Кризис и перспективы развития нефтяного рынка. Перспективы рынка нефти


Обзор и перспективы рынка нефти

20 сентября 2018 Котировки фьючерсов на нефть в среду в Нью-Йорке подскочили выше отметки 70 долларов за баррель после публикации еженедельного отчета Управления энергетической информации (EIA) Минэнерго США. Этот отчет продемонстрировал падение запасов нефти до самой низкой отметки за три с половиной года.

EIA в среду сообщило о падении коммерческих запасов нефти в США на 2,1 млн баррелей до 394 млн баррелей. Таким образом, запасы нефти упали уже пять недель подряд, достигнув самой низкой отметки с февраля 2015 года. Запасы также оказалась на 142 млн баррелей ниже рекордного максимума 536 млн баррелей, достигнутого в марте 2017 года, в период низких цен. Запасы бензина на прошлой неделе также уменьшились, на 1,7 млн баррелей.

По мнению аналитиков, последовательное сокращение запасов нефти, происходящее даже после летнего сезона, отчасти стало результатом увеличения американского экспорта нефти, которому в последние недели содействовало расширение спрэда между котировками WTI и Brent. В период 8-14 сентября экспорт нефти из США вырос вторую неделю подряд, достигнув 2,4 млн баррелей в день.

«Вопреки сезону мы уже вторую неделю подряд наблюдаем падение запасов нефти, так как рост экспорта оказывается весомее, чем увеличение импорта», – заметил Мэтт Смит, директор по исследованию товарно-сырьевых рынков в ClipperData. «Сокращение запасов бензина также оказывает (ценам) поддержку на фоне высокой загруженности НПЗ», – добавил Смит.

Хотя последний отчет EIA не был в полной мере позитивным для цен, так как общие запасы нефти и нефтепродуктов упали лишь на 400 000 баррелей, он все же оказался лучше ожиданий рынка, поскольку накануне Американский институт нефти (API) представил более пессимистичные данные.

«В целом (последний) отчет EIA бы немного благоприятным (в целом), но если сравнивать с данными API, он был очень хорошим», – сообщил Кайл Купер из ION Energy.

В среду нефтяные цены продолжают укрепление, начавшееся во вторник на фоне сообщений, “согласно которым Саудовская Аравия может как минимум на время посчитать уровень цен на нефть Brent выше 80 долларов за баррель приемлемым”, сказали аналитики JBC Energy. “Рынок, возможно, воспринял это как сигнал о том, что предложение на рынке нефти существенно не возрастет в ответ на сокращение экспорта из Ирана”, — добавили они.

На этих выходных состоится заседание ОПЕК и союзников картеля, включая Россию. Ожидается, что на этом заседании будет обсуждаться дальнейшее наращивание добычи. В конце июня ОПЕК и союзники картеля приняли решение начать увеличивать добычу на объем до 1 млн баррелей в день после более чем года ограничений.

“Санкции США на экспорт иранской нефти вступят в силу уже через шесть недель. По логике вещей, ОПЕК+ увеличит добычу, чтобы компенсировать сокращение иранской нефти на рынке, — отметил Стивен Бреннок, аналитик PVM Oil Associates Ltd. – В Саудовской Аравии считают приемлемым текущий уровень цен и устали от разногласий с Ираном, поэтому королевство может выступить за сохранение объемов добычи на текущих уровнях”. 

В последние недели цены на нефть получают поддержку, так как покупатели иранской нефти начали значительно сокращать ее импорт в ожидании санкций США, вступающих в силу в начале ноября. На прошлой неделе цены на нефть временно пробили отметку 80 долларов за баррель, впервые с мая, ненадолго вернувшись к более чем трехлетнему максимуму.

«Цены на нефть Brent в конечном итоге держатся около уровня 80 долларов за баррель, пытаясь прорываться выше, однако они все-таки в целом еще остаются в интервале 70-80 долларов», – отмечает Бьярне Шильдроп, главный товарно-сырьевой аналитик SEB Markets. Между тем указанный максимум, вероятно, вскоре будет пробит, добавляет Шильдроп.

smart-lab.ru

Кризис и перспективы развития нефтяного рынка

Чтобы снизить глобальные риски от возросшей волатильности нефтяного рынка, необходимо сократить влияние финансовых спекулянтов, повысить прозрачность и стимулировать развитие долгосрочных отношений между поставщиками и потребителями.

Мы, бесспорно, находимся в условиях достаточно острого кризиса на нефтяных рынках. За последние 50 лет мы наблюдали несколько связанных с нефтяным рынком кризисов, которые носили как экономический, так и политический характер. Однако во второй половине 2014 года произошло падение цен на нефть, которое по скорости формирования кризиса превосходит все, что мы видели когда-либо раньше. Если сравнивать это падение с тем, которое произошло в середине 1980-х годов, нужно не только применить инфляционную корректировку, но и принять во внимание, что доллар тогда был значительно сильнее к корзине валют, чем сейчас. С учетом такого фактора, как уровень максимальных цен на нефть до падения, величина падения цен вполне сопоставима.

При этом в 2014 году не происходило резких изменений на мировых фондовых рынках, рынки акций и прочих активов стабильны. Данный кризис позиционируется как «фундаментальный нефтяной кризис», ключевой особенностью которого является то, что баланс спроса и предложения на нефть остается достаточно близким, в пределах десятилетнего коридора.

Обратите внимание, что в 1980-е значительное падение цены сопровождалось колоссальными свободными мощностями ОПЕК, которые составляли 24% от мирового потребления, а также крупнейшими открытиями традиционных месторождений вне ОПЕК, таких как Северное море. Сегодня свободные мощности составляют всего 5% от потребления, что лишь на 2%, или на 2 млн баррелей в сутки, выше десятилетнего минимума. Не говоря уже о том, что почти половина из сегодняшних свободных мощностей просто недоступна из-за войн, революций и санкций.

Итак, фундаментально кризис нефтяных цен 2014 года — всего лишь рябь на воде по сравнению с цунами 1985 года. Доля избыточных мощностей в пять раз меньше. Операционные затраты в два раза выше. Инвестиционные затраты в два-три раза выше. Вместо глубокого падения спроса — его рост. Темпы падения маржинальной добычи — выше в десять раз.

Налицо явное несоответствие фундаментальных предпосылок и наблюдаемой динамики цен, причины которой мы видим в комплексе среднесрочных и ситуативных факторов, включая трансляцию параметров североамериканского рынка на мировой и увеличение добычи в Ливии и Ираке, а также односторонние санкции. К чему же это может привести? 

Эффект низких цен

В ответ на экстремальное снижение цен нефтяные компании по всему миру значительно уменьшают свои инвестпрограммы. Уже объявлены сокращения на 67 млрд долларов, или в среднем на 20–30% к прошлому году. По оценкам Wood Mackenzie, в 2015 году ожидается снижение инвестиций более чем на 100 млрд долларов.

Нефтесервисные компании объявили о существенных сокращениях персонала, что говорит об уменьшении объема оказываемых услуг.

Количество буровых установок в США, которое держалось из-за долгосрочных контрактов, уже начало достаточно резко снижаться. По данным Baker Hughes, в январе 2015 года снижение составило 276 штук, или более 18%, и это — только начало. Пока рынок физической поставки нефти это не почувствовал в связи с ростом плотности гидроразрыва, хеджированием добычи независимых производителей.

Сокращение инвестиций неминуемо приведет к восстановлению баланса спроса и предложения на рынке нефти, однако чрезмерное снижение инвестиций в добычу сейчас может обернуться дефицитом нефти уже в четвертом квартале текущего года.

