Атаки ИГИЛ парализовали нефтяную отрасль Ливии. Объем нефти игил


Как выглядит сегодня «нефтяная экономика» ИГ

Противостояние между армией САР (при поддержке ВКС РФ) и боевиками запрещенного в РФ «Исламского государства»1 проходит в том числе и на нефтяных полях и газовых месторождениях Сирии. Боевики ИГИЛ1 цепляются за нефть и газ, потому что контроль над месторождениями – основа их материального благополучия.

При этом ИГИЛ, даже несмотря на серьезные территориальные потери (вследствие операций армии Асада и ВКС РФ, а также действий международной коалиции и турецких войск), до сих пор сохраняет под своим контролем  большую часть месторождений нефти – как на территории Сирии, так и в Ираке. ФБА «Экономика сегодня» попыталась рассмотреть текущее состояние экономической деятельности террористов.       

Полмиллиарда долларов из «черных» скважин

 По данным из независимых источников, запрещенное в РФ «Исламское государство» по итогам  2015-го заработало более 500 млн долларов на торговле нефтью. При том, что главные сирийские запасы углеводородов находятся под властью террористов, правительство Сирии контролирует только часть нефтегазовых месторождений западнее Пальмиры.

 Среди основных нефтяных активов ИГ1 стоит упомянуть как минимум пять, мощностью более тысячи баррелей в день – это «Аль-Танак» (16 тысяч баррелей в сутки), «Аль-Омар» (11 тысяч баррелей), «Аль-Джабсен» (2,5 тысячи баррелей), «Аль-Табха» (1,5 тысяч баррелей) и «Аль-Харата» (тысяча баррелей). По оценкам экспертов, общий объем добычи из этих скважин составляет порядка 32-х тысяч баррелей «черного золота» в сутки. Кроме того, под контролем террористов ИГ находится более десятка скважин общей мощностью 3-4 тысячи баррелей в день.

Что касается иракской нефти, то до последнего времени под контролем ИГ находились месторождения «Химрин», «Наджма», «Каяра», «Аджил», «Балад», «Айн-Зала» и «Батман», на которых  добывалось как минимум 80 тысяч баррелей нефти в день. При этом месторождения «Каяра» и «Наджма», расположенные вблизи Мосула, изначально были сильно истощены. Их оператором до начала войны была компания Sonangol, добывавшая на «Каяре» 7 тысяч баррелей в сутки, и около 5 тысяч - в «Наджме». Также в «Каяре» боевики ИГ захватили небольшой НПЗ с объемом переработки около 16 тысяч баррелей в сутки.  

До последнего времени на востоке от Тикрита ИГ контролировало месторождения «Аджиль» (25 тысяч баррелей в сутки) и 150 млн кубометров газа, питающих городскую электростанцию. Но на этом месторождении «при ИГ» добыча была куда ниже, чем при правительстве – не более 10 тысяч баррелей в сутки, ведь примитивная добыча крайне опасна, да и сопутствующий газ может в любой момент «рвануть». Там же расположено месторождение «Химрин», где из пяти скважин добывалось около 6 тысяч баррелей в сутки. По последним данным из Багдада, в итоге им удалось поставить под свой контроль месторождения «Айн-Зала», «Батман» и «Балад». В итоге иракская нефтяная добыча ИГ упала до 28-30 тысяч баррелей в сутки.

«Тяжелая» нефть и полупустые скважины

Главная проблема нефти, добываемой в Ираке - в том, что в основном это «тяжелая» нефть, содержащая большое количество серы и других примесей. Кроме того, большая часть скважин еще до их захвата ИГ была почти выработана, а примитивные технологии и недостаток  специалистов сделали добычу крайне нестабильной. Цена продаваемой ИГ нефти колебалась в зависимости от скважины, составляя в среднем около 20 долларов за баррель. По разным данным, в Сирии и Ираке на сегодня под контролем ИГИЛ находится добыча нефти объемом  в 60-65 тысяч баррелей в сутки, с общей выручкой приблизительно в 1,8-1,9 млн долларов в день (более 600 млн долларов в год).

При этом структура нефтяного бизнеса ИГ достаточно сложна и многогранна. Что касается  добычи «черного золота», то террористы стараются полностью контролировать торговлю нефтью «со скважин». Любой местный торговец, уплатив пошлину за проезд (200-400 долларов за грузовик и 200 долларов за пикап), а также специальный сбор за покупку нефти на месторождении, может подъехать к скважине и залить нефть в свою цистерну. Это дает ИГИЛ еще 350-400 тысяч долларов в сутки, добавляя к цене проданного барреля примерно 5 долларов.

