Почему не падают цены на нефть — Фриц Моисеевич Морген. Почему просела нефть


Почему цены на нефть так долго падают

 20 января 2016     Комментарии к записи Почему цены на нефть так долго падают отключены

С начала 2016 г. цены на нефть упали на 18%, удивляя даже самых пессимистичных участников рынка. Часть аналитиков считает, что причины такого падения связаны не только с отсутствием баланса спроса и предложения.

По мнению специалистов банка Standard Chartered, баррелю нефти нужно просесть до $10, только после этого спекулянты поймут, что ситуация зашла чересчур далеко.

По словам эксперта Нила Аткинсона из Международного энергетического агентства (МЭА), в сложившейся ситуации виноват физический рынок нефти, в особенности потребление (поддерживавшее цены в течение прошлого года).

Обвалу нефтяных цен в течение двух последних недель сопутствовало падение юаня и фондового рынка Китая. Ряд инвесторов считает, что это показывает слабость экономики КНР, результатом чего и является снижение спроса на нефть. Аткинсон возражает: в 2015 г. импорт нефти в Китай составлял рекордные 6,7 млн баррелей в день.

Проблема в другом: спрос в наступившем году нигде не будет столь же высоким, как в Индии и Китае. Европа вряд ли повторит рост спроса подобный прошлогоднему. Экономика США растет, но в стране происходит ужесточение стандартов эффективности использования топлива.

На Ближнем Востоке в 2015 г. наблюдался рост потребления горючего, однако сейчас правительства стран региона подняли цены на бензин либо отменили топливные субсидии.

Аткинсон отмечает большую неуверенность относительно возможности глобального роста спроса на «черное золото».

На этом фоне не уменьшается предложение. ОПЕК в декабре отказалась ввести квоты на ежедневную добычу. Саудовская Аравия перешла от ограничения добычи к демпингу, пытаясь выдавить конкурентов с рынка. Официальные лица страны в частных беседах выражаю уверенность, что восстановление цен произойдет в конце текущего либо начале следующего года (или как только спрос превысит предложение). Неясно также, какие объемы после отмены санкций станет экспортировать Иран.

По мнению Аткинсона, в нефтеносных песках Канады и Мексиканском заливе из-за низкой себестоимости сохранится рост производства, несмотря на плохую динамику цен. Эксперт отмечает, что в индустрии привыкли продолжать нефтедобычу, пока есть такая возможность. Кто первым снизит объемы, тот сыграет на руку конкурентам.

Падение добычи в США связано в основном со сланцевыми компаниями. При цене барреля $30 нефтяникам станет труднее открывать новые скважины, что будет сопровождаться сокращением кредитования со стороны банков.

Эксперты консалтингового агентства AlixPartners ожидают в 2016 г. много банкротств в нефтяном секторе, предрекая длительный и болезненный спад в отрасли. Дефицит финансирования превысит $102 млрд (в 2015 г. – $83 млрд).

Даже самого большого сокращения производства не хватит, чтобы преодолеть нынешний переизбыток. По оценке экспертов МЭА, сегодня накоплены рекордно высокие глобальные резервы нефти.

На крупнейшем американском терминале в Кушинге запасы достигли 64 млн баррелей. В Китае из-за переполненных хранилищ танкеры с нефтью ожидают разгрузки в портах.

Брайан Буш из Genscape считает, что «медвежий» рынок продлится не менее полутора лет. Сегодня ясно только одно: чем раньше нефтяные цены упадут, тем скорее они начнут расти.

Было интересно?

Пожалуйста, поделитесь в социальных сетях: И подпишитесь, чтобы ничего не пропустить:

www.exocur.ru

Цена на нефть вновь упала: 2 причины

Цены на нефть подверглись давлению на фоне появления признаков того, что запасы нефти во всем мире продолжают расти. В результате стоимость барреля нефти марки Brent опустилась к отметке в $39.5, упав с $40.57, теряя около 2.7%.

Цена на нефть марки Brent на ICE

Падение цены на нефть: отчет ОПЕК и рост запасов

Драйверами падения цен на нефть стали сразу несколько событий. В частности, в ОПЕК заявили о рекордном за последние 3 года уровне добычи нефти.

