Почему выросли цены на нефть? Почему растет цена нефти


Почему растут цены на нефть и какой прогноз

Рост цен на нефть сегодня является одной из главных мировых новостей. Всё потому, что цены на нефть уже более полувека считаются важнейшей составляющей мировой экономики, определяющей эффективность практически во всех отраслях. И когда в 2015-16 гг. цена на главный энергоресурс человечества опустилась ниже $40, а потом и ниже $30, многие страны начали испытывать ощутимые проблемы с наполнением бюджета  и выполнением своих внутренних или международных обязательств. Сейчас же мировая экономика, судя по всему, стала на новую волну роста цен на нефть, которая сначала привела к тому, что этот показатель достиг $70, а в последние недели сентября цена перешагнула и этот порог, сейчас колеблясь в районе $80-85. Попробуем разобраться с тем, почему цены на нефть растут и что за этим может последовать.

Читайте также: Цены на нефть пошли вверх благодаря Саудовской Аравии

Что влияет на цену нефти?

Считается, что одним из главных инструментов регулирования цены на нефть, являются объёмы её добычи, которые зависят от того, сколько баррелей нефти в сутки готова поставлять на мировой рынок каждая отдельная страна. С целью координации в этом вопросе, страны с наибольшими объёмами добычи нефти ещё в 1960 г. объединились в международную организацию – ОПЕК (Организацию стран-экспортёров нефти), которая за последние 60 лет стала главным картелем, влияющим на то, почему цены на нефть растут или падают. Примечательно, что некоторые страны, занимающие ведущие места по объёмам добычи нефти в мире (например, США, Россия или Китай), не входят в состав ОПЕК. Однако они тесно связаны с этой международной организацией и оказывают на её решения существенное влияние. Россия, в частности, является наблюдателем ОПЕК с 1996 г. и регулярно принимает участие в заседаниях этой организации.

Когда три года назад цены на нефть начали довольно резко падать, страны-члены ОПЕК договорились о том, чтобы снизить объёмы добычи для поддержания её цены на приемлемом уровне. В соответствии с принятой договорённостью, с 2017 г. планировалось снизить объёмы добычи на 3,5%, в результате чего общий объём поставок нефти на мировой рынок должен был снизиться с 33,7 до 32,5 млн баррелей в сутки. Также 10 декабря 2016 г. в Вене ОПЕК была созвана специальная конференция, на которую были приглашены не только члены картеля, но и другие мировые лидеры по добыче нефти. С ними было подписано дополнительное соглашение, согласно которому государства, не входящие в ОПЕК, обязывались снизить добычу еще на 560 тыс баррелей в сутки.

Таким образом, с начала 2017 г. объём добычи сократился на 1,7-1,8 млн баррелей, что должно было существенным образом повлиять на цену. Это хорошо отображает график цены на нефть марки BRENT, который в конце декабря – начале января достиг своего «дна», а цена спустилась к отметкам в $27-30.

Решение ОПЕК привело к тому, что уже к концу января цена выросла до $36, а к лету 2016 г. снова перешагнула через порог в $50. Для многих держав, такое восстановление рынка стало спасительным, ведь экономики стран-экспортёров нефти тесно связаны с тем объёмом экспортной выручки, который они получают от продаж нефти. Однако нельзя и исключать чистой спекулятивности подобного снижения, а потом резкого роста цены на нефть, ведь как показывает график, объемы торгов по нефти при её сниженных ценах были значительно выше, чем сейчас. Другими словами, кто-то просто решил закупиться черным золотом по дешевке, одновременно с этим «насолив» крупным экспортёрам нефти в отместку за их внешнюю политику.

