Историческое событие: Бразилия пустит иностранцев в свои нефтяные “закрома”. Подсолевая нефть бразилии


Бразильская альтернатива сланцевой нефти | Геополитикум

На фоне текущей ситуации с нефтяными ценами интересные новости приходят из Бразилии, где оффшорная добыча из т.н. подсолевых залежей достигла 0,7 млн барр. в сутки силами 34 скважин. С одной стороны, если мыслить сегодняшним днём, это не очень много (чуть меньше 1% мирового спроса). Но в среднесрочной перспективе объёмы добычи здесь планируют увеличивать.

Историю подсолевых залежей логично начать не с 2006 года, когда бразильская компания Petrobras открыла месторождение Тупи (Tupi), а 150 миллионов лет назад, когда Гондвана начала раскалываться на Южную Америку и Африку. Между новыми континентами образовалась впадина, куда начали стекать реки, образовались озёра, и скопилась органика, которая потом и стала нефтью и газом. Затем появился Атлантический океан, и на дне, поверх органики, начали откладываться соли и песок. Так нефть стала «подсолевой».

Второй повод обратить внимание на подсолевую нефть кроется в запасах

Так же, как и со «сланцами», человечество только начинает познавать потенциал новых залежей нефти, поэтому месторождения открываются одно за другим, а извлекаемые запасы растут. На текущий момент речь идёт о внушительном объёме в 50 млрд баррелей только Бразилии, и цифра будет расти. Аналогичные условия для формирования подсолевой нефти были и на западном берегу Африки и в Мексиканском заливе, со временем у человечества «дойдут руки» и до них. К 2020 году Petrobras планирует добывать из подсолевых отложений около 2–2,5 млн барр. в сутки (далее — МБ/д), и большая часть этой нефти пойдёт на экспорт, так как чистый импорт нефти сейчас у Бразилии невелик.

Конечно, и у этой медали есть вторая сторона. Заключается она в том, что подсолевая нефть — довольно дорогое удовольствие. Причина — в её глубоководном залегании. От поверхности океана только до дна целых 2 км, далее идут 3 км морских отложений, и только после них находится герой статьи. На данный момент сложно оценить себестоимость добычи полного цикла, хотя есть официальные заявления о достаточно скромных $50 за баррель. Так или иначе, разработка требует сложных технологий и больших капитальных затрат (более $100 млрд), а окупится всё это очень нескоро, так как процесс добычи только начинается.

Хотелось бы окинуть происходящее и концептуальным взглядом

Подсолевая нефть скопилась в «ловушках», поэтому и относится к «традиционной». Тем не менее, её добыча в Бразилии стала возможна исключительно благодаря современному технологическому прогрессу. Таким образом, стоит опять поднять вопрос перехода нефтегазовой отрасли к новой технологической парадигме. Одной из первых ласточек были «сланцы», когда десятилетия совершенствования технологии гидроразрыва пласта всё-таки превысили необходимый порог эффективности, добыча стала рентабельной и человечеству стали доступны огромные запасы углеводородов. С подсолевой нефтью Бразилии похожая, по сути, ситуация — этот прорыв стал возможен исключительно благодаря прогрессу в информационных технологиях и сейсморазведке — с появлением мощных суперкомпьютеров стала доступной обработка данных 3D-сейсморазведки, что вкупе с новыми технологиями самой сейсмики и позволило обнаружить подсолевую нефть, ранее там просто не удавалось найти значимые запасы. В результате сотни миллиардов новых баррелей послужат человечеству в двигателях внутреннего сгорания.Ещё одно «исключение из правила» или новая парадигма развития отрасли?

Растёт ли себестоимость мировой нефти? Бесспорно. Но и мировая экономика тоже растёт

В итоге получается, что эти процессы уравновешивают друг друга и дорожающая нефть приносит меньше экономических бед, чем кажется на первый взгляд. Если обратиться к историческим данным, то видно, что современные значения расходов на нефть не являются уникальными — дороговато, но совсем не мировой рекорд.

При этом не нужно переоценивать плоды новой парадигмы — сеешь сегодня, а жнёшь аж через 30 лет. США начали решать вопрос «небесконечных» углеводородов в 1980-х и плоды вкушают спустя 35 лет — 25 лет на решение технологических вопросов плюс 10 лет на практическое воплощение. Технологии глубоководного бурения Бразилия тоже развивает не один десяток лет, практическое воплощение ещё сложнее — строительство нефтяных платформ и бурение дело небыстрое. Десятилетие 2005–2015 — это расцвет «сланцев» лишь в масштабе США и Канады, подсолевые углеводороды Бразилии, вероятно, будут расцветать в 2010–2025. США с возможным пиком «сланцев» около 6–7 МБ/д и Бразилия с возможным пиком подсолевой нефти порядка 5 МБ/д на фоне текущих 77 МБ/д мировой добычи смотрятся слабо — понятно, что силами двух стран мировую добычу нефти не перевернуть.