Что касается бюджетов стран-производителей, широко известно: в последние годы они сильно выросли, в основном для решения социальных задач. В сложившихся условиях целому ряду стран, большинство из которых не обладают существенными финансовыми резервами, придется значительно сократить социальные обязательства. Какой эффект могут иметь подобные действия в таких напряженных, но важных нефтяных регионах, как Нигерия, Ливия, Иран, Ирак, Ангола?

Позиция стран-потребителей в условиях снижения цен на нефть на первый взгляд кажется выигрышной. Но, оказывая поддержку росту экономики, такое снижение приводит к падению централизованных налоговых поступлений в этих странах из-за уменьшения прибыли зарегистрированных в них компаний-мейджеров, а социальные обязательства в некоторых из них, напротив, могут вырасти из-за роста безработицы в собственном высокозатратном секторе добычи.

Небольшие и средние нефтяные компании пострадают сильнее других, так как не имеют диверсифицированной ресурсной базы и запаса финансовой стабильности. Котировки независимых компаний падают, возможно, скоро многие из них столкнутся с серьезными финансовыми проблемами и, вероятно, станут объектами поглощений.

Смежные отрасли также несут значительные убытки, сокращения исчисляются десятками тысяч. Это создаст дополнительную нагрузку на бюджеты ряда стран.

В целом происходит подрыв основ инвестиционной деятельности в нефтяной отрасли, что с учетом ее длительного инвестиционного цикла может иметь долгоиграющие негативные последствия. Ежегодно базовая добыча на традиционных месторождениях падает на 5–6%. В то же время на сланцевых месторождениях темпы падения составляют 30–50% в год, в результате чего средневзвешенная базовая добыча в США, по данным IHS, падает со скоростью 28% в год. Очевидно, что при ежегодном падении базовой добычи на 5–6 млн баррелей в сутки при исходном профиците в 2 млн баррелей в сутки резкое снижение инвестиций на фоне постоянного роста спроса приведет к сбалансированности физического рынка менее чем за год. Конечно, если не будут применяться искусственные методы продления нынешнего кризиса. 

Перспективы роста

Даже в условиях неустойчивого восстановления мировой экономики спрос на нефть устойчиво растет. Как вы помните, в кризис прошлого века наблюдалось значительное падение спроса: в начале 1980-х спрос снизился на 7% и только к 1987 году вернулся к уровню 1979 года. Сегодня такого падения не наблюдается. Растущее мировое население потребляет все больше энергии. Несмотря на повышение энергоэффективности и конкуренцию со стороны других видов топлива, нефть остается главным источником энергии для транспорта и сырья для растущей нефтехимии. По оценкам ведущих мировых аналитических центров, к 2020 году потребление нефти вырастет на 10% от сегодняшнего уровня, а к 2030–2035 годам — еще на 10%.

Растущий спрос на фоне увеличения темпов падения базовой добычи потребует все больших инвестиций в освоение новых месторождений высокотехнологичной нефти, а значит, и более высоких цен, чтобы привлечь такие инвестиции. Сопутствующие инвестиции в смежные отрасли будут способствовать росту мировой экономики, в том числе ее высокотехнологической части.

Основной темой, обсуждаемой экспертами и аналитиками в связи с причинами наблюдаемого перепроизводства нефти, является рост добычи в США, связанный со сланцевой революцией. Но революции обычно длятся недолго, и после них наступает тяжелая действительность. В отношении нефтедобычи в США она заключается в низкой обеспеченности ресурсами — при текущем уровне добычи доказанных запасов хватит только на 12 лет, а если принять в расчет все ресурсы — на 55 лет. Обратите внимание, что речь идет не о подтвержденных резервах, а о ресурсах в широком смысле, в том числе потенциальных и еще не подтвержденных.

По текущим оценкам, крупнейшие запасы нефти сконцентрированы на Ближнем Востоке. Но мы знаем, что для непубличных компаний этого региона нефтяные запасы не были подвергнуты независимому аудиту. Кроме Ближнего Востока, большие резервы нефти остаются в России, Канаде, Венесуэле. При этом потенциальный рост неизбежно будет связан с «высокотехнологической нефтью» — это нефтяные пески, сверхтяжелая битумная нефть, арктический шельф, сланцы и так далее. Они требуют самых современных технологий и крупных инвестиций для разработки. Но это необходимо с позиций энергобезопасности, которая, конечно, включает обеспечение необходимой диверсификации источников поставок.

По мере преодоления нынешнего кризиса цена нефти поднимется к уровню «инвестиционного» равновесия, иными словами к цене, обеспечивающей приемлемую норму доходности на инвестиции в полный цикл освоения новых месторождений, в том числе разведку, бурение, инфраструктуру. Еще до кризиса, в период высоких нефтяных цен, крупнейшие нефтяные компании последовательно увеличивали инвестиции, но при этом смогли только в целом стабилизировать добычу нефти. Это свидетельствует об объективном факте — новая нефть дается трудно и требует как инноваций, так и крупных инвестиций, а значит, и адекватных цен. 

Финанциализация и регулирование

Итак, мы видим в нынешнем кризисе глубокое несоответствие фундаментальных факторов и рыночной реакции на них. Что же приводит к подобным искажениям? Какие проблемы существуют в механизмах ценообразования на рынке нефти?

В первую очередь обратим внимание на возросшую роль финансовых инструментов и финансовых игроков в формировании цен на нефть. За последние 20 лет объемы открытых позиций по фьючерсам Brent и WTI увеличились в пять-десять раз, в то время как потребление нефти — только на 32%. Уже было отмечено, что такой рост «бумажной нефти» во многом привел к ценовой нестабильности 2008 года. В результате того, что нефтяной рынок стал разновидностью финансового рынка, на него все большее влияние оказывают не реальные хозяйственные взаимоотношения, а спекулятивные факторы, в том числе движение капитала, ликвидность, популярность альтернативных инвестиционных активов.

Проблемой финансовых рынков является их склонность к экономике «пузырей», достаточно вспомнить кризис доткомов 2000 года и кризис ипотечных кредитов 2008-го. Еще одно свойство финансовых рынков — их подверженность откровенному манипулированию. Вспомним хотя бы выявленные сговоры при формировании ставки Либор и цены золота или же дутые рейтинги ААА для низкокачественных бумаг, обеспеченных ипотечными кредитами.

В отличие от акций интернет-компаний регулярные поставки нефти жизненно необходимы для обеспечения ежедневного функционирования общества. Подвергать рынок нефти рискам пузырей и манипулятивных искажений недальновидно и может привести к драматическим последствиям.

Динамика котировок акций независимых нефтяных компаний в США заставляет задаться вопросом: а не наблюдаем ли мы очередной пузырь? В отличие от крупных европейских компаний, чьи котировки в большинстве своем по итогам 2014 года снизились более чем на 40%, котировки независимых добывающих предприятий в США сегодня вернулись к уровню января 2014-го. Почему так происходит? Эти предприятия настолько повысили свою эффективность, что полностью компенсировали эффект от снижения цены на нефть? Они справились со своей многомиллиардной задолженностью? Или же рынок просто неадекватно их оценивает? Не являются ли модные инвестиции в сланцевые компании новым аналогом доткомов или ипотечных бумаг? Что будет с финансовым сектором США, когда этот пузырь лопнет?