Читайте также: Цена на нефть достигла 70 долларов, но OPEK не сдается

Сколько будет стоить нефть в 2018 г

Новая фаза роста цен на нефть началась в 2018 г. и её мы можем наблюдать и поныне. Одной из причин этого стало продление соглашения ОПЕК о сокращении добычи до конца 2018 г. При этом некоторые страны регулярно высказывают мнение о том, что объёмы добычи нужно сократить ещё больше. Так совсем недавно министр энергетики РФ Александр Новак вообще заявил, что в России через 18 лет сокращение добычи нефти может достигнуть 44%. Произойдет это не сразу, и главной причиной сокращения нефтедобычи может стать недостаточный объём инвестиций в эту отрасль и слабая государственная поддержка. Исходя из текущей экономической модели России, которая уже больше 25 лет является полностью зависимой от нефтегазового экспорта, подобные заявления выглядят несколько странными. Не исключено, что такого рода высказывания преследуют лишь одну цель – еще больше раскачать рынок нефти и взвинтить цены на жизненно важный для России и других мировых держав энергоресурс.

Другой причиной того, что цены на нефть растут, является продолжающаяся политика санкций, которые США вводят направо и налево против всех неугодных. Летом 2018 г. в Белом доме только и делали, что говорили о предстоящих санкциях против Ирана. И вот в сентябре стало известно, что жесткие санкции будут введены не только против Исламской Республики Иран, но и против её торговых партнёров с 4 ноября 2018 г. Некоторые эксперты полагают, что это может привести к сокращению экспорта иранской нефти на 40-50%, а так как эта страна является видным членом ОПЕК, подобные санкции могут больно ударить по всей мировой экономике. Весьма вероятно, что к концу года мы увидим цену на нефть, пробившую отметку в $90, после чего её уже будет достаточно сложно остановить и человечество снова вернётся в фазу высоких цен на черное золото.

Автор: Алексей Шилов

Автор: OffshoreView

offshoreview.eu

Почему растут цены на нефть

За последние десять дней стоимость барреля нефти увеличилась более чем на 6%. ТАСС рассказывает, чего боятся инвесторы, скупающие фьючерсы, и как рост сырьевых доходов отразится на российском бюджете

Цена на нефть марки Brent 6 ноября превысила $64 за баррель впервые с июня 2015 года. Психологически важную отметку в $60 за баррель цена сырья преодолела еще 27 октября.

Напомним, что Всемирный банк прогнозирует цену на нефть на 2017 год в $53, а в 2018 году — $56 за баррель.Борьба с коррупцией привела к скачку цен

Рост цен на углеводороды в последние дни связан с началом масштабной антикоррупционной кампании в Саудовской Аравии.

 В выходные по обвинениям в коррупции были задержаны более десятка членов королевской семьи и несколько экс-министров королевства.

Кроме того, в тот же день в авиакатастрофе на юге страны, на границе с Йеменом, погиб принц Мансур бен Мукрин.

На борту вертолета находились также другие высокопоставленные чиновники.

"У инвесторов возникли опасения относительно стабильности в Саудовской Аравии, — отметил в беседе с ТАСС руководитель направления "Международная экономика" Экономической экспертной группы Илья Прилепский. — Инвесторы закладывают в цену риски, возможность обострения ситуации в Саудовской Аравии. Когда ситуация прояснится и станет более стабильной, цена на нефть откатится обратно".Разочаровавший сланец

Впрочем, антикоррупционная кампания и гибель одного из принцев не единственные факторы, влияющие на рост сырьевых цен.

Ему способствует разочарование инвесторов, ожидавших увеличения сланцевой добычи.

"Несмотря на повышение цен на нефть выше $55 за баррель, мы не видим стремительного роста добычи на американских сланцевых проектах, как ожидалось, — пояснил ТАСС ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. — Пока инвесторы осторожны, они боятся вкладывать деньги в сланцевые проекты, поскольку многие из них уже были вынуждены списывать убытки".Конфликты гонят цены вверх

Еще одна причина роста цен на углеводороды — рост напряженности между Саудовской Аравией и Ираном.

 "Хуситы — йеменские повстанцы, которых поддерживает Иран, — выстрелили ракетой по столице Саудовской Аравии Эр-Рияду, и в этом саудиты обвинили Иран, — пояснил Юшков. — Кроме того, растет напряженность в Ливане, где саудиты тоже видят руку Ирана".

