Новые данные: перспективы сланцевой нефти сильно переоценены... Перспективы сланцевой нефти


АЛЕКСАНДР ХУРШУДОВ: Перспективы "сланцевой нефти" так же призрачны, как и сланцевого газа

Англо-голландский концерн Royal Dutch Shell и ОАО "Газпром нефть" в 2013 году создали совместное предприятие, ЗАО "Ханты-Мансийский нефтяной альянс", по разработке новых запасов сланцевой нефти в Ханты-Мансийском автономном округе-Югре, сообщил агентству"Прайм" представитель российского подразделения Shell.

Новость комментирует постоянный эксперт АНГИ Александр Хуршудов.

Россия, как и многие другие страны, проявляет активный интерес к изучению своих трудноизвлекаемых нефтяных запасов. Это полезно и сейчас, и на будущее. Странно, что эти нормальные шаги сопровождаются невероятно интенсивной пропагандистской компанией в зарубежных и российских СМИ. Поэтому я остановлюсь на проблеме подробно. Начну с того, что «сланцевую нефть» добывают НЕ ИЗ СЛАНЦЕВ. Почти все промышленные притоки нефти получены из сопутствующих им плотных песчаников, алевролитов, доломитов и известняков. Их объединяет только одно свойство – чрезвычайно низкая проницаемость, которая в сотни и тысячи раз меньше, чем у обычных залежей. Поэтому правильным, объединяющим названием будет трудноизвлекаемые или низкопродуктивные запасы. Нефтематеринские породы (аргиллиты, плотные глины и сланцы) почти всегда залегают поблизости и действительно содержат немало нефти. Это «молодая» нефть, процесс ее образования еще не полностью закончился, поэтому вместе с ней в пластах содержатся остатки органического вещества (керогена). Но в тонких порах нефть прочно связана с породой силами смачивания, фильтроваться она не способна; подтверждением этого служит простой факт, что за многие миллионы лет нефть не мигрировала их них и не была замещена водой. Лишь на отдельных площадях наиболее крепкие камнеподобные сланцы в результате тектонических подвижек приобрели достаточную трещиноватость; в них содержится подвижная нефть, которая в небольших объемах и добывается в США. Недавно американское государственное агентство EIA оценило мировые запасы нефти в низкопроницаемых пластах в 47 млрд. тонн. Однако доказанные (экономически выгодные) запасы то же самое EIA определяет всего лишь в 445 млн.т, это 0,2% запасов планеты. Остальное – прогнозные оценки, потому что рентабельность их разработки пока не подтверждена ни расчетами, ни практикой. Добыча нефти из этих пластов в больших объемах ведется на трех месторождениях; в прошлом году она составила 88 млн.т. Это 2,1 % мировой добычи. Кратко о ситуации на каждом месторождении.

1. МЕСТОРОЖДЕНИЕ БАККЕН Крупнейшее месторождение трудноизвлекаемой нефти Bakken Shale расположено в США и Канаде. Общая площадь (520 тыс. км2) почти равна площади ХМАО или Франции. Схематичный разрез продуктивных отложений девона-карбона приведен на рис.1.

Рис.1. Схематичный разрез формации Баккен

Пласты залегают на глубинах 2400-3400 м. Продуктивный средний Баккен толщиной 10-40 м представлен плотными песчаниками с прослоями доломитов и алевролитов. Сверху и снизу он ограничен сланцами толщиной 15-25 м. Пористость среднего Баккена 5%, проницаемость 0,04-1 мД. Ниже залегает также продуктивный пласт Три Фокс с несколько худшими свойствами. Оба пласта характеризуются аномально высокими пластовыми давлениями (до 450 ат). Доказанные запасы нефти по оценке EIA составляют 274 млн. т. На месторождении Баккен имеются идеальные условия для использования технологии многократного гидроразрыва пласта в скважинах с горизонтальным окончанием. Обычная практика состоит в том, что в горизонтальной части ствола длиной до 2 км проводится до 25 операций разрыва. Важным усовершенствованием является и то, что гидроразрывы здесь стали проводить в открытом стволе, до спуска обсадной колонны. Наличие сверху и снизу более пластичных сланцев гарантирует от притока посторонних вод, поскольку трещины разрыва в сланцах быстро «затекают» под действием горного давления. В целом на скважину используется до 1000 т специально осмоленного или обычного песка и до 15 тыс. тонн воды. Хорошее представление о расположении забоев скважин дает рис. 2.

Рис. 2. Карта участка месторождения Баккен с расположением забоев пробуренных скважин

Основной объем добычи нефти приходится на штат Северная Дакота. Эксплуатация скважин производится НА ИСТОЩЕНИЕ. Другого пути здесь нет: поскольку пласт практически непроницаем, отсутствует возможность вытеснения нефти водой. После многоступенчатого гидроразрыва дебит скважин обычно составляет 50-100 т/сут (в единичных случаях – до 250 т/сут), но в течение первого года он снижается в 3-5 раз. Средний дебит действующих в штате 6784 скважин составляет 18,3 т/сут. Для США это очень много. Общее количество нефтяных скважин в США превышает 300 тыс., в среднем, каждая из них дает 3,7 т нефти в сутки. Для сравнения: средний дебит скважин богатейшего Ванкорского месторождения – 500 т/сут. В Ираке на небольших по площади месторождениях продуктивность скважин достигает 1,5 тыс. т/сут. При эксплуатации скважин на истощение пластовое давление резко снижается, и в пласте начинается выделение попутного газа. Это очень опасный процесс, потому что газ блокирует доступ нефти к забою. В результате растет газовый фактор и, в конечном счете, скважина переходит на чистый газ с небольшим количеством нефти и конденсата. Имеются данные, что процесс разгазирования нефти в пласте уже начался в половине скважин. Но в масштабах месторождения он пока существенно не проявляется. Экономика добычи предельно проста. Строительство скважины вместе с бонусом землевладельцу обходится в $6-7 млн. С каждой добытой тонны нефти при нынешних ценах $95 за баррель производитель получает $400. Остальное уходит на оплату налогов, текущих затрат и транспорта. Чтобы скважина хотя бы окупила капитальные вложения, из нее надо добыть 16 тыс. т нефти. Прочие затраты минимизируются самым безжалостным образом. Мощности газопроводов не хватает, поэтому только по официальным данным на Баккене сжигается 30 % добываемого попутного газа. Нефтепроводы не строятся (некогда!), 90% нефти перевозится автотранспортом и далее по железной дороге. Нефть развозится поездами по всей стране и в Канаду недостаточно подготовленной, с недопустимо высоким содержанием летучих фракций; есть серьезные основания полагать, что именно это привело к взрыву состава с баккенской нефтью в г. Лас-Вегантик (Квебек, Канада), который унес жизни 47 человек. Тем не менее, накопленная добыча месторождения Баккен в Северной Дакоте на 01.01.14 составила внушительную цифру 106 млн. т, что соответствует 15,6 тыс. т на каждую скважину. Следует отметить, что бурение сейчас идет в самой продуктивной части пласта площадью 7,5 тыс. км толщиной 25-40 м, в зоне тектонических разломов, где породы наиболее трещиноваты. За пределами таких зон притоки нефтинезначительны. Скважины с начальным дебитом менее 50 т/сут в нынешних экономических условиях убыточны.Значительно скромнее успехи в Канаде. В 2011 г. из канадской части формации Баккен в провинциях Саскачеван и Манитоба добывалось 12,7 тыс. т нефти в сутки, что соответствует среднему дебиту 5,2 т/сут. В 2012 г. в Саскачеване пробурено 2400 скважин, однако добыча выросла лишь на 5,5 тыс.т/сут, что соответствует приросту 2,3 т/сут на скважину. Почти 60 % добычи новых скважин ушло на компенсацию падения в старом фонде. В целом, я ожидаю рост добычи на месторождении Баккен в течение 2-3 лет, который затем сменится крутым падением. Накопленная добыча нефти в течение 6-7 лет достигнет 300 млн. т, а в последующие годы будет колебаться на уровне 5-7 млн. т/год.

2. МЕСТОРОЖДЕНИЕ ИГЛ ФОРД Крупное месторождение Eagle Ford общей площадью 51,2 тыс. кв. км расположено на юго-западе Техаса. Продуктивный пласт нижнего мела залегает на глубинах 1200-4200 м. Наиболее глубокая его часть содержит сухой газ, менее погруженная – газ с конденсатом и нефть. Площадь нефтяной части 9,2 тыс. кв. км, толщина пласта 30-85 м. Это трещиноватый карбонатный пласт. В составе пород 50-70 % составляют известняки и доломиты, остальное – глинистые силикаты и органическое вещество. «Этот «сланец» более карбонат, чем сланец - пишет геолог. – Но слово «сланцевый» сейчас - самая горячая тема дня». Доказанные запасы оценены EIA в 171 млн. т нефти, 239 млрд. м3 газа. На 01.01.2014 добыто 66 млн. т нефти и газового конденсата, 82,6 млрд. м3 газа. Начальные дебиты скважин достигают

480 т/сут, но уже в течение первого года снижаются в 2,5 раза, в течение второго – почти в 10 раз. Средний дебит нефти или конденсата 19 т/сут, газа 13 тыс. м3/сут. Темпы разбуривания Eagle Ford поражают. Такого в мире еще не было. В позапрошлом году на месторождении работало 266 буровых станков, это 10 % всех буровых установок планеты. Только за прошлый год количество пробуренных скважин выросло более чем в 2 раза, до 7509 шт. (рис. 3) и почти так же выросла добыча нефти.

Вместе с тем, на Eagle Ford мы наблюдаем классический пример хищнической и нерациональной разработки залежи. В отличие от Баккена содержание попутного газа здесь достигает 1000 м3 на тонну нефти. При форсировании отборов газ выделяется в пласте и трещинах гидроразрыва и блокирует поступление нефти. Мне приходилось видеть десятки подобных примеров. В частности, именно так в конце 80-х годов была похоронена юрская залежь Ваньеганского месторождения. Более 40 скважин перешли на газ и были ликвидированы после двух лет форсированной эксплуатации с недопустимым снижением пластовых давлений. Знаю и другие подобные случаи в Западной Сибири, Коми, Дагестане, Индии. Именно поэтому дебит скважин Eagle Ford снижается намного быстрее, чем мог бы. Это уже обеспокоило EIA, которое в декабре сообщило: снижение добычи в ранее пробуренных скважинах достигло 10% в месяц. Пока новые скважины прибавляют 120 тыс. барр./сут, старые теряют 91 барр./сут. Оно и понятно: весь нынешний фонд скважин пробурен в зоне тектонических разломов и большой толщины пласта. Здесь выше трещиноватость и дебиты скважин. Но таких лакомых кусков осталось уже мало: при наличии 5504 разрешений на бурение количество законченных скважин в последние 8 месяцев снизилось с 376 до 133 шт./мес., и 40 буровых станков ушли с месторождения. Есть проблема и с реализацией газа, на который в Техасе мало спроса. Ради добычи конденсата и нефти немало газа сжигается. Официальных данных нет, однако желающий может получить представление о количестве факелов из ночного космического снимка (рис. 4).