По данным инсайдеров, деньги за продажу нефти «Исламское государство» получает из двух   источников: транспортных пошлин и продажи объемов нефти со скважин. Залив нефть в цистерну, ее владелец – уже не «ИГ», а покупатель. То есть, террористам безразлично, разбомбят ли грузовик с нефтью на обратном пути. При этом в пылающем регионе ощущается жесточайший дефицит топлива. Сирия и в довоенное время была вынуждена импортировать отдельные его виды,  а добыча, по данным Министерства нефти и минеральных ресурсов Сирии, с начала конфликта упала с 385 тысяч баррелей до 14 тысяч.

Как работают «черные» НПЗ

Хотя владельцем нефти является ее покупатель, ИГ имеет свой доход и здесь. Большая часть НПЗ, доставшихся террористам «в наследство»  от властей Сирии и Ирака, резко деградировали - как технологически, так в плане объемов  производства. В серьезном дефиците инженеры, управленцы и ремонтники – квалифицированные спецы боятся работать на головорезов. К тому же «черные» НПЗ террористов очень уязвимы при атаках с воздуха. Поэтому основа нефтепереработки ИГ - либо кустарные «самовары», либо мобильные модульные установки.  

Дефицит нефтепродуктов в условиях непрекращающейся войны привел к тому, что спрос заведомо превышает предложение. При цене барреля «на скважине» в 20-35 долларов стоимость бензина, керосина или мазута доходит до 60-100 долларов - в зависимости от глубины переработки. Как правило, перевозчики нефти перепродают купленную на скважине нефть хозяевам кустарных «НПЗ», имея прибыль около 10 долларов с барреля. Как в Сирии, так и в Ираке «черные переработчики» производят в основном бензин и мазут. Мазут пользуется особым спросом – в условиях постоянных перебоев с подачей электричества именно он – главный вид топлива для дизель-генераторов.

Большую часть топлива, производимого на «черных» мобильных НПЗ, террористы ИГ используют для ведения боевых действий. При этом немалая часть бензина и керосина, особенно для «техничек» (легковых пикапов с пулеметами или ЗРК), покупается прямо на сохранившейся от старых властей сети  АЗС. Поэтому у террористов нет собственных складов ГСМ.  При этом они тщательно следят за тем, чтобы никто не воровал топливо с АЗС - заправка идет только за наличные.

ИГ получает доход с «черных» НПЗ, принадлежащим частным переработчикам, через особый вид налога – закят (примерно 20 процентов от прибыли). Именно частным лицам принадлежит примерно две трети всех перерабатывающих заводиков на территории, контролируемой ИГ. Оценка общего объема - примерно 43 тысячи баррелей в сутки. С этого владельцы НПЗ ежесуточно получают примерно 800-850 тысяч долларов. А ИГ получает с них в виде налога около 170 тысяч долларов в сутки (более 60 миллионов долларов в год). Доход от переработки нефти на НПЗ, принадлежащих самому ИГ, дает в казну террористов еще примерно 165 млн долларов в год.   Таким образом, на  «черной» переработке нефти ИГ зарабатывает порядка 230 миллионов долларов в год.

Торговля бензином и мазутом

Торговля нефтепродуктами на захваченных ИГ территориях идет как прямо с НПЗ, так и на рынках. Трейдеры-оптовики закупают объемы нефтепродуктов и доставляют их на рынок. При транспортировке готовых нефтепродуктов террористы берут транспортные пошлины с перевозчиков прямо на блок-постах. Она составляет около 3 долларов с барреля и приносит в казну ИГ 130-150 тысяч долларов в день, или примерно 45 млн долларов в годовом исчислении.

Оптовые рынки, на которых продаются основные объемы «черного» бензина и мазута, расположены в городах Аль-Баб (который сейчас осаждают турецкие войска) и Мандбиж. А также в городе Аль-Каим в Ираке около сирийской границы, вблизи месторождений «Аль-Танак» и «Аль-Омар». С продавцов взимается пошлина за торговлю – 0,3 доллара за баррель сырой нефти. Это дает в казну ИГИЛ еще 5 млн долларов в год.  

Террористы и контрабанда

По данным военных специалистов, под контролем ИГ сейчас по-прежнему остается относительно небольшой участок граничащей с Турцией территории между городами Дабик и Джарабулус. Но в этом «коридоре» всегда активно работали как авиация коалиции, так и  ВКС РФ и правительственная авиация САР. Так что проходная способность этого транзитного коридора крайне низка.

Дефицит нефтепродуктов в условиях непрекращающейся войны привел к тому, что спрос заведомо превышает предложение

Основной транзит контрабанды сирийской нефти ИГ, по мнению экспертов, идет двумя путями: северо-западным через город Азаз, и северо-восточным. Но Азаз сейчас находится под контролем «Сирийской свободной армии» и боевиков «Джабхат ан-Нусры». А северо-восточный маршрут транзита «черной» нефти вообще проходит через курдские территории.