Вот еще один пример. С одной стороны — компания «ЛУКойл». Она обеспечивает 2,1% мировой добычи нефти и имеет активы в разведке, добыче, переработке и в розничной торговле по всему миру. С другой стороны — компания EOG, лидер по добыче трудноизвлекаемой нефти в США. Ее резервы в четыре раза ниже, чем у «ЛУКойла», а добыча почти в семь раз меньше. Переработки и розницы нет. Несмотря на это, капитализация EOG превышает капитализацию «ЛУКойла» на 34%! На наш взгляд, это еще одно свидетельство переоценки американских сланцевых компаний.

Встает вопрос о необходимости развития инфраструктуры рынка и в части надлежащего регулирования, которое бы обеспечило прозрачность как рынка нефтяных фьючерсов, так и рынка ценных бумаг, в том числе акций и облигаций нефтяных компаний.

Государственное регулирование присутствует на нефтяном рынке, однако оно зачастую носит протекционистский характер и не способствует эффективному развитию мирового рынка нефти. Так, например, государственное регулирование США, запрещающее уже в течение более 40 лет экспорт нефти, приводит к формированию неконкурентных преимуществ у североамериканских нефтепереработчиков перед европейскими. Странное впечатление производит и недавнее решение о разрешении экспорта конденсата — выборочное, в отношении только двух участников рынка.

Избыточное регулирование в Мексике и Нигерии негативно сказывается на добыче. Налоговая и акцизная политика в странах — членах ЕС делает нереферентным ценообразование нефтепродуктов. Санкции в отношении РФ направлены на подрыв долгосрочного обеспечения Европы нефтью и ведут к росту дифференциала Brent/WTI в ущерб европейской переработке. Все это приводит к регионализации мирового рынка нефти, дисбалансу рынков нефти и нефтепродуктов.

В последние пять лет значительно вырос дифференциал Brent/WTI, не отражающий различия в потребительской ценности этих сортов; в результате в США сформировался специфический региональный рынок, основанный на более низкой цене на нефть, который транслирует искажения на рынки других регионов. Так, американская нефтепереработка вытесняет европейскую. Из-за того что в США наблюдается излишек легкой нефти на фоне запрета экспорта, создается искаженный дифференциал между легкими и тяжелыми сортами. Трудно представить, какие последствия вызвало бы введение подобных норм в отношении экспорта из Российской Федерации. Но мы по этому пути не пошли!

В результате дифференцированного налогообложения в Европе и США сформировались различные по структуре рынки нефтепродуктов, которые не только отличаются друг от друга, но и не соответствуют структуре выходов НПЗ этих регионов. 

Трансформация рынка нефти

В целом в мире обостряется борьба за премиальные рынки и извлечение ренты из нефти. Правительства стран-потребителей через акцизы на нефтепродукты зачастую обкладывают нефть и газ большими налогами, чем страны-производители. В случае с европейскими странами эти начисления на нефтепродукты превышают саму цену нефти.

Подобное регулирование настолько искажает нефтяной рынок, что невольно задаешься вопросом: а есть ли рынок? По существу, наиболее действенной опорой глобального рынка нефти являются деятельность и взаимодействие крупных корпораций мирового уровня, включая их стратегические соглашения, долгосрочные контракты, обмен активами, технологическими ноу-хау, другие современные формы долгосрочного сотрудничества.

Доля ОПЕК на мировом рынке нефти в последнее время достаточно стабильна — 39% в текущем году. Это, конечно, по-прежнему заметная структура на рынке. Но организация потеряла единство интересов своих членов. Сформировалась группа стран Ближнего и Среднего Востока, стремящихся к доминированию в ОПЕК и отказу от учета интересов тех членов, для которых стабильность на рынке нефти жизненно важна в социально-экономическом плане. Надо также учесть, что ряд стран ОПЕК имеет существенные проблемы в области безопасности и стабильности.

По сути, лишь группа стран Ближнего Востока обладает (или считает, что обладает) достаточными финансовыми ресурсами и значительными ресурсами свободных мощностей, и она проводит собственную нефтяную политику. При этом в последнее время их политика привела к дестабилизации рынка и просто непониманию со стороны многих его участников действительных целей такой политики.

В более широком смысле инфраструктура по формированию цены нефти ненадежна и требует улучшений. Прежде всего это касается независимых подтверждений фундаментальных данных по рынку нефти в странах-производителях, где добыча ведется непубличными компаниями. В то же время наша компания, как и многие другие публичные предприятия, детально раскрывает данные о своих запасах. Правила игры должны быть едины для всех.

Аналитические центры крупных инвесткомпаний, очевидно, находятся под влиянием конфликта интересов между своими высказываниями и инвестиционными позициями материнских компаний. В результате мы наблюдаем шараханье, резкие изменения выводов и рекомендаций, вносящие вклад в дестабилизацию рынка.

Высказывания других участников рынка также зачастую способствуют рыночным искажениям. Так, целый ряд статей, опубликованных осенью прошлого года ведущими новостными агентствами, всячески подталкивал цены к радикальному снижению. К сожалению, принимая во внимание обладание инсайдерской информацией, можно предположить: эти высказывания были направлены на реализацию собственных интересов, что опять же характерно для непубличных компаний, которые действуют в ином регуляторном режиме.

Одни и те же по своей сути события часто интерпретируются произвольно и противоположным образом. Так, создание в последнее время крупными инвестиционными игроками рынка физических запасов нефти на танкерах расценивается как позитивный сигнал ожидания роста цен (в соответствии с контанго на форвардной кривой), а рост коммерческих запасов в США — только как негативный сигнал проявления перепроизводства нефти.

Ну и наконец, вопросы вызывает и ценообразование на нефтяном рынке, а также достоверность информации о нем. Как известно, в 2008 году этим занималась Комиссия по ценным бумагам США, а в 2013-м было инициировано расследование Европейской комиссии в отношении котировок ценовых агентств в связи с подозрениями в манипуляциях. В то же время бизнес и реальные участники рынка нефти могут противопоставить рискам, вызванным регионализацией, волатильностью и финансовыми спекуляциями, более тесное взаимодействие по цепочке стоимости и построение долгосрочных отношений. Например, потребители финансируют строительство инфраструктуры, чтобы обеспечить стабильные поставки. Долгосрочные контракты на поставку нефти позволяют минимизировать риски потребителей и обеспечить восполнение ресурсной базы производителей. Потребители и трейдеры могли бы наращивать присутствие в разведке и добыче. Такая же картина в сервисе и поставке высокотехнологического оборудования. Производители и трейдеры инвестируют в переработку, а также входят в розницу стран-потребителей.

Эти процессы уже происходят, и многие компании, в том числе «Роснефть», являются их участниками.

Инфраструктура рынка нефти требует серьезных улучшений. По нашему мнению, такие улучшения должны в первую очередь затронуть следующие направления.

Что касается участников рынка и торговых площадок, необходимо, во-первых, контролировать влияние финансовых игроков в ценообразовании нефти и повысить роль реальных производителей и потребителей. Во-вторых, повысить долю физических объемов нефти в ценообразовании до 10–15% общего объема товарных потоков. В-третьих, развивать региональные площадки торговли нефтью с учетом особенностей соответствующих рынков и преимущественных сортов нефти на них.

Для улучшения же рыночной информационной инфраструктуры полезно, во-первых, реорганизовать биржевую инфраструктуру рынка за счет резкого повышения роли в ней производителей и потребителей нефти, сопровождая это качественным повышением прозрачности биржевых площадок с целью снижения возможностей ценового манипулирования (аналогично проведенным мероприятиям в отношении банковских ставок и деятельности ценовых агентств). Во-вторых, повысить оперативность и качество рыночной информации, например, об объемах производства, потребления, запасов, о ценообразовании, условиях стратегических контрактов по нефти, регистрации внебиржевых сделок.

