там жить. Но они знают точно, что если начать делить природные богатства России правильно – тогда-то будет всем счастье!

И главное – вот эта их милая обоюдная убеждённость, что нефть – всему голова! Нет спору, нефть и газ – это всё важные ресурсы. И долго ещё будут таковыми вне зависимости от успехов зелёной энергетики и наноуглеродных трубок. Ну, как и уголь сохраняет свое значение даже сейчас, хотя и сошёл с первых ролей.

Но всё же в этом нефтепоклонничестве есть нечто нездоровое. Прямо-таки помутнение рассудка, если называть вещи своими именами. И чтобы его прочистить – давайте немножко займёмся арифметикой.

Может ли нефть обеспечить граждан той страны, где добывается? Ну, прикинем, взяв табличку ее добычи за 2016 год.

Кувейт – 2 954 тысячи баррелей в сутки. Население – 3 миллиона 268 тысяч. Делим. На нос получается 0,9 баррелей в день. По нынешним ценам – примерно 50 долл. Неплохо – если учесть, что это в раскладке на всех, включая грудных младенцев, которые не так много покупают айфонов, планшетов и бумеров.

Возьмём другую страну региона – ОАЭ. Добыча – 3 088 тысячи бочек в сутки, население – 4 106 000. Получаем 0,75 барреля на душу. Похуже – но тоже жить можно.

Теперь – Норвегия. Добыча 1 605, население 5 305 000. По 0,3 барреля на викинга в день. Уже не так впечатляет. И вселяет неожиданное подозрение, что, возможно, не нефтью единой жива эта весьма благополучная страна.

И наконец – Россия. Добыча огромная – 10 292 баррелей в сутки. Выше только Саудовская Аравия поднималась, и мы с ней из года в год делим первое-второе места, идем ноздря в ноздрю. Население – 143 миллиона. И если поделить, то получается... получается...

Так, что-то у меня калькулятор глючит! Или монитор плывёт…

Не может быть! Семь сотых барреля на человека?

Но так, увы, и есть. По общему объёму добычи мы гиганты, но если раскидать полюдно – лилипуты.

И это означает следующее. Предположим, каким-то чудом цены на нефть вернулись на уровень лучших годов – мы, скажем, нанесли такую победу в Сирии, которая не только окупила все затраты на нее, но и перевернула мировой рынок.

И допустим, что вся добытая в России нефть идёт на экспорт. Хотя на самом деле – есть и некоторое внутреннее потребление. Ну, климат не очень знойный – греться надо. Пространства огромные – надо на чём-то гонять машинки да тепловозики. Промышленность всякая опять же, будь она неладна. Но допустим.

Как и то, что добычей и экспортом нефти занялись чистые бессребреники, которые всю выручку делят поровну между всеми жителями.

Так вот, при выполнении всех этих условий и оппозиционный обличитель кремлёвского ворья, державник и геополитик Вася из Кукуева – получат семь баксов в день. Не думаю, что хоть у кого-то такой доход может ассоциироваться с понятием «благополучие».

Но есть же еще в Расеи-матушке и газ, и брёвнышки?

Есть, кто бы спорил. Но скажу кратко, не утомляя цифрами: весь прочий российский ресурсный экспорт – примерно равен нефтянке. То есть накиньте ещё семь баксов – не ошибётесь.

Поэтому как бы я ни симпатизировал смелости иных борцов с воровским режимом, их фантазии – мол отберём у ворья природные ресурсы, поделим доходы от них и заживем! – мне смешны. По хорошему счёту – нечего особо и делить. Россия вовсе не так богата именно природным добром, как кажется.

Вообще весь этот ажиотаж вокруг даров природы похож на то, как в Конго обнаружились залежи колтановых руд, в принципе ценного сырья – и вот все окрестные племена бросились делить это неслыханное счастье.

Но для начала, конечно, нужно выяснить, кто более достоин делить сей пирог. Поэтому реальность: на приисках работают серьёзные корпорации, вокруг на вышках с пулемётами стоят серьёзные наёмники, а где-то по джунглям шарятся ватаги негров и рубят друг друга в борьбе за колтановую справедливость. И порой прямо на месте кушают друг друга (потому что больше кушать особо нечего).