Рис.4. Факела месторождения Eagle Ford освещают ночное небо не хуже окрестных городов

Падение добычи на Eagle Fort начнется уже нынешним летом. Есть большие сомнения, что вложенные в него $50 млрд. полностью окупятся. Накопленная добыча нефти пока составляет 8,8 тыс. тонн на скважину. Впрочем, любителей погреться на «сланцевом буме» может спасти повышение цен на нефть и газ, которое последует за его завершением.

3. ФОРМАЦИЯ МОНТЕРЕЙ Месторождение Monterey площадью 4,5 тыс. кв. км находится в штате Калифорния, в прибрежной зоне Тихого океана. Здесь мы имеем дело с самыми настоящими слоистыми сланцами, хотя в них присутствуют и доломиты, и пылеватые песчаники. Нефть находится в тонких межслойных пространствах, но проницаемость сланца ничтожно мала, менее 1 мД. Глубина залегания миоценового пласта 1800-4500 м, толщина варьирует от 100 до 600 м. EIA в 2012 г. отнесло Monterey к гигантам с извлекаемыми запасами в 1877 млн.т. Однако, никто еще не доказал, что их можно с выгодой добывать. Полтора десятка малых компаний, работающих на Monterey,отказались от бурения горизонтальных скважин и гидроразрыва пластов (дорого и малоэффективно). К тому же, под давлением местных аграриев власти штата объявили на гидроразрыв мораторий. Текущая добыча нефти составляет ничтожную величину 372 т/сут.

4. ФОРМАЦИЯ ПЕРМИАН БАЗИН Это огромный старый нефтяной район, занимающий площадь 222 тыс. кв. км в штатах Техас и Нью-Мексико. Нефть здесь добывают с 1926 года, накопленная добыча превышает 3 млрд. т. В многоэтажном разрезе еще сохранились десятки залежей разного возраста, содержащих трудноизвлекаемые запасы. Пласты сложены преимущественно известняками и песчаниками, поэтому не ясно, каким боком они относятся к «сланцевой революции». Низкопроницаемые пласты залегают в интервале глубин 1700-4200 м, пористость 10-12 %, проницаемость 1-30 мД. Суммарная годовая добыча нефти в техасской части района 65 млн. тонн. Утверждается, что 38% из них добывается из низкопроницаемых пластов. Более детальной информации нет. Вместе с тем, дальнейшее развитие работ на Permian Basin представляет большой интерес для России, в которой подобных залежей полным-полно. Эти пласты проницаемы, поэтому проведение гидроразрывов в них чревато прорывами воды к забоям скважин. Но если эта проблема будет решена, наших запасов реально прибавится.

5. БАЖЕНОВСКАЯ СВИТА Низкопроницаемые пласты, насыщенные нефтью, широко распространены по всей России, но наибольший объем этих запасов находится в мезозойских залежах Западной Сибири. Здесь такие пласты называют свитами.Баженовская свита верхней юры, например, залегает на глубинах 2400-3100 м по всему региону. Ее подстилает абалакская свита, многие залежи находятся в них совместно. Общая площадь 1,2 млн. кв. км, вдвое больше площади Франции. Выше распространена ачимовская свита нижнего мела, представленная плотными песчаниками с проницаемостью от долей до единиц мД. Прекрасный анализ геологического строения баженовской свиты выполнен специалистами Сургутнефтегаза. Весьма объективный обзор трудноизвлекаемых запасов, включая баженовскую свиту, сделан Энергетическим центром Московской школы управления СКОЛКОВО. В своих последующих выкладках я буду часто использовать информацию из этих источников. Баженовская свита представляет собой переслаивание глин, аргиллитов, пылеватых глинистых песчаников и известняков (рис.5) толщиной от 10 до 32 м с пористостью 2-16 % и проницаемостью от 0,001 до десятков мД. Глины и аргиллиты являются нефтематеринскими породами и содержат до 14 % керогена.

Рис. 5. Различные типы пропластков баженовской свиты

(II – кремнисто-глинистый, III – глинисто-кремнистый, VI,VII - карбонатный) Подвижная нефть здесь находится в небольших по площади линзах песчаников и прослоях известняков, где раскрытость трещин достигает 1 мм, трещинная пористость 0,1-4%. В некоторых уникальных скважинах начальные дебиты нефти достигали 1000 т/сут, но быстро истощались. В 92% скважин притоки были менее 10 т/сут или вовсе отсутствовали. В таких многослойных пластах бурение горизонтальных скважин не приносит хорошего эффекта. Трудно предугадать расположение отдельных пропластков и пробурить ствол точно в наиболее проницаемой части пласта. А при пересечении глин они будут «затекать» и в ствол, и в трещины разрыва. В прошлом году EIA оценило извлекаемые запасы баженовской свиты в 10,3 млрд. тонн. Эта оценка вызывает лишь улыбку. Ибо фактически из этого огромного пласта, содержащего в целом 170 млрд. т нефти, за 20 лет добыто чуть более 11 млн. т или 0,006 %. Причем эта нефть получена из самых продуктивных проницаемых участков. На балансе российских компаний числится лишь 530 млн. т запасов баженовской и абалакской свит по категориям АВС1+С2. Но и эти запасы трудно назвать доказанными (экономически эффективными). Текущая добыча сосредоточена преимущественно в Сургутском районе и составляет 500-700 тыс. т/год. Западная пропаганда, похоже, считает, что в России нефть добывают бурые медведи. Вот придут к ним мировые компании с чудо-технологиями и принесут им «сланцевое счастье». Отнюдь. Гидроразрыв пласта используется в России уже 60 лет, а его массовое применение началось более 20 лет назад. Добрая половина таких операций дает отличный результат. Однако известны и печальные случаи. В частности, 5-7 лет назад был полностью угроблен пласт АВ2 на Самотлорском месторождении, который после гидроразрывов быстро обводнился до 95%. В скважинах баженовской свиты условия для гидроразрывов неблагопроятны. Дажемногоступенчатый гидроразрыв здесь закончился получением слабого притока (33 т/сут), который угас в первые месяцы. Это не удивительно: для успеха операции необходимо, чтобы толщина проницаемых пород пласта составляла более 10 м, а такие в баженовской свите крайне редки. Зато в ачимовских плотных песчаниках еще 10 лет назад при однократных, но крупномасштабных гидроразрывах получены хорошие результаты. Несмотря на фантастически высокую стоимость операций ($700 тыс. или 25 % от цены самой скважины) почти все они дали прирост дебита 60-90 т/сут и окупили затраты. Следует отметить, что в данном случае наши специалисты не повторили американскую ошибку. Они ограничивали дебит скважин, в результате чего снижение продуктивности в течение года было в 3-4 раза медленнее, чем на месторождении Eagle Ford. Существуют и чисто технические ограничения для многоступенчатого гидроразрыва пластов в Западной Сибири. Это все же не полупустынный Техас, а тайга и болота. Наши кусты скважин просто не в состоянии разместить на своей территории 40 единиц техники, необходимой для таких операций. Наши грунтово-лежневые дороги приходится часто ремонтировать и без тяжеловозных машин, а при большом их количестве летом они придут в полную негодность. Можно, конечно, проводить операции зимой, но тогда проблемой станет накопление тысяч тонн воды, которая требуется для многоступенчатого гидроразрыва.

http://angi.ru/news.shtml?oid=2808713&_utl_t=lj 

neftianka.livejournal.com

Перспективы сланцевой нефти

Эксперты говорят, что к 2035 году мировые цены на нефть могут снизиться на 25-40%, или до 60 долларов за баррель. Падение спровоцирует сланцевая нефть, добыча которой к тому времени составит около 14 миллионов баррелей в день, или 12% от нынешних объемов, сказано в отчете компании PricewaterhouseCoopers.Аналитики говорят, что снижение цен на нефть из-за сланцевых ископаемых окажет существенное влияние на будущее мировой экономики, потому что можно будет добывать сырье вы больших объемах, и за те же деньги.Главный экономист компании Джон Хоксуорт считает, что процесс добычи будет развиваться медленными темпами, однако через 20 лет, за счет разработки сланцевых месторождений, ВВП мира вырастет на 2,3-3,7%. Или 1,7-2,7 триллионов долларов в деньгах. Экономист говорит, что это будет выглядеть так, как будто к мировому ВВП прибавилась еще одна хорошо развитая экономика.За счет сланцевой нефти Индия и Япония смогут поднять собственный ВВП на 4-7% к 2035 году. А в таких странах, как США, Германия, Великобритания и Китай экономика за это время вырастет лишь на 2-5%.Однако сланцевая революция не всем пойдет на пользу. От нее пострадают Россия и страны Ближнего Востока. По предположениям PwC, к 2035 году ВВП России может упасть на 1,2-1,8%. Чтобы этого не произошло, им придется заниматься масштабной разработкой собственных месторождений.При этом возникает главная проблема – оценка запасов сланцевого сырья на планете. Ни одна страна не может дать точных данных о своих запасах сланцевой нефти и газа. Эксперт Союза нефтегазопромышленников Рустам Танкаев говорит, что сейчас сообщения о сланцевых запасах сильно политизированы, а по одним сообщениям СМИ сложно оценить их реальные запасы, и необходимость их добычи.Добыча сланцевой нефти обходится предприятиям недешево, кроме того, она сопряжена с такими рисками, как загрязнение подземных вод, которые во многих регионах планеты используют для питья, и с угрозой землетрясений магнитудой в 2-4 балла по шкале Рихтера, говорит Танакаев.Землетрясения были в 2012 году в Великобритании, в местах добычи сланцевого газа. А если учесть, что сланцевые месторождения не редко находятся в густонаселенных районах, разработка их может стать опасной для жителей этих регионов.К тому же, говорит Танакаев, в скором времени, нефть может стать никому не нужной. Возможно, во всем мире через 20 лет будут использовать новые виды топлива для автотранспорта. Альтернативой современному топливу будут газ, вода и электричество.

На сегодняшний день довольно популярными стали садовые светильники, которые не только освещают сад в темное время, но и придадут ему стиль и современность. Если вы хотите купить садовые светильники, то тогда обратитесь в компанию «Гигасвет» в которой вы найдете все что вам нужно.

Опубликовано: Февраль 28, 2013 в рубрике: Бизнес

www.newsvm.com

Политика Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

 

Эта статья опубликована на профессиональном нефтяном сайте 2 дня назад. Здесь я несколько сократил подробности и привел пояснения, чтобы материал стал доступен для широкой аудитории.

МОСКВА, 14 января - Прайм. Англо-голландский концерн Royal Dutch Shell и ОАО "Газпром нефть" в 2013 году создали совместное предприятие, ЗАО "Ханты-Мансийский нефтяной альянс", по разработке новых запасов сланцевой нефти в Ханты-Мансийском автономном округе-Югре, сообщил агентству "Прайм" представитель российского подразделения Shell.

Новость комментирует постоянный эксперт АНГИ Александр Хуршудов.

Россия, как и многие другие страны, проявляет активный интерес к изучению своих трудноизвлекаемых нефтяных запасов. Это полезно и сейчас, и на будущее. Странно, что эти нормальные шаги сопровождаются невероятно интенсивной пропагандистской компанией в зарубежных и российских СМИ. Поэтому я остановлюсь на проблеме подробно.

