Удар, еще удар! Почему просела нефтепереработка? 1. Почему нефть просела


Теория заговора? Почему падают цены на нефть — Рамблер/финансы

Автор Татьяна Голованова

Нефть продолжает терять в цене. Топливо марки Brent падает с лета. И сейчас опустилось ниже 89 долларов за баррель. Всего же с января 2014 года нефть подешевела почти на 20%. Такое стремительное падение поставило в тупик рынки. Аналитики говорят: что будет с ценами на нефть, предсказать невозможно. То ли до конца года цены упадут до 60 долларов за баррель, то ли взлетят до 100 долларов.

Законы рынка сработали в этот раз достаточно странно. Если раньше нефть то росла, то падала на новостях о военных конфликтах, о положении дел в добыче — и к этому все привыкли, то теперь цены просто идут вниз, практически беспричинно.

Нет, причины все же есть, но их не так много. Во-первых, снижается спрос на нефть в тот момент, когда добыча растет. Во-вторых, Азия стала меньше покупать. Европейская экономика «просела». А добыча в Ираке и Ливии возобновляется. Впереди еще и Иран в ожидании отмены санкций.

Небывалое падение нефтяных котировок породило и множество теорий заговора. Например, что все это проделки США, которые из импортеров превращаются в экспортеров. Но объемы сланцевой нефти не такие существенные, чтобы обвалить мировой рынок. К тому же, когда нефть дешевеет, доллар растет. А дорогой доллар уже вызвал беспокойство у ФРС США. Там боятся, как бы укрепление нацвалюты не подорвало американскую экономику.

Бредовой кажется идея и о причастности украинского кризиса к падению цен на «черное золото». Ряд экспертов склоняются к сговору США и Саудовской Аравии, одному из основных экспортеров нефти. Однако Саудовской Аравии также не нужны низкие цены — у нее бюджет от этого зависит. Раньше, на фоне падающих цен, Саудовская Аравия и ОПЕК сокращали добычу. Однако сейчас стало понятно — в одиночку они этого делать не будут. Цены это немного придержит, но большого эффекта не даст. И, похоже, на нефтяном рынке предстоят кардинальные перемены. И новые правила игры придется создавать сообща, уже за рамками ОПЕК, в которую Россия, кстати, не входит. В любом случае, говорят эксперты, нефть будут покупать и дальше, ведь полноправной альтернативы «черному золоту» нет.

Что касается России, то, безусловно, низкие цены на нефть — новость не из приятнейших. Однако губительных последствий для российской экономики от падения цен не будет, страхи заметно преувеличены, отмечают эксперты. Нефть дешевела и раньше, но всегда находились способы балансировки бюджета, которые позволяли оставаться на плаву до очередного тренда вверх на нефтяном рынке.

Читайте также

finance.rambler.ru

Нефть просела, на фоне возросших запасов нефти в США и укрепления доллара

Сегодня стоимость нефти резко пошла вниз, на фоне укрепившегося «зеленого» и, в очередной раз, возросших американских запасов черного золота.

Так, контракт по WTI с поставкой в июне потерял 1,2 процента, а контракт по Brent с поставкой в июле — 1,4 процента, соответственно они торговались на уровне 47,63 долларов и 48,20 долларов за баррель. Несколько последних дней рост цен был обусловлен сокращением американского производства нефти, поставками из Канады и Африки с перебоями.

Как только протоколы ФРС с заседания в апреле укрепили ожидания и вероятность июньского повышения ставок, доллар пошел вверх, а нефть начала падать.

Также влияние оказала фиксация прибыли, сразу после достижения ценами на черное золото шестимесячного max ранее на этой неделе.

» То, что ценам на нефть не удалось подняться до отметки в пятьдесят долларов, означает, что рынки не до конца понимают, каким будет эффект от перебоев с поставками в дальнейшем. Нам стоит ожидать премиальных за риск, который напрямую связан с предложением»- сообщил Дэниэл Хайнс, аналитик сырьевого сектора в ANZ.

Эксперты информируют, что маржинальная цена черного золота, в прошлом году, для стран нефтепроизводителей вне ОПЕК опустилась до 73 долларов, то есть на 30 процентов. Brent потерял 47 процентов и цена на эту марку упала до 52 долларов.

» Так как стоимость нефти падает куда быстрее, чем издержки по производственным затратам, наблюдаются оттоки наличности. А это не может продолжаться вечно», — уверен аналитик из Bernstein, Нил Беверидж, утверждающий также, что пока уровень цен не доберется до 60-70$ за баррель.

Главный контракт по бензину на Нью-Йоркской товарной бирже упал до 1,6300 дол. за один галлон, а цена на дизели снизилась на 185 пунктов до 1,4646 дол. за галлон.

Полезные новости:

portal.gerchikco.com

Почему падает нефть? или Мировой рынок нефти: кто и как контролирует рынок нефти?

