Бактерии, растения, люди: как живые организмы научились дышать кислородом и создали нефть. Нефть живое существо


как живые организмы научились дышать кислородом и создали нефть — Нож

Шарик катится вниз. Упавшая чашка разбивается вдребезги. Неживое на редкость упрямо в своей тяге к упрощению: оно стремится перейти в состояние максимально близкое к элементарному, самое вероятное из всех возможных. Даже кристаллы, столь сложные и совершенные, появляются для потери избытка энергии.

В этом и состоит главное отличие жизни от её отсутствия: не упрощение, но поддержание одного состояния. Такой процесс называется «метаболизм», и он требует энергии. «Чтобы остаться на месте, нужно бежать изо всех сил», — слышит Алиса в Зазеркалье. Жизнь питается, чтобы продолжаться.

Одна из теорий гласит, что возникла она у подводных курильщиков — горячих источников на дне океана, исторгающих нагретую теплом земных недр влагу. Древние организмы пытались жить всё дальше и дальше от привычных мест обитания — и научились использовать солнечный свет. Фотосинтез позволил первобытным микробам заселить океан.

Самые ранние свидетельства жизни найдены в породах возрастом около 4 млрд лет (об этом говорит их состав), а первые признаки фотосинтеза — в более поздних слоях, примерно на 500 млн лет младше. Но цифры в этом соревновании «Кто нашёл самое раннее?» могут измениться — в бо́льшую сторону.

Кислород, газ, делающий неравновесной атмосферу Земли, представляет собой лишь побочный продукт фотосинтеза. Пока его не было, встречались даже казусы вроде пиритовой гальки — окатанного водой осколка соединения железа и серы. Сейчас такую днём с огнём не сыщешь: кинь обломок пирита в речку — и он станет просто кучкой ржавчины из-за растворённого в воде кислорода.

Но чего только не встретишь в земных недрах! Подобные находки были сделаны в толщах африканской провинции Витватерсранд (хотя их происхождение и вызывает некоторые вопросы).

Получается, кислорода когда-то на Земле не было, и именно жизнь, по-видимому, «виновата» в его появлении. Другие организмы использовать этот газ тогда не умели, и он расходовался в неорганических химических процессах. В воде было растворено двухвалентное железо — восстановленная форма, способная к реакции с кислородом, в ходе которой оно окислялось, переходило в трёхвалентное состояние (как в обычной ржавчине) и в виде нерастворимых соединений оседало на дно. Микроорганизмы же плодились и размножались: хищников тогда не было, так что никто не мешал.

Бесконтрольный рост популяции приводил к экологической катастрофе: железо заканчивалось, бактерии травились собственным же ядовитым для них кислородом.

Останки оседали на дно, а в воде снова начинало накапливаться железо из магматических пород, в то время как популяция бактерий и водорослей восстанавливалась из уцелевших «оазисов». Так полосчатые осадки формировали богатые и бедные железом прослои. В результате этого древнейшего процесса образовались используемые сейчас людьми крупнейшие месторождения Кривого Рога, Курской магнитной аномалии и многие другие.

В какой-то момент железо в водах океана закончилось. Началась одна из самых глобальных экологических катастроф — кислородная. Помимо того что этот газ был ядовит для большинства живших тогда организмов, он ещё и прозрачен для солнечных лучей. Возникла проблема, обратная современной: если сейчас планета изнывает от выбросов парниковых газов и глобального потепления, то т

knife.media

Все живое произошло из нефти?

Сравнительно недавнее (конец 90-х) открытие американского ученого Джеда Клампета и профессора астрономии Томаса Голда повергло многих западных ученых в шок: они считают, что все живое на Земле произошло из нефти, происхождение которой раньше связывалось с фитопланктоном — простейшими организмами, жившими в океане 300 млн лет назад. 

Геологи и биологи всегда считали, что глубоко под землей не может быть жизни из-за недостатка солнечного света и воздуха, а также чрезвычайно высоких температуры и давления. Но не так давно ученые обнаружили подземные бактерии, которые не нуждаются в свете и могут производить энергию химическим путем. 

Томас Голд полагает, что «наука пала жертвой теории, предполагающей, что раз мы живем на поверхности Земли, то на поверхности все и началось».

Астроном Томас Голд (1920 – 2004)

Профессор считает, что первые организмы зародились глубоко под землей и только по воле случая оказались снаружи, что в итоге привело к возникновению человека. Сердцевина Земли, по его мнению, со дня рождения планеты содержит почти неограниченное количество «ископаемого топлива». 

В доказательство Голд пробурил скважину в Швеции — стране, где нефти никогда не было и быть не могло, и на глубине 4 миль обнаружил углеводородное сырье.

Нефть — превосходный источник для таких микробов, которые, как думают теперь ученые, проживают на огромных глубинах в течение миллиардов лет.

«Пока мы думаем, что жизнь возможна только на планетарных поверхностях, земные условия вполне можно назвать уникальными. Но если говорить о жизни, которая существует глубоко под землей, то наша планета довольно стандартна в этом отношении, и именно такая форма жизни может быть присуща всем планетам Вселенной», — считаетсотрудник Астробиологического института НАСА Дэвид Ноэвер.

Эту идею поддерживает и профессор генетики из Лондона Стив Джонес: «Там, внизу, имеется неизвестная Вселенная, которая уже произвела организмы с настолько странным метаболизмом (обменом веществ), что по сравнению с ними человек и гриб практически не отличаются друг от друга».

Согласно последним сообщениям, на Земле существуют микроорганизмы под названием Methanococcus Jannaschii, которые живут в океане при температуре минус 185 градусов по Фаренгейту и под давлением 3700 фунтов на квадратный дюйм, не нуждаясь в солнечном свете. Пока что найдено более 500 разновидностей таких микроорганизмов, ноне исключено, что их гораздо больше.

Ученые из американского Института генома человека обнаружили, что две трети генов этих организмов не знакомы биологической науке. Это значит, что они составляют «отдельную магистраль ветви жизни». И эта неизвестная форма жизни на нашей планете составляет до 50% всей биомассы Земли.

«Ихтиандры» могут использоваться мя со |дапия новыхчистых источников энергии и даже очищать пражеиные территории: некоторые из них выдерживают невероятно высокий уровень радиации. Если учитывать, что они живу т на Земле более 3 млрд лет и прекрасно себя чувствуют даже в растворе сверхконцентрированной серной кислоты, то такая устойчивая форма жизни может существовать и на других планетах.

«Это открытие эквивалентно обнаружению новой Вселенной прямо у нас под носом, — считает ученый Иллинойского университета Карл Воес. — Если хомо сапиенс исчезнет с лица Земли вследствие какой-либо катастрофы, то эти микроорганизмы выйдут на сушу, чтобы покорить планету».

Следы жизни были обнаружены и под толщей льда в Антарктиде. Ученых эта находка наталкивает на мысль, что подобная жизнь подо льдом может существовать и на других замороженных планетах. В течение 150 дней ученые грели и освещали микроскопические пылинки, просуществовавшие под ледяной двухметровой шапкой в течение миллиона лет, после чего они превратились в морские водоросли, которые даже сохранили способность к фотосинтезу.

Наличие живых бактерий в метеорите, найденном в 1996 г. в Антарктиде, также наталкивает на вывод, что эти микроорганизмы сегодня могут обитать на всех планетах Солнечной системы, а значит, и жизнь на Землю могла быть занесена извне.

Точку над «i» поставил Роберт Поред, один из авторов сенсационного научного сообщения: «Если метеорит или комета способны принести неповрежденные атомы углерода на поверхность Земли, то, вероятно, и другие органические соединения могут пережить подобное воздействие. А это значит, что именно космос обеспечил нашу планету теми материалами, из которых затем появилась жизнь».

