Почему США не разрешают экспорт нефти: 3 причины. Почему сша импортируют нефть


Почему США не экспортируют больше нефти? («Slate», США)

Энергетический бум в Америке спровоцировал столкновение между областями политики и экономики. Экспорт нефти в больших объемах запрещен в США уже почти столетие. Однако с учетом роста объема добычи и 20-процентной скидки на сырую нефть внутри страны, производители хотят поставлять ее за границу. Именно с такой целью BP, Royal Dutch Shell и еще четыре компании подали заявки на получение ограниченной лицензии. Снятие ограничений на торговлю может принести пользу всем.

Согласно Закону об аренде месторождений полезных ископаемых, принятому в 1920 году, производители могут экспортировать лишь небольшие объемы черного золота. Даже для ведения поставок в Канаду требуется специальная лицензия – компания ВР уже получила ее. В настоящее время Америка экспортирует 47 тысяч баррелей в день, импортируя при этом около 8 миллионов баррелей. Но с 2008 года объемы добычи нефти выросли на 32%.

Увеличение объемов добычи нефти постепенно помогает сделать Америку более самостоятельной в смысле энергоресурсов. Единственной проблемой является то, что в США достаточно низкий спрос на легкую малосернистую нефть, которую добывают на новых месторождениях. Кроме того, большинство американских нефтеперерабатывающих предприятий спроектированы для переработки тяжелой высокосернистой нефти. И наконец, систему нефтепроводов, предназначенную для транспортировки добываемой нефти, никак нельзя назвать адекватной.

Все перечисленные факторы мешают добывающим компаниям установить цены, соответствующие мировым ценам на нефть. В мире нефть марки Brent сейчас продается по цене, которая превышает цену на американскую сырую нефть на 21 доллар. Продажа американской нефти за рубеж, где спрос на легкую малосернистую нефть выше, позволила бы добывающим компаниям скомпенсировать эту разницу в ценах. А экспорт одного вида нефти при условии одновременного импорта другого не изменит общего баланса в энергетической сфере дядюшки Сэма.

Но запрет на экспорт нефти невозможно снять без борьбы. Даже попытки разрешить экспорт американского природного газа, которого у страны в изобилии, встретили упорное сопротивление со стороны таких энергетических националистов как конгрессмен Эд Марки (Ed Markey), который занимает высокую должность в Комитете по природным ресурсам и который уверен в том, что это приведет к росту цен на внутреннем рынке. Экспорт нефти – это гораздо более деликатный вопрос. Противники экспорта нефти утверждают, что продажа нефти за рубеж противоречит стремлению уменьшить зависимость от не слишком дружественных государств, таких как Венесуэла, или проблемных регионов, таких как Ближний Восток.

Кроме того, в условиях отсутствия возможности экспорта у американских производителей нефти и газа не будет стимулов повышать объемы добычи, поскольку ограничения на внутренний спрос могут привести к дальнейшему снижению цен на сырье. А в этом не заинтересован никто. Америка хочет, чтобы значительные объемы иностранной нефти стали доступными для американских потребителей, и при этом она не пускает свою нефть на мировые рынки. В данном случае политические двойные стандарты подвергаются испытанию экономикой энергопроизводства.

n1.by

США хотят экспортировать нефть. Зачем это им и почему это не страшно нам

«Чтобы купить что-нибудь нужное, надо сначала продать что-нибудь ненужное». Этой известной фразой Дяди Фёдора можно вкратце охарактеризовать ситуацию с будущим экспортом нефти из США. А теперь по порядку.

Как сообщают новостные агентства, лидеры Конгресса США достигли соглашения о снятии 40-летнего запрета на экспорт нефти из этой страны. Хотя это событие уже стало поводом для обсуждения будущего экспорта, отметим, что еще остается сделать:1) должна проголосовать Палата Представителей2) должен проголосовать Сенат3) должен подписать Барак Обама.

Как ожидается, голосовать обе палаты Конгресса будут уже на текущей неделе. Решение американского президента пока не представляется очевидным. В целом, Барак Обама не сторонник разрешения на экспорт нефти. Это поддержит добывающие компании (которые, кстати, традиционно завязаны на республиканцев). Но в законопроекте «в комплекте» содержится и решение на продление налоговых вычетов для ветровой и солнечной энергетики, на чем настаивали демократы.