Поэтому стоит сделать два вывода:

1. Пока доля «сланцевой» и подсолевой нефти в мировой добыче совсем небольшая, так как ограничивается тремя странами. Обсуждаемые тенденции приобретут особый вес только с распространением на весь мир. Тем не менее, для нарушения баланса спроса и предложения «сланцевой» нефти оказалось достаточно.

2. Говоря о распространении на другие страны, стоит понимать, что это очень далёкая перспектива, как минимум 2020-е, по комплексу причин, начиная от законодательных и заканчивая тем, что пока хватает нефти «попроще».

Но главное, с приходом новой парадигмы в ближайшие десятки лет человечество не ограничено отсутствием как самой нефти, так и технологиями для её извлечения, встают лишь количественные проблемы — нужно намного больше буровых станков (раза в два и более), нефтяных платформ и т.п.

Одна из распространённых концепций гласит, что время «слонов», то есть гигантских месторождений, подошло к концу, и открываются преимущественно небольшие месторождения, что приближает нас к «пику нефти». Тем не менее, события последнего десятилетия разворачивают эту закономерность — месторождения сланцевой, подсолевой нефти огромны. Развитие науки позволяет расширять границы доступного год за годом, десятилетие за десятилетием. Чем ещё удивит новая парадигма?

Оригинал публикации: http://www.odnako.org/blogs/brazilskaya-alternativa-slancevoy-nefti-o-nachale-aktivnoy-razrabotki-podsolevih-zapasov/

geopolitikym.org

Бразильские страсти: мечты о подсолевой нефти, погребенные под коррупционным скандалом - Нефть - 21 апреля 2015

У берегов Бразилии, под несколькими милями морской воды, камней и соли, залегают огромные запасы нефти, не менее 50 млрд баррелей. Это так называемая подсолевая нефть, которая была открыта здесь совсем недавно, в 2008 году. Теоретически, эти залежи могли бы принести несметные богатства бразильцам но, как это часто бывает здесь, ранний оптимизм уступил место унынию. Всего лишь через восемь лет после обнаружения запасов бразильская способность освоить свое богатство, поднять всю свою экономику стоит под большим вопросом. Государственный нефтяной гигант Petroleo Brasileiro SA идет ко дну под гнетом государственного вмешательства, коррупции и тотальной бесхозяйственности.

Скандал совпал еще и с обрушением мировых цен на нефть, и с ростом национальных волнений, и с крахом национальных надежд. Petrobras воплощал в себе не только мощь нефтяной промышленности Бразилии, но и дух страны, ее потенциал для того, чтобы войти в число основных игроков на мировой энергетической арене.

Непрофессиональное управление

В течение нескольких десятилетий официальная государственная политика по пользованию недрами базировалась на том, чтобы управлять Petrobras с помощью государства, предпринимать ускоренные усилия по разработке нефтяных месторождений. Нефтяные богатства Petrobras использовались в штатах и городах страны, миллиарды долларов уходили на развитие социальных и экономических программ.

Но эта политика сейчас подвергается сомнению как никогда раньше. Расходы на программы, субсидирующие удержание низких цен на бензин, взвил долги Petrobras до рекордных уровней. Назначенные правительством управленцы оказались абсолютно никудышными менеджерами — в стране разразился, пожалуй, крупнейший и самый дорогой в истории Бразилии коррупционный скандал.

«Лучшая характеристика для того, что происходит, - хаос», — говорит Вандре Гимараеш, секретарь управления города Макаэ, который Petrobras использует в качестве базы для своих операций добычи. Нефтяные проекты законсервированы, по крайней мере 3000 рабочих мест были сокращены.

Президент страны Дилма Руссеф пытается минимизировать ущерб нефтяного гиганта, который она развивала и отстаивала. Она перетрясла до основания всё руководство компании, заменив его дружественными себе опытными руководителями.

Но всё не так просто. 135-миллиардный долг компании выше, чем национальная задолженность, например, Дании. Ее потери в результате коррупционного скандала заставляют руководство сокращать инвестиции и выставить активов на 13,7 млрд долларов на продажу — и это на фоне рухнувшей цены на нефть.

Жив пациент или мертв?

Акции Petrobras выросли на 40% за прошлый месяц — это признак того, что выход из тупика виден. Это связано с публикацией финансовых результатов и с гарантией реформирования. Но скандал пока никуда не делся и может стать тормозом деятельности компании на долгие годы вперед. Критики заявляют, что Руссеф делает недостаточно для того, чтобы разрушить связи компании с правительством, которые многие считают главной проблемой Petrobras.