Россия – это, конечно, не Конго. И пока ещё дела в ней не так плохи, чтобы люди, повстречавшись в лесу, сразу же начинали рубить друг друга и жарить прямо на полянке. Тот краснодарский случай с парочкой людоедов – это всё же «экслюзив».

И даже патриот Вася из Кукуева может изумиться: «Да не может быть, чтобы я всего по две штуки баксов в год от торговли Родиной и ея ресурсами получал? Да явно больше!»

И тут нужно кое-что объяснить. Давайте снова займёмся арифметикой.

Значит, добыча нефти за 2016 год по данным ОПЕК – 75 476 тысяч баррелей в сутки. Умножаем на 365 и берём цены, скажем, 60 баксов. Получаем – один триллион шестьсот пятьдесят три ярда баксов. Да, колоссальная цифра. Если б это было состояние одного человека. Но это – совокупная стоимость всей нефти, добытой за год по всему миру.

А теперь для сравнения – ВВП США. Примерно двадцать триллионов долларов. У ЕС совокупно – примерно столько же. И вот на этом фоне – как-то уже не так монстрозно выглядит нефтянка, не правда ли? Ну да, значимый сектор экономики – но не более того. И конкретно Россия имеет значительную долю в мировой добыче нефти, где-то одну восьмую, но – не более того.

Этим можно торговать, добра наживать. Но только этим – ничего не наживешь. «Энергетическая сверхдержава!», «Газ – наше стратегическое оружие!» – это все басни для дремучего Васи из Кукуева.

Другие страны стали давно вкладываться в диверсификацию источников энергии и материалов – зарабатывать на этом куда больше, чем мы на нашем нефтегазе.

«Да ладно, их западная экономика – это блеф, уже вчера, а точней позавчера должна была рухнуть вместе с долларом. Там и реальных-то вещей нет, одни, прости господи, «бренды». Нарисуют себе нолики в цене того бренда – и больше ничего. А реально-то – нефть всему матушка, газ всему отец, и это наше!»

Да, бренды. Скажем, Кока-кола. Сладкая водичка с пузырьками углекислого газа. И она, её бренд, стоит вдвое дороже Газпрома!

Или Макдональдс. Закусочная. Которая вообще не владеет по сути этими кафешками, а только предоставляет им франшизу, право использовать дуговатую буковку «М». Неужели такое фуфло реально чего-то стоит?

Ну, как ни сложно поверить – да. Именно это – и стоит. Эти бренды – вершина «пищевой цепочки» в мире капитала, в который мы тщимся встроиться. А сырьё – низ этой цепочки. И даже не потому что его источники могут быть разные. А потому что оно ничего не стоит без тех, кто бы мог из этого сырья что-то полезное сделать.

Вот, скажем, у вас – поля, где выращивается хмель, и вы продаёте его тем, кто делает пиво. Ну, думаю, излишне объяснять, что пивовары в целом снимают больше пены со своего пива, чем вы – со своего хмеля. Потому что у пива есть пена, а у хмеля – нет. В смысле, что хмель не имеет самостоятельной ценности вне процесса пивоварения.

Но ещё больше снимают владельцы ресторанчиков, где подаётся пиво и куда солидные люди заходят отдохнуть в приятной атмосфере.

И тут вы врываетесь в такой ресторанчик: «Я – великая хмельная империя, вы все от меня зависите, я вас всех раком поставлю!»

Что будет после этого? Хмель станут покупать у других поставщиков.

Гасить соперников, в рамках этого условного примера, можно лишь одним единственным путем: открыть свой ресторанчик рядом. И коль вам достались от рачительных родителей и поля с хмелем, и пивоварня – с такой вертикально-интегрированной структурой вы разобьете конкурентов в пух и прах.

Но наша экономика пошла иным путем – подсев на этот наиболее простой в производственной цепочке хмель, захмелев с него и отказавшись от любого состязания по высшим брендам.