Скажем сразу: существенного влияния на мировой рынок возможный экспорт нефти из США не окажет. Напомним, что между ожидаемым вскоре экспортом газа из США (в виде СПГ) и экспортом нефти есть существенные различия по влиянию на мировой рынок. Если в случае экспорта газа североамериканский континент давно самодостаточен, а потому на рынок будут выбрасываться дополнительные объемы сырья, то в случае нефти все по-другому.

Несмотря на все успехи в сланцевой добыче, в настоящее время США добывают 9 млн баррелей в день, а импортируют – 5 млн баррелей (с учетом импорта и экспорта нефтепродуктов). Поэтому экспорт нефти из США приведет и к росту ее импорта. Возникает закономерный вопрос: зачем вообще все это нужно?

Дело в том, что развитие сланцевой добычи привело к увеличению доли легких сортов нефти на рынке. Такое количество легких компонент оказывается избыточным для структуры потребления нефтепродуктов. Конечно, эту нефть можно было бы перерабатывать в нефтепродукты и продавать на внешние рынки. Экспорт нефтепродуктов разрешен, а США являются крупным их экспортером (2,5 млн баррелей в день). Но дело в том, что американские НПЗ были «заточены» под тяжелые сорта нефти. Переработка тяжелых сортов – дело сложное, нужно проводить крекинг нефти. Покупая на рынке очень дешево тяжелую нефть, и имея в наличие хороший НПЗ, можно неплохо заработать.

Решение напрашивается: продавать «ненужную» легкую нефть, а взамен покупать тяжелую.

Возникает вопрос: почему этого до сих пор не было сделано. Причин несколько.

1. Основные опасения американских политиков были связаны с возможным ростом (пусть небольшим) внутренних цен на бензин. Но цена на бензин является критичным фактором жизни простого американца, поэтому тот политик «по вине» которого это произошло, может потерять часть поддержки избирателей.

2. Одновременно американское Минэнерго изучало, сохранится ли долгосрочно ситуация с избытком легких сортов нефти.

3. Кроме того, велась война двух лобби – нефтедобытчиков, которые хотели бы экспортировать лишнюю легкую нефть, а не сдавать ее по сниженным ценам на местные нефтеперерабатывающие заводы. И самих НПЗ, которых нынешняя ситуация, несмотря на вышесказанное (в контексте завязки НПЗ на тяжелые сорта) полностью устраивает. Пользуясь ситуацией, они могут скупать избытки непопулярных сортов нефть по бросовым ценам. Кроме того, помимо разницы в качестве нефти, остаются и вопросы транспортировки. С началом экспорта американские нефтедобытчики будут в меньшей степени связаны узкими местами внутриамериканской логистики, что также давило на их доходы.

Кажущийся парадокс не должен смущать: что хорошо для Америки, оказывается не очень комфортным для конкретных нефтеперерабатывающих компаний.

Как видно из вышесказанного, воздействие на мировой рынок будет минимальным. В пользу этого говорит и тот факт, что спрэд между американским маркерным сортом WTI и европейским сортом Brent сейчас невелик. Хотя в моменте рынки могут отреагировать и снижением котировок неамериканских сортов.

Кстати, все это было понятно еще летом 2014 года. Напомним, тогда были экспортированы из США первые пробные партии сверхлегкой нефти (т.н. конденсата). Формально это было представлено как экспорт нефтепродуктов (т.к. проведена первичная переработка – простое разделение на компоненты). Но сделать это разрешили лишь нескольким избранным компаниям.

antiliber.blogspot.com

Зачем США экспортируют нефть? | Вестник Кавказа

В годы, предшествовавшие  нефтяному буму, нефтяной экспорт США как таковой почти не существовал. Для этого было две причины. Как отмечает Роберт Рапир в статье Why The U.S. Exports Oil для Forbes, после введения в 1973 году эмбарго ОПЕК, был введен запрет на экспорт нефти как один из пунктов законопроекта об энергоресурсах, направленный на смягчение будущих нефтяных кризисов. Запрет на экспорт нефти ограничивал экспорт нефти из США во все страны, кроме Канады.