Начну с того, что «сланцевую нефть» добывают НЕ ИЗ СЛАНЦЕВ. Почти все промышленные притоки нефти получены из сопутствующих им плотных песчаников, алевролитов, доломитов и известняков. Их объединяет только одно свойство – чрезвычайно низкая проницаемость, которая в сотни и тысячи раз меньше, чем у обычных залежей. Поэтому правильным, объединяющим названием будет трудноизвлекаемые или низкопродуктивные запасы.

Проницаемость – это способность пород фильтровать через себя жидкости. Единицей проницаемости является квадратный метр. Представим себе трубу сечением 1 м<sup>2</sup>. Через нее можно прокачать десятки кубометров в секунду, труба обладает огромной проницаемостью. Теперь заполним трубу мелким песком. Ее пропускная способность уменьшится в триллион раз. Она составит 10<sup>-12 </sup>м<sup>2</sup>. Это и есть обычная единица проницаемости ДАРСИ. На практике пласты с такой проницаемостью редки, поэтому пользуются тысячной долей дарси – миллидарси. Высокопроницаемые пласты имеют проницаемость от 100 до 800 мД. А из низкопроницаемых (менее 3 мД) десять лет назад никто нефть вообще не добывал.

Нефтематеринские породы (аргиллиты, плотные глины и сланцы) почти всегда залегают поблизости и действительно содержат немало нефти. Это «молодая» нефть, процесс ее образования еще не полностью закончился, поэтому вместе с ней в пластах содержатся остатки органического вещества (керогена). Но в очень тонких порах нефть прочно связана с породой силами смачивания, фильтроваться она не способна; подтверждением этого служит простой факт, что за многие миллионы лет нефть не мигрировала из них и не была замещена водой. Лишь на отдельных площадях наиболее крепкие камнеподобные сланцы в результате тектонических подвижек приобрели достаточную трещиноватость; в них содержится подвижная нефть, которая в небольших объемах и добывается в США.

Недавно американское государственное агентство EIA оценило мировые запасы нефти в низкопроницаемых пластах в 47 млрд. тонн. Однако доказанные (экономически выгодные) запасы то же самое EIA определяет всего лишь в 445 млн.т, это 0,2% запасов планеты. Остальное – прогнозные оценки, потому что рентабельность их разработки пока не подтверждена ни расчетами, ни практикой.

Доказанные запасы – это та нефть, что может быть С ПРИБЫЛЬЮ добыта при существующем уровне техники. Поэтому величина их зависит от уровня нефтяных цен. В Венесуэле имеются огромные залежи вязкой тяжелой нефти. При цене 20-50 $/барр. добывать ее было невыгодно, и эти запасы не относились к доказанным. А когда цена выросла до $100, добыча стала выгодной и запасы стали доказанными.

Добыча нефти из низкопроницаемых пластов в больших объемах ведется на трех месторождениях; в прошлом году она составила 88 млн.т. Это 2,1 % мировой добычи.  Кратко о ситуации на каждом месторождении.

1.МЕСТОРОЖДЕНИЕ БАККЕН

Крупнейшее месторождение трудноизвлекаемой нефти Bakken Shale расположено в США и Канаде. Общая площадь (520 тыс. км<sup>2</sup>) почти равна площади ХМАО или Франции. Схематичный разрез продуктивных отложений  девона-карбона приведен на рис.1.

Рис.1. Схематичный разрез формации Баккен

Пласты залегают на глубинах 2400-3400 м. Продуктивный средний Баккен толщиной 10-40 м представлен преимущественно плотными песчаниками. Сверху и снизу он ограничен сланцами толщиной 15-25 м. Пористость среднего Баккена 5%, проницаемость 0,04-1 мД. Ниже залегает также продуктивный пласт Три Фокс с несколько худшими свойствами. Оба пласта характеризуются аномально высокими пластовыми давлениями (до 450 ат). Доказанные запасы нефти по оценке EIA составляют 274 млн. т.

На месторождении Баккен имеются идеальные условия для использования технологии многократного гидроразрыва пласта в скважинах с горизонтальным окончанием (рис.2).

 

Рис.2. Схема многократного гидроразрыва пласта

Обычная практика состоит в том, что в горизонтальной части ствола длиной до 2 км проводится до 25 разрывов. Наличие сверху и снизу более пластичных сланцев гарантирует от притока посторонних вод, поскольку трещины разрыва в сланцах быстро «затекают» под действием горного давления. В целом на скважину используется до 1000 т специально осмоленного  или обычного песка и до 15 тыс. тонн воды. Хорошее представление о расположении забоев скважин дает рис. 3.

 

 

Рис. 3. Карта участка месторождения Баккен с расположением забоев пробуренных скважин

Основной объем добычи нефти приходится на штат Северная Дакота. Эксплуатация скважин производится НА ИСТОЩЕНИЕ. Другого пути здесь нет: поскольку пласт практически непроницаем, отсутствует возможность вытеснения нефти водой. После многоступенчатого гидроразрыва дебит скважин обычно составляет 50-100 т/сут (в единичных случаях – до 250 т/сут), но в течение первого года он снижается в 3-5 раз. Средний дебит действующих в штате 6784 скважин составляет 18,3 т/сут.

Для США это очень много. Общее количество нефтяных скважин в США превышает 300 тыс., в среднем, каждая из них дает 3,7 т нефти в сутки. Для сравнения: средний дебит скважин богатейшего Ванкорского месторождения – 500 т/сут. В Ираке на небольших по площади месторождениях продуктивность скважин достигает 1,5 тыс. т/сут.

При эксплуатации скважин на истощение пластовое давление резко снижается, и в пласте начинается выделение попутного газа. Это очень опасный процесс, потому что газ блокирует доступ нефти к забою. В результате скважина, в конечном счете, переходит на чистый газ с небольшим количеством нефти и конденсата. Имеются данные,что процесс разгазирования нефти в пласте уже начался в половине скважин. Но в масштабах месторождения он пока существенно не проявляется.

Экономика добычи предельно проста. Бурение скважины вместе с бонусом землевладельцу обходится в $6-7 млн. С каждой добытой тонны нефти при нынешних ценах $95 за баррель производитель получает $400. Остальное уходит на оплату налогов, текущих затрат и транспорта. Чтобы скважина хотя бы окупила капитальные вложения, из нее надо добыть 16 тыс. т нефти.

Прочие затраты минимизируются самым безжалостным образом. Мощности газопроводов не хватает, поэтому только по официальным данным на Баккене сжигается 30 % добываемого попутного газа. Нефтепроводы не строятся (некогда!), 90% нефти перевозится автотранспортом и далее по железной дороге. Нефть развозится поездами по всей стране и в Канаду недостаточно подготовленной, с недопустимо высоким содержанием летучих фракций; есть серьезные основания полагать, что именно это привело к взрыву состава с баккенской нефтью в г. Лас-Вегантик (Квебек, Канада), который унес жизни 47 человек.

Тем не менее, суммарная добыча месторождения Баккен в Северной Дакоте за 4 года составила внушительную цифру 106 млн. т, что соответствует 15,6 тыс. т на каждую скважину. Следует отметить, что бурение сейчас идет в самой продуктивной части пласта площадью 7,5 тыс. км толщиной 25-40 м, в зоне тектонических разломов, где породы наиболее трещиноваты. За пределами таких зон притоки нефти незначительны. Скважины с начальным дебитом менее 50 т/сут в нынешних экономических условиях убыточны.

Значительно скромнее успехи в Канаде. В 2011 г. из канадской части формации Баккен в провинциях Саскачеван и Манитоба добывалось  12,7 тыс. т нефти в сутки, что соответствует среднему дебиту 5,2 т/сут. В 2012 г. в Саскачеване пробурено 2400 скважин, однако добыча выросла лишь на 5,5 тыс.т/сут, что соответствует приросту 2,3 т/сут на скважину. Почти 60 % добычи новых скважин ушло на компенсацию падения в старом фонде.

В целом, я ожидаю рост добычи на месторождении Баккен в течение 2-3 лет, который затем сменится крутым падением. Накопленная добыча нефти в течение 6-7 лет достигнет 300 млн. т, а в последующие годы будет колебаться на уровне 5-7 млн. т/год.

 2.МЕСТОРОЖДЕНИЕ ИГЛ ФОРД

Крупное месторождение Eagle Ford общей площадью 51,2 тыс. кв. км расположено на юго-западе Техаса. Продуктивный пласт нижнего мела залегает на глубинах 1200-4200 м.  Наиболее глубокая его часть содержит сухой газ, менее погруженная – газ с конденсатом и нефть. Площадь нефтяной части 9,2 тыс. кв. км, толщина пласта 30-85 м.

Это трещиноватый карбонатный пласт. В составе пород 50-70 % составляют известняки и доломиты, остальное – глинистые силикаты и органическое вещество. «Этот «сланец» более карбонат, чем сланец - пишет геолог. – Но слово «сланцевый» сейчас - самая горячая тема дня».

Доказанные запасы оценены EIA в 171 млн. т нефти, 239 млрд. м<sup>3</sup> газа. За 3 года добыто 66 млн. т нефти и газового конденсата, 82,6 млрд. м<sup>3</sup> газа. Начальные дебиты скважин достигают 480 т/сут, но уже в течение первого года снижаются в 2,5 раза, в течение второго – почти в 10 раз. Средний дебит нефти или конденсата 19 т/сут, газа 13 тыс. м<sup>3</sup>/сут.

Темпы разбуривания Eagle Ford поражают. Такого в мире еще не было. В позапрошлом году на месторождении  работало 266 буровых станков, это 10 % всех буровых установок планеты. Только за прошлый год количество пробуренных скважин выросло более чем в 2 раза, до 7509 шт. (рис. 4)  и почти так же выросла добыча нефти.

 

Рис.4

Вместе с тем, на Eagle Ford мы наблюдаем классический пример хищнической и нерациональной разработки залежи. В отличие от Баккена содержание попутного газа здесь достигает 1000 м<sup>3</sup> на тонну нефти. При форсировании отборов газ выделяется в пласте и трещинах гидроразрыва и блокирует поступление нефти.

Мне приходилось видеть десятки подобных примеров. В частности, именно так в конце 80-х годов была похоронена юрская залежь Ваньеганского месторождения в Сибири. Более 40 скважин перешли с нефти на газ и были ликвидированы после двух лет форсированной эксплуатации с недопустимым снижением пластовых давлений. Знаю и другие подобные случаи в Западной Сибири, Коми, Дагестане, Индии.

Именно поэтому дебит скважин  Eagle Ford снижается намного быстрее, чем мог бы. Это уже обеспокоило  EIA, которое в декабре сообщило: снижение добычи в ранее пробуренных скважинах достигло 10% в месяц. Пока новые скважины прибавляют 120 тыс. барр./сут, старые теряют 91 барр./сут. Оно и понятно: весь нынешний фонд скважин пробурен в зоне тектонических разломов и большой толщины пласта. Здесь выше трещиноватость и дебиты скважин. Но таких лакомых кусков осталось уже мало: при наличии 5504 разрешений на бурение количество законченных скважин в последние 8 месяцев снизилось с 376 до 133 шт./мес., и 40 буровых станков ушли с месторождения.

Есть проблема и с реализацией газа, на который в Техасе мало спроса. Ради добычи конденсата и нефти немало газа сжигается. Официальных данных нет, однако желающий может получить представление о количестве факелов из ночного космического снимка (рис. 5).