На основе доклада «Реализация новых возможностей за счет меняющихся рынков, переориентации направлений торгового обмена и хеджирования резких колебаний цен» на форуме International Petroleum (IP) Week в Лондоне.

Источник: Эксперт

test.rcc.ru

Перспективы развития российской нефтяной отрасли в условиях турбулентности на мировом нефтяном рынке - Бурение и Нефть

Prospects of the Russian oil industry in the context of turbulence in the world oil market

A. GROMOV, Foundation «Institute for energy and finance»

В статье рассматриваются проблемы долгосрочной устойчивости российской нефтяной отрасли в условиях низких мировых цен на нефть. Подробно анализируются внешние и внутренние вызовы развития российской нефтяной отрасли, включая влияние технологических и финансовых санкций, а также вопросы качественного изменения будущей структуры добычи нефти в России и проблемы, связанные с модернизацией российской нефтепереработки в новых условиях. Сформулированы неотложные задачи, стоящие перед отраслью, и предложены ключевые направления государственной отраслевой политики для их успешного разрешения, в том числе продолжение реформы налогового и таможенно-тарифного регулирования в пользу развития системы гибридного налогообложения где, наряду с НДПИ, будут развиваться рентные формы налогообложения (НДД и НФР).

The article concerns the problems of long-term sustainability of the Russian oil industry in the face of low world oil prices. It includes detailed analysis of external and internal challenges of development of the Russian oil industry, including the impact of technological and financial sanctions, as well as the issues of quality changes in the future structure of oil production in Russia and the problems associated with the modernization of Russian refining under the new conditions. Also the article formulates urgent challenges facing the industry and proposed key areas of public sector policy for a successful resolution, including the continued reform of tax and customs tariff regulation in favor of the development of a hybrid system of taxation where, along with the met, will develop other forms of taxation based on economic results of the oil companies.

Сегодня, когда мировые цены на нефть «тестируют» новый горизонт падения – $30/барр., а мировые инвестиционные банки наперебой уверяют нас в том, что это падение – не игра биржевых спекулянтов в условиях сохранения дисбаланса спроса и предложения нефти на рынке, а начало новой «нормальности» мирового рынка нефти, уместно задаться вопросом: каковы же перспективы российской нефтянки в новых реалиях? Какие вызовы, внешние и внутренние, стоят перед отраслью, и какой вектор развития следует выбрать для обеспечения ее устойчивого и долгосрочного развития?

НЕФТЯНКА: ФОРМУЛА ТЕКУЩЕЙ СТАБИЛЬНОСТИ

Так, растущая добыча в 2015 г. была, во многом, обеспечена за счет масштабных инвестиций, сделанных в отрасль в 2011 – 2014 гг., а основной объем российской нефти по–прежнему добывается на действующем фонде месторождений, средняя себестоимость добычи на которых не превышает $20/барр.

По итогам 2015 г. российская нефтяная отрасль показала отличные результаты. Так, по данным ЦДУ ТЭК, добыча нефти в России выросла до 534 млн т (+1,4% к уровню 2014 г.), а экспорт российской сырой нефти увеличился на 9,5% – до 242 млн т. Казалось бы, российская нефтянка демонстрирует завидную устойчивость в условиях обрушения мировых цен на нефть и действия западных финансовых и технологических санкций. Однако эта устойчивость носит временный характер и обусловлена совокупным действием ряда факторов, связанных с отраслевой спецификой, особенностями государственного регулирования и эффектом от ценового шока на мировом рынке нефти.Так, растущая добыча в 2015 г. была, во многом, обеспечена за счет масштабных инвестиций, сделанных в отрасль в 2011 – 2014 гг., а основной объем российской нефти по-прежнему добывается на действующем фонде месторождений, средняя себестоимость добычи на которых не превышает $20/барр. (рис.1).

Рис. 1. Себестоимость добычи нефти для различных типов нефтяных компаний, 2014 г.

Источник: расчеты Фонда «Институт энергетики и финансов» по данным Bloomberg

Кроме того, устойчивое положение отрасли под­держивается действующей налоговой системой, которая стимулирует добычу на новых месторождениях (Восточная Сибирь, Дальний Восток) и месторождениях повышенной сложности (добыча вязкой и высоковязкой нефти, добыча нефти на шельфах и пр.) через льготы по НДПИ и таможенной пошлине. Более того, действующая система налоговых изъятий (т.н. «ножницы Кудрина»), которая наполняет бюджет (рис. 2), устроена таким образом, что от высоких цен на нефть выигрывает российский бюджет, но он же больше всех и теряет при их падении, тогда как денежный поток («нет-бэк») нефтяной компании меняется незначительно.Дополнительным фактором, демпфирующим негативный эффект от снижения мировых цен на нефть, является девальвация рубля. Поскольку основной объем издержек российских нефтяных компаний номинирован в рублях, а поступления от экспорта нефти – в долларах, то на начальном этапе снижения нефтяных цен российские нефтяные компании смогли воспользоваться этим и сгладить негативные послед­ствия снижения мировых цен.

Рис. 2. Распределение доходов с одного барреля нефти в России

Источник: расчеты Фонда «Институт энергетики и финансов»

Однако все указанные факторы оказывают на отрасль краткосрочное влияние и могут лишь сгладить эффект резкого падения цен на нефть, но не обеспечить долгосрочное устойчивое развитие нефтяной отрасли России.

ВНЕШНИЕ И ВНУТРЕННИЕ ВЫЗОВЫ РАЗВИТИЯ ОТРАСЛИ

Действующая система налоговых изъятий (т.н. «ножницы Кудрина»), которая наполняет бюджет, устроена таким образом, что от высоких цен на нефть выигрывает российский бюджет, но он же больше всех и теряет при их падении, тогда как денежный поток («нет–бэк») нефтяной компании меняется незначительно.

Сегодня российская нефтяная отрасль, несмотря на кажущуюся устойчивость в условиях ценового «шторма» на мировом нефтяном рынке, сталкивается с насущной необходимостью поиска ответа на возрастающие внешние и внутренние вызовы своему развитию.Среди внешних вызовов отрасли, кроме очевидной проблемы труднопредсказуемой динамики мировых цен на нефть, следует отметить рост конкуренции на традиционных для России внешних рынках, риски долгосрочного сохранения дискриминационных, нерыночных ограничений (санкций) западных стран на доступ российских нефтегазовых компаний к инновационным технологиям и рынку заемных средств, а также нарушение международной координации и кооперации в нефтяной отрасли (запрет на инвестиции и участие в ряде отраслевых совместных проектов).Другими словами, на фоне негативной динамики мировых цен на нефть и в условиях действующих западных финансовых и технологических санкций, направленных именно на российский нефтяной сектор, в отрасли нарушен привычный инвестиционный механизм (получение кредитов западных банков под новые инвестиционные проекты) и ограничены технологические возможности ее развития. Таким образом, отрасль в своем инвестиционном развитии вынуждена ориентироваться только на собственные средства, объем которых уменьшается со снижением мировой цены на нефть. А низкие мировые цены на нефть, в свою очередь, сокращают возможности государственной поддержки новых проектов, а также создают риски, при условии сохранения низких мировых цен на нефть в среднесрочной перспективе, дополнительного увеличения налоговой нагрузки на отрасль.Как следствие в российской нефтяной отрасли неизбежны падение инвестиций и пересмотр средне- и долгосрочных планов развития, как на отраслевом уровне, так и на уровне отдельных нефтяных компаний.Ситуация усугубляется и тем, что российская нефтедобыча вступила в период структурной трансформации, когда выбывающие объемы добычи на действующем фонде месторождений требуется постепенно замещать добычей на новых, как правило, значительно более дорогих проектах.Проведенный экспертами Фонда «Институт энергетики и финансов» и компании Vygon Consulting анализ показывает, что для поддержания достигнутого в последние годы уровня добычи (525 – 530 млн т) даже в средне-, а уж тем более в долгосрочной перспективе необходима активная разработка трудноизвлекаемых запасов нефти и нефтяных ресурсов Арктического шельфа (рис. 3). А между тем поддержание стабильного уровня добычи нефти в РФ на уровне в 525 млн т — это заявленная цель развития отрасли в Энергетической стратегии России на период до 2035 г., проект которой находится сегодня на рассмотрении Правительства России.Кроме того, необходимы значительные инвестиции в геологоразведочные работы (ГРР) для обеспечения адекватного прироста запасов «черного золота». По нашим оценкам, более половины от планируемых объемов добычи нефти до 2035 г. приходится на запасы, которые еще нужно перевести в категории ABC1 в ходе ГРР.

