Палинологический анализ меда, ценностно-качественные характеристики. Палинологический анализ нефти


Палинология наука о пыльцевых зернах

Транскрипт

1 Ñïîðîâî-ïûëüöåâîé àíàëèç: ïðèìåíåíèå С.А.Сафарова, кандидат биологических наук Институт океанологии им.п.п.ширшова РАН Москва Палинология наука о пыльцевых зернах и спорах возникла в конце XVII века*. С изобретением микроскопа у ботаников появилась возможность определять таксономическую принадлежность растения по его невидимым глазу остаткам пыльце и спорам. Было установлено, что их оболочки состоят из удивительно стойкого вещества спорополленина, способного сохраняться в континентальных и морских осадках миллионы лет. Поэтому, едва появившись на свет, спорово-пыльцевой анализ сделался совершенно необходимым в самых различных областях знаний, где от него ждут ответов на разнообразные, порой более чем неожиданные вопросы. Палинологические методы вошли в некоторые научные дисциплины настолько прочно, что без них было бы немыслимо их развитие в последние десятилетия. Анализ пыльцы и спор широко применяется, например, в геологии полезных ископаемых. Исследование спорово-пыльцевых комплексов угленосных отложений помогает определить их возраст, геологическое строение и величину запасов угля. Так, установлено, что крупнейшие каменноугольные бассейны Донецкий, Подмосковный, Карагандинский, Вестфальский и Силезский образовались в каменноугольный период, а Тунгусский, Кузнецкий и Печорский в пермский [1, 2]. С помощью палинологического метода подсчитаны и примерные запасы угля в этих бассейнах. Тем не менее в многотомном описании угольных бассейнов России можно найти лишь краткие характеристики и неуточненный возраст многих месторождений, в том числе дальневосточных. В геологических отчетах обращается внимание на отсутствие палеонтологических данных. По этой причине границы между свитами не обоснованы и считаются условными. Несколько лет назад сотрудники Тихоокеанского океанологического института и Института * Об истории становления палинологии и людях, стоявших у истоков этой науки, рассказано в предыдущей статье автора в «Природе» ( С.58 62). Сафарова С.А., 2014 океанологии им П.П.Ширшова совместно с коллегами из Китайской Народной Республики завершили многолетние работы по биостратиграфии Тумангано-Бикинского буроугольного бассейна, расположенного на территории КНДР, Китая и Дальнего Востока России [3]. Это месторождение самое крупное из буроугольных: его производственная мощность составляет 6.5 млн т угля в год, а возможный уровень добычи оценивается в млн т. Здесь действует Лучегорский угольный разрез, обеспечивающий углем Приморскую ГРЭС. Возраст же угленосных отложений определяется разными авторами по-разному. Специалисты ботаники и палинологи собрали здесь обширный материал: получены листовые отпечатки растений и спорово-пыльцевые данные. Здесь обнаружены виды родов Taxodium, Hamamelis, Eucommia, Alnus, Ostrya, Carpinus, Cyclocaria, Pterocarya, Carya, Salix, Populus, Cotinus, Laurocerasus, Nyssa, Cordia, Juglans, Ulmus, Castanea, Castanopsis, Myrica, Betula, Liquidambar, Sterculia, Tricolporopollenites, Fagus и Quercus. Сравнение этого комплекса с известными третичными флорами Дальнего Востока показало сходство с болотнинской флорой Южного Приморья, фиксирующей климатический оптимум эоцена. Такие же определения сделаны и для других угленосных отложений Дальнего Востока, в частности Нежинского буроугольного месторождения (в Надеждинском р-не Приморского края), запасы которого составляют 17.8 млн т. С помощью спорово-пыльцевого анализа можно определять возраст и запасы не только каменного угля, но и других полезных ископаемых. Так, при разведке железных руд в Курганской обл. на помощь геологам, геофизикам, буровикам и геохимикам пришли палеонтологи, которые помогли открыть там месторождение мощностью около 10 млрд т. Значение спорово-пыльцевого анализа существенно возросло в годы Великой Отечественной войны в связи с увеличившимся интересом к геологии россыпных месторождений. В последние десятилетия палинологический анализ нашел применение в нефтяной геологии. Он используется при геологических иссле- ПРИРОДА

2 Ископаемые пыльца и споры растений. дованиях практически во всех нефтеносных районах мира. Анализ пыльцы и спор играет важную роль в определении возрастного диапазона палеозойских и мезозойско-кайнозойских нефтегазосодержащих толщ, в обосновании региональных и общих стратиграфических схем и их корреляции. Хорошая сохранность пыльцы и высокая информативность спорово-пыльцевых комплексов даже в небольшой части керна делают метод весьма эффективным. Объектами палинологического исследования в нефтяной геологии могут быть не только породы, но и нефть, газ, конденсаты и вода нефтяных месторождений. Особенно важен этот метод для выяснения путей миграции нефти и газа и установления интервалов между возможными перетоками этих полезных ископаемых. Небольшие размеры, малый удельный вес, стойкость к воздействию кислот, щелочей, органических растворителей и высоких температур, а также хорошие флотационные свойства пыльцы и спор позволяют им легко переноситься с нефтью и природным газом, к тому же сама нефть служит отличной консервирующей средой, благоприятной для сохранения органических микроостатков. С помощью спорово-пыльцевых комплексов из нефти можно выделить «местную» и «миграционную» части, причем вторая представляет особенный интерес. Диапазон вертикальной миграции фиксируется разностью стратиграфических уровней между «местными» комплексами и наиболее древними «миграционными». Уточнение нижней границы миграции связано со знанием морфологии и систематики древнейших растительных форм. Так, на примере Урало-Поволжских нефтеносных отложений показано, что залежи нефти, конденсата и газа в гранулярных и трещинных коллекторах здесь вторичны, поскольку в них присутствуют микрофоссилии иного возраста, чем вмещающие породы [4]. Характерная смена палинологических комплексов доказывает, что формирование залежей на этой территории происходило в процессе миграции углеводородов, как правило из нижележащих отложений в вышележащие. Многие месторождения нефти и газа и целые провинции приурочены к древним и современным континентальным окраинам. Наиболее крупные обнаружены в бассейне Атлантического океана и в Северном море, где нефть залегает в очень древних отложениях (юрского и мелового периодов, более млн лет назад). Колоссальные запасы обнаружены также в Каспийском, Азовском, Черном, Баренцевом, Охотском, Беринговом и других морях. Перспективными для добычи нефти и газа считаются арктические шельфы России и США. В морских скважинах, пробуренных в американском секторе Чукотского моря, уже получены притоки нефти и газа. Спорово-пыльцевой анализ широко используется в гидротехнической геологии. Большой размах строительства в нашей стране требует детального геологического обоснования гидротехнических и других проектов. А большинство грунтов, с которыми имеют дело строители, представляют собой отложения четвертичного периода. В одних случаях они служат основанием для фундаментов, в других непосредственно используются в качестве строительных материалов. Ни одно крупное строительство не обходится без услуг спорово-пыльцевых лабораторий. Например, при возведении Нижнекамской ГЭС проектировщикам нужно было точно установить верхнюю границу третичных отложений, для которых характерны отложения плотных глин (они должны были служить основанием для плотины). Ее смогли определить палеонтологи Казанского университета по найденным отпечаткам двудольных растений (дуба, липы, клена, орешника) конца третичного периода (около 6 млн лет назад) и спорам водяного папоротника ацоллы (Azolla). Исключительно велика роль спорово-пыльцевого анализа в изучении геологии торфяных месторождений. По пыльцевым диаграммам разрезов, заложенным в различных болотах, определяют происхождение и возраст торфяников. Палинологические данные помогают проследить изменения в характере растительности, а затем путем корреляции разных разрезов между собой установить фазы колебаний климата. Эти данные позволяют судить об относительном возрасте тех или иных торфяников. Определить абсолютный возраст каждого горизонта удается в том случае, если существует возможность установить время образования хотя бы одного из них на базе археологических находок или радиоуглеродным методом. Известный отечественный палеоботаник В.С.Доктуровский приводил такой пример. В Гер- 48 ПРИРОДА