 

 

Рис.5. Факела месторождения Eagle Ford  освещают ночное небо не хуже окрестных городов

Падение добычи на EagleFort начнется уже нынешним летом. Есть большие сомнения, что вложенные в него $50 млрд. полностью окупятся. Накопленная добыча нефти пока составляет 8,8 тыс. тонн на скважину. Впрочем, любителей погреться на «сланцевом буме» может спасти повышение цен на нефть и газ, которое последует за его завершением.

3.ФОРМАЦИЯ МОНТЕРЕЙ

Месторождение Monterey площадью 4,5 тыс. кв. км находится в штате Калифорния, в прибрежной зоне Тихого океана. Здесь мы имеем дело с самыми настоящими слоистыми сланцами, хотя в них присутствуют и доломиты, и пылеватые песчаники. Нефть находится в тонких межслойных пространствах, но проницаемость сланца ничтожно мала, менее 1 мД.   Глубина залегания миоценового пласта 1800-4500 м, толщина варьирует от 100 до 600 м.

EIA в 2012 г. отнесло Monterey к гигантам с извлекаемыми запасами в 1877 млн.т. Однако, никто еще не доказал, что их можно с выгодой добывать. Полтора десятка малых компаний, работающих на Monterey, отказались от бурения горизонтальных скважин и гидроразрыва пластов (дорого и малоэффективно). К тому же, под давлением местных аграриев власти штата объявили на гидроразрыв мораторий. Текущая добыча нефти составляет ничтожную величину 372 т/сут.

4.ФОРМАЦИЯ ПЕРМИАН БАЗИН

Это огромный старый нефтяной район, занимающий площадь 222 тыс. кв. км в штатах Техас и Нью-Мексико. Нефть здесь добывают с 1926 года, накопленная добыча превышает 3 млрд. т. В многоэтажном разрезе еще сохранились десятки залежей разного возраста, содержащих трудноизвлекаемые запасы. Пласты сложены преимущественно известняками и песчаниками, поэтому не ясно, каким боком они относятся к «сланцевой революции». Низкопроницаемые пласты залегают в интервале глубин 1700-4200 м, пористость 10-12 %, проницаемость 1-30 мД. Суммарная годовая добыча нефти в техасской части района 65 млн. тонн. Утверждается, что 38% из них добывается из низкопроницаемых пластов. Более детальной информации нет.

Вместе с тем, дальнейшее развитие работ на Permian Basin представляет большой интерес для России, в которой подобных залежей полным-полно. Эти пласты проницаемы, поэтому проведение гидроразрывов в них чревато прорывами воды к забоям скважин. Но если эта проблема будет решена, наших запасов реально прибавится.

5.РОССИЯ. БАЖЕНОВСКАЯ СВИТА

Низкопроницаемые пласты, насыщенные нефтью, широко распространены по всей России, но наибольший объем этих запасов находится в мезозойских залежах Западной Сибири. Здесь такие пласты называют свитами. Баженовская свита верхней юры, например, залегает на глубинах 2400-3100 м по всему региону. Ее подстилает абалакская свита, многие залежи находятся в них совместно. Общая площадь 1,2 млн. кв. км, это вдвое больше площади Франции. Выше распространена ачимовская свита нижнего мела, представленная плотными песчаниками с проницаемостью от долей до единиц мД.

Прекрасный анализ геологического строения баженовской свиты выполнен специалистами Сургутнефтегаза. Весьма объективный обзор трудноизвлекаемых запасов, включая баженовскую свиту, сделан Энергетическим центром Московской школы управления СКОЛКОВО. В своих последующих выкладках я буду часто использовать информацию из этих источников.

Баженовская свита представляет собой переслаивание глин, аргиллитов, пылеватых глинистых песчаников и известняков (рис.6) толщиной от 10 до 32 м с пористостью 2-16 % и проницаемостью от 0,001 до десятков мД. Глины и аргиллиты являются нефтематеринскими породами и содержат до 14 % органики.

Рис. 6. Различные типы пропластков баженовской свиты

 (I-III– глинистые и песчанистые, VI,VII– известняково-доломитные)

Подвижная нефть здесь находится в небольших по площади линзах песчаников и прослоях известняков, где раскрытость трещин достигает 1 мм. В некоторых уникальных скважинах начальные дебиты нефти достигали 1000 т/сут, но быстро истощались. В 92% скважин притоки были менее 10 т/сут или вовсе отсутствовали.

В таких многослойных пластах бурение горизонтальных скважин не приносит хорошего эффекта. Трудно предугадать расположение отдельных пропластков и пробурить ствол точно в наиболее проницаемой части пласта. А при пересечении глин они будут «затекать» и в ствол, и в трещины разрыва.

В прошлом году EIA оценило извлекаемые запасы баженовской свиты в 10,3 млрд. тонн. Эта оценка вызывает лишь улыбку. Ибо фактически из этого огромного пласта, содержащего в целом 170 млрд. т нефти, за 20 лет добыто чуть более 11 млн. т или 0,006%. Причем эта нефть получена из самых продуктивных проницаемых участков. На балансе российских компаний числится лишь 530 млн. т запасов баженовской и абалакской свит по категориям АВС1+С2. Но и эти запасы трудно назвать доказанными (экономически эффективными). Текущая добыча сосредоточена преимущественно в Сургутском районе и составляет 500-700 тыс. т/год.

Западная пропаганда, похоже, считает, что в России нефть добывают бурые медведи. Вот придут к ним мировые компании с чудо-технологиями и принесут им «сланцевое счастье». Отнюдь. Гидроразрыв пласта используется в России уже 60 лет, а его массовое применение началось более 20 лет назад. Добрая половина таких операций дает отличный результат. Однако известны и печальные случаи. В частности, 5-7 лет назад был полностью угроблен пласт АВ2 на Самотлорском месторождении, который после гидроразрывов быстро обводнился до 95%.

В скважинах баженовской свиты условия для гидроразрывов неблагопроятны. Даже многоступенчатый гидроразрыв здесь закончился  получением слабого притока (33 т/сут), который угас в первые месяцы. Это не удивительно: для успеха операции необходимо, чтобы толщина проницаемых пород пласта составляла более 10 м, а такие в баженовской свите крайне редки.

Зато в ачимовских плотных песчаниках еще 10 лет назад при однократных, но крупномасштабных гидроразрывах получены хорошие результаты. Несмотря на фантастически высокую стоимость операций ($700 тыс. или 25 % от цены самой скважины) почти все они дали прирост дебита 60-90 т/сут и окупили затраты. Следует отметить, что в данном случае наши специалисты не повторили американскую ошибку. Они ограничивали дебит скважин, в результате чего снижение продуктивности в течение года было в 3-4 раза медленнее, чем на месторождении Eagle Ford.

Существуют и чисто технические ограничения для многоступенчатого гидроразрыва пластов в Западной Сибири. Это все же не полупустынный Техас, а тайга и болота. Наши кусты скважин просто не в состоянии разместить на своей территории 40 единиц техники, необходимой для таких операций. Наши грунтово-лежневые дороги приходится часто ремонтировать и без тяжеловозных машин, а при большом их количестве летом они придут в полную негодность. Можно, конечно, проводить операции зимой, но тогда проблемой станет накопление тысяч тонн воды, которая требуется для многоступенчатого гидроразрыва.

6.РЕЗЮМЕ

1. Можно и нужно приветствовать совместные действия российских и зарубежных компаний в их попытках нарастить добычу нефти из трудноизвлекаемых запасов. Реальный потенциал здесь составляет сотни миллионов тонн. Это существенно, особенно, для сибирских предприятий, которые находятся в стадии падения добычи.

2.Однако, «гигантские» перспективы «сланцевой нефти» так же призрачны, как и сланцевого газа. Экономически выгодные (доказанные) запасы в мире не превышают 600 млн. тонн и почти все они находятся в США. Потребуется открыть десятки уникальных месторождений, как Баккен, чтобы нефть низкопроницаемых пластов составила хотя бы десятую долю мировой добычи.

3.Потребляя 20 % мировой нефти, США вынуждены использовать свои последние запасы, даже если они находятся на грани экономической эффективности. В ход идет и "сланцевая нефть", и нефтяные пески Канады, не за горами начало добычи нефтяных битумов. Но не стоит забывать, что  Россия экспортирует почти половину добытой нефти и еще четверть – в виде нефтепродуктов. Поэтому ей нет никакого смысла форсировать добычу трудноизвлекаемой нефти, которая, к тому же, требует освобождения от налогов. Тот, кто громче всех кричит об этом, просто хочет заработать за счет наших потомков.

4.В ближайшие три года добыча «сланцевой нефти» пойдет на спад и бум закончится. Однако до этого нефтяной рынок может сильно лихорадить. Нужно хладнокровно готовиться к временному снижению нефтяных цен, но не следует его сильно опасаться.  Ибо первыми от него пострадают злополучные организаторы «сланцевой революции».   

newsland.com

перспективы сланцевой нефти сильно переоценены...

Нефть стремительно дешевеет. Это, определённо, плохие новости для производителей углеводородов, и, в частности, для США, которые очень рассчитывают на своё «сланцевое чудо». Для многих месторождений добыча нефти стала бесприбыльной при цене 70 долларов за баррель. Крайне мало останется тех, для кого добыча нефти не будет убыточной при цене 50 долларов за баррель. 

Итак, добыча нефти для США неминуемо станет убыточной, если текущие цены сохранятся достаточно долго. Но даже если цены вскоре пойдут вверх, согласно новым данным, общие объёмы добываемой в Америке сланцевой нефти окажутся намного ниже, чем оценивалось ранее.

Эксперт в нефтяной отрасли Дэвид Хагис собрал и проанализировал огромный объём данных, связанных с перспективами американских сланцевых месторождений. Анализ показал стремительное истощение всех месторождений. В среднем через год сокращение объёмов добычи сланцевой нефти составляет 70 процентов, на третий год — уже на 85 процентов. И это учитывая, что в настоящее время ведётся разработка наиболее перспективных месторождений — то есть, с годами даже лучшие результаты будут уступать нынешним.

Америка строит свои планы по «энергетической независимости» на ошибочных предпосылках. Хуже того, страна упускает период пика нефтяной добычи, который можно было бы использовать для строительства инфраструктуры для следующей энергетической эры (какой бы она не оказалась). Хагис пишет:

«Давайте посмотрим правде в глаза: с каждым годом объёмы добычи с каждой скважины снижаются на 45 процентов. Самые перспективные месторождения уже разрабатываются. Необходимо бурить по 1,5 тысячи скважин в год только для того, чтобы поддерживать объёмы добычи на одном уровне. Кроме того, качество новых месторождений может быть вполовину ниже, чем у наиболее перспективных, и тогда мы сталкиваемся с необходимостью бурить не полторы, а три тысячи новых скважин в год. При этом стоимость разработки каждой скважины остаётся той же. Для того чтобы разработка месторождения оказалась прибыльной, цены на нефть должны быть намного выше. Сейчас мы занимаемся лучшими месторождениями, так что со временем ситуация будет только усугубляться. Нам нужны будут всё более и более высокие цены.