Добыча нефти в организации в ноябре увеличилась на 230.1 тыс. баррелей в сутки, достигнув уровня в 31.695 млн. баррелей в сутки. На фоне решения ОПЕК по итогам заседания 4 декабря, рост добычи нефти свидетельствует о том, что картель не готов останавливаться на достигнутых уровнях.

Кроме того, по информации компании Genscape стало известно о росте запасов нефти в терминалах Кушинга на 785 тыс. баррелей, что вызывает опасения относительно нехватки складских мощностей для хранения нефти.

Однако, согласно отчету ОПЕК, в связи с низким уровнем цен на нефть в 2016 году страны, не входящие в картель, начнут активно снижать объемы добычи нефти, особенно ближайший конкурент США.

В Bank of America убеждены, что если текущая политика ОПЕК будет сохранена и в 2016 году, то аналитикам банка придется понизить свой прогноз по цене на нефть. Прогноз BoA составил $40 за баррель по марке Brent на конец 1 квартала 2016 года.

Обсудить цену на нефть на форуме

О цене на нефть

Владимир Конт

Специалист по фундаментальной оценке состояния мировой экономики и прогнозированию движения активов различных финансовых рынков, включая Форекс. Большой опыт работы в банковской сфере. В FORTRADER.ru с 2013 года.

fortrader.org

Почему не падают цены на нефть?

А нефть-то и не упала. Многие ожидали, что если Россия и Саудовская Аравия не смогут договориться о сокращении объёмов добычи, нефть рухнет. Но нет — хоть в момент появления новости нефть и просела на три доллара вниз, однако падение моментально было отыграно, и на следующий день нефть снова торговалась выше отметки в 43 доллара за баррель.

Рубль, соответственно, тоже остался на месте, ожидаемого падения также не произошло.

Почему?

Потому что на самом деле проблема рынка нефти вовсе не в перепроизводстве. Собственно, проблема обратная — из-за падения цен на нефть последний год нефтяники весьма слабо вкладывались в будущее, и на горизонте уже маячит обвальное сокращение добычи. Сильнее всего оно ударит, пожалуй, по американским сланцевикам, которые по факту уже являются банкротами, но и нефтяные компании в других странах также вынуждены будут ужиматься.

Причина проста: цены ниже 80 долларов за баррель не позволяют нефтяникам нормально работать, из-за чего они вынуждены действовать по принципу фермеров из старого анекдота — выкапывать посаженную картошку уже через неделю.

Как вы понимаете, свежепосаженную картошку вполне можно выкопать и скушать уже в мае. Вот только тогда в сентябре месяце никакого урожая тогда не будет.

То же самое происходит и с нефтью. В разведку, в разработку новых месторождений, в бурение новых скважин последний год нефтяники вкладывались по остаточному принципу. Следовательно, когда большая часть нефти из старых скважин будет выкачана, придётся не только сразу же вложить кучу денег в разработку новых скважин, но и подождать как минимум несколько месяцев, пока они заработают.

В этот момент возникнет существенный дефицит нефти — так как даже ожидаемая просадка мировой экономики вряд ли зайдёт так далеко, чтобы резко снизить потребности планеты в «чёрном золоте». И так как мы живём в глобальном капитализме, в этот момент нефтяные цены устремятся в небеса.

Помните, как пару лет назад нам взахлёб рассказывали про сланцевую революцию? Ну так вот, она уже практически официально кончилась, даже в США уже активно сокращают добычу.

Есть и ещё одно ожидание по поводу саудитов. Как вы знаете, недавно саудиты пригрозили американцам: ежели те официально обвинят Саудовскую Аравию в терактах 11 сентября, саудиты в отместку выведут свои 750 млрд долларов из США.

Перспектива для США вырисовывается весьма неприятная. Конечно, кое-кто в Вашингтоне уже пытается сделать вид, будто саудиты не при делах… Однако включение заднего хода после получения прямых угроз станет для США потерей лица, поэтому сомневаюсь, что американские политики пойдут на это в предвыборный год.

Наплевать на вывод 750 млрд долларов американцы тоже не могут — это обрушит финансовую систему страны.

Арестовать деньги саудитов? И это плохо: арест столь большой суммы по политическому поводу подорвёт и так невысокую веру инвесторов в надёжность вложений в американскую экономику.