Оригинал взят у grinchevsky в «Почему падает нефть?» или «Мировой рынок нефти для чайников»

   Всего по миру в 2012-13 годах потреблялось примерно 4700 млн. т. нефти в год   Из них США потребляют около 960-990 млн. т нефти в год.   Китай – 490 млн. т. нефти в год.   Япония – 235 тонн нефти в год.   Европа – 850-1100 (в зависимости от цен) Объёмы взяты отсюда: Запасы, производство и потребление нефти по странам мираhttp://www.ereport.ru/articles/commod/oilcount.htm

  Смотрим на первую 5 нефтяных компаний мира, по выручке   1. ExxonMobil (США)   2. Royal Dutch Shell (Великобритания, Нидерланды)   3. BP (Великобритания)   4. Chevron Corporation (США)   5. ConocoPhillips (США)

  Сравниваем с крупнейшими объёмами добычи (Россия, Саудовская Аравия, Венесуэла). Смотрим крупнейшие по объёмам добычи компании. И снова ничего не понимаем. Есть саудиты, венесуэльцы и «Эксон мобил» (США). Как же так? Почему наибольшая выручка не у тех, кто больше всего добывает?

   Потому что добыть НЕФТЬ – небольшая часть успеха. Её ещё надо:   а) доставить   б) переработать   в) умело включить отходы переработки в нефтехимию   г) доставить продукты переработки в зоны потребления (а они – сюрприз – не совпадают географически ни с центрами добычи, ни, часто, с центрами переработки   д) выгодно продать, в т.ч. – и в розницу, и мелким оптом.

  Так вот, 1 часть разгадки в том, что основная часть маржи – там, «на другом конце». Добыть – не так сложно. Важно правильно ПРОДАТЬ. Цены на НЕФТЬ в последние десятилетия колеблются от 12$ за баррель (85 за тонну) до 130$ за баррель (950 за тонну). Это за нефть марки Brent. Наша российская Urals на 7-12% дешевле. На бирже.Почему так сильно колеблется цена? Формальный ответ – «это баланс спроса и предложения». Нефть – разная. Наша, к примеру, имеет себестоимость добычи 18-30$ за баррель. Или 130-200 за тонну. А если добавить к этому транспортировку и акцизы, то полная себестоимость нефти – около 50-60 за баррель. Или 350-420 за тонну.  А вот у канадцев много «тяжёлой» нефти. Её себестоимость около 90$ за баррель. И на рынок им есть смысл лезть только в том случае, если цены ВЫШЕ.

   Как правило, производители НЕ МОГУТ то добывать нефть, то не добывать, если нефть будет колебаться то 80, то 120. Соответственно, те производители, у кого высокая себестоимость, заключают ДОЛГОСРОЧНЫЙ контракт. Не по биржевым ценам. А по НЕКОТОРЫМ. Ориентированным на прогноз цен. Но не более того. Если мы посмотрим объём контрактов на крупнейшей «нефтяной» площадке мира – NYMEX, мы выясним что объём торгов на ней в среднем 120 млрд. $ в год. Добавив Лондонской бирже INTERCONTINENTAL Exchange (ICE), а также биржи Токио, Шанхая и Дубая (следующие по объёмам) не выйдем и на 200 млрд. $ в год. В то время как при ценах 90-120$ за баррель, державшихся в последние годы, суммарный объём мировой торговли должен быть 8-10 трлн. $ в год.   Выводы:   1) БИРЖА – это ЛИШЬ ИСТОЧНИК КОТИРОВОК.   2) БОЛЬШАЯ часть нефти торгуется ВНЕ её.

При этом некоторые внебиржевые контракты заключаются строго по биржевым ценам. Но не так уж и много. Это больше фишка стран «золотого миллиарда» и арабского полуострова. 2 часть контрактов заключается по фиксированным ценам. Просто на старте рассчитывают себестоимость, рентабельность и цену. И по ней продают. 3 часть контрактов заключается по так называемой «формуле цены», т.е. есть некая фиксированная «базовая цена» (как в контрактах с фиксированной ценой», с НЕКОЕЙ премией/штрафом, меняющимся в зависимости от цены биржи (той или иной, но большинство привязано к Лондону и Нью-Йорку). Т.е. за отклонения цен биржи от базовой цены контракта покупатель доплачивает (или продавец сбрасывает) не всю разницу, а некоторую её часть. 50%, 20% или 70% - как договорятся.   В общем виде ещё могут быть оговоренные минимальные и максимальные цены. Т.е. «по формуле, но не выше» и «по формуле, но не ниже». Что означает, что цена колеблется но... не опустится ниже определённой оговоренной и не подымится выше другой, тоже оговоренной заранее.   Так что биржевая цена нужна. Она ОЧЕНЬ нужна. И покупателям и продавцам. Как  ОРИЕНТИР «справедливой равновесной рыночной цены». Реальные цены все же, хоть и зависят от ориентира, отличаются от него.