Эти открытия зарубежных ученых комментирует директор Палеонтологического института, один из родоначальников нового направления в бактериальной палеонтологии Алексей Розанов:

— Остатки жизни, найденные американским ученым МакКеем в 1996 г. в осколке метеорита, оказались цианобактериями, известными как сине-зеленые водоросли, которых полно и в земных водоемах. После этого открытия президент Клинтон лично отдал распоряжение переориентировать работу НАСА на биологический аспект освоения космоса.

Действительно, оказалось, что даже нефть образована цианобактериями, продуктивность которых настолько огромна, что ее хватит, чтобы создать все месторождения мира. Многие руды тоже образуются бактериальным путем!

Но цианобактерии живут там, где есть солнечный свет, они дышат. А это значит, что на их планетах должна быть атмосфера. Академик Иванов из Института микробиологии предполагает, что жизнь на Марсе тоже есть: бактерии там живут под грунтом.

Вы можете прочитать другие новости на эту тему:

paranormal-news.ru

Как образовывается нефть

Сейчас из нее производят топливо, косметику, пластмассу, моющие средства, красители. Из-за нефти происходят войны: между Ираном и Ираком, оккупация Кувейта Ираком, которая переросла в войну в Персидском заливе. Но до сих пор мало кто знает, откуда взялся такой важный для современного мира продукт.  

Процесс образования нефти занял 150 миллионов лет

Он начался еще до того, как на планете появились динозавры, 300 миллионов лет назад; а современные запасы появились примерно 150 миллионов лет назад. Эти полторы сотни миллионов лет в толще Земли происходили сложные химические процессы, благодаря которым наш мир стал таким, каким мы его знаем.

Нефть — продукт разложения древних живых существ

Это останки водорослей и зоопланктона. В прошлом моря были теплее, поэтому останки падали на дно быстрее, чем могли разложиться. На глубине нескольких километров, под большим давлением и при температуре выше 50 градусов, без доступа кислорода они распадались дальше, уплотнялись и превращались в черную жидкость, которую мы называем нефтью. Хотя, в зависимости от месторождения, нефть может быть разной консистенции: иногда напоминает жидкий асфальт, иногда — подсолнечное масло.

Люди обычно думают, что под землей находятся целые озера нефти, из которых ее нужно только выкачать. На самом деле она рассеяна среди пород на глубине 5-6 километров, и породы нужно предварительно раздробить.   

 Инфографика в полном размере

Именно эта теория происхождения нефти сейчас считается правильной, хотя есть и другие: ее появлению способствовало падение метеоритов, она появилась из древних минералов или из метана, который исходит из мантии Земли и перерабатывается микроорганизмами.

Правда, все теории, которые утверждают, что нефть имеет неорганическое происхождение, сегодня считаются ошибочными. Неорганические теории были популярны среди советских ученых. Но они не позволяли делать прогнозы о том, где же есть новые месторождения.

 

via

businessviews.com.ua

Живое существо - Большая Энциклопедия Нефти и Газа, статья, страница 1

Живое существо

Cтраница 1

Живое существо - это химическая фабрика, которая перерабатывает поступающие исходные материалы ( питательные вещества) в самые различные продукты, необходимые для поддержания жизни и функционирования. Что же изготавливает эта фабрика. В первую очередь другие очень похожие фабрики. Способность к воспроизводству предполагает, что на фабрике имеется техническая документация, позволяющая создать новое самостоятельно функционирующее предприятие. Эта документация содержит все инструкции, необходимые для такого строительства ( опять-таки из питательных веществ, которые должны быть доступны), создания новых химических пакетов документации и всех мощностей, нужных независимому организму.  [1]

Живые существа - одни непосредственно, другие посредственно - получают из земли и из атмосферы все необходимое для произведения и развития их организмов и поддержания жизненных отправлений. Растение состоит из углерода, водорода, кислорода, азота, фосфора, серы и некоторых металлов; пусть воздух, которым дышат листья растения, вода, которую пьют его корни, земля, в которой эти корни ищут пищи и опоры, будут лишены хоть одного из приведенных элементов, и мы увидим, что растение скоро погибнет. Посадите семя в землю, содержащую только вещества, нерастворимые в воде и кислотах и неразлагающиеся от постоянного действия сырости и воздуха, например, возьмите чистый кварц, окружите его чистым воздухом, лишенным углекислоты, аммиака и прочих примесей и состоящим только из кислорода и азота в известной пропорции, поливайте его водою, не содержащею в растворе ни солей, ни углекислоты - вы увидите, что при достаточной теплоте семя прозябнет9, растение будет развиваться, но слабо, вяло и скоро умрет; высушите теперь его и анализируйте - вы найдете только те вещества, которые были в семени, и в том же количестве или даже в меньшем, потерянное отыщется в земле и в воздуе, в которых растение жило.  [2]

Живое существо открыто миру, оно потому и живое, что получает и отдает вещества и энергию. Следовательно, второе начало и не может выполняться в живом организме, рассматриваемом вне его окружения.  [3]

Живые существа пользуются для локации и электричеством. Африканская рыбка нильский длин-норыл при помощи специального органа на спине посылает в окружающее пространство электрические импульсы и улавливает их отражение.  [4]

Живые существа могут одновременно испытывать несколько потребностей. Однако всегда имеется ведущая доминирующая потребность, наиболее важная в каждый данный момент времени для выживания особи и ее рода, или адекватного приспособления к среде существования, которая и строит поведенческий акт, направленный на ее удовлетворение. Доминирующая потребность всегда воспринимается комплексом специфических рецепторов, расположенных как на периферии, так и непосредственно в центральной нервной системе. С их участием появляется ответственный момент формирования целенаправленного поведения - процесс трансформации внутренней потребности в соответствующее системное возбуждение мозга. Так возникает доминирующая мотивация. Последняя всегда сопровождается специфическим эмоциональным ощущением. Иными словами, в процессе формирования мотивационного возбуждения материальная метаболическая потребность трансформируется в процесс возбуждения мозговых структур, порождающий субъективное ощущение как идеальное отражение этой потребности.  [5]

Живое существо, способное чувствовать и передвигаться. Животные и люди радуются весне.  [6]

Живые существа, не способные строить свое тело на базе использования неорганических веществ, требующие поступления органического вещества извне, в составе пищи, относятся к группе гетеротрофных оршнизмов, живущих за счет продуктов, синтезированных фото - ищ хемосянтетиками. Пища, извлекаемая тем или иным способом из внешней среды, используется гетеротрофами на построение собственного тещ ж как источник энергии для различных форм жизнедеятельности. Таким образом, гетеротрофы используют энергию, запасенную автотрофами в виде химических связей синтезированных ими органических веществ.  [8]

Живые существа имеют те или иные потребности.  [10]

Живые существа находятся под воздействием совокупности излучений, которые удовлетворяют важную жизненную потребность. Всякое изменение в равновесии этого облучения является деликатным делом, но применение некоторых излучений может привести к превосходным результатам, если оно изучено, дозировано и отрегулировано.  [12]

Живое существо - это химическая фабрика, которая перерабатывает поступающие исходные материалы ( питательные вещества) в самые различные продукты, необходимые для поддержания жизни и функционирования. Что же изготавливает эта фабрика. В первую очередь другие очень похожие фабрики. Способность к воспроизводству предполагает, что на фабрике имеется техническая документация, позволяющая создать новое самостоятельно функционирующее предприятие. Эта документация содержит все инструкции, необходимые для такого строительства ( опять-таки из питательных веществ, которые должны быть доступны), создания новых химических пакетов документации и всех мощностей, нужных независимому организму.  [13]

Уже простейшие живые существа типа одноклеточной амебы способны определенным образом реагировать на изменения внешней среды.  [14]

Подобно живым существам, рынок также может устать. Даже несмотря на то, что он движется, продолжая приносить прибыли и убытки, скорость его движения замедляется. Это различными способами отражается графически.  [15]

Страницы:      1    2    3    4

www.ngpedia.ru

ГИПОТЕЗЫ: ЗЕМЛЯ - ЖИВОЕ СУЩЕСТВО

У НАС ПОД НОГАМИ — НЕЧТО ОГРОМНОЕ И ЖИВОЕ...