Договориться с саудитами, чтобы те выдали организаторов теракта в обмен на какие-нибудь подковёрные плюшки? Навряд ли получится, так как в списке обвиняемых наверняка полно фамилий тех, кто исповедует принцип Людовика XIV «государство — это я». Не думаю, что саудиты согласятся выдать американцам особ королевских кровей.

Остаётся, конечно, вариант «заморозить» проблему: отложить её рассмотрение на пару лет, как американцы уже делали, если мне не изменяет память, в 2013 году. Но и тут есть подводный камень: если Дональд Трамп будет лидировать перед выборами, противоположный лагерь вполне может намеренно разжечь конфликт с саудитами, чтобы дискредитировать тем самым партию Трампа.

Таким образом, мы видим, что саудиты влезли в очень нехорошую игру, и что у них есть хороший шанс вступить в ближайшие месяцы в конфронтацию с США, которая в нынешних условиях вполне может вылиться даже в гуманитарные бомбардировки королевства.

Эта перспектива, разумеется, тоже никак не способствует снижению нефтяных цен.

И да, раз уж мы заговорили про демократии и королевства. Парламент Нидерландов проигнорировал результаты всенародного референдума и оставил в силе соглашение по Украине.

Как дипломатично выразился один из политиков, «волеизъявление народа отошло на второй план».

PS. Если вы вдохновились выше прочитанным и вознамерились прикупить нефтяных фьючерсов, примите во внимание два момента.

Первое: системные риски никто не отменял. Когда вы покупаете на бирже нефть, вы покупаете не жидкость в металлической бочке, а бумагу. И если ваш брокер или кто-нибудь из его контрагентов «крякнет», что в условиях кризиса вполне вероятно, ваша бумага превратится в тыкву.

Второе: мы всё ещё находимся в неизведанных водах, мы не знаем, насколько разрушительным будет наступающий кризис. Если события будут развиваться по мрачным сценариям, то мировой экономике некоторое время вполне будет хватать даже относительно небольших объёмов нефти.

Конечно, в итоге цены на нефть всё равно восстановятся до адекватных величин — хотя бы по той причине, что мы выкачиваем нефть из-под земли, а не закачиваем её туда. Однако далеко не факт, что мы увидим восстановление в 2016 или хотя бы в 2017 году.

discussio.ru

Почему не падают цены на нефть — Фриц Моисеевич Морген

Саудиты влезли в очень нехорошую игру, и у них есть шанс вступить в конфронтацию с США

А нефть-то и не упала.

На рынке ожидали, что, если Россия и Саудовская Аравия не смогут договориться о сокращении объемов добычи, нефть рухнет.

Но нет — хоть в момент объявления новости нефть и просела на три доллара вниз, однако падение моментально было отыграно, и на следующий день нефть снова торговалась выше отметки в 43 доллара за баррель.

Рубль, соответственно, тоже остался на месте, ожидаемого падения также не произошло. Почему?

Потому что на самом деле проблема рынка нефти вовсе не в перепроизводстве. Собственно, проблема обратная — из-за падения цен на нефть в последний год нефтяники весьма слабо вкладывались в будущее, и на горизонте уже маячит обвальное сокращение добычи. Сильнее всего оно ударит, пожалуй, по американским сланцевикам, которые по факту уже являются банкротами, но и нефтяные компании в других странах также вынуждены будут ужиматься.

Причина проста: цены ниже 80 долларов за баррель не позволяют нефтяникам нормально работать, из-за чего они вынуждены действовать по принципу фермеров из старого анекдота — выкапывать посаженную картошку уже через неделю.

Как вы понимаете, свежепосаженную картошку вполне можно выкопать и скушать уже в мае. Вот только тогда в сентябре месяце никакого урожая тогда не будет.

То же самое происходит и с нефтью. В разведку, в разработку новых месторождений, в бурение новых скважин в последний год нефтяники вкладывались по остаточному принципу. Следовательно, когда большая часть нефти из старых скважин будет выкачана, придется не только сразу же вложить кучу денег в разработку новых, но и подождать как минимум несколько месяцев, пока они заработают.

В этот момент возникнет существенный дефицит нефти — так как даже ожидаемая просадка мировой экономики вряд ли зайдет так далеко, чтобы резко снизить потребности планеты в черном золоте. И, так как мы живем в глобальном капитализме, в этот момент нефтяные цены устремятся в небеса.

