Рынок нефти и Россия получили первое «китайское предупреждение». Основные закупщики нефти


Нефтяным и газовым компаниям указали, где закупать новое оборудование

Западные санкции угрожают добыче нефти не только на шельфе, но и на традиционных месторождениях, уже в среднесрочной перспективе есть риск снижения производства, признал Минпромторг. Зависимость российских нефтяников от западного оборудования составляет не меньше 80%, заместить его российскими аналогами получится не раньше 2018–2020 годов. А пока спасать отрасль будут китайские поставщики, решили чиновники.

Перечень мер по импортозамещению в нефтяной отрасли подготовил Минпромторг. Перед чиновниками стоит непростая задача: зависимость нефтяников от импорта, по признанию ведомства, носит критический характер. С учетом скрытого импорта (когда услуги оказываются российскими «дочками» зарубежных компаний) доля импортного оборудования и технологий в целом достигает 80%. А по отдельным категориям, таким как оборудование для шельфовых проектов или программное обеспечение, может превышать 90%, сказано в документе.

Больше всего нефтяники зависят от импорта насосно-компрессорного оборудования, оборудования для геолого- и сейсморазведки, программно-аппаратных комплексов и систем автоматизации, оборудования и технологий для морского бурения.

Минпромторг подготовил этот документ совместно с Минэнерго, нефтяные компании также участвовали в разработке плана мероприятий, сообщил РБК чиновник Минпромторга.

Программа была внесена в правительство во вторник, 14 октября. Представитель Минэнерго подтвердил, что ведомство направляло свои предложения по программе импортозамещения. ЛУКОЙЛ направлял в министерства данные о том, какие импортные технологии и оборудование требуется заместить, сказал представитель компании Виталий Матушкин. Представитель «Роснефти» не ответил на запрос.

Формально санкции ЕС и США запрещают поставлять в Россию только оборудование и технологии, используемые для арктических, глубоководных и сланцевых проектов. Но в реальности ограничения угрожают и добыче на традиционных месторождениях, пишут чиновники. Прямого запрета на поставки оборудования для них нет, но «имплементация разработанного Советом ЕС документа способна оказать негативное влияние на разработку «зрелых» месторождений», говорится в документе.

В краткосрочной перспективе влияние санкций будет «незначительно». Но со временем из‑за необходимости обновлять и чинить оборудование, проводить бурение новых скважин риски уменьшения добычи и сокращения сроков эксплуатации ряда месторождений будут расти, опасаются чиновники. В документе Минпромторга указывается, что санкции ограничивают поставку в Россию технологий и оборудования для горизонтального бурения и проведения гидроразрыва пласта. Свои опасения по этому поводу уже высказывал глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов. По его словам, гидроразрыв – «самое тонкое место», где санкции могут нанести ущерб российским нефтедобытчикам. «25% нефти сегодня добывается путем гидродинамического разрыва. Это агрегаты, которые не могут делать фактически нигде, кроме как в США», – сказал Алекперов месяц назад (цитата по ТАСС).

Made in China

Хотя в России более 200 предприятий – производителей нефтегазового оборудования, импортозамещение по большинству категорий станет возможным не ранее 2018–2020 годов, пишет Минпромторг.

Сейчас, по прогнозам ведомства, из 45 позиций можно будет заместить лишь пять: системы очистки бурового раствора, фонтанную арматуру для обустройства скважин, бурильные и породоразрушающие инструменты, присадки для производства нефтепродуктов, оборудование для транспортировки СПГ.

Сейчас на помощь могли бы прийти альтернативные зарубежные поставщики из тех стран, которые не вводили санкции против России. Как отмечается в документах Минпромторга, речь идет о поставщиках из Китая, Южной Кореи, Сингапура, Индии, стран Латинской Америки. Необходимое оборудование есть также в Объединенных Арабских Эмиратах, Саудовской Аравии и Израиле, но эти страны не могут рассматриваться в качестве альтернативы, поскольку «следуют в фарватере США».

Минпромторг даже подготовил полный перечень зарубежных компаний, которые могли бы заменить американских и европейских поставщиков. В нем упоминаются три компании из Южной Кореи (Daewoo, LHE и KwangShin, которые могли бы выступить поставщиками компрессоров и пластинчатых теплообменников), по одной компании из Индии (Indore Composite, реагенты), Белоруссии («Нафтан», присадки) и Сингапура (NuStar, подводное оборудование).

По большинству же позиций в качестве альтернативных поставщиков называются китайские производители: в общей сложности несколько десятков компании, в том числе CNPC, China National Logging Corporation, Shanghai Electric Heavy Industry, Huawei.

Китайские производители уже несколько лет поставляют на российский рынок мобильные и стационарные буровые установки небольшими партиями, отмечает ответственный секретарь Российско-китайской палаты Сергей Санакоев. При этом 70–80% западного оборудования («железка») и так производится в Китае, и лишь 20% – компьютерные установки и программное обеспечение («мозги») – на Западе, говорит он.