Гипотеза о живой Земле разрабатывалась ещё в 80-е годы в СССР, правда, негласно. Началось с того, что полевая экспедиция, возглавляемая кандидатом геолого-минералогических наук И. Яницким, обнаружила удивительное явление: выход из трещин в районах разломов земной коры глубинного газа гелия несколько раз в сутки резко увеличивался и так же резко падал, как будто там, в земных недрах, дышало огромное живое существо.

Тогда же, в 1980-е годы, доктор геолого-минералогических наук В. Макаров, изучая специально обработанные космические снимки районов разломов земной коры, выявил на них свидетельства периодических колебаний интенсивности магнитного поля в течение суток и месяцев, что в целом согласовывалось с открытием И. Яницкого.Объяснение этим явлениям предложил ведущий научный сотрудник института земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн (ИЗМИРАН) профессор В. Луговенко. 

По его мнению, Земля «дышит» через трещины в зонах разломов и «прокачивает» сквозь свои недра космическую энергию, подобно некоему живому организму.

Мысль о живой Земле поддержал известный учёный, доктор философских наук Г. Кузнецов. «Распространённое ныне в науке определение живого организма построено на чисто человеческой психологии, - писал он. - Из всех форм организованной материи к живым относят лишь те, свойства которых схожи со свойствами животных и людей. Формы же, существенно отличающиеся от животных по величине, продолжительности жизни, объёмам потребляемой энергии, скорости обменных процессов и т. д., официальной наукой к живой и тем более к разумной материи не причисляются. Такой „человекоцентризм" завёл науку в тупик - и в отношении к планете, и в познании законов природы».

Настоящий прорыв в изучении Земли как единого живого организма совершили английские учёные Хартман и Карри, открыв на поверхности планеты так называемую энергетическую сетку, которая впоследствии была названа их именем. 

Хартман и Карри, замеряя электромагнитные показатели в геометрически располагающихся зонах - «ячейках», выяснили, что эти ячейки «открываются» и «закрываются» в зависимости от различных космических факторов, в частности, расположения Луны и  планет. 

Они же предложили версию, что благодаря этой сетке живая разумная Земля испускает и принимает некие сигналы - «переговаривается» с другими планетами, которые тоже являются живыми и разумными. Хартман и Карри сначала полагали, что сетка покрывает только отдельные участки земной поверхности, но последние исследования показали, что вся поверхность нашей планеты представляет собой сплошную энергетическую сеть, являясь, по сути, единым принимающим и передающим устройством.ЗЕМЛЕ НЕ НРАВИТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЛЮДЕЙ

Вот что пишет один из современных учёных, профессор Сидни Джексон (Великобритания): «В окружающем нас мире собственным энергоинформационным полем обладают не только живые организмы, но и вообще любые предметы - будь то камень, стул или осколок бутылки. Но вся штука в том, что энергоинформационное поле разумного существа кардинально отличается от таких же полей неодушевлённых предметов. 

...Энергоинформационным полем первого типа (душой. - И. В.) обладают только три вида из всех известных нам существ. Это человек, дельфин и Земля. Действительно, планета, которая является нашей колыбелью, не просто шар, состоящий из металлов, минералов, воды и органических веществ. Она - разумное существо, часть великого вселенского сообщества. Только этим фактом можно объяснить загадочные сигналы, которые на очень тонком энергетическом уровне периодически идут с Земли в глубины космоса. Ясно, что их «посылает» сама планета... Мы не знаем, какого рода информация заключена в этих своеобразных информационных „посылках". Возможно, это обычный для Вселенной „обмен мнениями"...»

Как считают многие исследователи, тонким телом, или душой Земли является её ноосфера. Подобно тому, как в тонком теле человека заключена его разумная сущность, включающая всё духовное, накопленное им за жизнь, так и в ноосфере заключена вся накопленная живой Землёй информация за сотни миллионов лет её существования. Причём накопленного не только ею самой, но и людьми, ведь их тонкие тела незримыми узами постоянно соединены с ноосферой.

Некоторые специалисты полагают, что в ноосфере остаются навечно каждая мысль, каждое слово всех когда-либо живших на Земле людей. Но это означает, что Земля не просто знает о существовании людей - ей известен каждый человек! Своим огромным духовным телом, распространяющимся далеко в космос, она объемлет нас всех.

Тонкое тело планеты и тонкие тела людей имеют одну природу. А это значит, что человек, хотя бы на подсознательном уровне, вполне способен общаться с Землёй, поскольку у подсознания человека и у подсознания планеты должны быть общие функции, законы работы, информационные языки.

Способна общаться с людьми и Земля. Она это и делает, причём, по-видимому, довольно активно. Происходит это в виде обмена информацией между ноосферой и тонкими телами людей.

На эмоциональном состоянии планеты отражаются космические катастрофы, происходящие за миллиарды километров от неё. Через ноосферу эти катастрофы сказываются на людях, вызывая изменения в их энергетике, эмоциональной сфере, здоровье.

На состоянии планеты отражаются и события в мире людей. Социальные, политические и национальные конфликты вызывают напряжение в ноосфере и в физическом теле Земли. Учёные уже подметили тот факт, что наибольшее количество бурь, землетрясений и разного рода климатических «сюрпризов» преподносится нам именно в наиболее социально и политически неблагополучных регионах. Земля чувствует человеческую злобу и ненависть, и по-своему реагирует на них.

Если верить учёным, следящим за состоянием планеты, она, особенно в последние годы, подаёт людям недвусмысленные сигналы о своём недовольстве их деятельностью. «При увеличении численности человечества, превышающей допустимые нормы, при отравлении продуктами жизнедеятельности цивилизации отдельных частей планеты, её атмосферы, гидросферы или уничтожении растительности, Земля начинает «очищаться» от опасных для неё существ, - утверждает профессор Г. Кузнецов. - Как правило, она делает это с помощью природных катастроф. 

Не так давно в её арсенале было средство, сродни нашему психотронному оружию: она внедряла в подсознание людей приказ к самоуничтожению, который приводил к войнам. Сейчас, когда у людей появилось ядерное оружие, способное привести к гибельным последствиям не только для человеческого сообщества, но и для самой планеты, она избрала другую тактику. От расплодившихся людей она очищается посредством смертоносных вирусов...»

ЧЕЛОВЕК — ЭТО ЗЕМЛЯ В МИНИАТЮРЕ

Благодаря своему приёмно-передающему устройству - сетке Хартмана-Керри, Земля постоянно, каждую секунду, обменивается информацией с ближними и дальними разумными космическими объектами.

Возможно, этот обмен является одним из принципов её существования в великом вселенском сообществе, в которое она входит. Нам не известен ни смысл информации, ни устройство вселенского сообщества. Скорее всего, сообщество представляет собой единый энергоинформационный континуум, «разумную Вселенную», в которой равноправно сосуществуют не только разумные планеты, но и другие разумные сущности. Главное условие «членства» в сообществе - обладание душой, или «энергоинформационным полем первого типа» (по выражению С. Джексона). Если это так, то во вселенское сообщество вливаются и души людей, когда освобождаются от своей физической оболочки.

Ответные сигналы, которые отправляют Земле разумные планеты, оказывают влияние на людей, вернее, на их тонкие тела.