3 мании, близ Гамбурга, в торфянике Витмоор, под слоем торфа мощностью 1.8 м была обнаружена дорога, представляющая собой настил из бревен. На дороге нашлись монеты времен Римской империи, т.е. имеющие возраст около 2 тыс. лет. Пыльцевой анализ показал, что время строительства дороги соответствовало так называемой суббореальной климатической фазе голоцена. Прирост торфа за год составил см. С большой точностью был определен абсолютный возраст каждого слоя торфяника, а затем и возраст многих торфяников прилегающего района. По данным палинологического анализа торфа из двух болот на побережье Балтийского моря и Псковского озера было установлено, что ~ 6 тыс. лет назад здесь появился лес и начал накапливаться торф, а прибрежные дюнные пески заросли сосновым лесом примерно тыс. лет назад [5]. Немаловажную роль спорово-пыльцевой анализ играет в археологии. Он позволяет не только уточнить время существования тех или иных поселений, но и дает возможность восстановить среду обитания наших далеких предков. Приведу пример. На оз.лача в бассейне р.онеги известна стоянка Веретье, она находится в полукилометре от устья р.кинешмы. Археологи установили, что стоянка функционировала в начале 2-го тысячелетия до н.э., а это соответствует суббореальной фазе голоцена. Пыльцевой анализ торфа показал, что в то время здесь росли сосна, ель и береза с примесью дуба и вяза, а климат был суше и теплее современного. В настоящее время в здешних местах (а это севернее 61 с.ш.) дуб не растет, он встречается лишь южнее 59 с.ш. К суббореальной фазе относятся и две неолитические стоянки, обнаруженные вблизи г.кемь ( гг. до н.э.). Их возраст также подтверждается результатами спорово-пыльцевого анализа. Здесь в окружающих лесах преобладала сосна, в большом количестве росли ольха, орешник, дуб и вяз. На востоке Казахстана, в Зайсанской котловине, при раскопках одного из холмов были найдены хорошо сохранившиеся на глине отпечатки листьев древних субтропических растений. В донных отложениях Байкала и озер Забайкальского края тоже сохранились такие отпечатки. На обрывистом берегу Татарского пролива, вблизи пос.сизиман, охотники обнаружили отполированные блестящие камни, оказавшиеся окаменевшими деревьями. Установлено, что млн лет назад здесь рядом с елями и лиственницами росли туи, папоротники, метасеквойи, магнолии и платаны. В среднем течении р.анадырь на Чукотке была пробурена скважина и получен керн длиной 14 м. Палинологические исследования показали доминирующее положение хвойных деревьев (в среднем 45.06%), пыльцы покрытосеменных видов (31.8%) и спор (2.6%). Такой спорово-пыльцевой комплекс указывает, что в недалеком прошлом здесь произрастали вечнозеленые хвойные и лиственничные леса, некоторые из которых сегодня сохранились только в тропиках. Исследователи-палеонтологи, изучавшие четвертичные отложения в районе Главного Туркменского канала (незавершенного проекта мелиорации Туркмении 1950-х годов), обнаружили в них пыльцу ореха, орешника, ольхи и других деревьев. Значит, совсем недавно эти деревья росли здесь и исчезли они лишь после осушения русла р.узбой. Эти данные подсказали агрономам и лесоводам, что в насаждения, запроектированные вдоль канала, можно было включить и некоторые из названных видов растений. В Минусинской котловине, известной богатством и разнообразием следов пребывания человека самых разных эпох, от палеолита до Средневековья, палинологи исследовали ряд палеолитических стоянок. Были взяты образцы почв из культурных слоев грота Проскурякова, который расположен на правом берегу р.белый Июс, выше с.ефремкино. На этом участке отроги Кузнецкого Алатау с двух сторон «сжимают» долину реки. Северные и западные склоны покрыты древесной растительностью (сосной, лиственницей, кедром, березой), а южные степной травянистой. В обрывах множество гротов и пещер. В гроте Проскурякова были найдены несколько мустьерских пластин и большое количество остатков млекопитающих как степных, так и таежных видов, в том числе яков [7]. Из видов, тяготеющих к степным луговым участкам, выделяются лошадь и бизон. По фаунистическому материалу наиболее близкими аналогами грота Проскурякова могут быть палеолитические стоянки левобережья Енисея: Афонтова гора (I III) близ Красноярска и расположенные на 150 км южнее Кокоревские стоянки. По радиоуглеродным данным, их возраст колеблется в пределах от 13 до 20 тыс. лет. Образцы из грота Проскурякова также были датированы сартанским веком. Климат в то время был холодным и засушливым. Ледники вытеснили с гор лес и сопутствовавший ему животный мир. Из-за наступившего похолодания с севера в Минусинскую котловину мигрировали крупные стадные млекопитающие, в их числе мамонты. Як, обитавший на границе льда и высокогорных лугов, вынужден был спуститься до границ плоскогорья (это не значит, что он сменил экологическую нишу, она осталась прежней, но снизилось ее положение в рельефе). Во время оледенения в степной части котловины сохранились стада степных животных (например, сайгаки), хотя их поголовье, безусловно, сократилось. Тем не менее они и другие животные, «спасавшиеся» в котловине от нашествия ледника, привлекли в эти края палеолитического человека, расселившегося по речным берегам. В межгорнокотловинном ландшафте сформировались определенные типы зимних и летних стоянок, более ПРИРОДА