  Из контрактов, заключённых на бирже (фьючерсных, т.е. на БУДУЩУЮ поставку) доживает до даты исполнения около 7%.   Т.е. из 8-10 трлн. общего объёма торговли нефтью, всего на 200 млрд. $ заключаются биржевые контракты. И из них всего около 14 млрд. контрактов доживает «до дня исполнения». Остальные «закрываются» раньше. Что значит «закрываются? Заключив «противоположный» контракт. Т.е. если сегодня заключил на бирже контракты по покупке 15.02.2015 года миллиона баррелей нефти марки Brent (просто 1 из самых торгуемых марок, это месторождение возле Шотландии, и к цене этой марки привязываются многие другие, например наша Urals) по цене 60$ за баррель, а завтра заключил аналогичный контракт, на ту же дату, но уже на продажу по 61, это не значит, что я физически должен контракта, где-то принимать супертанкер с этой нефтью, проверять количество, а на следующей день его же продавать, и снова мучаться. Нет!   Просто биржа проведёт «клиринговую операцию» и «погасит» встречные обязательства. Я уже никому ничего не должен, а заработал $ на каждом барреле, т.е. – миллион $! Ну... Или потерял, если стоимость нефти стала 59. 2 часть биржевой торговли состоит в том, что против «обещания поставки нефти» я делаю «обещание оплаты». Выставляю лишь некоторую «гарантийную сумму». Как и мой контрагент.   Т.е. зарабатываю миллион за день, вкладывая не 60 миллионов, а всего лишь 1,8 миллиона. Но на бирже деньги теряют столь же часто, как и зарабатывают. Единственные, кто там зарабатывает гарантированно – это сами организаторы биржевых торгов. Все остальные рискуют.

  Из этих 14 млрд. $. Составляющих ничтожную долю от общего объёма торговли нефтью, ИСПОЛНЯЕТСЯ, т.е. ПОСТАВЛЯЕТСЯ физически около 1% от объёма. Остальное ГАСИТСЯ ДЕНЬГАМИ. Между текущей ценой и ценой заключения. А это вообще – 140 млн.

  Вывод: хотя цена биржи и является индикатором, определяющим стоимость примерно 1/2 всей нефти в мире, люди, которые проводят торги, в самой нефти не нуждаются. Они живут строго по правилу «купил, чтобы продать, продал, чтобы купить».

  Ориентируются они на что угодно, только не на потребительские свойства нефти. Для них нефть – это не бензин для автомобиля, сырьё для пластика, керосин для самолёта, дизель для катера или мазут для котельной. Для них нефть – это «рыночные тренды», «прогнозы потребления», «Объёмы предложения» и «платежеспособный спрос».

  На биржах торгуют ПРЕДСТАВЛЕНИЯМИ. И прогнозами. Если ты УБЕДИТЕЛЬНО дашь прогноз, что «мир в кризисе, объём потребления уменьшается», «медведи» (игроки, играющие на понижение) радостно тебя поддерживают и опускают цену. Если убедительно расскажешь, что «страны ОРЕС договорились сократить добычу, и поднять цену» - тебя поддержат «быки» (игроки, играющие на повышение) и поднимут цену. КТО наибольший авторитет в области прогнозов потребления? Ответ – крупнейшие нефтяные фирмы, крупнейшие банки и правительства США и ЕС.

   1 Зачем же они тогда подымают цену? Ведь могли бы её опустить до 0?   2 Как компенсируют потери те, кто их несёт?   1.1 Страны ОРЕК в 1969-1972 годах для того и объединялись, и регулировали объёмы предложения, чтобы с ними начали ДОГОВАРИВАТЬСЯ о ценах на нефть. И чтобы у них оставалась хоть какая-то прибыль.   1.2 Если мы посмотрим снова на список крупнейших потребителей, то увидим, что у США (фактически, «держащих» основную выручку на рынке и сам рынок) потребление 22%. А следом идут Европа (20-25%), Китай (5-6%) и Япония (2-3%). Все, как 1 – КОНКУРЕНТЫ на глобальном рынке. И почти у всех у них нефть – крупная статья затрат. И высокая цена на рынке – тормоз экономики. Так что, у американского капитала (и британского) есть ВСЕ основания «давить конкурента». Естественно, следя за ситуацией. В кризис цену чуть опускают, давая дышать. На пике развития – подымают, тормозя.   1.3 Сами США, и Британия, как ни странно от «биржевых цен» не особо страдают. Т.к. их крупнейшие компании нефтяные инвестируют в добычу. В США, Мексике, Канаде, Венесуэле, странах персидского залива. И, как инвесторы, они оговаривают фиксированную цену поставки. Ну, возможно «с лёгкой премией/штрафом». Так что от колебаний цен они не сильно страдают. Имеется в виду, конечно, нефтяные компании и банковско-биржевое сообщество США. Потому что уменьшить налоги они не забывают.   1.4 К цене нефти привязана капитализация. Идол современной экономики США. Проседание цен на нефть с 1972 года всегда вело снижение капитализации. И наоборот. А к капитализации привязана значительная часть бирж и т.п.   Т.е. рычаг, позволяющий иногда опустить цену на нефть, а иногда поднять – МОГУЧИЙ рычаг для заработка на бирже. Надо только было не забывать, что СТРАТЕГИЧЕСКИ цена на нефть и капитализация должны расти...   Впрочем... В 1970-72 годах США поменяли формулу «чем дешевле нефть, тем выше прибыль, а значит и выше капитализация» на противоположную. И никто не мешает им попробовать повторить то же самое. Никто. Кроме стран БРИКС, пытающихся не только вывести торговлю из $, но и создать новую площадку. Вдруг им удастся?