Помните, как пару лет назад нам взахлеб рассказывали про сланцевую революцию? Ну так вот, она уже практически официально кончилась, даже в США уже активно сокращают добычу.

Есть и еще одно ожидание по поводу саудитов. Как вы знаете, недавно саудиты пригрозили американцам — ежели те официально обвинят Саудовскую Аравию в терактах 11 сентября, они в отместку выведут свои 750 млрд долларов из США.

Перспектива для США вырисовывается весьма неприятная. Конечно, кое-кто в Вашингтоне уже пытается сделать вид, будто саудиты не при делах… однако включение заднего хода после получения прямых угроз станет потерей лица для США, сомневаюсь, что американские политики пойдут на это в предвыборный год.

Наплевать на вывод 750 млрд долларов американцы тоже не могут — это обрушит финансовую систему страны.

Арестовать деньги саудитов? И это плохо: арест столь большой суммы по политическому поводу подорвет и так невысокую веру инвесторов в надежность вложений в американскую экономику.

Договориться с саудитами, чтобы те выдали организаторов теракта в обмен на какие-нибудь подковерные плюшки? Вряд ли получится, так как в списке обвиняемых наверняка полно фамилий тех, кто исповедует принцип Людовика XIV «государство — это я». Не думаю, что саудиты согласятся выдать американцам особ королевских кровей.

Остается, конечно, вариант «заморозить» проблему: отложить ее рассмотрение на пару лет, как делали уже американцы, если мне не изменяет память, в 2013 году. Но и тут есть подводный камень: если Дональд Трамп будет лидировать перед выборами, противный лагерь вполне может намеренно разжечь конфликт с саудитами, чтобы дискредитировать тем самым партию Трампа.

Таким образом, мы видим, что саудиты влезли в очень нехорошую игру и что у них есть хороший шанс вступить в ближайшие месяцы в конфронтацию с США — которая в нынешних условиях вполне может вылиться даже в гуманитарные бомбардировки королевства.

Эта перспектива, разумеется, тоже никак не способствует снижению нефтяных цен.

Если вы вдохновились вышепрочитанным и вознамерились прикупить нефтяных фьючерсов, примите во внимание два момента.

Первое: системные риски никто не отменял. Когда вы покупаете на бирже нефть, вы покупаете не жидкость в металлической бочке, а бумагу. И если ваш брокер или кто-нибудь из его контрагентов «крякнет», что в условиях кризиса вполне вероятно, ваша бумага превратится в тыкву.

Второе: мы все еще находимся в неизведанных водах, мы не знаем, насколько разрушительным будет наступающий кризис. Если события будут развиваться по мрачным сценариям, то мировой экономике некоторое время вполне будет хватать даже относительно небольших объемов нефти.

Конечно, в итоге цены на нефть все равно восстановятся до адекватных величин — хотя бы по той причине, что мы выкачиваем нефть из-под земли, а не закачиваем ее туда. Однако далеко не факт, что мы увидим восстановление в 2016 или хотя бы в 2017 году.

rusnext.ru

Удар, еще удар! Почему просела нефтепереработка?

Белорусский бюджет последние полтора десятка лет имеет два основных источника наполнения валютой – экспорт калийных удобрений и переработка российской нефти с продажей нефтепродуктов на Запад. Но, как теперь выясняется, экономическая эффективность нефтепереработки становится удручающе низкой – несмотря даже на то, что нефть из России поступает без пошлин.

Александр Лукашенко  провел в Минске специальное совещание о стратегии развития нефтеперерабатывающей отрасли. Начал Лукашенко с того, что нефтепереработка – стратегическая для страны отрасль, доля которой в промышленности составляет более 13%, а в экспорте – 17%. «Тем не менее ее вклад в белорусскую экономику, к сожалению, снижается. Добавленная стоимость нефтепереработки в ВВП в 2016 году составила всего полпроцента. Вклад двух нефтеперерабатывающих заводов сопоставим, например, с такой компанией, как «Белтелеком», – сказал он.

По словам белорусского лидера, в 2016 году плохо шла внешняя торговля нефтью и нефтепродуктами, а уже в 2017-м сальдо оценивается как отрицательное. «Такая ситуация вызывает серьезные опасения. Нефтепереработка из флагмана экономики превращается в убыточную отрасль», – отметил Лукашенко.