На самом деле главный экономический ресурс России – это ее люди, их мозги, которые, как показала жизнь, при правильном употреблении способны творить чудеса. Но при нынешнем так называемом отрицательном отборе наличие у человека сильных, независимых мозгов – заведомый крест на его карьере. А для не самых патриотичных – повод эмигрировать в Европу или США, где их ждут с распростертыми объятиями, и там осуществить свою карьеру на радость нашим супостатам. И таких примеров – пруд пруди.

Но если все люди с головой будут выжаты из страны категорической нетерпимостью к ним хозяев «хмельного поля» – мы превратимся вконец в «снежное Конго». Где вожди будут красоваться в часах за миллион долларов и в бусах из выбитых у подданных зубов, а подданные в набедренных повязках от какого-нибудь китайско-монгольского «Амбидаса» или «Врисачи».

maxpark.com

Нефть всему голова | ОБЗОР НОВОСТЕЙ

Катар и Турция отказались от войны против Башара Асада, инспирированной США, и крепят связи с Россией. Крепят связи с ней также Китай и Иран. В основе этих процессов лежит «нефтяная» геополитика России. Тем временем Соединённые Штаты ведут себя как инфантильное дитя.

Политолог, публицист Уильям Энгдаль (F. William Engdahl) рассказал в журнале «Новое восточное обозрение» об интересах России в новой нефтяной геополитике. 

Если Советский Союз продавал нефть всюду, где только мог, потому как нефть приносила твёрдую валюту, то сегодня Россия поняла: контракты на сырьё могут скрепить самые неожиданные геополитические альянсы. Китай, Иран, Турция, Катар и Россия в одной упряжке — пример такого альянса.

Соглашение о Красной линии 1928 года (Red Line Agreement) между британскими, французскими и американскими нефтяными специалистами установило на Ближнем Востоке контроль над нефтяными богатствами. Затем это соглашение стало «тонкой красной линией современной геополитики», напоминает автор. Но если экспорт советской нефти в основном был направлен на получение валютного (долларового) дохода, то ныне картина поменялась: «смехотворные» санкции США и ЕС против России и войны на Ближнем Востоке, развязанные Вашингтоном, позволили России развить целую стратегию в рамках «нефтяной геополитики».

Много уже было сказано о том, как Россия в эпоху Путина использовала своё положение поставщика природного газа в международной дипломатии. «Северный поток» и проект «Северный поток 2», который разработан с целью обойти политические «минные поля» Украины и Польши, имеют выгоду для Кремля: Россия создаёт отраслевое лобби в ЕС, считает Энгдаль. Особенно это заметно в Германии. Точно так же действует и «Турецкий поток»: он даёт юго-востоку Европы надёжную перспективу поставок российского природного газа как для промышленности, так и для отопления. Это хорошо и для Балкан, и для России.

Сейчас в стратегии российских государственных нефтяных компаний появился новый элемент.

7 декабря 2016 года президент России Владимир Путин объявил, что российское государство продало 19,5% акций «Роснефти» совместному предприятию: швейцарскому гиганту «Glencore» и Управлению инвестиций Катара за 10,2 млрд. евро. Россия сохранила контроль над компанией более чем на 60%. Окончательные детали сделки были покрыты мраком тайны. На русском языке, полагает аналитик, уместно было бы сказать о матрёшке — такой раскрашенной кукле, которая содержит в себе другую куклу, та — следующую, и так далее. Спустя десять месяцев Россия и «Роснефть» ведут переговоры с Катаром, «Glencore» и Китаем (CEFC China Energy Company Ltd.) с тем, чтобы CEFC купила 14% от упомянутых 19,5%.

Катар явно реагирует на экономические санкции, наложенные на него Саудовской Аравией, и продаёт большую часть своей доли в «Роснефти». Однако самым значительным аспектом является то, что «Роснефть» впервые совершает сделку с крупной нефтяной компанией Китая в этом процессе. CEFC, годовая прибыль которой составляет 34 млрд. долл., — это компания из Шанхая. Она и её дочерние компании имеют нефтегазовых соглашений на сумму более 50 млрд. долл. Они ведут дела с компаниями на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. Эффект от сделки «Роснефти» и CEFC по созданию «евразийского пояса» очевиден.

Аналитик «Wood Mackenzie» Кристиан Бёрмель полагает, что сделка усилит энергетические отношения между Россией и Китаем, а пакет акций «Роснефти» сделает CEFC China основным драйвером отношений «Роснефти» с Китаем.