Тем не менее, судьба примерно трети всей добываемой ИГ нефти - это контрабанда. Правда,  объемы контрабандной нефти постоянно падают - по мере развития мощностей переработки «на месте». Дело в том, что территория под контролем ИГ - довольно замкнутый рынок с серьезным внутренним дефицитом нефтепродуктов. Вывозя контрабандой нефть за пределы «черной» территории ИГ, продавцы вынуждены учитывать «внешние» цены, близкие к мировым.

Покупая нефть «на скважине» по 20 долларов, продавцы везут ее для продажи в Турцию, Иорданию или Ливан. Но это – в основном «тяжелая» нефть, ее цена на «внешнем» рынке невысока. Прибыль перевозчиков с барреля сырой нефти - 7-8 долларов. Риск окупается только в случае, если нефть приобретается на скважинах поблизости от границы - как правило, в Ираке. Но западная коалиция уже давно активно бомбила именно иракские месторождения, а также «нефтяные пути» из Ирака. Из-за этого (а также из-за действий иракской армии и курдов) за 2016-й добыча и торговля нефтью из Ирака сократилась с 80 до 30 тысяч баррелей в день.

При этом в «нефтяном бизнесе» ИГ до последнего времени была серьезная политическая составляющая. При президенте Обаме США были заинтересованы в том, чтобы перевести войну с Асадом на «самоокупаемость» - то есть, боевики должны были зарабатывать на войну самостоятельно. Примерно ту же политику до определенного момента проводила и Турция - принимая часть контрабандной нефти (6-7 тысяч баррелей в сутки). При этом часть контрабандного «черного золота» попадала в Турцию по подземным трубопроводам, проложенным под границей. Турецкая полиция всегда искала их без особого энтузиазма.

При старой администрации США, учитывавшей интересы Саудовской Аравии, Катара и других «нефтяных монархий», существование месторождений под контролем ИГ входило в интересы Запада. Поэтому и борьба с ИГ велась аккуратно, скорее «для галочки». У Турции с ИГ вообще всегда были свои отношения, связанные с ее борьбой с курдами. По крайней мере, так было до последнего времени. Как изменится «нефтяная политика» ИГ теперь, после прихода в Белый дом президента Дональда Трампа и его команды, мы увидим в самое ближайшее время. 

1 Организация запрещена на территории РФ.

Читайте нас в Яндексе

Автор: Иван Денежкин

rueconomics.ru

В США назвали «незначительными» поставки нефти ИГИЛ в Турцию :: Политика :: РБК

Количество нефти, поступающей в Турцию с захваченных боевиками территорий Сирии, является незначительным, заявили в Госдепартаменте США. Ранее российские власти обвинили руководство Турции в закупках нефти у ИГИЛ

​Объем нефти, которая контрабандным путем попадает с захваченных боевиками территорий Сирии в Турцию, является незначительным, заявил специальный посланник по энергетическим вопросам в Госдепартаменте США Амос Хохштейн, сообщает AFP. По словам представителя Госдепа, большая часть добытой нефти «Исламское государство» (организация запрещена в России) продается на черном рынке в Ираке и Сирии.

«Объем контрабанды нефти [поступающей с захваченных ИГ территорий в Турцию] является крайне низким, и с течением времени он уменьшился. Он незначителен как по количеству нефти, так и по объему выручки», — заявил Хохштейн.

Он уточнил, что автоцистерны с небольшим объемом нефти действительно могут пересекать сирийско-турецкую границу, но не в таком количестве, которое представляло бы какой-то интерес.

«Я не думаю, что имеет место какая-то масштабная контрабанда между ИГИЛ и Турцией», — отметил представитель Госдепа.

По мнению представителей американских властей, отмечает AFP, большая часть нефти, которую добывает ИГИЛ, продается на черном рынке в Ираке и Сирии.

Ранее о поставках нефти с контролируемых ИГИЛ территорий в Турцию заявил президент России Владимир Путин. По его словам, Турция сбила российский бомбардировщик Су-24 на сирийско-турецкой границе для того, чтобы обезопасить пути контрабанды. 2 декабря Минобороны России представило факты, которые, по утверждению военного ведомства, доказывают вовлеченность Турции в нефтяной бизнес боевиков. В частности, Минобороны показало фотографии скоплений бензовозов в турецких портах.

В ответ на это президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган опроверг причастность своей страны к нефтяному бизнесу террористов. Утверждения российских властей опровергли и в руководстве США. Представитель курдской автономии в Ираке в свою очередь заявил, что нефтевозы на опубликованных российским Минобороны снимках не имеют отношения к ИГИЛ и принадлежат курдам.

www.rbc.ru

Атаки ИГИЛ парализовали нефтяную отрасль Ливии

Пока в Ливии идет борьба за нефтяные ресурсы, террористическая группировка «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) наступает, проводя время от времени атаки, вгоняющие все живое вокруг в состояние тотального страха и заставляющие рабочих на нефтяных месторождениях устраивать забастовки.