Вообще же, как считает президент, проблемы нефтепереработки вызваны совпадением двух причин. С одной стороны – влияние мировой конъюнктуры, значительное падение цен на нефть и продукты ее переработки. С другой – тот факт, что хотя в модернизацию белорусских НПЗ были вложены немалые средства, должной отдачи до сих пор нет.

На запланированную в 2015 году глубину переработки нефти более 90% в настоящее время так и не удалось выйти.

«Некомпетентная подготовка проектов, неграмотное распределение сил и средств привели к увеличению стоимости и сроков строительства (по отдельным проектам аж до пяти лет). Вызывает сомнение, что в декларируемом 2019 году мы окончательно завершим модернизацию нефтеперерабатывающих заводов, – сказал глава государства. – Отечественные предприятия оказались не готовы работать в новых условиях мировых цен на нефть, хотя должны были действовать на упреждение. А теперь «Нафтан» еле сводит концы с концами и постоянно выпрашивает помощь у государства».

«Я думаю, президент все-таки немного погорячился. 2016 год не совсем корректно использовать для оценки нефтеперерабатывающей отрасли, потому что из-за политического конфликта мы имели сокращение объема поставок нефти, – сказал «Газете.Ru» белорусский экономист Владимир Артюгин. – Потому рентабельность, конечно, упала. Плюс, весь год цена на бензин не менялась, тогда как курс доллара все же колебался.

Так что не стоит говорить, что все плохо, хотя, конечно, мы ярко увидели, насколько наши НПЗ зависят от российско нефти и насколько непросто им действовать в действительно рыночных условиях».

В самом деле, почти весь 2016 год белорусская нефтепереработка существовала в условиях «нефтегазового конфликта» между Минском и Москвой. Который в конце концов вылился в значительное урезание российской стороной поставок беспошлинной нефти на белорусские НПЗ.

Этот конфликт был разрешен только переговорами президентов 3 апреля, когда Александр Лукашенко согласился выплатить накопившийся долг за российский газ – $726,2 млн. Тогда Беларусь и РФ подписали четыре протокола, регулирующие взаимоотношения в нефтегазовой сфере. После чего Россия восстановила поставки нефти, исходя из цифры 24 млн т в год.

Одновременно были аннулированы обязательства по возврату с белорусских НПЗ 1 млн т нефтепродуктов на российский рынок, что, по оценке Минска, позволит стране получать дополнительно $150 млн выручки. При этом перерабатывать белорусские НПЗ будут только 18 млн т нефти. Это позволит получить максимальный объем светлых нефтепродуктов, так как технология белорусских НПЗ такова, что переработка объемов нефти свыше 18 млн т приводит лишь к росту выхода темных нефтепродуктов.

Соответственно, оставшиеся 6 млн т нефти Беларусь может совершенно официально реэкспортировать, оставляя экспортные пошлины от ее вывоза за границу в своем бюджете. С 1 марта экспортная пошлина в Беларуси повышена до $91 за тонну, так что бюджет республики должен получить за год дополнительно $546 млн.

В итоге Александр Лукашенко поставил перед участниками совещания задачу: правительству – сформировать стратегию развития всей отрасли в новых рыночных условиях на долгосрочную и среднесрочную перспективы; директорам НПЗ – обеспечить завершение модернизации предприятий.

«Учтите, на первом месте должна быть экономика нефтепереработки, результативность ее работы», – предупредил белорусский президент.

В настоящее время планируется завершить модернизацию белорусских НПЗ в 2019 году. Как заявил глава концерна «Белнефтехим» Игорь Ляшенко, «самая главная трудность в том, что рынки перегружены поставками как нефти, так и нефтепродуктов. Все это ведет к снижению маржинальности. И в этих условиях нашим НПЗ приходится изыскивать средства на реализацию инвестиционных проектов. Средства для этого потребуются значительные. По одному заводу это более $500 млн, по другому – свыше $700 млн». Задача программы модернизации – обеспечить повышенный выход светлых нефтепродуктов и глубину переработки.

Что касается источников финансирования, то на эти цели планируется направлять как собственные средства предприятий, так и привлекать кредитные ресурсы. На практике, скорее всего, будут использованы китайские кредиты, ранее выделенные Пекином.