Рис. 3. Изменение структуры добычи нефти (без газового конденсата) в России в 2020 и 2035 гг.

Источники: расчеты Фонда «Институт энергетики и финансов» и Vygon Consulting

Примечание Минимальный сценарий добычи нефти предполагает разработку действующего фонда месторождений в условиях ограниченности инвестиционных ресурсов, сохранения низких мировых цен на нефть (менее $50/барр. на всем горизонте планирования) и действия отраслевых санкций.Умеренно-благоприятный сценарий добычи предполагает возможность поддержания относительно стабильной добычи нефти при условии благоприятной ценовой конъюнктуры на мировом рынке нефти, отмены санкций и оптимизации налоговой нагрузки на отрасль.

Также нельзя не отметить, что меняется не только география российской нефтедобычи, но и характер разрабатываемых месторождений. Так, если сегодня 70% нефти добывается на уникальных и крупных месторождениях уровня Самотлорского, Уренгойского, Ромашкинского, Ванкорского и пр., то уже в среднесрочной перспективе основной прирост добычи будут обеспечивать мелкие месторождения нефти с объемами начальных извлекаемых запасов менее 15 млн т нефти. А это, в свою очередь, потребует принципиально иного подхода к их освоению, кардинально отличающегося от традиционной практики работы с месторождениями-гигантами.Таким образом, ключевым внутренним вызовом развития российской нефтяной отрасли является ожидаемое качественное изменение структуры нефтедобычи в пользу значительно более дорогих проектов, развивать которые в условиях текущей конъюнктуры мировых цен на нефть и дефицита источников инвестиций будет очень сложно.Еще одним внутренним вызовом развитию отрасли является проблема нефтепереработки, точнее – улучшение ее качественных характеристик.Всего за период с 2000 по 2014 гг. объем первичной нефтепереработки вырос на 65% (рис. 4). При этом доля экспорта в поставках нефтепродуктов увеличилась с 38% в 2000 г. до 61% в 2014 г.

burneft.ru

Перспективы рынка нефти

Завтра заседание ЦБ РФ.

  • 13.00 решение по ставке 
  • 15.00 Пресс конференция Эльвиры Набиуллиной

Я как и рынок не считаю что ставку понизят, но головой понимаю  - может быть все что угодно, а раз так нужно быть аккуратней. Ну и главное написать очередной пост меня сподвигло  не предстоящее заседания Центробанка РФ. А рынок нефти, сегодня поступало очень много информации.

Перспективы рынка нефти —  сегодня

Сегодня завершилось заседание стран персидского залива в Дохе.  И что в итоге?  Иран, Венесуэла — призывают стабилизировать цену на уровнях комфортных для всех стран ОПЕК.  Был ли достигнут консенсус? Как вы правильно догадываетесь все упирается в позицию которую занимает Саудовская Аравия. — Аль Найими  даже покинул встречу слегка раздраженный — отказавшись от комментариев. Чего ждут саудиты?

Не многие знают что в текущем квартале у 60% производителей нефти в США истекают контракты. Что создает риск банкротства в будущем, при цене на нефть от 40 до 50 долларов, получить финансирование проблематично. У более чем 50% сланцевых производителей уже рейтинг ССС. Следовательно, ОПЕК не будет спешить с решениями до декабря месяца 2015 г.   Значит ли это? Что цены на нефть вплоть до декабря будут торговаться в диапазоне 40 — 50 долларов за баррель? Нет!

Недельные запасы сырой нефти в США

Сегодня вышли данные по запасам от минэнерго США,  объемы упустим так как они не объективны по причине закрытия на профилактику многих нефтеперерабатывающих заводов (Сезонный фактор). Суть в добыче.

 

Так что перспективы рынка нефти не так печальны,  скорее всего ближе к концу сентября рынок нефти уйдет в диапазон 52 — 57 долларов за баррель по марке Brent.  Ведь данные от Baker наконец то отражают реальность в секторе при цене ниже 50$ за баррель.

Как  заработать? 

Покупаем рубль по отношению к доллару! Все очевидно! Подробней здесь.

 

С уважением, Аня Маркидонова.

Tradelike.ru

tradelike.ru

Перспективы рынка нефти Аналитика и прогнозы Экономика и финансы Subscribe.Ru

В конце прошлого месяца стало известно о решении Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) сократить совокупную нефтедобычу более чем на 1 млн баррелей в день, которое привело к росту цен на нефть более чем на 15% до годовых максимумов. Страны ОПЕК пришли к такому соглашению впервые за восемь лет. На фоне этого решения эксперты задаются вопросом, что ждет рынок нефти в обозримом будущем? Будет ли ралли цен на нефть долгосрочным? Если да, то до каких уровней?

То, что произошло в среду 30 ноября, означает резкое изменение стратегии картеля, который в ноябре 2014 года фактически отменил все квоты на добычу, чтобы страны ОПЕК могли свободно конкурировать на фоне бума мировой нефтедобычи. Тогда это решение картеля привело к рекордно высокой добыче ОПЕК, увеличению избытка предложения и падению цен на нефть ниже 30 долларов за баррель. Такие ценовые уровни заставили многих беспокоиться о возможности мировой рецессии.

Прорыв в переговорах произошел после нескольких месяцев обсуждений, которые заставили многих трейдеров сомневаться, что соглашение будет достигнуто. Ранее в этом году ОПЕК уже предпринимала попытку сократить добычу, но переговоры тогда провалились. Между тем, падение цен на нефть в последние недели к 40 долларам за баррель и рост добычи стран, не входящих в картель, усилили необходимость в действиях ОПЕК.

Соглашение о сокращении добычи более чем на 1 млн баррелей в день приведет к устойчивому росту цен выше 60 долларов за баррель в 1-м квартале 2017 года, полагают в лондонской Energy Aspects. Это приведет к исчезновению избытка предложения, сформировавшегося два года назад ввиду разработки залежей сланцевой нефти и добычи в нефтеносных песках в Северной Америке.

На нефтяных рынках может возникнуть дефицит во второй половине следующего года, даже если члены ОПЕК продолжат вести добычу высокими темпами, полагают в Goldman Sachs. Даже умеренное ограничение добычи ОПЕК может приблизить этот момент на шесть месяцев, если Россия согласится заморозить свою добычу на текущих уровнях, отмечают аналитики.

Однако многие сомневаются в том, что сделка ОПЕК может изменить будущее цен на нефть. Неясно, как долго она будет действовать, будут ли соблюдаться ее параметры и будут ли стороны выполнять взятые на себя обязательства, говорят трейдеры и аналитики.