Противостояние между двумя региональными гигантами заставляет инвесторов скупать фьючерсы. Они опасаются, что нефть будет дорожать в случае разрастания конфликта между Саудовской Аравией и Ираном. "Если конфликт перейдет в вооруженную стадию, то как минимум могут пострадать месторождения этих стран, — говорит Юшков. — Иран — шиитская страна, а на территории, где находятся основные месторождения саудитов, как раз проживают шииты".

Впрочем, самый главный страх у всех инвесторов и потребителей нефти связан с возможным перекрытием в случае конфликта Ормузского пролива. Этот пролив — своего рода бутылочное горлышко на выходе из Персидского залива.

"Если его перекрыть, то из залива на мировой рынок не выйдет не только нефть Саудовской Аравии, но и углеводороды из Кувейта, Ирака, Катара, частично самого Ирана, — говорит Юшков. — Это будет колоссальный кризис в мировой энергетической системе, наверное самый большой в мировой истории".В ожидании хороших новостей

Цены на нефть будут расти до тех пор, пока не появятся какие-то позитивные новости, например о том, что в США увеличены запасы нефти, говорит Юшков. "Сейчас инвесторы купили фьючерсы дешево, по $60 за баррель, и через какое-то время им нужно будет зафиксировать прибыль, продать их и получить деньги, — объяснил эксперт. — Когда начнется волна массовой продажи этих фьючерсов, тогда они немного подешевеют".

Илья Прилепский ожидает, что до конца года цена на нефть вернется к отметке $55–56 за баррель.

Игорь Юшков настроен более оптимистично. Весь 2016–2017 год цена на нефть скакала внутри ценового коридора, и этот коридор все время рос — $40–45 за баррель, потом $45–50 и $50–55, напоминает он. "Сейчас она добралась до отметки $60 за баррель и теперь будет колебаться в коридоре $55–65 за баррель, будет постепенно расти", — считает эксперт.Бюджетные расходы на нефть не реагируют

Кратковременные колебания нефтяных цен не окажут влияния на российский бюджет.

 "Для российского бюджета принципиальное значение имеет среднегодовая цена на нефть", — рассказала ТАСС руководитель направления "Фискальная политика" Экономической экспертной группы Александра Суслина.

Если среднегодовая цена на нефть отличается от заложенной в бюджет на $1, то это добавляет доходам казны порядка $2 млрд в зависимости от курса и объемов экспорта.

Правда, рост нефтяных цен и поступлений в бюджет не означает, что в РФ напрямую увеличатся расходы. "Расходы фиксируются в законе о бюджете и определяются бюджетным правилом, — говорит Суслина. — Даже если цена на нефть резко возрастает, без принятия дополнительных поправок в закон о бюджете расходы не могут быть увеличены".

Бюджет на 2018 год сверстан исходя из цены нефти в $40 за баррель. Суммы, полученные государством при более высокой цене на нефть, будут зачислены в объединенный суверенный фонд. То есть рост цен на сырье будет влиять на то, сколько денег страна сможет откладывать и сколько ей придется занимать на внешних рынках.

nangs.org

Почему растут цены на нефть?

Нефтяной покер дядюшки Сэма

Нефть. Ценовые уровни в районе $40 за баррель были достигнуты за 8 недель с минимальной цены, зафиксированной 20 января на отметке $27,88. Чем может быть вызван 50% рост на нефтяном рынке? Падение стоимости нефти, начавшееся в 2014 году, большинством экономистов объясняется её перепроизводством, однако, следуя той же логике, чтобы товар вдруг резко вырос на 50%, на рынке должен образоваться его дефицит. Но поступление на рынок нефти до сих пор превышает спрос.

Отсутствие логики в ценовых движениях нефти, когда участники рынка то игнорируют объективные данные по добыче и спросу, то реагируют на малозначительную новость, уже никого не удивляет. Однако там, где задействованы сотни миллиардов долларов, а от биржевых котировок зависит стабильность финансовой системы крупнейшей экономики мира, отсутствия логики быть не может.