 2.1 Биржевым участникам НИКТО не компенсирует. Брокеры торгуют НЕ НА СВОИ ДЕНЬГИ, а на деньги клиентов. А клиенты должны учитывать риски биржевой игры.  И ориентируются на ПРОГНОЗЫ производства и потребления. А эти прогнозы регулируются на основе прогнозов правительств США, Еврозоны, их регулирующих действий по капиталу и прогнозов по добыче. У союза правительств США, Евросоюза и крупнейших нефтяных компаний мира тут ОПРЕДЕЛЯЮЩАЯ регулирующая сила. И, что характерно, площадки крупнейшие – тоже их. Это они следят, не было ли мошенничества. И манипулирования рынком. Подымите руку те, кто верит, что в своём собственном манипулировании рынком они усмотрят такие признаки?   2.2 Нефтяные компании США и Великобритании почти не понесут прямых потерь, т.к. большая часть их контрактов – по фиксированной цене. И большая часть прибыли – в цене конечных продуктов. Т.е. то, что они потеряют на продаже сырой нефти, они доберут на марже между бензином, соляркой, полистиролом, полиэтиленом и нефтью. Ведь их цена просядет меньше.   2.3 Крупнейшие банки и фондовые игроки. Эти доберут тем, что отхватят часть рынков, скупят новые обанкротившиеся компании и правильно поиграют на бирже.   2.4 Правительство США. Вот эти на опускании капитализации и кризисе потеряют солидно. Но у них и СТАВКИ другие. Не рынки и не доходы. У них – «наказание» России. И «шугание» БРИКС. Они рассчитывают, что в случае победы за всё заплатит Россия. В случае же поражения их потери многократно превысят текущие «недовыручки». Да и не им же недовыручки. Ну, урежут чуток расходы на образование, медицину и т.п. И что? Во всём можно обвинить «бешеную Россию».   2.5 Саудиты. Те, кто отказался по требованию стран ОПЕК сократить добычу. И, наоборот, развернул её. Тем самым и "пробив" потолок в 80$ за баррель.   Во-первых, саудиты «доберут объёмом». Себестоимость добычи нефти у них низкая (12-15$ за баррель по старым источникам), так что дополнительная выручка всё равно принесёт прибыль.   Во-вторых, я сильно подозреваю (хоть и доказать не могу), что саудитов поманили «пряником» скупки конкурентов, когда те разорятся. Тех же сланцевых активов, например. Или некоторых мощностей по производству и транспортировке.

   Вообще кажется, что "просадка" сланцевого газа планировалась. Слишком уж уверенно, по многим данным, ребята тратили инвестиционные деньги, вырученные по IPO на фактически операционные расходы. Тем самым, естественно, снижая себестоимость и повышая заманчивость «сланцевых активов». Классическая «пирамида». Но жизнь любой «Пирамиды» конечна. И «мировое снижение цены» - удачный повод избавиться от «случайных людей». На определённом этапе деньги «кроликов», входящие в проект были полезны. Многочисленные косвенные материалы подтверждают, что там использовалось использование инвестиций на фактически операционные затраты. И тем самым, махинацией с отчётностью (в стиле "Энрона", только куда масштабнее) достигалась "низкая операционная себестоимость"™, "высокая маржинальная прибыль"™ и, соответственно, наращивалась цена 1 акции и проекта в целом.   Однако теперь свою роль «кролики» уже выполнили. Дали деньги на рискованный этап развития и позволили «нарисовать» выгодную себестоимость. Теперь пора их из бизнеса выкидывать.   И «Мировой кризис нефти» служит этой цели, как нельзя лучше. Теперь, на деньги, вырученные раньше у этих «кроликов» можно по-дешёвке выкупить акции, купленные ими ранее задорого.