В Беларуси работают два очень крупных нефтеперерабатывающих завода: «Нафтан» (Новополоцк) и Мозырский НПЗ.

Второй пока модернизируется быстрее: в прошлом году в Мозыре ввели пять технологических объектов общей стоимостью $480 млн. «Поэтапный процесс модернизации, который заложен в концепцию развития предприятия, позволил создать благоприятные условия для реализации такого крупного инвестиционного проекта, как комплекс гидрокрекинга тяжелых нефтяных остатков», – говорит гендиректор предприятия Виталий Павлов.

«Вся рентабельность белорусской нефтепереработки складывалась из двух факторов. Первый – это беспошлинная поставка нефти из России, при этом нефтепродукты на экспорт пошлиной облагались, и она в полном объеме поступала в государственный бюджет.

Второй фактор – это проведенная в 90-х годах модернизация двух НПЗ, которые вывели их на передовые позиции на постсоветском пространстве, – комментирует для «Газеты.Ru» белорусский экономист, зампредседателя  Объединенной гражданской партии Лев Марголин. – Однако время не стоит на месте. 75% светлых нефтепродуктов, получаемых в Беларуси при переработке нефти сегодня уже очень далеки от 90%, которые дают современные предприятия в мире.

А тут еще так называемый «налоговый маневр», предпринимаемый Россией. Он означает, что в течение ряда лет экспортная пошлина на нефть будет снижаться, зато налог на добычу будет расти. Для нас это катастрофа, поскольку именно экспортная пошлина позволяла качать доходы из нефти, не прикладывая никаких усилий».

По мнению эксперта, единственный способ спасти рентабельность – это повысить глубину переработки до лучших мировых показателей, и сделать это нужно достаточно быстро. Нельзя сказать, что специалисты не видели этой угрозы: модернизация началась, и закончить ее планировали на одном заводе в 2016 году, на другом – в 2017-м. Но началась «газовая война» с Россией, и на окончание модернизации банально не хватило средств. 

belaruspartisan.by

Удар, еще удар! Почему просела нефтепереработка?

Нефтепереработка — один из двух «столпов» белорусской экономики — «из флагмана экономики превращается в убыточную отрасль», констатировал Александр Лукашенко. По мнению экспертов, причина тому — устаревание белорусских НПЗ и нефтегазовый конфликт с Россией, разрешить который удалось только в апреле.Белорусский бюджет последние полтора десятка лет имеет два основных источника наполнения валютой – экспорт калийных удобрений и переработка российской нефти с продажей нефтепродуктов на Запад. Но, как теперь выясняется, экономическая эффективность нефтепереработки становится удручающе низкой – несмотря даже на то, что нефть из России поступает без пошлин.

Александр Лукашенко  провел в Минске специальное совещание о стратегии развития нефтеперерабатывающей отрасли. Начал Лукашенко с того, что нефтепереработка – стратегическая для страны отрасль, доля которой в промышленности составляет более 13%, а в экспорте – 17%. «Тем не менее ее вклад в белорусскую экономику, к сожалению, снижается. Добавленная стоимость нефтепереработки в ВВП в 2016 году составила всего полпроцента. Вклад двух нефтеперерабатывающих заводов сопоставим, например, с такой компанией, как «Белтелеком», – сказал он.

По словам белорусского лидера, в 2016 году плохо шла внешняя торговля нефтью и нефтепродуктами, а уже в 2017-м сальдо оценивается как отрицательное. «Такая ситуация вызывает серьезные опасения.

Нефтепереработка из флагмана экономики превращается в убыточную отрасль», – отметил Лукашенко.

Вообще же, как считает президент, проблемы нефтепереработки вызваны совпадением двух причин. С одной стороны – влияние мировой конъюнктуры, значительное падение цен на нефть и продукты ее переработки. С другой – тот факт, что хотя в модернизацию белорусских НПЗ были вложены немалые средства, должной отдачи до сих пор нет.

На запланированную в 2015 году глубину переработки нефти более 90% в настоящее время так и не удалось выйти.

«Некомпетентная подготовка проектов, неграмотное распределение сил и средств привели к увеличению стоимости и сроков строительства (по отдельным проектам аж до пяти лет). Вызывает сомнение, что в декларируемом 2019 году мы окончательно завершим модернизацию нефтеперерабатывающих заводов, – сказал глава государства. – Отечественные предприятия оказались не готовы работать в новых условиях мировых цен на нефть, хотя должны были действовать на упреждение. А теперь «Нафтан» еле сводит концы с концами и постоянно выпрашивает помощь у государства».