Но даже если бы этого запрета не было, нефтяное производство США серьезно сократилось за три десятилетия после 1970 года, хотя потребление нефти в стране росло. Таким образом, с течением времени просто не осталось нефти для экспорта. (Я использую эту формулировку с учетом того, что США являются импортером нефти и нефтепродуктов с 1949 года). По мере роста добычи нефти в США, динамика начала меняться. Благодаря запрету на экспорт нефти,  разница между стоимостью нефти марки West Texas Intermediate  (WTI) и стоимостью нефти марки Brent, торгуемой на международном рынке, исчезла, и WTI начала продаваться со скидкой.

Производители американской нефти вынуждены были продавать свою нефть нефтеперерабатывающим предприятиям США, которые с радостью перерабатывали нефть, купленную со скидкой, а затем экспортировали готовые топливные продукты по полной цене (поскольку запрет не охватывал готовые продукты). Производители нефти требовали прекращения запрета на экспорт, и в конце 2015 года их желание было исполнено - президент Обама подписал закон об общих ассигнованиях на 2016 год. В этом законопроекте о расходах в размере $1,15 трлн содержится положение, в котором говорится о необходимости ”содействовать эффективной разведке, производству, хранению, снабжению, маркетингу, ценообразованию и регулированию энергоресурсов, в том числе ископаемых видов топлива. Ни одно должностное лицо федерального правительства не должно налагать или применять ограничения на экспорт нефти”.

В 2016 году США экспортировали нефть почти в 30 стран. В 2017 году ежемесячный экспорт несколько раз превышал один миллион баррелей в день. Но США все еще импортируют около восьми миллионов баррелей нефти. В результате меня часто спрашивают, зачем мы вообще экспортируем нефть? Все сводится к качеству производимой нефти по сравнению с той нефтью, которую могут переработать американские НПЗ. 

На протяжении многих лет нефть в США становилась все более тяжелой и вязкой (это означает, что в ней содержатся более крупные молекулы углеводородов, а также больше серы). В глобальном масштабе добыча тяжелой нефти увеличилась в  Канаде, Венесуэле и Нигерии. Между тяжелыми, вязкими сортами и легкими сортами, такими как WTI и Brent  сформировался широкий ценовой дифференциал. Поскольку из тяжелой и вязкой нефти можно производить примерно такое же количество готовой продукции, как и из более легких сортов, у нефтепереработчиков есть серьезный финансовый стимул для обработки более дешевой нефти.

Поэтому переработчики в США потратили миллиарды долларов на установку оборудования для каталитического крекинга и гидроузлы, которые необходимы для переработки тяжелых и вязких сортов. После инвестирования всех этих денег в переработку тяжелой нефти, переработка таких легких сортов нефти как Bakken или Eagle Ford на НПЗ, приспособленных для тяжелых сортов, гораздо менее привлекательна, чем переработка тяжелой канадской или венесуэльской нефти.

Нефтеперерабатывающие заводы будут продолжать импортировать нефть, более соответствующую их потребностям, в то время как легкие сорта нефти, добываемые  в США, часто больше подходят для некоторых зарубежных нефтеперерабатывающих заводов. С точки зрения логистики, той же Канаде, например,  проще импортировать американскую нефть на НПЗ Восточного побережья, в то время как они экспортируют свою тяжелую нефть из Альберты на НПЗ США, которые специально оснащены для ее переработки.

vestikavkaza.ru

3 причины – Вести Экономика, 14.01.2015

На фоне низких цен на нефть в США не утихают споры об утверждении строительства трубопровода Keystone XL и отмене запрета на экспорт нефти. Но власти не спешат с этими шагами.

В настоящий момент трубопровод Keystone XL – источник нескончаемого спора в Вашингтоне. Но даже в США далеко не все могут понять, почему так много шума вокруг одного инфраструктурного проекта.