   Когда мировые цены на нефть растут, то и бензин растёт и это соответствует мировой экономической конъюнктуре. Когда цены на нефть падают, то нефтяные компании пытаются компенсировать недополученную прибыль внутри страны, поэтому удорожание бензина также соответствует экономической конъюнктуре. (Михаи́л Леони́дович Ха́зин)

   В тему:

moygospodin.livejournal.com

Цена на нефть теряет 1,5% на отчете ОПЕК

Цена на нефть опустилась к уровню в $63 за баррель из-за нового отчета ОПЕК. В публикации говорится о падении объема добычи нефти в картеле, тогда как в США рост превзошел ожидания.

Цена на нефть падает из-за публикации отчета ОПЕК

Это поставило под сомнения возможность достижения ребалансировки рынка до конца 2018 года.

Добыча в ОПЕК упала на 133,5 тыс. б/с или до 32,45 млн. б/с. Несмотря на то, что в ноябре страны договорились о продлении соглашения ОПЕК+, новое падение объемов производства нефти связано с другими факторами.

В первую очередь это перебои поставок из Анголы и Венесуэлы, а также сезонное снижение добычи в Саудовской Аравии.

Курс цены нефти Brent онлайн

По оценке ОПЕК в 2018 году добыча в США увеличится на 1,05 млн. б/с, что на 180 тыс. б/с выше предыдущего прогноза. Картель отмечает рост инвестиций в сланцевые месторождения США и увеличение эффективности добычи. Это может стать причиной тому, что переизбыток запасов нефти в странах ОЭСР сохранится до конца 2018 года, отмечают эксперты журнала ForTrader.org.

Онлайн обсуждение торговли нефтью

О цене на нефть

Fortrader Suite 11, Second Floor, Sound & Vision House, Francis Rachel Str. Victoria Victoria, Mahe, Seychelles +7 10 248 2640568
Владимир Конт

Специалист по фундаментальной оценке состояния мировой экономики и прогнозированию движения активов различных финансовых рынков, включая Форекс. Большой опыт работы в банковской сфере. В FORTRADER.ru с 2013 года.

fortrader.org

Теория заговора? Почему падают цены на нефть – мнение эксперта

Нефть продолжает терять в цене. Топливо марки Brent падает с лета. И сейчас опустилось ниже 89 долларов за баррель. Всего же с января 2014 года нефть подешевела почти на 20%. Такое стремительное падение поставило в тупик рынки. Аналитики говорят: что будет с ценами на нефть, предсказать невозможно. То ли до конца года цены упадут до 60 долларов за баррель, то ли взлетят до 100 долларов.

Законы рынка сработали в этот раз достаточно странно. Если раньше нефть то росла, то падала на новостях о военных конфликтах, о положении дел в добыче — и к этому все привыкли, то теперь цены просто идут вниз, практически беспричинно.

Нет, причины все же есть, но их не так много. Во-первых, снижается спрос на нефть в тот момент, когда добыча растет. Во-вторых, Азия стала меньше покупать. Европейская экономика "просела". А добыча в Ираке и Ливии возобновляется. Впереди еще и Иран в ожидании отмены санкций.

Небывалое падение нефтяных котировок породило и множество теорий заговора. Например, что все это проделки США, которые из импортеров превращаются в экспортеров. Но объемы сланцевой нефти не такие существенные, чтобы обвалить мировой рынок. К тому же, когда нефть дешевеет, доллар растет. А дорогой доллар уже вызвал беспокойство у ФРС США. Там боятся, как бы укрепление нацвалюты не подорвало американскую экономику.

Бредовой кажется идея и о причастности украинского кризиса к падению цен на "черное золото". Ряд экспертов склоняются к сговору США и Саудовской Аравии, одному из основных экспортеров нефти. Однако Саудовской Аравии также не нужны низкие цены — у нее бюджет от этого зависит. Раньше, на фоне падающих цен, Саудовская Аравия и ОПЕК сокращали добычу. Однако сейчас стало понятно — в одиночку они этого делать не будут. Цены это немного придержит, но большого эффекта не даст. И, похоже, на нефтяном рынке предстоят кардинальные перемены. И новые правила игры придется создавать сообща, уже за рамками ОПЕК, в которую Россия, кстати, не входит. В любом случае, говорят эксперты, нефть будут покупать и дальше, ведь полноправной альтернативы "черному золоту" нет.

Что касается России, то, безусловно, низкие цены на нефть – новость не из приятнейших. Однако губительных последствий для российской экономики от падения цен не будет, страхи заметно преувеличены, отмечают эксперты. Нефть дешевела и раньше, но всегда находились способы балансировки бюджета, которые позволяли оставаться на плаву до очередного тренда вверх на нефтяном рынке.

Татьяна Голованова

16.10.2014

Источник: РИА Новости

Tweet

antiterrortoday.com

Удар, еще удар! Почему просела нефтепереработка?

Белорусский бюджет последние полтора десятка лет имеет два основных источника наполнения валютой – экспорт калийных удобрений и переработка российской нефти с продажей нефтепродуктов на Запад. Но, как теперь выясняется, экономическая эффективность нефтепереработки становится удручающе низкой – несмотря даже на то, что нефть из России поступает без пошлин.