За последние месяцы довольно большое количество боевиков ИГИЛ на ряде нефтяных месторождений планировали совершить несколько атак на иностранных работников и сами нефтяные скважины.

В феврале 2015 года в результате одной из атак, проведенной ИГИЛ на нефтяном поле Мабрук погибло 12 человек, включая четырех иностранных граждан.

В начале января этого года ИГИЛ совершил теракты на нефтяных терминалах Эс-Сидра и Рас-Лануф в ливийской провинции Сирт. Сейчас здесь расположен оплот ИГИЛ в Ливии.

Да, тактика страха работает. К 10 апреля 2016 года, по крайней мере, три месторождения в восточной части Ливии были эвакуированы на фоне опасений дальнейших нападений ИГИЛ. Месторождение Вафа покинули все сотрудники, месторождения Тибести и Аль-Байда были эвакуированы частично.

11 апреля рабочие на нефтяном месторождении Зелтен вышли на забастовку, опасаясь возможных нападений ИГИЛ. И их опасения были вполне оправданы, учитывая, что люди видели в этом районе машины с флагами ИГИЛ. Люди опасаются, что теракты здесь неизбежны.

До сих пор ИГИЛ, утверждающий, что установил по крайней мере три халифата в провинциях Физзан, Барга и Тарабулус, не взял под контроль ливийские нефтяные месторождения. Это наводит на мысль, что организация собирается либо взять под контроль, либо уничтожить их. Однако, вряд ли стоит ожидать полного уничтожение: у ИГИЛ в нет необходимых военных ресурсов в Ливии, чтобы начать тотальную наступательную операцию и получить полный контроль над месторождениями. Вместо этого организация применяет тактику запугивания, причем, судя по всему, это работает.

Стратегия в данном случае проста – изолировать нефтяные месторождения и нарушить производственные процессы и поставку. При том хаосе, который сложился в Ливии, это достаточно умный маневр, который может повлечь за собой ряд последствий. Он перекроет доходы страны от нефтяного экспорта, а после падения Каддафи объемы нефтедобычи Ливии составляли только одну пятую часть от нормы. На фоне этого росла напряженность, так как противоборствующие стороны предприняли попытку передела власти, в ходе которой стало бы ясно, кто будет контролировать нефтяные ресурсы.

В недавнем интервью Associated Press глава национальной нефтяной компании Ливии National Oil Corporation Мустафа Саналла заявил, что страна превратиться в недееспособное государство, если политическим фракция не удалось сформировать правительство национального единства, без которого немыслима «ни безопасность, ни стабильность».

После падения режима Каддафи в Ливии не действуют ни национальное правительство, ни национальная разведывательная служба, ни национальная армия. Собственно, этот политический переворот и создал возможности для дальнейших атак.

Недавние нападения на ливийские нефтяные месторождения заставили западные компании беспокоиться в отношении возможной долгосрочной войны в будущем, а также создали причину для беспокойства в отношении вопросов инвестирования среди ряда западных нефтяных компаний, расположенных в Ливии, таких компании как Total, Marathon Oil и ConocoPhillips. Учитывая, что сейчас отсутствует правительство национального единства, власти страны практически не способны защитить инвестиции западных компаний.

Эксперты считают, что, совершая свои нападения на ливийские нефтяные месторождения, ИГИЛ, скорее всего, действует не из соображений собственной выгоды. Основная цель здесь в том, чтобы разрушить инфраструктуру так, чтобы она больше не смогла приносить пользу местным органам власти. У ИГИЛ здесь явно далеко идущие намерения.

Анализ нападений и терактов ИГИЛ за последние два года показывает, что они довольно сильно разрушили сами нефтехранилища, чего нельзя сказать об инфраструктуре.

Сообщается, что, начиная с 2013 года, Ливия потеряла свыше $68 млрд своих потенциальных доходов от продажи нефти. В стране за этот период зафиксировано 75 срывов и отключений на нефтяных месторождениях.

Недавно ливийская национальная нефтегазовая компания National Oil Corporation заявила, что сотрудничала с правительством страны, поддержанным ООН, по вопросам координации будущих продаж нефти. Между тем, Совет Безопасности ООН возобновил меры по предотвращению незаконного экспорта нефти из Ливии.

Для того, чтобы предотвратить этот политический кризис и экономический спад, политические фракции должны действовать активно. В данный момент это означает, что они должны выбрать один из двух вариантов: либо руководство страны, поддержанное ООН, либо правительство исламистов в Триполи. И пока конкурирующие стороны борются за контроль над нефтяными ресурсами, они могут потерять все это вместе взятое.

*террористическая организация, деятельность которой запрещена на территории Российской Федерации.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте также:

ktovkurse.com

Европа покупает нефть у ИГИЛ — Рамблер/новости

«Исламское государство» * продает нефть из Ирака и Сирии в Израиль через Турцию. Об этом на днях сообщили турецкие оппозиционные СМИ левого толка.