Как показывает история, крайне сложно заставить членов ОПЕК соблюдать согласованные уровни добычи.

Помимо этого, в последние месяцы Иран и Ирак настаивали сохранении собственной добычи на рекордных уровнях. По-прежнему неясен размер участия в сделке России. Россия не является членом ОПЕК, но вела переговоры о скоординированном замораживании или сокращении своей добычи.

Производство нефти ОПЕК недавно выросло, так как страны стремились улучшить свои позиции на переговорах. По данным Международного энергетического агентства, в октябре добыча ОПЕК выросла до рекордных 33,8 млн баррелей, а нефтедобыча в Ираке, Саудовской Аравии и Кувейте выросла до исторических максимумов или приблизилась к ним. По данным ОПЕК, в октябре добыча картеля увеличилась на 240 000 баррелей, до 33,64 млн баррелей в день.

Однако дело не только в ОПЕК. На нефтедобывающие страны, не входящие в картель, теперь приходится около 58% мировой добычи, и в последние месяцы производство нефти растет. В октябре мировая добыча нефти выросла на 800 000 баррелей в день до 97,8 млн баррелей в день, согласно Международному энергетическому агентству. Так, добыча нефти в России сентябре-октябре возросла на 500 000 баррелей в день, поэтому если эта страна согласится заморозить добычу, это произойдет на рекордно высоких уровнях.

Производители нефти в США, вероятно, также будут рады увеличить добычу при росте цен, что приведет к росту предложения. Число действующих буровых установок в США в последние месяцы устойчиво росло, и поэтому вскоре можно ожидать и увеличения добычи. Ожидается, что соглашение ОПЕК начнет действовать в январе, а через шесть месяцев стороны оценят эффективность решения и, возможно, продлят его еще на полгода.

Если соглашение будет в полной мере соблюдено, на рынке может сформироваться дефицит предложения уже в первой половине следующего года. Цены на нефть Brent могут вырасти и составить в среднем 55-60 долларов за баррель, заметил Саймон Флауэрс, главный аналитик Wood Mackenzie. "Однако такой сценарий потребует очень четкого соблюдения условий соглашения", – предупредил Флауэрс.

Скептицизм относительно способности стран картеля выполнить условия сделки не случаен, так как в прошлом квоты по добыче ОПЕК не всегда соблюдались. Более того, сокращение картелем добычи приведет к потере рынка некоторыми производителями, поскольку те, кто не принял участие в сделке, будут увеличивать свое производство.

Теперь инвесторы ожидают исхода переговоров ОПЕК, а также ряда стран, не входящих в картель, например, России. Они состоятся 10 декабря.

Ранее Россия заявляла о желании присоединиться к договоренности ОПЕК. Однако в прошлом России не удавалось соблюдать взятые на себя обязательства по сокращению добычи.

В Energy Aspects предполагают, что Россия заморозит добычу на уровне 11 млн баррелей в день, чуть ниже рекордного максимума. В компании также считают, что ОПЕК сократит добычу до 32,8 млн баррелей в день, что примерно на 400 000 баррелей в день выше лимита, согласованного картелем на прошлой неделе. Как считают в Energy Aspects, оговоренные квоты по добыче стран ОПЕК будут соблюдаться на 82%, при этом Ирак не будет их придерживаться, однако Иран сможет добывать лишь на 200 000 баррелей в день ниже квоты. "Рынку не стоит считать, что эта сделка лишь на полгода", – говорит Амрита Сен, главный нефтяной аналитик Energy Aspects. "Основной задачей ОПЕК является скорее сокращение избыточных запасов в хранилищах, а не рост цен", – добавляет она. В результате соглашения запасы в хранилищах в 1-й половине следующего года должны сокращаться на 500 000 баррелей в день, добавляет она. Это должно зафиксировать цены на высоких уровнях, пока снижение капиталовложений со стороны не входящих в картель стран не приведет к еще большему сокращению запасов и росту цен после 2018 года, отметили в Simmons & Co. International.

До тех пор банк сохраняет свой прогноз по нефти в районе 60 долларов за баррель. Запасы в хранилищах по-прежнему находятся на высоких уровнях, а производители сланцевой нефти в США могут увеличить добычу, что сдержит цены в новом диапазоне 50-60 долларов за баррель, отметили в банке.

Тем не менее, некоторые по-прежнему сомневаются в сделке, особенно относительно участия России. В картеле полагают, что Россия и другие не входящие в ОПЕК страны в совокупности уменьшат добычу на 600 000 баррелей в день.

В ноябре Россия добывала нефть рекордными темпами порядка 11,2 млн баррелей в день. Представители РФ ранее заявляли, что добыча может быть заморожена именно на ноябрьском уровне, и потому ее добыча в первой половине 2017 года будет выше, чем несколько месяцев назад, заключили в Commerzbank.

Трейдеры и аналитики будут внимательно следить за объемом экспорта в новом году, чтобы отслеживать реальное сокращение добычи. Картель

имеет неоднозначную историю соблюдения квот. "Первоначальная реакция, по понятным причинам, была позитивной, но все задаются вопросом, насколько надежной будет эта сделка", - сказал Тамаш Варга из PVM.

Создаваемый комитет по контролю за сокращением добычи будет поддерживать цену нефти на уровне $60-70 за баррель в случае, если котировки стабилизируются на этом уровне. Об этом заявил министр нефтяной промышленности Венесуэлы Эулохио дель Пино.

"Мы ожидаем, что котировки нефтяные стабилизируются на уровне 60-70 долларов. Если эта задача будет реализована, то тогда мы проведем соответствующую модификацию соглашения с тем, чтобы сохранять этот ценовой диапазон", сообщил дель Пино.

Анастасия Гладилович, аналитик TeleTrade

Обзор предоставлен ГК TeleTrade

subscribe.ru

Перспективы рынка нефти до 2017 года

Инициированное Саудовской Аравией падение цен на рынке нефти поставило на грань разорения добывающую отрасль США. На данный момент процедура банкротства начата в 20 компаниях, а в перспективе до середины 2017 года, по оценкам WolfeResearch, обанкротится каждая третья американская нефтегазодобывающая фирма. В текущих условиях ТЭК США несет потери около $2 млрд. в неделю. У 40 ведущих корпораций, акции которых торгуются на бирже, совокупный убыток за 2015 год составил $67 млрд., а у 18 из них долги превосходят собственный капитал. Тем самым запущены два процесса, каждый из которых будет иметь решающее влияние на мировую экономику.

Первый. Для наращивания объемов мировой добычи нефти и газа с 2011 по 2013 год потребовалось инвестировать в основные фонды в среднем $373 млрд. ежегодно. В 2015 падение инвестиций превысило 20%, а за 2016 недофинансирование достигнет $91 млрд. Это уже привело к падению суммарных объемов добычи нефти в США с 9,8 до 8,3 млн. баррелей в сутки. В перспективе до конца 2017 года падение продолжится до 7,5-7,1 млн. баррелей в сутки. С учетом снижения добычи в других странах, в том числе входящих в ОПЕК, это означает формирование на рынке дефицита предложения, который в состоянии вернуть цену нефти к уровням $60-65 за баррель.