При помощи этой сделки российские и китайские государственные нефтяные компании будут сотрудничать в области совместного развития нефтяной отрасли по всему миру, что послужит «цементом» для скрепления двусторонних отношений, которые и без того укрепились из-за «глупости Вашингтона в последние годы», особенно из-за «государственного переворота на Украине в 2014 году, инспирированного ЦРУ и Госдепартаментом США», пишет Энгдаль. Очевидно, этим переворотом Вашингтон намеревался вбить клин между Россией и ЕС. Однако в итоге переворота страны ЕС понесли убытков на сумму примерно 100 млрд. долл.

Как и большинство проектов неоконсерваторов, украинский переворот стал бумерангом. В результате Россия повернулась с запада на восток. Появилась новая основа для сотрудничества с Китаем и всей Евразией.

И теперь, когда российская «Роснефть» находится в стратегическом партнерстве с CEFC, к потенциалу энергетической геополитики России добавился новый существенный элемент. То же самое верно и для Китая.

Россия плюс Турция плюс Иран. Здесь действует другая российская государственная нефтяная компания — «Зарубежнефть». Она в августе 2017 г. объявила о заключении трёхстороннего соглашения с турецкой энергетической группой «Unit International Ltd.» и инвестиционной компанией «Iran Ghadir». Эти три компании будут финансировать и развивать энергетические проекты, включая развитие огромных неосвоенных нефтяных ресурсов Ирана.

При этом Иран является вторым по величине поставщиком газа в Турцию (после России). Ясно, что здесь антагонизм суннитов и шиитов уступает прагматичному энергетическому сотрудничеству, «и это всё к лучшему», потому что религиозные войны до добра не доводят.

А тут ещё объявлено о сделке по покупке Турцией российской системы ПРО С-400 «Триумф», которая считается «самой передовой в мире». Вашингтон, конечно, вопит.

«Зарубежнефть» — нефтяная компания, специализирующаяся на бурении за пределами России. В настоящее время она работает во Вьетнаме, на Кубе, в Республике Сербской, в Иордании и др. Очевиден геополитический аспект этих проектов.

Если «наложить» нефтяное продвижение России на карту Евразии, то станет ясно, что новые геополитические отношения приближают Турцию к России и Ирану, а также к Китаю.

Со своей стороны, Катар ранее вёл тайные переговоры с Ираном о совместной разработке общего газового месторождения в Персидском заливе.

А ведь прежде тот же Катар на пару с саудитами (да и Турция тут же) финансировал войну против Башара аль-Асада — за отказ Асада дозволить катарский газопровод через Сирию в Европу. Вместо этого Асад присоединился к Ирану и Ираку с альтернативным (иранским) газопроводом в Европу. Отсюда и началась шестилетняя террористическая война против Асада, уверен эксперт.

Новое решение Катар принял в соответствии с принципом «Не можешь победить кого-то — присоединись к нему». Результатом стали секретные переговоры с Ираном по Сирии и над совместным газопроводом Катара и Ирана, нацеленным на развитие совместного месторождения Южный Парс / Северный Парс, крупнейшего в мире месторождения природного газа.

В ответ на экономические санкции Саудовской Аравии и ОАЭ против Катара, которые «были вдохновлены Трампом и Кушнером» в США, Катар активизировал отношения с Ираном, Россией и Китаем и отказался выполнить «невыполнимые требования» Саудовской Аравии. 23 августа Катар объявил, что восстанавливает полные дипломатические отношения с Ираном.

Сегодня Катар, Иран и Россия, пишет далее эксперт, являются основными лоббистами создания «газового ОПЕК».

Турецкое правительство, ранее верный союзник Саудовской Аравии, осудило действия Саудовской Аравии против Катара. Анкара отправила продовольствие для предотвращения дефицита в Катаре и даже приняла закон, позволяющий разместить на катарской земле турецкие войска.

Итогом такой геополитики стала «новая геометрия». Эксперт выделил пять углов фигуры: Россия, Китай, Турция, Иран, Катар.