4 Грот Проскурякова, Хакасия [6]. или менее постоянных, связанных с сезонными изменениями климатических условий и миграциями животных. Поскольку пути таких миграций в котловине были короткими, у человека сформировался полукочевой образ жизни. Эта традиция, возникшая из-за ландшафтных особенностей межгорных котловин Южной Сибири, сохранилась до наших дней в укладе хакасского населения: здесь зимняя жизнь в избах сочетается с летним кочевьем в горах. Спорово-пыльцевой анализ пришел на помощь и исследователю тайн о.пасхи, известному норвежскому ученому Туру Хейердалу. Изучение взятых им проб торфа показало, что на этом безлесном сегодня острове в далеком прошлом существовала богатая растительность, росли даже пальмовые рощи. Было уточнено время появления на острове пресноводного камыша из Южной Америки. Эти факты наряду с археологическими данными позволили Хейердалу всесторонне обосновать гипотезу о заселении островов Тихого океана. Почвоведение сегодня также невозможно представить без данных палинологии. Тесное взаимодействие этих дисциплин можно оценить на примере изучения эволюции природных условий Большеземельской тундры. Ландшафты этого региона не всегда были такими, какими мы их видим сейчас. Палинологические данные говорят о том, что ранее здесь были распространены мощные подзолы типичные лесные почвы [8]. Они не образуются в тундре, следовательно, здесь могут считаться реликтовыми. Судя по характеру их распространения, зона сплошных лесов в Большеземельской тундре практически достигала побережья Северного Ледовитого океана. Спорово-пыльцевой анализ показал, что в самой северной части лесной зоны произрастала еловая тайга. Немаловажную помощь палинология оказывает медицине. Английский палинолог X.Хайд установил, что сенную лихорадку (поллиноз) в Европе вызывает пыльца злаков и некоторых деревьев, а также пыльца отдельных видов сорных растений [9]. В США основными аллергенами считаются амброзия и некоторые степные травы. В Австралии и Новой Зеландии поллинозы вызывает пыльца ряда растений европейского происхождения. В справочнике по аллергенным растениям и пыльце перечисляются многие известные и широко распространенные виды. Среди них лиственные (береза, дуб, тополь, рябина, ясень, ольха и др.) и хвойные (сосна, ель, лиственница и др.) деревья*, многие сорняки (крапива, щавель, подорожник, лебеда и др.), дикорастущие полевые злаки и растения заболоченных и влажных местообитаний (пушица, камыш, тростник), а также ряд возделываемых культур (кукуруза, рожь, рис, пшеница, просо). Резкое увеличение количества опасной для здоровья пыльцы происходит в разных регионах в разное время, и зависят эти всплески от особенностей рассеивания пыльцы, определяемых, в свою очередь, метеорологическими условиями. Следует принять во внимание, что в атмосфере промышленных городов пыльца соприкасается с еще более тонкодисперсными промышленными выбросами, что повышает ее вредное воздействие на организм человека. Большую пользу спорово-пыльцевые исследования приносят лесной типологии. Это особенно важно при разработке естественных классификаций типов леса, учитывающих генезис растительных сообществ. Еще в 1891 г. русский ботаник С.И.Коржинский писал: «...Современное состояние растительности какой либо страны есть лишь одна из стадий непрерывных изменений ее растительного покрова, результат минувших условий и зачаток будущих». Такой подход к лесной типологии целиком соответствует идеям отечественной геоботанической науки, которая, в отличие от американской, не признает никаких заключительных устойчивых ассоциаций или формаций. При изучении изменений растительного покрова лесоводы сталкиваются с процессами различного масштаба. Достаточно хорошо изучены смены, происходящие на наших глазах: после вырубок, пожаров и т.п. Хуже исследованы процессы * Раньше сосна, ель и береза не считались аллергенами, но теперь известно, что и они могут вызывать тяжелые заболевания. 50 ПРИРОДА

5 медленного преобразования растительного покрова: вековые смены (по Е.М.Лавренко) или филоценогенез (по В.Н.Сукачеву). Здесь палинологический метод может оказаться весьма эффективным. «Понятно, с каким глубоким интересом, писал С.И. Коржинский, собираются все факты относительно доисторических условий растительности, так как в них именно ученые должны искать ключ к пониманию современных явлений растительного мира». Как мы видим, палинология широко востребована во многих дисциплинах, связанных с континентальными (наземными) отложениями. Но применение спорово-пыльцевого анализа в палеоокеанологии тоже значительно облегчает труд ученых, занимающихся исследованием донных отложений океанов и морей. Еще в 1892 г. известный русский геолог И.А.Андрусов, изучая илы Черного моря, нашел в них большое количество пыльцы хвойных деревьев. В 1951 г. специалисты Института океанологии обнаружили пыльцу наземных растений в Тихом океане в Филиппинской впадине, глубина которой превышает 10 тыс. м. Исследования морских отложений Охотского моря и Тихого океана позволили уже в 1950-х годах составить карты и схемы количественного распределения пыльцы на дне этих акваторий [10, 11]. Спорово-пыльцевые спектры в пробах донных осадков морей и океанов дают отчетливое представление о развитии растительности и колебаниях климата на прилегающей суше. Например, пыльца в поверхностных осадках моря Лаптевых отражает состав современных тундровых ассоциаций: в основном это споры зеленых и сфагновых мхов, а также папоротники. Среди травянистых определены осоковые, злаковые, вересковые и др. Отмечены пыльца голубики, багульника и толокнянки. Из древесных в спектре преобладают сосна, кедровый стланик, береза и карликовая ива. В пробах из колонок голоценовых донных осадков по спорово-пыльцевым данным установлены несколько небольших похолоданий и одно значительное потепление, соответствующее климатическому оптимуму, когда в растительном покрове лаптевоморского побережья появились ель, ольха и кедр, а также маревые, гвоздичные и бобовые. В Беринговом море результаты спорово-пыльцевого и фораминиферового анализов проб из колонок донных осадков позволили отнести отложения шельфа к голоцену и определить горизонты, соответствующие субатлантическому, суббореальному, атлантическому, бореальному и предбореальному времени [12]. Таким образом, спорово-пыльцевой анализ метод, использующийся самыми разнородными дисциплинами. Диапазон его применения очень широк. Ископаемые микроостатки растений как свидетели отдаленных геологических эпох могут оказать существенную помощь разведчикам недр, строителям, археологам, океанологам и лесоводам. Но многие из возможных сторон применения спорово-пыльцевого анализа еще ждут своего открытия. Поэтому одними из целей статьи были привлечение внимания к этому методу и попытка поспособствовать более широкому его внедрению в жизнь, в практику. Литература 1. Нейбург М.Ф. К стратиграфии угленосных отложений Кузнецкого бассейна // Известия АН СССР. Сер. Геол Вып.4. С Нейбург М.Ф. Верхнепалеозойская флора Кузнецкого бассейна // Палеонтология СССР. Т.12. Ч.3. Вып.2. М.; Л., Аблаев А.Г., Сафарова С.А., Ван Ю-Фей. Палеоген Пушкинской впадины Притуманганья. Дальний Восток России. М., Медведева А.М. Палинологическое изучение нефти. М., Гаель А.Г., Сафарова С.А., Смирнова Л.Ф., Тялли П.Г. К истории формирования лесной растительности на песках в Эстонии // Научные доклады высшей школы. Биологические науки. М., С Горбатовский В.В. Геологические образования сакральные объекты народов России // Материалы Международной конференции «Уникальные геологические объекты России: сохранение и рекреационный потенциал». СПб., Окладников А.П., Оводов Н.Д., Рыбаков С.А. Грот Проскурякова новая палеолитическая стоянка в Хакасии // Бюлл. комиссии по изуч. четв. периода С Федорова Р.В. Материалы палеоботанического исследования погребенных торфяников Приполярного Урала // Изв. Всесоюзн. геогр. общества Т.83. Вып.6. С Hyde H.A., Adams K.F. An Atlas of airborne Pollen Grains. L., Коренева Е.В. Изучение современных морских отложений методом спорово-пыльцевого анализа // Труды Института океанологии АН СССР Т.13. С Коренева Е.В. Спорово-пыльцевой анализ донных отложений Охотского моря // Труды Института океанологии АН СССР Т.13. С Саидова Х.М., Сафарова С.А. Экостратиграфия и палеогеография голоцена шельфа Берингова моря по фораминиферам, спорам и пыльце // Четвертичный период. Стратиграфия С ПРИРОДА

docplayer.ru

Палинологический анализ оценки ботанического происхождения меда

В связи с появлением на рынках фальсифицированных медов целесообразна комплексная оценка качества медов, включающая физико-химический, органолептический и палинологический анализы. При этом палинологический анализ является наиболее объективным для оценки ботанического происхождения меда, от чего зависят многие его ценностно-качественные характеристики.