«Нынешняя ситуация — исключительно вина вмешательства властей. Началось это с топливных субсидий политического характера, которые, в свою очередь, привели к коррупционному скандалу», — говорит Педро Залан, консультант, который тридцать лет проработал в Petrobras. — «Если бы не было этого вмешательства, компании не пришлось бы продавать ценные активы сейчас, при низких ценах на нефть, в самое неподходящее для этого время».

Некоторые политики и бизнесмены призывают Дилму Руссеф либерализовать политику и отобрать у Petrobras фактическую монополию над развитием свежеоткрытых нефтяных месторождений, которые раскинулись под континентальным шельфом примерно в 150 милях от бразильских пляжей. Сейчас иностранные нефтяные компании могут принять участие в этих проектах, но только под управлением Petrobras. Также они должны обеспечить ситуацию, в которой порядка 65% оборудования и сервиса закупалось бы на внутреннем рынке Бразилии.

Однако Дилма Руссеф, соглашаясь с тем, что для реформирования Petrobras необходимы «решительные меры», однако по-прежнему не видит необходимости в изменении этих правил. В свою очередь, Petrobras заявляет, что идет на поправку. Новый гендиректор компании, Алдемир Бендайн, очень быстро набирает такое нужное сейчас финансирование. Доходность подсолевых месторождений превзошла собственные прогнозы Petrobras, и компания сейчас производит примерно втрое больше, чем предполагалось в 2010 году. «Подсолевая нефть экономически жизнеспособна даже при нынешних низких ценах», — прокомментировали представители компании ситуацию для агентства Bloomberg. — «Perobras и ее партнеры абсолютно уверены в рентабельности производства».

Juan Pablo Spinetto, Anna Edgerton, для Bloomberg

www.mql5.com

Нефтепроекты на «подсолевом» слое шельфа Бразилии могут вести иностранцы

Бразилиа, 4 мая 2017, 11:47 — REGNUM  Иностранные компании теперь могут участвовать в освоении подсолевого слоя на бразильском шельфе. Дело в том, что в силу вступили поправки к закону, которые снимают обязательства с государственной нефтяной Petrobras быть оператором этих месторождений и открывают путь зарубежным инвесторам. Об этом говорится в сообщении бразильского энергогиганта.

В скором времени должен быть опубликован список предлагаемых участков для работы на подсолевом слое. Потом у Petrobras останется месяц для того, чтобы решить, будет ли компания вести работу на этих участках или откажется от этого.

Это дает Petrobras преимущество перед другими игроками. Бразильская госкомпания сможет решить, будет ли вступать в консорциум с победителем торгов или отказаться от этого. Причем минимальная доля, с которой может вступать в консорциум Petrobras как государственное предприятие, составляет 30%.

Однако в случае если компания не определится с заинтересовавшими ее участками в течение 30 дней, то они будут выставлены на аукцион. Тогда Petrobras будет участвовать в торгах наравне с остальными компаниями.

Как сообщало ИА REGNUM, раньше в отношении Petrobras действовало важное требование — компания обязательно должна была быть оператором проектов на шельфе Бразилии. В то же время возможности зарубежных компаний для участия в торгах на получение лицензии для работы на подсолевом слое были ограничены. Однако в начале октября 2016 года Конгресс страны одобрил законопроект, который отменяет требование об обязательном участие нефтяной госкомпании в разработке шельфа в качестве оператора. То есть путь иностранным компаниям на бразильский шельф был открыт.

Глава Petrobras Педро Паренте заявил позднее, что уже на следующий день после того, как Конгресс одобрил этот законопроект, в посольство Бразилии в Хьюстоне обратились сразу семь нефтегазовых компаний, которые изъявили желание участвовать в проектах по разработке участком на подсолевом слое. Власти страны убедились в том, что такое предложение с их стороны очень интересует международные компании.

Читайте также: Бразильский шельф может уйти в руки международных нефтегазовых компаний

Что так манит инвесторов в эти бразильские проекты? Десять лет назад в подсолевых слоях Бразилии был открыт ряд крупных месторождений углеводородов. Petrobras стал сотрудничать с иностранцами, отрывая здесь новые исследовательские центры. Особо перспективными на шельфе считаются месторождения в подсолевых слоях, в основном в области Лула. Известно, что производительность месторождений углеводородов в подсолевом слое очень велика. На некоторых скважинах она достигает 40−50 тыс. баррелей в сутки.