Аура, энергоинформационное поле человека достаточно защищает его от воздействия этих сигналов, но не во все периоды его жизни. Считается, что когда зародившийся человек находится в материнской утробе, его аура, тонкое тело, ещё слабо и может быть подвержено воздействиям извне, хотя оно и защищено аурой матери. Когда же человек выходит из материнской утробы, его духовное тело на короткое время лишается всякой защиты. В эти моменты оно претерпевает кардинальную перестройку, превращаясь в настоящее целостное астральное образование, готовое воспринимать мир. Но в это же время оно попадает под воздействие сигналов, посылаемых Земле разумными небесными объектами.

Это воздействие оказывается весьма существенным. Оно «привязывает» тонкое тело данного человека к энергоинформационным сигналам от планет, оказавшим на него воздействие во время его появления на свет, и это в дальнейшем сказывается на его судьбе. Люди подметили это ещё в глубокой древности. Сигналы-послания от разумных небесных тел могут затухать и усиливаться, менять частоту и интенсивность. Характер сигналов может зависеть от расположения посылающих их небесных тел относительно Земли. Совокупность всех этих факторов имеет значение для человека и по ним могут быть предугаданы важные события его жизни.

Древние мудрецы, обнаружив, что характер и судьба человека зависят от расположения звёзд и планет именно во время его появления на свет, объясняли эту зависимость некими «силами» и «флюидами». Откуда им было знать, что на людей влияют не «силы», а энергоинформационные излучения, которыми буквально пронизана разумная Вселенная. Не исключено, что когда-нибудь в будущем человек научится принимать эти сигналы, причём не приборами, а своим существом, как это делает Земля. Информация, которую он получит, ускорит его развитие намного быстрее любого научно-технического прогресса.

Человек в миниатюре повторяет Землю. Пример «солнцеедов» показывает, что люди тоже способны питаться одной лишь энергией Солнца, как это де лает Земля.

Человек благодаря своему тон кому телу может проявлять способности, которым официальная наука пока не нашла объяснения. Это - ясновидение, телепатия, левитация, со здание призраков и двойников, общение с потусторонним миром и многое другое. Но на то же самое способна и Земля, причём в гораздо больших масштабах. Привидения, призраки, таинственные огни, полтергейсты, НЛО, ангелы, пришельцы, вещие сны и огромное количество всевозможных явлений в том же роде, поражающих воображение людей, порождены ноосферой и посланы нам для нашего духовного развития.

Человек в конце своей земной жизни избавляется от физического тела и в виде духа уходит в иные миры. Через миллиарды лет и Земля избавится от своей плоти и в виде ноосферы - чистого духа -устремится туда же.Версия о разумной Земле - это всего лишь версия. Кого-то она заинтересует, кто-то назовёт её бредовой. Но в любой, даже невероятной идее есть зерно истины. Мы ещё слишком мало знаем об окружающем мире и забываем иногда, что природа неисчерпаема и способна на самые неожиданные сюрпризы. 

Игорь В0Л03НЕВ"Аномальные новости" 2014

tainyvselennoi.ru

Концепт «нефть» в дискурсе журналиста нефтяного моногорода

УДК 811.161.125

Д. Н. Никитина

КОНЦЕПТ «НЕФТЬ» В ДИСКУРСЕ ЖУРНАЛИСТА НЕФТЯНОГО МОНОГОРОДА

Статья посвящена анализу концепта «нефть» в дискурсе журналиста нефтяного моногорода. Доказывается, что гиперболизация и олицетворение нефти в текстах журналиста г. Стрежевого Томской области А. Шул-баевой приводят к трансформации ее образа в миф о своеобразной первородной субстанции.

Ключевые слова: медиаконцепт, миромоделирующий потенциал, дискурс журналиста, региональная картина мира.

Ася Шулбаева - известная не только в Томске и области, но и далеко за ее пределами, не раз становившаяся лауреатом разнообразных профессиональных конкурсов и премий журналистка издающейся в г. Стрежевом Томской области газеты «Томская нефть». Поскольку Стрежевой является моногородом, в котором фундаментальным градообразующим началом выступает нефтяной промысел, логично, что одним из ключевых концептов, формирующихся в стрежевской медиасфере, является концепт нефть (см. об этом: [1]). Воплощение этого социально маркированного концепта в отличие от эмоциональных концептов типа любовь, ненависть и т. п., требуют от журналиста мобилизации особых лингвокреативных усилий для вовлечения читателя в единое с автором смысловое и ассоциативное пространство.

Материалом настоящего исследования стала подборка статей Аси Шулбаевой за 2006-2009 гг.: «А за плечами - 40 лет и сотни новых скважин»; «А орешки не простые»; «Важно не подкачать»; «Глубин земных первопроходцы»; «Достань свою звезду»; «За разведкой следует наступление»; «На юге не отдыхают»; «Недра»; «От юга до севера»; «Коллектив»; «От юга до севера»; «Подо льдом»; «Полгода: курс верный»; «Разведка дает прирост»; «Сибирский уют»; «Собрать “кубик Рубика”»; «Это были красивые люди»; «И вместе им не сойтись?» и некоторые другие.

Даже поверхностный анализ материала показывает, что образ нефти будто пронизывает все остальные сферы жизни Стрежевого и является смысловым центром, вокруг которого концентрируются остальные темы стрежевского дискурса. Это обусловлено первостепенной ролью нефтепромысла в Стрежевом, объемностью и глубиной содержания самой «нефтяной составляющей жизни» города. Добыча и обработка нефти не только образуют основу крупнейшего предприятия всего региона - Сибирской сервисной компании (ССК) и ее отделений, но так или иначе подчиняют себе все прочие организации, производства и компании, деятельность которых не связана напрямую с нефтью, но обеспечивает жизнедеятельность ССК и города.

Неслучайно количество композитов (сложных

слов) с основой, включающей корень нефт-, поражает: на 97 184 слова имеющегося у нас корпуса статей стрежевского журналиста Аси Шулбаевой лексемы с этим элементом встречаются 386 раз, сама лексема нефть 93 раза, нефтяной - 51, нефтяник - 26. Сумма всех интересующих нас единиц равна 556, что составляет примерно 0,57 % от общего количества слов в текстах.

Если обратиться к материалам Национального корпуса русского языка (URL: http://ruscorpora.ru) и созданного на его основе «Нового частотного словаря русской лексики», то можно увидеть, что «лексем нефть и нефтяной нет ни в частотном словаре художественной литературы, ни в частотном словаре живой устной речи (в список включены 5 000 самых частотных слов этих подкорпусов), что означает их низкую частотность в текстах данных стилей. Напротив, вполне репрезентативное представительство данных лексем наблюдается в текстах публицистических. Так, ipm (instances per million words) - число употреблений на миллион слов корпуса - лексемы нефть в публицистике составляет 101,9; лексемы нефтяной - 62,1, следовательно, их совокупный ipm - 164,0. Для сравнения: совокупный ipm лексем богатый и богатство составляет 155,8; совокупный ipm лексем православный и православие - 125,4» [2, с. 209].

Таким образом, удельный вес искомых единиц в «Новом частотном словаре русской лексики» составляет 0,0164 %, а в текстах Аси Шулбаевой -0,57 %, что примерно в 35 раз выше.

Одним из основных условий закрепления за концептом статуса ключевого в идиоконцептосфе-ре автора является показатель частотности слов-репрезентантов концепта в его текстах. Следовательно, высокая частотность употребления лексем с корнем нефт- свидетельствует о значимости данной единицы для дискурса автора, о ее ключевой роли в формировании базовых концептов языковой картины мира журналиста.