В основе палинологического анализа лежит оценка в медах обилия пыльцы медоносных растений, нектар которых и является основой каждого конкретного меда.

Для выполнения палинологического анализа, основным объектом изучения которого является пыльца растений, необходимы эталоны, способствующие качественному и корректному выполнению палинологических исследований в решениях разных задач экологии, палеоэкологии и палеогеографии. Такими эталонами служат атласы пыльцы и спор современных растений. При ботанической идентификации медов неотъемлемой частью также является информация о пыльцевых зернах медоносных растений (ГОСТ Р 52451-2005). Описания пыльцы разных современных растений России в литературных источниках представлены довольно обширно (Атлас, 1971; Куприянова, Алешина, 1972; 1978), а сведения по пыльце медоносов отражены не так широко (Бурмистров, Никитина, 1990).

Методика палинологического анализа

Навеска меда массой 20-40 г. растворяется в стакане (40-60 см3) дистиллированной воды. Раствор меда переносится в центрифужные пробирки и центрифугируется 10 минут со скоростью вращения 1-1,5 тыс. об/мин. Вода сливается, а к осадку добавляется небольшое количество 5 % щёлочи (КОН). Содержимое пробирки тщательно перемешивается и на 1-2 минуты помещается в кипящую водяную баню. Затем содержимое переносится в центрифугу и осаждается в течение 5 минут при скорости 1-1,5 тыс. об/мин. Центрифугат сливается, а осадок отмывается дистиллированной водой методом двух-трехкратного центрифугирования по 5 минут (1-1,5 тыс. об/мин). После отмывки к оставшемуся в пробирке осадку (готовая для исследования пыльца), добавляется 50 мкл глицерина. Пробирка закрывается пробкой (ватная, резиновая, пластмассовая или пробковая).

Оборудование и реактивы.

Посуда мерная лабораторная стеклянная. Цилиндры, мензурки, колбы, пробирки. Стёкла предметные и покровные. Посуда лабораторная фарфоровая и стеклянная. Электроплита. Весы лабораторные. Микроскоп биологический с увеличением от 200 до 1000 раз. Вода дистиллированная. Щёлочь (КОН). Ниже дается описание пыльцы основных медоносных растений Забайкальского края.

Микроскопическое изучение пыльцевых зёрен основных медоносных растений Забайкальского края.

1. Taraxacum sp. Одуванчик.

П.з трёхпорово-оровые, почти сферические или слегка сплющенные; в очертании с полюса шести- восьмиугольные. Экваториальный диаметр 22 – 39, 6 мкм. Поры округлые или прямоугольные, с неровными краями. Экзина толстая с шипами. Читинский район.

2. Helianthus annuus L. Подсолнечник однолетний.

П.з. трёхбороздно-оровые, сфероидальные, реже эллиптические. Экваториальный диаметр 35, 2 мкм вместе с шипами. Очертания в полярном положении округло-трёхлопастные. Оры почти круглые, трудно различимые. Скульптура шиповатая. Шипы очень высокие узко конические. Основания шипов часто в форме полусферы. Полярное и экваториальное положения зёрен. Карымский район.

3. Echinops latifolius Tausch. Мордовник широколистный.

П.з. трёхбороздно-оровые, широкоэллипсоидальные, в очертании с полюса треугольные. Экваториальный диаметр 55 мкм. Скульптура шиповатая. Шипы широкие, слегка сглаженные, текстура крупнопятнистая. Экваториальное положение зёрен Улётовский район.

4. Phacelia tanacetifolia Benth. Фацелия пижмолистная.

П.з. шестибороздные широкоэллипсоидальной, реже шаровидной или шаровидно-сплющенной формы. Экваториальный диаметр 13,2 – 17,6 мкм. В очертании с полюса округлые, шести лопастные. Борозды длинные с ровными краями и заострёнными краями. Экзина тонкая, скульптура мелкосетчатая. Зёрна в полярном, наклонном и экваториальном положениях. Петровск-Забайкальский район.

5. Scabiosa comosa Fisch. Скабиоза венечная.

П.з. трёхбороздно-орово-поровые шаровидные, слегка сплющенные, в очертании с полюса трёхлопастные, с экватора широкоэллиптические. Экваториальный диаметр 61,6 – 74,8 мкм. Борозды очень короткие. Поры эллиптические. Экзина толстая, скульптура шиповатая. Шипы разных размеров, более крупные редко расставленные, заострённые. Более мелкие заострённые, расположены часто. Зёрна в полярном и экваториальном положениях. Читинский район.

6. Rhododendron dauricum L. Рододендрон даурский.

П.з. соединённые в округлые или треугольно-округлые тетраэдрические тетрады, редко одиночные. Диаметр тетрады 35,2 – 57,2 мкм. Отдельные п.з.3-х-бороздно-поровые или 3-хбороздно-оровые, почти шаровидные. Борозды короткие, узкие, с неровными часто утолщёнными краями. Поры большей частью неясно очерченные, округлые. Оры экваториально вытянутые, узкоэллиптические. Скульптура экзины сглажено-мелкобугорчатая. Полярное положение зерна Улётовский район.

7. Melilotus officinalis (L.) Lam. Донник лекарственный (жёлтый).

П.з. трёхбороздно-оровые, эллипсоидальные; в очертании с полюса треугольно-округлые, с экватора эллиптические. Экваториальный диаметр 22 мкм. Борозды узкие, сжатые в области оры с рваными краями. Оры округлые или широкоэллиптические. Скульптура мелкосетчатая. Зерно в экваториальном положении. Петровск-Забайкальский район.

8. Ribes diacantha Pallas. Смородина двуиглая, таранушка.

П.з. восьми-десятипоровые,шаровидные. Поры округлые. Экзина тонкая. Экзина тонкозернистая едва заметная. Диаметр п.з. 15,4 – 22 мкм. Улётовский район.

9. Ribes nigrum L. Смородина чёрная.

П.з. восьми-десятипоровые, шаровидные; в очертании округлые. Поры округлые, тонкоободковые. Экзина мелкозернистая. Диаметр п.з. 24,2 – 26, 4 мкм. Улётовский район.

10. Ribes spicatum Robson. Смородина колосистая.

П.з. восьми- десятипоровые, шаровидные, в очертании округлые. Поры округлые тонкоободковые. Скульптура экзины мелкозернистая. Диаметр зерна 26,4 мкм. Читинский район.

11. Crataegus sanguinea Pallas. Боярышник кроваво-красный.

П.з трёхбороздные, орово-поровые эллипсоидальные; в очертании с полюса трёхлопастные, с экватора эллиптические. Экваториальный диаметр 28,8 – 30,6 мкм. Борозды глубокие, широкие, сжатые на экваторе. Поры слабозаметные. Скульптура очень тонкая, извилисто струйчатая. Зёрна в полярном положении Читинский район.

12. Rubus idaeus L. Малина обыкновенная.

П.з. трёхбороздно-поровые, широко-эллипсоидальные; в очертании с полюса слабо трёхлопастные, с экватора широкоэллиптические. Экваториальный диаметр 17,6 – 22 мкм. Борозды длинные неравной длины, постепенно суженные к концам, края борозд плотно сжаты. Поры часто слабозаметные или иногда отсутствуют. Экзина тонкая, скульптура едва заметная, тонкоструйчатая. Пыльцевое зерно после обработки щёлочью прозрачное. Полярное и экваториальное положения зёрен. Читинский район.