Издание «Айдынлык» уже не в первый раз отмечает, что нефть с месторождений, находящихся под контролем ИГ, переправляется в Турцию по трубопроводам или на автоцистернах, а уже оттуда большая ее часть поступает в Израиль. В нелегальной торговле энергоресурсами также участвуют иракские курды, в первую очередь — президент Иракского Курдистана и лидер Демократической партии Курдистана (ДПК) Масуд Барзани. В СМИ отмечают, что Израиль активнейшим образом участвовал в создании автономного Курдистана и оказывал всяческую помощь Барзани, чтобы потом покупать у него нефть и переправлять ее через турецкую территорию.

«Айдынлык» подчеркивает, что турецкое правительство тоже сотрудничает с Барзани и покупает нефть и газ в Курдистане в обход Багдада.

В то же время BBC, ссылаясь на исследования американской консалтинговой компании IHS, сообщило 16 марта, что «Исламское государство» в последнее время лишилось 22% территорий в Сирии и Ираке, а также около 40% своих доходов, преимущественно от торговли нефтью. По оценкам западных экспертов, во многом это связано с тем, что сирийские курды захватили КПП на сирийско-турецкой границе к северу от города Ракка.

Напомним, 30 ноября 2015-го года президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что уйдет в отставку, если подтвердится информация о закупках его страной нефти у «Исламского государства». В этот же день президент России Владимир Путин сказал, что российский бомбардировщик Су-24М был сбит турецкими ВВС как раз в целях защиты контрабандных поставок нефти. 2 декабря 2015 года Минобороны РФ предоставило доказательства того, что в Турцию по трем маршрутам поставляются нефтепродукты с территорий, находящихся под контролем террористов.

Но причастен ли Израиль к контрабанде нефти из Сирии и Ирака?

Эксперт по Ближнему Востоку Исраэль Шамир обращает внимание на то, что подобные публикации появлялись в израильских и британских СМИ, а также в различных западных аналитических центрах, причем с конкретными доказательствами причастности Израиля к покупке контрафактной нефти.

— В Турции нефть от ИГ продается как курдская (по некоторым данным, до ввоза в Турцию она проходит грубую переработку на мелких курдских нефтеперерабатывающих заводах), а затем через турецкие порты Джейхан, Мерсил и Дортел экспортируются в Израиль. И, судя по всему, в Израиль идет около 80% всей украденной в Ираке и Сирии нефти. Понятно, что тут не обходится без соответствующих договоренностей с боевиками как «Исламского государства», так и «ан-Нусры» **. Последние, напомню, занимают позиции в Сирии непосредственно возле границы с Израилем, и понятно, что с ними израильские спецслужбы осуществляют какое-то взаимодействие.

Я не хочу сказать, что Израиль создал ИГ и способствовал его разрастанию в Сирии, также как и «ан-Нусры» — к этому причастны и США, и европейские страны, и Саудовская Аравия, и Катар с Турцией. Но то, что Израиль — один из бенефициаров, это уже ни у кого не вызывает сомнений.

Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семён Багдасаров считает, что, несмотря на все публикации Al-Araby Al-Jadeed, Financial Times, Reuters, Die Presse и Global research, вроде бы доказывающие причастность Израиля к контрабанде нефти, на самом деле вокруг этой темы много спекуляций.

— Каждая сторона пытается спихнуть ответственность за нелегальную торговлю на другого игрока. Я напомню, что в конце января министры обороны Израиля и Греции обвинили Турцию в покупке нефти у «Исламского государства». О том, как реально построен бизнес, знают только в ИГ, а также в определенных кругах Турции и Иракского Курдистана. Нам остается лишь только догадываться. Но судя по всему, действительно нефть перед ввозом в Турцию пытаются формально легализовать и представить по документам как курдскую.

Теперь что касается тезисов о том, что Израиль участвовал в создании автономного Курдистана и оказывал помощь Барзани. Израиль действительно заинтересован в создании курдского государства, причем это не скрывается даже на официальном уровне. В советское время была парадоксальная ситуация — Советский Союз продавливал идею с автономией иракским курдам, но одновременно с нашими структурами, там активно работали как израильские, так и американские.

Политически Тель-Авив заинтересован в официальном создании независимого Иракского Курдистана, поскольку это доставит крупные проблемы Ирану, где также есть проблемы с курдами. В 1946 году даже существовала так называемая Мехабадская республика на территории Иранского Курдистана. Сегодня Демократическая партия Иранского Курдистана (PDKI) имеет несколько боевых отрядов, которые снова начинают проявлять активность — уже были сообщения об их боестолкновениях с КСИР.

Бывший 1-й секретарь посольства СССР в Ливане, советник посольства России в Вашингтоне, а ныне президент Российского общества дружбы и делового сотрудничества с арабскими странами Вячеслав Матузов напоминает, что после того, как Минобороны РФ опубликовало доказательства контрабанды нефти в Турцию, глава нефтегазовой комиссии парламента курдской автономии Шерко Джевдет опроверг данные российской разведки.