Как показывает анализ, «нефтяной мир» не просто является полновесным и самодостаточным, он раздвигает границы месторождений и города Стрежевого, превращаясь в целую вселенную: «К своей звезде в ходе второго молодежного

турнира акционерного общества “Томскнефть” стремилась каждая из команд-участников». Огромные просторы первозданных сибирских земель известны во всем мире. Но в описании журналиста Аси Шулбаевой особенно отдаленные стрежевские нефтяные промыслы разрастаются до глобальных размеров: месторождения изображаются как необъятные пространства, для описания которых используются названия сторон света: восток, запад, север и юг: «От крайней южной до крайней северной точки, находящихся в зоне ответственности восьмого цеха добычи, - 90 километров. Вотчина ЦДНГ-8 - самое большое среди месторождений “Томскнефти” Первомайское месторождение. Поэтому по утрам мастера и операторы добычи отправляются на один из трех участков, именуемых севером, центром и югом Первомайки, и до вечера уже не встречаются».

Интересную интерпретацию получает представление о юге. Как свидетельствует «Русский ассоциативный словарь» [3], в качестве основных реакций на лексему юг служат такие ассоциаты, как север, тепло, море, страны, жара и пр. В статье традиционное значение слова трансформируется: для нефтяников юг - это прежде всего месторождения, расположенные к югу от Стрежевого, а также южная часть территории конкретных месторождений. В анализируемой статье актуализируется значение «юг Крапивинского месторождения». Уже в названии статьи «На юге не отдыхают» автор отталкивается от типичного контекста данной лексической единицы (отдых на юге), навязывая совершенно другое значение, не вполне понятное для читателей других городов и регионов, не погруженных в местный «нефтяной дискурс»:

«— Поехал на юг... Еду с юга. Услышав такой ответ на вопрос “Ты где?”, начинаешь чуть-чуть завидовать. Потому что невольно представляешь море, пальмы, пляж. Но на Крапивинском эти слова означают совсем иное. Здешний юг - место не для отпуска, а для тяжелой, напряженной работы».

И далее разворачиваются самые значимые для нефтяников смыслы, включающие положительную коннотацию, поскольку все единицы, описывающие сложный процесс добычи нефти, труд нефтяников, как правило, оцениваются стрежевчанами безусловно одобрительно: «С юга пошла нефть». Поскольку развитие региона всецело зависит от объемов добываемой нефти, процветания нефтедобывающей отрасли, это новое значение лексемы юг легко вписывается в «нефтяной дискурс» Стре-жевого и становится вполне понятным для читателей без пояснений.

С другой стороны, автору свойственно изображение мира, окружающего буровую, как неизвестного - чужого и враждебного людям, где «шаг

вправо, шаг влево карается... падением в болотную жижу, гибелью». Буровая показана как маленькая точка - единственный оплот человеческого существования: «маленький островок среди тайги и болот». В этом контексте месторождение, на котором живут и работают буровики, изображается как средоточие жизни среди неживого и опасного и несущего смерть пространства непроходимых болот. В болотах есть так называемые окна -коварные глубокие озера, в которых бывают несчастные случаи, когда тонет техника, гибнут люди. Нужно отметить, что система оппозиций живое — неживое в целом характерна для дискурса А. Шулбаевой. Она актуализирует глубинные смыслы, заложенные в сознании сибиряков, окруженных огромными неосвоенными территориями и, таким образом, отделенных от остального цивилизованного мира: суверенность сибиряков, их самодостаточность и замкнутость для остального мира.

В оппозицию живое - неживое своеобразно вписывается и нефть. Благодаря обильному использованию разнообразных метафор нефть в дискурсивном пространстве статей А. Шулбаевой представляется в виде некоего живого организма. Модус эмпатии сопутствует описанию всего процесса бурения, жизни буровой, автор не скрывает своей заинтересованности и участия в нелегком деле добычи нефти, обнаруживая свое к ней отношение, словно к ребенку, только-только рождающемуся (речь идет о строительстве новых буровых), иногда беззащитному перед людьми, всецело зависящему от воли руководства «Томскнефти». Безусловно, такой взгляд передается автору от самих буровиков, проживающих целую жизнь на месторождении и поэтому сроднившихся с ним. Мастер, словно любящая мать, неусыпно следит за ходом бурения, по определенным признакам видит - что-то не так, слушает «шумное “дыхание” буровой». А. Шулбаева отмечает: желание быть «на месте» и непосредственно контролировать процесс долго служило препятствием между буровыми мастерами и новыми технологиями, предполагающими удаленное управление процессом бурения: «Ведь не так просто было переломить в сознании, что твое место в непростой момент - не там, где гремит железо и шумно стравливается пар, не рядом с бурильщиком, стоящим за рычагом-“палкой”, а в жилом городке перед компьютером».

Образ нефти в дискурсе А. Шулбаевой предстает в разных семантических измерениях: нефть -это детище человечества, порождение современной истории - изображается то как податливая, гибкая техника, машина для удовлетворения человеческих потребностей и желаний, то как усмиренная стихия, то как самостоятельная вселенная, абсолютно независимая, существующая по своим

законам. Но человек априори занимает ведущую позицию - позицию управляющего по отношению к нефти.

«Нефть ведь не кончится завтра», а значит, можно еще качать и качать и думать о нефти исключительно как о товаре, который нужно использовать с максимальной прибылью: «. выведенная из консервации скважина 196-Р вносит свою лепту в общий “котел”». От месторождений ждут только положенной отдачи - доходов. Так, о результатах разведки одной из новых скважин журналист пишет: «Десятая Макарьевская, к сожалению, не подтвердила ожидания». Добыча нефти превращается в гонку за успех: «В условиях сегодняшней неопределенности в будущем нефтегазового комплекса Томской области наша первостепенная задача - нарастить объемы эксплуатационного и разведочного бурения на родной земле». Кризис в нефтедобывающей отрасли рассматривается как общероссийская и мировая проблема. О наметившихся перспективах восстановления объемов добычи нефти, а значит, и восстановления рабочих мест и возвращения былых успешных позиций один из рабочих говорит: «Страшно не спугнуть это все. Перспектива вдохновляет, и в то же время страшновато. Пока все опять раскрутится». А времена очень высоких показателей суточной добычи нефти считаются эталонными, образцовыми для демонстрации способностей и мощностей техники в выкачке запасов этого ископаемого из недр земли, когда добыча достигает «потолка»: «Нельзя же добывать с месторождения больше, чем оно дает».

Показателен материал А. Шулбаевой, в котором очередная разработанная скважина рисуется как единица покоряющей природу армии: «Одна пробуренная скважина может стать решающей для поворота целой “армии” в новом направлении». А промышленное освоение нефтяных запасов Томского севера и строительство города в тяжелых условиях описываются как покорение сил дикой природы, привнесение цивилизации: «Вся грязь была наша. Но радость от того, что кругом все начинается, что город растет, была сильнее трудностей».

Статьи, посвященные нефтяникам, отличает героический пафос: «Это были герои нашего времени, люди высокого полета, замечательные хлопцы». Человек в очередной раз примеряет на себя роль творца: «Как из глины в руках гончара получается сосуд, так и здесь хочется посмотреть, что в итоге будет». Категория повседневного события часто нивелируется с целью показать профессию нефтяника как череду сложных ситуаций и бесконечных ЧП, о чем свидетельствует подзаголовок статьи «Хоть мы и не полярники» из рубрики «Испытание» о работе буровиков на отдаленном месторождении в лютые морозы: «Всё в рабочем режиме».

Олицетворение нефти происходит через сравнение одного из этапов ее жизненного цикла с этапом человеческой жизни посредством метафоры «месторождение стареет» или прямого сравнения с человеком: «месторождения стареют быстрее, чем люди». Следуя логике автора, месторождение, совсем как человек, проходит все фазы своего жизненного пути: детство, юность, зрелость, старость. А вид заброшенных, отработанных скважин -своеобразное кладбище месторождений - приводит автора в сожаление: они похожи на безжизненные памятники, запечатлевшие некогда бурную человеческую деятельность, теперь будто застывшую в ненужной технике: «На кустах... качалки теперь стоят просто как символы».