13. Malus baccata (L.) Borkh. Яблоня ягодная.

П.з. трёхбороздно-оровые, продолговато-эллипсоидальные; в очертании слабо трёхлопастные, с экватора продолговато-эллиптические. Экваториальный диаметр 24,2 – 30,8 мкм. Борозды длинные почти параллельные, постепенно суженные к концам, с тонкими краями немного сжатые на экваторе, где края их становятся неровными, зубчатыми. Экзина тонкая, двухслойная, скульптура извилисто струйчатая. Зёрна в полярном, экваториальном и наклонном положениях. Читинский район.

14. Spiraea media Fr. Schmidt. Спирея средняя.

П.з трёхбороздно-поровые. В полярной проекции трёх-лопастные, в экваториальной – округло-овальные. П.о. 15,4 мкм, э.д. 15,4 мкм, редко 13, 2 мкм. Встречаются двухбороздные зёрна. Около борозд верхний слой экзины слегка приподнимается. Структура экзины мелкозернистая плохо различимая. Место сбора: Малета. а – зерно в полярном положении; б – зерно в полярном положении с приподнимающейся экзиной в области борозд; в – зерно в экваториальном положении.

15. Спирея иволистная.

16. Salix sp. Ива.

П.з. трёхбороздные, продолговато-эллипсоидальные; в очертании с полюса глубоко-трёхлопастные, с экватора продолговато-эллиптические. Экваториальный диаметр 17,6 – 22 мкм. Борозды длинные глубокопогружённые. Экзина тонкая, скульптура равноячеистая. Сетка простая, ячеи угловатые. Полярное (табл. 2; ф. 8) и экваториальное (табл. 3; ф. 9) положение зёрен. Читинский район.

17. Thymus dahuricus L. Тимьян даурский.

П.з. шестибороздные, слегка сплющенные на полюсах; в очертании с полюса шестилопастные, с экватора широкоэллиптические. Борозды длинные узкие с неровными краями и заострёнными концами. Скульптура сетчатая, равноячеистая. Ячеи округлые. Экваториальный диаметр 19,8 – 26,4 мкм. Полярное (табл. 2; ф. 15) и экваториальное (табл. 2; ф. 16) положения зёрен. Петровск-Забайкальский район.

18. Mentha sp. Мята.

П.з. шестибороздные, почти шаровидные; в очертании с полюса шести лопастные, с экватора округлые или широкоэллиптические. Борозды длинные узкие, с неровными краями, часто заходящие друг на друга. Мембрана борозд зернистая. Скульптура сетчатая, равноячеистая, ячеи округло-многоугольные. Полярное и экваториальное положения зёрен. Экваториальный диаметр 24, 2 мкм. Читинский район.

19. Chamerion angustifolium (L.) Holub. Иван-чай узколистный.

П.з. трёхпоровые шаровидно-сплющенные, в очертании с полюса округлённо-треугольные, с экватора широкоэллиптические. Экваториальный диаметр 59,4 – 79,2 мкм. Поры камерные, поровое отверстие широкоовальное. Камеры пор широкие внутри с крупной зернистостью. Скульптура едва заметная, мелкобугорчатая. Зерно в полярном положении. Читинский район.

20. Fagopyrum esculentum Moench. Гречиха посевная.

П.з. трёхбороздно-оровые, эллипсоидальные или широко эллипсоидальные; в очертании с полюса трёхлопастные, с экватора широко эллиптические. Экваториальный диаметр 30 мкм. Борозды узкие глубоко погружённые. Скульптура бугорчатая, бугорки широкие, уплощённые. Текстура мелкоточечная. Полярное и экваториальное положения зёрен. Петровск-Забайкальский район.

21. Allium senscens L. Лук стареющий. Мангир.

П.з. однобороздные, бобовидной формы шириной 19, 8 мкм, длиной 35,2 – 33 мкм. Преобладают зёрна размером 33 мкм. В очертании с полюса эллиптические, с экватора – плосковыпуклые. В экваториально-поперечной проекции зёрна имеют округло-треугольные очертания с одной более заострённой вершиной. Скульптура внутренне-мелкосетчатая. Борозда длинная щелевидная. Край борозды неровный и нечёткий. Цвет серый. Место сбора: Чернышевский район.

а – зёрно в полярном положении; б – зерно в экваториальном положении; в – зерно в экваториально-поперечном положении.

22. Лук ветвистый.

23. Potentilla tanacetifolia Willd. Лапчатка рябинколистная.

П.з. трёхбороздно-оровые, эллипсоидальные; в очертании с полюса округло трёхлопастные, с экватора эллиптические. Борозды длинные узкие, над орами куполовидно-приподнятые. Экзина тонкая, скульптура струйчатая. Струйки ровные длинные. П.о. 17,6 мкм, э.д. 15,4 – 19,8 мкм. Цвет серый. Место сбора: Даурский заповедник.

а – зерно в полярном положении б – зерно с куполовидно-приподнятыми бороздами; в - зерно в экваториальном положении; г – зерно без приподнятых краёв борозд; д – зерно с хорошо выраженными длинными бороздами сильно рассекающими зерно.

24. Rosa L. Роза. Шиповник.

П.з. трёхбороздно-оровые, эллипсоидальные; с полюса слабо трёхлопастные, с экватора эллиптические. Поры крупные слабо очерченные. Полярная ось (п.о.) 33-39,6 мкм, экваториальный диаметр 30,8 мкм. Цвет прозрачный. Экзина тонкая, скульптура струйчатая. Место сбора: Читинский район.

а – зерно в полярном положении; б – зерно в полярном положении с выступающей протоплазмой в области пор; в,г – пора крупно, д – струйчатая скульптура, е – четырёхпоровое зерно.

25. Plantago media L. Подорожник средний.

П.з. четырёхпоровые, шаровидные; в очертании округлые; диаметром 17,6 – 24,2 мкм. Поры округлые, с неровным изрезанным краем, плохо различимые. Скульптура крупно бугорчатая. Цвет серый. Место сбора: Малета. а, б, в – зёрна с разной глубиной резкости.

26. Vaccinium uliginosum L. Голубика.

П.з. в тетраэдрических округло-треугольных, реже округло-четырёхугольных перекрёстных тетрадах. Отдельные пыльцевые зёрна шаровидные; в очертании с полюса трёхлопастные. Борозды короткие узкие. Скульптура экзины мелкобугорчатая. Размер тетрад 37, 4 – 41,8 мкм. В препарате наблюдается много недоразвитых зёрен и диад. Цвет серый. Место сбора: Малета. а, б, в – тетрады с разной глубинной резкости.

27. Vaccinium vitis-idaea L. Брусника.

П.з. в тетраэдрических, округло-треугольных, реже перекрёстных округло-четырёхугольных тетрадах. Отдельные пыльцевые зёрна почти шаровидные, в очертании с полюса трёхлопастные. Борозды заострённые, суженные к концам. Скульптура мелкобугорчатая. Размер тетрад 28,6 – 33 мкм. Много диад и отдельных зёрен. Цвет коричнево-жёлтый. Место сбора: Малета.