Основы этого спора весьма просты: предполагаемый трубопровод ежедневно будет доставлять 830 тыс. баррелей из Канады, где есть нефтяные пески, в Небраску. Демократы и лично президент Барак Обама пытались похоронить проект, который вызывает много вопросов у экологов, но выгоден для большого бизнеса и, если верить республиканцам, для всей американской экономики.

Сейчас все идет к тому, что трубопровод будет одобрен, и вместе с этим может быть отменен запрет на экспорт сырой нефти, который длился четыре десятилетия. Нефтяная и газовая промышленность наращивала усилия для решения этого вопроса в последние годы, и был постепенный прогресс в диалоге с администрацией Обамы.

Наиболее заметной победой промышленности стало разрешение на экспорт сверхлегкой сырой нефти со стороны Министерства торговли США в июне 2014 г. для нескольких компаний.

Но сейчас давление на властей со стороны бизнеса только растет, а призывы по реформе запрета только усиливаются. После своего решения летом прошлого года ведомство не сделало ничего, кроме неясных анонсов, поэтому промышленность хочет заставить правительство идти дальше.

Только в декабре федеральное правительство уточнило свою позицию. В частности, нефть якобы может быть экспортирована только в случае ее обработки. То есть будет продаваться не сырая нефть, а уже нефтепродукт.

По мнению Белого дома, этого решения должно быть достаточно, для того чтобы компании успокоились, но сами они придерживаются другого мнения.

Их поддерживают некоторые члены Конгресса США. Сенатор Тед Крус сказал, что настаивает на поправке, которая вместе с утверждение проекта Keystone XL отменила бы запрет на экспорт сырой нефти.

Нефтяная и газовая промышленность США потратила по меньшей мере $721 млн на последнем избирательном цикле, чтобы создать дружественный для себя конгресс. Это позволяет объяснить, почему законодательные приоритеты, нужные для промышленности, начали появляться на повестке дня.

Непопулярность отмены у избирателей

Снятие запрета, кажется, непопулярно у избирателей. Согласно последнему опросу жителей США, 71% потенциальных избирателей выступают против отмены запрета.

Основываясь на этих цифрах, даже некоторые союзники нефтяной промышленности в Конгрессе отмечают сложность дальнейшего продвижения нужных инициатив.

Сенатор Лиза Марковски, давно выступающая за снятие запрета, предложила, что лучше обращаться к администрации с просьбой снять запрет, чем к Конгрессу. Такой шаг позволит Конгрессу снять себя вину в случае возможного повышения цен на топливо в стране.

Даже учитывая лобби, законодательный толчок может не быть реализован в краткосрочной перспективе.

Возможное негативное влияние на стоимость нефти

Администрация Обамы постепенно старается изменить запрет на экспорт, но только в собственных интересах. В частности, сейчас ведутся переговоры с Мексикой, которые могут позволить увеличить объемы экспорта нефти из США в Мексику.

Мексика экспортирует тяжелую нефть в США, но просит легкую нефть для своих нефтеперерабатывающих заводов. Если такая сделка будет реализована, это может оказаться важным для рынка.

Больший экспорт означает больший спрос, что приводит к большим объемам бурения. По данным исследования Института Аспена, снятие запрета приведет к увеличению добычи на 1,4-2,1 млн баррелей в сутки к 2020 г. И это может повлиять на цены, что также не очень выгодно для США, поэтому даже такое изменение запрета сейчас вряд ли возможно.

Экологи против

Keystone XL стал символом борьбы между нефтяной промышленностью и защитниками окружающей среды. Они считают, что разработка нефтяных песков в Канаде усиливает глобальное потепление, особенно по сравнению с обычными месторождениями. Аналогичного мнения придерживается ученый NASA Джеймс Хансен.

Отмена запрета экспорта нефти приведет к увеличению бурения, то есть будут создаваться новые скважины, а ущерб окружающей среде будет усиливаться.

Keystone XL стал объединяющим фактором для "зеленых": они поставили для себя четкую цель оказывать давление на президента, который пообещал разобраться с вопросом о глобальном потеплении в связи с проектом. Учитывая, что трубопровод и запрет тесно связаны друг с другом, давление на Обаму сохранится.

www.vestifinance.ru