Управление энергетической информации США составило неоправданно оптимистические прогнозы, касающиеся добычи сланцевой нефти, и дало чрезмерно оптимистичные оценки, касающиеся её цены. Считается, что значительная часть инфраструктуры возводится в настоящее время с учётом низких цен в ближайшем будущем. Но объективные данные говорят о другом. При тех низких ценах, которые мы наблюдаем сейчас, мы увидим гораздо более стремительное  снижение производства, чем ожидаем. При самом лучшем раскладе поток инвестиций в разработку новых скважин не прекратится, и не будут введены ограничения, связанные с охраной окружающей среды. Но даже в этом случае среднесрочная и долгосрочная перспектива сланцевых месторождений выглядит удручающе.

К сожалению, корпорации склонны мыслить только мерками ближайшего квартала или двух. Политики в состоянии волноваться только о том, что произойдёт до следующих выборов. Между тем для составления плана энергетической стабильности страны необходимо тщательно просчитывать варианты развития ситуации на десятилетия вперёд.

Если смотреть вперёд, в будущее, где запасы нефти и газа будут истощаться, то для достижения энергетической стабильности стоило бы найти способы расходовать меньше. Кроме того, в этот лучший для энергетики период необходимо подумать о строительстве инфраструктуры, которая даст людям альтернативу высокому уровню потребления энергоресурсов».

Полина Шелест

nikoaskas.blogspot.com

Перспективы добычи сланцевой нефти — реферат

С учетом экономических и  энергетических затрат сложно сказать, смогут ли указанные запасы Баккена использоваться в полной мере. Однако пока производство растет, и многие миллионы тонн добытой там черного золота полностью оправдали интерес и масштабные инвестиции. Это подтверждает, что у сланцевой нефти, несомненно, есть будущее.

Наша страна, к слову, была одним из пионеров в разработке горючих  сланцев. К примеру, во времена СССР в Эстонии разведали и начали добывать сланец - комбинат работает до сих пор. Это, конечно, другая технология, так как нефть извлекалась  уже на производстве, а не прямо  в недрах. Кроме того, и сами сланцы использовались как топливо. Тем  не менее движение в этом направлении  могло бы обеспечить раннюю эксплуатацию месторождений .

Рис.1. Скважина по добыче сланцевого газа.

 

Но не сложилось. И вполне понятно почему - со времен Второй мировой  войны мир жил в условиях избытка  дешевой, легкодоступной черного золота. Цены на нее повышались по большей  части искусственно, к примеру, в  рамках нефтяного эмбарго арабских стран в 1970-е годы. Для нефтедобывающих  стран более актуальным был вопрос "как избежать перенасыщения рынка?", а не "где искать новые месторождения?"

Но всемирная экономика  росла, в игру вступили новые индустриальные державы, спрос на горючее быстро увеличился. "Конвенционной" черного  золота больше не стало. Некоторые ученые выдвинули теорию "пика черного  золота", который должен был наступить  в мировом масштабе уже в 2000-е  годы (в США локальный пик был  достигнут в 1970 году). Не исключено, что он и наступил - но только в  отношении традиционных нефтяных месторождений.

В условиях, когда цена на нефть, несмотря ни на какие кризисы, колеблется в районе 100 долларов за баррель, нетрадиционные источники вызывают совсем другой уровень интереса. Их разработка постепенно превращается в жизненную необходимость. В особенности это касается США, которые в отличие от Европы и Японии, не торопятся идти по пути энергосбережения, а уповают на высокие технологии в сфере добычи.

Что характерно, все большее  количество американских компаний начинает переключаться с добычи сланцевого газа на сланцевую нефть, причем на тех же самых месторождениях. Объясняется  это просто: из-за "сланцевой революции" цены на газ в США резко пошли  вниз, тогда как нефть остается чрезвычайно дорогой. Хотя и цена разработки по-прежнему высока - минимальная  стоимость компании добычи нефти  на сланцевом месторождении составляет 15 долларов за каждый добытый баррель, средняя - около 60 долларов.

 

 

Рис.2.  Месторождения сланцевого газа в США.

 

Россия в добыче сланцевой нефти и газа

 

В Российской Федерации "Газпром" многие обвиняют в том, что прорыв в отрасли сланцевого газа он упустил. В этих упреках есть доля истины, но не будем забывать, что Россия была и остается лидером по запасам  традиционного природного газа - и  помимо сланцев есть что добывать. То есть претензии стоит предъявлять  к эффективности производства, ценообразованию, но в куда меньшей степени - к самому отсутствию изысканий в области  сланцевого газа. С черным золотом  иная картина: добыча хотя и держится на рекордном уровне в 500 (плюс-минус) миллионов тонн в год, но принципиально  уже не растет, а по прогнозам  аналитиков индустрии, вышла на плато, после которого неизбежно последует  падение. Неслучайно правительство  так сильно озаботилось льготами по налогам для нефтедобытчиков.

Льготы по НДПИ распространяются и на так называемую Баженовскую свиту - гигантскую платформу горных пород в Западной Сибири. Именно там планируют работать "НК «Газпром нефть»" и Shell. Площадь платформы многократно больше формации Баккен и составляет около миллиона квадратных километров - это больше всей площади Техаса. Если свита так же насыщена черным золотом, как и Баккен, то ее потенциал превышает возможности североамериканского месторождения в 30 раз. Таких запасов Российской Федерации могло бы хватить на многие десятки лет добычи.

Кроме того, по оценке геологов, нефть, содержащаяся в Баженовской свите, относится к легким и по своей консистенции напоминает высококачественную североморскую Brent. Впрочем, специалисты к конкретным показателям объема запасов (фигурируют цифры от 20 до 100 миллиардов тонн) склонны относиться крайне осторожно, говоря о том, что возможности формации толком не разведаны.

Именно этим и предстоит  заняться российско-британскому партнерству  в ближайшие годы. К слову, "ОАО «Газпром нефть»" и Shell - не единственные охотники до западносибирских сланцев. Одним из условий договора между "Открытым акционерным обществом Роснефть" и американской ExxonMobil являлось как раз совместное изучение возможностей Баженовской свиты. Что из всего этого получится - узнаем через несколько лет. Практика показывает, что в вопросах геологии первоначальные восторженные ожидания сбываются редко, но прогресс, тем не менее, идет.

Действительно, представленные экспертами PWC результаты оценки долгосрочного развития добычи сланцевой нефти в мире впечатляют, а последствия для России весьма настораживают. С одной стороны ожидания достигнуть мирового уровня добычи сланцевой нефти к 2035 г. 14 млн барр в сутки в значительной степени отражает текущее стремительное развития индустрии сланцевой добычи (как нефти, так и газа) в США. С другой стороны нет гарантий того, что этот опыт можно будет экстраполировать в другие регионы мира и что добыча сланцевой нефти будет иметь уровень рентабельности, близкий к американскому. Об этом во многом свидетельствует текущая ситуация в мире с развитием сланцевой газодобычи (имеющая схожую специфику добычи со сланцевой нефтью): спустя вот уже достаточно продолжительное время с начала «сланцевой революции» в США (порядка 5 лет) в других регионах мира развитие добычи этого вида нетрадиционного газа по-прежнему находится в зачаточной стадии.

Более актуальным на сегодняшний  день было бы рассмотрение и оценка сценариев возможных последствий изменения экспортно-импортных потоков нефти в мире, которые будут происходить в результате сокращения импорта нефти в США, учитывая факт того, что США остаются пока крупнейшим мировым импортером. Действительно, ожидается достаточно быстрое сокращение импорта нефти США. Собственно, его сокращение на фоне падения спроса на бензин на внутреннем рынке происходит уже с 2007 г. во многом ввиду процесса деиндустриализации и политики экономии топлива. Однако с другой стороны на сегодняшний день потенциал роста импорта нефти в других регионах мира высок. Так, в мире укрепляются тенденции сокращения добычи традиционной нефти (падение добычи происходит в Великобритании и в Норвегии – за последние 5 лет в этих странах добыча сократилась на 1,3 млн баррелей в день). Подобная тенденция будет продолжаться и в ближайшие годы, которая вкупе с растущим спросом на нефть со стороны азиатских стран (прежде всего, Китая и Индии – за последние пять лет рост спрос в этих странах возрос на 3,4 млн баррелей в день; и в перспективе ожидается только ускорение роста) будут нивелировать эффект сокращения импорта нефти США.

Конечно, сегодня фактором неопределенности является Ирак, обладающий значительным потенциалом наращивания добычи, за которым при этом не закреплено соблюдение квот ОПЕК. На сегодняшний день Ирак подписал ряд договоров, которые потенциально позволят в перспективе нарастить добычу до 12 млн баррелей в сутки (оценки BP). Это крайне высокая планка, но то, что Ирак может увеличить добычу до 5,5-6 млн баррелей в сутки следует признать вполне реальным (хотя и здесь велики риски - главным образом геополитические).

В перспективе существует объективная вероятность ослабления мировых цен на нефть. Но все же кардинального их падения ожидать не стоит. ОПЕК, особенно после событий «арабской весны», огонь которой тушился именно нефтедолларами, сейчас крайне не заинтересован в падении цен. По этим же причинам, Ираку, вероятнее всего, придется прибегнуть к использованию квот – у него среди стран ОПЕК зависимость бюджета от цен на нефть максимальная.

Каковы риски для России? Несомненен в первую очередь ценовой риск. На сегодняшний день бюджетная политика страны достигла такого уровня зависимости от нефти, что даже при относительно небольшом сокращении цен на нефть (в пределах 10 долл./баррель) может оказать серьезный негативный эффект на баланс текущих операций и дефицит бюджета. Так, с учетом пополнения Резервного фонда, бюджет в 2012 г. стал бездефицитным только при цене на нефть 117,2 долл. за баррель. Между тем Россия должна рассматривать текущие успехи в развитии добычи сланцевой нефти в США, прежде всего, с точки зрения извлечения максимальных выгод. В свете исчерпания разведанных запасов традиционных нефтяных ресурсов в России, сланцевая нефть, ресурсный потенциал которой в России велик, может рассматриваться как один из перспективных замещающих традиционную нефть источников. Аналогия сланцевой нефти в   России – это, прежде всего, Баженовская свита. На сегодняшний день разработка нефти там остается малоэффективной. Однако Минэнерго РФ было предложено установить нулевую ставку налога на добычу полезных ископаемых на период 15 лет на Баженовской свите и по другим месторождениям с трудноизвлекаемой нефтью.

Отметим, что определенные успехи в добыче сланцевой нефти в России уже достигнуты. Дочерняя структура Газпрома в партнерстве с европейской компанией в 2012 г. приступила к реализации пилотного проекта по освоению Баженовской свиты Верхне-Салымского месторождения в Югре. Как сообщает "Российская Газета" (от 24.01.2013 г.), в январе 2013 г. компания начала бурение первой пробной скважины для исследования бажено-абалакского горизонта Красноленинского месторождения. Правда, пока предприятие не рассчитывает на значительные объемы добычи, планируя через 10 лет выйти на производительность 1 млн т в год.

Между тем льготное налогообложение  и возможная либерализация нефтяной отрасли (в том числе создание СП с иностранными компаниями) позволила бы привлечь в добычу нетрадиционных трудноизвлекаемых энергоресурсов необходимые инвестиции и могла бы значительно ускорить процесс их освоения. Если оценки запасов сланцевой нефти окажутся действительно большими, то встает вопрос о целесообразности масштабного освоения непредсказуемой Арктики с гораздо более высокими рисками, прежде всего, экологическими.