Александр Лукашенко  провел в Минске специальное совещание о стратегии развития нефтеперерабатывающей отрасли. Начал Лукашенко с того, что нефтепереработка – стратегическая для страны отрасль, доля которой в промышленности составляет более 13%, а в экспорте – 17%. «Тем не менее ее вклад в белорусскую экономику, к сожалению, снижается. Добавленная стоимость нефтепереработки в ВВП в 2016 году составила всего полпроцента. Вклад двух нефтеперерабатывающих заводов сопоставим, например, с такой компанией, как «Белтелеком», – сказал он.

По словам белорусского лидера, в 2016 году плохо шла внешняя торговля нефтью и нефтепродуктами, а уже в 2017-м сальдо оценивается как отрицательное. «Такая ситуация вызывает серьезные опасения. Нефтепереработка из флагмана экономики превращается в убыточную отрасль», – отметил Лукашенко.

Вообще же, как считает президент, проблемы нефтепереработки вызваны совпадением двух причин. С одной стороны – влияние мировой конъюнктуры, значительное падение цен на нефть и продукты ее переработки. С другой – тот факт, что хотя в модернизацию белорусских НПЗ были вложены немалые средства, должной отдачи до сих пор нет.

На запланированную в 2015 году глубину переработки нефти более 90% в настоящее время так и не удалось выйти.

«Некомпетентная подготовка проектов, неграмотное распределение сил и средств привели к увеличению стоимости и сроков строительства (по отдельным проектам аж до пяти лет). Вызывает сомнение, что в декларируемом 2019 году мы окончательно завершим модернизацию нефтеперерабатывающих заводов, – сказал глава государства. – Отечественные предприятия оказались не готовы работать в новых условиях мировых цен на нефть, хотя должны были действовать на упреждение. А теперь «Нафтан» еле сводит концы с концами и постоянно выпрашивает помощь у государства».

«Я думаю, президент все-таки немного погорячился. 2016 год не совсем корректно использовать для оценки нефтеперерабатывающей отрасли, потому что из-за политического конфликта мы имели сокращение объема поставок нефти, – сказал «Газете.Ru» белорусский экономист Владимир Артюгин. – Потому рентабельность, конечно, упала. Плюс, весь год цена на бензин не менялась, тогда как курс доллара все же колебался.

Так что не стоит говорить, что все плохо, хотя, конечно, мы ярко увидели, насколько наши НПЗ зависят от российско нефти и насколько непросто им действовать в действительно рыночных условиях».

В самом деле, почти весь 2016 год белорусская нефтепереработка существовала в условиях «нефтегазового конфликта» между Минском и Москвой. Который в конце концов вылился в значительное урезание российской стороной поставок беспошлинной нефти на белорусские НПЗ.

Этот конфликт был разрешен только переговорами президентов 3 апреля, когда Александр Лукашенко согласился выплатить накопившийся долг за российский газ – $726,2 млн. Тогда Беларусь и РФ подписали четыре протокола, регулирующие взаимоотношения в нефтегазовой сфере. После чего Россия восстановила поставки нефти, исходя из цифры 24 млн т в год.

Одновременно были аннулированы обязательства по возврату с белорусских НПЗ 1 млн т нефтепродуктов на российский рынок, что, по оценке Минска, позволит стране получать дополнительно $150 млн выручки. При этом перерабатывать белорусские НПЗ будут только 18 млн т нефти. Это позволит получить максимальный объем светлых нефтепродуктов, так как технология белорусских НПЗ такова, что переработка объемов нефти свыше 18 млн т приводит лишь к росту выхода темных нефтепродуктов.

Соответственно, оставшиеся 6 млн т нефти Беларусь может совершенно официально реэкспортировать, оставляя экспортные пошлины от ее вывоза за границу в своем бюджете. С 1 марта экспортная пошлина в Беларуси повышена до $91 за тонну, так что бюджет республики должен получить за год дополнительно $546 млн.

В итоге Александр Лукашенко поставил перед участниками совещания задачу: правительству – сформировать стратегию развития всей отрасли в новых рыночных условиях на долгосрочную и среднесрочную перспективы; директорам НПЗ – обеспечить завершение модернизации предприятий.

«Учтите, на первом месте должна быть экономика нефтепереработки, результативность ее работы», – предупредил белорусский президент.

В настоящее время планируется завершить модернизацию белорусских НПЗ в 2019 году. Как заявил глава концерна «Белнефтехим» Игорь Ляшенко, «самая главная трудность в том, что рынки перегружены поставками как нефти, так и нефтепродуктов. Все это ведет к снижению маржинальности. И в этих условиях нашим НПЗ приходится изыскивать средства на реализацию инвестиционных проектов. Средства для этого потребуются значительные. По одному заводу это более $500 млн, по другому – свыше $700 млн». Задача программы модернизации – обеспечить повышенный выход светлых нефтепродуктов и глубину переработки.