Последние три года нефтяные котировки начинают расти во второй половине января. Снова, казалось бы, отсутствие логики, так как пик отопительного сезона заканчивается и спрос на нефть должен уменьшаться, тем более, что осенью биржевая аналитика пестрит зимними температурными прогнозами и биржи на эти прогнозы реагируют. И всё же цена на нефть растёт весной, после зимы. Что же такого происходит весной?

Американская сланцевая революция финансировалась через так называемые мусорные облигации — ценные бумаги с низким кредитным рейтингом. По некоторым оценкам объём рынка мусорных облигаций составляет $1,3 трлн. суммарный же объём долга нефтегазовой отрасли США превышает $2,5 трлн. Пока цены на нефть были высокие, американским нефтяникам легко удавалось перекредитовываться, но с падением цен сланцевая нефтедобыча стала нерентабельной и обслуживать долги стало сложно. В то же время обвал рынка мусорных облигаций может привести к цепной реакции и к обвалу всех финансовых рынков США.

В апреле крупнейшие сланцевые компании отчитываются по годовым результатам и перезанимают деньги на рынке. Если в этот момент стоимость нефти будет ниже точки, после которой сланцевые компании не смогут через год расплатиться по долгам, они не получат новое финансирование. Тогда не будут покрыты убытки предыдущего года и произойдёт массовое банкротство, следствием которого будет обвал финансового рынка США и стагнация в экономике.

Поэтому каждый год нефть под тем или иным предлогом начинает расти в конце зимы. В этом году основным предлогом стали возможные, причём очень призрачные, договорённости о замораживании добычи нефти на уровне января 2016 года. Интересно, что нефти в таких условиях всё равно будет добываться больше спроса и по логике вещей эта новость не должна влиять на рост стоимости нефти. Но динамика котировок на бирже говорит нам об обратном.

Россия, Саудовская Аравия, за ними все оставшиеся члены ОПЕК, ведя разговоры о замораживании нефтедобычи, спасают финансовый рынок США. Только Иран, используя недавно снятые санкции как предлог для законного права увеличить добычу до 4 млн. баррелей в сутки, сопротивляется давлению. Но, кажется, это не сильно волнует тех, кто контролирует рынок. Главное — сохранить нужный информационный фон и продержать до мая нефтяные котировки на нужном уровне.

США играет с миром в покер краплеными картами. Каждый раз, когда американцам нужны необходимые ценовые уровни на сырьевой бирже в эфире появляется новость, блеф, который резко меняет ценовой тренд. Кажется никто, кроме Ирана, не осмеливается перестать играть по правилам США.

Сколько бы в России ни говорили о США как о партнёре или сопернике, оба утверждения не верны. Соединённые Штаты контролируют мир, Россия в их глобальной игре остаётся зависимым от них государством. Нашим чиновникам очень выгодно провоцировать бычий тренд на нефтяных рынках. Правительство честно признаётся, что не может изыскать необходимые суммы для антикризисной программы, а тут пусть и небольшой, но рост нефтяных доходов. И поэтому российское правительство ведёт усердные, но бессмысленные, на фоне желания Ирана увеличить добычу нефти, переговоры о сокращении нефтедобычи, спасая тем самым американский финансовый рынок.

Максим Рева

www.discred.ru

Почему растут цены на нефть?

Заместитель министра финансов России Максим Орешкин на ежегодной конференции Standard & Poors объяснил, почему в бюджете заложена низкая цена на нефть, хотя в последнее время цены показывают рост, передает ANN.az со ссылкой на ВВС.

 

Сегодня нефть марки Brent торгуется на уровне 49 долларов за баррель, хотя еще в начале этого года цены составляли около 35 долларов за баррель.

 

При этом минфин при расчете федерального бюджета на 2017-2019 годы исходит из 40 долларов за баррель.