Эти страны ведут мирное экономическое сотрудничество. Катар и Турция уходят от непродуманной войны против Башара Асада в Сирии и занимаются развитием долгосрочных связей в области энергетики и обороны. В основе их сближения лежит новая геополитика России, считает Энгдаль.

Соединённые Штаты Америки сегодня, напротив, можно охарактеризовать как тонущий «Титаник». Стратегию Вашингтона эксперт считает «инфантильной»: «война, дестабилизация, цветные революции, санкции как форма экономической войны, демонизация и ложь — всё это довольно глупо и в конечном счёте скучно». 

* * *

Непредсказуемость мистера Трампа, добавим, сыграла с ним злую шутку. Сменив в кресле Обаму и тотчас нажив себе искусственного врага в лице Ирана, Трамп переломил ситуацию на Ближнем Востоке не в пользу США. Удар же «Томагавками» по Сирии, который предваряли заявления Вашингтона о том, что Асада свергать Белый дом не собирается, привёл арабский мир к выводу: от мистера Трампа не знаешь чего ждать! Зато с русскими всё понятно: они как стояли за Асада, так и стоят. В итоге Ближний Восток стал потихоньку разворачиваться к России. В крупнейших иностранных изданиях уже пророчат закрепление России в Сирии как минимум на сорок девять лет.

И если сырьевая политика некоторых государств действительно станет единой, скреплённой акциями и долями в бизнесе, такое положение дел, безусловно, повлияет на развитие стран, экспортирующих энегоресурсы, и на их общий статус в мировой политике.

С другой стороны, непредсказуемость мистера Трампа остаётся непредсказуемостью. 

Обозревал и комментировал Олег Чувакин

maxpark.com

Нефть всему голова… и плечи

Admiral Markets

Заседание позади и ленты информационных агентств больше не пестрят новостями о решении ОПЕК и внушительном росте или падении цен. Что же сейчас наиболее актуально на рынке «черного золота» и есть ли какие-нибудь драйверы, способные организовать медведей или быков? Несмотря на то, что сегодня и завтра рынок получит очередную порцию важных данных (таких как запасы в США и статистика по вышкам от Baker Hughes), рыночная толпа уже оставила след своих намерений на графиках. На младших (h5 и h2) таймфреймах на нефть сорта сформировалась фигура «Голова и плечи». Разберемся, что она может принести.

Если вкратце подытожить результаты последнего заседания нефтяного картеля, то идеально подошло бы выражение Станиславского «Не верю!». Не верю, что ОПЕК способен что-либо изменить. Все, что не додаст рынку ОПЕК, с лихвой покроют американские производители нефти. Так что остается ждать, когда же ОПЕК смирится с новой реальностью и поймет, что не то чтобы 100 долларов за баррель, но даже отметка 70 – это история!

Но давайте взглянем на график, ведь рыночная толпа знает все. Быки уже изрядно ослабли, а медведи то и дело, пробуют пробить важные технические уровни, пытаясь спровоцировать мощный обвал. Вероятно, скоро им это удастся сделать – так как на графике сформировалась серьезная фигура «Голова и плечи».

Фактически, фигура уже не только сформировалась, но даже успела сделать ложный пробой. Но если абстрагироваться от фактора ложного пробоя и считать, что быки все еще удерживают 48 долларов, то сразу после пробития линии «шеи» можно пробовать встать в ряды озлобленных медведей, способных унести цены и на 45 долларов за баррель и даже на 40.

Фредерик Даниэль

ru.investing.com

Нефть всему голова

Политолог, публицист Уильям Энгдаль (F. William Engdahl) рассказал в журнале «Новое восточное обозрение» об интересах России в новой нефтяной геополитике.

Если Советский Союз продавал нефть всюду, где только мог, потому как нефть приносила твёрдую валюту, то сегодня Россия поняла: контракты на сырьё могут скрепить самые неожиданные геополитические альянсы. Китай, Иран, Турция, Катар и Россия в одной упряжке — пример такого альянса.