Российские компании должны организовывать сборочное производство китайского оборудования в России, а «мозги» делать самостоятельно. Подобное совместное производство Уралвагонзавод организовал в Уфе, напоминает Санакоев. По его словам, в рамках Российско-китайской палаты проводились переговоры о подобных партнерствах, несколько проектов уже готово, а западные санкции только подтолкнут этот процесс.

Решения в области коммуникационных технологий для нефтегазовой отрасли – одно из важнейших направлений для Huawei сейчас, говорит представительница китайской компании. По ее словам, в России пока совсем немного реализованных проектов, но уже идут активные тестирования самыми крупными компаниями. Заказчиков представитель Huawei не раскрывает, но утверждает, что решения Huawei они начали рассматривать еще до введения санкций и компания готова их предоставить «уже сейчас».

Китайский диктат

Российские нефтяники уже договариваются с новыми поставщиками. В понедельник «Роснефть» обсудила с CNPC возможность объединения усилий в области нефтесервисных услуг, производства оборудования и R&D. Из-за санкций альтернативных поставщиков, в том числе в Азии, ищет и «Газпром нефть», говорил в сентябре, еще до введения последнего пакета санкций, первый замгендиректора компании Вадим Яковлев.

Российские производители опасаются, что разворот нефтяников на Восток помешает развернуться отечественному производству. Менеджер компании – крупного российского производителя нефтегазового оборудования полагает, что россиянам придется конкурировать за заказчика с китайскими поставщиками в неравных условиях, в первую очередь финансовых. «Китай лишь с 2015 года прекращает субсидировать свою промышленность в области ТЭКа, до сих пор действуют связанные кредиты китайских банков, которые они охотно выдают под нефтегазовые проекты, предполагающие поставку китайского оборудования. Для нефтяников сейчас проще будет работать с китайскими производителями, но в долгосрочной и среднесрочной перспективах это опасность новой зависимости от импорта: Китай попросту может начать диктовать свои условия и по поставкам техники, и по цене», – говорит он.

По цене китайское оборудование будет не намного дешевле западного, а по качеству оно уступает, утверждает собеседник. «Нужно ориентироваться на локализацию производства нефтегазового оборудования в России, во‑первых, из‑за того, что отрасль стратегическая, во‑вторых, чтобы создавать рабочие места внутри страны и здесь же получать налоги. Но в ближайшее время без помощи стран Юго-Восточной Азии мы не обойдемся, сами российские производители не справятся со сроками производства по целому ряду позиций сложного оборудования», – говорит собеседник.

«В сфере морской сейсморазведки есть всего две китайские компании, и они используют американское оборудование. Поэтому мы не опасаемся конкуренции с их стороны в рамках импортозамещения, – сказал  начальник отдела маркетинга и продаж дивизиона сейсморазведки «Совкомфлота» Антон Куликов. – Но наша компания также использует немало позиций американского сейсморазведочного оборудования и намерена уже в ближайшее время начать процедуру его замещения, поскольку даже полученное оборудование будет трудно модернизировать, в частности, устанавливать на него софт или ремонтировать». По его словам, в этой сфере есть российские разработки, но они не устраивают компанию по качеству. «Мы будем заказывать новые на тендерной основе, но в приоритете будет производство такой техники в так называемых беспошлинных или особых экономических зонах: например в Дубае (ОАЭ) или Калининграде», – говорит представитель «Совкомфлота».

«Что есть у западных компаний, чего нет у российских компаний, нефтесервисных компаний? Нет какого‑то оборудования, какой‑то химии, еще чего‑то, но отсутствие этих элементов и компонентов не означает, что мы не можем делать это в принципе, это просто вопрос эффективности. Наличие этих элементов позволяет им быть на 5–7% эффективнее, но абсолютно не закрывает для нас возможность работать на бажене [баженовская свита]», – говорил недавно гендиректор «Газпром нефти» Александр Дюков.

По словам источника  в «Росгеологии», в Китае есть приемлемая по цене и качеству техника для ТЭКа, например буровые установки или бульдозеры, но и среди российских компаний хватает тех, кто может на равных конкурировать с китайцами; в частности, дочерние структуры «Росгеологии» владеют долей в компании «Геосвип», которая производит сейсморазведочное оборудование в России. Но без преференций для российских поставщиков не обойтись, оговаривается он.

rcc.ru

Рынок нефти получил первое "китайское предупреждение" | 08.11.17

Китай резко сократил закупки нефти на мировом рынке на фоне роста цен до максимумов за два года. Как сообщает со ссылкой на таможенную статистику Reuters, в октябре импорт "черного золота" в Китай составил 7,3 млн баррелей в сутки.

По сравнению с сентябрем объемы поставок рухнули на 19%, или 1,7 млн баррелей в день.