 

По словам Орешкина, рост цен, который можно наблюдать в этом году, связан с перебоями с поставками нефти в начале года. Это помогло рынку приблизиться к сбалансированности, поясняет Орешкин.

 

Однако сейчас такие страны, как Иран и Ирак наращивают объемы добычу, заметил чиновник. Он также ожидает, что добыча нефти может вновь начать расти в США. Это связано с фрагментированностью американского рынка нефти: некоторые месторождения могут оказаться прибыльными при нынешнем уровне цен, а добыча на них будет расти.

 

Сокращение добычи?

 

Директор направления "Корпоративные рейтинги" S&P Александр Грязнов также разделяет консервативный взгляд минфина. По его словам, в ближайшие годы цены вряд ли превысят 45-50 долларов за баррель.

 

Грязнов полагает, что любая договоренность ОПЕК вряд ли что-то изменит на рынке. В последние недели нефть дорожает именно на новостях о том, что страны, входящие в картель, вот-вот заключат соглашение о сокращении добычи нефти.

 

Представить себе, что все страны, которые могут и которым нужно наращивать добычу, решаться ее сократить, довольно сложно, полагает Грязнов.

 

"Сократишь ты добычу, американские производители выйдут на рынок, и ты в итоге потеряешь долю на рынке", - уверен экономист. По его словам, это не имеет смысла.

 

Орешкин полагает, что в целом экономисты неправильно оценивают рынок на нефть. На рынок в долгосрочной перспективе будут влиять другие факторы, например, динамика мировой экономики, а также тенденции спроса. Орешкин приводит в пример автомобили, на которые приходится значительная доля спроса на топливо.

По его словам, спрос на нефть меняется на фоне повышения эффективности использования автомобилей. Например, появляются различные каршеринги, которые позволяют использовать автомобили иначе. Также повышается эффективность двигателя внутреннего сгорания, что также меняет структуру потребления нефтепродуктов.

Жесткая экономия

В ходе опроса, проведенного организаторами конференции, большинство участников заявили, что через год нефть будет стоить 40-50 долларов за баррель. Лишь 2% опрошенных полагают, что цены могут достичь 60-70 долларов.

Минфин в октябре представил проект федерального бюджета на ближайшие годы. Проект бюджета предполагает жесткую экономию бюджетных средств. При этом многие экономисты полагают, что минфин в своих прогнозах исходит из слишком жестких предпосылок, в том числе динамики цен на нефть.

Орешкин при этом пояснил, что "педаль газа" для российской экономики лежит не в сфере государственных финансов, а в частном секторе. Тем не менее, по итогам сентября, по оценке минэкономразвития, российская экономика продолжала сокращаться.

www.ann.az

ann.az

Почему выросли цены на нефть?

В январе нефть марки Brent стоила 30 долларов за баррель, сегодня за нее дают более 40 долларов. Причин для такого прироста немало, однако пока сложно сказать, это временное явление или котировки взяли новый тренд. Проясниться ситуация может, вероятно, уже в это воскресенье — в Дохе в очередной раз соберутся представители крупнейших стран — экспортеров нефти, чтобы обсудить возможность заморозки уровня добычи.

Перепроизводство — по-прежнему главная болезнь нефтяного рынка. По данным Международного энергетического агентства, избыток нефти на мировом рынке в 2014 году составлял 0,9 млн барр./сутки, в 2015 — 2 млн барр./сутки. Прогноз на нынешний год — 1,5—1,8 млн барр./сутки.

С одной стороны, ресурс для роста производства есть — после снятия санкций в январе на рынок вышел Иран: в марте добыча составила 3,2 млн баррелей в сутки, в планах нарастить до 4 млн.

Однако пока одни государства наращивают позиции на рынке, другие их теряют. Одна за другой закрываются в США буровые установки — на прошлой неделе свою деятельность свернули семь. Но это же не просто повесить замок на ворота и написать: “Все ушли на базу”. Эти компании брали кредиты. И в общей сумме эти кредиты тянут на миллиарды долларов. Деньги возвращены не будут. Одна волна вызовет другую. Так и до цунами недалеко.