Особым образом названа стадия консервации скважины - время ее «молчания». Скважина представляется не просто живым существом, но существом со сложной организацией, существом, наделенным голосом. Фазы активной ее работы - ее жизни - прекращаются навсегда или временно молчанием, налагаемым человеком.

Но, несмотря на это, именно человек осознает нефть как живое существо: «ремонт “живых” скважин». Ему даже свойственно приписывать ей человеческие качества: герой очередной статьи будто рассказывает о своей близкой знакомой - скважине, он «знает, на что способна каждая из двухсот пятнадцати скважин Первомайского месторождения».

Антропоморфизм отражается и в том, например, что скважина может обладать характером: «есть сложная, капризная скважина». Эта прихотливая скважина, совсем как капризный ребенок, привлекает к себе все внимание мастера. Сейчас над ней «колдуют», как с любовью говорит мастер, - ремонтируют. Отеческое отношение бурового мастера проявляется в его вопросе относительно результатов ремонта: «Ну что, жить будет?», соответственно, специалисты ремонтной бригады похожи «на врачей, собравшихся на консилиум». Из приведенного контекста видно, с каким родственным чувством относятся нефтяники к скважинам, за которые отвечают. Месторождению приписываются те же качества, что и человеку: «Как полагается каждому “уважающему себя” месторождению, Южно-Черемшанское имеет весь положенный для промысла комплекс». Это способствует презентации нефти как личности, причем полноценной, находящейся в гармонии с окружающим миром, достойно себя представляющей. Кроме того, в сознании жителей нефтеграда существует и представление о нефти как о некой субстанции, позволяющей человеку достойно жить и процветать: «Кусты, пробуренные в последние годы... называют кормильцами».

Вместе с тем человек, бесспорно, выступает в роли правителя этих живых существ: только он определяет момент «пробуждения» и «усыпления» скважины, объем ее жизненных ресурсов. Подчеркивается утилитарно-прагматическое отношение к нефти: «Самый “жирный кусок” - это пласт Б-3...» Наибольшее удовлетворение и радость приносят лишь высокие показатели добычи нефти и относительно небольшие затраты, связанные с процессом бурения: «Проверяя утром свой фонд, Сергей с приятным чувством подъезжает к 25-му кусту: “Этот у меня самый хороший, «жирный»: двенадцать скважин, все нефть дают, и процент воды небольшой”. ... Освоение давно пробуренных “разведок” - дело стоящее: приложил минимум усилий -получил максимум удовольствия».

Таким образом, ключевой концепт локальной (в данном случае - стрежевской) картины мира в идиодискурсе талантливого журналиста Аси Шул-

баевой приобретает объемность и стереоскопичность. Созданный ею образ нефти можно охарактеризовать как разноликий, но целостный, единый. Нефть в картине мира стрежевчан предстает в виде живого существа, часто уподобляется человеку, а пространство «живого» нефтяного мира, окруженного безжизненной, бесплодной пустотой, расширяется до вселенских размеров. Нефть представляется неким источником жизни: она явилась первопричиной построения нефтеграда, она же гарантирует ему развитие и стабильность. Гиперболизация и олицетворение нефти приводят к трансформации ее образа в миф о своеобразной первородной субстанции. В результате в дискурсе стрежевского журналиста происходит гипостазирование [4] нефти — возведение ее в ранг самостоятельно существующего объекта (субстанции) того, что в действительности является лишь свойством, отношением чего-либо).

Список литературы

Орлова О. В. Специфика реализации медиаконцепта нефть в дискурсе малой прессы Томской области (на примере газеты «Нарымский вестник») // Вестн. Томского гос. пед. ун-та (Tomsk State Pedagogical University Bulletin). 2012. Вып. 1. С. 232-236.

Орлова О. В. Дискурсивно-стилистическая эволюция медиаконцепта: жизненный цикл и миромоделирующий потенциал: монография. Томск: Изд-во Том. гос. пед. ун-та, 2012. 254 с.

Караулов Ю. Н., Сорокин Ю. А., Тарасов Е. Ф. и др. Русский ассоциативный словарь. Кн. 1. Прямой словарь: от стимула к реакции. Ассоциативный тезаурус современного русского языка. Часть I. М., 1994. 224 с.

Философский словарь / под ред. И. Т. Фролова. 4-е изд. М.: Политиздат, 1981. 445 с.

Никитина Д. Н., магистрант.

Томский государственный педагогический университет.

Ул. Киевская, 60, Томск, Россия, 634061.

E-mail: [email protected]

Материал поступил в редакцию 24.12.2012.

D. N. Nikitina

THE CONCEPT “OIL” IN THE DISCOURSE OF AN OIL MONOTOWN JOURNALIST

In the article the author presented an analysis of the concept oil in the discourse of the oil mono-town journalist. The hyperbolization and an oil embodiment in texts by A.Shulbayeva, journalist of Strezhevoy (town in Tomsk region), lead to transformation of an oil image to the first-born substance myth.

Key words: media concept, world modelling potential, discourses of the journalist, regional picture of the world.

Tomsk State Pedagogical University.

Ul. Kievskaya, 60, Tomsk, Russia, 634061.

E-mail: [email protected]

psibook.com

Концепт «Нефть» в дискурсе журналиста нефтяного моногорода Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

УДК 811.161.125

Д. Н. Никитина

КОНЦЕПТ «НЕФТЬ» В ДИСКУРСЕ ЖУРНАЛИСТА НЕФТЯНОГО МОНОГОРОДА

Статья посвящена анализу концепта «нефть» в дискурсе журналиста нефтяного моногорода. Доказывается, что гиперболизация и олицетворение нефти в текстах журналиста г. Стрежевого Томской области А. Шул-баевой приводят к трансформации ее образа в миф о своеобразной первородной субстанции.

Ключевые слова: медиаконцепт, миромоделирующий потенциал, дискурс журналиста, региональная картина мира.

Ася Шулбаева - известная не только в Томске и области, но и далеко за ее пределами, не раз становившаяся лауреатом разнообразных профессиональных конкурсов и премий журналистка издающейся в г. Стрежевом Томской области газеты «Томская нефть». Поскольку Стрежевой является моногородом, в котором фундаментальным градообразующим началом выступает нефтяной промысел, логично, что одним из ключевых концептов, формирующихся в стрежевской медиасфере, является концепт нефть (см. об этом: [1]). Воплощение этого социально маркированного концепта в отличие от эмоциональных концептов типа любовь, ненависть и т. п., требуют от журналиста мобилизации особых лингвокреативных усилий для вовлечения читателя в единое с автором смысловое и ассоциативное пространство.

Материалом настоящего исследования стала подборка статей Аси Шулбаевой за 2006-2009 гг.: «А за плечами - 40 лет и сотни новых скважин»; «А орешки не простые»; «Важно не подкачать»; «Глубин земных первопроходцы»; «Достань свою звезду»; «За разведкой следует наступление»; «На юге не отдыхают»; «Недра»; «От юга до севера»; «Коллектив»; «От юга до севера»; «Подо льдом»; «Полгода: курс верный»; «Разведка дает прирост»; «Сибирский уют»; «Собрать “кубик Рубика”»; «Это были красивые люди»; «И вместе им не сойтись?» и некоторые другие.

Даже поверхностный анализ материала показывает, что образ нефти будто пронизывает все остальные сферы жизни Стрежевого и является смысловым центром, вокруг которого концентрируются остальные темы стрежевского дискурса. Это обусловлено первостепенной ролью нефтепромысла в Стрежевом, объемностью и глубиной содержания самой «нефтяной составляющей жизни» города. Добыча и обработка нефти не только образуют основу крупнейшего предприятия всего региона - Сибирской сервисной компании (ССК) и ее отделений, но так или иначе подчиняют себе все прочие организации, производства и компании, деятельность которых не связана напрямую с нефтью, но обеспечивает жизнедеятельность ССК и города.