При этом США не смогут воспользоваться восходящей ценовой динамикой для восстановления сланцевой добычи. Американская сланцевая революция производилась на кредитные деньги, которые сейчас оказались полностью связаны. За 2015 год по оценкам банковских регуляторов США, объем выданных добывающим компаниям "плохих, либо уже невозвратных" кредитов увеличился в пять раз и достиг $34,2 млрд., что составляет 15% от всего кредитного портфеля отрасли. В перспективе ближайших 10 месяцев эта цифра вырастет в 2-2,5 раза. С учетом сопутствующих отраслей, а также роста безработицы ввиду увольнения персонала, общие потери финансового американского сектора достигнут более $100 млрд. или 0,7% ВВП США.

Вторым процессом, играющим против США, стал активный вывод средств, прежде всего из американских нефтегазовых компаний суверенными фондами ближневосточных монархий. Лидером процесса является Саудовская Аравиясократившая свои вложения в американские корпоративные бумаги с августа 2014 по ноябрь 2016 на $109 млрд. В настоящий момент ее совокупный капитал в США составляет $628 млрд., из которых 20% приходятся на акции. Учитывая негативные итоги встречи Барак Обамы и Салмана ибн Сауда, к весне 2017 эта доля капиталов (или ее значительная часть) также может быть выведена из Америки из-за угрозы ареста.

В тоже время КСА ведет войну в Йемене, каждый день которой обходится бюджету страны в $175 млн, а поддержание платежеспособности государственного бюджета страны сокращает резервы Саудовской Аравии в среднем на $7,4 млрд в месяц. Таким образом, сбалансировать бюджет Королевство может только при цене нефть не ниже $106 за баррель. В противном случае финансовые резервы страны исчерпываются в течение трех лет. Но выход на этот уровень сведет на нет все результаты, достигнутые саудовцами за последние два года, и создаст предпосылки к возрождению сланцевой добычи в США, что прямо противоречит стратегическим интересам КСА.

Срыв переговоров по ограничению нефтедобычи в Дохе показывает, что Королевство решило продолжить линию противостояния с США, разве что сократив, насколько это возможно, свои потери от низких нефтяных цен, но не допуская их роста выше $60, до уровней, комфортных для США. Несмотря на испытываемые трудности, Саудовской Аравии удается постепенно наращивать свою долю в мировой добыче за счет поглощения рынка, освобождающегося от американских поставщиков.

Таким образом, в ближайшей перспективе следует ожидать обострения прямого политического противостояния между Саудовской Аравией и США, а также попыток американских спецслужб ослабления противника, в том числе методами гибридной войны. Президент США уже выразил свою озабоченность недопустимо низким уровнем демократии в Саудовской Аравии.

Важную неоднозначность конфликту придает тот факт, что все его ведущие участники между собой неравнозначны. По данным ОПЕК пятерка ведущих нефтепроизводителей состоит из России, Саудовской Аравии, США, Китая и Ирана. При этом по объему суточной добычи занимающий четвертое место Китай добывает нефти вдвое меньше, чем США. Кроме того, добытый объем Китай потребляет внутри страны, тем самым оставаясь крупнейшим неттоимпортером, мало влияющим на мировую цену нефти своей добычей. Поэтому определяющей на рынке становится совокупная доля России и Саудовской Аравии, которая возрастет с нынешних 27,12% до 30-31%. Рост цены барреля до $60 оставляет нефтедобывающую отрасль США в катастрофических убытках, а для Саудовской Аравии их только снижает, но не устраняет полностью. Единственным выгодоприобретателем становится только Россия, у которой совокупная выручка нефтедобывающих компаний достигнет $70,4 млн. в сутки.

Планы Ирана по наращиванию собственной добычи этому помешать не смогут. За годы экономических санкций Иран существенно исчерпал свои финансовые ресурсы и не располагает средствами для соответствующей быстрой модернизации основных фондов. Для реализации своих планов ему потребуются внешние инвестиции. Учитывая недавний отказ Верховного суда США вернуть Ирану $3 млрд. из ранее замороженных иранских денег на территории США, источниками инвестиций по развитию иранской нефтедобывающей отрасли станут Россия и Китай. В обоих случаях это сможет как-либо существенно повлиять на наращивание добычи нефти в Иране не ранее 2020 года.

В тоже время рост нефтегазовых доходов в России вернет к жизни "бюджетное правило", согласно которому экспортные доходы, превышающие установленную бюджетом нормативную цену барреля, должны уходить в Резервный фонд, подконтрольный ЦБ. Его значительная часть в настоящее время инвестируются в федеральные американские ГКО. Учитывая обострение американо-российского политического и экономического международного противостояния, в среднесрочной перспективе следует ожидать пересмотра политики  ЦБ в данном вопросе.

Стратегия стерилизации денежной массы для сдерживания инфляции с последующим инвестированием излишков в американские федеральные бумаги не способствует развитию собственной экономики страны. В свою очередь, пусть и вынужденно подстегнутая санкциями программа импортозамещения демонстрирует серьезный успех, который необходимо портировать на более высокотехнологичные сектора российской экономики. Тем самым будет обеспечено повышение средней маржинальности отечественной экономики в целом и выход ВВП на рост в 1,4 - 2,2%  к 2019 году.

Этому способствует и явно обозначившиеся фундаментальные разногласия между Вашингтоном и Эр-Риядом, озвучившим угрозу обвальной распродажи своей доли в ГКО США. Любая цена нефти, которая будет ниже $106 за баррель, принудит Саудовскую Аравию искать источники покрытия существенного дефицита своего госбюджета, что возможно только путем такой распродажи.

В достаточном количестве свободные капиталы для выкупа больших объемов американских ГКО на мировом рынке сейчас существуют только в Японии, центральный банк которой, в рамках ПОПС, опустил учетную ставку в отрицательную область, чем вынудил держателей иен использовать ставшей фактически бесплатной японскую валюту для активной скупки любых иностранных активов. Оборотной стороной этого процесса является прогрессирующее снижение надежности американских федеральных долговых обязательств, что в конечном итоге и вынудит экономики стран, сохраняющих реальную эффективность, в том числе Россию, ускорить процесс снижения объемов вложений своих государственных резервов в ГКО США, а значит и в доллар, как мировую валюту.

Таким образом, сформировавшаяся политическая и экономическая тенденция означает стабилизацию рынка нефти в районе цен на уровне $60-65 за баррель к концу 2017 года.

ostkraft.ru

Трансформации рынков нефти: тенденции и перспективы

За большой политикой стоит большая нефть – так учат нас классики теории заговора, считающие, что со времен Киссинджера и Никсона в мире ничего не изменилось. Частично это утверждение верно. Однако мир за прошедшие со времен нефтяного эмбарго 50 лет все же стал другим. На современном этапе мировые цены на нефть решаются в треугольнике ОРЕК – страны-экспортеры нефти вне ОПЕК – США.