Однако самому Petrobras не справиться с такими крупными проектами, хотя в декабре 2016 года компания начала добычу нефти и газа на подсолевом месторождении Lapa в бассейне Santos. Для бразильской компании месторождение Lapa — третье по счету, которое компания начала осваивать в бассейне Santos. До этого были месторождений Lula и Sapinhoá.

В настоящее время Petrobras в силу своего финансового положения не может участвовать в разработке месторождений на подсолевом слое в качестве оператора, так как после громкого коррупционного скандала, разразившегося вокруг руководства компании, она пытается погасить все имеющиеся долги. Сейчас происходит реструктуризация активов компании. В рамках реализации этих планов Petrobras ищет покупателей для своих более чем 30 нефтяных проектов стоимостью до $40 млрд. Продолжаются и сокращения сотрудников. Поэтому планируется, что в середине текущего года пройдут торги по четырем участкам в подсолевой зоне на шельфе.

Читайте также: Shell увеличивает финансовые вливания в Бразилию: за пять лет — $10 млрд

Petrobras и Statoil завершили сделку: Норвегия — оператор части «Каркара»

Читайте ранее в этом сюжете: Petrobras всеми силами пытается найти деньги на погашение долгов

Читайте развитие сюжета: Petrobras решила избавиться от своих крупных активов в США и Африке

regnum.ru

О начале активной разработки подсолевых запасов :: Бензин и горюче-смазочные материалы.

О начале активной разработки подсолевых запасов

На фоне текущей ситуации с нефтяными ценами интересные новости приходят из Бразилии, где оффшорная добыча из т.н. подсолевых залежей достигла 0,7 млн барр. в сутки силами 34 скважин. С одной стороны, если мыслить сегодняшним днём, это не очень много (чуть меньше 1% мирового спроса). Но в среднесрочной перспективе объёмы добычи здесь планируют увеличивать.

Историю подсолевых залежей логично начать не с 2006 года, когда бразильская компания Petrobras открыла месторождение Тупи (Tupi), а 150 миллионов лет назад, когда Гондвана начала раскалываться на Южную Америку и Африку. Между новыми континентами образовалась впадина, куда начали стекать реки, образовались озёра, и скопилась органика, которая потом и стала нефтью и газом. Затем появился Атлантический океан, и на дне, поверх органики, начали откладываться соли и песок. Так нефть стала «подсолевой».

Второй повод обратить внимание на подсолевую нефть кроется в запасах. Так же, как и со «сланцами», человечество только начинает познавать потенциал новых залежей нефти, поэтому месторождения открываются одно за другим, а извлекаемые запасы растут. На текущий момент речь идёт о внушительном объёме в 50 млрд баррелей только Бразилии, и цифра будет расти. Аналогичные условия для формирования подсолевой нефти были и на западном берегу Африки и в Мексиканском заливе, со временем у человечества «дойдут руки» и до них. К 2020 году Petrobras планирует добывать из подсолевых отложений около 2–2,5 млн барр. в сутки (далее — МБ/д), и большая часть этой нефти пойдёт на экспорт, так как чистый импорт нефти сейчас у Бразилии невелик.

Конечно, и у этой медали есть вторая сторона. Заключается она в том, что подсолевая нефть — довольно дорогое удовольствие. Причина — в её глубоководном залегании. От поверхности океана только до дна целых 2 км, далее идут 3 км морских отложений, и только после них находится герой статьи. На данный момент сложно оценить себестоимость добычи полного цикла, хотя есть официальные заявления о достаточно скромных $50 за баррель. Так или иначе, разработка требует сложных технологий и больших капитальных затрат (более $100 млрд), а окупится всё это очень нескоро, так как процесс добычи только начинается.

Ещё одно «исключение из правила» или новая парадигма развития отрасли?Хотелось бы окинуть происходящее и концептуальным взглядом. Подсолевая нефть скопилась в «ловушках», поэтому и относится к «традиционной». Тем не менее, добыча стала возможна исключительно благодаря современному технологическому прогрессу. Таким образом, стоит опять поднять вопрос перехода нефтегазовой отрасли к новой технологической парадигме. Одной из первых ласточек были «сланцы», когда десятилетия совершенствования технологии гидроразрыва пласта всё-таки превысили необходимый порог эффективности, добыча стала рентабельной и человечеству стали доступны огромные запасы углеводородов. С подсолевой нефтью Бразилии похожая, по сути, ситуация — этот прорыв стал возможен исключительно благодаря прогрессу в информационных технологиях и сейсморазведке — с появлением мощных суперкомпьютеров стала доступной обработка данных 3D-сейсморазведки, что вкупе с новыми технологиями самой сейсмики и позволило обнаружить подсолевую нефть, ранее там просто не удавалось найти значимые запасы. В результате сотни миллиардов новых баррелей послужат человечеству в двигателях внутреннего сгорания.