Соглашение о Красной линии 1928 года (Red Line Agreement) между британскими, французскими и американскими нефтяными специалистами установило на Ближнем Востоке контроль над нефтяными богатствами. Затем это соглашение стало «тонкой красной линией современной геополитики», напоминает автор. Но если экспорт советской нефти в основном был направлен на получение валютного (долларового) дохода, то ныне картина поменялась: «смехотворные» санкции США и ЕС против России и войны на Ближнем Востоке, развязанные Вашингтоном, позволили России развить целую стратегию в рамках «нефтяной геополитики».

Много уже было сказано о том, как Россия в эпоху Путина использовала своё положение поставщика природного газа в международной дипломатии. «Северный поток» и проект «Северный поток 2», который разработан с целью обойти политические «минные поля» Украины и Польши, имеют выгоду для Кремля: Россия создаёт отраслевое лобби в ЕС, считает Энгдаль. Особенно это заметно в Германии. Точно так же действует и «Турецкий поток»: он даёт юго-востоку Европы надёжную перспективу поставок российского природного газа как для промышленности, так и для отопления. Это хорошо и для Балкан, и для России.

Сейчас в стратегии российских государственных нефтяных компаний появился новый элемент.

7 декабря 2016 года президент России Владимир Путин объявил, что российское государство продало 19,5% акций «Роснефти» совместному предприятию: швейцарскому гиганту «Glencore» и Управлению инвестиций Катара за 10,2 млрд. евро. Россия сохранила контроль над компанией более чем на 60%. Окончательные детали сделки были покрыты мраком тайны. На русском языке, полагает аналитик, уместно было бы сказать о матрёшке — такой раскрашенной кукле, которая содержит в себе другую куклу, та — следующую, и так далее. Спустя десять месяцев Россия и «Роснефть» ведут переговоры с Катаром, «Glencore» и Китаем (CEFC China Energy Company Ltd.) с тем, чтобы CEFC купила 14% от упомянутых 19,5%.

Катар явно реагирует на экономические санкции, наложенные на него Саудовской Аравией, и продаёт большую часть своей доли в «Роснефти». Однако самым значительным аспектом является то, что «Роснефть» впервые совершает сделку с крупной нефтяной компанией Китая в этом процессе. CEFC, годовая прибыль которой составляет 34 млрд. долл., — это компания из Шанхая. Она и её дочерние компании имеют нефтегазовых соглашений на сумму более 50 млрд. долл. Они ведут дела с компаниями на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. Эффект от сделки «Роснефти» и CEFC по созданию «евразийского пояса» очевиден.

Аналитик «Wood Mackenzie» Кристиан Бёрмель полагает, что сделка усилит энергетические отношения между Россией и Китаем, а пакет акций «Роснефти» сделает CEFC China основным драйвером отношений «Роснефти» с Китаем.

При помощи этой сделки российские и китайские государственные нефтяные компании будут сотрудничать в области совместного развития нефтяной отрасли по всему миру, что послужит «цементом» для скрепления двусторонних отношений, которые и без того укрепились из-за «глупости Вашингтона в последние годы», особенно из-за «государственного переворота на Украине в 2014 году, инспирированного ЦРУ и Госдепартаментом США», пишет Энгдаль. Очевидно, этим переворотом Вашингтон намеревался вбить клин между Россией и ЕС. Однако в итоге переворота страны ЕС понесли убытков на сумму примерно 100 млрд. долл.

Как и большинство проектов неоконсерваторов, украинский переворот стал бумерангом. В результате Россия повернулась с запада на восток. Появилась новая основа для сотрудничества с Китаем и всей Евразией.

И теперь, когда российская «Роснефть» находится в стратегическом партнерстве с CEFC, к потенциалу энергетической геополитики России добавился новый существенный элемент. То же самое верно и для Китая.

Россия плюс Турция плюс Иран. Здесь действует другая российская государственная нефтяная компания — «Зарубежнефть». Она в августе 2017 г. объявила о заключении трёхстороннего соглашения с турецкой энергетической группой «Unit International Ltd.» и инвестиционной компанией «Iran Ghadir». Эти три компании будут финансировать и развивать энергетические проекты, включая развитие огромных неосвоенных нефтяных ресурсов Ирана.

При этом Иран является вторым по величине поставщиком газа в Турцию (после России). Ясно, что здесь антагонизм суннитов и шиитов уступает прагматичному энергетическому сотрудничеству, «и это всё к лучшему», потому что религиозные войны до добра не доводят.