 

Заключение

 

Топливно-энергетический баланс России и мира еще многие годы будет  базироваться на трех «китах» - угле, нефти  и газе.

Вместе с тем, во многих странах мира ведутся исследования по выявлению и оценке альтернативных источников энергии. Одним из таких  источников является сланцевый газ и нефть.

По прогнозам специалистов, к 2030 г. сланцевый газ будет занимать 7 % мирового газового рынка. Однако пока добыча растет в основном в Северной Америке, где на его долю приходится 20 % всех доступных ресурсов. Таким образом, сланцевая нефть в ближайшие десятилетия скорее так и останется крайне любопытным и динамичным, но чисто американским феноменом. Мировая сланцевая революция вряд ли произойдет. И менее всего она вероятна в Европе, поскольку есть опасения, что добыча здесь сланцевой нефти может оказаться сложнее из-за проблем, связанных с возможным ущербом для экологии, а также из-за ряда других трудностей.

Должны пройти годы, завершены  масштабные исследования, получены производственные результаты, прежде чем настанет время  серьезных выводов.

А пока стоит обратить особое внимание на количество «уходящего в  никуда» попутного нефтяного  газа. Свыше 100 млрд кубометров этого  газа ежегодно «улетают в трубу», не находя дороги к своему потребителю. Так что резервы в добыче газа все еще есть, и они гораздо  ближе, чем залежи «альтернативного»  сланца. Осталось лишь разработать  технологии и экономические механизмы, способные вывести инвестиции в  проекты по утилизации попутного  нефтяного газа хотя бы на уровень  рентабельности.

Тем не менее уже не вызывает сомнений, что человечество получило еще один вид топлива, имя которого «сланцевая нефть».

 

 

Список использованной литературы

 

1. Дмитриевский А.Н., Высоцкий В.И. Сланцевый газ – новый вектор развития мирового рынка углеводородного сырья // Газовая промышленность, №8, 2010.

2. Высоцкий В.И. Перспективы освоения ресурсов сланцевого газа // Приложение к журналу «ТЭК. Стратегии развития», №2, 2010.

3. Язев В. Сланцевый газ. Легенда требует изучения // Приложение к журналу «ТЭК. Стратегии развития», №2, 2010.

4. Дмитриевский А.Н. Проблемы освоения нетрадиционных ресурсов углеводородного сырья // Приложение к журналу «ТЭК. Стратегии развития», №2, 2010.

5. Геллер Е., Мельникова С. Зона неопределенности // Приложение к журналу «ТЭК. Стратегии развития», №2, 2010.

6. Хрюкин В. Оценка перспектив разработки месторождений сланцевого газа на территории России // Приложение к журналу «ТЭК. Стратегии развития», №2, 2010.

7. Галицын М.В., Галицын А.М., Пронина Н.В., Архипов А.Я., Богомолов А.Х., Цикарев Д.А. Газоугольные бассейны России и мира. 2002.

8.  Интернет ресурс: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BB%D0%B0%D0%BD%D1%86%D0%B5%D0%B2%D1%8B%D0%B9_%D0%B3%D0%B0%D0%B7

9. Интернет ресурс: http://slon.ru/blogs/msalihov/post/196826/

 

myunivercity.ru

Перспективы развития добычи сланцевой нефти — VIPvideoСlub

Значительное снижение цен на нефть наглядно показало, что перспективы развития добычи сланцевой нефти, прежде всего в Соединенных Штатах, но также и в других странах, были сильно приукрашены.

 

Потребовалось целых пять лет и резкое падение нефтяных цен на мировых рынках, чтобы триумфально провозглашенная «сланцевая революция» окончательно лопнула как мыльный пузырь. Все начиналось со сланцевого газа. В октябре 2009 года на Международной конференции по газу в Буэнос-Айресе выступили с сенсационным докладом два известнейших джентльмена: Тони Хейворд, тогда глава корпорации ВР, и руководитель всемирно известной исследовательско-консалтинговой фирмы CERA (Cambridge Energy Research Associates) Дэниел Ергин, прославившийся блестящим бестселлером Prize (у нас почему-то переведенным под прозаическим названием «Добыча»). Так вот, Хейворд утверждал, что в течение следующих нескольких лет мировые резервы нетрадиционного сланцевого газа увеличатся на 60%, расчеты CERA были еще щедрее: прирост составит 250%, а сам Ергин сказал обозревателю Petroleum Economist, что технология добычи сланцевого газа мигрирует по всему свету.

 

С грустью приходится констатировать, что даже такой бесспорно выдающийся ум, как у Дэниела Ергина, не застрахован от соблазна сенсационных предсказаний. Нам уже приходилось отмечать, что опубликованный в 2003 году господином Ергиным и его коллегой Майклом Стоппардом прогноз, согласно которому в самые ближайшие годы американский рынок импортного СПГ станет самым крупным в мире и ключевым двигателем глобального газового рынка, так и не сбылся. И теперь двадцать с лишним импортных терминалов в США, построенных доверчивым бизнесом, так и остаются законсервированным памятником этому ошибочному прогнозу.

 

Перспективы широко разрекламированного сланцевого газа на поверку оказались не столь радужными. «Новые технологии» были не очень-то новыми (горизонтальное бурение известно еще с 1980-х годов, гидроразрыв пласта начали использовать еще раньше — с 1940-х), а их применение оказалось довольно дорогим удовольствием, сложным и требовавшим субсидирования. «Дешевизна» получаемого топлива на Henry Hub (центр спотовой и фьючерсной торговли природным газом в США. — «Эксперт») оказалась искусственно созданной «либеральной» администрацией США посредством запрета на несанкционированный экспорт СПГ из страны, и термин «революция сланцевого газа» стал все реже встречаться в американских СМИ. В некоторых солидных изданиях появились статьи с утверждениями о необходимости замены термина «революция» на «эволюция», и вот в Соединенных Штатах решили переключиться на «революцию сланцевой нефти» или, еще проще, «сланцевую революцию». Заговорили о том, что США в скором будущем перегонят Саудовскую Аравию по нефтедобыче и что одна только Северная Дакота с ее плеем (месторождением) Баккен обгонит по добыче Катар. Поэтому не надо сегодня удивляться тому, что когда наконец грянул гром и цены на нефть резко пошли вниз, ОПЕК не стала назначать внеочередную встречу. А когда 27 ноября 2014 года члены этой организации все-таки собрались, то решено было не уменьшать квоты на добычу и сохранить для себя планку 30 млн баррелей в сутки, сочтя текущую цену нефти приемлемой.

 

Реакция компаний

 

На самом деле многие члены ОПЕК (Венесуэла, Алжир, Нигерия, Иран, Ирак) тоже пострадали от низких цен на нефть. Однако представляется, что их убедили доводы более дальновидных коллег (особенно Саудовской Аравии) о том, что поспешное снижение квот на добычу может привести к потере части рынка, а главное — сделает рентабельной разработку сланцевых и других труднодоступных месторождений в Северной Америке. Надо терпеливо подождать (по крайней мере до лета 2015 года) и убедиться, что низкие цены нанесли серьезный ущерб конкурентам.

 

Расчет был правильным. Ведь целый ряд североамериканских компаний, разрабатывающих нетрадиционные месторождения нефти, уже в канун заседания ОПЕК заявили, что откладывают новые инвестиции в разработку и добычу сланцевой нефти до конца 2014-го, а если сохранится понижательная ценовая тенденция, то и на 2015 год.

 

Так, руководство крупнейшей независимой нефтяной компании Continental Resources, работающей на месторождении Баккен в Северной Дакоте, объявило, что не будет инвестировать в новое бурение в 2015 году, если ОПЕК не сократит квоты и не наступит устойчивая тенденция повышения цен. Глава этой компании Харольд Хамм выразил надежду, что ОПЕК на своей встрече примет позитивное решение, цены вскоре стабилизируются в диапазоне 85–90 долларов за баррель, а члены ОПЕК поймут, что «мы чувствуем, что достигли нижней ценовой ступеньки, и мы увидим резкое повышение цен довольно скоро». Однако, несмотря на такой оптимизм, Continental Resources на всякий случай урезала запланированные на 2015 год капитальные расходы в объеме 600 млн долларов и распродала все свои нефтяные хеджевые инструменты на 2014, 2015 и даже 2016 годы суммарной стоимостью 433 млн долларов.

 

Continental Resources не одинока, ConocoPhillips тоже отказалась от бурения новых скважин на сланцевых месторождениях, в частности на плее Ниобрара в Колорадо, и сократила расходы на 2015 год. Другая компания, Pioneer Natural Resources, решила подождать с увеличением числа буровых установок в Техасе, пока цены на нефть не восстановятся. Canadian Natural Resources до октября 2014-го намеревалась увеличить расходы на добычу в 2015 году, но уже в ноябре заявила о готовности сократить их на 2 млрд канадских долларов, если цены на нефть и газ продолжат падение.

 

Газета Upstream в начале ноября поместила обзор планов нефтегазовых мейджоров с заголовком «Ожидаемые урезания инвестиций в разработку в 2015 году». Он начинается со слов, что нефтяные гиганты заявляют о намерении сохранить эти расходы на прежнем уровне. Чтобы читатель имел более ясное представление о значении этого намерения, приведу надежный анализ, сделанный профессионалом со стажем — геологом Дэвидом Хьюджесом. В интервью журналу Bloomberg Businessweek в октябре 2013 года он, в частности, сказал: «Только чтобы поддерживать текущий уровень производства в США, необходимо каждый год бурить шесть тысяч новых скважин, что обойдется в 35 миллиардов долларов». По прогнозу Хьюджеса, пик разработки сланцевых углеводородов придется на 2017 год, после чего начнется падение, в результате которого за два года добыча упадет до уровня 2012-го.

 

Наконец, и официальный Вашингтон подытожил печальные реалии в сфере добычи сланцевых нефти и газа (а они сегодня составляют примерно 60% их общего производства в стране). Агентство энергетической информации (EIA) при департаменте энергетики США заявило в преддверии ноябрьского саммита ОПЕК, что уже при цене 60 долларов за баррель на большинстве сланцевых месторождений производство будет прекращено, а цена 50 долларов фактически будет означать конец провозглашенной «сланцевой революции».

 

Какая революция?

 

Итак, Америка доигралась со своей «сланцевой революцией». Но многие наши эксперты и СМИ до сих пор по инерции продолжают использовать этот термин. Однако спор тут не о терминологии. В самом деле, никто до сих пор не объяснил, в чем же по существу проявляется революционность добычи сланцевого газа (а затем и нефти) в Америке, каковы конкретные признаки, которые позволили бы говорить о революционности в производстве энергии в США.