Растёт ли себестоимость мировой нефти? Бесспорно. Но и мировая экономика тоже растёт. В итоге получается, что эти процессы уравновешивают друг друга и дорожающая нефть приносит меньше экономических бед, чем кажется на первый взгляд. Если обратиться к историческим данным, то видно, что современные значения расходов на нефть не являются уникальными — дороговато, но совсем не мировой рекорд.

 

При этом не нужно переоценивать плоды новой парадигмы — сеешь сегодня, а жнёшь аж через 30 лет. США начали решать вопрос «небесконечных» углеводородов в 1980-х и плоды вкушают спустя 35 лет — 25 лет на решение технологических вопросов плюс 10 лет на практическое воплощение. Технологии глубоководного бурения Бразилия тоже развивает не один десяток лет, практическое воплощение ещё сложнее — строительство нефтяных платформ и бурение дело небыстрое. Десятилетие 2005–2015 — это расцвет «сланцев» лишь в масштабе США и Канады, подсолевые углеводороды Бразилии, вероятно, будут расцветать в 2010–2025. США с возможным пиком «сланцев» около 6–7 МБ/д и Бразилия с возможным пиком подсолевой нефти порядка 5 МБ/д на фоне текущих 77 МБ/д мировой добычи смотрятся слабо — понятно, что силами двух стран мировую добычу нефти не перевернуть. Поэтому стоит сделать два вывода:

1. Пока доля «сланцевой» и подсолевой нефти в мировой добыче совсем небольшая, так как ограничивается тремя странами. Обсуждаемые тенденции приобретут особый вес только с распространением на весь мир. Тем не менее, для нарушения баланса спроса и предложения «сланцевой» нефти оказалось достаточно.2. Говоря о распространении на другие страны, стоит понимать, что это очень далёкая перспектива, как минимум 2020-е, по комплексу причин, начиная от законодательных и заканчивая тем, что пока хватает нефти «попроще».

Но главное, с приходом новой парадигмы в ближайшие десятки лет человечество не ограничено отсутствием как самой нефти, так и технологиями для её извлечения, встают лишь количественные проблемы — нужно намного больше буровых станков (раза в два и более), нефтяных платформ и т.п.

Одна из распространённых концепций гласит, что время «слонов», то есть гигантских месторождений, подошло к концу, и открываются преимущественно небольшие месторождения, что приближает нас к «пику нефти». Тем не менее, события последнего десятилетия разворачивают эту закономерность — месторождения сланцевой, подсолевой нефти огромны. Развитие науки позволяет расширять границы доступного год за годом, десятилетие за десятилетием. Чем ещё удивит новая парадигма?

www.benzol.ru

Нефтяной сектор Бразилии возвращается на рынок

Спустя четыре года после проведения первого аукциона на подсолевые участки в 2013 году у бразильцев снова появился шанс выйти на рынок. В ходе второго и третьего раундов торгов страна привлекла 6,15 млрд. реалов (или $1,88 млрд). Это свидетельствует о том, что страна все еще может привлекать иностранных инвесторов.

 

В ноябре 2007 года государственная нефтяная компания Petrobras обнаружила масштабные запасы нефти в подсолевом слое земли, у берегов Сан-Пауло и Рио. Эти ресурсы находятся на глубине около 4 км под слоями соли, песка и камня. На тот момент данное открытие казалось поворотным моментом для Бразилии, так как страна потенциально могла превратиться к крупнейшего производителя нефти. 

 

Десять лет спустя инвестиции и развитие подсолевых месторождений все еще находятся на начальной стадии. Однако, недавние аукционы 8-ми подсолевых залежей, которые содержат приблизительно 12 млрд. баррелей нефти , доказывают, что страна движется в правильном направлении. Первый аукцион, на месторождение в районе Либра, состоялся в октябре 2013 г. Это произошло в рамках старой модели аукциона, которая по закону предусматривает, что Petrobras становится единственным оператором месторождения и получает долю минимум 30% в проекте. По итогам аукциона доля Petrobras составила 40%, по 20% досталось Total SA и Roya Dutch Shell, по 10% – китайским China National Petroleum Corp и CNOOC. Консорциум обязан был заплатить комиссию правительству Бразилии в размере $6,8 млрд., а также 41,65% добываемых углеводородов.