Что касается источников финансирования, то на эти цели планируется направлять как собственные средства предприятий, так и привлекать кредитные ресурсы. На практике, скорее всего, будут использованы китайские кредиты, ранее выделенные Пекином.

В Беларуси работают два очень крупных нефтеперерабатывающих завода: «Нафтан» (Новополоцк) и Мозырский НПЗ.

Второй пока модернизируется быстрее: в прошлом году в Мозыре ввели пять технологических объектов общей стоимостью $480 млн. «Поэтапный процесс модернизации, который заложен в концепцию развития предприятия, позволил создать благоприятные условия для реализации такого крупного инвестиционного проекта, как комплекс гидрокрекинга тяжелых нефтяных остатков», – говорит гендиректор предприятия Виталий Павлов.

«Вся рентабельность белорусской нефтепереработки складывалась из двух факторов. Первый – это беспошлинная поставка нефти из России, при этом нефтепродукты на экспорт пошлиной облагались, и она в полном объеме поступала в государственный бюджет.

Второй фактор – это проведенная в 90-х годах модернизация двух НПЗ, которые вывели их на передовые позиции на постсоветском пространстве, – комментирует для «Газеты.Ru» белорусский экономист, зампредседателя  Объединенной гражданской партии Лев Марголин. – Однако время не стоит на месте. 75% светлых нефтепродуктов, получаемых в Беларуси при переработке нефти сегодня уже очень далеки от 90%, которые дают современные предприятия в мире.

А тут еще так называемый «налоговый маневр», предпринимаемый Россией. Он означает, что в течение ряда лет экспортная пошлина на нефть будет снижаться, зато налог на добычу будет расти. Для нас это катастрофа, поскольку именно экспортная пошлина позволяла качать доходы из нефти, не прикладывая никаких усилий».

По мнению эксперта, единственный способ спасти рентабельность – это повысить глубину переработки до лучших мировых показателей, и сделать это нужно достаточно быстро. Нельзя сказать, что специалисты не видели этой угрозы: модернизация началась, и закончить ее планировали на одном заводе в 2016 году, на другом – в 2017-м. Но началась «газовая война» с Россией, и на окончание модернизации банально не хватило средств. 

belaruspartisan.by

Удар, еще удар! Почему просела нефтепереработка?

Белорусский бюджет последние полтора десятка лет имеет два основных источника наполнения валютой – экспорт калийных удобрений и переработка российской нефти с продажей нефтепродуктов на Запад. Но, как теперь выясняется, экономическая эффективность нефтепереработки становится удручающе низкой – несмотря даже на то, что нефть из России поступает без пошлин.

Александр Лукашенко  провел в Минске специальное совещание о стратегии развития нефтеперерабатывающей отрасли. Начал Лукашенко с того, что нефтепереработка – стратегическая для страны отрасль, доля которой в промышленности составляет более 13%, а в экспорте – 17%. «Тем не менее ее вклад в белорусскую экономику, к сожалению, снижается. Добавленная стоимость нефтепереработки в ВВП в 2016 году составила всего полпроцента. Вклад двух нефтеперерабатывающих заводов сопоставим, например, с такой компанией, как «Белтелеком», – сказал он.

По словам белорусского лидера, в 2016 году плохо шла внешняя торговля нефтью и нефтепродуктами, а уже в 2017-м сальдо оценивается как отрицательное. «Такая ситуация вызывает серьезные опасения. Нефтепереработка из флагмана экономики превращается в убыточную отрасль», – отметил Лукашенко.

Вообще же, как считает президент, проблемы нефтепереработки вызваны совпадением двух причин. С одной стороны – влияние мировой конъюнктуры, значительное падение цен на нефть и продукты ее переработки. С другой – тот факт, что хотя в модернизацию белорусских НПЗ были вложены немалые средства, должной отдачи до сих пор нет.

На запланированную в 2015 году глубину переработки нефти более 90% в настоящее время так и не удалось выйти.

«Некомпетентная подготовка проектов, неграмотное распределение сил и средств привели к увеличению стоимости и сроков строительства (по отдельным проектам аж до пяти лет). Вызывает сомнение, что в декларируемом 2019 году мы окончательно завершим модернизацию нефтеперерабатывающих заводов, – сказал глава государства. – Отечественные предприятия оказались не готовы работать в новых условиях мировых цен на нефть, хотя должны были действовать на упреждение. А теперь «Нафтан» еле сводит концы с концами и постоянно выпрашивает помощь у государства».

«Я думаю, президент все-таки немного погорячился. 2016 год не совсем корректно использовать для оценки нефтеперерабатывающей отрасли, потому что из-за политического конфликта мы имели сокращение объема поставок нефти, – сказал «Газете.Ru» белорусский экономист Владимир Артюгин. – Потому рентабельность, конечно, упала. Плюс, весь год цена на бензин не менялась, тогда как курс доллара все же колебался.