«Я думаю, президент все-таки немного погорячился. 2016 год не совсем корректно использовать для оценки нефтеперерабатывающей отрасли, потому что из-за политического конфликта мы имели сокращение объема поставок нефти, – сказал «Газете.Ru» белорусский экономист Владимир Артюгин. – Потому рентабельность, конечно, упала. Плюс, весь год цена на бензин не менялась, тогда как курс доллара все же колебался.

Так что не стоит говорить, что все плохо, хотя, конечно, мы ярко увидели, насколько наши НПЗ зависят от российско нефти и насколько непросто им действовать в действительно рыночных условиях».

В самом деле, почти весь 2016 год белорусская нефтепереработка существовала в условиях «нефтегазового конфликта» между Минском и Москвой. Который в конце концов вылился в значительное урезание российской стороной поставок беспошлинной нефти на белорусские НПЗ.

Этот конфликт был разрешен только переговорами президентов 3 апреля, когда Александр Лукашенко согласился выплатить накопившийся долг за российский газ – $726,2 млн. Тогда Беларусь и РФ подписали четыре протокола, регулирующие взаимоотношения в нефтегазовой сфере. После чего Россия восстановила поставки нефти, исходя из цифры 24 млн т в год.

Одновременно были аннулированы обязательства по возврату с белорусских НПЗ 1 млн т нефтепродуктов на российский рынок, что, по оценке Минска, позволит стране получать дополнительно $150 млн выручки. При этом перерабатывать белорусские НПЗ будут только 18 млн т нефти. Это позволит получить максимальный объем светлых нефтепродуктов, так как технология белорусских НПЗ такова, что переработка объемов нефти свыше 18 млн т приводит лишь к росту выхода темных нефтепродуктов.

Соответственно, оставшиеся 6 млн т нефти Беларусь может совершенно официально реэкспортировать, оставляя экспортные пошлины от ее вывоза за границу в своем бюджете. С 1 марта экспортная пошлина в Беларуси повышена до $91 за тонну, так что бюджет республики должен получить за год дополнительно $546 млн.

В итоге Александр Лукашенко поставил перед участниками совещания задачу: правительству – сформировать стратегию развития всей отрасли в новых рыночных условиях на долгосрочную и среднесрочную перспективы; директорам НПЗ – обеспечить завершение модернизации предприятий.

«Учтите, на первом месте должна быть экономика нефтепереработки, результативность ее работы», – предупредил белорусский президент.

В настоящее время планируется завершить модернизацию белорусских НПЗ в 2019 году. Как заявил глава концерна «Белнефтехим» Игорь Ляшенко, «самая главная трудность в том, что рынки перегружены поставками как нефти, так и нефтепродуктов. Все это ведет к снижению маржинальности. И в этих условиях нашим НПЗ приходится изыскивать средства на реализацию инвестиционных проектов. Средства для этого потребуются значительные. По одному заводу это более $500 млн, по другому – свыше $700 млн». Задача программы модернизации – обеспечить повышенный выход светлых нефтепродуктов и глубину переработки.

Что касается источников финансирования, то на эти цели планируется направлять как собственные средства предприятий, так и привлекать кредитные ресурсы. На практике, скорее всего, будут использованы китайские кредиты, ранее выделенные Пекином.

В Беларуси работают два очень крупных нефтеперерабатывающих завода: «Нафтан» (Новополоцк) и Мозырский НПЗ.

Второй пока модернизируется быстрее: в прошлом году в Мозыре ввели пять технологических объектов общей стоимостью $480 млн. «Поэтапный процесс модернизации, который заложен в концепцию развития предприятия, позволил создать благоприятные условия для реализации такого крупного инвестиционного проекта, как комплекс гидрокрекинга тяжелых нефтяных остатков», – говорит гендиректор предприятия Виталий Павлов.

«Вся рентабельность белорусской нефтепереработки складывалась из двух факторов. Первый – это беспошлинная поставка нефти из России, при этом нефтепродукты на экспорт пошлиной облагались, и она в полном объеме поступала в государственный бюджет.