 

Новые правила аукционов

Из-за значительных реформ в энергетике аукционы 2017 года оказались более благоприятными и открытыми для иностранных инвестиций, чем предыдущие аукционы. Согласно новым правилам: 1) от Petrobras не требуется выступать в качестве единственного оператора проектов по разработке подсолевых шельфовых месторождений; 2) пересмотр требований по локализации производства; и 3) улучшение Repetro (Специальный таможенный режим, применимый к экспорту и импорту товаров, используемых при разведке и бурении запасов нефти и газа). Эти рыночные регулирующие изменения в конечном итоге привели к росту международного интереса к подсолевым месторождениям Бразилии.

 

В настоящее время существует два конкурирующих взгляда на то, как лучше всего структурировать нефтяные контракты с иностранными корпорациями, чтобы максимизировать прибыль для Бразилии. В соответствии с концессионной моделью, компания, предлагающая самую высокую комиссию, получает контракт. В рамках модели разделения производства, контракт заключается с той компанией, которая предлагает самый высокий процент прибыли для правительства.

 

В целом иностранные компании предпочитают модель концессии, рассматривая ее как наиболее прозрачную. Поэтому Родриго Майя, спикер палаты представителей, заявил, что планирует организовать полный обзор нынешнего режима разделения производства, поскольку он считает, что режим концессии принесет правительству больше доходов.

 

Пока неясно, какая модель принесет бразильскому правительству больше доходов. Хотя первоначальная выплата по модели концессий выше, чем при совместном производстве, предстоящие выплаты правительству в обоих случаях сильно зависят от будущей добычи нефти, цен и потребления.

 

Подсолевые аукционы

Аукцион 27 октября был отложен из-за судебного запрета федерального судьи, который утверждал, что аукцион может привести к убыткам. Однако сторонники, такие как министр энергетики Фернандо Коэльо , заявили, что это был «огромный успех» после завершения.

 

Национальное агентство нефти, природного газа и биотоплива Бразилии (ANP) предложило восемь подсолевых блоков в бассейнах Кампос и Сантос. От продажи контрактов правительство получило 6,15 млрд реалов (или $1,9 млрд.), что на 20% меньше ожидаемых 7,75 млрд реалов. Два из восьми доступных блоков остались без заявок. Одиннадцать компаний из девяти стран выиграли контракты, в то время как Petrobras и Shell выиграли три из шести в составе консорциумов. Китай в составе консорциума представлен тремя компаниями. Количество иностранных компаний на аукционе удивило многих аналитиков, учитывая текущие низкие цены на нефть. Это свидетельствует о привлекательности и рентабельности подсолевых шельфовых месторождений даже при текущих ценах на нефть.

 

Согласно данным последнего отчетного периода Petroleo Brasiliero SA, стоимость добычи из подсолевых скважин составляет всего $8 за баррель. Таким образом, учитывая размер запасов Бразилии, страна может существенно нарастить уровень добычи как за счет Petrobras, так и своих иностранных партнеров.

 

В соответствии с текущей моделью разделения производства существует фиксированная комиссия для каждого блока. При этом, контракт присуждается тем, кто предлагает самый высокий процент прибыли. Процент прибыли практически в 3 раза превысил минимальные требования. Аукцион оказался успешным не только из-за потенциальных высоких доходов, но и из-за уровня привлеченных иностранных инвестиций.

 

ANP прогнозирует, что восемь блоков потребуют инвестиций в размере $36 млрд. и принесу правительству доход, равный $130 млрд. Это позволит нивелировать бюджетным проблемы и приведет к созданию рабочих мест для местного населения.

 

Успех в области регулирования

В настоящее время Бразилия производит 2,6 миллиона баррелей нефти в день и стремится к почти удвоить добычу до 5 миллионов к 2027 году.

 

Таким образом, латиноамериканская страна может выйти в четверку крупнейших в мире производителей нефти. ANP ожидает, что все скважины, предлагаемые на этих аукционах, должны войти в стадию производства в течение 5-7 лет с даты аукциона и что блоки, которые не получили заявок, будут проданы с аукциона при следующей возможности.

 

В настоящее время иностранные фирмы отвечают за 21% от общего объема добычи нефти и сжиженного природного газа (СПГ) в Бразилии, и их участие, как ожидается, возрастет до 30% за 10 лет. Несмотря на это, значительная роль Petrobras на аукционе свидетельствует о том, что он вряд ли потеряет свое господство в нефтяном секторе Бразилии. Тем не менее, аукцион показал, что нормативные изменения были хорошо восприняты рынком, и что иностранные фирмы снова готовы инвестировать в Бразилию.

finopedia.ru

Бразильская альтернатива сланцевой нефти. О начале активной разработки подсолевых запасов

В предыдущей статье было показано влияние новых технологий в сейсмике на нефтегазодобычу. Стоит взглянуть и на конкретную практику: применение широкополосной сейсмики позволило найти нефть там, где традиционная сейсмика не могла. Встречайте - бразильская подсолевая! Статья опубликована в журнале "Однако".