Неслучайно количество композитов (сложных

слов) с основой, включающей корень нефт-, поражает: на 97 184 слова имеющегося у нас корпуса статей стрежевского журналиста Аси Шулбаевой лексемы с этим элементом встречаются 386 раз, сама лексема нефть 93 раза, нефтяной - 51, нефтяник - 26. Сумма всех интересующих нас единиц равна 556, что составляет примерно 0,57 % от общего количества слов в текстах.

Если обратиться к материалам Национального корпуса русского языка (URL: http://ruscorpora.ru) и созданного на его основе «Нового частотного словаря русской лексики», то можно увидеть, что «лексем нефть и нефтяной нет ни в частотном словаре художественной литературы, ни в частотном словаре живой устной речи (в список включены 5 000 самых частотных слов этих подкорпусов), что означает их низкую частотность в текстах данных стилей. Напротив, вполне репрезентативное представительство данных лексем наблюдается в текстах публицистических. Так, ipm (instances per million words) - число употреблений на миллион слов корпуса - лексемы нефть в публицистике составляет 101,9; лексемы нефтяной - 62,1, следовательно, их совокупный ipm - 164,0. Для сравнения: совокупный ipm лексем богатый и богатство составляет 155,8; совокупный ipm лексем православный и православие - 125,4» [2, с. 209].

Таким образом, удельный вес искомых единиц в «Новом частотном словаре русской лексики» составляет 0,0164 %, а в текстах Аси Шулбаевой -0,57 %, что примерно в 35 раз выше.

Одним из основных условий закрепления за концептом статуса ключевого в идиоконцептосфе-ре автора является показатель частотности слов-репрезентантов концепта в его текстах. Следовательно, высокая частотность употребления лексем с корнем нефт- свидетельствует о значимости данной единицы для дискурса автора, о ее ключевой роли в формировании базовых концептов языковой картины мира журналиста.

Как показывает анализ, «нефтяной мир» не просто является полновесным и самодостаточным, он раздвигает границы месторождений и города Стрежевого, превращаясь в целую вселенную: «К своей звезде в ходе второго молодежного

турнира акционерного общества “Томскнефть” стремилась каждая из команд-участников». Огромные просторы первозданных сибирских земель известны во всем мире. Но в описании журналиста Аси Шулбаевой особенно отдаленные стрежевские нефтяные промыслы разрастаются до глобальных размеров: месторождения изображаются как необъятные пространства, для описания которых используются названия сторон света: восток, запад, север и юг: «От крайней южной до крайней северной точки, находящихся в зоне ответственности восьмого цеха добычи, - 90 километров. Вотчина ЦДНГ-8 - самое большое среди месторождений “Томскнефти” Первомайское месторождение. Поэтому по утрам мастера и операторы добычи отправляются на один из трех участков, именуемых севером, центром и югом Первомайки, и до вечера уже не встречаются».

Интересную интерпретацию получает представление о юге. Как свидетельствует «Русский ассоциативный словарь» [3], в качестве основных реакций на лексему юг служат такие ассоциаты, как север, тепло, море, страны, жара и пр. В статье традиционное значение слова трансформируется: для нефтяников юг - это прежде всего месторождения, расположенные к югу от Стрежевого, а также южная часть территории конкретных месторождений. В анализируемой статье актуализируется значение «юг Крапивинского месторождения». Уже в названии статьи «На юге не отдыхают» автор отталкивается от типичного контекста данной лексической единицы (отдых на юге), навязывая совершенно другое значение, не вполне понятное для читателей других городов и регионов, не погруженных в местный «нефтяной дискурс»:

«— Поехал на юг... Еду с юга. Услышав такой ответ на вопрос “Ты где?”, начинаешь чуть-чуть завидовать. Потому что невольно представляешь море, пальмы, пляж. Но на Крапивинском эти слова означают совсем иное. Здешний юг - место не для отпуска, а для тяжелой, напряженной работы».

И далее разворачиваются самые значимые для нефтяников смыслы, включающие положительную коннотацию, поскольку все единицы, описывающие сложный процесс добычи нефти, труд нефтяников, как правило, оцениваются стрежевчанами безусловно одобрительно: «С юга пошла нефть». Поскольку развитие региона всецело зависит от объемов добываемой нефти, процветания нефтедобывающей отрасли, это новое значение лексемы юг легко вписывается в «нефтяной дискурс» Стре-жевого и становится вполне понятным для читателей без пояснений.

С другой стороны, автору свойственно изображение мира, окружающего буровую, как неизвестного - чужого и враждебного людям, где «шаг

вправо, шаг влево карается... падением в болотную жижу, гибелью». Буровая показана как маленькая точка - единственный оплот человеческого существования: «маленький островок среди тайги и болот». В этом контексте месторождение, на котором живут и работают буровики, изображается как средоточие жизни среди неживого и опасного и несущего смерть пространства непроходимых болот. В болотах есть так называемые окна -коварные глубокие озера, в которых бывают несчастные случаи, когда тонет техника, гибнут люди. Нужно отметить, что система оппозиций живое — неживое в целом характерна для дискурса А. Шулбаевой. Она актуализирует глубинные смыслы, заложенные в сознании сибиряков, окруженных огромными неосвоенными территориями и, таким образом, отделенных от остального цивилизованного мира: суверенность сибиряков, их самодостаточность и замкнутость для остального мира.

В оппозицию живое - неживое своеобразно вписывается и нефть. Благодаря обильному использованию разнообразных метафор нефть в дискурсивном пространстве статей А. Шулбаевой представляется в виде некоего живого организма. Модус эмпатии сопутствует описанию всего процесса бурения, жизни буровой, автор не скрывает своей заинтересованности и участия в нелегком деле добычи нефти, обнаруживая свое к ней отношение, словно к ребенку, только-только рождающемуся (речь идет о строительстве новых буровых), иногда беззащитному перед людьми, всецело зависящему от воли руководства «Томскнефти». Безусловно, такой взгляд передается автору от самих буровиков, проживающих целую жизнь на месторождении и поэтому сроднившихся с ним. Мастер, словно любящая мать, неусыпно следит за ходом бурения, по определенным признакам видит - что-то не так, слушает «шумное “дыхание” буровой». А. Шулбаева отмечает: желание быть «на месте» и непосредственно контролировать процесс долго служило препятствием между буровыми мастерами и новыми технологиями, предполагающими удаленное управление процессом бурения: «Ведь не так просто было переломить в сознании, что твое место в непростой момент - не там, где гремит железо и шумно стравливается пар, не рядом с бурильщиком, стоящим за рычагом-“палкой”, а в жилом городке перед компьютером».

Образ нефти в дискурсе А. Шулбаевой предстает в разных семантических измерениях: нефть -это детище человечества, порождение современной истории - изображается то как податливая, гибкая техника, машина для удовлетворения человеческих потребностей и желаний, то как усмиренная стихия, то как самостоятельная вселенная, абсолютно независимая, существующая по своим

законам. Но человек априори занимает ведущую позицию - позицию управляющего по отношению к нефти.