а, б, в – тетрады с разной глубиной резкости; г – диада; д - трудно узнаваемые недоразвитые тетрады.

28. Ledum palustre L. Багульник болотный.

П.з. в округло-треугольных, тетраэдрических тетрадах. Размер тетрад 30,2 – 35, 8 мкм. Борозды короткие с неровными краями и заострённым концом, края борозд утолщённые. Поры округлые слабо заметные. Экзина тонкая, тектура неясно мелкопятнистая. Цвет жёлто-серый. Место сбора: Малета. а, б, в – тетрады с разной глубиной резкости.

29. Trifolium medium L. Клевер средний.

П.з. трёхбороздно-оровые, эллипсоидальнве; в очертании с полюса слабо трёхлопастные, с экватора эллиптические. Борозды узкие с неровыми краями. Оры слабо заметные, квадратные или экваториально вытянутые широкоэллиптические. Скульптура сетчатая, ячеи округло многоугольные, уменьшаются в размере по направлению к бороздам и затем совсем исчезают. П. о. 28,6 мкм, э.д. 28,6-30,8 мкм. Цвет серый. Место сбора: Алханай. а – зерно в полярном положении; б – зерно в экваториальном положении; в – пора эллиптическая; г – пора квадратная.

30. Рapaver croceum Led. Мак оранжево-красный.

П.з. трёх- редко четырёхбороздные. В полярной проекции эллипсоидальные. В очертании с полюса трёх и четырёхлопастные. Борозды длинные с неровными краями. Скульптура экзины мелкошиповатая, плохо различимая, тектура мелкосетчатая. Э.д. 15,4 – 24, 2 мкм, преобладают зёрна с э.д. 22 – 24,2 мкм. Встречаются двухбороздные зёрна. Цвет серый. Место сбора: Читинский район. а – зерно в полярном положении; б - зерно в экваториальном положении; в – мелкое зерно.

31. Padus racemosa Gilib. Черёмуха обыкновенная.

П.з. трёхбороздно-оровые шаровидной ил шаровидно-сплющенной формы. П.о. 17,6 мкм, э.д. 22 – 24,2 мкм. В очертании с полюса округло-треугольные. С экватора - эллиптические. Борозды длинные с неровными краями и заострёнными концами. Скульптура на полюсах волнисто-морщинистая, к экватору переходит в струйчатую. Цвет серый. Место сбора: Читинский район. а, б, в, - зерна в полярном положении, г – зёрно в экваториальном положении; 䬬¬ - волнисто-морщинистая скульптура на полюсе зерна.

Подготовленный для исследования мацерат из пыльцы, тщательно перемешивается чистой стеклянной палочкой. Капля образовавшейся смеси, объёмом 20 мкл извлекается микродозатором, помещается на предметное стекло и накрывается сверху покровным. Далее, под микроскопом при увеличении в 400 - 1000 раз производится диагностика и подсчёт пыльцевых зёрен. Учитывается не менее 500 пыльцевых зёрен. Результаты изучения заносятся в рабочую таблицу. Число пыльцевых зёрен каждого вида медоноса рассчитывается по формуле: Х=а*100/б, где:

а – число учтённых пыльцевых зёрен определённого вида в препарате, ед.; б – общее число учтённых пыльцевых зёрен в препарате, ед.; 100 – коэффициент пересчёта на массовую долю (%) пыльцевых зёрен определённого вида.

За окончательный результат испытаний принимается среднеарифметическое значение результатов двух параллельных испытаний.

Читайте по этой же теме...

honey-land.ru

Палинология • ru.knowledgr.com

Палинология - «исследование пыли» (с греческого языка , palunō, «разбросайте, опрысните» и - тупоумный), или «частицы, которые усыпаны». Классический palynologist анализирует образцы макрочастицы, собранные из воздуха, воды, или из депозитов включая отложения любого возраста. Условие и идентификация тех частиц, органических и неорганических, дают palynologist ключ к разгадке жизни, окружающей среды и энергичных условий, которые произвели их.

Термин иногда узко используется, чтобы относиться к подмножеству дисциплины, которая определена как «исследование микроскопических объектов макромолекулярного органического состава (т.е. составы углерода, водорода, азота и кислорода), не способный к роспуску в хлористоводородных или гидрофтористых кислотах». Это - наука, которая учится современный и окаменелость palynomorphs, включая пыльцу, споры, orbicules, dinocysts, акритархи, chitinozoans и scolecodonts, вместе с органическим веществом макрочастицы (POM) и керогеном, найденным в осадочных породах и отложениях. Палинология не включает диатомовые водоросли, foraminiferans или другие организмы с кремнистыми или известковыми экзоскелетами.

Палинология - междисциплинарная наука и является отделением науки о Земле (геология или геологическая наука) и биологическая наука (биология), особенно растениеводство (ботаника). Палинология Stratigraphical - отрасль микропалеонтологии и палеоботаники, которая изучает окаменелость palynomorphs от докембрия до голоцена.

История палинологии

Ранняя история

Самые ранние наблюдения, о которых сообщают, за пыльцой под микроскопом, вероятно, будут в 1640-х английским ботаником Нехемией Грю, который описал пыльцу, тычинку, и правильно предсказал, что пыльца требуется для полового размножения в цветущих растениях.

К концу 1870-х, поскольку оптические микроскопы улучшились и были решены принципы стратиграфии, Роберт Кидстон и П. Рейнш смогли исследовать присутствие спор окаменелости в девонском периоде и угольных пластах каменноугольного периода и сделать сравнения между живущими спорами и древними спорами окаменелости. Среди ранних следователей Кристиан Готтфрид Эренберг (radiolarians, диатомовые водоросли и dinoflagellate кисты), Джидеон Мантелл (desmids) и Генри Хопли Вайт (dinoflagellate кисты).

1890-е палинологии к 1940-м

Количественный анализ пыльцы начался с изданной работы Lennart von Post. Хотя он издал на шведском языке, его методология получила широкую аудиторию через его лекции. В частности его лекция Kristiania 1916 была важна в получении более широкой аудитории. Поскольку ранние расследования, изданные на скандинавских языках или скандинавских языках область анализа пыльцы, были ограничены теми странами. Изоляция закончилась немецкой публикацией тезиса Ганнэра Эрдтмена 1921 года. Методология анализа пыльцы стала широко распространенной всюду по Европе и Северной Америке и коренным образом изменила четвертичную растительность и исследование изменения климата.

Более ранними исследователями пыльцы был Früh (1885), кто перечислил много общих типов пыльцы дерева и значительное число травяных частиц пыли и спор. Есть исследование образцов пыльцы, взятых от отложений шведских озер Trybom (1888), Pinus (Сосна) и Picea (Ель), которой пыльца была найдена в такой обильности, что он полагал, что они были пригодны к эксплуатации как «окаменелости индекса». Георг Ф.Ль. Зараув изучил пыльцу окаменелости среднего плейстоценового возраста (Cromerian) от гавани Копенгагена. Lagerheim (в Витте 1905) и C.A.Weber (в 1918 H.A.Weber), кажется, среди первого, чтобы предпринять 'вычисления' частоты процента.

1940-е палинологии к 1989

Термин палинология был введен Хайдом и Уильямсом в 1944, после корреспонденции шведскому геологу Антевсу, на страницах Аналитического Проспекта Пыльцы (один из первых журналов, посвященных анализу пыльцы, произведенному Полом Сирсом в Северной Америке). Хайд и Уильямс выбрали палинологию на основе греческих слов paluno значение, 'чтобы опрыснуть' и бледное значение 'пыль' (и таким образом подобный латинской пыльце слова).