— Он заявил, что бензовозы и нефть якобы принадлежат иракским курдам, а наши снимки никак не связаны с торговлей нефтью, добываемой на территориях, подконтрольных «Исламскому государству». Мне неоднократно в различных программах приходилось спорить с представителями Иракского Курдистана, и все они, как один, твердят одну и ту же сказку, мол, вы лжете, а мы легально поставляем нефть в Турцию и ни о какой контрабанде речи не идет.

Но, во-первых, само по себе удивительно, что курды нас обвиняют во лжи — уж не им это делать, учитывая, сколько лет мы их поддерживали (напомню, что Евгений Примаков был одним из кураторов курдского направления). Во-вторых, уж не такой и большой объем экспорта нефти из Иракского Курдистана, чтобы речь шла о тысячах бензовозов. Но схема поставок на самом деле такая, что там концов не найдешь. Это позволяет Турции и Госдепу парировать обвинения, сваливая вину на сирийское правительство. Поясню.

Турки придумали сказочку про то, что нефть из подконтрольной ИГ Ракки направляется в Дамаск и употребляется только сирийскими властями, обвинили в нелегальных поставках сирийского бизнесмена Джорджа Хасвани, у которого также имеется российское гражданство. Это, конечно, чушь. Я знаком с Хасвани, он владеет компанией Hesco — строительной фирмой, которая занимается прокладкой трубопроводов. Для строительства нефтеперерабатывающих заводов у нее просто нет технических возможностей. Hesco выигрывает тендеры у сирийского правительства и привлекает субподрядчиков — из той же Турции.

На самом деле схема другая: нефть для «экспорта» добывают не только в Ракке и Дейр-эз-Зоре, но также рядом с иракским Мосулом, который контролируется «халифатом». Затем ее загружают в бензовозы и отправляют в Заху — город в Северном Курдистане на границе с Турцией, который также находится рядом с Мосулом.

Далее контрабандную нефть просто переоформляют как курдскую — после чего формально караваны бензовозов принадлежат уже не «Исламскому государству», а Иракскому Курдистану. Там же она проходит грубую переработку, чтобы поставки легализовались и формально не нарушали запрет на экспорт нефти в Турцию без одобрения официального Багдада. Затем бензовозы везут нефть в Турцию, где она реализуется через брокеров. И, судя по всему, дальше идет в Израиль, где проходит еще одну грубую переработку, откуда идет уже в средиземноморские страны — в Италию, Грецию и др. Там все сейчас на этом бизнесе зарабатывают: начиная от тех, кто непосредственно находится около скважин в Ираке и Сирии, и заканчивая брокерами из других стран. Правда, в последнее время в результате бомбардировок ВКС РФ и действий сирийских курдов объем транзита «черного золота» снизился в несколько раз.

Что касается денег за контрабанду, то они передаются в Ракку, Мосул, а также Иракский Курдистан, где их «отмывают». В случае с курдами, это так сказать, одна из форм оказания Израилем помощи, цель которой — разрушение арабского мира изнутри. Иракские курды — это, так сказать, оружие в израильских руках против арабов. Ведь когда Саддам Хусейн воевал с курдами, у тех всегда были израильские военные советники, осуществлялась их финансовая поддержка… Американцы тоже на этом играют — их планы по расчленению существующих границ показаны на известной карте «Нового Ближнего Востока» подполковника разведки Ральфа Петерса. Она еще в 90-х вызвала переполох в экспертном сообществе, и сегодня, мы видим, не утратила свою актуальность — Штаты продолжают проводить политику по переформатированию границ в регионе и за его пределами.

* — «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** — «Джабхат ан-Нусра» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

news.rambler.ru

Ливия, нефть и ИГИЛ / Журнал «Гражданин-Созидатель»

"Уолл-Стрит Джорнал" сообщил вчера о том, что боевики Исламского государства закрепились в городе Сирт и фактически взяли под контроль нефтяные потоки всего Сиртского бассейна. На самом деле история с проникновением ИГИЛ в Сирт началась гораздо раньше - примерно год назад, однако если поначалу речь шла о присутствии в городе и его окрестностях небольших групп общей численностью до 200 человек, то сегодня их количетво выросло уже до 5 тысяч.

История возникновения вилайета Барка и вилайета Трабулус Исламского государства на территории Ливии в целом известна, хотя и изобилует по понятным причинам лакунами, однако пока можно отметить лишь два ключевых момента: исламисты сделали ставку на обиженных итогами войны 11 года представителей бывшего режима и в первую очередь, племя каддафа, которое как раз и базируется вокруг Сирта.

В Ливии трайбалистские тенденции играют не очень серьезную роль - племенное деление скорее дань традиции, однако в ситуации внезапной деградации общественных отношений, как это всегда бывает, резко архаизируется и общественное деление. Возврат к племенным истокам в ливийской ситуации объективен.