«Нефть ведь не кончится завтра», а значит, можно еще качать и качать и думать о нефти исключительно как о товаре, который нужно использовать с максимальной прибылью: «. выведенная из консервации скважина 196-Р вносит свою лепту в общий “котел”». От месторождений ждут только положенной отдачи - доходов. Так, о результатах разведки одной из новых скважин журналист пишет: «Десятая Макарьевская, к сожалению, не подтвердила ожидания». Добыча нефти превращается в гонку за успех: «В условиях сегодняшней неопределенности в будущем нефтегазового комплекса Томской области наша первостепенная задача - нарастить объемы эксплуатационного и разведочного бурения на родной земле». Кризис в нефтедобывающей отрасли рассматривается как общероссийская и мировая проблема. О наметившихся перспективах восстановления объемов добычи нефти, а значит, и восстановления рабочих мест и возвращения былых успешных позиций один из рабочих говорит: «Страшно не спугнуть это все. Перспектива вдохновляет, и в то же время страшновато. Пока все опять раскрутится». А времена очень высоких показателей суточной добычи нефти считаются эталонными, образцовыми для демонстрации способностей и мощностей техники в выкачке запасов этого ископаемого из недр земли, когда добыча достигает «потолка»: «Нельзя же добывать с месторождения больше, чем оно дает».

Показателен материал А. Шулбаевой, в котором очередная разработанная скважина рисуется как единица покоряющей природу армии: «Одна пробуренная скважина может стать решающей для поворота целой “армии” в новом направлении». А промышленное освоение нефтяных запасов Томского севера и строительство города в тяжелых условиях описываются как покорение сил дикой природы, привнесение цивилизации: «Вся грязь была наша. Но радость от того, что кругом все начинается, что город растет, была сильнее трудностей».

Статьи, посвященные нефтяникам, отличает героический пафос: «Это были герои нашего времени, люди высокого полета, замечательные хлопцы». Человек в очередной раз примеряет на себя роль творца: «Как из глины в руках гончара получается сосуд, так и здесь хочется посмотреть, что в итоге будет». Категория повседневного события часто нивелируется с целью показать профессию нефтяника как череду сложных ситуаций и бесконечных ЧП, о чем свидетельствует подзаголовок статьи «Хоть мы и не полярники» из рубрики «Испытание» о работе буровиков на отдаленном месторождении в лютые морозы: «Всё в рабочем режиме».

Олицетворение нефти происходит через сравнение одного из этапов ее жизненного цикла с этапом человеческой жизни посредством метафоры «месторождение стареет» или прямого сравнения с человеком: «месторождения стареют быстрее, чем люди». Следуя логике автора, месторождение, совсем как человек, проходит все фазы своего жизненного пути: детство, юность, зрелость, старость. А вид заброшенных, отработанных скважин -своеобразное кладбище месторождений - приводит автора в сожаление: они похожи на безжизненные памятники, запечатлевшие некогда бурную человеческую деятельность, теперь будто застывшую в ненужной технике: «На кустах... качалки теперь стоят просто как символы».

Особым образом названа стадия консервации скважины - время ее «молчания». Скважина представляется не просто живым существом, но существом со сложной организацией, существом, наделенным голосом. Фазы активной ее работы - ее жизни - прекращаются навсегда или временно молчанием, налагаемым человеком.

Но, несмотря на это, именно человек осознает нефть как живое существо: «ремонт “живых” скважин». Ему даже свойственно приписывать ей человеческие качества: герой очередной статьи будто рассказывает о своей близкой знакомой - скважине, он «знает, на что способна каждая из двухсот пятнадцати скважин Первомайского месторождения».

Антропоморфизм отражается и в том, например, что скважина может обладать характером: «есть сложная, капризная скважина». Эта прихотливая скважина, совсем как капризный ребенок, привлекает к себе все внимание мастера. Сейчас над ней «колдуют», как с любовью говорит мастер, - ремонтируют. Отеческое отношение бурового мастера проявляется в его вопросе относительно результатов ремонта: «Ну что, жить будет?», соответственно, специалисты ремонтной бригады похожи «на врачей, собравшихся на консилиум». Из приведенного контекста видно, с каким родственным чувством относятся нефтяники к скважинам, за которые отвечают. Месторождению приписываются те же качества, что и человеку: «Как полагается каждому “уважающему себя” месторождению, Южно-Черемшанское имеет весь положенный для промысла комплекс». Это способствует презентации нефти как личности, причем полноценной, находящейся в гармонии с окружающим миром, достойно себя представляющей. Кроме того, в сознании жителей нефтеграда существует и представление о нефти как о некой субстанции, позволяющей человеку достойно жить и процветать: «Кусты, пробуренные в последние годы... называют кормильцами».

Вместе с тем человек, бесспорно, выступает в роли правителя этих живых существ: только он определяет момент «пробуждения» и «усыпления» скважины, объем ее жизненных ресурсов. Подчеркивается утилитарно-прагматическое отношение к нефти: «Самый “жирный кусок” - это пласт Б-3...» Наибольшее удовлетворение и радость приносят лишь высокие показатели добычи нефти и относительно небольшие затраты, связанные с процессом бурения: «Проверяя утром свой фонд, Сергей с приятным чувством подъезжает к 25-му кусту: “Этот у меня самый хороший, «жирный»: двенадцать скважин, все нефть дают, и процент воды небольшой”. ... Освоение давно пробуренных “разведок” - дело стоящее: приложил минимум усилий -получил максимум удовольствия».

Таким образом, ключевой концепт локальной (в данном случае - стрежевской) картины мира в идиодискурсе талантливого журналиста Аси Шул-

баевой приобретает объемность и стереоскопичность. Созданный ею образ нефти можно охарактеризовать как разноликий, но целостный, единый. Нефть в картине мира стрежевчан предстает в виде живого существа, часто уподобляется человеку, а пространство «живого» нефтяного мира, окруженного безжизненной, бесплодной пустотой, расширяется до вселенских размеров. Нефть представляется неким источником жизни: она явилась первопричиной построения нефтеграда, она же гарантирует ему развитие и стабильность. Гиперболизация и олицетворение нефти приводят к трансформации ее образа в миф о своеобразной первородной субстанции. В результате в дискурсе стрежевского журналиста происходит гипостазирование [4] нефти — возведение ее в ранг самостоятельно существующего объекта (субстанции) того, что в действительности является лишь свойством, отношением чего-либо).

Список литературы

Орлова О. В. Специфика реализации медиаконцепта нефть в дискурсе малой прессы Томской области (на примере газеты «Нарымский вестник») // Вестн. Томского гос. пед. ун-та (Tomsk State Pedagogical University Bulletin). 2012. Вып. 1. С. 232-236.

Орлова О. В. Дискурсивно-стилистическая эволюция медиаконцепта: жизненный цикл и миромоделирующий потенциал: монография. Томск: Изд-во Том. гос. пед. ун-та, 2012. 254 с.

Караулов Ю. Н., Сорокин Ю. А., Тарасов Е. Ф. и др. Русский ассоциативный словарь. Кн. 1. Прямой словарь: от стимула к реакции. Ассоциативный тезаурус современного русского языка. Часть I. М., 1994. 224 с.

Философский словарь / под ред. И. Т. Фролова. 4-е изд. М.: Политиздат, 1981. 445 с.

Никитина Д. Н., магистрант.

Томский государственный педагогический университет.

Ул. Киевская, 60, Томск, Россия, 634061.

E-mail: [email protected]

Материал поступил в редакцию 24.12.2012.

D. N. Nikitina

THE CONCEPT “OIL” IN THE DISCOURSE OF AN OIL MONOTOWN JOURNALIST

In the article the author presented an analysis of the concept oil in the discourse of the oil mono-town journalist. The hyperbolization and an oil embodiment in texts by A.Shulbayeva, journalist of Strezhevoy (town in Tomsk region), lead to transformation of an oil image to the first-born substance myth.

Key words: media concept, world modelling potential, discourses of the journalist, regional picture of the world.

Tomsk State Pedagogical University.

Ul. Kievskaya, 60, Tomsk, Russia, 634061.

E-mail: [email protected]

cyberleninka.ru