          На фоне текущей ситуации с нефтяными ценами интересные новости приходят из Бразилии, где оффшорная добыча из т.н. подсолевых залежей достигла 0,7 млн барр. в сутки силами 34 скважин. С одной стороны, если мыслить сегодняшним днём, это не очень много (чуть меньше 1% мирового спроса). Но в среднесрочной перспективе объёмы добычи здесь планируют увеличивать.

Историю подсолевых залежей логично начать не с 2006 года, когда бразильская компания Petrobras открыла месторождение Тупи (Tupi), а 150 миллионов лет назад, когда Гондвана начала раскалываться на Южную Америку и Африку. Между новыми континентами образовалась впадина, куда начали стекать реки, образовались озёра, и скопилась органика, которая потом и стала нефтью и газом. Затем появился Атлантический океан, и на дне, поверх органики, начали откладываться соли и песок. Так нефть стала «подсолевой».

Второй повод обратить внимание на подсолевую нефть кроется в запасах. Так же, как и со «сланцами», человечество только начинает познавать потенциал новых залежей нефти, поэтому месторождения открываются одно за другим, а извлекаемые запасы растут. На текущий момент речь идёт о внушительном объёме в 50 млрд баррелей только Бразилии, и цифра будет расти. Аналогичные условия для формирования подсолевой нефти были и на западном берегу Африки и в Мексиканском заливе, со временем у человечества «дойдут руки» и до них. К 2020 году Petrobras планирует добывать из подсолевых отложений около 2–2,5 млн барр. в сутки (далее — МБ/д), и большая часть этой нефти пойдёт на экспорт, так как чистый импорт нефти сейчас у Бразилии невелик.

Конечно, и у этой медали есть вторая сторона. Заключается она в том, что подсолевая нефть — довольно дорогое удовольствие. Причина — в её глубоководном залегании. От поверхности океана только до дна целых 2 км, далее идут 3 км морских отложений, и только после них находится герой статьи. На данный момент сложно оценить себестоимость добычи полного цикла, хотя есть официальные заявления о достаточно скромных $50 за баррель. Так или иначе, разработка требует сложных технологий и больших капитальных затрат (более $100 млрд), а окупится всё это очень нескоро, так как процесс добычи только начинается.

Хотелось бы окинуть происходящее и концептуальным взглядом. Подсолевая нефть скопилась в «ловушках», поэтому и относится к «традиционной». Тем не менее, её добыча в Бразилии стала возможна исключительно благодаря современному технологическому прогрессу. Таким образом, стоит опять поднять вопрос перехода нефтегазовой отрасли к новой технологической парадигме. Одной из первых ласточек были «сланцы», когда десятилетия совершенствования технологии гидроразрыва пласта всё-таки превысили необходимый порог эффективности, добыча стала рентабельной и человечеству стали доступны огромные запасы углеводородов. С подсолевой нефтью Бразилии похожая, по сути, ситуация — этот прорыв стал возможен исключительно благодаря прогрессу в информационных технологиях и сейсморазведке — с появлением мощных суперкомпьютеров стала доступной обработка данных 3D-сейсморазведки, что вкупе с новыми технологиями самой сейсмики и позволило обнаружить подсолевую нефть, ранее там просто не удавалось найти значимые запасы. В результате сотни миллиардов новых баррелей послужат человечеству в двигателях внутреннего сгорания.Ещё одно «исключение из правила» или новая парадигма развития отрасли?

Растёт ли себестоимость мировой нефти? Бесспорно. Но и мировая экономика тоже растёт. В итоге получается, что эти процессы уравновешивают друг друга и дорожающая нефть приносит меньше экономических бед, чем кажется на первый взгляд. Если обратиться к историческим данным, то видно, что современные значения расходов на нефть не являются уникальными — дороговато, но совсем не мировой рекорд.

При этом не нужно переоценивать плоды новой парадигмы — сеешь сегодня, а жнёшь аж через 30 лет. США начали решать вопрос «небесконечных» углеводородов в 1980-х и плоды вкушают спустя 35 лет — 25 лет на решение технологических вопросов плюс 10 лет на практическое воплощение. Технологии глубоководного бурения Бразилия тоже развивает не один десяток лет, практическое воплощение ещё сложнее — строительство нефтяных платформ и бурение дело небыстрое. Десятилетие 2005–2015 — это расцвет «сланцев» лишь в масштабе США и Канады, подсолевые углеводороды Бразилии, вероятно, будут расцветать в 2010–2025. США с возможным пиком «сланцев» около 6–7 МБ/д и Бразилия с возможным пиком подсолевой нефти порядка 5 МБ/д на фоне текущих 77 МБ/д мировой добычи смотрятся слабо — понятно, что силами двух стран мировую добычу нефти не перевернуть. Поэтому стоит сделать два вывода:

1. Пока доля «сланцевой» и подсолевой нефти в мировой добыче совсем небольшая, так как ограничивается тремя странами. Обсуждаемые тенденции приобретут особый вес только с распространением на весь мир. Тем не менее, для нарушения баланса спроса и предложения «сланцевой» нефти оказалось достаточно.