А тут ещё объявлено о сделке по покупке Турцией российской системы ПРО С-400 «Триумф», которая считается «самой передовой в мире». Вашингтон, конечно, вопит.

«Зарубежнефть» — нефтяная компания, специализирующаяся на бурении за пределами России. В настоящее время она работает во Вьетнаме, на Кубе, в Республике Сербской, в Иордании и др. Очевиден геополитический аспект этих проектов.

Если «наложить» нефтяное продвижение России на карту Евразии, то станет ясно, что новые геополитические отношения приближают Турцию к России и Ирану, а также к Китаю.

Со своей стороны, Катар ранее вёл тайные переговоры с Ираном о совместной разработке общего газового месторождения в Персидском заливе.

А ведь прежде тот же Катар на пару с саудитами (да и Турция тут же) финансировал войну против Башара аль-Асада — за отказ Асада дозволить катарский газопровод через Сирию в Европу. Вместо этого Асад присоединился к Ирану и Ираку с альтернативным (иранским) газопроводом в Европу. Отсюда и началась шестилетняя террористическая война против Асада, уверен эксперт.

Новое решение Катар принял в соответствии с принципом «Не можешь победить кого-то — присоединись к нему». Результатом стали секретные переговоры с Ираном по Сирии и над совместным газопроводом Катара и Ирана, нацеленным на развитие совместного месторождения Южный Парс / Северный Парс, крупнейшего в мире месторождения природного газа.

В ответ на экономические санкции Саудовской Аравии и ОАЭ против Катара, которые «были вдохновлены Трампом и Кушнером» в США, Катар активизировал отношения с Ираном, Россией и Китаем и отказался выполнить «невыполнимые требования» Саудовской Аравии. 23 августа Катар объявил, что восстанавливает полные дипломатические отношения с Ираном.

Сегодня Катар, Иран и Россия, пишет далее эксперт, являются основными лоббистами создания «газового ОПЕК».

Турецкое правительство, ранее верный союзник Саудовской Аравии, осудило действия Саудовской Аравии против Катара. Анкара отправила продовольствие для предотвращения дефицита в Катаре и даже приняла закон, позволяющий разместить на катарской земле турецкие войска.

Итогом такой геополитики стала «новая геометрия». Эксперт выделил пять углов фигуры: Россия, Китай, Турция, Иран, Катар.

Эти страны ведут мирное экономическое сотрудничество. Катар и Турция уходят от непродуманной войны против Башара Асада в Сирии и занимаются развитием долгосрочных связей в области энергетики и обороны. В основе их сближения лежит новая геополитика России, считает Энгдаль.

Соединённые Штаты Америки сегодня, напротив, можно охарактеризовать как тонущий «Титаник». Стратегию Вашингтона эксперт считает «инфантильной»: «война, дестабилизация, цветные революции, санкции как форма экономической войны, демонизация и ложь — всё это довольно глупо и в конечном счёте скучно».

* * *

Непредсказуемость мистера Трампа, добавим, сыграла с ним злую шутку. Сменив в кресле Обаму и тотчас нажив себе искусственного врага в лице Ирана, Трамп переломил ситуацию на Ближнем Востоке не в пользу США. Удар же «Томагавками» по Сирии, который предваряли заявления Вашингтона о том, что Асада свергать Белый дом не собирается, привёл арабский мир к выводу: от мистера Трампа не знаешь чего ждать! Зато с русскими всё понятно: они как стояли за Асада, так и стоят. В итоге Ближний Восток стал потихоньку разворачиваться к России. В крупнейших иностранных изданиях уже пророчат закрепление России в Сирии как минимум на сорок девять лет.

И если сырьевая политика некоторых государств действительно станет единой, скреплённой акциями и долями в бизнесе, такое положение дел, безусловно, повлияет на развитие стран, экспортирующих энегоресурсы, и на их общий статус в мировой политике.

С другой стороны, непредсказуемость мистера Трампа остаётся непредсказуемостью.

Обозревал и комментировал Олег Чувакин— специально для topwar.ru

bazaistoria.ru