 

Может быть, там производят новый продукт? Так нет же — всё те же метан или нефть. Применяют какие-то качественно новые достижения в области добычи? Тоже нет. Просто мы имеем дело с компиляцией двух давно известных технологий: горизонтального бурения скважин и гидроразрыва пласта. Зато отрицательных последствий навалом. Во-первых, необходимо огромное количество чистой воды, которая, кстати, в некоторых частях нашей планеты ценится значительно дороже нефти. Во-вторых, требуется добавление белого песка и химикатов, чтобы удерживать образующиеся при разрыве поры открытыми. В-третьих, всему этому сопутствует экологическое загрязнение окружающей среды, а в некоторых случаях отравление питьевой воды, ведь из скважины устраняется не более 40% отработанного раствора. В-четвертых, бурение сланцевых скважин в 5–15 раз дороже, чем обычных. Например, на южном месторождении Миссисипи Лайм каждая скважина обходится в 3,5 млн долларов, а в Северной Дакоте на Баккене — в 9 млн (бурение традиционных вертикальных скважин стоит от 400 тыс. до 600 тыс. долларов). В-пятых, существует большая разница и в коэффициенте извлекаемости из сланцевых скважин: по нефти он составляет от 4 до 12%, по газу — от 12 до 20%, в то время как из традиционной скважины сегодня извлекается до 60% газа, а в случаях с нефтью средний коэффициент извлекаемости составляет 40%.

 

Приведя эти цифры, журнал Bloomberg Businessweek сопроводил их следующими высказываниями эксперта из крупнейшей в мире сервисной корпорации Schlumberger Ричарда Льюиса: «Сланцевые плеи все еще находятся на такой ранней стадии развития, что на них сегодня проводится огромное число экспериментов…» Помнится, лет пять тому назад я встретил в англо-американских научных журналах пару-тройку подобных высказываний, но тогда они потонули в океане эйфории, которую так умело могут оркестровать только американцы…

 

Революция Обамы

 

Спрашивается, зачем президенту Бараку Обаме, представителю Демократической партии, понадобилось раскручивать сланцевую энергетическую стратегию? На самом деле стратегия эта была многоцелевой. Прежде всего, в первый срок своего президентства Обама столкнулся с процессом деиндустриализации в США и связанным с этим высоким уровнем безработицы (последствия глобализации и возникшего в ее рамках феномена аутсорсинга). Вот он и решил поддержать миф о «сланцевой газовой революции», чтобы использовать искусственно сфабрикованную «дешевизну» газа для реиндустриализации, для стимулирования массового развития нефтехимии, поддержки коммунальных корпораций и домохозяйств, поощрения перехода электростанций и автотранспорта на газовое топливо.

 

Кстати, следует признать, что этот аспект стратегии уже дал ощутимые результаты как в виде достаточно скромного роста ВВП, так и снижения безработицы с 10 до 5,9% (октябрь 2014 года). Но все это достигнуто ценой большого ущерба1, вплоть до разорения, малому и среднему газовому бизнесу, составляющему основу (до 82%) этой отрасли в США.

 

Другой аспект стратегии энергетической «революции» Обамы был направлен вовне. Это была преимущественно психологическая атака, нацеленная прежде всего на Россию и расширение ее энергетического сотрудничества с Европой, главным экономическим конкурентом США. Кульминацией усилий на этом направлении и стало использование украинского кризиса, очередное обострение энергетических проблем в отношениях России и Украины, распространение русофобских настроений и втягивание во все это бюрократической машины ЕС и некоторых правительств Европы.

 

Сам Обама не погнушался лично участвовать в развязанной вакханалии с откровенно лживыми заявлениями. Взять хотя бы одно из его высказываний весной 2014 года: «Мы понимаем, что усиление санкций по-разному отразится на разных странах, в том числе на странах ЕС. США уже могут поставлять газа больше, чем требуется Европе. Нужно договориться о верификации этого процесса, и мы намерены сделать это». Во-первых, Обама откровенно блефовал относительно того, что США могут теперь удовлетворить спрос на газ в Европе. Не мог же он не знать, что его собственная страна физически не способна сегодня экспортировать ни одной тонны СПГ куда бы то ни было, что первые газовозы отправятся из Луизианы в лучшем случае в начале 2016 года и они уже законтрактованы. Во-вторых, Обама в приведенном высказывании, как говорится, ставит телегу впереди лошади: нормальный человек сначала займется верификацией, а потом уже будет обещать (или не обещать) что-то. Вряд ли в Европе кто-либо поверил обещаниям Обамы. Ведь зима уже приближается, и на этот раз Брюссель все же поучаствовал в достижении компромисса о зимних поставках на Украину (чтобы не воровала чужой газ) и транзиту через нее реального российского газа.

 

Посулы масштабирования

 

В рамках психологического аспекта обамовской энергетической стратегии «сланцевой революции» Геологической службе США отводится важная роль. Она услужливо штампует благоприятные прогнозы о наличии обильных сланцевых ресурсов, особенно в тех странах, которые являются газовыми клиентами Российской Федерации. Так, в 2010 году, после того как главы правительств России и Польши достигли соглашения о продлении сроков поставок газа в саму Польшу и транзите через нее, состоялся вброс информации геологических ведомств США о том, что ресурсов сланцевого газа в Польше хватит на триста лет и что она даже сможет освободить от «ига» «Газпрома» всю Европу. Польша не смогла устоять перед таким соблазном, и ратификация скорректированного соглашения с Россией затянулась на целый год. Но год прошел, и сначала, в 2012-м, ExxonMobil ушла из Польши, сославшись на отсутствие достаточной рентабельности, а затем, в 2013-м, отказались от разработок Marathon Oil, Talisman Energy и польская Lotos. До 2014 года дотянула только ConocoPhillips. И вот Financial Times объявила об остановке в Польше всех работ по сланцевому бурению. Итог: 66 скважин, оказавшихся либо пустыми, либо нерентабельными.

 

Показателен и пример Китая, которому государственные эксперты США тоже посулили потенциальное изобилие сланцевого газа. В 2009 году, накануне конференции ООН по климату в Копенгагене, Обама даже подписал соглашение с тогдашним главой КНР Ху Цзиньтао, обещав стране технологическую помощь. И действительно, в провинции Сычуань появились Shell и некоторые другие компании, которые начали бурение на сланцевый газ. Правда, к этому процессу подключились и китайские компании, часто образуя СП с иностранцами (лицензии на 60% месторождений принадлежат китайским Petro China, Sinopec, CNOOC и др.). В Пекине планировали, что к концу 13-й пятилетки (2020 год) будет достигнут показатель добычи 60 млрд кубометров в год. К концу августа 2014-го инвестиции в сектор сланцевого газа в КНР составили 20 млрд юаней (около 7 млрд долларов), которые были потрачены на бурение 400 скважин, включая 130 горизонтальных. Но достигнутые за предыдущие три года результаты были столь обескураживающими, что новое руководство Китая уполовинило прогнозный показатель на следующую пятилетку до 30–33 млрд кубометров сланцевого газа в год. Планируется, что до конца текущего года его годовая добыча составит всего 1,4 млрд кубометров.

 

Причины неудачи с китайским сланцевым газом — дороговизна бурения (средняя скважина в Сычуани стоит 13 млн долларов, что намного больше, чем самая дорогая в Северной Дакоте) и малый коэффициент извлечения — от 5 до 20%, что контрастирует с 60% для традиционных скважин.

 

Так что американская помощь в разработке сланцевого газа не помогла Пекину, как и Варшаве. Сегодня некоторые эксперты у нас удивляются, что КНР пошла на заключение сразу двух крупных соглашений по газу с Россией. Высказываются мнение, что Китай принял такое решение в связи с американскими секторальными санкциями по отношению к России. Но ведь можно высказать и предположение, что неудача с перениманием американского опыта в области добычи сланцевого газа стимулировала решение нового руководства Китая заключить соглашение с более надежным и проверенным партнером в лице Российской Федерации.

 

***

В заключение хочется отметить, что Америка, привыкшая к своему экономическому превосходству и догматически верящая в то, что глобализация, объективно инициированная благодаря ее информационно-технологическим успехам, всегда будет американским естественным преимуществом, проглядела тот очевидный факт, что глобализация, в отличие от предыдущих фаз интернационализации мировой экономики, — штука специфическая и если не обращаться с ней разумно, может бумерангом нанести ответный удар.

 

Эксперт  

Похожие статьи:

Мир → Эксперт: как не заразиться лихорадкой Эбола

Экономика → Газовый контракт лишил ЕС средств давления на Россию

СМИ → Visa и MasterСard заплатят за Россию

News → Эксперт - чем закончится война на юго-востоке Украины

Экономика → Михаил Хазин о текущей ситуации в экономике России

Экономика → Капиталистическая экономика и нравственность

Мир → Аналитика: Треть российского экспорта является несырьевой

СМИ → Миф о военном всемогуществе США

Аналитика → Эксперт: Порошенко будет зарабатывать на кризисе

Экономика → Центральный банк Китая — самый богатый в мире

Все права на материалы и новости охраняются в соответствии с законодательством РФ. Допускается цитирование без согласования с редакцией с прямой гиперссылкой на http://vipvideoclub.ru - 16803222

vipvideoclub.ru

Перспективы добычи сланцевой нефти — реферат

Введение

 

В последнее время много  разговоров идет о возможной революции  на мировом нефтяном рынке. Связывают  такую революцию с перспективами  добычи так называемого сланцевая  нефть (shale oil) и сланцевый газ (shale gas). Некоторые предполагают, что сланцевая нефть не может быть конкурентоспособен в сравнении с традиционными месторождениями. Другие, напротив, считают, что развитие технологий добычи сланцевой нефти коренным образом повлияет на устройство всего мирового нефтяного рынка.

Успешная разработка сланцевых  месторождений в США за последние  десять лет породила там ажиотажный спрос на покупку перспективных  участков под добычу газа и нефти. Два года назад сланцевая лихорадка  докатилась до Европы и уже больно ударила по сверхприбылям Газпрома. России пришлось даже почти полностью  заморозить разработку на одном из месторождений в Баренцевом море (Штокмановском), которое было ориентировано на газовые рынки США и Канады. Некоторые эксперты прогнозируют продолжение падения цены на газ, считая, что ценовое равновесие восстановится лет через двадцать, не раньше.

Многие страны в Европе и Азии стали оценивать свои сланцевые  запасы, запускать проекты по добыче газа и нефти и вести дискуссии  на тему энергетической независимости.

Вашингтон проявляет незаурядную  активность, пытаясь помочь другим странам освоить технологию разработки сланцевых месторождений горизонтальным методом с ГРП. Госдепом США введена  специальная программа помощи по рентабельному использованию нетрадиционных источников нефти и природного газа. В рамках этой Глобальной инициативы с США сотрудничают Китай, Индия, Польша, Чили, Иордания. Более 20 стран  присутствовали на специальной конференции  в августе 2011. Предполагается, что  через двадцать лет доля сланцевого газа будет составлять около 7% от мировой  добычи.

Нужно сказать, что уже  лет двести известно о том, что сланцы – плотные осадочные породы бурого или черного цвета – содержат те самые углеводороды (нефть и газ). И почти столько же времени насчитывает история с момента первой сланцевой скважины в США. Но от этого способа быстро отказались, так как газ содержится в пористой породе в небольших «карманах», которые изолированы друг от друга. Как только карман исчерпан, буровую вышку можно закрывать. А, учитывая стоимость ее установки, добыча сланцевого газа была крайне нерентабельной.