Так что не стоит говорить, что все плохо, хотя, конечно, мы ярко увидели, насколько наши НПЗ зависят от российско нефти и насколько непросто им действовать в действительно рыночных условиях».

В самом деле, почти весь 2016 год белорусская нефтепереработка существовала в условиях «нефтегазового конфликта» между Минском и Москвой. Который в конце концов вылился в значительное урезание российской стороной поставок беспошлинной нефти на белорусские НПЗ.

Этот конфликт был разрешен только переговорами президентов 3 апреля, когда Александр Лукашенко согласился выплатить накопившийся долг за российский газ – $726,2 млн. Тогда Беларусь и РФ подписали четыре протокола, регулирующие взаимоотношения в нефтегазовой сфере. После чего Россия восстановила поставки нефти, исходя из цифры 24 млн т в год.

Одновременно были аннулированы обязательства по возврату с белорусских НПЗ 1 млн т нефтепродуктов на российский рынок, что, по оценке Минска, позволит стране получать дополнительно $150 млн выручки. При этом перерабатывать белорусские НПЗ будут только 18 млн т нефти. Это позволит получить максимальный объем светлых нефтепродуктов, так как технология белорусских НПЗ такова, что переработка объемов нефти свыше 18 млн т приводит лишь к росту выхода темных нефтепродуктов.

Соответственно, оставшиеся 6 млн т нефти Беларусь может совершенно официально реэкспортировать, оставляя экспортные пошлины от ее вывоза за границу в своем бюджете. С 1 марта экспортная пошлина в Беларуси повышена до $91 за тонну, так что бюджет республики должен получить за год дополнительно $546 млн.

В итоге Александр Лукашенко поставил перед участниками совещания задачу: правительству – сформировать стратегию развития всей отрасли в новых рыночных условиях на долгосрочную и среднесрочную перспективы; директорам НПЗ – обеспечить завершение модернизации предприятий.

«Учтите, на первом месте должна быть экономика нефтепереработки, результативность ее работы», – предупредил белорусский президент.

В настоящее время планируется завершить модернизацию белорусских НПЗ в 2019 году. Как заявил глава концерна «Белнефтехим» Игорь Ляшенко, «самая главная трудность в том, что рынки перегружены поставками как нефти, так и нефтепродуктов. Все это ведет к снижению маржинальности. И в этих условиях нашим НПЗ приходится изыскивать средства на реализацию инвестиционных проектов. Средства для этого потребуются значительные. По одному заводу это более $500 млн, по другому – свыше $700 млн». Задача программы модернизации – обеспечить повышенный выход светлых нефтепродуктов и глубину переработки.

Что касается источников финансирования, то на эти цели планируется направлять как собственные средства предприятий, так и привлекать кредитные ресурсы. На практике, скорее всего, будут использованы китайские кредиты, ранее выделенные Пекином.

В Беларуси работают два очень крупных нефтеперерабатывающих завода: «Нафтан» (Новополоцк) и Мозырский НПЗ.

Второй пока модернизируется быстрее: в прошлом году в Мозыре ввели пять технологических объектов общей стоимостью $480 млн. «Поэтапный процесс модернизации, который заложен в концепцию развития предприятия, позволил создать благоприятные условия для реализации такого крупного инвестиционного проекта, как комплекс гидрокрекинга тяжелых нефтяных остатков», – говорит гендиректор предприятия Виталий Павлов.

«Вся рентабельность белорусской нефтепереработки складывалась из двух факторов. Первый – это беспошлинная поставка нефти из России, при этом нефтепродукты на экспорт пошлиной облагались, и она в полном объеме поступала в государственный бюджет.

Второй фактор – это проведенная в 90-х годах модернизация двух НПЗ, которые вывели их на передовые позиции на постсоветском пространстве, – комментирует для «Газеты.Ru» белорусский экономист, зампредседателя  Объединенной гражданской партии Лев Марголин. – Однако время не стоит на месте. 75% светлых нефтепродуктов, получаемых в Беларуси при переработке нефти сегодня уже очень далеки от 90%, которые дают современные предприятия в мире.

А тут еще так называемый «налоговый маневр», предпринимаемый Россией. Он означает, что в течение ряда лет экспортная пошлина на нефть будет снижаться, зато налог на добычу будет расти. Для нас это катастрофа, поскольку именно экспортная пошлина позволяла качать доходы из нефти, не прикладывая никаких усилий».

По мнению эксперта, единственный способ спасти рентабельность – это повысить глубину переработки до лучших мировых показателей, и сделать это нужно достаточно быстро. Нельзя сказать, что специалисты не видели этой угрозы: модернизация началась, и закончить ее планировали на одном заводе в 2016 году, на другом – в 2017-м. Но началась «газовая война» с Россией, и на окончание модернизации банально не хватило средств. 

belaruspartisan.by