Разумеется, существуют и мировой достаточно хорошо интегрированный рынок, и биржи, где торгуют черным золотом, доступна детальнейшая статистика, наконец, накоплены стратегические запасы. Однако, в конечном итоге, основные нефтетрейдеры при заключении фьючерсных контрактов смотрят прежде всего на данные ОПЕК и статистику США, особенно после сланцевой революции, превратившей главного потребителя и импортера углеводородов в их крупнейшего производителя и экспортера.Цены на нефть в значительной, если не в решающей степени определяют состояние российской экономики, и их повышение означает больший градус свободы для режима Путина. В конце октября цена барреля нефти Brent превысила отметку $60. Торги на площадке биржи ICE в Лондоне закрылись на отметке $60,28, в Нью-Йорке – $60,50. Последний раз нефть столько стоила в ноябре 2015 г. Нефть сорта WTI на нью-йоркской бирже NYMEX подорожала на 2,15% до $53,77 за баррель. Нефть дорожает, так как участники рынка верят в пролонгацию в следующем году соглашения о сокращении добычи нефти между ОПЕК и другими странами.Так называемое соглашение ОПЕК+ (подписано 13 странами картеля и 11 другими, в том числе Россией) действует с ноября прошлого года. Оно предусматривает сокращение добычи на 1,8 млн баррелей нефти в сутки. Сначала ограничения действовали до конца июня, затем были продлены до конца апреля 2018 г. Следующая встреча ОПЕК+ ожидается 30 ноября, но уже сейчас участники соглашения начинают говорить о необходимости сохранения статус-кво. Например, в начале октября президент России Владимир Путин не исключил возможности продления соглашения ОПЕК+. "То, что мы сделали с ОПЕК, идет на пользу всей мировой экономике", – констатировал он и добавлял, что соглашение может быть пролонгировано "как минимум до конца 2018 г.".На прошлой неделе наследный принц Саудовской Аравии (страна обеспечивает треть добычи нефти ОПЕК) Мухаммед бен Салман аль-Сауд сообщил, что его государство поддерживает продление пакта ОПЕК+ после марта 2018 г. Это обеспечило бы мягкий выход из соглашения и предотвратило бы резкий выброс на рынок дополнительной нефти, цитирует The Wall Street Journal высокопоставленного саудовского чиновника. Именно договоренности между Саудовской Аравией и Россией самым непосредственным образом отражаются на ситуации на рынке. Если двум крупнейшим производителям и экспортерам нефти не удастся прийти к консенсусу по поводу продления договоренностей о сокращении добычи, трейдеры ожидают возврата цен к уровню около 50 долларов за баррель уже в следующем квартале.Тем временем ОПЕК опубликовал прогноз, согласно которому в будущем году глобальный спрос на черное золото вырастет на 400 тыс. баррелей до 33,4 млн. баррелей в день. Это на 670 тыс. баррелей превышает нынешний уровень добычи, что приводит к заметному сокращению мировых запасов нефти, накопленных за годы низких цен. Только в текущем году эти запасы уменьшились на 180 млн. баррелей, что привело к 11% -му росту цен. При этом, как подчеркивают в ОПЕК, крайне важным было достижение договоренности со странами вне ОПЕК, и солидарное выполнение соглашения об ограничении добычи. Одним из результатов роста цен стало увеличение прибыли компании "Роснефть" в третьем квартале на 80% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, хотя этот показатель оказался все равно меньше прогнозируемого.  В свою очередь "Лукойл" начал переговоры с мексиканскими партнерами по совместным проектам в Мексиканском заливе, которые не попадают под санкции. Российская компания уже владеет долей в некоторых лицензиях на добычу нефти, и рассматривает возможность новых инвестиций.

Как показывает опыт последних лет, уровень цен на нефть в районе $60 автоматически приводит к активизации американских производителей сланцевой нефти. Уже на этой неделе стало известно о запуске девяти новых скважин (их общее число достигло 738), что, несомненно, приведет к увеличению добычи и экспорта. В связи с этим трейдеры крайне скептически рассматривают возможность дальнейшего значительного роста цен. Даже очередное обострение на Ближнем Востоке между Саудовской Аравией и Ливаном не повлияло на настроения рынка. С середины 2016 года США увеличили добычу на 14% до рекордных 9.62 млн. баррелей в день и, очевидно, вполне комфортно чувствуют себя в нынешнем ценовом коридоре. По мнению главы компании "British Petroleum", нынешний потенциал роста цен на нефть исчерпан. По его мнению, на протяжении нескольких последующих лет стоимость барреля сырой нефти будет колебаться в промежутке $30-60, если только не случится как-либо глобальных катаклизмов."ОПЕК сделал нечто совершенно беспрецедентное, сумев договориться не только со своими собственными членами, но и с 11 другими странами, – заявил он в недавнем интервью CNN. – Как кажется, по этому вопросу у всех сторон есть взаимопонимание. Здоровая цена около $50 – это хорошо для мировой экономики". Стабилизации цен способствовал также наблюдаемый в мире экономический рост, который всегда означает возросшую потребность в энергоресурсах. Основным же негативным фактором, влияющим на рынки, остаются острые противоречия между Саудовской Аравией и Ираном, интересы которых сталкиваются в Ливане, Сирии и Йемене. Преодоление этих противоречий аналитиками даже не прогнозируется.С точки зрения геополитики важно отметить, что заметное влияние на нынешнюю ценовую ситуацию оказала тонкая и хорошо продуманная игра России в Курдистане, следствием которой стало не только обострение политических противоречий между Сирией, Турцией, Ираном и Ираком, но и падение экспорта иракской нефти сразу на 150 тыс. баррелей в день. Только на первый взгляд такой шаг мог стать крайне убыточным для "Роснефти", которая лишь в этом году инвестировала в Иракский Курдистан несколько миллиардов долларов, получив доступ не только к основным месторождениям, но и едва ли не монопольный контроль над экспортной трубой. Падение объемов экспорта, которое стало следствием референдума о независимости 25 сентября и последующего противостояния с центральными властями Ирака, с лихвой окупилось ростом цен. При этом условные потери в октябре несомненно окупятся в ноябре-декабре, когда объем продаж нефти из Иракского Курдистана будет восстановлен.Тем временем одной из основных глобальных тенденций текущего года стало сворачивание сотрудничества США и Саудовской Аравии в области поставок и переработки нефти. В октябре объемы поставок нефти из Саудовской Аравии на заводы в США, принадлежащие тем же саудитам, упали до 30-летнего минимума. На протяжении десятилетий США выступали одним из основных покупателей нефти из Саудовской Аравии. Целые поколения американских политиков выступали за снижение уровня зависимости от арабской нефти, и теперь эта цель достижима как никогда, но, по удивительной метаморфозе, по желанию не покупателя, а продавца. Снизив объемы поставок до 525 тысяч баррелей в день с обычного уровня в 1,5 миллиона баррелей, Саудовская Аравия стремится истощить запасы нефти в США, считающиеся одними из самых крупных в мире (США являются единственной страной, которая еженедельно публикует данные о запасах нефти). В результате королевство, традиционно занимавшее второе место на американском рынке после Канады, впервые с 1990 года оказалось на четвертом, после Мексики.

Любопытно, что уменьшение поставок саудитской нефти с лихвой компенсировалось поставками иракской. В то же время, потерпели трансформацию двусторонние отношения в целом. США увеличили поставки оружия в Саудовскую Аравию и резко уменьшили закупку нефти. В результате торговый баланс США и Саудовской Аравии впервые за 30 лет стал позитивным для США. Ожидается, что в ноябре объемы поставок саудовской нефти в США упадут еще на 10%, и это на фоне роста добычи сланцевой нефти, которая, по прогнозам, в будущем году резко возрастет, доведя общий объем добычи в США до 10.1 млн баррелей в день. Этот фактор может свидетельствовать о том, что Саудовская Аравия попросту утратит свою долю на американском рынке нефтепродуктов, что негативно скажется на планах королевства вывести на биржу свои основные нефтедобывающие предприятия.В то же время, в последние годы саудиты активно осваивали новые рынки, такие как Китай, Индия, Индонезия, Япония и Южная Корея, стремясь диверсифицировать круг своих торговых партнеров, менее обеспеченных собственными ресурсами, чем США. Так, экспорт в Японию стал самым значительным за последние 28 лет. На наших глазах происходит серьезное переформатирование мировых рынков нефти, и это, вполне по Киссинджеру, несомненно приведет и к политическим трансформациям, в первую очередь, на Ближнем Востоке.Сергей Корсунский

uaplace.com