Еще один момент, который нужно отметить - это жесткое противодействие ИГИЛ со стороны Мисураты - несомненного победителя войны 11 года. Именно Мисурата контролирует Сиртский бассейн, и крайне недовольна появлением ИГ на его территории. Однако ИГИЛ решает и эту проблему: идеолог ИГИЛ в Ливии Абу-Муад аль-Баркави опубликовал несколько писем с призывом к "мисуратской молодежи", в котором призывает ее присоединиться к Халифату. Письмо написано от имени "Шуры исламской молодежи", созданной весной 14 года боевиками бригады Баттар, вернувшихся из Сирии. Базируется Шура в Дерне. Там же она принесла присягу-байят халифу Аль-Багдади приехавшим специально для этого случая представителям ИГ йеменцу Абу аль-Бару аль-Азиди и саудиту Али Хабиба аль-Джазрави.

Пока ИГИЛ в Ливии мало демонстрировал активные действия, если не считать сугубо пропагандистских мероприятий вроде резни коптов-египтян на берегу моря и редких вылазок, которые до сих пор более-менее успешно пресекались противниками. Основной упор ИГИЛ в Ливии делал именно на пропаганду и переманивание к себе отрядов боевиков, не согласных с политикой существующих в Ливии двух соперничающих между собой группировок, оспаривающих государственную власть.

Интерес ИГ к Ливии очевиден: нефть. То, что в Ливии и при полной деградации нефтяной торговли имеются возможности пополнения ресурсов через контрабанду даже небольших количеств нефти, очевидно. Взятый не так давно на горячем российский танкер "Механик Чеботарев", хотя и имеет небольшое водоизмещение и вообще является речным танкером, но тем не менее перевозил порядка 30 тысяч баррелей нефти. Немного - однако это только "Чеботарев". Немало контрабанды проходит мимо, и ее объем лишь растет.

Пока говорить об устойчивой добыче и торговле нефтью Исламским государством не приходилось - средние объемы измерялись в несколько тысяч баррелей в сутки, однако в последнее время идет информация о существенном росте контрабанды, которая составляет около 10-15 тысяч баррелей в суточном выражении. Это уже сопоставимо с объемами торговли сирийской и иракской нефти, а тенденции таковы, что Ливия может вообще стать ключевой нефтяной провинцией ИГ. Достаточно удвоить или даже утроить поток контрабанды (а все перспективы этого имеются), как ИГ сможет заместить выпадающие в результате боевых действий сегодняшние объемы. Ливия при сохранении существующих тенденций уже через год может начать приносить Исламскому государству более миллиарда долларов дохода.

Вполне понятно, почему именно к Ливии прикован интерес ИГИЛ - тем более, что Ливия - это выход к морю, а значит, инфраструктурной независимости. Кроме этого, юг Ливии вообще открыт в любом направлении, что опять же, создает массу возможностей.  

www.grso.ru

Чем активнее ИГИЛ, тем выше цена на нефть

Ухудшение геополитической ситуации в странах Ближнего Востока и Северной Африки подстегивает рост цен на нефть.

Национальная нефтяная корпорация Ливии (National Oil Corporation, NOC) может приостановить добычу нефти на всех своих нефтяных месторождениях из-за военного конфликта.

Повторение вооруженных нападений на месторождения может привести к миграции технического персонала нефтяных месторождений и нефтяных компаний. Мы испытываем трудности в обеспечении безопасности работников. Операции стали трудными и почти невозможными из-за отсутствия надлежащих и безопасных условий жизни для трудящихся. В связи с этим Национальная нефтяная корпорация хотела бы подчеркнуть и предупредить, что числа охранников на нефтяных установках на самом деле недостаточно, чтобы защитить их от таких атак. ТАСС

Все это делает невозможным поддержание текущих объемов добычи нефти. Более того, активизация боевых действий способствует быстрому уничтожению инфраструктуры, без которой невозможно добывать нефть в крупных объемах.

До начала конфликта в этой стране, в феврале 2011 года, суточная добыча нефти достигала 1,6 млн баррелей. Добыча в 2014 году составляла немногим более 430 тыс. баррелей в сутки. В январе 2015 года добыча сократилась до 350 тыс. баррелей в сутки.

Ситуация постепенно накаляется вокруг боевиками террористической организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ). Власти Египта присоединись к борьбе с ИГИЛ и активно бомбят позиции «Исламского государства» в Ливии.

#Libia Egypt bombs #ISIS in Libya after 21 Copts killed by terrorists: http://t.co/MyRQatbzc6 via @YouTube

— Open Your Mind (@Alien1it) 16 февраля 2015

Таким образом, война против боевиков ИГИЛ идет по всем фронтам: в Ливии, Ираке, Сирии. Вполне вероятно, этот конфликт может в ближайшее время перекинуться на другие нефтедобывающие страны арабского региона.