Нынешние углеводородные цены негативно отразились почти на всех крупных экспортерах. Сказываются последствия так называемой голландской болезни, когда страны подсаживаются на сырьевую иглу и не уделяют должного внимания развитию других секторов экономики. Серьезно пострадали страны Латинской Америки. В Венесуэле, например, прошлогодняя инфляция составила более 180 процентов. Саудовская Аравия, Россия вплотную занимаются сейчас реструктуризацией экономики. Саудитам приходится сложнее: у них катастрофически не хватает ресурсов, в том числе финансовых. Поэтому, в первую очередь, здесь задумались о создании стабфонда, деньги на который планируется взять в том числе от продажи до пяти процентов акций государственной нефтяной компании Saudi Aramco. Конечно, экономическая перестройка пойдет этим странам только на пользу. Однако она, так или иначе, требует времени и куда спокойнее проводить ее, зная, что в кубышку капает нефтяная выручка.

Первые дохийские переговоры, прошедшие в середине февраля при участии России, Саудовской Аравии, Катара и Венесуэлы, были для рынка сигналом: страны “созрели”, чтобы сесть за стол переговоров. В нынешнее воскресенье состоится следующая встреча и на этот раз, планируется, что в ней примут участие 18 стран. Прогресс налицо. Правда, в успех переговоров пока верится с трудом: судя по заявлениям министра нефти Ирана Биджана Зангане, его страна замораживать добычу не планирует.

Как итоги дохийских переговоров скажутся на нефтяных котировках, делать выводы преждевременно. Financial Times приводит мнение Дэниела Ергина, лауреата Пулитцеровской премии за книгу об истории нефтедобывающей отрасли, о том, что регулирующей силы в вопросах объемов и ценовой политики в нефтяной отрасли сегодня фактически нет: прежний главный корректировщик — ОПЕК — больше не способна повлиять на ценообразование нефти. По мнению Д. Ергина, баррель будет торговаться на нижних пределах и только когда страны-экспортеры не найдут больше места для хранения добываемой нефти, рынок начнет балансировать. Произойдет это до начала следующего года.

Прогнозные показатели по ценам на черное золото иллюстрируют единую тенденцию: умеренное удорожание. Например, эксперты компании Wood Mackenzie считают, что к концу следующего года цены вырастут до 60 долларов, оптимистичный прогноз Всемирного банка предполагает 50 долларов в этом году, 53 доллара — в следующем и 55 долларов — в 2018 году. В МВФ прогноз сдержаннее: средняя цена нефти в этом году — около 35 долларов, в следующем — почти 41 доллар.

Аналитики осторожны в оценках: резкого роста стоимости барреля ждать не стоит. Но и очередному возврату к 30 долларам за баррель, похоже, уже никто не будет рад.

МНЕНИЕ

Александр Муха, аналитик исследовательской группы Businessforecast.by:

— Динамика цен на нефть влияет на белорусскую экономику как прямо, так и косвенно. Здесь можно выделить три направления: продажа нефти, которая добывается у нас, нефтепереработка и экспорт в Россию, где платежеспособность серьезно зависит от стоимости углеводородов. Снижение цен на нефть в прошлом году имело для нас негативные последствия в виде снижения экспорта в целом, а значит, уменьшения притока валютной выручки.

Нынешний рост стоимости барреля до 43—44 долларов дает для Беларуси позитивный эффект. Мы наблюдаем увеличение валютной выручки и соответственно уменьшение давления на белорусский рубль, за счет чего наша валюта укрепляется по отношению к доллару и евро. При этом российский рубль растет быстрее, поэтому наш ослабевает по отношению к нему. Это создает хорошие условия для наших экспортеров, которые получают конкурентное преимущество по цене. Это позволяет и нарастить физические поставки, и увеличить рентабельность нашего экспорта. Очевидно, что нынешние цены на нефть для нас куда комфортнее тех, что мы наблюдали в январе.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Понравился материал? Поставьте ему оценку.

www.sb.by