В сороковые годы американцы придумали способ горизонтального  бурения сланцев. В этом случае скважина из вертикальной, постепенно изгибаясь, на нужном уровне превращается в горизонтальную. Но и тогда, стоимость такой скважины была в четыре раза выше традиционной. Поэтому, несмотря на интерес к сланцам  в 70-е, на фоне энергетических проблем, к более интенсивному использованию  горизонтального бурения вернулись  только в конце 90-х, с появлением новых материалов, удешевлявших затраты.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Становление и  развитие сланцевого газа и нефти

 

Первая коммерческая газовая  скважина в сланцевых пластах  была пробурена в США в 1821 году Уильямом Хартом во Фредонии, Нью-Йорк, который считается в США «отцом природного газа». Инициаторами масштабного производства сланцевого газа в США являются Джордж Ф. Митчелл и Том Л. Уорд.

Масштабное промышленное производство сланцевого газа было начато компанией Devon Energy в США в начале 2000-х, которая на месторождении Barnett Shale в 2002 году пробурила впервые горизонтальную скважину. Благодаря резкому росту его добычи, названному в СМИ «газовой революцией», в 2009 году США стали мировым лидером добычи газа (745,3 млрд куб. м), причём более 40 % приходилось на нетрадиционные источники (метан угольных пластов и сланцевый газ).

В первом полугодии 2010 года крупнейшие мировые топливные компании потратили $21 млрд на активы, которые  связаны с добычей сланцевого газа. На тот момент некоторые комментаторы высказывали мнение, что ажиотаж вокруг сланцевого газа, именуемый сланцевой революцией, — результат рекламной кампании, вдохновлённой рядом энергетических компаний, вложивших значительные средства в проекты по добыче сланцевого газа и нуждающихся в притоке дополнительных сумм. Как бы то ни было, после появления сланцевого газа на мировом рынке цены на газ стали падать.

К началу 2012 года цены на природный  газ в США упали до уровня значительно  ниже себестоимости добычи сланцевого газа, в результате чего крупнейший игрок на рынке сланцевого газа —  компания Chesapeake Energy — объявила о сокращении производства на 8 %, а капитальных вложений в бурение — на 70 %. В первом полугодии 2012 года газ в США, где наблюдалось его перепроизводство, стоил дешевле, чем в России, которая обладает крупнейшими в мире разведанными запасами газа. Низкие цены вынудили ведущие газодобывающие компании сократить добычу, после чего цены на газ пошли вверх. К середине 2012 года ряд крупных компаний, занимающихся добычей сланцевого газа, стали испытывать финансовые трудности, а Chesapeake Energy оказалась на грани банкротства.

По сведениям директора  Института проблем нефти и  газа РАН академика Анатолия Дмитриевского, себестоимость добычи сланцевого газа в США на 2012 год — не менее 150 долларов за тысячу кубометров. По мнению большинства экспертов, себестоимость добычи сланцевого газа в таких странах, как Украина, Польша и Китай, будет в несколько раз выше, чем в США.

Себестоимость сланцевого газа выше, чем традиционного. Так, в России себестоимость природного газа со старых газовых месторождений, с учётом транспортных расходов, составляет около $50 за тыс. куб. м.

Для добычи сланцевого газа используют горизонтальное бурение (англ. directional drilling), гидроразрыв пласта (англ. hydraulic fracturing) и сейсмическое моделирование. Аналогичная технология добычи применяется и для получения угольного метана. Вместо гидроразрыва пласта может использоваться безводный пропановый фрекинг.

Хотя сланцевый газ  содержится в небольших количествах (0,2 — 3,2 млрд м³/км²), но за счет вскрытия больших площадей можно получать значительное количество такого газа.

Ресурсы сланцевого газа в  мире составляют 200 трлн куб. м. В настоящее время сланцевый газ является региональным фактором, который имеет значительное влияние только на рынок стран Северной Америки.

В числе факторов, положительно влияющих на перспективы добычи сланцевого газа: близость месторождений к рынкам сбыта; значительные запасы; заинтересованность властей ряда стран в снижении зависимости от импорта топливно-энергетических ресурсов. В то же время у сланцевого газа есть ряд недостатков, негативно влияющих на перспективы его добычи в мире. Среди таких недостатков: относительно высокая себестоимость; непригодность для транспортировки на большие расстояния; быстрая истощаемость месторождений; низкий уровень доказанных запасов в общей структуре запасов; значительные экологические риски при добыче.

К 2035 году добыча сланцевой  нефти может увеличить мировой  ВВП на 2,3–3,7 процента, а это около 2,7 триллионов долларов США. Вместе с  этим, уровень добычи сланцевой нефти  может составить до 12 процентов  от всего объема мировой нефтедобычи, что равно 14 миллионам баррелей в  день.

«Это (сланцевая нефть) позволит Америке стать независимой на какое-то время. Но сколько это продлиться? Недолго, может быть, как раз до 2035 года»

Джон Хоксуорт, главный экономист PwC и один из авторов отчета, считает, что снижение мировых цен на нефть в результате роста предложения сланцевой нефти может оказать значительное воздействие на будущее мировой экономики. «Появится возможность добывать нефть в больших объемах за те же деньги», – говорит Хоксуорт. – Процесс будет развиваться постепенно, по мере того как разные страны мира будут наращивать темпы добычи сланцевой нефти».

Одновременно с этим Хоксуорт указывает, что экономические выгоды от снижения цен на нефть в зависимости от страны будут значительно варьироваться. «В странах – импортерах нефти, таких как Индия и Япония, согласно нашим прогнозам, ВВП может вырасти на 4–7 процента в 2035 году, в то время как ВВП США, Китая, Германии и Великобритании может прибавить около2–5 процентов».

Что же касается крупных  экспортеров нефти, таких как  Россия и страны Ближнего Востока, то, судя по прогнозам, в долгосрочной перспективе  они могут понести существенные потери. Россия – единственная страна, чей ВВП упадет к 2035 году из-за изменения ситуации на рынке нефти.

Ситуацию в этих странах  можно исправить, – подчеркивает Хоксуорт, если начать «крупномасштабное освоение своих залежей сланцевой нефти».

Перспективы развития добычи сланцевого газа и нефти в  мире

 

Перспектива «слезть с  энергетической иглы» замаячила  также перед многими европейскими государствами. После оценки, проведенной  одной из международных компаний, в Европе по запасам лидируют Франция  и Польша с объемом сланцевого газа на уровне 5 трлн. куб. м. На третьем  месте – Норвегия, 2,4 трлн. куб. м, а затем Швеция и Украина с  объемом 1,2 трлн. куб. м. Даже в Литве  с ее скромными 0,113 трлн. куб. м. стали  лелеять надежду на самоэнергетическое обеспечение лет на тридцать. Впрочем, по другим оценкам на той же Украине запас сланцевого газа исчисляется объемом от 1,5 до 30 трлн. куб. м., но, по мнению некоторых специалистов, пригодно для добычи только 10%.

В Польше и Украине активно  выдают лицензии на проведение геологоразведки  и добычу сланцевого газа. В ноябре 2011 в Польше уже было установлено 11 вышек для горизонтального бурения  скважин. На Украине вносятся изменения  в законодательство для привлечения  иностранных инвесторов.

В России тоже производится оценка потенциала сланцевых месторождений, изучается международный опыт в  этой области. Однако разработка нетрадиционных источников природного газа считается  целесообразной только там, где нет  хорошо развитой газотранспортной сети.

На фоне газетной шумихи и тайных энергетических планов по переделу мирового газового пирога, все  чаще появляются критические мнения экспертов о перспективах горизонтальной добычи сланцевых углеводородов.

Так некоторые американские специалисты World Oil Magazine считают, что себестоимость добычи газа сильно занижена Chesapeake Energy и, на самом деле, составляет сумму свыше 200 долларов. Несмотря на стремительный рост объемов добычи, никаких сверхприбылей у компании не наблюдается, а вот долги в 2009 порядка 14 млрд. долларов существовали. По-прежнему, затратными являются сами буровые скважины. Срок их активности на сланцевых месторождениях оценивается в 5–10 лет, в то время как при традиционной добыче этот период занимает 30–40 лет. При введении скважины в эксплуатацию обычно не наблюдается увеличения добычи газа со временем, она, напротив, снижается. При этом затраты на бурение и содержание скважины, по оценкам специалистов, превышают 70 млрд. долларов. А скважины, с учетом всего выше сказанного, нужно обновлять через несколько лет.

Польские специалисты  также иронично относятся к результату: 11 скважин в 2011. Так как только для геологоразведки таких скважин  нужно около 300, а для промышленной  разработки того объема, на который питает надежды польское правительство – не менее 20 тысяч. И на это уйдет около десяти лет.

Все больше мнений высказывается  на тот счет, что шумиха вокруг сланцевого газа это спланированная PR-компания, направленная на привлечение инвестиций в американскую газодобывающую отрасль, как минимум. А, скорее всего, политическая акция, попытка пошатнуть энергетические силовые позиции России, внушив ряду правительств надежды на энергетическую самостоятельность. Достаточно только вспомнить динамику переговоров на газовую тему между Украиной и Россией в минувшем году.

Впрочем, не все европейские  страны также подвержены влиянию  США, как Польша, Литва или Украина. Считается, что в центре Европы вряд ли можно будет развернуться с  горизонтальным бурением и ГРП. Во-первых, технически этот метод там менее  эффективен из-за содержания в сланцах  большого процента глины. Во-вторых, в  густонаселенной Европе недрами  владеет государство, а не владелец земельного участка, как в США. В-третьих, европейцы очень тщательно оценивают  экологические риски.

В базовом сценарии PWC в  ответ на рост добычи сланцевой нефти ОПЕК ограничит собственную добычу, чтобы поддержать цены на уровне 100 долл. за баррель в реальном выражении. В итоге, ОПЕК потеряет часть доли на рынке. В сценарий низких цен ОПЕК не реагирует на сланцевую революцию, в результате рост добычи нефти приводит к падению цен — к 2035 г. баррель вероятно будет стоить 83 долл. Таким образом, при любом сценарии PWC цены на нефть окажутся ниже прогнозов Управления энергетической информации США (EIA). Если EIA прогнозирует, что нефти в 2035 г. будет стоить 133 долл. за баррель, то прогноз PWC ниже на 33-50 долл. за баррель, или на 25-40% в зависимости от сценария. То есть падение цен окажется большим, чем рост предложения, что отражает низкую эластичность спроса на нефть по цене.

 

 

 

 

 

 

 

 

Добыча сланцевой  нефти и газа в США

 

Поначалу показатели были скромными и в первые годы не превышали 50 тысяч баррелей в сутки. Однако по мере развития инфраструктуры и  совершенствования технологий Баккен привлекал все больше инвестиций. Все это вылилось в локальный нефтяной бум в Северной Дакоте. В сентябре 2012 года суммарные показатели добычи сланцевой нефти превысили 600 тысяч баррелей в сутки, что составило порядка 8 процентов от общего объема добычи нефти в США.

Общие запасы Баккена оцениваются в 24 миллиарда баррелей (3,3 миллиарда тонн), что соответствует крупнейшим традиционным месторождениям. К примеру, знаменитое мексиканское месторождение Кантарелль первоначально содержало около 5 миллиардов тонн. Примерно столько же хранил и отечественный Самотлор, на протяжении десятилетий являвшийся лидером западносибирской нефтяной добычи. Сейчас оба этих месторождения в значительной степени исчерпаны, показатели их производства стабильно снижаются. Новых же нефтяных полей с сопоставимыми резервами на горизонте не видно.

myunivercity.ru