И хоть, контрабанда дешевой ($25 за баррель) ИГИЛ’овцами способствовала обвалу цен на нефть, в среднесрочном периоде «успехи» этой организации, а именно захват новых месторождений, будет способствовать падению объемов добычи. То есть, чем глубже ИГИЛ проникает в страны Африки и Ближнего Востока, неся за собой хаос и разрушение, тем выше вероятность того, что цена на нефть будет расти.

Фактически, в случае провала «союзников» США (Саудовская Аравия, Бахрейн, Иордания, Катар и ОАЭ) в борьбе против ИГИЛ, эффект от «сланцевой революции» на рынке нефти будет компенсирован разрушениями, чинимыми террористами.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ktovkurse.com

Версия от el_murid (интересная версия) . Ливия, нефть и ИГИЛ: wod_1958

"Уолл-Стрит Джорнал" сообщил вчера о том, что боевики Исламского государства заркепились в городе Сирт и фактически взяли под контроль нефтяные потоки всего Сиртского бассейна. На самом деле история с проникновением ИГИЛ в Сирт началась гораздо раньше - примерно год назад, однако если поначалу речь шла о присутствии в городе и его окрестностях небольших групп общей численностью до 200 человек, то сегодня их количетво выросло уже до 5 тысяч.

История возникновения вилайета Барка и вилайета Трабулус Исламского государства на территории Ливии в целом известна, хотя и изобилует по понятным причинам лакунами, однако пока можно отметить лишь два ключевых момента: исламисты сделали ставку на обиженных итогами войны 11 года представителей бывшего режима и в первую очередь, племя каддафа, которое как раз и базируется вокруг Сирта.

В Ливии трайбалистские тенденции играют не очень серьезную роль - племенное деление скорее дань традиции, однако в ситуации внезапной деградации общественных отношений, как это всегда бывает, резко архаизируется и общественное деление. Возврат к племенным истокам в ливийской ситуации объективен.

Еще один момент, который нужно отметить - это жесткое противодействие ИГИЛ со стороны Мисураты - несомненного победителя войны 11 года. Именно Мисурата контролирует Сиртский бассейн, и крайне недовольна появлением ИГ на его территории. Однако ИГИЛ решает и эту проблему: идеолог ИГИЛ в Ливии Абу-Муад аль-Баркави опубликовал несколько писем с призывом к "мисуратской молодежи", в котором призывает ее присоединиться к Халифату. Письмо написано от имени "Шуры исламской молодежи", созданной весной 14 года боевиками бригады Баттар, вернувшихся из Сирии. Базируется Шура в Дерне. Там же она принесла присягу-байят халифу Аль-Багдади приехавшим специально для этого случая представителям ИГ йеменцу Абу аль-Бару аль-Азиди и саудиту Али Хабиба аль-Джазрави.

Пока ИГИЛ в Ливии мало демонстрировал активные действия, если не считать сугубо пропагандистских мероприятий вроде резни коптов-египтян на берегу моря и редких вылазок, которые до сих пор более-менее успешно пресекались противниками. Основной упор ИГИЛ в Ливии делал именно на пропаганду и переманивание к себе отрядов боевиков, не согласных с политикой существующих в Ливии двух соперничающих между собой группировок, оспаривающих государственную власть.

Интерес ИГ к Ливии очевиден: нефть. То, что в Ливии и при полной деградации нефтяной торговли имеются возможности пополнения ресурсов через контрабанду даже небольших количеств нефти, очевидно. Взятый не так давно на горячем российский танкер "Механик Чеботарев", хотя и имеет небольшое водоизмещение и вообще является речным танкером, но тем не менее перевозил порядка 30 тысяч баррелей нефти. Немного - однако это только "Чеботарев". Немало контрабанды проходит мимо, и ее объем лишь растет.

Пока говорить об устойчивой добыче и торговле нефтью Исламским государством не приходилось - средние объемы измерялись в несколько тысяч баррелей в сутки, однако в последнее время идет информация о существенном росте контрабанды, которая составляет около 10-15 тысяч баррелей в суточном выражении.Это уже сопоставимо с объемами торговли сирийской и иракской нефти, а тенденции таковы, что Ливия может вообще стать ключевой нефтяной провинцией ИГ.Достаточно удвоить или даже утроить поток контрабанды (а все перспективы этого имеются), как ИГ сможет заместить выпадающие в результате боевых действий сегодняшние объемы.

Ливия при сохранении существующих тенденций уже через год может начать приносить Исламскому государству более миллиарда долларов дохода.

Вполне понятно, почему именно к Ливии прикован интерес ИГИЛ - тем более, что Ливия - это выход к морю, а значит, инфраструктурной независимости. Кроме этого, юг Ливии вообще открыт в любом направлении, что опять же, создает массу возможностей.

wod-1958.livejournal.com