1990-е палинологии к 21-му веку

Анализ пыльцы продвинулся быстро в этот период из-за достижений в оптике и компьютерах. Большая часть науки была пересмотрена Джоханнсом Иверсеном и Кнутом Фсгри в их учебнике по предмету.

Методы исследования

Palynomorphs

Palynomorphs широко определены как микроостатки с органическими стенами между 5 и 500 микрометрами в размере. Они извлечены из осадочных пород и ядер осадка и физически, сверхзвуковым лечением и влажным просеиванием, и химически, химическим вывариванием, чтобы удалить неорганическую часть. Palynomorphs может быть составлен из органического материала, такого как хитин, псевдохитин и sporopollenin. Palynomorphs, у которых есть описание таксономии, иногда упоминаются как palynotaxa.

Palynomorphs формируют геологический важный отчет в определении типа доисторической жизни, которая существовала в то время, когда осадочное формирование было установлено. В результате эти микроостатки дают важный ключ к разгадке преобладающих климатических условий времени. Их палеонтологическая полезность происходит из нумерации изобилия в миллионах клеток за грамм в органических морских депозитах, даже когда такие депозиты обычно не содержащие окаменелости. Palynomorphs, однако, обычно разрушались в метаморфических или повторно кристаллизованных скалах.

Как правило, palynomorphs - dinoflagellate кисты, акритархи, споры, пыльца, грибы, scolecodonts (scleroprotein зубы, челюсти и связанные особенности червей кольчатого червя полихеты), членистоногие органы (такие как части рта насекомого), chitinozoans и microforams.

Palynomorph микроскопические структуры, которые изобилуют большинством отложений, стойкие к обычной добыче пыльцы включая сильные кислоты и основания, и acetolysis или разделение плотности.

Химическая подготовка

Химическое вываривание выполняет много шагов. Первоначально единственная химическая обработка, используемая исследователями, была лечением с KOH, чтобы удалить гуминовые вещества; дефлокуляция была достигнута посредством поверхностной обработки или сверхзвукового лечения, хотя sonification может заставить пыльцу exine разрывать. Использование гидрофтористой кислоты (ПОЛОВИНА), чтобы переварить полезные ископаемые силиката было введено Ассарсоном и Грэнландом в 1924, значительно уменьшив количество времени, требуемое просмотреть слайды для palynomorphs. Палинологические исследования, используя торфа представили собой особую проблему из-за присутствия хорошо сохраненного органического материала включая прекрасные корешки, листовки мха и органический мусор. Это было последней основной проблемой в химической подготовке материалов для палинологического исследования. Acetolysis был развит Ганнэром Эрдтменом и его братом, чтобы удалить эти прекрасные материалы целлюлозы, расторгнув их. В acetolysis экземпляр рассматривают с уксусным ангидридом и серной кислотой, расторгая cellulistic материалы и таким образом обеспечивая лучшую видимость для palynomorphs.

Некоторые шаги химических обработок требуют специальной заботы о соображениях безопасности, в особенности использование ПОЛОВИНЫ, которая распространяется очень быстро через кожу и, вызывает тяжелые химические ожоги и может быть фатальным.

Другое лечение включает плавание керосина для chitinous материалов.

Анализ

Как только образцы были подготовлены химически, они установлены на слайдах микроскопа, используя кремниевую нефть, глицерин или желе глицерина и исследовали световую микроскопию использования или повысились на окурке для просмотра электронной микроскопии.

Исследователи будут часто изучать или современные образцы от многих уникальных мест в данной области или образцы от единственного места с отчетом в течение времени, такие как образцы, полученные из отложений озера или торфа. Более свежие исследования использовали современную аналоговую технику, в которой палеообразцы по сравнению с современными образцами, которыми родительская растительность известна

Когда слайды наблюдаются под микроскопом, исследователь считает число зерен каждого таксона пыльцы. Этот отчет затем используется, чтобы произвести диаграмму пыльцы. Эти данные могут использоваться, чтобы обнаружить антропогенные эффекты, такие как регистрация, традиционные образцы землепользования или долгосрочных изменений в региональном климате

Палинология может быть применена к проблемам во многих областях включая геологию, ботанику, палеонтологию, археологию, педологию (исследование почвы), и физическая география.

Заявления

Палинология используется для широкого диапазона заявлений, связанных со многими научными дисциплинами:

  • Биостратиграфия и геохронология. Геологи используют палинологические исследования в биостратиграфии, чтобы коррелировать страты и определить относительный возраст данной кровати, горизонта, формирования или stratigraphical последовательности.
  • Палеоэкология и изменение климата. Палинология может использоваться, чтобы восстановить прошлую растительность (наземные растения) и морские и пресноводные сообщества фитопланктона, и тем самым вывести прошлый экологический (palaeoenvironmental) и palaeoclimatic условия.
  • Органические исследования palynofacies, которые исследуют сохранение органического вещества макрочастицы и palynomorphs, предоставляют информацию об осадочной среде отложений и осадочном состоянии среды обитания в доисторические времена осадочных пород.
  • Геотермические исследования изменения исследуют цвет palynomorphs, извлеченного из скал, чтобы дать тепловое изменение и созревание осадочных последовательностей, которое обеспечивает оценки максимума palaeotemperatures.
  • Исследования лимнологии. Пресноводный palynomorphs и фрагменты животного и растения, включая prasinophytes и desmids (зеленые морские водоросли) могут использоваться, чтобы изучить прошлые уровни озера и долгосрочное изменение климата.
  • Таксономия и эволюционные исследования.
  • Судебная палинология: исследование пыльцы и другого palynomorphs для доказательств в месте преступления.
  • Исследования аллергии. Исследования географического распределения и сезонного производства пыльцы, может помочь больным аллергиями, таким как сенная лихорадка.
  • Melissopalynology: исследование пыльцы и спор найдено в меде.
  • Археологическая палинология исследует человеческое использование заводов в прошлом. Это может помочь определить сезонность занятия места, присутствия или отсутствия сельскохозяйственных методов или продуктов, и 'связанные с заводом области деятельности в пределах археологического контекста. Приют костра - один такой пример этого применения.

Поскольку распределение акритарх, chitinozoans, dinoflagellate кисты, пыльца и споры представляет свидетельства stratigraphical корреляции через биостратиграфию и palaeoenvironmental реконструкции, одно общее и прибыльное применение палинологии находится в разведке нефти и газа.

Палинология также позволяет ученым выводить климатические условия из растительности, существующей в области тысячи или миллионы лет назад. Это - фундаментальная часть исследования изменения климата.