Второй фактор – это проведенная в 90-х годах модернизация двух НПЗ, которые вывели их на передовые позиции на постсоветском пространстве, – комментирует для «Газеты.Ru» белорусский экономист, зампредседателя  Объединенной гражданской партии Лев Марголин. – Однако время не стоит на месте. 75% светлых нефтепродуктов, получаемых в Беларуси при переработке нефти сегодня уже очень далеки от 90%, которые дают современные предприятия в мире.

А тут еще так называемый «налоговый маневр», предпринимаемый Россией. Он означает, что в течение ряда лет экспортная пошлина на нефть будет снижаться, зато налог на добычу будет расти. Для нас это катастрофа, поскольку именно экспортная пошлина позволяла качать доходы из нефти, не прикладывая никаких усилий».

По мнению эксперта, единственный способ спасти рентабельность – это повысить глубину переработки до лучших мировых показателей, и сделать это нужно достаточно быстро. Нельзя сказать, что специалисты не видели этой угрозы: модернизация началась, и закончить ее планировали на одном заводе в 2016 году, на другом – в 2017-м. Но началась «газовая война» с Россией, и на окончание модернизации банально не хватило средств.

Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

ex-press.by

Почему нефть дешевеет, а бензин дорожает

Стоимость нефти упала до 46 долларов за бочку - это самая низкая цена за 6 лет. Соответственно, просел и рубль. Зато цена на бензин повышается, как ни в чем не бывало. Во всём этом есть закономерность, как высоко поползёт ценник, и стоит ли ждать дешевого топлива.Еще утром Аи-92 стоил на 30 копеек меньше, к обеду на «Роснефти» красуется 34.5 рубля, на ХТК еще больше – 34.8. И это одновременно с рекордным падением цен на нефть. 

Аи-92 начал подниматься с середины июля (30.7), за следующие 3 месяца стоимость выросла на 2 рубля (32.7) и замерла - тогда президент возмутился, погрозил нефтяным магнатам пальцем и они аппетиты поумерили, к марту вернулись к уровню прошлого года (30.2). Но радовались водители недолго, видимо бензиновые короли перестали бояться президента и взвинтили ценник, постепенно, но на 4 рубля. (34.5)

Эксперты наперебой уверяют, - стоимость бензина никак не зависит от мировых цен на нефть. У водителей своя логика.

«Никто этого не знает, наше государство, видимо, не наедается».«Это от производителя уже, как производитель продает, так уже и здесь ставят цены такие. Как скажет хозяин нефтяной компании, так цена и есть».«За границу дешевле идет, значит надо за счет своего населения компенсировать».

Если совместить графики изменения цен на бензин и нефть, то закономерность становится очевидной. 

Во время того, как цена на бензин росла летом прошлого года, нефть дешевела, и наоборот. Бензин и нефть - два источника дохода нефтяников - внутренний и внешний. 

Получается, если на мировом рынке нефти спад, то деньги можно возместить за счёт российского рынка по принципу: в одном месте убыло, в другом – прибыло. То есть, чем дешевле нефть в мире, тем дороже топливо в России. 

Если вырастет в цене баррель, - глядишь, и у нас бензин подешевеет. Если только нефтяные короли не пожадничают, но на практике такого не было. Конечно, они назовут эти выводы дилетантскими и грамотно опровергнут. Но когда речь идет о российских ценах на бензин, боссы как-то не очень афишируют, что диктуют их  они же сами. Например, Ачинский НПЗ принадлежит Роснефти, а хозяин Омского завода – Газпромнефть. 

«Никто им ничего не скажет, как это в Иркутской области происходит с Роснефтью. Что она там безраздельно господствует. Захочет - поднимет, не захочет - не поднимет», - говорит заместитель руководителя красноярского УФАС Олег Харченко. 

Возможно, залезая в карманы простого люда, топливные боссы худо-бедно держат нефтяную промышленность на плаву. Только народу от этого не легче. Ну а дальше бензин будет только дороже. Ведь мировым ценам на нефть прогнозируют тотальное падение. А для наших автовладельцев топливные эксперты уже придумали новую легенду. Вроде как на нашу дешевую нефть выстраиваются очереди. Из-за большого экспорта топлива в России станет мало. А где дефицит, там и высокий ценник.

ctv7.ru