Спад был ожидаемым, но его масштабы превзошли все прогнозы, отмечает сырьевой стратег Сбербанк CIB Михаил Шейбе. Зафиксированный таможней показатель стал минимальным за 13 месяцев.

В первую очередь закупки срезали небольшие, независимые НПЗ, рассказывает аналитик Zibo Longzhong Information Group Ли Ян: эти заводы, прозванные "самоварами", получают от правительства ежегодную квоту на импорт, и к октябрю большинство из них израсходовали отведенный лимит.

К концу лета на рынке КНР возник избыток нефтепродуктов - рекордные поставки в начале года привели к тому, что хранилища в КНР оказались переполнены. На третий квартал было принято решение централизовано убрать с рынка 10 НПЗ, рассказывали источники Reuters.

Крупные китайские корпорации закупают в основном нефть в Саудовской Аравии или в других странах ОПЕК. "Самовары" же - это главным образом российский клиент, отмечает Platts.

По данным агенства, именно за счет российской нефти произошел спад закупок у "самоваров": ее поставки по трубопроводу ВСТО для независимых производителей КНР упали более чем на 20% - с 1,8 до 1,41 млн баррелей в день.

Поставки из Анголы, наоборот, выросли на 7,5%, до 1,43 млн баррелей в сутки.

Китай - крупнейший импортер нефти на планете, и сокращение его закупок станет фактором давления на цены в ноябре, говорит Шейбе.

Данные из Китая разочаровали еще и потому, что рынок привык к сильному спросу в Азии в четвертом квартале, отмечает аналитик Nordea Денис Давыдов. По словам Шейбе, ближайший пик спроса на углеводороды в КНР придется на празднование лунного нового в феврале - к этому сроку НПЗ придется нарастить закупки.

Без растущего китайского спроса дальнейшее ралли нефтяных котировок, которые взлетели на 16% за месяц и обновили максимумы за 2 года, в принципе невозможно, отмечают аналитики JPMorgan: по их оценкам, Китай закупает на 10-15% больше нефти, чем в реальности потребляет, наполняя стратегический резерв.

www.finanz.ru

Рынок нефти и Россия получили первое «китайское предупреждение»

Хорошая весточка из Поднебесной. Китай резко сократил закупки нефти на мировом рынке на фоне роста цен до максимумов за два года. Как сообщает со ссылкой на таможенную статистику Reuters, в октябре импорт «черного золота» в Китай составил 7,3 млн баррелей в сутки. По сравнению с сентябрем объемы поставок рухнули на 19%, или 1,7 млн баррелей в день.

Спад был ожидаемым, но его масштабы превзошли все прогнозы, отмечает сырьевой стратег Сбербанк CIB Михаил Шейбе. Зафиксированный таможней показатель стал минимальным за 13 месяцев.

В тему — Китай захлебывается нефтью и намерен сокращать ее импорт

В первую очередь закупки срезали небольшие, независимые НПЗ, рассказывает аналитик Zibo Longzhong Information Group Ли Ян: эти заводы, прозванные «самоварами», получают от правительства ежегодную квоту на импорт, и к октябрю большинство из них израсходовали отведенный лимит.

К концу лета на рынке КНР возник избыток нефтепродуктов — рекордные поставки в начале года привели к тому, что хранилища в КНР оказались переполнены. На третий квартал было принято решение централизовано убрать с рынка 10 НПЗ, рассказывали источники Reuters.

Крупные китайские корпорации закупают в основном нефть в Саудовской Аравии или в других странах ОПЕК. «Самовары» же — это главным образом российский клиент, отмечает Platts.

По данным агенства, именно за счет российской нефти произошел спад закупок у «самоваров»: ее поставки по трубопроводу ВСТО для независимых производителей КНР упали более чем на 20% — с 1,8 до 1,41 млн баррелей в день.

Поставки из Анголы, наоборот, выросли на 7,5%, до 1,43 млн баррелей в сутки.

Китай — крупнейший импортер нефти на планете, и сокращение его закупок станет фактором давления на цены в ноябре, говорит Шейбе.

Данные из Китая разочаровали еще и потому, что рынок привык к сильному спросу в Азии в четвертом квартале, отмечает аналитик Nordea Денис Давыдов. По словам Шейбе, ближайший пик спроса на углеводороды в КНР придется на празднование лунного нового в феврале — к этому сроку НПЗ придется нарастить закупки.

Без растущего китайского спроса дальнейшее ралли нефтяных котировок, которые взлетели на 16% за месяц и обновили максимумы за 2 года, в принципе невозможно, отмечают аналитики JPMorgan: по их оценкам, Китай закупает на 10-15% больше нефти, чем в реальности потребляет, наполняя стратегический резерв.

В тему — В Китае рекордными темпами растет добыча сланцевого газа

 

www.economics-prorok.com