2. Говоря о распространении на другие страны, стоит понимать, что это очень далёкая перспектива, как минимум 2020-е, по комплексу причин, начиная от законодательных и заканчивая тем, что пока хватает нефти «попроще».

Но главное, с приходом новой парадигмы в ближайшие десятки лет человечество не ограничено отсутствием как самой нефти, так и технологиями для её извлечения, встают лишь количественные проблемы — нужно намного больше буровых станков (раза в два и более), нефтяных платформ и т.п.

Одна из распространённых концепций гласит, что время «слонов», то есть гигантских месторождений, подошло к концу, и открываются преимущественно небольшие месторождения, что приближает нас к «пику нефти». Тем не менее, события последнего десятилетия разворачивают эту закономерность — месторождения сланцевой, подсолевой нефти огромны. Развитие науки позволяет расширять границы доступного год за годом, десятилетие за десятилетием. Чем ещё удивит новая парадигма?

Источник: http://www.odnako.org/blogs/brazilskaya-alternativa-slancevoy-nefti-o-nachale-aktivnoy-razrabotki-podsolevih-zapasov/

redalertforever.livejournal.com

Бразилия пустит иностранцев в свои нефтяные "закрома"

Бразилия совершила исторический шаг, сопоставимый по значимости с прошлогодней мексиканской денационализацией нефтяной промышленности. Нижняя палата парламента страны одобрила законопроект, который открывает зарубежным инвесторам доступ в святая святых нефтегазовых “закромов” Бразилии – к шельфовым подсолевым месторождениям.

Ранее этот законопроект уже утвердила верхняя палата бразильского конгресса, отмечает Bloomberg. Теперь его должен подписать президент страны Мишель Темер, и закон вступит в силу. Нельзя сказать, что одобрение в парламенте прошло, как по маслу: обсуждение было весьма бурным, и на следующей неделе нижней палате еще предстоит рассмотреть несколько поправок.

Но главное дело сделано. Теперь нефтедобытчикам, получая лицензии на блоки шельфа в подсолевой зоне, не нужно будет каждый раз добровольно-принудительно брать в партнеры национальную Petroleo Brasileiro, причем обязательно в качестве оператора проекта. Правда, у Petrobras осталось право первенства в выборе лицензионных участков.

Однако вряд ли компания будет им злоупотреблять в ее нынешнем финансовом положении. Тем более, что глава Petrobras Педру Паренте сам был ярым сторонником нового закона. Он не раз говорил, что госкомпания просто не в состоянии осваивать подсолевые залежи самостоятельно, и более того, уже не может быть оператором на всех новых скважинах, поскольку у нее нет для этого ресурсов.

Потому-то Бразилии и пришлось смягчить свою политику в нефтегазовой сфере. Когда в 2007 года Petrobras объявила об открытии крупнейших запасов нефти в подсолевой зоне, власти остановили все тендеры. А затем парламент принял жесткий закон, дающий госкомпании практически исключительное право на разработку этих месторождений.

Ведь, согласно прогнозам, к 2020 году около 65% нефтедобычи Бразилии будут обеспечивать именно подсолевые залежи углеводородов. В этих слоях, по данным нефтеразведки, находится до 11,6 млрд баррелей извлекаемых запасов.

Но в 2014 год наступил ценовой кризис, и Petrobras внезапно обнаружила, что она – колосс на глиняных ногах. У нее самый высокий уровень задолженности во всей мировой индустрии, и у компании просто нет средств, чтобы добывать нефть из чрезвычайно сложных в разработке подсолевых слоев. В результате пришлось поменять правила игры.

К середине будущего года Бразилия выставит на продажу четыре нефтегазоносных участка из своего «неприкосновенного запаса». Один из выставляемых на торги блоков будет прилегать к месторождению Carcara, чьи запасы, по предварительным оценкам, составляют около 8 млрд баррелей нефти. Также на торгах будут проданы участки, прилегающие к месторождению Tartaruga, промысел Sapinhoa и блок Gato do Mato. :///

 

teknoblog.ru