См. также

  • Апертура (ботаника)

Источники

  • Мур, P.D., и др. (1991), Анализ Пыльцы (Второй Выпуск). Блэквелл Научные Публикации. ISBN 0-632-02176-4
  • Пересечение, A. (1988), палеопалинология. Непобеда Хайман. ISBN 0-04-561001-0
  • Робертс, N. (1998), голоцен экологическая история, Blackwell Publishing. ISBN 0-631-18638-7

Внешние ссылки

  • Международная федерация палинологических обществ
  • Лаборатория палинологии, французский институт Пондишерри, Индия
  • Единица палинологии, Кью-Гарденс, британский
  • PalDat, палинологическая база данных, принятая университетом Вены, Австрия
  • Микропалеонтологическое общество
  • Американская ассоциация стратиграфического Palynologists (AASP)
  • Linnean Society Palynology Specialist Group (LSPSG)
  • Канадская ассоциация Palynologists
  • Пыльца и идентификационная литература споры
  • Palynologische Kring, Нидерланды и Бельгия

ru.knowledgr.com

Афонин С.А., Токарев П.И. (ред.) XI Всероссийская палинологическая конференция. Палинология. Теория и практика [PDF]

М.: Палеонтологический институт РАН, 2005 г. — 328 с.В сборник входят материалы XI Всероссийской палинологической конференции, Приложение I (список сокращений, принятых в настоящем издании) и Приложение II (справочник «Палинологи России, стран СНГ и Балтии»).К истории палинологических исследований.Эффективность использования комплексных палеоботанических методов в стратиграфии.Микропалеонтологическая характеристика камышинской свиты в разрезе Дюпа.О паринозонах, корреляции и унифицированной стратиграфической схеме верхнего эмса и нижнего эйфеля Восточно-Европейской платформы. Реконструкция истории растительного покрова Окуловского леса (Национальный парк "Русский Север").Палеоэкологические особенности нижнепалеоценовых отложений Среднего Поволжья.Позднепермский палинологический комплекс окрестностей г. Вязники: стратиграфическое и палеоэкологическое значение.Палинологические комплексы и граница Перми и триаса в континентальных отложениях разреза Далонгкоу (Синцзян, С.-З. Китай).Динамика растительности пустыни Негев (Израиль) за последние пять тысяч лет.Корреляция палеогеновых отложений Тазовского полуострова по данным изучения палинокомплексов и микрофитопланктонных ассоциаций.Стратиграфия отложений первой надпойменной террасы р. Лены по палинологическим, литологическим, геохимическим и другим данным.Палинокомплексы опорных разрезов неокома северо-западной части Западной Сибири.Обоснование возраста континентальных мезозойских образований нерчинской серии Восточного Забайкалья.Палинологические свидетельства климатических событий позднего плейстоцена и голоцена в бассейнах озер Байкал и Хубсугул.Первые результаты исследований состава пыльцевого дождя над территорией г. Иркутска, юг Восточной Сибири: аспекты фундаментального и практического применения.Ответ растительности бассейна озера Байкал на изменения климата в позднем кайнозое.Палинологические характеристики отложений позднеледниковья и голоцена лесной зоны Украины.Украинская палинологическая школа д.к. Зерова: становление и основные достижения в палинологии голоцена.Стратиграфия отложений позднего плейстоцена-голоцена бассейна р. Уссури.Особенности субфоссильных палиноспектров степных и лесостепных фитоценозов Алтая.Растительные микрофоссилии в пыльцевых препаратах как источник дополнительной палеоэкологической информации.Природные условия ранних этапов валдайского оледенения в бассейне Верхней Волги (по данным палинологических исследований разреза плес).Палинологические комплексы голоценовых отложений на западе ижмо-печорской синеклизы (бассейн р. Ижмы).Флористическая характеристика отложений поймы и первой надпойменной террасы иртыш-обской протоки Марамка.Палеосукцессии неогеновых палинокомплексов Южного Сахалина.Диноцисты позднего мела в разрезе кушмурун (Северный Казахстан).Закономерности распределения залежей нефти и газа в палеозойских отложениях и их зависимость от степени катагенеза органического вещества.О развитии растительности западного побережья оз. Байкал в среднем-позднем голоцене.О находке фрагментов семян brasenia schreberij.f. Gmel. В голоценовых торфяниках Прибайкалья.Палиностратирафия и палеогеография триасовых отложений Южного Мангышлака.Палиноморфология nymphaea albas. L. (nymphaeaceae) в европейской России.Палиностратиграфия и история развития флоры и растительности в неогене на юге Западной Сибири.Как важно использовать разные методы для изучения палинологических объектов: на стыке двух наук.Палиноморфология диллениевых.К проблеме видовой диагностики пыльцы дальневосточных дубов.Типы палинокомплексов оптимальных фаз голоцена Южного Сахалина.Комплексное использование палинологических и литопедологических данных для стратиграфии среднего и позднего валдая Украины.Создание зональных шкал кайнозоя по диатомеям и их роль в корреляции древних толщ северной пацифики и ее обрамления.Палиностратиграфия нижнеюрских отложений в бассейне р. Вилюй (Восточная Сибирь).Развитие ландшафтов прибрежных низменностей южных курил в голоцене (по данным изучения диатомовых водорослей).Морфология пыльцы humiria, humiriastrum, sacoglottis, schisthostemon, vantanea (humiriaceae).Морфология пыльцы рода tabebuiagomes ex a.p. De candolle (bignoniaceae).Диатомовые водоросли голоценовых озер валдайской возвышенности.О подготовке пчелопродуктов (меда, обножки и перги) для изучения содержащейся в них пыльцы.О естественном полиморфизме пыльцы pinus sylvestris l. В связи с некоторыми проблемами палеопалинологии.Изменение климата и растительности минусинской котловины (южная сибирь) в голоцене и динамика археологических культур.История растительности и климата тихоокеанского побережья камчатки в голоцене (по данным палинологии, тефрохронологии и анализа растительных макроостатков).Техническая обработка проб из торфяных отложений для палинологического анализа.Опыт межрегиональной корреляции континентальных отложений начала позднепалеозойского этапа седименто-генеза ангариды (по палинологическим данным).Использование палинологических данных для палеогеографических реконструкций.Использование данных палинологического и геохимического методов для стратиграфии голоценовых отложений.Анализ современного состояния и перспектив восстановления третичной субсредиземноморсой флоры на побережье Краснодарского края.Изучение закономерностей динамики болотных экосистем и аккумуляции органического вещества в голоцене на востоке фенноскандии с использованием гис-технологий.Новые палинологические и радиометрические данные об отложениях стратотипического разреза мурава (Беларусь).Сроки пыления некоторых древесных видов в условиях Карелии.Вопросы реконструкции палиностратиграфии позднего неоплейстоцена южно-уральского региона.Палеогеографические условия среднего неоплейстоцена в горах Кунгей Алатау северного тянь-шаня (по палинологическим данным).Роль палеогеографического фактора в палиностратиграфии олигоцена Восточной Якутии.Мамонтова гора – результаты новейших исследований опорного разреза неогена северо-востока Евразии.Ультраструктура экзины пыльцевых зерен рода classopollis, извлеченных из желудков насекомых юрского возраста.Палинологический анализ погребенных почв и криопедолитов каргинского времени На Колымской низменности.Морфологическое переописание миоспор видов-индексов пограничных отложений среднего-верхнего девона.Одноклеточные водоросли tasmanitaceae в отложениях нижней Перми западной части прикаспийской впадины и их значение.Палиностратиграфия позднеледниковых и голоценовых отложений Беларуси.Сопоставление данных карпологического и палинологического анализов для характеристики растительности позднего плейстоцена (на примере разреза плес, бассейн Верхней Волги).Применение палиногических данных для региональной оценки нефтегазоносности девонско-каменноугольных отложений волыно-подольской окраины восточно-европейской платформы.Методика реконструкции палеоклимата по палинологическим данным (на примере севера Западной Сибири).

www.twirpx.com